Воскресенье, 19.11.2017, 17:02
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяМахаббат - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Махаббат (by altyn_girl)
Махаббат
AlizДата: Воскресенье, 04.04.2010, 17:04 | Сообщение # 1

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Махаббат
by altyn_girl


 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:31 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Название:Махаббат или Mohabbat( что в переводе с казахского означает Любовь)
Автор:altyn_girl(Раушан)
Жанр:роменс.
Пайринг: Марисса-Пабло, Мия-Мануель, Флоренс-(Алекс, а вообще-то узнаете...)!
Бета:нет(соответственно, НЕ РЕДАКТИРОВАН!!!)
Предупреждения:насколько помню нет таковых
Саммари:что бывает, когда одна "половинка" не доверяет другой, да еще и шпионит за ней, через окно...
Пожелания автора: после прочтения не забудьте прокомментировать пожалуйста, Рау будет приятно! cool
Мнение: я зачитываюсь ее произведениями взахлеб, у нее явно талант, побольше бы таких писателей было...Ах...мечты...мечты wink


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.


Сообщение отредактировал Surma - Вторник, 06.04.2010, 03:10
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:35 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
ПРОЛОГ
«О, куст цветов с таящейся змеей!
Дракон в обворожительном обличье
Исчадье ада с ангельским лицом!
Ничтожество с чертами божества!
Пустая видимость! Противоречье!
Святой и негодяй в одной плоти…»

Мия Калуччи-Агирре взирала на бледное, но такое красивое лицо Пабло Бустаманте. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего, иначе говоря, он был в ярости. На скулах играли желваки, твердые тонкие губы сжались в тонкую линию. А его льдисто-голубые сверкали от нетерпения и переполнявших его чувств. Каких именно, Мия не могла определить, потому что Пабло прекрасно справлялся с собой и держал себя в руках. Он стоял посреди гостиной особняка Агирре, широко расставив ноги, без пиджака и без бабочки. Распахнутый ворот белоснежной шелковой рубашки говорил о том, что ему уже на все наплевать.
Да, ему действительно на все наплевать. Особенно сейчас, когда над ним потешается весь город. Какой надо быть дрянью, чтобы бросить меня? – злобно подумал он. – Я готов был положить весь мир у её ног, а она плюнула мне в душу.
- Давай покончим с этим, - холодно бросил Пабло. – Где она?
Мия приподняла аккуратно выщипанную бровь и спросила:
- Кто?
Услышав её ответ, Пабло презрительно усмехнулся и отпил янтарной жидкости из стакана, который ранее предложила ему Мия. Виски обожгло все внутри, но он уже привык к боли, особенно душевной. Внешне он оставался холодным, внутри, в его сердце затаилась большая боль.
- Не ломай тут комедию, ладно? Позови её сюда!
- Кого позвать?
- Марису!!! Черт тебя дери!!! – не выдержал он, а потом, понизив голос, добавил, - Мия, я очень тебя прошу…
Девушка с жалостью смотрела на него. Наверное, никто так не страдал, как ты, - подумала она. – Сначала отец в детстве и в юности, теперь это. Не знаю, чем ты заслужил подобную участь, но я обязательно докопаюсь до истины.
Она твердо решила, что обо все расспросить Марису. Когда спровадит Пабло. Но, кажется, сделать последнее будет не так уж и просто. Похоже, он не верит не единому её слову. Что делать? Как выкрутиться. Мариса умоляла Мию не пускать к ней Пабло…

А начиналось все не так уж и плохо. На дворе стоял теплый апрельский денек. Ярко светило солнышко. Все, как в сказке. Без проблем, трагедий и прочих человеческих напастей.
Именно в этот светлый день Пабло Бустаманте сын Серхио и Моры Бустаманте попросил руки Марисы Пиа Андраде, дочери Сони Рэй-Калуччи и Мартина Андраде. Это была настоящая любовь. Еще со школьной скамьи, когда Мариса Пиа впервые появилась в закрытом элитном колледже, где учились снобы, которых она на дух не переносила. Там же она познакомилась и с красавцем-блондином Пабло Бустаманте. Естественно, он ей не понравился. Еще бы, ведь он был снобом, причем с большой буквы, а еще папенькиным сыночком. Два в одном показались её перебором, и она возненавидела его. А если выражаться точнее, она вбила себе в голову, что ненавидит белокурого красавчика. Подобное претерпел и наш дорогой Паблитто. Однако оба четырнадцатилетних подростка даже не подозревали, что самая настоящая любовь зародилась в их мятежных сердцах. Сначала небольшой огонек, а потом со временем всепоглощающее пламя любви. Ведь не даром говорят, что любовь, зародившаяся еще на школьной скамье, самая прочная и долговечная.
- Ты дура, Спиритто!
- Сам дурак, Бустаманте!
Подобные слова и даже покрепче ежедневно слышали их одноклассники. По началу их это забавляло, а потом стало раздражать.
Потом ребят стала связывать группа, которую они создали с Мией Калуччи и Мануэлем Агирре.
Взгляды, песни, совместные выступления, поцелуи сделали свое дело. Мариса и Пабло стали более терпимее друг к другу. Иногда заключала перемирие, вот только не долго оно длилось.
- Мариса, по-моему, ты сама не знаешь, чего хочешь, - скептически говорил Мануэль. – Может хватить пудрить мозги Пабло?
- Я знаю, чего хочу! – отвечала она. – А Бустаманте буду донимать до тех пор, пока вся дурь не вылезет из его тупой башки!!!
- Это у меня тупая башка? – возмущался Пабло. – Да ты на себя смотрела???
- Смотрела, - соглашалась она, - и я очень довольна результатом.
- О, боже, - в тихом ужасе шептал он, - с кем я связался…
А Мануэлю лишь оставалось наблюдать за их действиями и тихо посмеиваться в сторонке. Ей богу дети, - думал он.
- Не надоело еще? Может, обо всем скажешь Марисе? – как-то спросил Ману у Пабло.
- Что люблю её??? Да она мне потом в лицо посмеется и опять начнет обзываться, как ребенок, - отвечал блондин. – Я лучше буду молчать до тех пор, пока она не вырастет и не поймет сама.
- кажется, это тебе надо подрасти, - усмехался мексиканец.
- ну, знаешь, я уверен в своих чувствах. А Мариса все еще пребывает в прекрасном мире детства. Ей невдомек, что такое любовь с первого взгляда…
- С первого? – жутко удивлялся брюнет. – Да ну нафиг, ни за что не поверю!
- И все же это суровая правда, - мрачно отвечал другу Пабло. – Все! Я больше не хочу говорить на эту тему!
Мануэль лишь пожимал плечами. Мол, как скажешь, но все равно рано или поздно ты еще вернешься к этой теме. Больше они об этом не говорили, потому что Пабло всегда старательно обходил больную тему. Он заметно охладел к девушке и общался с ней только тогда, когда была необходимость. Мариса это естественно заметила, но вида не показала. Ее немного озадачили действия и поступки Пабло. Он стал равнодушным ко всему, что она вытворяла, пытаясь ненароком привлечь его внимание и вызвать вспышки гнева. А потом это злополучное пари, о котором блондин уже успел ни раз пожалеть. Тогда девушка разочаровалась в нем и поклялась, что больше никогда не попадется на его уловки, на которых он, кстати, большой мастер. Опыт у него был богатый, наверное, даже стоило поучиться у него. Фамильные черты Бустаманте еще ни раз не подводили. Обаяние – считалось его главным козырем в обольщении прекрасного пола. Пабло мог получить любую девушку в колледже и за его пределами. Но мечтал только об одной, которую потерял по своей ошибке.
Тогда он очень больно ранил её. И все из-за глупой самоуверенности и повадкам неотразимого латиноамериканского мачо.
Но дни, недели, месяцы делали свое, и постепенно гнусный поступок Пабло стал забываться. Не забывала только Мариса, да и блондин, вспоминая то пари, клял себя, на чем свет стоит. Этот поступок стал для него главным позором и подлостью жизни. Он искренне просил у девушки прощения, но все было тщетно, потому что горечь обиды еще давала о себе знать. Порой Марисе даже было жаль себя. Она не сумела устоять перед ним и сразу же попалась, не сумела уловить некоторую фальшь в его речах и действиях. А для Пабло поначалу это было игрой, а потом он понял, что безумно влюблен в девушку, которую привык ненавидеть. Как говорится: «Любовь зла – полюбишь и …» Но в данном случае никто из них не подозревал, что их неприязнь друг к другу обернется чувством, которого они больше всего боялись.
Так закончился очередной год обучения, закончилась чья-то неприятная история. Все течет, все изменяется, но их чувства не притупились. Наоборот они с каждым днем крепли. Ребята повзрослели, изменились, стали трезво смотреть на жизнь. Пабло получил прощения Марисы, но лучше ему от этого не стало. Он умирал от желания прикоснуться к ней, почувствовать её запах, целовать в любимые губы, обнимать её. Знать, что она рядом и никогда не покинет его. Я люблю тебя, - шептал он, лежа в темноте на своей кровати.
А Мариса тем временем не спала у себя и думала, почему ей так не везет. Она все пыталась вспомнить лицо своего парня Хавьера, но вместо темноглазого брюнета, она видела голубоглазого блондина со светлой улыбкой. Наверное, это одержимость, - раздраженно вздыхая, думала она. – Забудь о Бустаманте. Он подлый лжец и тебе лучше не связываться с ним! Так что успокойся и сопи в две дырки! Хавьер… Хавьер… Хавьер Аланис твой парень…

- Мариса, я сомневаюсь, что ты готова услышать то, что я хочу тебе сказать, поэтому лучше уйди…
- нет, я готова, Пабло! – убежденно произнесла она. – Я хочу знать…
- Эти слова я говорил тебе много раз, и все было чистой правдой, - прошептал он, - Мариса, я люблю тебя. Ты мне веришь?
Она долго смотрела в его голубые бездонные глаза. Спрашивала себя…
- я верю, но я боюсь, что буду снова из-за тебя страдать, - шептала она.
Так в раздумьях и тайных мечтах прошло еще несколько месяцев. Мариса стала замечать фальшь со стороны своего парня. Пожалуй, все в колледже знали, что Мариса Пиа ненавидит, когда ей лгут. Больше всего на свете Хавьер боялся, что она или кто еще, а именно Пабло, могли его разоблачить. Между ним и младшим Бустаманте всегда существовало соперничество. Они вели тайную борьбу за сердце Марисы Пиа.
Удачный концерт, слегка омраченный появлением Серхио Бустаманте, арест Пабло, ночь в грязной камере – все сменялось очень быстро. Мариса, наконец, поняла, что равнодушна к Аланису и влюблена в Пабло. Или сейчас или никогда, - думала она. – Лучше жалеть о случившемся, чем о не случившемся, - как-то сказала она своей подруге Лухан Линарес.
- Она не приз, Хавьер! Поэтому лучше смирись с поражением, - говорил Пабло.
- Я не дам вам покоя, - угрожающе цедил Хавьер. – Ты еще пожалеешь об этом…
Его слова ужасным проклятьем повисли в воздухе. Пабло, презрительно ухмыляясь, проводил взглядом кипящего от ненависти сводного брата. И внезапно подумал, что стоит всерьез опасаться Хавьера. Он может сделать все, что угодно. Все, что подскажет ему нездоровое воображение и извращенная фантазия.

Но, в конце концов, Марисита и Паблито остались вместе. Потому что настоящая любовь воистину творит чудеса…

С тех пор прошло семь лет. Пабло и Мариса решили пожениться и первым рассказали об этом своим близким друзьям Мие и Мануэлю Агирре.
- Мия, Мануэль! У меня для вас хорошая новость! – радостно произнес Пабло, возбужденно сверкая глазами.
- Вы друг друга не поубивали, - иронично протянула Мия. – Значительный прогресс.
- Да нет же, - отмахнулся Пабло. – МЫ собираемся пожениться!!! Ману, она согласилась, понимаешь??? Согласилась!!!
Пабло ликующе рассмеялся и крепко поцеловал Марису. Мануэль и Мия улыбнулись и стали подкалывать счастливую парочку.
- Да? И на сколько вас хватит? – спросил смуглый мексиканец. – Помнится, ты говорил, что Мариса сущее бедствие…
Его жена и её сестра укоризненно посмотрели на него, и брюнет поспешно прикусил язык.
- Я беру свои слова назад, - пробормотал Бустаманте, отчаянно краснея.
- Мануэль, еще слово и ты пожалеешь, - шутливо пригрозила пальцем Мариса. – Я согласилась выйти за Пабло, потому что люблю его.
- Я тоже люблю тебя, - прошептал блондин, заглядывая ей в глаза.
- Ой, ну ладно вам голубиться, - ворчливо произнесла Мия, широко улыбаясь. – Пойдемте лучше отпразднуем!
Свадьба должна была состояться через два месяца после официальной помолвки. Мариса совершала набеги вместе с Мией на бутики Буэнос-Айрес. А Пабло тем временем жаловался Мануэлю, что до свадьбы слишком большой срок.
- Ману, я так больше не могу! – возмущался он. – Почему мне приходится ждать каких-то два паршивых месяца, если я готов жениться на ней прямо сейчас???
- Э, потише! – прикрикнул Мануэль на друга, когда тот слишком сильно ударил баскетбольным мячом по щиту. – Я не понял, ты чего-то боишься?
Пабло схватил мяч и снова забросил в кольцо. Мяч упал на асфальтовую площадку, ударился и отлетел куда-то в кусты сада. Он поморщился.
- Да, боюсь, - признался блондин. – Боюсь, что Мариса передумает и не захочет выходить за меня…
Мануэль отмахнулся и принял мяч с рук садовника. Он вернулся на площадку и прицелился.
- Не говори глупостей! – посоветовал он. – Мариса очень тебя любит и никогда не бросит.
- думаешь? – с надеждой спросил он.
- я знаю, - усмехнулся друг и кинул мяч.
Дни до свадьбы шли своим чередом. Бесчисленное число ужинов, обедов, вечеров. Куча гостей, подарков, ломящийся под градом туфель и одежды гардероб невесты. Нервы, нежные поцелуи, взгляды…
До свадьбы оставалось буквально две недели. Было уже почти все готово. Мариса по сто раз в день примеряла свадебное платье, проверяла меню, обзванивала музыкантов, нанимала целую орду официантов, лучших поваров. Дело шло полным ходом. И к концу дня у неё почти не оставалось сил. Она доползала до своей комнаты, принимала душ и перед сном не забывала позвонить Пабо.
- Я люблю тебя, - шептала она. – Пабло, я очень тебя люблю
- Я тоже тебя люблю, милая, - нежно говорил он ей. – Спокойной ночи, котенок.
- И тебе…
И так было каждый день. Они безумно ревновали друг друга к другим. С одной стороны подобные чувства себя оправдывали, потому что Пабло окружало много женщин, красивых и привлекательных, да и Мариса не была обделена вниманием со стороны противоположного пола. Но оба были верны друг другу. Другие их не интересовали.
Мия с усмешкой наблюдала, как Мариса начинала всякий раз беситься, когда рядом с Пабло появлялась его секретарша с ногами из ушей, в короткой юбке и с темными смоляными волосами.
- Ааа… она его лапает! – яростно прошипела она. – Я этой дуре сейчас все волосы выдерну!
- Успокойся, - заявила Мия. – Смотри, Пабло она не нравится, - добавила она, когда увидела, что блондин убрал белоснежную ручку секретарши со своего широкого плеча и сухо улыбнулся. – Ты его когда-нибудь доведешь своей ревностью.
- Я ничего не могу с собой поделать, - раздраженно бросила в ответ сестра. – Просто все эти девицы так и норовят залезть к нему в штаны! А он мой! Мой, Мия! И пусть только попробует какая-нибудь фифа до него дотронуться, я отстрелю ей кончики пальцем! – с отвратительной улыбкой сказала она. – Этой повезло…
- ты никогда не была такой кровожадной, - заметила Мия. – Похоже, ты всерьез влюбилась в Паблитто.
- Конечно, всерьез! Мариса Пиа только так и умеет…
Мия рассмеялась, а девушка довольно улыбнулась. Приступ ярости уже прошел, и она преспокойно улыбаясь, направилась к своему жениху, который сидел за большим круглым столом в зале, где обычно проводились собрания акционеров.
Сидя вечером за чашкой чая в доме Франко и Сони, ребята обсуждали последние приготовления к свадьбе. Пабло не мог оторвать влюбленного взгляда от своей невесты, которая сама в свою очередь крепко обнимала его за талию и рассеянно перебирала белокурые прядки свободной рукой. Блондин чуть и не мурлыкал от удовольствия, а девушка разговаривала с матерью о свадебном торте.
- Только не вздумайте ставить эти мерзкие фигурки на торт, - заявила она. – Я хочу, чтобы у нас все было по-особенному.
- А именно? – Соня выгнула бровь. – Может трансофмеров, с которыми ты в детстве любила играть?
Соня явно шутила, а её дочь, вдруг замерев и подумав немного, согласно кивнула.
- Да, точно! Мама, ты гений!
Улыбка сбежала с лица сеньоры Рэй-Калуччи. Она скептически вымолвила своей неординарной дочери:
- Дочка, я же пошутила.
- А я серьезно! Ищите этих роботов. Кстати, Ману, как там парк, в котором мы хотим венчаться???
Мануэль лениво приоткрыл левый глаз и посмотрел на девушку. На его губах появилась улыбка, правый глаз потрудился открыться.
- Все идет полным ходом, дорогая, - пробормотал он и снова закрыл глаза.
- Ману!
Ноль реакции. В комнате воцарилась тишина.
- Мануэль!!!
- Ммм??? – неопределенно промычал он. – Что еще?
- Только попробуй уехать! – внезапно завопила она. – Знаю я тебя. Опять уедешь куда-нибудь за три девять земель. Помолвку я тебе простила, но свадьбу ни за что на свете. Так что, дорогой, постарайся посидеть пару деньков смирно.
- А у меня как раз наплевывается удачная сделка…
- Ману, я тебя предупредила, - сказала она и перевела разговор на другую тему.
На следующий день Пабло и Мануэль отправились на работу, а Мия приехала к Марисе, чтобы поделиться последними сплетнями светского общества.
- Ты помнишь крашенную??? – блондинка стала давиться от смеха. – Она недавно вышла замуж за Максимо!
Мариса с полминуты хмурилась, а потом громко расхохоталась.
- Ты про школьного ухажера Фелиситес? О, боже…
Минут пять они хохотали только над этим, пока Мия не продолжила:
- кстати, Фелиситес ждет ребенка.
- Правда? – обрадовалась рыжая. – Лало, наверное, безумно счастлив.
- Он поклялся, что будет таскать её на руках все девять месяцев.
- Да? Ладно, пусть рискнет своим здоровьем, - сострила она.
- Мариса! – одернула сестру Мия. – Фели между прочим похудела.
- А сейчас снова наберет в весе! – стояла девушка на своем.
- Ты неисправима, - устало заметила сеньора Агирре.
А в это время Мануэль Агирре в компании двух закоренелых холостяков Томаса Эскурра и Гвидо Лассена вломился в офис Пабло Бустаманте.
- Кажется, хорошим манерам вас никогда не учили, - скептически заметил блондин, и снял очки.
- Да брось ты, Пабло! – отмахнулся Мануэль. – Ты лучше посмотри, кого я тебе привел!
- А то я не вижу! – иронизировал Бустаманте.
Пабло встал с кожаного кресла и подошел к друзьям. Они обнялись, потому что долго не виделись, так как Гвидо уезжал в Европу по делам отца, а Томас в это время танцевал румбу в Бразилии. Кстати, естественно в Сан-Паулу он ездил не просто так, а чтобы отдохнуть, да и папаша подкинул ему пару делишек.
- Ну и как бразильские девушки? – лукаво спросил Пабло.
Мужчина усадил друзей, а сам примостился рядом. Он очень соскучился. Они давно не виделись. Томми, кажется, получал второе образование, а Гвидо уже работал полным ходом и постоянно в разъездах. Сейчас он вместе с отцом возглавляет крупную мясную корпорацию.
- Ммм… я бы познакомил тебя с одной. Она потрясающая! – Томми на французский манер поцеловал кончики пальцев.
- времени зря не терял, да? – усмехнулся Ману. – Кажется, в нашей компании я один женат, да и то скоро Пабло свяжут по рукам и ногам.
- И заметь, - ухмыльнулся Гвидо, - он добровольно лезет в петлю. Смотри, чтобы Мариса не задушила тебя своей любовью!
- Непременно, - пообещал блондин. – Гвидо, а ты как?
- Да, так. Работаю, кручусь, как могу. Отец все время куда-то отправляет. Честно говоря, устал. Наверное, и мне пора жениться. Приятно ведь, когда ты возвращаешься из поездки, и жена тебя встречает.
Томми вытащил бумажку из кармана бежевых брюк, смял ее и кинул в жгучего брюнета Гвидо. Тот рассмеялся и поймал её.
- Ты что говоришь!!! Ты же всегда говорил, что никогда не женишься!
- Эй, постой! Я это говорил, когда мне было восемнадцать, а сейчас я уже большой.
- Большой, - передразнил Томас. – Ты хоть знаешь, с какой стороны подгузники надевать???
- Не знаю, никогда не носил! – отмахнулся Гвидо.
Тут секретарши Пабло услышали жуткий ржач из офиса босса. Одна из них в страхе замерла и покосилась на остальных. А те пожали плечами и жестом приказали продолжать работу. Мол, друзья к боссу заявились. И вот и веселятся.
- Ой, Томас, ну ты как скажешь! – давясь от смеха, заявил мексиканец.
- Кстати, что там насчет мальчишника? – поинтересовался Томас.
Пабло удивленно приподнял светлые брови.
- А я даже не думал об этом, - пробормотал он. – Есть идеи?
Томми лукаво улыбнулся и похлопал друга по плечу.
- Уже есть. Осталось только узнать, сколько будет человек и где состоится мальчишник.
Пабло задумался, а потом ответил
- Нас четверо, еще Маркус…
- Вряд ли Маркитос согласиться, - сказал Мануэль. – Он сейчас диссертацию защищает и ему не до тебя.
- Да? – удивились ребята.
- А дальше? – отмахнулся от ребят мексиканец.
- Хотел Рауля пригласить, но он кажется в деловой поездке. А еще… Можно было Франциско, но ведь у него сейчас чемпионат.
- Ничего подобного! Вернее, было дело, но он завтра уже прилетает. Так что уже пятеро, - подал голос Эскурра.
- Ну и, наверное, все. Томас, я тебя отлично знаю, так что постарайся без диких оргий, ладно?
- Ну…
- Томас!
- Ну, хорошо, - не хотя согласился он. – А где, когда и во сколько?
- Родители уехали на Карибы, так что можно с нашем особняке. Завтра у меня дела, так что только послезавтра или чуть позже. Скажем так, часов в семь. Я вечером буду свободным… Или лучше дом отдельный снять, - задумчиво пробормотал он. – Хотя ладно, это ни к чему. Надеюсь, все будет пристойно…
- Ну, тогда договорились, - просиял Томас и вскочил. – Ладно, привет Марисе, а мне пора.
Эскурра ретировался. Они остались втроем.

Позже вечером Пабло заехал к Марисе и попал как раз к ужину. Вся семья, включая Мануэля и Мии, сидели за большим прямоугольным столом в столовой. Бустаманте разумеется принял предложение отужинать с ними, потому что с обеда у него маковой росинки во рту не было, да и Марисе нужно рассказать о мальчишнике. Почему – то ему казалось, что его невеста не одобрит этой идеи, но… посмотрим, что будет.
Он наклонился и поцеловал девушку.
- Привет, милая! Франко, Соня, добрый вечер! Как вы?
Соня приветливо улыбнулась и указала на стул.
- Садись, зятек, - лукаво произнесла она.
- У нас все хорошо, - отозвался Франко. – Как дела на фирме?
Пабло сел рядом с Марисой.
- Хорошо, слава богу, - улыбнулся Бустаманте. – На днях подписал контракт с одной зарубежной компанией. Кстати, фамилия Ариас-Парондо вас о чем-нибудь скажет?
Все, кроме Сони и Франко замерли. Мариса, Мия и Мануэль ошеломленно уставились на улыбающегося блондина.
- Ты говоришь о Хоакине? – ошарашено спросила его невеста. – Тот самый наркоман, с которым мне «посчастливилось» встречаться?
- Не тебе одной, - тихо заметила Мия.
Пабло и Мануэль поморщились.
- Я бы предпочел не вспоминать об этом неприятном происшествии, - заявил он.
- Я тоже, - согласился мексиканец. – Кстати, а почему ты мне ничего не сказал?
Пабло молча усмехнулся. Тот подоспела служанка и принесла дополнительные столовые предметы. Компания замолчала на несколько минут, а потом, когда девушка ушла, Пабло заговорил:
- Да, это Хоакин, - признался он. – Мы недавно с ним виделись. Должен признаться, меня поразил его внешний вид…
- Должно быть, выглядит на лет сорок, - вставила Мия.
- Совсем наоборот. Хоакин вылечился от начальной стадии наркомании и сейчас выглядит отлично. Его внешнему виду можно позавидовать. Он сейчас живет в Испании, но обещал, что приедет на нашу свадьбу.
- Ты пригласил этого… этого, - у Марисы не хватало слов, чтобы выразиться. – Пабло, да как ты посмел?
- Дорогая, это бизнес. Тем более в Аргентине он не задержится. Так что терпеть его ты будешь не долго.
- Надеюсь, он изменился в лучшую сторону, - пригубив вина, заметил Ману.
- О ком вы говорите? – взорвался Франко. – Может, просветите нас, стариков, в свои секреты?
Ребята рассмеялись.
- Франко, дорогой, мы не такие уж и старые, - обиженно заметила Соня.
- Соня, Франко, - принялся объяснять Пабло, - Хоакин наш бывший одноклассник. Он учился с нами пару месяцев, а потом его отчислили из– за употребления и распространение наркотических препаратов.
- Колес, иначе говоря, - вставил Ману с усмешкой.
- А сейчас он возглавляет фирму вместе со своим старшим братом в Испании.
«Старики» переглянулись и с недоверием посмотрели на молодых людей.
- И он вылечился? Ни за что в это не поверю! Наркомания очень серьезная болезнь…
- Он ведь не кололся, мама, - раздраженно перебила Мариса. – Он глотал колеса и ловил от этого кайф. Ему и этого хватало.
- И как тебя угораздило с ним связаться? – сурово сдвинув густые брови, спросил глава семьи Калуччи.
Пабло помолчал, а потом, смущенно кашлянув, пробормотал:
- Понимаете, я очень хорошо изучил Хоакина, его фирму, бюджет, ежегодную прибыль и пришел к выводу, что контракт с ним не повредит. Конечно, можно было и обойтись. Кстати, инициатива исходила от него, - спохватился он, как будто оправдываясь.
- ладно, ладно, это твое дело. Я знаю, что ты никогда бы не стал связываться с теми, кто на грани банкротства.
- Рад, что вы мне доверяете, - поблагодарил Бустаманте.
Следующие полчаса они говорили о работе. Мариса разглядывала красивое лицо жениха и думала, что он что-то скрывает. То, что он теперь будет работать с Хоакином, стало для неё шоком. Разве человек может так быстро измениться? Тем более управлять фирмой. Помнится, ему кроме спорта ничего не было нужно. Он сам говорил, что все остальное не для него. Так что же думать?
Вскоре ужин закончился, и компания переместилась в гостиную. Пабло все никак не решался рассказать Марисе о затее. Он никак не мог понять причину своей робости и нежеланию посвящать её в свои планы. Может, не рассказывать? Так ведь она потом все равно узнает. Уж Мануэль держать язык за зубами точно не будет и обязательно трепанется обо всем жене.
Весь вечер Мануэль бросал на Пабло красноречивые взгляды. Мол, расскажи ей, иначе потом она съест тебя с потрохами. Не могу, - отвечал он.
Бустаманте и Агирре, оставив своих дам, вышли в сад.
- ты Марисе не скажешь? – сразу перешел к делу мексиканец.
- Я расскажу, но знаешь, что-то мне не хочется посвящать её. Мало ли что Томасу в голову придет.
- А Томас тут причем? – не понял Мануэль.
- Томми организатор мальчишника, - пояснил блондин. – А он у нас парень любвеобильный. Сам понимаешь, он запросто может притащить своих девиц.
- Тогда запрети ему!
- Ага, - начал иронизировать Пабло. – Иди и попробуй ему запретить. Он нагл, как танк, и самоуверен, как дон Жуан.
- Ну, конечно, - усмехнулся друг. – Кстати, Мия тоже будет против, если там будут девушки.
- Лучше я скажу Марисе и не буду мучиться! – решил Пабло. – О, дорогая, мне нужно с тобой поговорить.
В саду появились Мариса и Мия. Обе удивленно смотрели на ребят. Они украдкой переглянулись и подошли поближе.
- кажется, я догадываюсь, - тихо произнесла невеста. – Посмотри, какие виноватые у них лица.
- Мариса, я хочу устроить мальчишник на днях! – наконец сказал Пабло. – Что ты об этом думаешь?
Девушка удивленно приподняла брови вверх и посмотрела на сестру. Та усмехнулась и кивнула. Мол, а я что говорила.
- В смысле? – спросила она. – Ты спрашиваешь у меня разрешения?
- ну… что-то в этом роде, - поморщился Бустаманте. Он вообще не привык кого-нибудь о чем-то просить.
- Я только за, - улыбнулась она. – Тем более девичник я уже успела устроить, теперь твоя очередь.
Как будто огромная гора свалилась с плеч Пабло. Он услышал тихий смех. Оказывается, это ржал Мануэль, вот только непонятно над чем. Мариса лукаво улыбалась, а Мия укоризненно гримасничала в адрес мужа.
- Я в шоке! – заявил мексиканец и, все еще улыбаясь и качая головой, пошел к дому, не забыв прихватить с собой жену.
Он взял её за руку и, словно ребенка повел прочь из сада. Пабло и Мариса остались одни. Он медленно заключил её в объятия и заглянул в глаза.
- Мне надоело ждать, - пробормотал он. – Я хочу как можно скорее на тебе жениться!
Она тихо рассмеялась и звучно чмокнула жениха в губы. Тот тоже улыбнулся и посмотрел на небо. Девушка последовала его примеру, и вскоре они увидели, как вспыхнула на темном небосводе звезда. Она пролетела полнеба, а потом погасла.
Я никогда тебя не брошу, - подумал он. – Даже если я буду далеко, я всегда буду помнить и любить только тебя одну, милая, - Пабло заглянул в карие блестящие глаза девушки и прошептал:
- я тебя люблю!
- Я тоже тебя люблю, - ласково проводя рукой по его щеке, ответила она.
Пабло перестал улыбаться и серьезно сказал:


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:40 | Сообщение # 4
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
- Пообещай, что никогда не бросишь меня! Обещай мне, Мариса! Я очень тебя прошу…Поклянись! Что бы я не сделал, ты все равно будешь доверять мне…
Она закрыла глаза, а потом открыла их. Сердце затопила безграничная любовь к стоящему рядом человеку.
- Я клянусь, Пабло! Я обещаю, что никогда не брошу тебя, потому что безумно люблю тебя одного! – выдохнула она.
- О, милая!
Пабло крепче сжал любимую и зарылся лицом в её густые волосы.
Так они и стояли, говоря друг другу о любви и клянясь в своей верности…

Так прошел еще один день, который неминуемо приближал всех ко дню свадьбы, в которой соединятся отпрыски самых влиятельных семей не только в городе, но и в стране. Мариса находилась в счастливом ожидании того дня, когда она станет законной женой Пабло и сеньорой Бустаманте. А тот с мрачным выражением лица сидел у себя в кабинете и смотрел на свое отражение в боковом зеркале. Клиенты, вернее клиентка и её подруга только что покинула его офис, оставив неприятный осадок после встречи. Нет, нет, все прошло отлично, просто вела себя эта дамочка не подобающе. Будучи старше его на лет пять, она беззастенчиво флиртовала с Пабло и под конец пригласила его к себе в гости. Фу, какие ужасные манеры, - раздраженно подумал он. – Даже если бы я был и свободен, все равно б не клюнул на неё. Вульгарные женщины никогда не было в моем вкусе. Беее… А тут еще Томас. Гад, даже не потрудился объяснить, что он задумал. Вот потом дружи и уважай таких людей.
Дел больше в офисе не было, и Пабло поехал в пустой особняк. Приняв душ и переодевшись в джинсы и футболку, он спустился вниз, где для него накрыли стол. День близился к вечеру. Есть особо не хотелось. Он вяло поковырял вилкой в тарелке, попил кофе и решил заглянуть к себе в кабинет. Кажется, там накопилось много бумаг, которых следовало уже давно разобрать.
Пабло решил отослать всех слуг. Вскоре он остался один в большом особняке, если не считать охранников у ворот и на всей территории.
Он глянул на часы. Оказывается, пока он принимал душ, переодевался и обедал, прошло уже около двух часов. Ему не хотелось сейчас разбираться в нудных бумагах, но чем-нибудь себя занять надо было.
Блондин надел очки и принялся за работу. Он подписал пару счетов за дом, счет за ювелирные украшения, которые дарил невесте. Письма от юристов компании, в которых сообщалось о всех действиях. Отчеты бухгалтеров, пару писем из отдела кадров. Не проще было, мне это на стол в офисе положить? – раздраженно скидывая прочтенные письма в урну, думал он. – Тратят мое время на чушь собачью, о которой я давно уже знаю!
Тут зазвонил мобильник. Пабло потянулся к телефону и, придерживая его одной рукой, делал звук на музыкальном центре ниже.
- Усмири своих Амбалов! – послышался недовольный голос Франциско Бланко. – Они меня не пускают!
- Я тоже рад тебя слышать, Фран! – обрадовался Бустаманте. – Я сейчас, подожди.
Пабло отключил телефон и засунул его в карман Джинс. Он вышел из кабинета и направился к выходу.
Фран ждал его за воротами, прислонясь к боку своей спортивной машины. Его длинные волосы были стянуты в хвост, а сильные руки угрожающе скрещены на груди.
- А ты ни чуть не изменился, - заметил он вместо приветствия.
- и не удивительно, мы виделись с тобой пару месяцев назад, - усмехнулся Пабло и обнял друга. – Ну? Как сыграл?
- Меня удалили с поля и вообще играть не дали, - скривился Франциско Бланко. – Якобы, я играю не честно. Короче, набил рожу кое-кому, и меня не допустили к другим матчам.
- Я же говорил, что кулаком никогда дела не решишь!
- Ошибаешься, - ухмыльнулся брюнет. – Я все решил и очень доволен собой.
Пабло знаком приказал отворить дверь и через несколько минут они уже сидели в гостиной особняка Бустаманте. Машину Фран оставил во дворе.
Вдвоем они сидели недолго, потому что вскоре приехали Мануэль и Гвидо, но без Томаса.
- А этот хмырь куда делся? – спросил Пабло, имея в виду Эскурра.
- Я его весь день не виделся, - ответил Гвидо, пожимая руку Франу. – как дела, Франсиско?
- Как всегда отлично, - откликнулся он. – Как съездил? Еще не надумал жениться?
Гвидо хмыкнул.
- Да вот, уже подумываю. Если мне повезет также, как и Пабло, я непременно женюсь. Интересно, у Марисы есть сестра?
Франсиско рассмеялся и заговорил с Мануэлем.
Тут зазвонил чей-то телефон. Все схватились за свои карманы.
- Это не мой! У меня он на вибре стоит.
- А у меня мелодия другая.
- алло?
- Бустаманте, черт тебя возьми! Я долго еще тут торчать буду??? – кричал в трубку Томас. – Совесть иметь надо!
Пабло сморщился от громкого крика и немного отстранил от себя мобилу, пока Эскурра взахлеб говорил другу, какой он «хороший».
Гвидо скептически смотрел на телефон в руке друга и усмехался про себя. ТОмас никогда не отличался тактичностью. Теперь он вываливает свое недовольство на Пабло. Хотя, он того заслужил.
- Я виноват, что они хорошо выполняют свою работу? – обиженно возмущался Бустаманте, когда Эскурра прекратил свой поток нецензурных выражений.
- Плевать мне на их работу! – орал Томас. – Ты где? Тащи свою тощую задницу на улицу и впусти меня!
Бустаманте молча вздохнул, взял трубку телефона и приказал охранникам впустить разбушевавшегося друга.
Пока он звонил, друзья уже успели совершить набег на бар и сейчас пили коктейли.
Через мгновение дверь с шумом распахнулась, и на пороге появился жгучий брюнет с ослепительной улыбкой Томас Эскурра. Он прошел вперед, а вслед за ним вошли пять симпатичных девушек с небольшими сумками в руках. Они приветливо улыбались.
Улыбка медленно сползла с лица Пабло.
- Что за… - пробормотал он растеряно.
Блондин был явно не в восторге. Это Томас сразу понял, но остальные проявили интерес, а вот Мануэль что-то… как-то недовольно смотрел на зачинщика сие безобразия, как на врага народа.
- Девушки, располагайтесь! – заявил Томас, принимая стакан с выпивкой из рук Франсиско. – Кузен, рад тебя видеть!
- Взаимно, братишка, - улыбнулся он, а потом перевел заинтересованный взгляд на стоящую рядом блондинку. – Привет, меня зовут Франсиско, но предпочитаю, когда меня называют Фран.
Друзья стали знакомиться с девушками, а Пабло отвел в сторонку Томаса и тихо прошипел:
- Какого черта ты их притащил??? – взорвался он. – Мы же договорились!
- Мы договорились, что оргий не будет, - заметил Томми с улыбкой. – Ты не волнуйся, это не проститутки, это мои хорошие знакомые. Они работают в стрипклубе.
- Где???
- В стрипклубе, - повторил друг, как ни в чем не бывало. – Хозяин клуба мой друг. Так что он любезно согласился отпустить девушек к нам. Ты не волнуйся. Ничего плохого они делать не станут, только станцуют пару раз приватно, а потом уйдут.
- Потом ты будешь уже трупом, - пообещал Пабло.
Их окликнула какая-то рыжеволосая девушка. Она стала приближаться к ним.
- ты мне еще спасибо скажешь! – шепнул Томас, мило улыбаясь.
- Не дождешься, - прошипел он, меняя разгневанное выражение лица на очаровательную улыбку. – Тебе это с рук не сойдет.
- Это мы еще посмотрим, - ухмыльнулся Томас и повернулся к девушке. – Флор, милая, познакомься с моим лучшим другом Пабло. Именно он имел неосторожность сделать предложение одной девушке. Пабло, это Флоренс!
- Просто Флор, - улыбнулась девушки, и у неё на щеках появились очаровательные ямочки. – Томас мне много о тебе рассказывал.
Брюнет поспешил ретироваться, оставить друга наедине с красоткой. Пусть развлечется, после свадьбы ему уже будет не до этого. Эскурра прекрасно знал, что Пабло по уши влюблен в Марису, но ведь налево уходить тоже надо. Тем более, пока он Марисе не муж и соответственно, она не имеет на него никаких прав. По крайней мере, так думал Томас.
- сколько тебе лет, Флоренс? – спросил Пабло, иронично приподняв брови. – На вид тебе лет семнадцать. Я бы не хотел связываться с детьми.
Она весело рассмеялась. У неё очень красивый смех, - нехотя подумал он, пожирая глазами её рыжие кудри, красиво обрамлявшие личико.
- На самом деле, мне больше, чем ты думаешь, - усмехнулась она.
- Неужели? И сколько, интересно знать?
- Мне двадцать два, - ответила она. – Может, присядем?
Пабло пожал плечами, и они сели.

Она тихонько кралась сквозь буйные заросли акации, иногда останавливаясь, чтобы прислушаться. Её распирало любопытство. И она ни чем не могла заглушить этот порыв. Споткнувшись, она упала на мягкую траву и тихо чертыхнулась. Девушка потерла ушибленную ногу и подняла голову к дому. Почти во всем первом этаже горел свет. Яркие лампы и люстры из комнат отбрасывали свет в сад. Благо, она сидела на том месте, где её не было видно из окон и осталась незамеченной.
Воровато оглянувшись по сторонам, она поднялась на ноги и стала бесшумно красться в сторону ближайшего окна, где, судя по всему, ребята должны были сидеть. Внезапно портьера дрогнула и раскрылась. Девушка увидела растрепанную темноволосую голову Томаса Эскурры. Он оглянулся, очевидно, его кто-то позвал, и парень отошел от окна.
Она облегченно вздохнула и стала двигаться дальше. Ближе, еще ближе. И вот, она уже стояла у окна и видела практически всех, кто находился в комнате. Первым её в глаза бросился Гвидо Лассен, который целовался с какой белобрысой девицей.
Плохо предчувствие охватило его. Девушка вытянула шею и увидела Франсиско Бланко. Он стоял спиной к ней и кокетничал с некой длинноволосой брюнеткой.
А потом Мануэль. Тот затравленно смотрел на девицу рядом и странно косился в сторону.
Пабло она так и не увидела. Девушка решила перейти к другому окну, где почему-то горел тусклый свет. Она подошла поближе и замерла. Беззвучные рыдания сдавили ей горло. Она яростно оттирала слезы с раскрасневшихся щек, пытаясь успокоиться.
Пабло, её любимый, её будущий муж, мужчина её сердца сейчас был с другой. Девица соблазнительно извивалась над ним, обнажая отдельные части тела. А Пабло просто смотрел и с нетерпением ждал, когда она разденется и подойдет к нему.
Глубокая обида затаилась в её душе. Ты говорил мне о любви, - с болью думала она. – Ты просил меня поклясться вечной верности, а сам, дав мне клятву, уже с другой.
Она закрыла глаза, чтобы не видеть это сцены, где её мечты разбивались в пух и прав. Может, это всего лишь сон. Это не может быть явью. Это слишком жестоко… Это… ужасно…
Девушка открыла глаза и пустым взглядом уставилась в внутрь комнаты. Девица уже подошла к Пабло и страстно поцеловала его. Он сидел на диване и пожирал красивое обнаженное тело глазами.
Больше она не могла этого выносить. Слезы отчаяния и обиды застели ей глаза. Не разбирая дороги, царапая свои нежные руки о шипе вьющихся роз, она мчалась прочь от него, прочь от его измены. Его живых речей, слов…
Сердце сжалось от боли, когда она вспомнила моменты его клятвы, его обещания. Оказывается, все это было ложью! Наверное, он даже и жениться на тебе не собирается. Просто решил посмотреть, на сколько его хватит. Сумеет ли он завоевать неприступную Марису Пиа.
Ты сумел, ублюдок! Ты добился своего и теперь радуешься. Празднуешь победу надо мной со своей девкой. Я отомщу тебе, Бустаманте. Ты будешь также страдать, как страдала я…
Ты поплатишься за все обиды, измены и моменты моего унижения…

Пабло смотрел на красивое полуобнаженное тело девушки. Его тело откликнулось на немой призыв плоти. Переживая бурю эмоций, он старался хранить образ Марисы, но он куда-то уходил. Вместо карих глаз, он стал видеть изумрудно-зеленые глаза танцующей перед ним девушки. Вместо русых волос, рыжие кудри. Флоренс соблазнительно покачивалась. Она присела и тут же снова встала, изгибаясь, как кошка. Её алые губы раскрылись, грудь тяжело поднималась и опускалась. Она сбросила туфли на шпильке и дразнящим движением провела по груди.
Да, - подумал Пабло, - соблазнить любого мужчину тебе не составит труда. Разве что он глух, слеп или ста лет отроду.
Флоренс подошла к нему и села на его колени вперед к нему. Обхватив руками его голову, она прижалась к его губам. Пабло поднял руки, обнял девушку за талию и притянул ее стройное тело к себе.…

Она застонала от удовольствия, когда руки Пабло заскользили по её обнаженному телу. И именно это отрезвило его. Он убрал руки и отвернул от неё голову.
- Я не могу, – пробормотал он. – Я не могу так…
- Почему? – она надула губки и стала еще соблазнительнее, – кажется, я в твоем вкусе.
- Да, но дело не в тебе, а во мне, - признался он.
- Знаешь, я обычно не сплю с клиентами, но ты мне понравился, - томно прошептала она.
Флоренс провела рукой по его сильной груди. Пабло вздрогнул, взял её ладошку и отстранил.
- Прости, но я не смогу дать тебе то, что ты хочешь…
- Почему? – снова спросила она.
- Потому что я люблю свою невесту, - просто ответил Пабло. – Флор, ты замечательная девушка, но я так не могу.
Она недовольно фыркнула и слезла с его колен. Девушка примостилась рядом с ним и обняла одной рукой за шею. Взяв персик в другую руку, она откусила сочную мякоть. Несколько капель брызнуло на лицо и шею Пабло. Она потянулась, чтобы слизать их, но он властно взял её за руку и заставил отстраниться.
- Не стоит, - равнодушно посоветовал он. – Флоренс, кажется, мы уже все решили.
Она растеряно моргнула, а потом, тряхнув своей рыжей шевелюрой, устроилась поудобнее.
- ладно, - ворчливо произнесла она. – Тогда расскажи мне о ней. Наверное, она очень умная, раз сумела тебя подцепить.
Пабло громко и заливисто рассмеялся, запрокинув белокурую голову назад.
- Да, в этом ей не занимать. Если честно, ей вообще не пришлось что-то делать, чтобы завоевать меня. После нашего с ней знакомства она постоянно выводила меня из себя. Я бы готов убить её. Меня раздражало её превосходство, а больше всего то, что она сразу проникла в мое сердце и засела там надолго, - он ненадолго замолчал, припоминая счастливые моменты. – Она всегда была первой хулиганкой…
- А ты, как я полагаю, был первым красавчиком?
- Угу, - промычал он. – Друзья на третьем курсе вечно подкалывали, то, что меня угораздило по уши влюбиться в Марису. Красавицей она не была, но в ней был какой-то внутренний огонь, свечение…
- Она тоже была в тебя влюблена?
- Да. Но мне хватило одного раза. Это была любовь с первого взгляда. Когда понял, что люблю, меня одолевали противоречивые чувства. Поначалу я думал, что это лишь простое увлечение, интерес, а потом все стало серьезно.
- Надо же, - усмехнулась она. – Прямо, как в кино. Опиши её характер…
- Она милая, добрая, нежная, красивая, умная, преданная, храбрая…
- Одним словом необыкновенная, - вставила Флоренс.
- И главное, она любит меня!
- Ты уверен в этом?
Пабло нахмурился.
- Да, уверен. А ты сомневаешься?
Она молчала, пытаясь подобрать нужные слова.
- Ну не знаю. Я ведь с ней не знакома…
А Пабло не сомневался в её любви, потому что Мариса много раз доказывала свою любовь открыто. Она пообещала, что никогда не бросит его, и Пабло ей верил…

- Может, хватит на меня глазеть?! – взорвался Пабло. – Мия, позови её сюда. Пусть она посмотрит мне в глаза и скажет, что не любит меня…
- Эээ…
Пабло раздраженно хмыкнул и поставил стакан на низкий столик перед диваном. Его взгляд быстро скользнул по её виноватому лицу.
- Что эээ??? – спросил он. – Мия, не создавай себе лишних проблем. Я знаю, что она здесь. Пусть выйдет. Обещаю, что не буду её трогать и глумиться.
Мия опустила голову, не зная, что ему сказать. Мариса толком не объяснила, что произошла. Просто в слезах прибежала к ним в особняк. Заклиная не подпускать к ней Пабло. А если быть поточнее, сестра ходила как в воду опущенная со дня мальчишника Пабло. Что именно там произошло, Мия могла только догадываться. Мануэль тоже не захотел ничего рассказывать, но что бы там ни было, она была уверена в своем муже.
- Уходи, Пабло, - шепнула она. – Да, ты прав. Мариса здесь, но она не желает тебя видеть, - она подняла голову и злобно посмотрела на него. – Интересно, что именно ты ей сделал, раз она в таком состоянии…
Пабло отшатнулся, как от удара. Легкое замешательство на его лицо быстро сменилось холодным равнодушием.
- Вот и я хочу об этом узнать! – отчеканил он.
- Уходи! – снова повторила она.
Пабло мрачно усмехнулся.
- Я уйду, но только тогда, когда она тут появится…
- Ублюдок!!! – послышался полный ненависти голос.
Пабло и Мия одновременно подняли голову и посмотрели на второй этаж дома. Мариса стояла на площадке перед ступеньками, небрежно придерживая подол роскошного свадебного платья. Её волосы рассыпались по плечам, макияж стерся, образовав темные круги под глазами. Создавалось такое впечатление, будто она вот-вот превратится в темного ангела мести.
За что ты так со мной? – подумал он, изучая красивое лицо своей уже бывшей невесты. – Что я сделал не так? Почему ты меня бросила???
- Мариса… - в страхе прошептала Мия, округлив глаза.
А девушка тем временем медленно спускалась по лестнице, не сводя глаз со своего красивого жениха, который также грешен, как и все остальные, с которыми ей не посчастливилось встречаться.
Казалось, что вся ненависть, вся боль и злоба сверкали в её карих глазах, и Пабло ужаснулся, когда понял, что все это адресовано именно ему. Что именно он виноват во всем. Его бросило в дрожь, когда Мариса окинула его презрительным взглядом, словно он ничтожество, не достойное её внимания.
- Мия, оставь нас! – процедила Андраде.
- Но…
- Прошу тебя…
Мие ничего не оставалось, как повиноваться и уйти. Она все время оглядывалась на них, ожидая, что Мариса вцепиться в глотку своему неотразимому жениху. Зная Пабло, она спокойно могла сказать, что он не станет терпеть угрозы чьей-либо стороны. Он просто заткнет рот или силой заставит убраться подальше.
Дверь хлопнула – это означало, что Мия ушла, а Пабло и Мариса остались наедине. Они не решались заговорить друг с другом. Ей было противно вообще его видеть, а ему хотелось задать всего один единственный вопрос «Почему».
- ты ублюдок, Бустаманте! – прошипела Мариса. – Лживый и мерзкий ублюдок. И как таких вообще земля носит???
Пабло спокойно выслушал незаслуженные оскорбления в свой адрес. Его брови взлетели вверх, а губы изогнулись в циничной улыбке.
- Может, ты скажешь, чем я тебе так не угодил? Раньше ты была куда сговорчивее, а сейчас вдруг изменилась. - Пабло решил ударить в самое больное место, - кто из миллиардеров сделал тебе предложение, раз ты бросаешь прямо у алтаря своего менее богатого жениха? Тебе было недостаточно моих денег???
Кровь отхлынула от лица Марисы. Она побледнела, потому что удар пришелся как раз по цели.
- «Я клянусь, Пабло! Я обещаю, что никогда не брошу тебя, потому что безумно люблю тебя одного!» - медленно повторил Пабло её слова, сказанные несколько дней назад. – Очевидно, это было ложью? Надо же, а я то дурак поверил тебе. Думал, что ты особенная, отличаешься от тех женщин, с которыми я когда-то спал. А на самом деле ты, как они. Лживая и жадная до денег сучка. Что ж, спасибо, что раскрыла мне глаза. Наша совместная жизнь наверняка пошла бы прахом, ибо в моем идеале супружеская жизнь сопровождается любовью. Взаимной любовью, - поправился он. – К чему греха таить? Я тебя по-прежнему люблю, но ты не достойна моей любви. Не знаю, с чего вдруг тебе привалило такое счастье? – он задумчиво покачал головой.
Черты его лица разгладились. А глаза перестали излучать теплый свет, который всегда завораживал девушку. Они были пусты…
- Ты изменил мне, - презрительно сказала она.
Пабло удивленно вскинул брови, припомнив слова Флоренс насчет любви Марисы. Надо же, а ты, оказывается, была права.
- Ах, вот оно что, - он усмехнулся. – Значит, ты за мной шпионила. Ты мне не доверяла, - заключил он. – Вот основной признак твоего равнодушия ко мне. Прости, но мне не нужна женщина, которая не верит мне. Такая просто не способна любить.
- Наверняка ты снял эту шлюху на бульваре! – издевательски протянула она, – не боишься подцепить заразу?
Пабло холодно улыбнулся и покачал головой.
- Не боюсь, - ответил он равнодушно. – Потому что я не спал с ней. И она вовсе не шлюха. Я думал, ты лучшего мнения обо мне, - он скрестил руки на груди. – Интересно, почему о сущности любимого человека узнаешь в самый последний момент? – как бы, между прочим, спросил он. – Я не изменял тебе. Да, она хотела, но я не захотел, потому что любил другую.
Сказав эти главные слова, он направился к выходу. Перед дверью, он обернулся и напоследок отвесил ей насмешливый поклон. Его губы иронично изогнулись.
- Мое почтение, - бросил он. – Желаю вам всего самого наилучшего, сеньорита. Надеюсь, другим повезет больше, чем мне.
Он открыл дверь, но не вышел, а опять обернулся и сказал:
- И все-таки, надо отдать тебе должное, сколько лет тебе удавалось водить меня за нос.
Это были его последние слова перед тем, как дверь закрылась. Мариса схватила бронзовую статуэтку и с силой швырнула в дверь, за которой только что скрылся Пабло. По щекам побежали горячие слезы. Горло сдавило, и она села на пол. Яростно смахивая капельки соленой влаги, девушка почувствовала невероятную боль утраты в груди. Ей было жалко себя. А потом… потом, больше не сдерживаясь, она горько расплакалась…

Голубоглазый блондин в дорогом деловом костюме с силой швырнул телефонную трубку на рычаг и вцепился в свою густую шевелюру. Его лицо пылало от негодования, кулаки сжимались и разжимались. Он приказал себе успокоиться и взглянул на своего невозмутимого друга, который, вопросительно вздернув, светлую бровь, ухмылялся.
- Проблемы? – послышался низкий баритон.
- Да так, - отозвался Хоакин Ариас-Парондо, - они опять задерживают поставку сырья в зарубежье. Кажется, скоро мое терпение лопнет, и я вышвырну их к чертовой матери!!!
Друг снова ухмыльнулся и спокойно заметил:
- Я же предлагал тебе свою помощь. Зря ты отказался…
- Я уже жалею, - мрачно усмехнулся Хоакин и потянулся к чашке уже остывшего кофе. Отхлебнув немного, он поморщился и отодвинул кофе от себя подальше. – Ты в Аргентину не собираешься?
Выражение лица Пабло не изменилось. Он оставался невозмутимым и равнодушным ко всему. Однако внутри у него все сжалось от обиды и перенесенной душевной боли. Как жестоко она с ним поступила тогда, в день их, так и не состоявшейся свадьбы. Ровно пять лет горечь обиды терзала его, одиночество сводило с ума. Ему оставалось только работать, чтобы забыть те кошмарные моменты своей жизни. Но разочарование в любви порой не так просто забыть. Он забыл, ему это удалось. Однако каждый раз, когда он натыкался на фото Марисы, его пронзала боль, демоны прошлого снова появлялись и терзали его, пока он не забывался в спиртном или пребывал в прекрасном мире снов. Зачем Пабло хранил это фото? Да он и сам не знал ответ на этот вопрос. Может, чтобы помнить о своем поражении и в будущем стараться избегать подобного? Или любовь все еще теплится в его ожесточенной душе? Неважно. Главное он поклялся себе, что больше не будет страдать от любви. Он просто перестанет любить, закроет свое сердце на замок, будет держать его только при себе. Никому не показывать, притворяться, жить дальше… одиноко, холодно… разве это жизнь???
- Надо родителей навестить. Я их уже около трех лет не видел.
- Мора обижается, - заметил Хоакин. – Может, сгоняем на пару недель в Буэнос-Айрес, а то что-то меня на Родину потянуло.
Тут без стука дверь широко распахнулась, и на пороге появилась невообразимо хорошенькая рыжеволосая девушка в широком одеянии для беременных. Её изумрудные глаза сверкали от возбуждения, а на губах играла ясная улыбка.
- Хоакин, привет! – бегло поприветствовала она.
Девушка сразу же бросилась к Пабло. Тот нахмурился, резко встал и пошел ей навстречу.
- Привет, - растерянно пробормотал он.
- Пабло! Пабло, он шевелится! – ликующе произнесла она, поглаживая себя по большому животу. – Мой малыш!
Лицо Пабло разгладилось, и он улыбнулся. Её рука непроизвольно потянулась вперед, чтобы почувствовать толчки еще не родившегося малыша, но он отдернул её.
- Флор, сколько можно повторять, чтобы ты берегла себя?! – укоризненно произнес он. – А ты бегаешь, как на перегонки! Не легче было позвонить мне? Я бы сразу примчался…
Флоренс заливисто рассмеялась. Она встала на цыпочки, взяла в ладони лицо Пабло и поцеловала его в лоб.
- Не усугубляй, пожалуйста, - обиженно сказала она, упрямо выдвинув подбородок. – Ты даже не представляешь, как я счастлива!
Пабло усмехнулся и заключил девушку в объятия. Флор охотно обняла красивого блондина за талию и прижалась щекой к его сильной груди. Она почувствовала запах чистого мужского тела и резкий аромат французской туалетной воды. Только с этим неотразимым мужчиной она чувствовала себя в безопасности. Сильный, красивый, с невероятно длинными ресницами, небесно-голубыми глазами и низким голосом, который не раз будоражил её воображение. Что может быть лучше??? Вот именно, ничего…
- Ты голоден? – подняв голову, спросила она у мужчины.
Пабло бросил беглый взгляд на друга. Тот как всегда ухмылялся во весь свой белозубый рот, и блондин внезапно почувствовал острое желание запустить в него что-нибудь, чтобы стереть улыбочку с его смазливого лица.
- Как волк. Ты приглашаешь?
Она со счастливым видом кивнула. Пабло убрал руки и усадил Флоренс на мягкое кожаное сидение. Девушка окинула его придирчивым взглядом и недовольно пробормотала:
- Когда я научу тебя носить деловые костюмы, а? Ты все жизнь собрался проходить в джинсах и футболке? А эти волосы… Прямо сейчас поведу тебя в парикмахерскую. Ты у меня совсем оброс.
Она встала и потрепала Пабло по длинным до шеи волнистым прядям. Тот со смехом перехватил её руку и сделал вид, что собирается её укусить.
- я тебе таким не нравлюсь? – обиженно поинтересовался он.
- Эдакий неотразимый мачо, - едко подал голос Хоакин. Наблюдая за этой сценой.
- нет, ты как всегда неотразим, но для мультимиллионера ты одеваешься ужасно.
Она убрала упавшие пряди со лба. Он улыбнулся. Весь его вид говорил о том, что ему все равно. Чужое мнение его не интересовало. Он одевался, одевается, и будет одеваться так, как хочет! Будет носить усики, серебряные кольца на больших пальцах, браслеты и цепочки.
Сейчас он больше походил на избалованного отпрыска, который любил острые ощущения. Но на самом деле Пабло был очень серьезным молодым человеком, железным в бизнесе, и мягким дома.
- Это уже мне решать, дорогая! – усмехнулся Бустаманте и потрепал девушку по розовой щечке. – Хоакин, кажется, дама приглашала нас на обед? Идем?
- Подождите меня внизу, - сказал он, снова садясь за стол. – Я сейчас дам указания, чтобы сегодня не возвращаться сюда, и спущусь к вам.
Пабло пожал плечами, бережно взял Флоренс за плечи и повел прочь из офиса друга. Тот проводил их взглядом и покачал головой.
- Я тебя совсем не понимаю, Пабло…

Домой они вернулись поздно. Флоренс пошла вперед, а Пабло поставил машину в гараж и немного посидел на ступеньках перед самым входом в особняк. Достав пачку сигарет, он закурил. Никотин быстро побежал по его крови, и он расслабился. Вообще-то, Пабло никогда не злоупотреблял сигаретами, потому что знал о последствиях этой привычки. Но сейчас надо было хоть как-нибудь снять напряжение, которое томило его уже много дней. Как глупо, - подумал он. – У меня есть деньги, власть, влиятельные друзья, самые красивые женщины… что еще нужно???
Хочется элементарного человеческого счастья. Наверное, только это и больше ничего. Все остальное у него есть. Он живет в достатке, успел нажить себе кучу завистников, которые день ото дня пытаются разрушить его империю. Но все не так просто. Закон на его стороне. Пабло уже давно решил, что будет работать законно и выплачивать положенные налоги. Бизнес и личная жизнь, которой у него нет, две стороны одной монеты, то есть его жизни в целом. Бурные романы всегда заканчивались очень быстро. После того, как первое влечение проходило, он неизбежно бросал своих подруг. Многие пытались достучаться до него, проникнуть в скрытые глубины его сердца, познать его тайну. Но все было зря, потому что Бустаманте решил, что больше ни одной женщине не удастся завладеть его сердцем. Он решил, что больше никогда не полюбит. Пусть Пабло не найдет родственную душу, но по крайней мере больше не будет страдать. Тихо и в одиночку. Он понял, что любовь никогда не приносит счастья. Она лишь губит, словно заветный ящик Пандоры. Достаточно настрадался, довольно!
Мягкие ладони коснулись его широких плеч. Пабло даже не вздрогнул. Он знал, что это была Флоренс. Её теплое дыхание коснулось его щеки, и снова он оставался каменным, ничего не чувствующим, холодным и пустым.
- Что-то случилось? – встревожено спросила она.
Пабло молча покачал головой, а девушка обвила его шею руками и прижалась щекой к его холодной щеке.
Он потушил сигарету и выбросил куда-то в кусты. Флор беременна, ей нельзя вдыхать запах сигарет. Быстро разогнав ядовитый дым руками, он прикоснулся к её ладони и закрыл глаза.
- Я просто устал, - пробормотал он.
- тогда пойдем в дом, - шепнула она, слегка поглаживая его по шее. – Примешь ванную?
Он снова молча покачал головой. А Флор села рядом с ним и положила голову на его плечо.
- Я вижу, что тебе плохо. Расскажи, что тебя гложет, - попросила она.
- Все хорошо, Флор, - Пабло улыбнулся. – Я немного задумался. А тебе следует уже давно быть в постели. Дорогая, стало прохладнее. Иди в дом и ложись спать, я немного посижу, а потом тоже пойду.
Она улыбнулась и чмокнула его в щеку. Флор встала и быстро ушла к себе. Пабло снова остался один наедине со своими мыслями. Но сидел он не долго. Немного подумав, он выкинул пачку сигарет прочь от себя и тоже встал. Поднимаясь по лестнице в свою одинокую спальню, он стягивал с себя футболку.
Когда он вошел в спальню девушки, она уже спала. Её рот слегка приоткрылся, рыжие завитки обрамляли личико. Розовый румянец играл на щеках. Если ангелы существуют, то они именно такие, - подумал Пабло.


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:46 | Сообщение # 5
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Он подошел к кровати, а потом наклонился и ласково поцеловал девушку в лоб.
- спокойной ночи, - прошептал он.
Флор слегка заворочалась, но глаз не открыла.
- Спокойной ночи, - пробормотала она в ответ.
Пабло не удержался и широко улыбнулся. Немного постояв рядом, он бесшумно вышел и направился в свою спальню. Прислуга уже давно спала в своих спальнях на первом этаже. В доме было тихо, лишь тихое стрекотание ночных насекомых нарушало тишину.
Он открыл дверь, бросил футболку на пол и прошел на открытый балкон. С моря дул легкий бриз. Пабло подставил лицо ветру и закрыл глаза. Чувство умиротворение наполнило его. Он снова открыл глаза, а потом в бездумном бесшабашном поступке перелез через перила, широко раскинул руки и бросился вниз, во тьму…

Всплеск воды. Пабло открыл глаза, проплыл пару метров, а потом вынырнул, чтобы глотнуть живительного воздуха. Бодрость духа стала постепенно возвращаться. Он задвигался в воде, мощными гребками двигаясь к бортику большого бассейна.
- Я бы к тебе присоединился, но что-то мочиться не охота, - протянул насмешливый знакомый голос.
- Кажется, тебя никто сюда не приглашал, - откликнулся Пабло.
Он вскинул голову. На его губах появилась широкая радостная улыбка.
- Обижаешь, старина!
Томас Эскурра вышел из тени и встал прямо перед Пабло, скрестив руки на груди.
- Неужели ты не рад меня видеть? – обиделся Эскурра.
Пабло вылез из бассейна. Вода ручья стекала по его сильному телу. Благо полотенце лежало на шезлонге. Он протянул руку, снял его и стал вытираться.
- Ну?
Пабло замер, а потом, странно улыбнувшись, медленно подошел к Томасу. Друг с подозрением следил за его действиями, но проморгал молниеносное движение рукой. В следующее мгновение Томми беспомощно барахтался в бассейне, судорожно сплевывая воду.
Пабло заливисто рассмеялся.
- Томми, я очень рад тебя видеть!
- Вижу, - пробурчал брюнет. – Друзей подобным образом не встречают. И вообще мы с тобой больше трех лет не виделись, а ты меня окунул. Спасибо большое…
- Извини, хорошие манеры отправились к черту. Уже давно…
- Вижу, - снова повторил Томас, выбираясь из воды.
Когда ему это удалось, Пабло снова громко расхохотался, а потом обнял друга.
- Чертовски рад тебя видеть, дружище!!!
- ты еще не прощен, - буркнул Томми. – Так что не подлизывайся… И вообще, что это за лохмы? Сбрей усы и не позорься!
Пабло предпочел пропустить мимо ушей замечания друга.
- Ты больше похож на уличного хулигана, чем на миллионера-мачо, - заметил Томас, пристально разглядывая его лицо. – А вообще-то… - брюнет замолчал, - не так уж и плохо. Я попробую привыкнуть.
- Чем раньше это случится, тем лучше, - поддакнул Пабло. – Ты какими ветрами здесь?
Томми уселся на шезлонг и стал вытираться полотенцем.
- Как какими? Попутными конечно. Твоя мама отправила меня в крестовый поход к тебе и передает, что ты «болван эдакий, поимел бы совесть и живо возвращался домой»!
- Ого, - усмехнулся Бустаманте. – ну и гонор. Я ведь пару недель назад с ней разговаривал.
- наверное, этого ей недостаточно, - пожал он плечами.
- Ты надолго в Испании? – спросил Пабло.
- Пока не выгонишь, - осклабился друг, - Я тут совмещаю приятное с полезным. Папаша опять отправил меня за океан, чтобы я уладил кое-какие дела.
Пабло понимающе кивнул. Томми рассказал ему о делах, которые уже почти уладил.
Вскоре они переместились в дом. Флоренс Пабло будить не стал. Зато кухарку поднял на ноги, чтобы та приготовила поздний ужин для Томаса.
Друзья сидели в столовой.
- А как Мия и Мануэль? – спросил Пабло.
- Ждут второго ребенка, - ответил Томас. – Когда я в последний раз видел Ману, тот в буквальном смысле прыгал от счастья!
- Правда? – обрадовался Пабло. – уже известно кто?
Томми усмехнулся, когда увидел, что в грустных глазах Пабло промелькнула радость. Не долго тебе радоваться, - подумал он, подавляя в себе острое желание умолчать о последнем событии.
- Нет, конечно. Мия недавно узнала, что беременна.
- А как Франко и Соня? – поинтересовался Бустаманте.
В этот момент в столовой появилась прислуга и стала сервировать стол.
- Все отлично. Франко планирует выпустить последний сезон одежды, а потом отправляться на заслуженный отдых.
- Ясно, - протянул Пабло. – А Мариса как?
Тут воцарилась гробовая тишина. Прислуга уже успела все сделать и поспешно ретировалась, чтобы не мешать сеньору и его другу. Томас пытался лихорадочно придумать ответ. Разве можно выливать на него сейчас всю правду?
- Ну? – не выдержал Пабло. – как она?
Томас сглотнул.
- Мариса скоро выходит замуж!..

Улыбка застыла на лице Пабло Бустаманте. Все еще продолжая улыбаться, он нахмурился, а потом его лицо прояснилось и приобрело циничное выражение.
- Что, опять по расчету?
- Нет, вроде по любви. Рауль так мне сказал…
- Кто???
Томас опустил глаза, осознав свою ошибку. Рауль просил, чтобы он ничего не рассказывал Пабло. Ему незачем это знать, но теперь... Теперь придется рассказать все до конца.
- Погоди, я правильно тебя понял? Рауль – мой друг собрался жениться на Марисе, да еще и по любви? – Пабло вздернул бровь.
- Да, - выдохнул Томми. – После того, как ты уехал, никому ничего не сказав, Рауль приехал в Аргентину, а потом поближе познакомился с Марисой.
Пабло заливисто рассмеялся, похлопав себя по бедру. Его это позабавило. А Эскурра ошеломленно наблюдал за другом, даже не зная, как это понимать. Он знал, что, бросив Пабло в день свадьбы, она больно ранила его. Тот страдал, когда покидал родную страну, а теперь что изменилось? Уж не связано ли это с той стриптизершой, которую Томасу «хватило ума» притащить на мальчишник. Если б не она, хотя нет, если б не Эскурра, все было бы по-другому, и возможно, Пабло сейчас был бы женат на Марисе и жил спокойно, не скитаясь из страны в страны, не тыкаясь по углам, не пытаясь найти себе место в этой жизни. Флоренс тут совсем не причем, девушка просто выполняла свою работу. Так что винить в этом стоит только… Томаса? Себя?
- Что ты собираешься делать? – осторожно спросил брюнет.
- Пожелаю им счастья, - жизнерадостно отозвался Пабло. – Они стоят друг друга. Вот, будет причина посетить Аргентину.
- Ты не злишься?
- Я? – удивился Пабло. – Нет, а почему я должен был злиться? Конечно, выбор Рауля пришелся мне не по душе. Но сам понимаешь, кто я такой, чтобы указывать ему, кого брать в жены. Пусть рискнуть создать счастливую семейную пару, может, что-нибудь получится. Ничего ведь от этого не потеряют.
- Я думал, что ты все еще любишь её, - тихо пробормотал Томас, не улыбаясь.
Пабло улыбнулся.
- Томас, я любил Марису когда-то. А сейчас уже нет. И это правда. Если хочешь, верь, не хочешь, и не надо. Это твое право. Просто я понял, что заслуживаю большего. Мне нужна взаимность, а не лицемерие, которым Андраде держала меня рядом. Так что расслабься и не беспокойся за меня, - он хмыкнул. – Я как-нибудь переживу.
Как это и не странно, но все было чистой правдой. Пабло понял, что разлюбил её. Да, была любовь. Сильная, всепоглощающая, но она исчерпала себя. Он просто привык любить Марису. Это была своего рода обязанность, а теперь ему захотелось пожить для себя. Не думать ни о ком, заботится только о своей шкуре. Лучше быть одному, чем снова испытывать подобное тому, что произошло тогда.
Они посидели еще пару часов, пока Пабло не заявил, что ему завтра рано нужно ехать в офис. Молоденькая служанка показала Томасу его комнату, а потом поспешно удалилась, когда он стал невозмутимо стягивать с себя одежду. Пожалуй, шокировать дам своим откровением, было его призванием.
А Пабло прошел в свою комнату, не забыв засунуть мокрые джинсы в корзину для грязной одежды. Чтобы проснуться рано, будильник ему не требовался. Поэтому блондин упал на кровать и сразу же погрузился в сон…

- Да, я понял… нет, конечно. Да, сегодня же займусь этим, - проговорил Пабло и положил трубку.
Он откинулся на спинку массивного кожаного кресла и позволил себе немного расслабиться. Мышцы снова свело из-за того, что уже около двух часов он сидел, не меняя позы. Пабло поднял руку вверх и потянулся. Приятная истома разлилась по его телу, он замурлыкал от удовольствия. Футболка натянулась, обтягивая красивый загорелый торс, мускулистую грудь и сильные руки. Пожалуй, сейчас он походил на большого довольного кота. Простите за столь глупое сравнение, но это правда. Особенный шарм придавала ему обольстительная улыбка, которая появилась на его четко очерченных надменных губах. Он блаженно прикрыл глаза и не двигался некоторое время.
В дверь постучали, и Пабло недовольно открыл глаза.
- Войдите! – громко сказал блондин, даже и не думая сесть, как полагается.
Дверь открылась, и перед Пабло предстал Хоакин Ариас-Парондо. Голубоглазый блондин в черном деловом костюме.
- Вспомнил о хороших манерах? – Пабло вздернул бровь.
- Я о них не забывал, - высокомерно бросил Хоакин, - в отличии от некоторых.
Он красноречиво окинул беглым взглядом друга, а потом присел перед ним на стул.
- Что-то случилось?
- да, мне нужно срочно ехать в Аргентину.
- Что ж, в таком случае счастливого пути!
- Спасибо, но ты поедешь со мной, - приказным тоном заявил Ариас-Парондо.
Пабло пропустил его слова мимо ушей.
1 Когда уезжаешь?
Блондин недовольно фыркну.
- МЫ вылетаем завтра! Пабло, я вовсе не шучу.
- С какой это радости я должен ехать с тобой?
- С той, что твой друг Рауль женится…
- На Марисе, - закончил Пабло. – Знаю, знаю. Томми уже доложился.
- И что?
Пабло нахмурился.
- В каком смысле? – не понял он.
- Что ты намерен делать?
- А я разве что-то намерен делать?
Хоакин раздраженно прищелкнул языком. Он смерил подозрительным взглядом непонимающую физиономию друга. Он либо не понимает, о чем Хоакин говорит, либо делает вид, что не понимает.
- Мариса ведь была твоя невеста. А сейчас она с Раулем.
- Словно переходный вымпел, - сострил Бустаманте. – Да, была моей невестой, ну и что? Рауль пришелся ей больше по вкусу, чем я.
Со слов Пабло Хоакин понял, что ему плевать на все с гигантской секвойи. Неужели Бустаманте ничего не чувствует? Ну, хотя бы чувство унижения, или удар по самолюбию???
Браво, прекрасно скрывать свое чувство – это мастерство, которое дается не каждому, а если Бустаманте не скрывает? Что если ему действительно наплевать. Так или иначе, но ему обязательно стоит слетать в Буэнос-Айрес и убедиться в своих чувствах.
- кстати, а когда у неё свадьба? – поинтересовался Пабло, изучая какие-то документы.
- Без понятия, - пожал плечами друг. – Я недавно узнал от отца. Кажется, точная дата венчания еще не назначена.
- да? Тем лучше, мне сейчас не до разъездов, тем более Мари скорее откусит себе язык, чем пригласит на свадьбу бывшего жениха.
Он подписал документ и аккуратно сложил его в кейс. За ними последовала толстенная папка. Мужчина открыл её и стал изучать содержимое. Не отрывая головы, он снова заговорил:
- И все же, постарайся разузнать у Рауля точную дату. Я бы не хотел пропустить свадьбу друга.
- Ты всерьез хочешь это сделать? – тихо спросил Хоакин.
Пабло поднял голову и удивленно уставился на блондина, как будто тот сморозил глупость.
- Да, а почему нет?
- ну. Ему это вряд ли понравится, - небрежно пояснил друг.
- Да? Ну, это мы еще посмотрим, - Пабло опустил голову.
Он отложил лист в сторону и перевернул страницу в папке.
- надо же, доход увеличился, - довольно пробормотал он. – Значит, мой пятилетний труд не пошел коту под хвост.
Хоакин лишь молча усмехнулся, предпочитая промолчать относительно этого замечания Пабло.
Ты работал, как проклятый. Не удивительно, что все идет хорошо. Это своего рода вознаграждения за дни, когда ты ограничивал себя в отдыхе. Хоакину была известна причина, по которой Мариса бросила Пабло прямо в церкви. Ее чертовски эгоистичная натура заставила его работать, не покладая рук, чтобы стать еще богаче, чем тогда, пять лет назад. Хотя, дело было не только в этом. Пабло просто хотел доказать, что тоже сможет добиться большего, что ни чем не хуже. И ему это удалось. Вот уже на протяжении двух лет, он считался самым завидным и неприступным женихом по всей Европе. Многие барышни пытались завоевать его сердце, чтобы потом запустить свои алчные руки в его карманы. Но пока никому это не удавалось, потому что он никого к себе близко не подпуска. Чаще всего срабатывал инстинкт самосохранения. Иначе говоря, он вовремя успевал «сделать ноги» еще до того, как какая-нибудь барышня найдет на него компромат, чтобы навечно прибрать мужчину к рукам. Да, в этом ему можно только позавидовать. Железная хватка, превосходное чутье в бизнесе, ставили его на первое место. Хахаха, может теперь Её сиятельство Мариса Пиа Андраде обратит внимание на Пабло Бустаманте, - язвительно подумал он.
- Эй, прекрати летать в облаках! – услышал Хоакин насмешливый голос Пабло. – смотри, как бы не свалился с небес на твердую землю. Учти, падение будет болезненным.
- Я просто задумался! – отмахнулся он. – Так что? Летим?
- Я думал это вопрос решенный, - деловито заметил Пабло с ноткой иронии в голосе.- Ты же сам сказал.
Хоакин сделал вид, что не заметил.
- Тогда я заказываю билеты на завтра?
Пабло оторвался от бумаг и скептически посмотрел на друга.
- Я же сказал, что сейчас у меня нет времени прохлаждаться в Аргентине. Завтра я улетаю в Венецию. Будь добр, присмотри за Флор, я не смогу взять её с собой.
- Но…
- Хоакин, тебе ведь не трудно это сделать? – с нажимом спросил Бустаманте.
- Нет, конечно, но…
- Вот и славно, - перебил блондин. – Самолет завтра утром, так что Флор на твоей совести. Если хоть волос упадет с её головы, я оторву тебе голову, - пригрозил Пабло. – Присматривай за ней.
Хоакин вскочил и стал тыкать пальцем в друга.
- Черт возьми, я ведь не нянька! Почему я? Найми ей кого-нибудь другого!
Пабло опустил глаза на бумаги, лежавшие перед ним.
- Я хочу, чтобы за ней смотрел ты, - заявил он. – Так что будь паинькой и не огорчай меня.
- Нет, ты точно свихнулся! Совсем голову потерял из-за этой рыжеволосой шлюхи…
- Не смей! – процедил Бустаманте. – Будь добр, следи за своим длинным языком. Ты, конечно, мой друг, но меру знать тоже нужно. И она вовсе не шлюха, как ты изволил выразиться. И чем раньше ты зарубишь это на своем носу, тем лучше.
- Прости, просто вырвалось.
- Охотно прощаю, - ответил Пабло, даже не смотря на друга. Все его внимание было сосредоточенно на ценных бумагах, которые лежали на столе. – Я прилечу в субботу.
- Когда??? – ошеломленно спросил Хоакин. Его вовсе не радовала перспектива провести всю неделю, прикованным к юбке Флоренс.
- Может раньше, если повезет, - успокоил Пабло, но не настолько, чтобы друг успокоился. – Разве я о многом тебя прошу? Если тебе трудно это сделать, ладно, хорошо, я найму кого-нибудь для Флор. Вот только ты очень сильно упадешь в моих глазах. Решай сам. Сейчас я на тебя давить не стану.
Пабло молча встал, собрал документы, сложил их в кейс и покинул офис. Через несколько минут Хоакин услышал рев мотора его спортивного Феррари.
Что оставалось делать? Придется согласиться. Терять дружбу Пабло, это, значит, стать его врагом. А врагов Бустаманте давит, как тараканов. Да, весьма эгоистично, но в этом порой жестоком мире иначе жить никак нельзя. Тебя либо затопчут сразу, либо потом, через некоторое время, пока твое жалкое существование будет кому-нибудь в угоду.
Через некоторое мгновение Хоакин покинул кабинет.
На следующий день Пабло улетел в Италию, а Флоренс осталась одна в большом особняке в окружении многочисленных слуг.

- Мариса, мне нужно повидать Пабло! – твердо заявил Рауль Гонсалес. – Он мой друг и должен знать о нас!
Мариса умоляюще сложила руки и посмотрела на жениха.
- Рауль, не надо, пожалуйста. Он презирает меня.
- Дорогая, если Пабло мне друг, он смирится с тем, что ты скоро станешь моей женой. Если же нет, я навсегда забуду дорогу к его дому.
Это было окончательное решение и обсуждению не подлежало. Мариса задрожала от плохого предчувствия, а Рауль обнял девушку и прижал к себе. Его теплые ладони заскользили по её спине, и она почувствовала умиротворение. Наверное, он действительно обладал даром убеждать и успокаивать. Стоило только ему обнять Марису, как она моментально забывала о своем раздражении или скверном настроении. Девушка вздохнула, думая, что ничего хорошего из этого не выйдет. Она заглянула в его невероятно синие пронзительные глаза и вздрогнула.
- Ты хочешь слетать в Испанию? – тихо спросила она.
- ты полетишь со мной! – заявил Рауль.
Мариса быстро покачала головой, как китайский болванчик.
- Нет, я не смогу! Не хочу!
- Боишься, верно? – усмехнулся он. – Не стоит, дорогая. Я буду рядом. Пабло не посмеет обидеть тебя.
- Я все равно не хочу! – запротестовала она. – Ты пригласишь его на свадьбу?
- Он мой друг, - вместо ответа произнес он.
Мариса промолчала. Она откнулась щекой ему в грудь и задумалась. А ты что думала? – ругала она себя. – Что он на все согласится? Бросить всех и все ради тебя? Так что ли? Тогда не надо было связываться с Раулем Гонсалесом…
Сильно задумавшись, она не заметила, как к ним подошла Мия.
- Привет, Мия, как дела?
- хуже некуда, - мрачно заявила сеньора Агирре. – Кто-то позвонил Мануэлю, тот сорвался и улетел в Италию. И меня не взял, а я так хотела побродить по бутикам Венеции, - Мия мечтательно вздохнула, а потом, будто упав с небес на твердую землю, хмуро произнесла, - мой прием пошел коту под хвост. Кстати, нас с тобой ждут в компании, - она обращалась к Марисе. – Пора собирать совет учредителей. Маргарита хотела продемонстрировать нам новую сезонную серию косметики.
- Уже? – Мариса освободилась из объятий Рауль, успев уловить лукавый огонек в его глазах. – Что ж, кажется, пора увеличить ей комиссионные.
- Она это заслуживает! – с жаром произнесла блондинка. – Рауль, ты меня извини, что я забираю Марису, но долг зовет. Идем! – она схватила за руку сестру и потянула её к машине.
Мариса чмокнула жениха в губы, шепнула пару слов о любви и умчалась вместе с Мией в косметическую компанию.

- Ты всерьез намерена выйти замуж за Гонсалеса? – серьезно спросила Мия, крепко держась за руль новенького Рено ярко-красного цвета.
- Да, намерена, - произнесла Мариса. – Он хороший человек. С ним мне хорошо, он ни за что не бросит меня.
- Пабло тебя не бросал! – перебила Мия. – Это ты бросила его!
Мариса хмыкнула и нервно провела рукой по длинным русым волосам.
- Ой, Мия давай не будем ругаться, а? У меня вовсе нет желания в сотый раз выслушивать одно и тоже. Надоело, понимаешь ли.
- ладно, - сдалась Агирре. – Но мы еще вернемся к этому вопросу.
- Да дари бога, - усмехнулась Мари, обещая себе, что будет избегать этот щекотливый разговор всеми силами.
Молча они ехали минут двадцать, пока Мия не остановилась перед большим, отделанным мрамором зданием. К ним сразу же подбежал молодой паренек, взял ключи, сел в машину и отогнал в подземный гараж компании.
На собрание они успели вовремя. Все акционеры были уже в главном зале заседаний и ждали только директоров компании, которые владели большинством акций. Миловидная высокая женщина лет тридцати стояла перед столом с большим количеством новой косметики, которую собиралась представить.
- Простите за опоздание, - с извиняющей улыбкой начала Мия. – нас задержали непредвиденные обстоятельства, - сказала она и украдкой покосилась на Марису, которая беспечно уселась во главе стола.
- Точнее мое нежелание расставаться с женихом! – насмешливо пояснила Мариса. – Если никто не против, тогда мы начнем. Маргарита, мы целиком и полностью в твоей власти.
Следующие несколько часов акционеры совещались относительно качества, цены и количества товара. Думаю, вам мой дорогой читатель, покажется не слишком интересным, если я начну описывать детали, поэтому я опущу некоторые сцены и продолжу.

Пабло быстрым шагом вошел в здание пятизвездочного отеля и сразу же направился к стойке портье. По идее секретарша должна была забронировать ему номер здесь.
- Здравствуйте, я Пабло Бустаманте, - с мягким акцентом по-итальянски заговорил блондин. – Для меня здесь бронировали номер.
- Здравствуйте, одну минутку, сеньор, - портье смерил его подозрительным взглядом, явно сомневаясь, что это действительно так.
И опять же одет он не к месту. Вместо делового костюма. Нам нем «красовалась» синяя футболка с надписью и синие джинсы, а на ногах кеды. Именно поэтому портье так холодно встретил его, явно сомневаясь, что мультимиллионер может одеваться подобным образом.
Портье отвернулся и быстро защелкал мышью. А тем временем Пабло беззастенчиво осматривал главный холл отеля. Хотя он был здесь и не раз, ему показалось, что все постоянно меняется. Словно каждый раз он прибывает в разные места. Он медленно отсмотрел расписной потолок, колонны и спустился вниз. Весьма недурно, - подумал он. – Нужно отдать должное архитектору.
Мимо прошли две женщины, с интересом рассматривая его. Блондин хмыкнул и послал им очаровательную улыбку. Увы, сработал инстинкт самца. Сам он не часто заводил случайные интрижки, обычно все длилось до тех пор, пока чувства Пабло не охладеют. А это происходило довольно быстро.
Он вздохнул и переложил кейс с документами в другую руку. Надо бы немного отдохнуть, но перед этим…
Пабло достал мобильный телефон и быстро набрал номер.
- Привет, да, это я. Только что прилетел… Нет, давай лучше вечером, я устал… Плевать! Если не согласятся ждать, тогда скатертью дорожка… Знаю, в таком случае пусть ждут. Да… хорошо. Тогда в семь?.. нет, кажется, он еще не прилетел… Для начала успокойся. Фабиан, все будет хорошо…
Блондин повернулся к двери.
- А вот и Мануэль, - пробормотал он в трубку. – Да, я перезвоню. До вечера.
Он отключил мобильник и засунул его в задний карман Джинс.
- Сеньор, ваш номер четыреста четвертый, - вмешался голос портье.
Пабло повернулся к нему и забрал ключи.
- Ваш багаж доставят через несколько минут.
Но Бустаманте уже не слышал портье. Его внимание целиком и полностью было сосредоточенно на лице друга, пылавшее яростью и негодованием, которые вот-вот грозились вылезти наружу. Он понял, что держал к тайне своей местонахождение слишком много времени. Простит ли его за это Мануэль?
Наконец смуглый мексиканец приблизился и смерил блондина пронзительным взглядом темных глаз.
- Привет, - деловым тоном поприветствовал Пабло. – Прости, что вырвал тебя из дома так неожиданно.
- Прости??? – переспросил Мануэль. – Это все, что ты можешь мне сказать? Я сходил с ума от беспокойства, когда ты уехал, никому ничего не сказав. И теперь ты говоришь мне «прости», - он невесело усмехнуся. – Я думал, что мы друзья.
- Мануэль, прости, в тот момент я никого не хотел видеть, - признался Пабло. – Вряд ли ты тогда понял бы меня.
- И ты вспомнил обо мне только сейчас? – холодно спросил друг. – Пять лет ты находился неизвестно где. О твоем местонахожении знали только родители и Томас. Почему ты мне ничего не сообщил? – брюнет ткнул в него пальцем.
Пабло ожидал подобной реакции, но и предстаивть себе не мог, что слова Мануэля Агирре так больно ранят, возьмут за живое. Борясь с противоречивыми чувствами, он спокойный внешне молча слушал мексиканца.
1 Я просто не мог держать родителей в неведении, - пояснил наконец Бустаманте. – Я не виноват, что отец все разболтал Томасу. Да и какой смысл было вас посвящать? Я знал, что ты целиком и полностью бы встал на сторону Марисы. Зачем портить себе жизнь, зная, что друг по всем поддерживает бывшую невесту, у которой хватило жестокости бросить жениха прямо у алтаря. Здорово! – Пабло иронично расхохотался и в этом смехе не было намека на веселье. – Тогда она сделала из меня посмешище. Ты наверное помнишь, как во всех газетах была та злополучная статья.
Мануэль не осмелился кивнуть, хотя прекрасно помнил те дни, когда разъяренная толпа журналистов рыскала вокруг дома, ожидая сенсации. Он прекрасно понимал, какого было другу. Обида стала постепенно таять. Разве Пабло в тот момент было время вспоминать о друзьях? С одной стороны он сделал правильно, что уехал, а с другой... Пресса воспринила уезд Пабло, как бегство.Ману помнил, сколько времени имя друга мусолили в газетах, пока скандал с несостоявшейся свадьбой не сменился на другой.
2 Я понимаю, - вымолвил Мануэь.
В голосе друга Пабло различил теплые нотки.
- Прости, я не должен был это говорить. Не знаю, что на меня нашло. Извини. Кажется, я опять все порчу.
Пабло тяжело вздохнул и протянул руку Мануэлю.
3 в любом случае я рад, что ты приехал.
С минуту Мануэль молча разглядывал, а потом, широко улыбнувшись, обнял друга.
- я тоже рад! Ты даже не представляешь, как рад! – рассмеялся Мануэль, обнимая друга за широкие плечи. – Я так за тебя беспокоился, Пабло.
Бустаманте улыбнулся. Гора свалилась с его плеч. Ману его простил, и это уже неплохо.
4 Не стоило беспокоится. Все это время я находился в Испании. Управлял своей компанией с Мадрида.
- А мы слышали, что твоя компания была продана, - растеряно произнес Агирре.
- Это неправда! Кто тебе это сказал? – хмыкнул блондин, сверкая голубыми глазами.
Мануэль отстранился и недоверчиво глянул на друга.
- Неправда, – тупо повторил он. – Ты хочешь сказать, что… О, боже, так значит ты и есть тот самый загадочный Алекс Дарк?
Громко расхохотавшись, Пабло кивнул. Мануэль от потрясения открыл рот.
- Вот это да, - Ману наконец-то отошел от состояния глубокого потрясения и теперь улыбался во весь рот. – Самые стабильные акции мирового рынка. Да ты ведь мультимиллионер! О тебе, то есть об Алексе Дарке, часто пишут в газетах. То, что он ни разу не появлялся на публике, всех озадачило… До сих пор поверить не могу.
- Прошу тебя, держи это в тайне, - все еще улыбаясь, попросил Бустаманте. – Кроме тебя и Хоакина этого никто не знает… Ну, вот, у нас уже появились слушатели.
Пабло бросил осторожный взгляд через плечо. Мануэль нахмурился и огляделся. А потом понял, что друг имел в виду портье, который, навострив уши, самозабвенно прислушивался к их разговору.
- Да он ведь по-испански ни черта не понимает! – отмахнулся Мануэль.
- Он все прекрасно понимает, - бросил Пабло и повернулся к портье. – Полагаю, вы слышали все? – он вопросительно выгнул бровь, плавно переходя на итальянский. – Советую вам держать язык за зубами, иначе я могу устроить вам увольнение, а потом позабочусь, чтобы вас не взяли ни на одну работу. Вы меня поняли?
Портье понял, что лучше не связываться с влиятельным бизнесменом и делать так, как он говорит.
- Да, сеньор, я все понял.
- Ну, вот и отлично, - улыбнулся блондин. – А теперь дайте сюда ключ от номера Мануэля Агирре.
Тот кивнул и стал торопливо искать имя вышеупомянутого в списках.
Через несколько минут довольный Пабло и ухмыляющийся Мануэль удалились в свои номера. Потрясенный портье смотрел им вслед. Он хотел позвать своего приятеля и рассказать ему новость, но потом передумал, решив, что не стоит вмешиваться туда, где вращаются шишки, подобные этому Пабло Бустаманте и его дружку Мануэлю Агирре.

- так значит, это и есть та самая Мариса? – в оскорбительно-насмешливой форме протянула Флоренс, разглядывая Марису Пиа Андраде.
Хоакин, стоящий радом с беременной девушкой, кивнул и с тревогой посмотрел на потемневшее от гнева лицо стоящей напротив них девушки. Рядом с Марисой стоял высокий мужчина с иссиня- черной шевелюрой и поразительного оттенка синими глазами. Его глаза насмешливо загорелись.
- Надо же, я думала ты гораздо умнее, чем есть на самом деле, - продолжила Флор, бесцеремонно разглядывая красивую пару. – И что он нашел в тебе? Ты должна была благодарить Бога за то, что Пабло обратил на тебя внимание. И как ты могла упустить его? Просто уму непостижимо. Таких, как он очень мало, Мариса, - процедила она. – Хотя, с одной стороны так даже лучше. Жизнь с тобой просто сломала б его. Он заслуживает большего. Жизнь с расчетливой фурией явно предназначена не для Пабло. А он мне много чего о тебе рассказывал…
Мариса заставила себя проглотить обидные ответные слова и просто ответила:
- Полагаю, ничего хорошего? – она вопросительно вздернула бровь.
Флоренс звонко расхохоталась.
- ошибаешься, дорогая. Он превозносил тебя до небес, когда мы с ним познакомились. Он считал тебя необыкновенной. Ха, а на самом деле ты не отличалась от тех женщин, с которым Пабло встречался.
- Это было до того, как ты переспала с ним? – съехидничала Мариса.
Газа Флоренс расширились, а потом она снова расхохоталась. На этот раз дольше и веселее.
- Откуда ты знаешь? Значит, ты за ним шпионила? – она хмыкнула. – Тогда ты точно недостойна его!


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:48 | Сообщение # 6
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Мариса стиснула зубы, чтобы не нагрубить. Она вздохнула и приказала себе успокоится. В конце концов, это её уже не трогает… ну, почти не трогает. НЕ трогает!!! Не её дело и вообще не стоит обращать внимание на БЕРЕМЕННУЮ ПОДРУЖКУ ПАБЛО. Это их дело. Пусть занимаются всем, чем хотят.
Флоренс это крайней забавляло. Мариса Пиа сама не понимает, что жутко ревнует Пабло Бустаманте. Хе, очень интересно, чем все закончится. Одно Флор знала точно: Пабло больше не интересует эта дамочка, у которой вместо сердца кусок льда.
- Интересно, до какой степени нужно любить деньги, чтобы так поступить с ним? – как бы, между прочим, спросила она. Она смерила девушку ледяным взглядом и сказала, - Идем, Хоакин, тут смердит!
Хоакин извиняющее улыбнулся Марисе и Раулю, а потом поспешил за удаляющейся Флоренс.
5 Наглая мерзавка! – прошипела Мариса. – Интересно сколько Бустаманте заплатил, чтобы ты раздвинула перед ним ноги!?
Рауль, который до этого невозмутимо молчал, высказал свое мнение.
- Не принимай это близко к сердцу! – посоветовал он. – Эта девица боится, что Пабло снова подпадет под твои чары и бросит её.
- Он мне даром не нужен! – вспыхнула она. – А вот с этой, - Мариса ткнула пальцем спину Флоренс, - я еще разберусь. Обвинять меня в…
- Успокойся, любовь моя, - Рауль погладил по щеке Марису, и та разом замолчала. – Не забивай свою хорошенькую головку глупостями.
- Кто она такая, чтобы говорить мне об этом??? – девушка снова стала заводиться.
Мужчина обнял за плечи девушку и повел в сторону припаркованного у обочины черного Мерседеса.

- Как он мог с ней связаться? – возмутилась Флоренс.
Вот уже битый час она ходила по саду туда сюда. А Хоакин отсутствующим взглядом следил за ней. И вообще он устал. Никогда не думал, что беременные женщины доставляют столько хлопот. Черт бы побрал этого Пабло! Оставил мне эту барышню…
- Она даже не красавица! И вообще дурно воспитана. Эгоистка и жадина! – она продолжала осыпать оскорблениями Марису.
- Флоренс, ты меня, конечно, извини, но мне надоело выслушивать все эти гадости относительно Марисы, - раздраженно бросил блондин. – Может, угомонишься?
- Я не хочу угоманиваться! – запротестовала девушка, подобно капризному ребенку.
- А придется. Тебе вообще вредно волноваться!
- ты прав, - она опустилась на плетенное кресло у бассейна. – Я ничего не могу с собой поделать, - призналась девушка. – Хоакин?
Он сменил позу и поднял голову. До этого она у него лежала на изголовье спинки кресла.
- ммм? – промычал он, давая понять, что слушает.
- Мариса всегда была такой?
- В смысле? – пробурчал он. – Я учился с ней всего пару месяцев. Откуда мне знать. Лучше Пабло спроси.
- Спасибо, но я еще жить хочу, - усмехнулась она. – Он голову мне оторвет.
Хоакин лишь хмыкнул.
- Пабло не звонил? – с надеждой спросил он.
- Звонил. Сказал, что очень скучает. А тебе передает привет.
- Он не думает домой возвращаться?
- Денечков этак через пять. А что?
Он поморщился.
- Да, так, ничего.
- И все же я не понимаю…
- Флоренс, ради бога!!! – взвыл Хоакин. – Тебе не пора прилечь, отдохнуть, а?
Девушка звонко рассмеялась. Она поднялась с кресла, подошла к мужчине и потрепала его по светлым волосам. Хоакин, скептически выгнув бровь, наблюдал за её действиями. На его тонких губах появилась ироничная улыбка.
- Флор, я серьезно, - сказал блондин. – Может, ты посидишь немного одна? Мне нужно делам.
- Да Бога ради, - великодушно разрешила она. – Вот только Пабло не понравится, что ты оставил меня одну.
- Я же мужчина! И наверняка у меня есть определенные потребности, дела и обязанности! – он начал возмущаться всерьез. – Ненавижу, когда ты этим пользуешься, - буркнул он и повалился обратно.
Свесив голову на бок, он развалился в кресле и затравленно смотрел на ухмыляющуюся девушку.
- Ладно, иди. Только вечером загляни ко мне, а то я уже с ума схожу в большом доме.
- Спасибо!
Хоакин Ариас-Парондо улыбнулся, чмокнул девушку в щеку и быстро скрылся из виду.
Флоренс, устало вздохнув, села на кресло и подозвала к себе прислугу.

- И давно ты с ней? – спросил Мануэль.
Парни сидели в ресторане. За окном уже давно стемнело. Не смотря на то, что уже наступил вечер, улицы Венеции были хорошо освещены.
- Мы знакомы с ней пять лет, если ты в этом смысле, - сказа Пабло, отпивая красного вина.
- Как я понял, живите вы вместе.
- Угу, - Пабло тщательно прожевывал кусочек рыбы. – Она беременна, Мануэль.
Мексиканец вздрогнул и поднял голову. Вилка замерла на полпути ко рту. Его лицо удивленно вытянулось, губы вытянулись в букву «О».
- Беременна, - тупо повторил Агирре.
- На седьмом месяце.
Значит, Пабло скоро станет отцом, - подумал Мануэль, изучая лицо друга.
6 Как это случилось? – растерянно прошептал он.
Пабло усмехнулся. Губы изогнулись в насмешливой улыбке.
- Тебе описать процесс зачатия? – белокурые брови взлетели вверх.
До мексиканца дошло, что он сморозил глупость. Поэтому, вымученно улыбнувшись, он ответил:
- Нет, не стоит. Значит, тебя уже можно называть папашей?
Бустаманте пожал широкими плечами. Не отрывая взгляд от тарелки, он небрежно бросил:
- Можно и так. Надеюсь, ты сжалишься и сделаешь меня крестным отцом твоему ребенку?
- Когда родится твой, тебе явно будет не до крестника, - заметил Мануэль.
- Брось отмазываться, - посоветовал Пабло, - если ты уже выбрал крестного для ребенка и им являюсь не я, лучше так и скажи. Привыкай говорить правду, Мануэль. Это в людях я ценю больше всего.
Мексиканец смущенно кашлянул. Он пытался найти подходящий ответ, но у него это плохо получалось. Пабло всегда было чертовски трудно переплюнуть в словесной дуэли. Этому мастерству его научили, когда суровый папаша Серхио Бустаманте отправил сына за океан, чтобы тот выучился, как следует. Старый преподаватель философии годами вдалбливал юному Бустаманте, что настоящий бизнесмен должен уметь заткнуть за пояс любого. Не при помощи кулаков, а словами. Пабло это усвоил и теперь разил наповал всех своих неприятелей острым язычком. В ехидстве ему нет равных, а в красноречии подавно.
- Я не отмазываюсь, - обиженно сказал Агирре. – Просто, зачем тебе еще один младенец на руку, когда скоро появится свой.
- Ты глупый, как пробка, - хмыкнул блондин. – Разве в этом дело?.. эх, ладно. Забыли…
Сидели они в ресторане довольно долго. Друзья рассказывали друг другу последние новости из своей жизни. Делились впечатлениями относительно встречи, вспоминали свои школьные проделки, концерты…

7 Я так соскучилась!
Флоренс крепко стиснула в объятиях Пабло и чмокнула в нос. Он улыбнулся и потрепал девушку по розовой щечке.
- А ты хорошеешь на глазах, - усмехнувшись, заметил он. – Беременность тебе идет.
Она рассмеялась и отстранилась от него.
- А ты как всегда умеешь польстить девушке, особенной такой уродливой, как я.
Он ничуть не смутился, а наоборот, рассмеялся в ответ. Белые ровные зубы свернули в ослепительной улыбке. Сильные руки обвились вокруг расплывшейся талии девушку и без труда подняли её вверх. Флоренс зашлась восторженным, словно ребенок, хохотом. Её зеленые глаза блеснули от счастья, а сама она просто сияла.
- Неправда! Ты не уродина! – запротестовал он.
- ладно, так уж и быть, поверю, - хмыкнула она. – Как прошла поездка?
- Отлично! Я наладил контакты. Теперь смогу поставлять свою продукцию в те страны, на которых я метил. Иначе говоря, дела пошли хорошо. Тьфу, тьфу, тьфу! Чтобы не сглазить!
Пабло усадил девушку на диван и присел рядом.
- А как ты? Хоакин себя хорошо вел?
- Он всячески пытался скрыть, что я до смерти ему надоела. Так что не злись на него, если он слегка проявить свою нервозность. Я его достала, - просто сказала она и ухмыльнулась.
- Обычно Хоакина непросто вывести из себя, но если судить по тому, как быстро он ретировался, когда я переступил порог дома, он в ужасе, - блондин усмехнулся. – Что ж, небольшая эмоциональная встряска ему не помешает.
- твой друг со своей невестой тут появлялись, и кажется, сейчас до сих пор в Мадриде тебя дожидаются, - неожиданно сказала Флоренс.
- Неужели? – Пабло вздернул светлую бровь. – И ты даже не предложила пожить у нас, пока меня нет?
- Если честно, - девушка поморщилась, - Мариса мне не очень понравилась. Она вся какая-то… ни рыба, ни мясо, короче.
- Раньше она такой не была, - глаза Пабло странно блеснули. – Наверное, Рауль изменил её. Это даже к лучшему, - задумчиво произнес он. – Ты не знаешь, в каком отеле они остановились?
- Без понятия. Я не потрудилась у них это спросить. Ты лучше позвони Хоакину. Или своему другу. Мобильный телефон у него наверняка есть?
- Я как-то не подумал об этом, - бросил он и встал. – Ладно, дорогая, жди меня вечером. Если что, звони на мобильный, а я поеду на фирму и узнаю, как дела.
Он оказался возле двери так быстро, что девушка не успела даже глазом моргнуть.
- Постой! – флор вскочила с дивана и сделала попытку догнать его. – Пабло, ты ведь даже не обедал, не отдыхал. Дела могут подождать!..
Бустаманте остановился, обернулся и весело сказал:
- Дорогая, я ценю твою заботу, но порой ты начинаешь напоминать мне мою маму. Я уже пообедал, да и весь полет я спал. Так что жди меня вечером!
Он сел в свою спортивную машину и вскоре скрылся из вида. Флоренс вздохнула и медленно побрела обратно к дому. Ей богу, сейчас ей нужен покой. Этот несносный мужчина точно сведет её в могилу своими безалаберными выходками.

- Что ж, я очень рад за вас, - сказал Пабло и улыбнулся.
Он обнял друга, которого не видел вот уже пять лет и чмокнул в щеку бывшую невесту. Эта встреча не произвела на Бустаманте совершенно никакого впечатления. Конечно, он был рад встрече с другом, а что касается бывшей невесты – наверное, обида, ненависть, любовь уже давно сменились полным равнодушием. Он совершенно ничего не почувствовал, прикоснувшись к ней, увидев её. Мариса показалась ему совершенно чужим человеком, те моменты унижения стерлись с лица земли, словно их никогда и не было. Пробел… пустота сменилась, ушла. Душевная боль покинула его, потому что в жизни у него новая цель. На этот раз постараться быть счастливым без посторонней помощи. Постараться жить только для себя и близких людей.
- Мариса, ты нисколько не изменилась, - усмехнулся он.
Она промолчала. Не было слов. Встреча с бывшим женихом потрясла её до глубины души. Он стал… выше, шире в плечах и красивее. Стал ослепительным зрелым мужчиной, излучающим мощь и непоколебимую уверенность в себе. Пронзительные голубые глаза будто смотрели в самую душу девушки. Странно, но в них не было ни ненависти, ни осуждения, лишь любопытство и даже скука.
- Я тоже рад!
Синие глаза сверкнули от радости. Он украдкой посмотрел на невесту, успев заметить необычную бледность лица. А потом на друга. Пабло только улыбался. Похоже, он действительно рад встрече.
- Надо же, а за пять лет ты сильно возмужал, - насмешливо заметил Пабло, придирчиво оглядывая друга. – Помню, как худой черноволосый португалец пытался учить меня, как правильно вести бизнес. А теперь дружище, я даже не побоюсь этого слово, я самый преуспевающий бизнесмен во всей Европе.
- Неужели? – иронично протянул Рауль. – Кажется, я насчитал всего парочку предприятий на твое имя. Каким это образом ты стал самым преуспевающим бизнесменом? Вот про Алекса Дарка я молчу. Это действительно акула бизнеса.
- Поверь мне на слово, - произнес Пабло. – Кстати, а свадьба когда?
- Примерно через пару месяцев.
- А почему так долго? Хотите, я организую вам свадьбу через неделю, ёмаё, да хоть сейчас!
- Нет, - рассмеялся Рауль и покачал головой. – Не стоит. Просто мы с Марисой так решили. Помолвка состоится через неделю, и ты в числе почетных гостей. Так что мы ждем тебя.
- И вы перелетели через океан, чтобы пригласить меня на помолвку? – притворно удивился Бустаманте. – Надо же, какая честь. С чего это вдруг? Мне вполне бы хватило телефонного звонка, ну или на худой конец письменного приглашения. Я бы все равно не пропустил такое событие. Я очень за вас рад! – на этот раз Пабло говорил искренне, без тени иронии и насмешки.
Рауль выслушивал друга со скептическим выражением лица. Привычка Пабло иронизировать по каждому поводу иногда выводила его. Его острый язык порой не давал покоя и больно колол.
- ну да, - согласился Гонсалес. – А заодно Мариса хотела купить себе подвенечное платье и нужный гардероб. Правда, милая?
Рауль склонился к девушке и запечатлел на её губах нежный, любящий поцелуй.
- ладно, извини, Пабло. Кажется, мы тебя оторвали от дел. Еще увидимся.
- Я приглашаю вас на ужин в восемь вечера. Отказа не приму. Мы не общались слишком долго, поэтому я хочу восполнить пробелы.
- Но… - Мариса запнулась на полуслове.
- Я же сказал, что не приму отказа, - снова повторил блондин, играя ручкой. – Да брось ты Мариса, я ведь не кусаюсь. В конце концов, рядом будет твой жених, если я вдруг накинусь на тебя в приступе бешенства, - он осклабился.
Мари слабо улыбнулась, поражаясь догадке Пабло. Ведь это действительно было так. Более того, она его боялась, боялась его мести. Но делать нечего. Между будущим мужем и бывшем женихом не встанешь, тем более, если они являются еще и друзьями. Так что придется смириться и молчать.
- Не смеши меня, - с достоинством бросила Андраде. – Просто у меня на этот вечер были другие планы. Придется их отменить, - она вздохнула, как будто делая Бустаманте одолжение. – Мы придем, Пабло. А теперь извини, нам пора.
Повернувшись к нему спиной, она молча вышла за дверь.
- До вечера! – улыбнулся Рауль и вышел вслед за невестой.
Пабло молча кивнул и сел на кресло. На губах заиграла улыбка, он поднял трубку телефона и связался со своей секретаршей.

8 да, Исмаэль, я понял! – сказал Пабло в трубку.
Он шел по коридору своей фирмы вместе со своей секретаршей, которая на протяжении пяти минут пыталась что-то сказать. Пабло старался одновременно вслушиваться в слова друга, который сейчас находился в Штатах, пытаясь уладить дела, и распинающейся секретарши.
- Что? Повторите, Исабель! – попросил он. – Исмаэль, стоп! Помедленней!.. Да? Ты развел? Когда ждать?... Исабель, дайте сюда эту злополучную папку, - и, не дожидаясь, он сам вырвал объемистую черную папку их рук секретарши. – Ты свободна… Что? Нет, это я не тебе, - рассмеялся он, когда друг принял последние слова в свой адрес.
Секретарша, недовольно поджав губу, развернулась и, покачивая бедрами, удалилась в обратном направлении. Пабло посмотрел ей вслед, решив про себя, что в следующий раз будет нанимать уже в возрасте женщин на должность его секретарши. А то эта особа уже не раз делала ему намеки и лезла в самый неподходящий момент.
- ладно, я пришлю машину встретить тебя. Сам не смогу, мне нужно лететь на помолвку друга…Кто невеста? – он хмыкнул. – Не поверишь, но это моя бывшая… Да, да, не удивляйся!.. Что значит?.. нет, погоди… Черт, мне давно стоило уволить тебя за лишний треп!.. Все! До скорого!.. да, я постараюсь!
Он отключил телефон и засунул его в карман брюк, которые ему всучила сегодня утром Флоренс, заявив, что не собирается жить с мужчиной, который так ужасно одевается.
Пабло, пожав плечами, надел брюки. Действительно, нужно привыкать к деловой одежде. Все- таки на помолвку ведь в джинсах не заявишься. Ага, а как насчет подарка? Наверное, придется вытащить Флоренс по магазинам, чтобы та выбрала что-нибудь.
- Все было бы гораздо проще, если б не пришлось мчаться обратно в Аргентину, - пробормотал он себе под нос.
- сеньор, прибыли японские инвесторы! – к Бустаманте подбежал один из служащих фирмы.
- Так быстро? Тогда проводите их в конференц-зал, предложите кофе. Я скоро буду!
Парень кивнул и убежал, исполнять поручение. А Пабло вздохнул и направился к себе в кабинет, чтобы забрать материал на свою продукцию.

- Я видела его, Мия.
Мариса и Мия сидели в кафе и обсуждали поездку в Испанию. Андраде немного нервничала, рассказывая о новом Бустаманте. И все же встреча с бывшим женихом потрясла её.
- Он стал таким… - она не могла подобрать слов, чтобы высказаться. – Отрастил волосы и усы. А его одежда…
- Что?
- Он носит джинсы и футболки даже тогда, когда появляется в фирме. Мы с Раулем именно там его застали.
- Бустаманте по-прежнему убивается, что потерял тебя, - мстительно сострила Мия.
- нет, он изменился. Стал каким-то отчужденным. Ему было все равно, что друг собирается жениться на его бывшей невесте. Я его таким никогда не видела.
- Он отличный актер. В некотором роде, я ему завидую. Немногие способны сохранять спокойствие, когда перед тобой человек, который бросил тебя прямо у алтаря.
- Мия! – Мариса укоризненно посмотрела на сестру. – Не напоминай, пожалуйста!
- Что? Неужели ты до сих пор влюблена в него? – удивилась она.
Мариса покачала головой, а для пущей убедительности сказала:
- Не мели чепухи! Я разлюбила его в тот момент, когда увидела с той девкой. Кстати, сейчас она живет с ним и ждет ребенка.
- Неужели? Теперь Бустаманте окончательно упал в моих глазах. Как ты могла пригласить его на помолвку, я просто ума не приложу!
- Можно подумать, это я его пригласила. Это Рауль пригласил, и я тут не причем, - раздраженно потирая руками, бросила Андраде. – А теперь давай забудем о Бустаманте. Он меня достал! Как там дела на фирме. Продукция пошла?
Мия подозрительно посмотрела на сестру. Только зубы мне не заговаривай, - подумала она. – По тебе и так все видно. Ты прямо вся трепетала, когда мы о нем говорили. Значит, Рауль плохо постарался и не сумел заставить тебя забыть о Пабло Бустаманте. Дура, Ты Анраде! Дура!
- Все отлично! В первый же день около нескольких тысяч кремов, помад и всякого барахла ушло с полок бутиков и магазинов. Продукция понравилась аргентинским женщинам.
- Правда? – обрадовалась Мариса. – Поехали! Мне нужно самой убедиться.
- ты издеваешься что ли? – скептически спросила Мия. – Сегодня воскресенье. Фирма закрыта.
- Все равно!
Мариса встала и потянула сестру к выходу.
- ну, пошли, - ноющим, словно ребенок, голосом попросила она.
- Пошли, пошли! – Мия раздраженно бросила несколько банкнот на стол, встала и удалилась к выходу.
Девушки сели в машину Марисы и рванули через весь город на фирму.

------------
Улыбка медленно сползла с её лица, когда она увидела белокурого высокого мужчину, прокладывающего себе путь сквозь толпу приглашенных гостей. Его тонкие надменные губы скривились от скуки, а в голубых глазах поблескивали насмешливые огоньки. Выражение красивого лица говорило о том, что его крайне забавляло сегодняшнее событие. Похоже, он не верил в искренность чувств виновников торжества.
Двигался он довольно быстро, и при каждом движении пиджак черного костюма натягивался, представляя взору широкие плечи мужчины. Белая рубашка красиво оттеняла его загар. Он был очень красив, многие собравшиеся женщины бросали на него заинтересованные взгляды, но его никто не интересовал. Похоже, что он вообще пришел сюда не для того, чтобы развлекаться. Наконец, четко очерченные губы сложились в очаровательную улыбку и совершенно преобразили его. На щеках появились небольшие ямочки, порой, в его внешности было что-то мальчишеское, бесшабашное, а иногда он становился самоуверенным мачо. Двуличие сквозило во всех его движениях. Но это замечали только те, кто хорошо знал Пабло Бустаманте. А таких людей очень мало.
Мариса Пиа недовольно поджала губу и заставила себя улыбнуться вновь прибывшему гостю. Украдкой она бросила взгляд на будущего мужа. Рауль радостно улыбался. Кажется, только он один был рад приезду друга.
- Добрый вечер! – услышала девушка низкий баритон и вздрогнула от неожиданности.
- Привет! – обрадовался Рауль.
Бустаманте и Гонсалес крепко обнялись, как будто не виделись уже очень давно. Мариса посмотрела на блондина. На его губах заиграла улыбка. Похоже, сейчас он не фальшивит, - иронично подумала она, тупо улыбаясь.
- Как дела, Мариса!
- Спасибо, хорошо, - отчеканила она.
- Ох, - рассмеялся блондин, - как официально. Я очень рад за вас. Поздравляю. Рауль, ты сделал отличный выбор.
Он обращался к другу, но смотрел только на Марису. Девушка поклялась, что станет последней дурой, если отведет взгляд в сторону. Это станет очередным её поражением и слегка ударит по самолюбию.
Пабло улыбнулся ей одними губами, без особого выражения, а потом повернулся к другу.
- вы уже решили, куда поедете в медовый месяц? – поинтересовался он. – Где будете жить?
- Мы еще не думали о медовом месяце, - признался брюнет. – А про дом я уже подумал. – Он сейчас еще строится. Кстати, особняк рядом с домом твоих родителей.
- Правда? – Пабло ничуть не удивился. – Может, я могу чем-нибудь помочь?
Гонсалес улыбнулся.
- Нет, у меня все под контролем.
- Отлично.
Женская ручка опустилась на широкое плечо Пабло Бустаманте. Он обернулся.
- Флоренс, ты как раз вовремя, - рассмеялся он.
Мари раздраженно наблюдала, как Пабло преображается при появлении своей беременной подружки.
- Поздравляю, - Флор ослепительно улыбнулась. – Счастливой вам семейной жизни. Всех благ и благополучия, здоровья вам и вашим будущим детям. Эх, жаль, вы уже назначили дату бракосочетания. Можно было бы устроить двойную свадьбу.
Воцарилась тишина. Они продолжали улыбаться, каждый по-своему переваривая новость. Рауль опомнился первым. Он взял за руку Марису.
- Так ведь можно устроить. Впереди еще два месяца. Пабло, как ты на это смотришь.
Бустаманте погладил Флор по руке, слегка улыбнувшись.
- нам нужно это обсудить, правда, дорогая? – он тепло улыбнулся.
Флор кивнула.
- Мы очень за вас рады! Правда, Мариса?
Мариса явно была не рада. Вот только девушка сама задавалась вопросом почему? Какая теперь тебе разница? Оставь его в покое! Пусть живет так, как хочет!.. Тогда почему ты ощущаешь тоску в сердце. Почему оно болезненно сжалось при словах Флоренс? Почему всеми фибрами своей душой не желаешь этого?
- Когда свадьба?
- Мы еще не думали об этом, - отмахнулась Флоренс. – Простите нас, просто мы еще хотели повидать друзей Пабло, а вам нужно принимать гостей. Мы еще подойдем к вам.
Пабло и Флор отошли. А Мариса ворчливо произнесла, глядя им вслед.
- какая же она все-таки вульгарная. Так вцепилась в Бустаманте, как будто он её собственность!
Рауль рассмеялся, обнял девушку и запечатлел на её губах легкий поцелуй.
- Любовь моя, на данный момент Пабло и его невеста должны волновать тебя меньше всех. Лучше наслаждайся вечером. Пойдем, из Португалии приехали мои друзья, и я хотел бы тебя с ними познакомить.

- Это и есть нынешняя пассия Пабло? – высокомерно спросила Мия Агирре, оглядывая Флоренс. – Нда. У мужчин совсем пропал вкус. И что он в ней нашел?
- я показала её тебе не для того, чтобы ты критиковала, - раздраженно бросила Мариса. – Она сказала, что скоро у них свадьба.
- И что? – Мия прищурилась и внимательно посмотрела на подругу.
- Н…ничего! Ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО!
Сеньора Агирре недоверчиво хмыкнула. Свое мнение она решила оставить при себе, в конце концов, может, она ошибается. А если нет? Тогда сейчас Мари совершит самую ужасную ошибку в своей жизни. Мия знала, что Андраде не чувствует то, что питает к ней Рауль Гонсалес. Он любит её, а она… Кажется, она по-прежнему осталась верна своим идеалом. А идеалом на протяжении всей её жизни всегда являлся белокурый красавец-мужчина Пабло Бустаманте. Да, так случилось, что он изменил ей. Но она все равно продолжала его любить. Как это и не прискорбно, но это правда. Пусть и не совсем хорошая. Иначе говоря, Мариса всеми силами пыталась забыть блондина, но получалось это у неё не очень удачно. Так казалось Мие, а Мари была другого мнения. Что ж, теперь посмотрим, что будет дальше. В конце концов, очень скоро мы обо всем узнаем.
- Значит, Бустаманте скоро женится на ней, - задумчиво произнесла Мия. – По крайней мере, тут будет хоть какая-то польза, не так ли? Ты перестанешь пускать слюни, когда увидишь его в очередной раз.
Мариса нахмурилась, переваривая сообщение сестры. Когда же самая суть дошла до её сознания, она вздрогнула и укоризненно посмотрела на неё.
- Изволь объясниться!
- А что тут непонятного, - удивилась Агирре. – Я же вижу, как ты на него смотришь. Ты сама не понимаешь, что с головой себя выдаешь.
- Что???
- Да, да, так оно и есть. Так что смирись, дорогая сестрица, и продолжай жить дальше. Даже если ты не против закрутить с Бустаманте роман, он вряд ли примет тебя, после того, как ты бросила его. Короче говоря, он так же недоступен, как и мой Мануэль.
- У меня сегодня отличное настроение. Поэтому я не буду обращать внимание на бред твоего больного воображения!
- Как знаешь, - Мия ничуть не обиделась. – Я просто высказала свое мнение относительно тебя и Пабло. Забудь его, он занят, скоро женится и станет папашей.
- Смени тему, Мия. Достала уже.
- Нет, лучше я отойду. Надо найти Мануэля.
Мия улыбнулась Марисе и растворилась в толпе. Девушка снова осталась одна. Рауль сейчас с друзьями, родители общаются со старыми знакомыми и налаживают контакты. Она медленно побрела в дом, чтобы немного посидеть в тишине и поразмыслить.

- зачем ты сказала, что мы женимся? – спросил он.
- Чтоб позлить её. Она так и сверкала глазами от бешенства, когда я предъявила на тебя права, - ухмыльнулась она.
Он рассмеялся, совсем не тая злобы на Флор. Они сели на лавочку в саду, подальше о посторонних глаз.
- Ты ошибаешься, - заявил Пабло. – Мариса меня ненавидит. С чего вдруг она должна быть недовольна этой новостью?
Флоренс похлопала мужчину по руке.
- Это ты ошибаешься. Я женщина, Пабло, и всегда могу понять другую женщину. Тоже самое я бы почувствовала, если б мой любимый мужчина женился на другой.
- Любимый мужчина? – переспросил блондин. – Что ты имеешь в виду. Неужели?.. – он беспомощно замолчал.
Флоренс внимательно смотрела на него, ожидая, когда он сам поймет очевидное. Ты даже не представляешь, насколько желанен для любой женщины, - подумала она, глядя в льдисто-голубые глаза. – Но создан ты не для меня… К сожалению…
А Пабло размышлял. Это полный абсурд. Она не может ничего ко мне чувствовать, потому что уверена, что я изменил ей.
- Ты хочешь сказать, что Мариса до сих пор что-то чувствует ко мне? – удивился он.
- Не чувствует, - поправила рыжеволосая девушка. – Она по уши влюблена в тебя. Неужели ты не заметил?
- Нет, - растерянно пробормотал он. – Что ж, в любом случае, ей придется разлюбить меня, потому что я не намерен возвращаться к женщине, которая клялась мне в вечной любви, а потом бросила. Да и время совершенно притупило чувства. Сейчас я ничего к ней не испытываю, разве что жалость… ну да ладно, - он широко улыбнулся. – Пойдем, потанцуем.
Он встал и протянул девушке руку. Флор молча смотрела на него, гадая, правда ли он сказал, или утаил что-нибудь. Ведь раскусить его так трудно. Он такой скрытный мужчина.
Она вложила в его большую теплую ладонь свою руку, он помог ей встать, и, бережно, придерживая за талию, повел её прочь из сада.

Лежа в своей постели поздно ночью, она смотрела в потолок, на отбрасываемые деревьями тени. Легкий ветерок шевелил их кроны. Ветки постукивали в окно, не давая заснуть. Собственно, заснуть она не могла вовсе не из-за шума деревьев. Совсем по другой причине.
Она тихо вздохнула и повернула голову. Банкет по случаю помолвки прошел хорошо. Из приглашенных пришли почти все. Приехали друзья, родственники. Настроение лишь омрачали он и его беременная подружка. Почему даже сейчас он не может оставить её в покое? Почему вечно напоминает о своем существовании. Пять долгих лет я не видела его, мне было спокойно. Но вот он вернулся, потревожил мой покой. А ведь я до сих пор не могу выбросить его из головы. Он так красив, словно падший ангел. Самый привлекательный и грешный. Как выбросить тебя из головы? Что мне сделать? Всю свою жизнь ты приносишь мне лишь одно горе. Измены, обман, ложь – бесконечная вереница «недоразумений», больно отражающихся на её жизни.
Рауль, прости меня, но, кажется, я никогда не смогу полюбить тебя, я уже сама не знаю, чего хочу, я запуталась в своих чувствах. Любовь или не любовь? Я должна забыть Бустаманте…
Она зажмурилась. Голубые глаза подобно Немезиде преследовали её днем и ночью. Его образ таился в самом отдаленном уголке её сердца. Она никогда его не забывала. Он продолжал жить в ней.
Сейчас она отдала бы все, чтобы забыть его. С проклятьем на устах вспоминала день их знакомства, первый теплый взгляд, первый поцелуй, первые слова любви. Это было так прекрасно, но так трагично. Но он так и не сумел полюбить меня, - с грустью подумала она. – Я была недостаточно хороша для него, недостаточно красива и желанна.
Сморгнув набежавшую слезу, она проглотила тугой комок в горле.


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:50 | Сообщение # 7
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Оставь меня в покое! – кричала она. – Не хочу! Не хочу любить тебя!!!
Постепенно она успокоилась. Перестала что-либо соображать, и лишь тупо глядела на темный потолок.
Усталость взяла свое. Спасительный сон накрыл её своим одеялом. Она уплыла в страну грез Гипноса, где нет боли, печали – нет ничего…

Он надел на нос очки и принялся за работу. За время его пребывания в Аргентине накопилось очень много работы, да и Флоренс не давала ему взяться за дело. То ей плохо, то она хотела погулять, потом её неординарные потребности. Подавай верблюжьего мяса, запить березовый сок. Но он понял, что все попытки занять его время, были лишь предлогом. Она просто не хотела, чтобы он много работал.
- Ты ведь знаешь, что праздность и безделье не характерны для меня, - сказал он ей перед уходом. – Я не могу попусту сидеть на одном месте, понимаешь? Просиживать штаны…
Она лишь кивала, но на самом деле не была с ним согласна. Однако вслух свои мысли она излагать не стала. Попробуй с ним поспорь.
Сейчас он находился в офисе в одной из своих компаний. Аргентину они так и не покинули. Мора и Серхио потребовали, чтобы сын остался здесь до свадьбы Рауля и Марисы. Скрипнув зубами от возмущения и досады, Пабло подчинился. Кто сказал, что он будет сидеть тут без дела. До свадьбы еще около двух месяцев, за это время он успеет слетать в Испанию и дать указания Хоакину, а потом на пару дней рвануть во Францию, чтобы подписать контракт, а потом еще в Венесуэлу на званный вечер его партнера. В общем, сидеть, сложа руки, он не станет, потому что по окончанию двух месяцев просто одичает от скуки.
Дверь открылась.
- не ждал тебя сегодня, - сказал Бустаманте, не поднимая головы.
- Как ты узнал, что это я? – удивился Томас Эскурра.
Пабло поднял голову и усмехнулся.
- Только ты один любишь промывать мозги моим пустоголовым секретаршам, - пояснил блондин и лукаво улыбнулся. – Только не заходи слишком далеко.
До Томми дошел смысл слов Пабло. Он ухмыльнулся и покачал головой.
- Почему на помолвке не появился?
Эскурра развалился на кресле перед столом друга. Его скучающий взгляд скользнул по футболке Бустаманте.
- Я там был, - лениво ответил брюнет. – Просто не надолго остался. Появилась Пилар, и мне пришлось ретироваться. Сам понимаешь, она меня терпеть не может, а праздник Марисе я портить не хотел. Я и так уже прославился экстравагантными выходками. В прошлый раз отец мне чуть голову не оторвал, когда увидел в прессе мое… хм… не с совсем приличное фото.
- Это когда ты плясал голышом на крыше небоскреба в Нью-Йорке?
- Не совсем, но про то я вообще вспоминать не хочу, - буркнул красивый брюнет. – И вообще, мне уже надоела эта бессмысленная жизнь. Хочу постоянства.
Пабло только расхохотался в ответ, чем сильно обидел Томаса. Эскурра насупился и недовольно пробормотал:
- Не смешно. На себя бы глянул. Сколько лет морочил голову одной, а теперь еще и Флоренс.
- Если ты о Марисе, то я не морочил ей голову, - сухо произнес Бустаманте. – Я любил ей. Это она меня бросила. Ты еще не видел, как на меня её гости смотрели. Некоторые даже пальцем тыкали, как на циркового клоуна.
- если память мне не изменяет, для Бустаманте чужое мнение никогда ничего не значило, - заметил Томас.
Пабло отложил ручку, которую держал в руке. Снял очки и внимательно посмотрел на друга.
- Так есть и сейчас. Просто осуждают почему-то меня. Или, может, она специально позвала на помолвку моих недругов? Хотела снова выставить в дураках?
Томми поморщился.
- И почему ты всегда так плохо думаешь о других, а?
- Время такое, - Пабло сухо улыбнулся. – Иначе нельзя. Не умею, да и не хочу.
Брюнет лишь вздохнул и стал изучать сосредоточенное лицо своего лучшего друга. Интересно, что бродит в твоей чертовски умной голове? – подумал он. – Может, очередные денежные махинации? Или может красивая шатенка с карими глазами, тяжелым камнем висящая на твоей шее?
- А где Гвидо? – наконец спросил блондин.
- Умотал в Штаты. Пабло, кажется, он всерьез намерен найти себе милую девушку, чтобы жениться на ней.
- Весьма умно с его стороны, - задумчиво пробормотал Бустаманте, не поднимая головы. – Ему давно пора жениться. До тридцатника не так уж и далеко.
- А ты?
От неожиданного вопроса Бустаманте поднял голову и вопросительно уставился на Томаса.
- Когда ты женишься? – пояснил брюнет.
- Я не хочу жениться. Чтобы иметь детей, бумажка мне не нужна. Они и так буду носить мое имя.
- на Флоренс ты жениться не собираешься?
- Пока нет, - отозвался Пабло. – Хотя эта мысль часто посещала меня.
Они ненадолго замолчали. Бустаманте занимался своими делами, не забыв при этом приказать, чтобы принесли две чашечки горячего кофе.
Попивая обжигающий напиток, Томми задумчиво глядел в пространство. Мысли вихрем проносились у него в голове. Словно лепестки ромашки слова сменяли друга друга… Любит… не любит… любит… не любит… любит?
- Я сегодня виделся с Флоренс, - сообщил он. – Она уверена, что…
- Да, я уже слышал об этом, - перебил Пабло совершенно равнодушным тоном. – Хочешь знать мое мнение?
- Ну, валяй…
- Все это БРЕХНЯ! ЧУШЬ СОБАЧЬЯ!!! Причем с большой буквы. Так что выбрось из головы и не мешай мне работать.
- А мое мнение ты узнать не хочешь? – обиженно спросил брюнет.
- Это уже не будет иметь значение, потому что это неправда. Хотя, свободу слова еще не никто не отменял. Так что выкладывай.
Тщательно подбирая слова, Томас ответил:
- Ну… понимаешь, я и сам такого же мнения, что и Флоренс…
- Неужели? – иронично протянул Бустаманте. – С чего вдруг такая уверенность? Ты отвечаешь за свои слова?
Томас молчал. Он не знал, что ответить другу. Стопроцентной уверенности у него не было, но, по крайней мере, Эскурра был почти уверен в этом.
- Я просто высказал свое мнение, - пояснил брюнет. – Не зачем так разу заводится.
- Кто сказал, что я завожусь? Я спокоен. А теперь скажи, к чему такая уверенность?
- ну не знаю. Я хорошо знаю женщин, а в данном случае много мозгов не надо, чтобы понять очевидное. Вон даже Флор поняла, что… - он поспешно прикусил язык. Не хватало еще, чтобы Пабло подумал, что Томас усомнился в интеллекте его дорогой Флоренс.
- В любом случае, меня это не интересует, - отрезал Бустаманте, ничего не заметив. – Кстати, как дела у твоего отца?
Однако Томас не был настроен быстро менять тему.
- Теперь ты все знаешь, как поступишь?
Бустаманте, тяжело вздохнув, отложил бумаги и внимательно посмотрел на Эскурра.
- Томас, пойми, даже если это правда, я ничего не смогу сделать. Рауль мне друг, а из-за женщины я не хочу с ним ругаться. Пусть они спокойно поженятся, может, Мариса с ним будет счастлива. К сожалению, я не смог дать ей то, что она хотела, - с горечью произнес он. – У меня есть Флоренс. Проживу как-нибудь с божьей помощью.
Томас только кивнул в ответ. Действительно, что мог бы сделать Пабло в данный момент. Да он и не хочет ничего предпринимать. Он уже раз обжегся. Кажется, второй раз он через это пройти уже не собирается. Мари выбрала другого.
Больше они об этом не говорили. И каждый остался при своем мнении.

Рауль обнимал свою невесту за плечи и молчал. Он думал, думал… Мариса доверчиво привалилась к его широкому плечу и кажется, задремала. Она тихо посапывала во сне. Брюнет заглянул ей в лицо и легонько чмокнул в губы. Странное ощущения не покидало его вот уже несколько дней, точнее с того момента, когда он и Мариса встретились с Пабло. Он ощутил, что Мариса все еще неравнодушна к его другу. Интересно, а сама она знает об этом? Внезапно его пронзила ревность. Рауль всегда был человеком уравновешенным, но сейчас испытывал ярость… к себе, потому что не сумел завоевать её любовь. Или может он ошибается? Дай то бог, потому что если Мариса бросит его, он наложит на себя руки. Да, именно так и поступит.
Рауль до безумия любил её. Кажется, так он никогда не любил, хотя на своем веку повидал немало женщина намного красивее и соблазнительнее невесты. Да, любовь зла, полюбишь и… хм… Честно говоря, он был рад, что встретил её. Если б ему сказали, что он влюбиться в невесту своего лучшего друга, он наверняка бы хорошенько вмазал за подобную и оскорбительную чушь. Странно, правда? И все же он нашел её там в том месте, о котором даже никогда и не думал.
Ужасно осознавать, что любишь, но сам не любим. Надо стараться влюбить её в себя. Но как? Как добиться ответного чувства? Ведь любовь деньгами не купишь, её нужно только завоевывать. Опять же, как это сделать? Впервые в жизни Рауль понял, что дано ему не все. Когда- то он мог заполучить любую женщину, а сейчас пытается добиться благосклонности своей же невесты. Глупо, правда? А ведь так хочется жить в любви, в счастливом браке. Заветная мечта любого холостяка.
Он улыбнулся, представив, что будет держать на руках симпатичную девчушку с русыми волосиками, так похожую на маму. Он страстно хотел иметь детей от Марисы. То, что она любит детей, ободряло его. Он и сам был бы не против потаскаться с младенцами. Нет, «потаскаться» это грубое слово, нужно сказать «поиграть» с младенцами. Хотя, в младенческом возрасте с ними вряд ли можно играть. У меня будет много детей. Не меньше трех – это точно.
Мариса зашевелилась. Она открыла глаза и стала осматриваться, приходя в себя ото сна. Рауль молча улыбнулся девушке. Она улыбнулась в ответ и слегка потянулась.
- я долго спала? – слегка охрипшим голосом спросила она.
- Совсем не долго, - Рауль нежно улыбнулся.
На её лице набежала тень. Брюнет это заметил и серьезно спросил:
- Что-то случилось?
Она слабо усмехнулась и отрицательно покачала головой. На сам же деле, все обстояло по-другому. Ей снова приснился ОН. ОН снова обнимал её, крепко, нежно, любяще, целовал её страстно, говорил слова любви. ОН не покидал её по ночам. ОН приходил каждую ночь, появлялся в каждом сне. Он был рядом. ОН преследовал её. Его силуэт был расплывчат. ОН не хотел показывать свое лицо. ОН оставался в тени, но только ЕГО глаза. Светло-голубые, такие любимые и такие далекие. Это был ОН…
ОН снова приходил к ней и снова любил её.
- Я просто устала, - для убедительности она широко зевнула.
- ладно, тогда я поеду домой, - ответил Рауль.
Мужчина встал и поднял девушку. Он крепко обнял её и поцеловал. Мариса ответила на поцелуй, что несказанно обрадовало его. Вскоре он ушел, а девушка устало повалилась на диван и закрыла глаза. Когда он целовал её, она ничего не почувствовала, абсолютно ничего. А были ли заветная искра раньше? Может, ей просто хотелось верить, что это любовь?
Она вспомнила ЕГО поцелуи. Страстные, безумные… Он заставлял её забывать обо всем на свете. Но можно ли испытывать страсть во сне к человеку, который ненавидит тебя?
Сначала она ужаснулась, почувствовав прилив страсти, а потом смирилась, потому что этого она бы не смогла избежать. К чему греха таить, да, она по-прежнему любит Бустаманте. Кажется, любила его всегда. Никогда не забывала эти пронзительные голубые глаза, нежные руки и дерзкий взгляд.
Где ты сейчас? В объятиях своей красивой невесты? Или нашел себе новую девицу? Ты ведь можешь получить абсолютно все…

Однако Мариса ошибалась. Пабло мог получить далеко не все. Сейчас, например он сидел в кабинете большого особняка, совсем не далеко от особняка Франко и Сони, в котором находилась Мариса.
Флоренс уже давно спала. Родители тоже. Он сидел один в тишине и думал, размышлял, клял себя, на чем свет стоит. И все из-за этой чертовки Марисы Пиа, которая не выходила из головы. Он чувствовал, но это была не любовь, скорее физическое влечение. Ведь они никогда не были близки. Он твердо решил, что будет ждать до свадьбы, но та долгожданная ночь так и не состоялась. В итоге он лишился всего: тогда еще любимой девушки, удовлетворения и счастья.
Все, выбрось из головы эту нахалку. Он резко встал и бесшумно вышел из особняка. Было уже темно, только уличные фонари освещали улицу. Ни звука, он слышал лишь собственное дыхание, лай собак и еле заметный порыв ветра. На часах было уже далеко за полночь. Но это не помешало ему выехать в город, чтобы развеяться, немного побыть одному, подумать и все, наконец, решить.
Он свернул направо и припарковался возле небольшого парка. Здесь он часто бывал с Марисой когда-то, еще пять лет назад. Им нравилось часами сидеть и смотреть на прозрачную гладь небольших водоемов. Здесь они оба чувствовали умиротворение, родство душ. Часто уединялись, чтобы отдохнуть от людских забот в большом мире. Но это было лишь тогда, когда они любили друг друга, вернее тогда, когда он любил, а она нет, когда пичкала его ложью.
Он горько усмехнулся и вышел из машины. На улице было безлюдно. Он вошел в парк и огляделся. Здесь почти ничего не изменилось, только цветов стало больше. Парк хорошо освещался, повсюду были скамейки, фонари, излучавшие яркий свет, освещавший его путь в прошлое.
Пабло долго гулял по парку, все больше углубляясь в воспоминания. Он вспомнил первый поцелуй, его и Марисы в холе колледжа, вспомнил песню, которую когда-то посвятил её. Он грустно улыбнулся, припоминая текст. Даже сейчас он мог её спеть, не было гитары, не было уверенности в правильности своего поступка, не было человека, которому он мог исполнить песню.
Тихий вздох вырвался из его груди и растворился в ночной тишине…

Она долго бродила по тропинке, совершенно не осознавая, что делает и зачем. Она просто повиновалась зову своего сердца, тупо следуя вперед, туда, где ей спокойно, подальше от людских проблем, переживаний, чувств.
Девушка подняла голову и посмотрела на темное звездное небо. Вот вы, - обратилась она к звездам, - видите все, знаете все. Поведайте мне все, расскажите мне о моем будущем. Как поступить, что делать?
Но они продолжали хранить молчание, потому что ни одному человеку не суждено узнать о будущем, это противоречит всему.
Мариса опустила голову и слегка поежилась от внезапного порыва ветра. Стало прохладнее, - тупо подумала она, но уходить не спешила. Куда ей идти? Домой? В холодную обитель? Или к своему жениху? А может… к любимому?
Она невесело улыбнулась. Да он и на порог тебя не пустит, спустит всех своих сторожевых собак, а потом еще посмеется над ней. Нет, большего унижения она не перенесет. Хватит ей и того, что он когда-то изменил ей.
Выброси его из головы, он этого не стоит, - говорила она себе.
Мари вздохнула и тихо побрела вдоль небольшого водоема, а потом опустилась на колени. Заглянув в темную водную гладь, она грустно улыбнулась своему отражению.
- Оказывается, мир так тесен, - услышала девушка низкий насмешливый голос.
Девушка вздрогнула, как от удара и, все еще стоя на коленях, повернула голову и увидела героя своих грез. Он стоял перед ней, его лицо было в тени, но Мариса чувствовала, что он смотрит на неё. Она даже могла поклясться, что испытывает он к ней сейчас только отвращение и наверняка ненависть.
Пабло усмехнулся и медленно скользнул взглядом по её тоненькой фигурке и бледному красивому личику. Ему казалось, что она сейчас расплачется, потому что её нижняя губа дрожала. Мариса была так трогательна, стоя на коленях возле пруда, как будто каялась за свои грехи. Он заглянул ей в глаза и разглядел в них глубокую печаль.
- Что ты тут делаешь? – холодно спросила она. – Следишь за мной?
Он тихо рассмеялся, запрокинув голову назад.
- ты слишком высокого мнения о себе, - заявил он насмешливо. – Мне не спалось, и я решил немного прогуляться. Вот только не знаю, какого дьявола я перед тобой отчитываюсь.
Рядом стояла деревянная лавочка, и он присел на неё.
- кстати, тоже самое я могу сказать и тебе. Что ты тут делаешь? Следишь за мной? – он в точности повторил её слова, даже тон был подобен ее.
Она поджала губу и мрачно ответила:
- Это не твое дело. И вообще, уйди. Я не желаю тебя видеть.
- вот как? – он улыбнулся. – А если я откажусь? Это общественное место, и я имею право тут находится. Если тебя что-то не устраивает…
- Тогда уйду я! – перебила она и встала.
- Что ж, в таком случае, скатертью дорога, - он отсалютовал.
Мариса злобно сощурилась и проплыла мимо него, высоко подняв голову.
Пабло криво ухмыльнулся, но она не видела этого.
- Не споткнись! – предупредил он ей вслед.
Это было верное предупреждение, потому что она так задрала голову, что ниже своего носа почти ничего не видела. Пришлось с ним согласиться, он очень проницателен и наблюдателен.
Она ушла, а Пабло остался сидеть на лавочке. Вскоре насмешливая улыбка сползла с его красивого лица, и он снова мрачно смотрел в темноту. Он правильно поступил, нельзя подаваться на её уловки, какого рода они не были бы.
Он долго сидел, а потом, взглянув на часы, ужаснулся. Надо было возвращаться домой, потому что через несколько часов ему нужно было ехать на работу. Хотя нет, он мог и не ехать, в конце концов, пару дней отдыха ему не помешают. Завтра, то есть уже сегодня он посвятит весь день Флоренс и своим родителям. Работа не убежит.
Пабло встал и медленно двинулся к выходу. Странно, но ему стало намного легче. Тяжесть в душе куда-то испарилась, исчезла. Сейчас он чувствовал только жуткую усталость.

- Пустите меня, ублюдки! – закричала Мариса Пиа, отчаянно пытаясь вырваться из цепких рук.
- Нет уж, крошка, ты останешься с нами, - загоготал один из них, обдавая её запахом спиртного.
Она отчаянно смотрела по сторонам, высматривая спасителя, но кому взбредет в голову бродить в три утра по улицам? Разве что… Пабло Бустаманте. Но тот наверняка уже уехал, и даже не подозревают, что она на грани насилия.
Один из них стал грубо ощупывать её фигуру, Мариса зажмурилась от отвращения и безвыходности. Что делать?
Она набрала в легкие побольше воздуха и уже приготовилась кричать, но человек, державший её, зажал потной ладонью её рот. Она стала вырываться с двойным усилием, но силы были не равные. Это конец, – подумала она.
Парни заломили ей руки за спину и потащили за дом.
- Помогите!!! – закричала она, но её крик растворился в темноте и остался ни кем не услышанным.
- Заткнись, сучка! Ты своим визгом перебудишь весь город! Хуан, как она тебе, а? – спросил он у дружка, неприятно ухмыляясь.
Он шлепнул её пониже спины, и из глаз Марисы брызнули слезы. Она всхлипнула от бессилия. Теперь она уже ничего не сумеет сделать.
- Грудь у неё маловата, - пьяно заметил парень, которого назвали Хуаном, ощупывая грудь девушки. – Ну, ничего, сойдет и такая.
Они швырнули её на землю. Мариса Пиа ударилась об мусорный контейнер и упала на холодный грязный асфальт. Спину заломило от боли. Сцепив зубы, она пыталась встать, и ей это почти удалось, однако один из них, она не видела, кто точно, толкнул её снова, и она упала на спину. Через мгновение Хуан навалился на неё сверху и стал грубо стягивать юбку. Мариса стала извиваться под ним, пытаясь освободиться, но тем только распаляла насильника. Он застонал, когда его рука коснулась обнаженного бедра.
Руки еще оставались свободными, и она вцепилась ими в его волосы и оставила несколько кровавых бороздок на его лице и шее. Он грязно выругался и наотмашь ударил её по лицу, так, что она чуть не потеряла сознание от боли. Она почувствовала во рту солоноватый вкус крови. Кажется, он разбил её губу.
Тем временем второй насильник грубо схватил её запястья и завел руки над её головой. Она боролась, боролась, но силы покидали её. Она поняла, что не справится с ними, сейчас они над ней надругаются. Потом Мариса снова почувствовала боль, но она была уже не такой острой, потому что стал постепенно проваливаться в темную бездну…

- Какого черта! – пробормотал Пабло, услышав крики и шум.
Знакомый истошный крик пронесся по улице. Мужчина побледнел, узнав голос. Это была Мариса.
Не теряя даром времени, он рванулся вперед и стал лихорадочно оглядываться. Её нигде не было. Но он знал точно, что это была она. И она в опасности.
Пабло пробежал по улице и уловил движение за углом жилого дома. Значит он, или они утащили её за дом, чтобы… нет, он отчаянно потряс головой, он не хотел думать об этом.
Завернув за угол, Бустаманте увидел распластавшееся на земле тело Марисы, на которой лежал насильник. Рядом стоял другой и наблюдал. Ярость и злоба застилали глаза Пабло, и он рванулся на обидчиков девушки.
Мощным ударом в челюсть блондин свалил одного из них. Тот ударился об кирпичную стену и сполз на землю. Из его рта сочилась кровь, он был без сознания.
Зато второй продолжал самозабвенно шарить по телу Марисы. Он совершенно не обращал внимания на то, что дружка его уже свалили с ног. Тот, полуживой валялся в стороне.
Чьи-то сильные руки схватили его за рубашку и отбросили в сторону.
- Что за… - Хуан ничего не успел сказать, потому что разъяренный Пабло уже нанес ему удар в живот, а потом по голове.
- Ублюдок!!! – прорычал блондин. – Как ты посмел к ней прикоснуться? – он ударил его.
Хуан свалился на землю, пытаясь закрыть руками свое тело от сильных ударов Пабло.
- В следующий раз думай, прежде чем нападать на беззащитных женщин!
Бустаманте грубо поднял насильника и с силой прижал к стене. Вцепившись ему в грудки, он злобно проговорил:
- Тебе повезло, что ты ничего не успел сделать, - процедил он сквозь зубы, - иначе я бы убил тебя на месте! Мне все равно терять уже нечего. Я избавил мир, если бы прямо сейчас вышиб из тебя дух, но мне не хочется марать об тебя руки. Ты отвратителен…
Пабло стукнул уже ничего не чувствующего Хуана об стену, а потом, бросив тело, подбежал к девушке. Она лежала, не двигаясь. Юбка и кофточка были разорваны, обнажая безупречное стройное тело.
- Мариса, - прошептал он. – Мари, очнись!
Он легонько потряс её, а потом, сняв с себя рубашку, укутал в неё девушку. Она слабо пошевелилась и открыла глаза.
Пабло вздохнул от облегчения и поблагодарил бога.
Девушка уставилась на него остекленевшим взором, а потом, слабо улыбнулась, когда поняла, что перед ней Пабло. Она подняла израненную руку и погладила того по заросшей щеке.
- ты успел, - прошептала она.
Пабло молча подхватил девушку на руки и вынес из закоулка. Она не сопротивлялась, потому что у неё не было больше сил. Все тело саднило от грубых прикосновений насильников, но она была рада, потому что ОН успел её спасти.
Он не смотрел на неё, но чувствовал, что Мариса внимательно наблюдает за ним. Внешне он был спокоен, а внутри все еще клокотал гнев и страх. Гнев Пабло испытывал из-за того, что почувствовал тревогу за неё, хотя не должен был. Спрашивается, почему???
Вопрос так и остался без ответа, потому что Бустаманте не хотел знать истины, его вполне устраивала реальность и без неё.
- тебе нужно в больницу, - довольно сухо бросил он. – Я отвезу тебя.
- Нет, не надо! – она слабо запротестовала и попыталась вырваться из его сильных объятий.
Блондин взглянул на неё, как на дуру, и решил тактично промолчать, но потом все-таки заметил:
- Молчать, женщина! Ни слова больше, иначе я оставлю тебя здесь.
Она поняла, что с ним лучше не спорить.
- Отпусти меня, Пабло, - попросила она. – Я поеду домой.
Он оставил её просьбу без ответа. А точнее проигнорировал её слова.
Пабло бережно усадил её на заднее сидение своего автомобиля, сел сам и поехал в сторону ближайшей частной клиники.

- Жить будет! – усмехнулся пожилой врач, когда Пабло спросил о состоянии Марисы. – Многочисленные ушибы, синяки. Вы уверены, что она свалилась с лестницы? – умные темные глаза доктора сузились.
Пабло не знал, что ответить. А потом вдруг… а почему бы и не сказать правду?
- Нет, доктор. Её пытались изнасиловать, - пробормотал он. – Слава богу, я оказался рядом и успел помочь девушке.
- Странно, - задумчиво ответил он. – Сеньорита Андраде сказала нам, что упала с лестницы.
- очевидно, она не хотела, чтобы вы знали правду, - снисходительно заметил Бустаманте.
Врач согласно кивнул, а потом, надев очки, которые болтались у него на груди, он спроси:
- Вы ей случайно не родственник?
- Мы были близки когда-то, - довольно сухо бросил Пабло. – Я отлично знаю Марису, её родителей и жениха.
- Вот как?
Блондин молча кивнул.
- ну, тогда созвонитесь с её родителями. А еще нам нужно заявить в полицию о нападении.
- Не надо!
Пабло и доктор обернулись. На пороге палаты в белом просторном одеянии с бледным лицом стояла Мариса. Она держалась за косяки, чтобы не упасть.
- не стоит их тревожить, - попросила она.
- Мариса! Тебе нельзя вставать!
- И он абсолютно прав, сеньорита! – недовольно пробормотал доктор.
Пабло подошел к Марисе. Девушка оперлась о её руки и с мольбой посмотрела на него.
- Пабло, не стоит заявлять в полицию.
- Почему? – осведомился он холодно. – Такие ублюдки должны за решеткой сидеть. Кто знает, может, они напали еще на кого-нибудь.
Она умоляюще заглянула в льдистые голубые глаза и немного поежилась, словно ощутила холод, исходящий от него. Он равнодушно продолжал взирать на неё сверху вниз, и только сейчас она почувствовала, что ему наплевать на неё. Пабло помог ей, но это не значит, что он что-то чувствует к ней. Так он бы поступил с каждой.
- Это для твоего же блага, - заметил он с холодной усмешкой на тонких губах.
- Пабло, это мое дело! – заявила она.
- Ошибаешься, дорогая, - раздраженно бросил он. – Теперь это мое дело тоже. Я не потерплю, чтобы всякое отребье бродило по ночам в городе и насиловало беззащитных девушек.
- Но ведь ничего не случилось, - тихо сказала она.
Он невесело рассмеялся. Доктор с любопытство смотрел на молодых людей. Ни Пабло, ни Мариса не замечали его красноречивый взгляд.
- А ведь могло случиться! Если б меня не оказалось рядом, те ублюдки наверняка изнасиловали бы тебя,… если не хуже…
Этот веский аргумент у неё не было сил опровергать, да и к чему это делать. Ведь он прав. А она нет.
Мариса тихо вздохнула.
- тебе плохо? – поинтересовался он, спустя несколько минут. – Идем, я уложу тебя в постель.
Она устало кивнула и привались к нему. Пабло бережно обнял девушку за талию и повел внутрь палаты. Сквозь тонкую ткань футболки она почувствовала, что все тело Бустаманте было напряжено. Под рукой она ощущала его напрягшиеся мускулы. Девушка уткнулась носом ему в бок и вдохнула запах его тела. Мускусный аромат вызывал странные ощущения внизу живота. Мариса смущенно улыбнулась и поспешила скрыть улыбку, прикусив нижнюю губу.
- чего это ты развеселилась? – сухо поинтересовался он.
Он заметил! Мари выругалась сквозь зубы и поспешила сделать равнодушное выражение лица.
- с чего ты взял, что мне весело? – холодно осведомилась она, выгнув бровь. – Между прочим, меня чуть не изнасиловали. Чему мне радоваться?
Она услышала его низкий грудной смех и невольно улыбнулась в ответ. Мариса подняла голову и посмотрела на его красивое лицо. Его улыбка была невероятно заразительна. Девушка заглянула в голубые глаза и впервые увидела в них открытые дружелюбие. Мрачная решимость, неприязнь и раздражение куда-то исчезли. Она жутко удивилась, узрев разительную перемену в его взгляде.
Пабло подвел её к кровати, взял за талию и усадил на неё.
- Ложись, - приказал он, все еще улыбаясь. – Тебе нужно отдохнуть.
Она молча подчинилась. Он накрыл её простыней, а потом вдруг наклонился и прикоснулся губами к ее лбу.
Его снова невозмутимый взгляд скользнул по её лицу.
- Отдыхай, - сказал он, развернулся и пошел к двери.
Мариса посмотрела ему вслед, а потом вдруг окликнула.
Бустаманте обернулся и вопросительно посмотрел на девушку. Её красноречивый взгляд означала только одно…
- Хорошо, - раздраженно пробормотал он, - я не стану заявлять в полицию. Только ради тебя и твоего спокойствия.
- Спасибо! – Мари широко улыбнулась и уже хотела встать с кровати, чтобы отблагодарить его.
- Только попробуй, - предупредил он. – И я заберу свои слова назад.
- Спасибо.
Он улыбнулся, его голубые глаза потеплели.
- Все! Отдыхай! А мне пора!
И он ушел. Мариса вздохнула и повернулась на другой бок. На губах девушки появилась радостная улыбка. Вскоре она заснула, все еще продолжая улыбаться.

- Она спит? – шепотом спросил кто-то.
- нет, не спит! – уже громче ответил второй.
- А может, все-таки спит? – последний голос выражал надежду.
- Девочка моя! – взвыл еще один знакомый женский голос. – Как это могло с тобой случиться?!
Мариса поморщилась, все еще не открывая глаза. Эти, как-их-там разбудили её, и теперь она тихонько открыла один глаз, а потом второй и замерла. Перед ней стояли все члены её семьи, а именно: Соня и Франко Калуччи, Мия и Мануэль Агирре. Она повертела головой в надежде увидеть любимые голубые глаза, но вместо этого столкнулось с взглядом ярко-синих глаз жгучего брюнета.
Её жених стоял рядом, и только сейчас она поняла, что все это время он держал её за руку и ласково улыбался.
- Рауль? – хрипло произнесла Мариса.
- Девочкам моя! – снова завопила Соня.
- Ууу… мама! Успокойся!
Девушка потрясла головой, прогоняя остатки сна. Голова слегка побаливала, тело покалывало, и вообще, чувствовала она себя скверно.


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:52 | Сообщение # 8
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
- Со мной все хорошо, - наконец пробормотала она, пытаясь приподняться.
На помощь ей пришел Рауль, и девушка благодарно улыбнулась жениху. – Слава богу, Пабло оказался рядом.
При упоминании имени Бустаманте Мия и Мануэль странно переглянулись.
- Бустаманте? – удивился Франко, который до этого пытался успокоить жену. – Пабло Бустаманте?
- Теперь я у него в долгу, - сказал Рауль, прижимаясь губами к лбу своей невесты. – Как ты, милая? – нежно прошептал он.
Мариса бодро улыбнулась.
- Со мной все хорошо, - ответила она. – А где Пабло?
Ей не терпелось его увидеть. Она чувствовала потребность быть с ним рядом, ловить на себе взгляд льдисто-голубых глаз, слышать бархатистый голос и просто смотреть на его красивое лицо, вдыхать аромат сильного тела.
Лицо Рауля исказилось, когда он услышал имя друга. Ему совсем не понравилось то, как Мари произнесла его имя.
- Он улетел.
- Что? – улыбка сбежала с её лица.
- Пабло улетел по делам в Лондон, - снова повторил Гонсалес.
А ты что хотела, дура? – обругала себя Мариса. – Ты думала, что он будет сидеть у твоей кровати и беречь твой сон, так что ли? Глупая, он оставался с тобой только из-за чувства долга. А сейчас ему надоело, и он улетел в далекую Англию.
Она настолько погрузилась в свои невеселые мысли, что совсем не заметила, как родные ожидают её ответа. А собственно, что именно она могла сказать.
Мариса сухо улыбнулась.
- А нуда, точно, - протянула она небрежно. – Он ведь человек занятой и…
- Доктор сказал, что завтра тебя выпишут, - перебила Мия и ободряюще улыбнулась.
- Почему не сегодня? – услышанное больной совсем не понравилось.
- Потому что, - терпеливо, словно маленькому ребенку, стал пояснять Мануэль, - ты еще не окрепла. Отдыхай, сестренка. Мия и без тебя отлично справляется.
Мариса недовольно скривилась. Настроение разом улетучилось. Сейчас ей больше всего хотелось выгнать всех за дверь (даже жениха) и остаться одной. Их гомон её утомил.
Она красноречиво прикрыла глаза и широко зевнула.
- Что-то глаза у меня слипаются, - жалобно пробормотала она.
- Ох, ну все, детка, мы пошли, - Соня нагнулась и смачно поцеловала дочь в щеку. – Отдыхай, моя радость. Я тебя люблю. Поправляйся скорее.
Семейства Калуччи и Агирре поспешно распрощались с больной, прежде чем незадачливая мамаша Соня Калуччи вытолкала всех за дверь.
В комнате остался только Рауль, и то, он клятвенно заверил будущую тещу о том, что долго не пробудет в палате Марисы.
Когда дверь захлопнулась, Рауль нагнулся и нежно поцеловал девушку в губы.
- Я люблю тебя, Мариса, - шепнул он, обдувая теплым дыханием её щеки. – Я чуть не сошел с ума, когда узнал об этом происшествии. Слава богу, там оказался Пабло.
Действительно, - подумала она, если бы не Пабло… я даже боюсь подумать о том, что могло бы случиться.
Она тряхнула головой, чтобы прогнать те ужасающие сцены…
Рауль продолжал целовать невесту, поглаживая её по щеке. Её тело находилось тут, а разум и сердце где-то далеко за океаном, рядом с белозубым неотразимым блондином с проницательным взглядом голубых глаз. А тут находился не менее привлекательный жгучий брюнет с невероятно синими глазами, который так и не сумел затронуть её сердце.
Гонсалес почувствовал отчуждение Марисы и оторвался от её губ. Его настороженный взгляд неспешно скользил по её красивому бледному лицу. Он нахмурился.
- Что с тобой?
Она отвела взгляд, боясь выдать себя.
- Ничего, - пробормотала она. – Я просто устала. У меня болит все тело и…
Португалец приложил палец к её губам.
- Шшш, - прошептал он. – Молчи!
Она замолчала и заглянула в его глубокие глаза.
- Ты что-то от меня скрываешь?
Девушка энергично потрясла головой в знак несогласия.
- Мариса, я люблю тебя, - повторил Рауль, - и хочу, чтобы между нами не было тайн, понимаешь?
Андраде кивнула.
- Я ничего не скрываю. Просто это нападение выбило меня их колеи. Я жутко напугана.
- Тебе нечего бояться, любовь моя, - он легонько поцеловал её в губы. – Я рядом.
- Я это знаю, Рауль. Я тоже…люблю тебя.
Он ласково улыбнулся и вскоре ушел, а Мариса перевернулась на бок, свернулась клубочком и попросила прощения у Бога за свою ложь.

Он оторвался от монитора ноутбука и откинулся на спинку кресла. Прикрыв голубые глаза, он свесил руки с подлокотником и тяжело вздохнул. Вот уже эти несколько дней его не покидал образ Марисы, когда она, почти без сознания, лежала на грязном асфальте под насильником. Страх, который Пабло тогда испытал, не давал ему покоя, он даже не мог представить свою реакцию, если б не успел в тот момент. Её честь была б поругана, а вместе с этим его терзала бы чувство жалости и тупого бессилия.
Бустаманте вспомнил её пустой и безжизненный взгляд и слегка поежился. Кажется, мое ледяное сердце начинает оттаивать, - мрачно подумал он. Пабло пытался вызвать в себе ненависть к Марисе, но не смог. Он уже давно ей все простил, просто по-настоящему об этом никогда не задумывался. А стоит ли? Зачем ворошить прошлое, ведь оно принесло столько боли и обид?
Послышался телефонный звонок, и блондин потянулся к мобильному телефону. Приложив его к уху, он ответил.
- Да?
- Привет, дорогой, - это была Флоренс.
Он улыбнулся.
- Здравствуй, как твое самочувствие?
- Все отлично, спасибо, - по тону было понятно, что она была довольна. – А как ты? Скоро прилетишь домой?
Пабло рассмеялся.
- я уехал буквально три дня назад. Флор, мне тут, как минимум неделю торчать.
- Я соскучилась, - капризно заявила она. – К тому же у меня для тебя две новости.
- Надеюсь, они обе хорошие.
- Ну, - протянула она. – Это уже тебе решать.
- Ну?
- Первая: Марису Пиа выписали из больницы, а вторая… ох…
- Что случилось? – встревожился Пабло и вцепился двумя руками в трубку.
В телефоне послушалось тихие стоны и какие-то шорохи.
- Флор!
- Не кричи, - попросила она. – Просто ребенок толкнулся сильно. О чем я?.. Ах, да. Короче, свадьбу немного перенесли, всего на неделю вперед.
- Вот как? С чего вдруг? – полюбопытствовал Пабло.
- Кажется, у Рауля какие-то дела в Португалии. Кто-то из его друзей тяжело болен.
Бустаманте вздохнул.
- Он уже улетел?
- Да, сегодня утром.
- А… Мариса? – он сглотнул.
- Она осталась в Аргентине. Готовится к свадьбе.
Он застонал от досады, прикрыв микрофон рукой.
- Ясно. А как там мать с отцом?
- Все отлично. Ждут твоего приезда. Вчера мы ездили вместе ужинать, - доложилась она. – Ой, Пабло, извини. Я сейчас на приеме у врача. Он уже подошел. Я тебе вечером перезвоню! Пока!
Он даже не успел попрощаться, как в трубке послышались гудки. Блондин пожал плечами и отключил телефон.
Немного подумав, Пабло решил немного прогуляться по городу, заглянуть в сувенирные лавки, в магазины детских игрушек. Короче, ему нужен был отдых. И в него ударит молния, если сегодня он не будет отдыхать.
Бустаманте накинул рубашку и вышел из отеля.

Когда он вернулся, было уже поздно. Пабло устало повалился на диван. Одну руку он положил на лицо, а другую вытянул вдоль тела. Весь день он ходил по магазинам, выискивая сувениры и вещи для малыша. Разглядывая плюшевых медведей, розовых зайцев, Бустаманте размышлял. А что если бы он покупал игрушки для малыша, которого ждала Мариса, беременная от него? Сумели бы они воспитать ребенка, или они слишком разные и семейная жизнь вместе не для них?
Блондин убрал руку с лица и стал смотреть в темный потолок. Мариса не тот человек. Она не могла пасть так низко. Это не из-за денег. Андраде могла взбрыкнуть от чего угодно, но только не из-за денег. Нет! Она не такая. Или… такая???
Он застонал. А что если… Пабло дернулся и схватился за телефон, чтобы не успеть передумать. Он позвонит и выяснит, наконец, почему они расстались.
Руки дрожали, но он упорно продолжал набирать заветный номер. Гудок… еще гудок… потом снова … и, наконец…
- Алло?
- Мариса?
- Пабло???
Он вздохнул.
- Да, это я. Я не потревожил?
В трубке послышался смешок.
- ну, - протянула она слегка раздраженным тоном, - если учесть то, что сейчас четыре утра, то наверняка потревожил.
Он бросил взгляд на часы, успев обругать себя последними словами. Как же он мог забыть. Ведь разница несколько часов. У них сейчас глубокая ночь, а тут лишь вечер.
- Прости.
- Ничего страшного, - усмехнулась она. – Как дела? Ты все еще в Лондоне?
- Да, - выдохнул он. – Как твое самочувствие?
- Все отлично. Меня выписали. Как говорится – цвету и пахну.
Бустаманте улыбнулся в темноте.
- Мариса…
- Что?
Он вдохнул поглубже и произнес:
- Почему у нас ничего не получилось?
Повисла мертвая тишина. Ему показалось, что на том конце никого нет, но Пабло знал, что Мари не из тех, кто прячет голову в песок.
- Потому что мы слишком разные, - последовал ответ.
- Но ведь людей с разными характерами всегда притягивает друг к другу.
- Это не наш случай.
- Но…
- Пабло, - перебила она, - к чему этот разговор? То, что случилось между нами, уже в прошлом. Давай не будем вспоминать. Я слишком болезненно пережила период нашего… нашего недолгого союза.
Её слова будто кинжалом полоснули его тело. А что ты собственно хотел услышать?
- Согласен, - пробормотал он. – Тогда, друзья?
- Друзья, - согласилась она.
Они разговаривали еще несколько минут, а потом, пожелав друг другу спокойной ночи, повесили трубку.
Не раздеваясь, блондин лег на кровать и крепко заснул.

Вскоре Пабло Бустаманте вернулся в Аргентину, в родной Буэнос-Айрес.
Сидя за большим столом в своем кабинете, он снова работал. Напротив него стоял небольшой ноутбук, сбоку чашка кофе и большие стопки документов, черных папок и карандашей.
Он вздохнул и поднял светловолосую голову к окну. То, что Бустаманте увидел, заставило его ошалело замереть и разинуть рот от удивления. Хотя пребывал он в таком состоянии не так уж и долго.
Мариса в черном бикини стояла у края бассейна на бортике и готовилась к прыжку. Его неспешный оценивающий взгляд скользнул по её стройному телу, задержался на полной груди, а потом опустился к тонкой талии и длинным ногам. Каштановые волосы струились по плечам, развеваясь на ветру. Томное выражение лица сменилось на лукавую улыбку. Она обернулась и улыбнулась через плечо, и в следующее мгновение прыгнула в воду.
Блондин нахмурился, все еще находясь под впечатлением. Что она тут делает? – всего лишь один единственный вопрос промелькнул у него в голове. – Хочет раньше времени свести тебя в могилу! – встряло едкое второе «я».
- Скорее всего, - усмехнувшись, сказал он. – И когда все это прекратится? – спросил Пабло, обращаясь неизвестно к кому.
Он снова вздохнул и опустил глаза к очередному договору. Нужно закончить до вечера. Он обещал его Флоренс.
Однако сосредоточиться у него не получилось. Образ полуобнаженной Марисы все еще стоял у него перед глазами. Раздраженно чертыхнувшись, Пабло сжал руки в кулаки и прикрыл глаза. Успокойся! Чего ты так реагируешь? Можно подумать ты голых баб раньше не видел. Да они в очередь выстраиваются, чтобы предстать перед тобой обнаженными.
Внезапно он услышал веселый смех, и это стало последней каплей его терпения.
Бустаманте встал и подошел к окну. Мариса снова стояла на бортике, уперев руки на талии. Капли влаги блестели на её загорелом теле. На полных чувственных губах играла улыбка. Она смотрела вниз.
Повернув голову в сторону, Пабло разглядел источник веселья Марисы. В бассейне, весело хохоча, стоял Томас и размахивал руками, фонтанами разбрызгивая воду вокруг себя, намереваясь достать до хохочущей девушки.
Она вовремя отскочила в сторону, а Томми тем временем уже вылез из бассейна. Натренированное мускулистое тело красиво смотрелось рядом с изящной фигуркой Марисы Пиа.
Подавив в себе, безумный и ни чем не объяснимый приступ ревности, блондин скривился и отвернулся от окна. Что-то, пробормотав себе под нос, он решил не подаваться на провокации. И вовсе веселый смех его не привлекал. И вообще! У него слишком много работы, чтобы обращать внимание на такие мелочи и полуобнаженную девицу, которая ко всему прочему помолвлена с его лучшим другом и в данный момент флиртует с его еще одним лучшим другом. И какие все -таки женщины изменчивые!

- Где там наш работяга? – весело спросил Томас Эскурра, лежа на шезлонге.
Мариса передернула изящными плечиками и лучезарно улыбнулась дьявольски красивому другу. Она и сама задавала себе этот вопрос? Где Пабло? С тех пор, как он приехал из Англии, они так и не виделись. Занят? Или всего на всего избегает меня?
Девушка услышала веселый смех и повернула голову. Мия и Мануэль барахтались в бассейне, разбрызгивая всех и все в ближайшие четыре метра. Вико и Фелиситес смеялись над какой-то шуткой Лухан. Гвидо в очередной раз кокетничал с Лаурой. Маркус что-то усердно «втирал» Рокко, возбужденно размахивая руками.
Тут находились почти все. За исключением Пабло Бустаманте, который как всегда не может найти свободного времени, чтобы повидаться с друзьями.
Девушка скривилась от негодования и легла на свой шезлонг. Томми уже давно потерял к ней интерес, и теперь присоединился к Маркусу и Рокко.
Почему-то её ужасно раздражало то, что Бустаманте не появился. Неужели ему все равно?
Она лежала на животе и смотрела, как легкий ветерок шевелил кусты акации вдоль кромки бассейна. И вообще нужно иметь совесть. Мы тут пришли, а ему, видите ли, некогда. Ууу, уж слишком много о себе возомнил. Фашист!!!
Она вспомнила красивое лицо, и невольно вздохнула от восхищения. Он просто до невозможности красив, привлекателен, притягателен… Как еще? Сексуален? Пожалуй, так оно и есть. А его глаза…
- Пабло!!! – услышала она чей-то истошный, но радостный вопль.
Мариса вздрогнула и повернула голову. Так оно и было. Томас, улыбаясь на все тридцать два, заключил друга в медвежьи объятия.
Пабло похлопал друга по плечу, обмениваясь приветствиями со своими друзьями. Очевидно, он почувствовал, что за ним наблюдают, и повернулся в сторону Мари. На чувственных губах появилась насмешливая улыбка. Он отсалютовал ей, а потом подмигнул.
Девушка вспыхнула от смущения и поспешно отвела взгляд. Кретинка! Не обращай на него внимание!
Мариса перевернулась на спину и прикрыла глаза очками, абсолютно игнорируя внешний мир. Она пришла сюда отдыхать и будет отдыхать, даже не смотря на некоторых… хм… людей…

Пабло обменялся с друзьями приветствиями, почувствовав, что совсем изголодался по хорошему общению. Надо сказать спасибо тому, кто затеял это, но сначала…
Насмешливо улыбаясь, он двинулся вперед вдоль кромки бассейна.
- Ты как всегда не теряешь зря времени, - услышал он над ухом ехидный голос Томаса.
- А ты как всегда проницателен, - отпарировал Бустаманте. – И знаешь, кажется, сейчас ты лезешь не в свое дело.
- Намек понят, - усмехнулся Эскурра.
Друг убийственно ухмыльнулся и поспешил ретироваться.
Блондин покачала головой, наблюдая, как Томас уже успел завладеть внимание небольшой группки бывших одноклассников. Послышались взрывы смеха, и он нахмурился. Похоже, веселый разговор шел как раз о нем. Тааак, позже стоит поговорить с Томми с глазу на глаз и подавить все умозаключения и слухи еще в зародыше относительно его поведения.
Он задумчиво улыбнулся и повернулся к Марисе. Со стороны казалось, что она дремлет, ничего и никого не замечая вокруг. Полная грудь мерно опускалась в такт её дыханию. Пабло невольно залюбовался фигурой девушки.
Бесшумно ступая по мраморному настилу возле бассейна, Бустаманте подошел к ней и присел на соседний шезлонг. На губах появилась чарующая улыбка.
Мариса пошевелилась, ощутив чье-то присутствие.
- Наслаждаешься отдыхом? – как можно беззаботнее спросил он.
Она вздрогнула и подняла голову.
- А разве не видно? – иронично протянула она.
Он хрипло рассмеялся, отдавая должное её острому язычку.
- Виноват, - Бустаманте склонил светловолосую голову. – Что ж я тоже рад тебя видеть. Твой жених еще не вернулся?
- Очевидно, нет, - она пожала плечами, продолжая лежать. – Иначе он был бы рядом со мной.
Пабло усмехнулся.
- Ах, вот как. Тебе не кажется, что ты слишком много на себя берешь. Раулю, вряд ли понравится быть привязанным к твоей юбке денно и нощно и…
- Он любит меня… и уважает, - перебила она, - в отличие от некоторых.
Он громко рассмеялся, запрокинув голову.
- Камень в мой огород? О какой любви ты говоришь, подруга? Уважать то я тебя уважаю…
Мариса всплеснула руками, начиная все больше раздражаться.
- Бустаманте, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю! – буркнула она. – И кстати, где твоя невеста? Она не так ревностно выполняет свои обязанности, как должна была.
Пабло довольно улыбнулся.
- Флор мне доверяет… в отличие от некоторых…
- Бустаманте!!! Пойди прочь! Ты меня уже достал!!!
Девушка демонстративно повернулась к нему спиной и не видела, как его обе брови взлетели вверх.
- Уже? – насмешливо удивился блондин. – Раньше ты была куда сговорчивее. Хочешь, могу напомнить те времена?
- Это было раньше.
- а что изменилось?
На не ответила, потому что не знала, что ему сказать. Но внезапно чей-то крик спас её.
- Пабло! Как насчет прогулки в ночной клуб?
Это кричал Томми. Балагур и отчаянный бабник, в общем, свой парень.
- Староват я уже для таких развлечений, - смеясь, пробурчал Пабло.
Послышался дружный хохот. Девушка обернулась.
- А брось ты, Паблитто. Поехали, развлечемся!
- Да, Пабло, - встряла Лухан. – Поехали!
Блондин снисходительно усмехнулся.
- Я бы рад. Но мне кажется одна леди будет против.
Бустаманте отвернулся от девушки, полностью игнорируя её разъяренный взгляд. Она уставилась на друзей, а потом пригрозила Томасу кулаком, когда тот открыл было рот, чтобы разразиться едкой тирадой. Бить по больному месту он умел, поэтому многие избегали его острого языка.
- Только попробуй, - одними губами сказала она, - и ты труп. Я тебе глаза выцарапаю…
Томми ехидно улыбнулся и кивнул. Он все понял.
- ладно, я подумаю, - донеслось до неё.
Бустаманте встал и направился к друзьям.
- Уж простите, долг зовет, - извиняюще пробормотал он. – Мне нужно работать.
- да, да, - пробубнила Мари себе под нос, - катись. Без тебя было гораздо лучше.
Он, как будто услышав её слова, обернулся и послал девушке воздушный поцелуй, вытянув губы вперед. Дьявольская улыбка стала расползаться по его лицу, когда он заметил, как её лицо стало заливаться краской смущения.
Мариса вздернула подбородок.
Пабло усмехнулся и удивленно посмотрел на неё, а потом отвесил насмешливый поклон.
- Мое почтение! – крикнул он.
- Иди к черту!
Она услышала взрывы смеха и гордо отвернулась. Не хватало еще из-за этого самодовольного красавца краснеть, как школьнице. Все. Лучше полежи и помечтай о семейной жизни с хорошим человеком. Рауль замечательный, и он подходит мне.
- ну, подруга, ты своего добилась, - услышала Мариса насмешливый голос Томаса Эскурры, - Пабло ушел.
- Мне как-то все равно!
Она отодвинулась на краешек, и рядом присел Томми. Он положил руку на её плечо.
- Не знаю я, какую игру вы с ним затеяли, - проворчал он, - но чувствую, что в выигрыше ты не будешь.
- Вы? Никакого «вы» быть не может. И вообще, я и ОН ничего не затевали. Ему просто нравится меня доставать и вспоминать прошлое.
- Держись, милая, - таинственно усмехнулся брюнет. – Кажется, Пабло всерьез принял твой вызов.
- Какой еще вызов?
- ты прилюдно послала его к черту, а это кое-что уже значит, верно?
- Верно! – процедила она. – Это значит, что он меня достал.
- Неужели? А я бы не был так уверен.

Громкая клубная музыка настойчиво била по ушам. Он поднял голову и скучающим взглядом осмотрел толпу самозабвенно танцующей молодежи. Друзья уже где-то затерялись на том конце танцевального зала и забыли про него, а он куковал тут один, ожидая, надеясь на чудо. Флоренс ехать отказалась, сами понимаете, это в её то положении. Отправила его одного.
В итоге зря потраченный вечер, он один и поглумиться не над кем. Какая жалость…
Бустаманте глубоко и протяжно зевнул, вызвав невольную улыбку у бармена.
- И чего это ты ухмыляешься? – сердито поинтересовался слегка охмелевший блондин. – Не видишь, человек киснет от скуки… Кажется, мне домой пора, - пожаловался он молодому человеку справа.
Парень лишь пожал плечами и отвернулся к своей спутнице. А Пабло снова зевнул.
- Какие у меня друзья, а… Бросили меня одного… забыли…
Бармен недоверчиво нахмурился и хмыкнул. И снова блондин заговорил сам с собой.
- Странно это как-то… Я тут один, а еще вчера одна красотка настойчиво добивалась моего внимания. Даже вечер скоротать не с кем, черт возьми, - он вздохнул. – Хотя, если так подумать, меня никто не привлекает… Но, как ты сам понимаешь, всегда существует одно большое и противное «но»…
Бармен повернулся к нему, делая вид, что слушает. Протирая стакан полотенцем, он внимательно смотрел на Пабло.
- Короче говоря, есть на этом чертовом белом свете одна сеньорита, которая меня на дух не переносит и скоро выйдет замуж за моего друга… налей мне виски, пожалуйста, если уж не в чье-нибудь постели, то хотя бы с бутылкой я скоротаю этот вечер.
Молодой человек мотнул голову.
- нет, вам хватит!
- наливай!
Он пожал плечами, достал бутылку с янтарной жидкостью и стакан.
- так вот… а… о чем я?.. Ах, да. Так вот, она такая… такая… - он ласково улыбнулся, как будто припоминая, но потом его лицо изменилось, приобретая горестное выражение. – Знаешь, меня никто так никогда не ранил, как она. Я любил её…очень любил…
Пабло залпом выпил виски и со стуком поставил на его барную стойку, давая понять, что хочет еще.
- А она мне не доверяла, предпочла мне более богатого мужчину. Ах, да, на мальчишнике, - горько усмехнувшись, сказал он, - мои друзья пригласили стриптизерш, и одна из них станцевала для меня приватный танец, она хотела большего, а я…
Пабло отправил в свой желудок очередную порцию пойла.
- А я не хотел, потому что любил другую. Марису…
Блондин сложил руки на стойку и уткнулся в них подбородком.
- На свадьбу она не явилась… и представь какого мне было, когда весь город потешался надо мной… но это такая мелочь по сравнению с тем, что я испытал потом, когда все узнал.
Пабло закрыл глаза. Он испытывал жуткую потребность все рассказать и вот, свершилось, он рассказала, но легче не стало.
- Знаешь, а сейчас я живу с беременной подругой… Она отличная девушка, и даже некоторое время я подумывал на ней женится, но я никогда не смогу полюбить её… знаю, что идеал любви уже давно устарел, но все равно… я никогда не заводил случайных интрижек и не спал с первой попавшейся женщиной… мне было важно узнать её сущность, знать, что она умеет слушать, дать совет… я, наверное, совсем съехал с катушек, рассказывая тебе о своих проблемах, - обратился он к застывшему от возмущения бармену. – Прости, больше не буду. Просто я устал, очень устал. Пойду-ка я домой…
Бустаманте забрал бутылку у бармена, заплатил по счету и, слегка пошатываясь, направился прочь.
Бармен посмотрел ему вслед. Жаль этого малого, - подумал он, - столько перенести из-за женщины, у которой не хватило ума удержать его возле себя.
Он покачал головой и вернулся к работе. Кажется, он еще долго будет вспоминать излияния клиента.

Пабло брел по темной улице. Куртку он уже где-то потерял, да и это было неважно. Машину оставил возле клуба, в кармане джинсов позвякивали ключи от роскошного черного ламборджини, которого он приобрел совсем недавно. Бумажник с документами высовывался из переднего кармана, вот-вот норовивший выскользнуть. В руке он крепко сжимал бутылку со спиртным. Он шел медленно, испытывая потребность двигаться. Неважно куда, лишь бы идти вперед, навстречу своему счастью.
Бустаманте горько усмехнулся. Навстречу своему счастью? Какая глупость. Он отхлебнул виски и поморщился.
- Ирония судьбы, - прошептал он во тьме. – Я преуспевающий бизнесмен и один из богатейших людей в Европе сейчас иду один, пьяный в стельку и мечтаю о счастье. Кажется, пора прекращать витать в облаках, иначе я просто не захочу оттуда возвращаться, назад, на грешную землю.
Он снова отхлебнул.
Впереди показались ослепляющие фары автомобиля. Бустаманте прикрыл глаза руками.
- Гаси фары, придурок! – выругался он сквозь зубы.
Пабло не остановился и по-прежнему шел вперед. Глупость! И жизнь твоя глупая! И ты сам глупец!
Блондин провел рукой по волосам. Автомобиль проехал мимо, но потом вдруг остановился.
Бустаманте этого не заметил и продолжал идти, пока знакомый насмешливый голос не остановил его…

- Какая неожиданность! Да ведь это Пабло Бустаманте!!!
Блондин вздрогнул и резко обернулся. В пяти метрах от себя, Пабло увидел ехидно улыбающуюся Марису Пиа Андраде. Она сидела в машине, открыв дверцу и насмешливо наблюдая за ним.
Его глаза неодобрительно сузились.
- Ты за мной шпионишь?
Она рассмеялась и легко выпорхнула из автомобиля.
- Вот еще. Делать мне больше нечего.
Пабло, пошатываясь, побрел к ней. Он облокотился на машину, потому что держаться на ногах было все труднее и труднее, крепкий виски и пустой желудок дали о себе знать.
- Да ты пьян! – изумленно протянула она.
- Абсолютно верно, мисс Всезнайка! – пьяно пробормотал он. – Какими ветрами вы тут оказались?
- Как какими? Попутными конечно.
Её гнев, который она испытывала днем, уже давно испарился, и сейчас она недоверчиво смотрела на красивое лицо, чуть перекошенное от усилия устоять на ногах. Он поднял бутылку и сделал глоток, а девушка заворожено смотрела на его губы.
- В чем дело? Почему ты так смотришь?
Этот насмешливый голос вывел её из состояния приятной истомы. Девушка тряхнула голову, и на секунду её показалось, что Пабло вовсе не пьян, а трезв, как всегда и остр на язык.
- Ничего! Просто я думаю, что тебе хватит на сегодня!
Мариса схватила бутылку и потянула на себя, пытаясь отобрать её у Пабло. Но не тут то было. Блондин крепко держал заветный сосуд. Девушка слегка толкнула Бустаманте, и внезапно, бутылка выскользнула из его рук и с громким треском упала на асфальт.
Пабло недоверчиво посмотрел под ноги на остатки прекрасного виски и громко ругнулся.
- Черт возьми, женщина! Если бы ты попросила, а бы дал тебе глотнуть, а вместо этого ты стала вырывать и смотри, что получилось!!!
Он ткнул пальцем вниз.
- Я всегда говорил, что женщина и алкоголь совершенно не совместимы, и как всегда оказался прав! Скажи, ты всегда так поступаешь?
И снова её показалось, что Пабло абсолютно трезв, но это было неправдой. О его состоянии красноречиво свидетельствовали блеск в голубых глаз, пьяный бессмысленный говор и характерный запах.
- Я что как не так выгляжу? Ты чего так на меня смотришь?
Для в стельку пьяного он говорил совершенно ровно, без запинок и заикания.
- Да вот, думаю. Оставить тебя тут или сделать одолжение и отвезти домой.
Она довольно улыбнулась, когда Пабло нахмурился. Его глаза сузились, а потом, иронично


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:54 | Сообщение # 9
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
усмехнувшись, он поклонился и проговорил:
- Ну что вы, леди. Разве бы я стал вам навязываться. Я как-нибудь сам дойду.
Он развернулся и, немного не рассчитав, чуть не растянулся на дороге. Мариса покачала головой и подумала, что его одного нельзя отпускать. Мало ли что. Нет, за его благополучие она не боялась. Она боялась, что он может натворить делов. Набить кому-нибудь рожу, например, или чего похуже, загреметь в ближайший отрезвитель и засесть там суток на пятнадцать.
Пока девушка обдумывала, как поступить. Бустаманте все-таки грохнулся на асфальт и теперь сидел, удивленно уставившись на свои когда-то голубые джинсы. Растерянное выражение его лица вывело её из раздумий. Мари рассмеялась и подошла к нему.
- Почему ты смеешься? – без иронии, с обидой, спросил он.
Она наклонилась и потрепала его по длинным прядкам белокурых волос.
- Ничего. Вставай!
Андраде протянула руку, а Пабло укоризненно посмотрел на неё.
- ты думаешь, я не в состоянии встать сам? – удивился он.
- Я думаю, что сейчас тебе лучше не спорить и принять мою помощь. А потом я отвезу тебя домой, и ты ляжешь в постель…
Вместе со тобой, - подумал он, но вслух ничего не сказал.
Бустаманте уперся рукой об землю и кое-как встал. Он победно улыбнулся девушке, обнажив ряд белоснежных зубов, а потом стряхнул с себя грязь.
- Впечатляет, - усмехнулась она и, взяв мужчину за руку, повела к машине.
Странно, но он даже не упирался и молча сел в автомобиль. Ты делаешь успехи, Бустаманте, - подумала она, поворачивая ключ зажигания.
Через несколько мгновений спортивный автомобиль тронулся с места. Мариса свернула на главную дорогу, намереваясь отвезти Пабло домой.
- Я не хочу домой, - услышала она его тихий голос. – Пожалуйста.
Как странно было слышать от него слово «пожалуйста», - подумала и повернула к нему голову.
- А куда тебя отвезти? – поинтересовалась она.
В темноте его глаза блестели. Он откинулся на спинку и прикрыл глаза.
- куда угодно, только не домой. Я не хочу домой, - повторил он.
И куда тебя везти спрашивается? К себе? Ну, нет. Мать обязательно всполошить весь дом и потребует, чтобы Пабло убрался. К себе в квартиру? Нет, туда тоже нельзя. Наверняка там Мия. И что? В отель?
Пусть будет отель, - решила она и повернула на перекрестке направо.

Мариса кое-как затащила Бустаманте в номер, одной рукой придерживая его, а другой пытаясь включить свет. Мне нужно дать медаль за отвагу и решительность, - мрачно подумала она, ощупывая стену в поисках включателя.
9 Да где он, черт возьми?
Пропади все пропадом! – подумала она в ярости. – И этот еще… даже признаки жизни не подает!
- Пабло, проснись! – пропыхтела она и толкнула его по ребрам.
- Ммм… ААА! Зачем же так грубо? – обиженно буркнул он.
Он потряс головой, прогоняя остатки хмели. Он сфокусировал взгляд на её лице.
- Мы где?
- Где, где, - раздраженно передразнила она. – В лучшем отеле города.
Пабло кивнул и, опираясь о стену, двинулся в сторону спальни.
Мариса, наконец, нашла тот злополучный включатель. Вспыхнул свет, и она прикрыла дверь, потом подошла к окнам и задернула шторы. Девушка успела оценить отличную обстановку в номере. И не удивительно, если учесть её стоимость и ранг.
Наконец она добралась и до спальни. Пабло уже был тут и лег в постель, даже не раздеваясь. Она вздохнула и покачала головой.
- И чего ты такой ленивый?
Девушка еще минуты две раздумывала, раздевать его или нет. Любопытство граничило с инстинктом самосохранения. Если она увидит его обнаженным, то ничего хорошего из этого не выйдет. Но если учесть его полуживое состояние, он вряд ли почувствует, что его раздевают. Значит можно полюбоваться его красивым телом.
Голос разума вскрикнул и умер, когда она прикоснулась к его лбу и убрала светлые прядки. Пабло лежал на спине, положив одну руку на живот, а другую вытянув вдоль сильного тела. Мариса потянулась к его джинсам, расстегнула молнию и медленно стащила их с него, обнажая длинные мускулистые ноги. Он не пошевелился, поощряя её к дальнейшим действиям.
- Ты всегда был таким притягательным и боюсь, останешься таким всегда, - шепнула она в темноте, обращаясь к спящему мужчине.
Далее она сняла с него футболку и отбросила на кресло. Искушение было столь велико, что она прикоснулась к его голой гладкой груди. Рельефные мышцы разгладились.
На секунду оторвавшись от него, она присела рядом. Где-то в уголках её души тревожно забил тревогу разум. Не смей! Ты не сумеешь сдержать себя в руках!
Она долго смотрела на него. Красивое лицо разгладилось, и было спокойным во сне. Тоненькие лучики морщинок расходились вокруг глаз и рта. Невероятно длинные светлые ресницы отбрасывали тени на впалые бледные щеки, поросшие щетиной. Он был так красив, что невозможно было оторвать от него глаз. За что Бог наградил тебя такой внешностью? Ты её совсем не заслуживаешь!
Мариса положила ладонь на его грудь и стала медленно водить её, прислушиваясь к его мерному дыханию. Он спал и не видел, как действует на неё. Девушка придвинулась ближе и протянула руку, чтобы прикоснуться к его губам, но тут сильная рука сомкнулась на её запястье…

Мариса Пиа испуганно вытаращила глаза.
- так ты не спал! – виновато и с долей укора воскликнула она.
Голубые глаза лукаво блеснули в темноте, но он не улыбался, продолжая неподвижно лежать на кровати.
- Нет, - тихо ответил Пабло. – Я наблюдал за тобой.
- что ты делал??? – она не поверила своим ушам. – Но… как? Твои глаза были закрыты и… я думала, ты спишь, - неудачно закончила девушка.
Пабло усмехнулся, продолжая сжимать тонкое запястье. Он внимательно смотрел на смущенное личико девушки и удивлялся, как хорошо она выглядит сейчас. Карие глаза загадочно блестят, полные чувственные губы дрожат, словно их обладательница вот-вот заплачет. Каштановые волосы струились по плечам, обрамляя красивое лицо.
Из его груди вырвался вздох восхищения. Как же ты красива, - подумал он. – Я уже успел позабыть за эти долгие пять лет как ты притягательна.
Мариса заворожено смотрела в небесно-голубые глаза и никак не могла оторваться от этого созерцания. Кожа на руке, где он прикасался, горела в огне. Она почувствовала, как мурашки забегали по спине, и невольно вздрогнула.
Что ты делаешь? – кричал голос разума. – разве ты не понимаешь, с кем сидишь рядом? Разве не помнишь, как он унизил тебя???
Она не хотела слушать, но голос продолжал отчетливо звучать в её мозгу. Уходи! Убегай! Он снова влюбит тебя в себя, а потом бросит!!! Разве ты еще не поняла, что у него нет сердца? Он не умеет, не может тебя любить.
А ведь она так хотела любви… его любви…
- Прикоснись ко мне… - шепнул он нежно. – Я прошу тебя…
- Нет, я не могу. Не надо, пожалуйста, - взмолилась она. – Не проси…
- Но почему?
- Я боюсь…
- Боишься?.. Но чего? Или кого?... Меня...
Она вздохнула и опустила глаза.
- Я боюсь себя… Боюсь, что не совладаю с собой…
Бустаманте не поверил тому, что услышал. Робкая Мариса Пиа сейчас не была похожа на ту дерзкую женщину, которая сводила его с ума днем и ночью. И ему это нравилось.
Он нежно прикоснулся к её щеке и провел по ней пальцами, опустился к губам. Пабло отпустил её запястье, и её рука безвольно упала на постель.
- Милая…
Её глаза повлажнели.
- Что с тобой? – встревожился он, увидев слезы в её прекрасных глазах.
- Я… я не знаю, Пабло. Не знаю, что со мной творится…
Он приподнялся и заключил её в объятия. Она не была против его сильных рук, нежно обнимавших её. Она просто хотела, чтобы её любили.
Мари тихонечко всхлипнула и прижалась щекой к его голой груди. Она слышала стук его сердца, вдыхала мускусный аромат его тела, и все больше понимала, что никогда не сможет разлюбить его. Любила его тогда, любит и сейчас.
Все больше мысли её стал занимать голубоглазый блондин с самодовольной улыбкой, оттесняя образ темноволосого жениха.
Мари проклинала себя за это, но ничего с собой сделать не могла, и даже не подозревала, какая борьба чувств происходит у него внутри.
А мужчина её сердца продолжал гладить её по спине, ласково нашептывая утешительную чепуху.
И через несколько мгновений, Мари даже не поняла, как именно это произошло, она лежала на кровати, придавленная сильным телом Пабло Бустаманте. Одной рукой он обнимал её за талию, а другой убирал спутанные прядки волос с её лица.
- Ты словно заноза засела во мне, - шепнул он, глядя в темные блестящие глаза девушки. – Мне следовало бы ненавидеть тебя за все унижения и за всю боль, которую ты мне причинила, но я чувствую лишь жгучую потребность быть с тобой рядом, смотреть в твои бездонные глаза, целовать твои губы, слышать твой голос и удивляться, каким образом тебе это удалось. Еще ни к одной женщине я не испытывал подобные чувства, как к тебе.
Услышав эти слова от мужчины, она задохнулась от счастья и крепче обняла его за шею.
Конечно, это не признание в любви, но уже кое-что. Пусть он её не любит. Её любви хватит на двоих.
Он еще долго смотрел в её глаза, в которых отражались любовь и доверие, и не верил. Ему следовало бы отпустить её, но он так изголодался по женской ласке и любви. Как это и не банально, Пабло хотел чувствовать, что он нужен, хотел знать, что его любят.
- если ты захочешь уйти, я не стану тебя удерживать, - шепнул он. – Я не хочу, чтобы ты ненавидела меня.
- Я перестала ненавидеть тебя уже давно, - выдохнула она. – А сейчас…сейчас я хочу остаться здесь… с тобой…
Услышав эти словами, он со стоном впился её в губы любящим поцелуем. Его руки заскользили по её стройному телу…
В эту ночь они любили друг друга, словно виделись в последний раз…
Она брала и отдавала…
А он вдруг подумал, что вот они, чудеса, его счастье…

Она проснулась рано, немного пошевелилась и ощутила нечто тяжелое, что придавливало её к кровати. Мариса вздрогнула и повернула голову. Рядом с ней, сладко посапывая во сне, лежал Пабло. Она побледнела и попыталась вспомнить вчерашнее. Он напился, она привезла его в отель, а потом… потом…это!
Мариса вздохнула и смирилась судьбой. Он не виноват, я сама захотела остаться, - подумала она, изучая красивое лицо лежащего рядом с ней мужчины.
Пабло лежал на животе, одной рукой обнимая её за талию. Его непокорные длинные прядки растрепались, обрамляя красивое лицо.
Сейчас он казался молодым, совсем мальчиком. Надменные черты лица разгладились, уголки чувственных губ были приподняты. Казалось, он улыбался во сне. Ей вдруг отчаянно захотелось протянуть руку и осторожно убрать с его лба золотистые завитки его светлых волос.
Он бы так красив, что у неё захватило дух. Но тут она вспомнила, что он не принадлежит ей, и улыбка медленно сползла с её лица.
Мариса осторожно убрала его руку со своей талии и тихонько встала, чтобы не разбудить Пабло. Она быстро и бесшумно оделась, схватила сумочку и, бросив прощальный взгляд на сильное тело, распластавшееся на кровати, крадучись, вышла из номера, тихо прикрыв за собой дверь.

Как только послышался щелчок замка, ясные голубые глаза Пабло приоткрылись. Она ушла. Это бегство показалось ему унылым завершением лучшей в его жизни ночи любви. Странно, но он даже не жалел об этом, хотя понимал, что скорее все она станет ненавидеть его. Мариса не сумела устоять и, наверняка, будет винить в этом только его одного.
Тяжелый вздох вырвался из его груди, и Пабло перевернулся на спину. Он уткнулся глазами в потолок, размышляя…
Где она сейчас? Что чувствует? Наверное, вновь вживается в роль неприступной невесты лучшего друга, но в его памяти всегда останется её страстный отклик на его ласки. Даже через сорок лет он будет вспомнить её такой, молодой с припухшими от поцелуев губами, с растрепанными волосами в его объятиях.
Слабая улыбка тронула его губы, и он перекатился на другую половину кровати, где лежала Мариса. Подушка все еще хранила запах её волос, и он зарылся в неё лицом, вдыхая знакомый аромат.
Интересно, что ты чувствуешь? – подумал он. – Может это вовсе и не ненависть?
Он страстно хотел бы поверить в это, но натура закоренелого реалиста не дала ему такой возможности.
Он встал с кровати и потянулся. Проводить время в мечтаниях было не в его характере, и он понял, что уже давно пора браться за дело. Для начала нужно позвонить Риккардо, чтобы тот пригнал его машину, а потом… потом уже все остальное.
Сделав нужный звонок, Пабло двинулся в ванную, что-то насвистывая себе под нос.

- Что с тобой? – встревожилась Мия, глядя на бледное лицо сестры. – Ты как-то странно выглядишь. Ты плохо спала?
Мариса подняла голову и одарила сестру злой скептической улыбкой.
- Хуже. Я не спала вообще.
Мия удивленно посмотрела на неё.
- А что случилось?
- ты действительно хочешь знать?
Блондинка молча кивнула, продолжая помешивать свой кофе.
- Я была с ним.
- С кем? – не поняла сестра.
- С Бустаманте!
- Что???
Мия, не поверив собственным ушам, ошарашено уставилась на Марису. Та продолжала невозмутимо сидеть, тупо глядя в окно кафе.
- ты с ним переспала?
- А чем еще по ночам занимаются? В карты играют? – огрызнулась она.
- О, боже…
- Вот именно, - Мари мрачно усмехнулась. – И это еще не все.
У Мии был такой вид, словно она вот-вот свалится под стол в глубоком обмороке. Нет, она, конечно, уважала Бустаманте и ничего против него не имела, но после того, что он сделал с её сестрой, лучше ему вообще не попадаться ей под руку.
- Он тебя соблазнил? Заставил?
- Не мели чепухи! Я сама этого хотела!
- О, боже… - снова повторила Мия. – НО… как?
- Я люблю его, Мия, - шепотом призналась Мариса. – Ты даже не представляешь, как я его люблю…
Мия с трудом переварила новостью. В принципе, ничего удивительного в этом нет. Пабло мужчина чертовски привлекательный, да к тому же очень богатый. В его силах заставить любую женщину упасть к его ногам. И жертвой стала любимая сестренка. При встрече она обязательно скажет ему пару ласковых.
- И что теперь? – оправившись от потрясения, спросила она.
- Я не знаю…

После разговора с Мией совершенно разбитая Мариса отправилась в свою квартиру. Настроя и желания просиживать в офисе фирмы не было, поэтому она просто поехала домой. И вообще у неё желания даже пообедать. Если не считать утреннего кофе у неё во рту и маковой росинки не было. Да и это было неважно. Подумаешь, тоже мне проблема.
Мариса открыла дверь и вошла внутрь. Кое-как разделавшись со своими туфлями, она бросила их на пороге и прошла в гостиную. Там она упала на большой плюшевый диван и закрыла глаза, сжимая медвежонка, которого ей когда-то подарил Пабло.
Внезапно зазвонил телефон. Девушка подняла трубку и поднесла её к уху.
- Здравствуй, любимая, - услышала она ласковый голос Рауля. – Как ты?
Слезы подступили к горлу.
- Привет, - через силу произнесла она. – Все хорошо, Рауль. А ты как?
Он рассмеялся.
- У меня тоже все хорошо. Мой друг идет на поправку, и я скоро вернусь домой. Я соскучился.
Одинокая слеза скатилась по её щеке. Она молчала.
- Что-то случилось? – с тревогой в голове спросил он. – Милая, ты не рада, что я скоро вернусь?
- нет, я очень рада, - дрожащим голосом ответила она. – Просто я очень устала.
- Ты опять допоздна засиделась в офисе? – укоризненно спросил Рауль.
- да, - солгала она. – Накопилось очень много бумаг, и мне пришлось остаться.
- Дорогая, я же говорил тебе, чтобы ты не перетруждалась. Больше так не делай
- Не буду, - сквозь слезы выдавила она. – Рауль, прости, но я очень устала. До скорого.
И не дожидаясь его ответа, она положила трубку и снова легла на диван. Слезы медленно стекали по её щекам, оставляя соленые дорожки.
Она долго лежала, глядя в потолок. Стемнело, а слезы все никак не переставая, стекали по щеке на её руку.
На улице уже зажглись фонари, излучая мягкий свет. Она чуть приподнялась и потерла глаза, размазывая тушь и тени по всему лицу.
И тут Мариса услышала стук. Сначала она подумала, что ей показалось, но стук не прекращался. Кто-то настойчиво барабанил в дверь, пытаясь добиться её внимания.

Она встала с дивана и, пошатываясь, медленно побрела к двери. И кого черт принес? – злобно подумала она, включая свет.
Мариса подошла к двери и открыла её. На пороге стоял он, герой её грез.
- Привет, - сказал он. – Можно?
Девушка ошарашено уставилась на Пабло. Он невозмутимо встретил её растерянный взгляд, терпеливо ожидая, когда она закончит пожирать его глазами и впустит в квартиру.
Наверное, многим бы показалось, что видок у неё оставлял желать лучшего, но для Бустаманте она была самой красивой женщиной в мире, и чужое мнение его мало интересовало, но это он понял не сразу. Наверное, только сейчас, когда увидел её растрепанные волосы, распухшие щечки и сонные глаза. Она показалась ему трогательно- невинной и ранимой.
- Что тебе нужно? – холодно осведомилась Мариса Пиа.
- вообще-то я пришел поговорить, - дружелюбно ответил Пабло, игнорируя её НЕ дружелюбный настрой.
Её глаза сузились. Она сама не могла понять, почему так холодно себя ведет. То ли это давнишняя обида, тяжким бременем лежавшее в её душе, давала он себе знать, то ли она осознала, что ничего хорошего ей с Пабло не светит.
- Я занята, - резво бросила девушка. – Приди как-нибудь в другой раз и желательно заранее сделай звонок и предупреди.
Он молча выслушал от неё поворот от ворот, а потом, странно усмехнувшись, спросил:
- Тебе так трудно выслушать меня? Почему? Я что-то не так сделал?
- Да! Ты отравляешь мою жизнь одним только своим существованием!
Однако он нисколько не обиделся, наоборот, широко улыбнулся и тем самым стал еще привлекательнее.
Мари судорожно сглотнула, не сводя глаз с его красивого лица.
- Зачем ты так? Пытаешься спрятать свою боль? Для чего? Ты ведь знаешь, что я всегда принимал тебя такой, какая ты есть. Со всеми твоими достоинствами и недостатками. И мне этого хватало. Не стоит, милая…
- Оставь меня в покое! – сквозь слезы выдавила она. – Оставь меня и верни мне мой покой!
Он протянул руку, чтобы заключить её в объятия и утешить, но она отскочила от двери. Его рука безвольно упала, и он с болью в голубых глазах посмотрел на неё.
- Зачем ты меня отталкиваешь? Если хочешь знать, я нисколько не жалею о случившемся этой ночью Черт, да я даже рад! Это была лучшая ночь в моей жизни…
- Неужели? А я жалею, - кулачками она смахнула с лица непрошенные слезы.
- Не лги мне и себе, Мариса, - теперь уже без улыбки посоветовал он. – Я всегда уважал тебя за то, что ты смотришь правде глаза и не боишься её признать, но сейчас ты трусливо прячешься в кустах.
- Я изменилась, Пабло! Изменилась!!! И уже не такая наивная девочка, которая поверила тебе. С меня достаточно твоей лжи и измен.
- Лжи… измен, - тупо повторил он. – Я никогда не лгал и не изменял тебе! Слышишь, никогда!!!
- Прости, но я не верю тебе.
Он беспомощно провел рукой по светлым волосам. Его глаза растерянно блеснули в свете ярких ламп прихожей.
- Уходи, Пабло. Иди и оставь меня в покое. Мы оба не свободны. Я скоро выхожу замуж, а ты женишься, у вас с Флоренс родится ребенок. Просто забудь о том, что случилось. Это было ошибкой, и мне еще долго придется расплачиваться за неё.
- Если бы ты любила меня, мне не надо было все это объяснять…
- Я не люблю тебя!
- нет, ты любишь, - он покачал головой. – Любишь, но не веришь. А без веры любовь невозможна, ты ведь знаешь об этом… Хорошо, я уйду. Но ты должна решить все сама.
И без лишних слов Пабло развернулся и скрылся в темноте лестничного пролета.
Она пыталась сдержать слезы, и ей почти это удалось, почти. Глядя, как широкие плечи Пабло растворяются во тьме, она подавляла в себе желание окликнуть его и прижаться к теплой груди, рассказать о своих чувствах и попросить, чтобы он никогда не покидал её.
Но если бы она это сделала, то окончательно упала б в своих глазах. Она гордая и сильная, и она справится!!!
Мари прикрыла дверь, прошла в гостиную и снова легла на диван. На этот раз она не плакала, она думала о себе, своей жизни и о Пабло…

Когда Пабло приехал домой, все семейство было в сборе. Они ужинали и что-то увлеченно обсуждали. Увидев его, Флоренс вскочила с места и кинулась к блондину.
- Привет, мы соскучились!
Девушка встала на цыпочки и чмокнула его в небритую щеку.
- Ты ужасно выглядишь! – заявила она и повела к столу.
- Спасибо за истину Я тоже рад тебя видеть! – он рассмеялся, усаживаясь рядом с ней. – Мам, пап, добрый вечер!
- Здравствуй, сынок, - откликнулись родители.
- Что у нас на ужин? – весело поинтересовался он.
Флоренс хмыкнула.
- Утка в апельсиновом соусе, - ответила она. – Помнится это…
- Мое любимое блюдо, - закончил Пабло. – Я рад, что ты все еще помнишь.
Блондин потрепал девушку по румяной щечке.
Далее семья обсуждала прием неких сеньоров Новарес, к которым семейство Бустаманте должно было отправится завтра. Однако Пабло не принимал участие в обсуждении. Ему вообще было все равно, да и не знал кто такие Новарес, даже не слышал.
Угрюмо ковыряя вилкой кусочки нежного мяса, он вспомнил слова Марисы, и его настроение опустилось еще ниже. Надо же, его снова отвергла… и кто? Та самая женщина, о которой он грезил нем и ночью. Бог любит троицу, - подумал он. – Значит, придется испытать это еще раз. Или вообще держаться от неё подальше и по возможности забыть.
Бустаманте откинулся на спинку сидения и задумчиво уставился на свое отражение в зеркале на противоположной стене. Бледное осунувшееся лицо с большими небесно-голубыми глаза угрюмо смотрели на него. Уголки губ горестно опущены. Ты отвратительно выглядишь, - сказал он себе. – И отвратительно себя чувствуешь.
- Кстати, сынок, Рауль уже приехал? – поинтересовался Серхио, глядя на сына голубыми проницательными глазами.
- нет, он все еще в Португалии. Но долго не заставит себя ждать. Как никак его тут невеста поджидает.
Тебе все равно, - уговаривал себя Пабло. – Да, ты её любишь, но это ничего не значит. Она ни за что не бросит Рауля ради тебя. Это глупо и неправильно.
Он поднял руку и заправил пряди за ухо. Пора постричься, - подумал блондин вовсе не к месту.
- Простите, - Пабло встал. – У меня много работы.
И он почти бегом выбежал из дома, сел в машину и уехал.
Три пары глаз удивленно смотрели на то место, где только что сидел Бустаманте младший.
- Что это с ним? – растерянно спросила Мора.
- Мне кажется, я знаю что… хотя, может и ошибаюсь, - пробормотала Флоренс. – Серхио, а вы как думаете?
- Я думаю, ты права. Мой мальчик совсем запутался.
Мора переводила взгляд с Флоренс на мужа, которые обменивались странными репликами. Позже она обязательно докопается до истины и не отстанет от мужа, пока он ей все не расскажет.

Пабло долго ездил по городу, инстинктивно ощущая свою потребность изменится. Он не знал, чем обусловлен этот порыв. Блондин просто хотел расстаться с прежней жизнью. Стать другим.
Он притормозил возле шикарного салона красоты для женщин и мужчин, и не раздумывая ни секунды, вылез из машины и уверенным шагом направился к входу.

- Бог ты мой! Кто ж тебя так обкромсал? – удивленно воскликнул Томас Эскурра.
Бесстрастное выражение лица Пабло изменилось. Светлые брови поползли вверх, рука инстинктивно дотронулась до головы.
- Это значит плохо?
Брюнет сделал вид, что внимательно разглядывает голову друга.
- Нет, так даже лучше. Мне никогда не нравились твои патлы… а здорово получилось, - пробормотал он. - Как – будто я снова говорю с стариной Пабло Бустаманте.
Друг польщено улыбнулся и поправил ладонью непослушные кудри, растрепавшиеся ветром. Он правильно сделал, что сменил прическу. Вместе со старой прошла и жуткая неуверенность в завтрашнем дне, все тягости и заботы. Вот только тупая боль в груди все не желала проходить. Наверное, это до конца жизни? – пессимистически подумал блондин.
- кстати, а как там твоя Флоренс?
- Цветет и пахнет. Скоро роды.
- Ты уже думал, как назовешь ребенка?
Пабло пожал плечами.
- Честно говоря, нет. Этим Флоренс занимается. У меня в этом смысле фантазия небогата.
Томас усмехнулся, и его глаза как-то странно блеснули.
- Когда твой португальский дружок возвращается? – полюбопытствовал он.
- Без понятия. Он передо мной не отчитывается. Спроси у его невесты, мне кажется, она с радостью тебя просветит.
- Вот как? Я бы не был так уверен, - загадочно произнес он. – Ну да ладно. Ты когда намерен связать себя узами брака?
Однако странное замечание друга почему-то ускользнуло от проницательного сознания


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 02:58 | Сообщение # 10
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Пабло. Иначе говоря, он не обратил внимание. Его в последнее время мало что занимало. Любовная лихорадка знаете ли.
- не терпится погулять на свадьбе? – съехидничал блондин.
- нет, я даже рад, что ты не женат. Просто папаша давит на меня и велит жениться, понимаешь ли. Внуков захотел. Он мне даже невесту нашел. Наивна, как ангел, глупа, как пробка, а характер, как у Горгоны, - он глумливо улыбнулся. – Утешает, что фигура у неё потрясающая. Даже если что-то и получится, то дети мои явно умом блистать не будут, это с такой то мамашей.
- А как величать твою суженную?
- Ты не поверишь, - заявил Томас.
- ну, удиви меня, - без особого интереса ответил Пабло.
- Соль Риваролла.
Бустаманте растерянно моргнул пару раз, потом нахмурился, а под конец его лицо разгладилось, и он сочувственно улыбнулся.
- Понимаю, - протянул он, едва сдерживая смех. – Наше солнышко действительно умом не блещет, но надеюсь, ты постараешься хотя бы чуть-чуть вдолбить в её хорошенькую головку интеллекта.
- Черта с два я буду этим заниматься! Пусть книжки умные почитает.
- Ты что серьезно со всем этим? Ну, с женитьбой, детьми и все такое?
Эскурра почесал свой затылок и поморщился, кивая головой.
- Увы, любовь всей моей жизни, сейчас далеко и знать обо мне не желает, - вздохнул он.
- Это ты про Пили Дунофф что ли?
- ну да.
Блондин снисходительно усмехнулся.
- Ах да, как же я мог забыть. Ты ведь так убивался, когда директорская дочка тебя послала.
- Если бы не твоя глупая затея сбежать из колледжа, все было бы по-другому, - резко бросил Томми.
- И что было бы? Ты, дружок, бросил бы нашу Пилар после того, как переспал с ней. Все просто.
Томми однако эти слова не понравились. Он сжал кулаки и презрительно уставился на друга.
- Я – не ты! – резко бросил брюнет.
Он развернулся и хотел отойти, но Бустаманте схватил его за локоть и заставил остановиться.
- То есть как это? Поясни, а то я в последнее время туговат на слух, и туповат для твоих многозначительных слов. И кстати, не кипятись, дружище, я ничего плохого не имел в виду. Если обидел, извини.
Взгляд темных глаз Эскурры потеплел. Он тряхнул головой и прикрыл глаза.
- Это ты меня извини. Видимо нервишки совсем сдавать начали, - он попытался улыбнуться, но получилась какая-то гримаса. – Просто, отец давит с этой женитьбой, упрекает, что я шалопай и все такое, а я ведь только вернулся из Европы, подписывал контракт для отцовской фирмы.
- Понимаю. Пока не появиться свой собственный бизнес, он будет тебя долбить.
- Вот и я о том же подумал, - пробормотал Эскурра. – Вот только стартовый капитал он мне вряд ли пожалует.
Бустаманте вдруг замер, а потом, как будто очнувшись, достал из заднего кармана портмоне, порылся в нем и извлек какую-то карточку. Он протянул её другу со словами.
- Алекс Дарк шлет привет.
Пабло подмигнул и, насвистывая веселый мотивчик, направился к своей машине. А Томас, оторвав глаза от кусочка ламинированной бумаги, с изумлением смотрел вслед другу.

- И что теперь? Ты вообще уверена, что действуешь правильно? – серьезно спросила Мия.
Обе девушки сидели в своем любимом кафе неподалеку от офиса их фирмы.
- Абсолютно уверена. Он не заслуживает этого, Мия. Я не хочу, чтобы он страдал.
- Дура ты, - заявила Агирре.
Мариса подняла голову и посмотрела на сестру. Её руки крепко сжали стакан с минеральной водой.
- Нет! Просто я хочу, чтобы он был счастлив.
Внезапно блондинка усмехнулась. Синие глаза лукаво заблестели.
- Что ж, надеюсь, все выйдет так, как я предполагаю. А наблюдать за этим процессом будет весьма забавно.
Она подняла свой стакан в тосте и проговорила:
- За удачу. Чтобы она никогда не покидала нас.
- За удачу, - эхом откликнулась Мариса, тоже поднимая стакан.
И больше они к этому разговору не возвращались.

- Пабло, ты ничего не хочешь мне сказать? – сидя как-то вечером рядом с блондином, спросила Флоренс.
Бустаманте поднял голову от монитора лэптопа, светлые брови изумленно взлетели вверх. Он снял очки и поднес дужку к губам, как обычно делал, когда кто-то его озадачивал.
- А должен?
Девушка пожала плечами, поглаживая свой огромный живот. Видимо дитя будет не из хилых, а настоящий упитанный карапуз на четыре (а может и больше) кило.
- Ну не знаю. Просто мне кажется, нам нужно серьезно поговорить.
- Поговорить? – тупо повторил блондин. – Извини, я видимо слегка перебрал с пивом и не соображаю… О чем ты?
Флоренс посмотрела на мужчину своими проницательными зелеными глазами.
- Я же вижу, что ты не счастлив, может, стоит…
- Достаточно! Я понял, к чему ты клонишь, Флор. Не надо. Я сам разберусь в своих проблемах.
- Но…
- Флоренс, пожалуйста. Не вмешивайся, - умоляюще протянул он. – Я очень тебя прошу.
- Я хотела помочь, - обиженно ответила она.
Пабло слабо улыбнулся и потрепал девушку по волосам.
- Когда мне понадобится помощь, я скажу тебе, дорогая. А сейчас тебе кажется уже пора ложиться спать.
Он демонстративно посмотрел на наручные часы.
- Я не хочу спать! – буркнула она.
Бустаманте сурово нахмурился, но в голубых глазах плясали чертики.
- Хорошо, - пошел он на компромисс, - в таком случае, мама будет рада твоей помощи. Кажется, она никак не может выбрать скатерти на вечер.
- Пабло, я не ребенок, а взрослая женщина…
- Которая ко всему этому ждет ребенка. Если я не ошибаюсь, врач сказал, чтобы ты не перетруждалась и рано ложилась спать.
- Это беременность, а не опасная болезнь, - стояла она на своем.
- Не спорь, пожалуйста, - тоном, не терпящим возражений, заявил он.
- ладно, - раздраженно бросила она.
Девушка встала и, придерживая свой массивный живот, пошла к двери. Пабло снова склонился к компьютеру, но тут голос Флоренс заставил его снова поднять голову.
- И еще кое-что…
- Да?
- Я говорила, что твоя новая прическа мне нравится?
Бустаманте звучно расхохотался. Зубы блеснули в улыбке.
- Спасибо, а теперь иди… нет, постой!
Она обернулась.
- А я говорил, что беременность тебе очень идет?
Теперь пришла очередь смеяться Флоренс. Она польщено улыбнулась.
- Благодарю.
- Все! А теперь иди.
Флор усмехнулась и вышла за дверь, а Пабло остался в одиночестве в большом кабинете.

- Нет, ты даже представить себе не можешь! – воскликнул Томас Эскурра, обращаясь к Пабло. – Алекс Дарк предложил мне место в одной из его фирм! Я стану директором «Транс Оил».
Бустаманте усмехнулся и похлопал друга по плечу.
- Поздравляю. Ты это заслужил.
- А почему ты никогда не говорил, что на короткой дружеской ноге с Дарком?
- А ты спрашивал?
- Виноват, - улыбнулся Томми. – А как давно вы познакомились?
- Это долгая история. Томас, только не вздумай его облапошить. Он сразу все просечет.
Эскурра изумленно посмотрел на друга.
- А я об этом даже не думал. Ты что? Я буду честно работать.
- Я рад за тебя, - искренне сказал Пабло. – Алекс может на тебя положиться…
Но тут лицо брюнета омрачилось.
- Мы с ним еще не виделись. Только по телефону общались. Странный он какой-то.
- Может, он просто был занят? Или не хочет, чтобы…
- Да нет, не в этом дело. Просто он совершенно меня не знает, а тут я к нему обратился, и он без колебаний сделал меня директором фирмы.
Пабло загадочно улыбнулся.
- Алекс наслышан о тебе. Он знает, что хоть и внешне ты плейбой и ловелас, но дело свое знаешь.
- Это я то плейбой и ловелас? – обиженно переспросил Томас. – А ты тогда кто.
- А я? Кхм…
Бустаманте сделал вид, что смущен. Эскурра довольно улыбнулся.
- И я про тоже. Ладно… - он вдруг замер. – Слушай, а это случайно не твоих рук дело… супермен?
Супермен? Так его Мариса называла, когда студенткой была.
- Нет. Дарк к счастью читает газеты и делает определенные выводы. Так что это целиком твоя заслуга. Ты молодец. Хвалю.
И все же Томас продолжал недоверчиво взирать на друга. Тот лишь безмятежно пожал плечами. Мол, не хочешь, не верь. Это твое дело.
- Когда приступаешь к работе? – первым прервав затянувшееся молчание, поинтересовался Пабло, хотя втайне знал когда.
- да вот, прямо сегодня. У меня сейчас типо обед, - брюнет усмехнулся и посмотрел на часы. – Мне кстати скоро нужно в офисе быть. Дарк позвонить обещался. Узнать, как первый день прошел.
- А что твой отец?
- Сначала посмеялся, когда понял, что это не шутка, поздравил.
Они посидели еще немного, потом Томас, сославшись на работу, уехал, а Пабло остался один со своими мыслями. Мать опять затевает очередной прием и прямо в лоб сказала, чтобы он поимел совесть и присутствовал на нем. Как будто ему больше заниматься нечем. Тут дел невпроворот. А еще за границу опять ехать надо. Алекса Дарка на части разрывают. Будь все неладно!!!
Но что эти дела, когда личная жизнь не складывается. Странно, он мог заполучить любую, а хочет только капризную и высокомерную Марису Пиа, которая в очередно раз дала ему от ворот поворот. И как только его глупая гордость это терпит. Давно бы уже похитил девушку и увез куда-нибудь на необитаемый остров, где любил бы до тех пор, пока она не призналась бы ему в любви. Раньше он думал, что Мари любит его, но когда день сменял ночь и наоборот, а девушка все не появлялась, он уже не был так уверен.
Какая задница эта любовь. Ей богу ничего хорошего в ней нет. Сплошные переживания и отвратительное настроение.
Вот как бы Пабло смеялся в юности, если бы ему сказали, что его несколько раз отвергнет одна и та же женщина – Мариса Пиа Андраде. Любовь всей его жизни, заноза, цепкая колючка и прыщ на заднице! Прямо всегда дает о себе знать.
А тут еще дама его сердца замуж выходит за его друга. Замечательно, правда? Её что? Со свадьбы похитить, уволочь куда-нибудь на Луну? Благо деньги на это есть, да и не них дело. Где, в конце концов, он звездолет найдет, а? Строить его долго будет, а покупать… Да кто ж ему продаст то? Подумают, что это измена государству. Или что войну затеять хочет.
Даа, что не срачка, так болячка. Вы уж извините за выражения, но это так. Ладно, утешает, что хоть дела хорошо идут, он, видите ли, процветает.

- Знаешь, Мариса. Мне кажется, заручиться спонсорской помощью какого-нибудь крупного магната не помешало бы. За последние несколько месяцев прибыль от продаж косметики уменьшилась. Появились новые конкуренты.
- И?
Мия пожала плечами, словно это ало её интересовало.
- нужно поискать. Я так думаю, - она усмехнулась. – Ману отказался, заявив, что это проигрышное дело. Деньги он вкладывать не собирается. А папа скоро выпускает новую коллекцию, ему самому нужны деньги. Соня во всем помогает отцу, остается только Пабло.
- А про Томаса, Гвидо и всех остальных ты не забыла? И с Бустаманте я работать не собираюсь.
- Томми и Гвидо пока с отцами работают. А Пабло птица свободная и ни от кого не зависит.
- Кто бы сомневался, - буркнула девушка, скрестив руки на груди. – Кретин да и только.
Мия пропустила мимо ушей последнее замечание.
- нам бы кого покрупнее. Паблик птица невысокого полета. Да и не согласиться, если учесть нашу с ним взаимную антипатию.
Агирре расхохоталась.
- да что ты?! Это у него может быть антипатия, а ты без него жить не можешь!
- Ну почему, - Мариса явно обиделась. – Жить могу. Он мне как пятая нога собаке.
Сестра лишь поцокала языком, явно не одобряя сравнения.
- А сама говорила, что любишь его, - заметила она.
- Это было Бог знает, когда, - раздраженно отмахнулась Андраде. – И вообще, сделай одолжение, не вспоминай при мне Бустаманте, ок?
Мия пожала плечами.
- Хорошо, не буду, но от правды не убежишь, сестрица. Так что советую смириться с реальными фактами и как можно быстрее, - и перевела разговор на другую тему. – Могу предложить тебе кандидатуру Алекса Дарка. По слухам, он сейчас в Буэнос-Айресе, но вряд ли захочет нас выслушать. Наша отрасль его мало интересует.
- Этот тот мистер, который у голубоглазика фирму купил?
- Верно. Мне Мануэль намекнул на него, но сказал, чтобы мы сильно не обольщались на свой счет. Дарк человек со стальными нервами и калькулятором вместо сердца.
- Сильно звучит. Может, стоит и попробовать. Я этим займусь!
- Уверена? – с сомнением в голосе спросила Мия.
- На все сто! Он будет нашим! – Мариса потирала руки в предвкушении очередной игры в кошки-мышки. Загадочная улыбка осветила её лицо.
Мия Агирре лишь нахмурилась. Она ведь чувствовала, что что-то все равно пойдет не так. Мариса хотела женским обаянием поймать Алекса, но даже блондинка понимала, что этого будет мало. Ладно, у сестренки слава богу есть голова на плечах, она сумеет все сделать, как надо.
Глядя в безумный блеск в карих глазах, Мия покачала головой. Да, похоже, Мариска настроена серьезно.

- Сынок! Ты скоро?
Мора Бустаманте уже в десятый раз звонила дражайшему сыну и спрашивала, когда он соизволит появиться на приеме.
Пабло, без особого интереса скользнув взглядом по отчетам Томаса, зажал между плечом и щекой мобильный телефон.
- Мама, я работаю, а ты меня отвлекаешь, - ответил он устало.
Блондин потянулся за ручкой и листом бумаги.
- Но, сынок, гости уже здесь. Пришли Соня с Франко.
- А Мариса? – вырвалось у Пабло, но он поспешно прикусил язык. Однако было уже поздно.
- Мариса? Нет, её еще не было. А почему ты спрашиваешь?
- Да так, ничего, - солгал он. – Мам, я сейчас закончу работу и приеду, ладно?
- Хорошо, Пабло. Мы ждем тебя.
В трубке послышались гудки. Тяжело вздохнув, он отключил мобильник и положил его на стол.
Бустаманте снова взял в руки отчет Томми о проделанной работе, но потом отбросил его в сторону. Эскурра бы не стал его обманывать, хоть он и не знает, что Пабло Бустаманте и Алекс Дарк одно и тоже лицо.
Блондин снова протяжно вздохнул и откинул голову назад. Он закрыл глаза. Прямо мать Тереза. Всем и все. Щедрая душа. Ну да ладно. Томасику помочь можно, он как никак друг.
Пабло поднял голову и взял со стола телефон. Он быстро набрал номер Томаса. Гудки…
- Алло?
- Привет, Томми.
- Ааа, вечер добрый, дружище. Как дела? – обрадовался Эскурра.
Он улыбнулся.
- Хорошо. Я тут с Алексом поговорил. Он очень доволен тобой.
- Правда? Ну что ж. Этого следовало ожидать. Я из-за него отверг одну цыпочку.
- Какие жертвы, - усмехнулся Бустаманте. – Надеюсь, она тебя простила.
- да ну её к черту! – отмахнулся друг. – Ты лучше расскажи мне об Алексе. А то я так о нем ничего не знаю. Знаю лишь то, что он один из богатейших людей в Европе. Говорят в Испании у него главный офис. Человек-легенда.
- Он был бы польщен, услышав это. Кстати, ты к нам собираешься? Мама уже на взводе.
- Конечно, собираюсь. Что я тебя одного на растерзание всем этим девицам оставлю? Я слышал, это вроде смотрин. Мора решила всерьез тебе невесту найти. Она же видит, что Флор ты мало времени уделяешь.
- Флор останется единственной женщиной в моей жизни, - заметил Пабло. – На черта мне все эти пустоголовые создания? Вроде твоей Соль.
- да уж, с этим не поспоришь, - протянул Томми. – Ладно, Пабло. Потом поговорим. Надо душ принять, а потом к вам поеду. Предки кажется уже у вас.
- До встречи.
- ты не волнуйся, я рядом буду! – друг заливисто рассмеялся и повесил трубку.
Бустаманте больше не стал задерживаться в офисе и, спустившись вниз, поехал себе на квартиру, чтобы привезти себя в порядок.

- Может, хватит дуться??? – взорвалась Мия Агирре.
Мариса нехотя оторвала голову от скрещенных на столе рук и без особого интереса уставилась на сестру.
- Прими, наконец, вертикальное положение!
- Чего тебе, Мия? Я же говорила, меня не приняли. Сказали перезвонить или прийти попозже.
Агирре кому-то кивнула и снова посмотрела на сестру.
- И что теперь?
- буду настойчиво добиваться встречи! – последовал мрачный ответ. – Этот выродок меря выслушает.
- А если этот выродок откажется? – снисходительно поинтересовалась блондинка.
- Ему несдобровать.
Послышались знакомые голоса, и в толпе мелькнула темная и светлая макушки.
- Чук и Гек пожаловали, - иронично пробормотала Мариса.
- Да уж, - усмехнулась Мия, наблюдая, как её муж здоровается с Пабло и Томасом.
Мужчины резко выделялись на фоне всех остальных гостей. Все широкоплечие, высокие и невероятно красивые. Они пожимали друг другу руки и чем-то весело беседовали. Изредка возню и говор гостей нарушал красивый мужской смех троих закадычных друзей.

Стоя с друзьями на самом видном месте, Пабло даже и не подозревал, что одна очень важная для него особа не может отвести от него глаз.
- Алекс Дарк взял тебя на работу? – удивленно пробормотал Мануэль.
Его взгляд метнулся к Пабло, но тот выразительно на него посмотрел и предупреждающе еле заметно покачал головой.
- ну да! А что в этом удивительного?
- Погоди, ты стал директором фирмы, которая раньше Пабло принадлежала? «Транс Оил»?
- Ну да, - с энтузиазмом повторил Эскурра.
- И что? Вот так просто он сделал тебя директором?
- Я управляю компанией, - снисходительно пояснил брюнет. – Весь доход идет Алексу в карман. И лишь несколько процентов мне.
- Неужели? – иронично протянул мексиканец.
- Мануэль!!! – Пабло чуть повысил голос. – Мне кажется, стоит поздравить Томаса. Алекс Дарк хорошая добыча, не так ли?
Пребывая в отличном настроении, Эскурра не уловил иронии в голосе друга. Он лишь пожал широкими плечами и глупо улыбнулся.
К ним подошла Мора и улыбнулась мужчинам.
- Добрый вечер, ребята, - поприветствовала она.
- Здравствуйте, Мора.
- Привет, мам.
- выглядите как всегда прелестно, - галантно заметил Томми и припал к ручке Моры Бустаманте.
Женщина довольно улыбнулась.
- Хочу познакомить вас с Изабелль, племянницей Франко.
К ним подошла красивая блондинка с невероятно синими глазами. Девушка очаровательно улыбнулась.
- С тобой, Мануэль, мы знакомы, - произнесла Изабелль, глядя на смуглого мексиканца.
- Разрешите?
Томми взял руку девушки и поцеловал тыльную сторону ладони, глядя в её глаза. Кажется, этим он дал понять друзьям, что испытывает интерес к гостье.
- Томас Эскурра, - представился брюнет и улыбнулся.
- очень приятно, - последовал ответ.
Томас восхищенно осмотрел безупречную фигуру девушки в черном платье, которое не скрывало соблазнительные изгибы девичьего тела.
- Что ж, очень приятно, - Пабло вдруг усмехнулся, одарив девушку дерзким взглядом голубых глаз. - Я Пабло Бустаманте.
Изабелль молча протянула руку, глядя в глаза блондину.
- Мне тоже очень приятно. Мора многое о вас говорила.
- А я, если честно, - оскорбительно-насмешливым тоном заметил Бустаманте, - раньше никогда о вас не слушал.
Изабелль это не очень понравилось. Глядя на этого высокого белокурого красавца, она вдруг подумала, что еще никогда не видела мужчины красивее. Тот брюнет Томас Эскурра тоже ничего, но в нем нет той загадочности и животного магнетизма, как в Пабло.
- Что ж, видимо, вы мало общались с Франко, - бросила она, сверкая глазами.
- Или слишком мало бывал в Аргентине, - хохотнул Пабло. – Ладно, ребята, развлекайтесь, а я пойду, переоденусь.
Блондин ушел, а девушка продолжала с восхищением взирать на широкие плечи, тонкую талию и длинные сильные ноги. Даже не смотря на то, что был одет просто, в потертые джинсы и футболку, выглядел он лучше, чем многие взятые вместе мужчины в этом зале.
Однако девушка не заметила, как Томас и Мануэль обменялись многозначительными взглядами. Мексиканец едва сдерживал смех, глядя на насупившегося Эскурру.
- Проиграл?
- Touche, - согласился Томми.

Мариса с мрачным удовлетворением смотрела, как Бустаманте дает отпор этой белобрысой родственницы Мии. Вот сволочь, хотела заполучить Пабло, моего Пабло!!! Пардон… Чей Пабло?
Девушка посмотрела на Мию. Та, закусив губу, смотрела на мужа.
- Меня раздражает эта девица, - пробормотала она. – Слава богу, она мне почти никто. Изабелль всего лишь сводная дочь дяди Лукаса.
- А то я гляжу, чего ты так глазами сверкаешь, - усмехнулась Адраде. – Боишься, что Мануэль подпадет под её чары?
Девушки стояли в саду возле буйнорастущей акации и вьющихся роз. Он не так хорошо освещался, как огромный зал в доме, поэтому можно было легко наблюдать за гостями, оставаясь незамеченными.
- Похоже, мой Мануэль её больше не интересует, - отомстила Мия с невозмутимым выражением лица. – Она решила вцепиться в Пабло.
- Она не в его вкусе! – пожалуй, чересчур резко бросила Мариса.
Девушка прекрасно понимала, что не права. Бустаманте всегда предпочитал блондинок, но раненная гордость и самолюбие не хотели это признавать.
- Ему не нужна эта кукла!
- Ведь есть ты, да? – саркастически рассмеялась Агирре.
- очень смешно, - обиженно буркнула сестра. – К твоему сведению, он мне небезразличен… ты права, я жить без него не могу.
Рыжая понуро опустила голову, а блондинка улыбнулась.
- Не волнуйся. Пабло никогда не интересовали пустоголовые девицы вроде моей дорогой сестрицы, они лишь для развлечения, любит он серьезных.
- Откуда ты знаешь?
- Я прекрасно разбираюсь в людях, забыла?
Мариса только хмыкнула в ответ, явно давая понять, что не верит.

Мора Бустаманте с гордостью смотрела, как её любимец младший сын небрежно спускается по лестнице вниз. Вот он поднял руку и провел ею по светлым непослушным кудрям. Красивое лицо скривилось от скуки, а голубые глаза иронично блестели.
Женщина оглянулась и заметила, что не одна наблюдает за Пабло. Почти все женщины от двадцати и до сорока лет с интересом наблюдали за белокурым красавцем.
Спустившись, блондин прямиком направился к матери. Он слегка поклонился и с мягкой улыбкой заметил:
- Томас прав, ты действительно выглядишь прелестно.
Он чмокнул мать в щеку.
- Ты тоже неплохо выглядишь, – улыбнулась сеньора Бустаманте.
- А где папа?
Она небрежно махнула рукой куда-то в сторону.
- развлекает гостей, - усмехнулась она. – Скоро ведь выборы, вот он и очаровывает всех.
- Ему это неплохо удается, - заметил Пабло, увидев белесую макушку отца в толпе друзей.
- Она здесь, - вдруг сказала Мора.
- Кто? – не понял сын.
Он осмотрелся и встретился взглядом с знакомыми карими глазами. Мариса стояла в противоположном конце зала в компании Мии, Мануэля, Изабелль и Томаса.
- Вижу, - его лицо омрачилось.
- Знаешь, кажется, ты понравился Изабелль. Она не сводит с тебя глаз.
Вслушиваясь вполуха в слова матери, Пабло не отрывал глаз от Марисы. Боже, как ты красива, - подумал он.
- Неужели?
Бустаманте младшего не интересовала эта меркантильная искательница острых ощущений, ему нужна была только одна женщина, но она, к сожалению, знать его не желает.
- Она очень красива, верно? – осторожно осведомилась Мора.
- Да, очень, - согласился он без колебаний, но потом вздрогнул и посмотрел на мать. – Ты про кого?
Женщина нежно улыбнулась сыну.
- Я о Марисе. А ты про кого подумал?
Бустаманте заскрежетал зубами от досады. Ну вот, уже мать все поняла.
- Иди, подойди и поздоровайся, - велела она. – А то не красиво получится.
Пабло с ухмылкой кивнул и отошел от матери. Мора проводила его глазами, а потом, улыбнувшись, пошла искать своего мужа.

Пабло медленно двигался к небольшой компании, изредка останавливаясь, чтобы поздороваться с гостями.
Беседуя с Томасом о пустяках, Мариса следила за каждым его движением, ревниво кусая губу, когда какая-нибудь привлекательная гостья целовала его в щеку и касалась его груди.
Вдруг кто-то начал махать рукой перед её носом. Девушка отвлеклась от созерцания Пабло и повернулась к Томасу.
- ты опять летаешь в облаках? – ехидно поинтересовался брюнет.
- Тебя не спросила, - отпарировала она.
Эскурра усмехнулся, проглотив ответ. Он поймал на себе взгляд Изабелль.
Девушка сверлила его своими синими глазами, взгляд недобро блуждал по его лицу.
Но тут подошел Бустаманте, и девушка переключила свое внимание на него.
- ты чего так долго? – полюбопытствовал Мануэль. – Тут кое-кто уже заскучал по тебе.
Блондин улыбнулся одними губами и вперился взглядом в Марису.
- Красива, как всегда, - заметил он, глядя только на неё.
Глаза Изабелль опасно сузились. Она наблюдала, как восхищенно вспыхивали искорками холодные льдистые глаза Пабло Бустаманте, когда он смотрел на эту выскочку Мариса Пиа как-её-там.
Андраде никак не отреагировала на этот комплимент и просто молча кивнула в знак приветствия.
- Кстати, девчонки, а я говорил, что теперь у Алекса Дарка работаю? – спохватился Эскурра, чтобы хоть как-то прикрыть затянувшееся молчание.
Сестры переглянулись и недоверчиво посмотрели на друга.
- Что??? – не поверив своим ушам, воскликнула Мия. – Томас, это правда?
- Я возглавляю фирму «Транс Оил».
- Мариса, это же, как раз то, что нам нужно!
Девушка взяла за локоть Томаса и лучезарно ему улыбнулась. С другой стороны подступила Мариса.
- Ты поможешь нам в одном деле! – заявили девушки.
Эскурра с опаской посмотрел на подруг и слегка поежился под их пронизывающим взглядом.
- Нет, я в ваших бредовых затеях участвовать не собираюсь! – заявил он.
Мариса тоже взяла парня под локоток.
- ну что, мы уже давно этим не занимаемся. Мы просто хотим попросить тебя об одолжении.
- ну уж нет, в прошлый раз меня чуть в тюрьму не посадили, когда я ваше одолжение выполнял. Даже и не просите.
- Томми, не вынуждай нас, - с ухмылкой на красивом лице сказал Андраде.
Он нахмурился, а потом вздохнул. Поняв, что понтоваться бесполезно, и что они своего добьются, он сдался.
- Ну что опять? – недовольно спросил Томас. – Учтите, банк грабить для вас я не буду!!!
- мы хотим, чтобы ты устроил для нас встречу с Алексом Дарком!
- ЧЕГО???

- Помнится, глухотой ты никогда не страдал, - ядовито сказал Мануэль Агирре. – Да ладно ломаться, Томми, помоги девушкам.
- Вот еще. Мне мое рабочее место слишком дорого, - проворчал Эскурра. – Вам что слабо в приемную ему позвонить?


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 03:01 | Сообщение # 11
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
- Я звонила, но мне отказали, - резко бросила Мариса, вспоминая ледяной тон секретарши. – Какая-то зловредная фифа ответила. Дарк, наверное, такой же.
Мануэль, вдруг ни с того, ни с сего, начал громко смеяться, чем привлек всеобщее внимание.
Голубые глаза Пабло странно блеснули, но Андраде этого не заметила. Девушка вообще старалась не встречаться с ним взглядом. Все её внимание занимал Томас, но теперь уже Мануэль, хохотавший как безумный.
- Дорогой, с тобой все в порядке? – встревожилась Мия.
- Да, милая, все отлично, - послышался глухой смешок. – Извините, просто не удержался.
- Вы говорили об Алексе Дарке? – вдруг спросила Изабелль, которая до этого молчала.
- Поздравляю, сеньорита, до вас наконец-то дошло, - иронично сказала Мариса. – Да, мы говорили о нем.
Изабелль заставила себя проглотить ядовитый ответ, вдруг вспомнив, что Бустаманте терпеть не может публичных словесных дуэлей.
- Я много о нем слышала…
- О нем многие слышали, дорогая, - усмехнулась Мия. – Он один из богатейших людей в Европе. Мультимиллионер.
- Изабелль, - вдруг сказал Пабло, чтобы предотвратить ссору, - может, потанцуем?
Девушка засияла и с победной ухмылкой посмотрела на Марису. А та даже не удостоила её взглядом. Её пухлые губы лишь сложились в насмешливую ухмылку.
- Конечно, с удовольствием.
Блондин протянул руку. Когда красивая пара удалилась на площадку, отведенную для танцев, Мариса так и не сумела подавить завистливый вздох.
- Ууу, как же она меня раздражает!
- Абсолютно, согласен, - вставил Мануэль. – Упс, извини, милая.
- Ничего страшного, я её тоже не жалую, - пробормотала Мия.
Тут она ощутила странную пустоту возле себя. Девушка оглянулась и увидела, как Томми, крадучись, медленно удаляется от их компании.
- Томас Эскурра!!! – закричала Мариса, обнаружив пропажу. – А ну вернись!!!!
Брюнет замер и с виноватым видом обернулся. Пока он шел обратно, мексиканец давился от смеха.
- Попытка номер один оказалось неудачной.
- Дубль два, - согласился Томас. – Девушки, вы извините, но я, правда, не могу устроить встречу. Я еще сам с ним не виделся.
- Да пойми ты, что тебе только нужно нас с ним свести и все. А провалим мы дело или нет, это уже наши с Мией проблемы!
Ну и как можно устоять против натиска самых красивых девушек в этом доме? – подумал он. – Ах, была не была.
- ладно, - как будто делая огромное одолжение, сдался он. – Только за последствия я отвечать не буду. Вы бы лучше к Пабло обратились. Он дружит с Дарком.
- Я этим заниматься не стану, - упрямо заявила Мариса. – И не хочу, чтобы этот самодовольный кретин нам помогал.
- Ну, хотите, я попрошу Пабло. Уж мне то он не откажет.
- Болван, кто сказал, что он нам откажет? Он просто не посмеет это сделать! Мы не хотим его помощи!
- Хорошо, - дипломатично пробормотал Томас Эскурра. – В таком случае ждите звонка. А сейчас, вы уж извините, но остаток вечера я хочу провести в более приятной компании.
Мариса и Мия онемели от подобного нахальства. А брюнет, широко улыбнувшись, отсалютовал и скрылся в толпе гостей.
- вы на редкость поразительная парочка, - заметил Мануэль.
- еще слово и я тебя стукну! – пообещала Мариса.
- А я добавлю! – вставила Мия.
Веселый смех Мануэля Агирре разнесся по всему залу огромного особняка Серхио Бустаманте.

Глядя в синие глаза танцующей с ним девушки, Пабло видел только карие с золотистыми искорками глаза Марисы. Странно, но эта девица не сумела пробудить в нем ровно никаких чувств, даже восхищения, хотя он всегда был ценителем женской красоты.
Её манера говорить, смеяться показалась ему ужасно навязчивой, хотя раньше ему нравилось, когда женщины вешались ему на шею. Да, видимо время идет и вместе с ним изменяются его вкусы.
- Ты очень красив, - страстным шепотом заметила Изабелль.
Ну вот, она уже перешла на «ты», - с раздражением подумал Пабло.
- Я это знаю, - хмыкнул он. – Мне уже говорили и ни раз.
- У тебя что-то есть с Марисой Андраде?
Блондин молча сверлил её глазами. Девушка же однако подумала, что молчание это поощрение.
- Она очень вульгарна, тебе не кажется? – мягки губы раздвинулись в улыбке, но ему почему-то это больше напоминало оскал.
- Плохо воспитана и у неё дурной вкус, - продолжала Изабелль.
- Неужели? – он фамильярно фыркнул.
Девушка прикоснулась к его груди и погладила рельефные мышцы.
- Так что у вас с ней? – снова спросила она.
- Ничего.
Девушка облегченно вздохнула и очаровательно улыбнулась, но Пабло еще не закончил говорить.
- Если не учитывать, что я безумно влюблен в неё.
Улыбка медленно сползла со слащаво-красивого лица.
- Что?
- Давай расставим все точки над I, - вдруг сказал Пабло. – Мариса всегда оставалась для меня единственной женщиной. Я люблю её, и никакая другая женщина не сможет затмить её. И чем раньше ты это поймешь, тем лучше для нас обоих. В моем сердце нет места для двоих, - шепнул он.
- Пабло, дорогой! – тут вмешалась Мия.
Она взяла мужчину за локоть и мило улыбнулась родственнице.
- Изабелль, я украду его у тебя, ок?
И не дожидаясь ответа, она буквально оттащила Бустаманте от девушки.
- Мия, я, конечно, понимаю, что чертовски неотразим, но зачем же так поступать, могла бы своей очереди дождаться, - весело рассмеялся Пабло.
- Болван, я всего то поговорить с тобой хотела! – она стукнула его по руке.
- Вот как? А подождать это никак не может? Я, видишь ли, занят, - он красноречиво посмотрел на Изабелль, которая стояла в стороне и полыхала от ненависти к Мие.
Уж он знал, что Мариса наблюдает за ним, и ни за что не упустит возможности вызвать её ревность.
Блондин послал лучезарную улыбку Изабелль. Мия, нахмурившись, недовольно поджала губу.
- Добром это не кончится, - проговорила она.
- Ничего. Я сам творец своего счастья, - усмехнулся он. – Так о чем ты хотела со мной поговорить?
- Видишь ли, нам нужно срочно повидаться с Алексом Дарком, а Томас сказал, что он твой друг. Может, ты устроишь нам встречу? Сомневаюсь, что Эскурра сможет что-то сделать в одиночку.
- Хорошо, я постараюсь. А зачем вам Дарк?
- Мы нуждаемся в спонсоре, - ответила Мия. – Мариса уже звонила Дарку, но ей отказали.
- Вот как? Хорошо, я все улажу. А сейчас, если ты не возражаешь, я пойду.
Кивнув на прощание, блондин удалился, а Мия поспешила к сестре.

Мариса, Мия и Томас сидели в большом зале заседаний акционеров компании «Транс Оил». Они то и дело поглядывали на часы, ожидая, когда в дверях появится Алекс Дарк. Пабло сдержал слово и устроил девушкам встречу с крупным инвестором. Однако Мариса этого не знала. Мия не стала ей говорить, что помог Бустаманте.
- Идиот, - прошипела нетерпеливая Андраде. – Он нарочно заставляет нас ждать? Ему что доставляет это удовольствие?
- Терпение, - ответила Мия. – Томас?
- А?
Мужчина оторвался от изучения каких-то бумаг и посмотрел на девушку.
- На сколько была назначена встреча?
- На десять.
- Он опаздывает!!!
Брюнет почесал затылок.
- Пабло говорил, что Алекс занятой человек, - пробормотал он и поспешно прикусил язык.
- Пабло? – Мари не поверила своим ушам. – Так это благодаря Бустаманте мы тут оказались?
- Да!
- Нет! Ах, черт! Томас, ты прямо находка для шпиона! Балаболка!!!
Эскурра поднял руки и вытянул их в извиняющем жесте. Красивое лицо виновато вытянулось.
- ну что ты ей богу. У меня просто вырвалось.
- Мия, почему ты мне ничего не сказала? Забыла, что мы владеем компанией напополам?
Мариса раздраженно стукнула кулаком по столу.
- Черт возьми! Я же поклялась, что никогда не попрошу помощи у Бустаманте.
Но тут дверь открылась, и на пороге, в дорогом деловом костюме красиво облегающим сильное тело, возник Пабло Бустаманте. Светлые брови удивленно поползли вверх, лицо, однако оставалось бесстрастным.
- Прошу прощения, опоздал, - деловым тоном начал Пабло.
- А тебе чего тут надо? – грубо спросила Мариса Пиа. – Ты уже помог, теперь можешь проваливать.
- Мариса! – выкрикнула Мия.
- Что!
- Помолчи!
- Щас, разбежалась! И вообще, забыла, что я старше тебя на несколько часов?
- Тоже мне разница.
- И все же она есть. Поэтому заткнись сама и…
Томас рассмеялся. Мариса повернулась к нему.
- А ты чего ржешь?
- Ты как ребенок! – заявил брюнет сквозь смех.
- мы потом на эту тему поговорим.
А тем временем блондин невозмутимо занял место во главе стола и стал терпеливо ждать, когда перепалка подойдет к концу.
- С вашего позволения, я начну! – с нажимом и тихо сказал Пабло.
- А Алекс Дарк где? – не выдержала Мия. – Пабло, спасибо тебе большое, но дальше ты уже ничем помочь не сможешь.
Ленивая улыбка осветила красивое лицо Бустаманте. Голубые глаза лукаво блеснули. Он откинулся на спинку кресла.
- Ошибаешься, красотка! – усмехнулся он. – Именно я смогу вам помочь.
- Каким образом? – спросила Мариса. – С тобой я ничего общего иметь не хочу!
- Неужели? – он хмыкнул. – Итак, как я понял, вам нужны деньги? Какая сумма вас устроит?
- Бустаманте, я же сказала!
- Тихо, Андраде!
Девушка задохнулась от возмущения.
- Да как ты смеешь! И вообще кто ты такой?
- Я тот человек, который даст вам денег. Не нервничай, дорогая. Лучше сядь. Хочешь кофе?
Пабло наклонился к телефону, нажал на кнопку и сказал.
- Анджела, сделайте, пожалуйста, четыре чашки кофе.
- Конечно, сеньор Дарк. Сейчас будет.
Мариса дернулась, как от удара. Он резко повернула голову и уставилась на Пабло. Тот продолжал невозмутимо сидеть и с завидным спокойствием смотреть на друзей.
- Как она его назвала? – шепотом спросил Томас.
- Этого не может быть, - растерянно пробормотала Мия.
- О, боже…
- Что ж, господа, думаю, больше не имеет смысла скрываться, - Пабло встал. – Да, вы правильно поняли. Я и есть Алекс Дарк. Тот самый мультимиллионер и один из самых богатейших людей в Европе. Именно я дал тебе работу, Томми, и именно я намерен дать вам денег, девушки.

- Ты лжешь!!!
Это были первые слова Марисы Пиа. Она вскочила с места и тоже встала, бесцеремонно тыча пальцем в Бустаманте.
- Алекс Дарк американец и гений в бизнесе, а ты… ты…
Девушка задохнулась от удивления и возмущения. А еще подействовало её смехотворное заявление. (прямо в рифму получилось)
Но Пабло никак не отреагировал, он лишь невозмутимо пожал плечами.
- Мариса, я Алекс Дарк. Другого больше нет. Я один такой и сейчас практически всеми своими компаниями я управляю под этим именем. Это муляж, понимаешь? Когда мое состояние увеличилось, я не хотел, чтобы вы все об этом знали. В этом мире слишком много подхалимов и бездарей, готовых поживиться за чужой счет. А я не хотел, чтобы со мной общались только из-за денег. Да, я баснословно богат и не стесняюсь признавать это, потому что заработал все своими собственными руками, я изменился. Но для вас я по-прежнему остаюсь Пабло Бустаманте. Пожалуйста, поймите меня правильно.
Блондин сел на место и растерянно провел рукой по волосам. Черт! Черт!! Черт!!! Не надо были им правду рассказывать. Теперь все это вылезет в прессу, компаньоны узнают правду и… а в принципе что случиться, если они узнают обо всем? Что ведущий бизнесмен Алекс Дарк всего лишь малоизвестный Пабло Бустаманте?
- Что ж, я, конечно, все понимаю. Для вас это новость и все такое… Просто, и вы меня поймите…
- А что тут понимать? – заметил Томас с улыбкой. – Не каждый день узнаешь, что твой лучший друг мультимиллионер. По мне, так я очень доволен.
Пабло с благодарностью посмотрел на ухмыляющегося брюнета. Тот хитро подмигнул.
- Одной проблемой меньше. Теперь можно будет по старой дружбе и побольше попросить, - заключила Мия и широко улыбнулась. – Ты прямо как подарок судьбы, Паблитто.
Пабло, Томас и Мия рассмеялись, лишь только Мариса продолжала скептически наблюдать за троицей молодых людей. Ей не верилось, что сестренка могла так пасть. Подумаешь, тоже мне богач.
- На какую сумму вам выписать чек?
- Миллионов на десять, - с готовностью ответила Агирре.
- Долларов?
- Можно долларов, однако, мы рассчитывали на песо.
- Мне без разницы. Могу и песо.
Последующие полчаса компания обсуждала все дела, после чего сестрички отбыли восвояси, прихватив с собой Томаса, чтобы отметить сделку. Пабло однако отказался, ссылаясь на большую работу.
- Спасибо тебе, Пабло. Обещаем, как только сможем вернем тебе с процентами.
- Они мне ни к чему. Я не жадный, - усмехнулся Бустаманте. – Передай Марисе, что это мой свадебный подарок ей.
- Но…
- Что?
Мия перестала улыбаться и как-то странно посмотрела на блондина.
- Хорошо, я передам ей. До свидания.
- Пока.
Она схватилась за ручку.
- Ах да, еще кое-что. Пусть личность Алекса Дарка останется в тайне, ладно? Мне не нужна лишняя волокита с прессой.
- Хорошо, я ничего не скажу.
- Спасибо.

- Я до сих пор не могу поверить, что это он, - Мариса уже в сотый раз повторяла эту реплику. На самом же деле почему-то её распирала необъяснимая гордость за этого невыносимого ловеласа Пабло Бустаманте.
- И все же это так, - задумчиво, сидя за рулем автомобиля, произнесла Мия.
- Что это с тобой?
Девушка оторвалась от созерцания дороги и повернула голову к сестре.
- Да так, ничего.
Андраде пожала плечами. Видимо дома проблемы, решила она, хотя сомневалась, что это действительно так. Мануэль и Мия до беспамятства любили друг друга, и вряд ли у них были какие-то проблемы в семейной жизни. Однако это не её, Марисы, дело.
- Надо будет как можно быстрее собрать Бустаманте его деньги. Нужно прямо сегодня начинать разработку новой линии косметики, мне кажется, эта последняя никуда не годится.
- В этом нет необходимости, - заметила Мия. – Пабло заявил, что эти деньги ему не нужны. Он дарит их тебе в качестве свадебного подарка.
- Что???
Мариса не поверила своим ушам.
- Он сошел с ума?
- Угу, от любви к тебе, - последовал невозмутимый ответ. – А что? Ты удивлена?
- Мне не нужна его любовь, не нужны его деньги! Мне вообще от него ничего не нужно!
Мия усмехнулась и сжала холодную ладонь Марисы.
- Зря ты так. Зачем отказываться, если удача так и плывет к тебе в руки. Ты только помани его, и Пабло сразу придет к тебе.
- ну да конечно. Да он скорее пошлет меня куда подальше и посмеется, а потом уничтожит своей дурацкой иронией. Нет уж, переживу как-нибудь без него. Тем более он женится скоро, да и ребенок на подходе.
- Дура ты. Помнишь, еще в колледже ты мне советовала бороться за Мануэля? Почему ты сама не последуешь этому совету?
- Потому что мексиканец без ума от тебя, а Бустаманте меня на дух не переносит.
Агирре хмыкнула.
- Ты еще тупее, чем я думала. Да всем и каждому известно, что Пабло влюблен в тебя до беспамятства.
- ну да конечно, - скептически повторила Мариса. – Все. Хватит об этом. Давай лучше о новой серии.
- Как хочешь, - Мия пожала плечами. – Но я так просто от тебя не отстану.
- Кто бы сомневался.
И девушки расхохотались.

Было уже довольно –таки поздно, когда Мариса Пиа вошла к себе в квартиру. Она устало привалилась к двери и отложила сумки с продуктами.
Мия все никак не хотела расставаться с сестрой и сотни раз пыталась остановить её, вспоминая очередную глупость, о которой забыла поделиться накануне. Странно, видать, она не хотела, чтобы Мариса возвращалась одна в свою пустую холодную квартиру, где не было тепла и света, который сейчас ей очень нужен.
К сожалению, человек не всегда понимает, когда к нему приходит подлинное счастье – любить кого-то, порой он осознает это, когда уже становиться слишком поздно. И невозможно все вернуть назад, когда так хочется это сделать.
Любовь постепенно затухает, крошечные частички образа любимого человека теряются в потайных уголках сознания. Или вообще уходят в небытие, но Мариса все еще вспоминала лучистый взгляд льдисто-голубых глаз Пабло, они были всегда, были её путеводной звездой, хотя сотни раз она прогоняла его образ, пыталась забыть, но возможно ли забыть человека, когда понимаешь, что именно он предназначен тебе судьбой? Да, звучит банально, и все же это так.
Девушка сбросила обувь и прошла в гостиную, бесшумно ступая по пушистому ковру к окну. Фонари медленно, один за другим, зажглись, освещая пустую темную улицу.
Словно мотылек, стремясь к свету, она протянула руку, но ощутила лишь холодную гладь мутного стекла большого окна.
Она подошла ближе и, приложив ладони к стеклу, стала наблюдать, как капельки дождя медленно стекают вниз и падают в неизвестность…

Флоренс с нарастающей жалостью смотрела, как Пабло бокал за бокалом проглатывает янтарную жидкость. Кажется, он уже совершенно потерял контакт с внешним миром.
Сидя за широким столом в своем кабинете, он тупо разглядывал старую фотографию, где были изображены он и Мариса Пиа.
Она всегда знала, что он любил только её одну, свою непоседливую, рыжеволосую Мари Анраде, Флоренс осознавала это даже тогда, когда он сам не подозревал о своей любви, как не пытался он скрыть свою боль, как не пытался собрать воедино все кусочки разбитого сердца, ничего у него не получилось…однако со временем, душевная боль утихла, но глубокая рана предательства все еще зияла и иногда кровоточила. Но он сильный, и он справился!
Но счастливым так и не стал…
А что вообще означает счастье? – вдруг подумала она, наблюдая как Пабло, сложив руки на стол, положил на них голову.
Девушка вздохнула и положила руку на свой выпуклый живот. Грустная улыбка появилась на её губах. Кажется, время уже пришло…

Бустаманте открыл пьяные глаза, когда почувствовал, что чьи-то нежные руки касаются его головы.
- Мариса? – хрипло спросил он, но ответа не последовало.
Он пытался сфокусировать взгляд на лице, стоящей рядом девушки, но у него ничего не получилось.
- Любимая, это ты?
Мужчина попытался встать, но ноги уже не держали его. Он бы рухнул на пол, если бы заботливые руки не подхватили его.
- Осторожно, Пабло, - услышал он знакомый, но не любимый голос. – Обопрись на меня.
- Оставь меня, Флоренс! Я хочу побыть один! – пьяным шепотом произнес он.
Девушка обняла его за талию, но он мягко отталкивал её от себя.
- Я очень тебя прошу, оставь меня. Мне… мне нужно подумать… побыть одному
Она поняла, что бесполезно с ним спорить, но оставлять его одного тоже нельзя.
- Уйди, пожалуйста, - повторил он и снова рухнул в кресло. – Со мной ничего не случится. Иди ложись, дорогая…
Флоренс покачала головой, а потом тихонько вышла, прихватив с собой сотовый телефон Пабло. Она прошла в гостиную и опустилась на диван.
---------------------------------------------------------------
Пронзительный звонок мобильного телефона. Мариса открыла распухшие от слез глаза и нащупала телефон на прикроватной тумбочке. Чуть не уронив, она поднесла его к уху.
- Алло? – пробормотала девушка, смахивая кулачком слезы.
- Мариса?
- Кто это?
Повисла пауза.
- Мариса, это Флорес. Извини за столь поздний звонок. Нужно поговорить.
Услышав ненавистное имя, Андраде вскочила на кровати и приняла вертикальное положение. Вот нахалка! Какое право она имеет так поздно звонить? – злобно подумала девушка.
- Какого черта тебе надо? Смотрела на часы? Или до сих пор токсикоз покоя не дает, что ты не спишь и всем подряд названиваешь?
- Так ты еще и грубиянка, - мрачно усмехнулась Флоренс.
- Так после всего это я грубиянка??? Да кто ты такая, чтобы мне такое говорить?
Мариса задохнулась от возмущения и уж хотела было бросить трубку, но следующие слова заставили её остановиться и прислушаться.
- Он ведь дорог тебе, правда?
- Кто? – спросила рыжая, хотя она уже и так поняла о ком речь. – Что тебе вообще нужно?
Флоренс проигнорировала последние слова и продолжила:
- Ты знаешь кто, не претворяйся. И не стоит так реагировать, я уже давно все обо всем знаю… Молчи! – приказала девушка, когда Мари хотела что-то сказать. – Выслушай меня, а потом делай выводы. Я знаю, что ты любишь его, но не веришь. Я бы на твоем месте поступила бы также, но прощать тоже нужно уметь. Пабло страдает, но скрывает это, потому что думает, что все кончено.
- Зачем ты мне все это говоришь? – дрожащим голосом спросила рыжая. – Хочешь поиздеваться.
Отрицать, что она любит его, смысла не было. Флор ведь и так уже все давно поняла. Мариса сморгнула набежавшие слезы.
- Если бы я хотела поиздеваться, я нашла бы более извращенный способ. А теперь скажи мне, он нужен тебе?
Повисла тишина. Горькие слезы струились по щекам Андраде. Дурацкий ком снова застрял в горле, и она никак не могла вымолвить те самые слова. Да, нужен? Или все же нет? Она любит его, но сможет ли простить? Или простила уже?
Она запуталась и устала, ей просто хотелось закрыть глаза и проснуться через пару тысячелетий, или вообще не просыпаться. Так что же? Да или нет?
Одна половинка сердца кричала «да», другая «нет». Почему?
- Зачем ты это делаешь?
- делаю что?
- Это! Зачем ты вообще позвонила?
- Хочешь знать правду?
Мариса молчала. Она до ужаса боялась, что сейчас Флоренс начнет говорить гадости и добьет её морально.
- Он любит тебя, жить без тебя не может… И эта твоя холодность его просто убивает, Пабло человек сильный, но отсутствие веры просто уничтожит его морально. Сейчас ему ничего не нужно, только ты… но он уже понимает, что не сможет вернуть тебя, понимает, что сильно обидел и нет ему прощения. Пабло уже давно раскаялся, хотя, по сути он ничего плохого не сделал. Хочешь узнать события того вечера пять лет назад?.. Тогда он отказал мне, даже не смотря на то, что был выпившим. Пабло рассказал мне о милой, доброй, нежной, красивой, умной, преданной, храброй девушке, - Флоренс в точности повторила его слов, потому что хорошо их запомнила, - рассказал мне о тебе, его глаза светились любовью, он буквально благодарил Бога за то, что у него есть ты, за то, что ты любишь его.
Он очень красив и я тогда хотела его, однако твой образ мне просто не удалось затмить, - продолжала она, и её голос чуть дрогнул. – Признаюсь, тогда я вам завидовала, чистая, ни чем не затуманенная любовь является большой редкостью, я хотела испытать тоже, но видимо мне просто не суждено. Те пять лет, что я провела с ним, я видела, как он страдал. У Пабло не было других женщин, он хранил твои фотографии, в глубине души надеясь, что все образуется, что ты вернешься, но когда узнал о твоей помолвке, он был сам не свой…
- Не удивительно, что у него не было женщин, ведь рядом была ты…
- Ты даже не представляешь, насколько не права, - выдохнула Флор. – За все пять лет он ни разу не прикоснулся ко мне, я не интересовала его, как женщина, хотя много раз пыталась его добиться…
- Я не верю. Откуда тогда ребенок? Ты лжешь!
- Я не лгу. Неужели ты настолько глупа, что не видишь, как он страдает??? – Флор повысила голос. – Когда ты, наконец, поймешь, что вы созданы друг для друга? Ты счастливица, добиться любви Пабло – это настоящий подарок Бога. Он однолюб и никогда не разлюбит тебя! Поверь, уж я то давно это поняла и смирилась, хотя иногда я думала, что ты просто недостойна его и принесла ему одни лишь страдания!.. Но он продолжает любить только тебя одну…
Мариса молчала, ей просто нечего было сказать. Слезы уже высохли, она просто держала трубку и тупо внимала тому, что говорила ей Флоренс. Правда ли это, она не могла понять, но одно знала точно, что без Пабло она просто не сможет дальше жить.
- Все зависит от тебя… Мариса. Не разочаруй меня… - пробормотала Флор, и на том конце провода послышались гудки.
Девушка бросила трубку, а Мариса продолжала слушать короткие гудки отбоя. Телефон выпал из её ослабевших пальцев, она обняла колени и уставилась во тьму. Теперь ей было о чем подумать.
Все в твоих руках, - однажды сказала ей мама. – Человек сам творец своего счастья, запомни это, девочка моя…
Я запомнила, мама, - подумала Мари, - и я буду счастливой, потому что хочу этого.

- Все в порядке, сынок? – спросила на следующее утро Мора у сына.
Пабло открыл воспаленные глаза и посмотрел на мать.
Мора охнула и потрогала лоб сына.
- Господи, Пабло, ты заболел?
Блондин накрыл ладонь матери своей и убрал её. Он улыбнулся, но это улыбка больше походила на гримасу боли.
- нет, мам, все в порядке. Я просто вчера перебрал с виски, вот и все. Сейчас просто болит голова.
Он снова закрыл глаза и положил голову на спинку дивана в гостиной.
- Что случилось?! – снова спросила Мора. – И не смей заговаривать мне зубы тем, что вчера просто выпил и теперь у тебя похмелье. Хотя да, частично это причина твоего ужасного состояния. Ты отвратительно выглядишь.
- А чувствую себя еще хуже… - пробормотал он тихо.
- Это все Мариса, да? Это она виновата?
- нет…
- не отрицай! Я твоя мать и имею право знать, что случилось! Расскажи мне, Пабло, сынок, - попросила она и снова взяла сына за руку.
- Она не любит меня, я ей не нужен.
- Что??? – Мора не поверила своим ушам. – такого быть не может, я же видела, как она на тебя смотреть, не отрываясь, думала, что ты не видишь. Тогда я наблюдала за ней, помнишь, на банкете у нас дома. Она чуть не взорвалась от ревности, когда ты танцевал с Изабель, Мариса наблюдала за тобой, сама не понимая, что выдает себя с головой. Уж я то получше разбираюсь в людях, поверь мне, сынок, немало прожила на этом свете и сумею отличить любовь от чего-то другого…
- не говори так, мама, мне и так больно, - попросил Пабло.
Он открыл глаза, и слеза скатилась по его щеке.
- Я просто недостоин её, она такая чистая и жизнерадостная, а я…я просто… - он беспомощно замолчал.
Мора обняла сына и погладила по непослушным светлым кудрям.
- Она любит тебя сынок, просто слишком не решительная, чтобы взять все в свои руки.
- Я устал, очень устал. Как только Флор родит, я уеду за границу, пожалуйста, позаботься о ней и о ребенке.
Мора знала, что не сможет запретить ему уехать, поэтому молча кивнула.
- Спасибо. Я тебя очень люблю.
- Я тебя тоже люблю, сынок.

- Ты просто дура!!! – заявила Мия Калуччи-Агирре. – Дура!
- знаю, - уныло произнесла Мариса. – Что мне делать, Мия?
Блондинка отпила кофе и глянула на сестру, как на сумасшедшую. В её голове просто не укладывалось, как вообще такое могло случиться. Мариса всегда такая правильная и


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 03:06 | Сообщение # 12
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
рассудительная не знает, как ей поступить в сложившейся ситуации.
- Езжай к Пабло и расскажи ему о своей любви! – заявила она.
- Я не смогу… мне страшно.
- Может мне за руку тебя отвести?
- Давай.
Мия расхохоталась, чем расстроила Мари еще больше.
- А может мне за тебя все и сказать Паблитто? Он будет в диком восторге… - она широко улыбнулась, - который потом перерастет в шок.
- Очень остроумно, - пробормотала рыжая. – А может все, что сказала Флоренс – это чушь собачья, чтобы надо мной поиздеваться.
- Фууу, не смеши мои туфли от Армани, ей то это зачем? И вообще меня в последнее время поражает твоя тупость и слепота!
- Мы поменялись ролями, - без тени иронии проговорила Мари.
Она расстроено смотрела в окно, положа голову на сложенные на столе руки.
- Это уж точно! – хмыкнула сеньора Агирре. – Ну, так что? Я звоню моему будущему зятю и назначаю встречу… от твоего имени разумеется?
Андраде быстро подняла голову и выхватила мобильный телефон из рук сестры.
- Только попробуй! И ты лишишься титула крестной матери моего будущего первого ребенка!
Мия удивленно вытаращила глаза.
- Тогда ладно, я пожалуй понаблюдаю в сторонке, как ты будешь мучиться, - она плотоядно улыбнулась.
- Миииия, - протянула сестра, - ну что мне делать?
- Снимать трусы и…
- Все, ну я за себя не отвечаю!
- Бегать… - закончила Агирре.
Мариса встала и угрожающе нависла над сестрой.
-Эй, да тише ты, я ведь пошутила. И вообще, я тебе давно сказала, что нужно делать!
- Что?
- Taurum cornua prehende! – с умным видом заявила блондинка.
- Чего? – не поняла Мариса.
- «Брать быка за рога», - пояснила она, - эх ты, Гиппократ! Дремучее невежество!
- С каких это пор мы такие умные стали? Латынь стала изучать? – девушка рассмеялась. – Умная Мия – это что-то новое.
- А я вот не буду обижаться!
- И правильно, на обиженных воду возят!
И сестры одновременно расхохотались. Плохое настроение Марисы мигом улетучилось, и она была очень благодарна сестре.
- Брать быка за рога, значит? Так?
- Ну!
- Но ты ведь знаешь, что есть одно «но».
- Фууу, нашла о чем беспокоится! Не переживай насчет этого! Все будет хорошо, мы с тобой поженимся, - заявила Мия, хитро улыбаясь.

Мариса остановила машину у ворот особняка Бустаманте. Она так и не решилась позвонить ему и договориться о встрече, хотя причина этому была совсем другой. Чего она действительно боялась, так его отказа. И все же, девушка не была до конца уверена, что любима, но то, что любит, знала точно!
Она вздохнула и посмотрела на особняк. Сегодня выходной день, самый час пик, он должен быть дома, с родителями и Флоренс.
- Какая же ты все-таки трусиха, - отругала себя рыжая. – Нужно раз и навсегда разобраться во всем и не страдать попусту, может все на самом деле так, как говорила Флор.
Андраде медленно вышла и машины и остановилась перед массивными витыми воротами. Охранник, увидев её, приветливо улыбнулся и помахал рукой.
- Здравствуйте, сеньорита Андраде!
- Привет, Хуан! – отозвалась девушка. – Пабло дома?
- Сеньор Бустаманте? Даже не знаю, я только что, буквально пять минут назад вступил в смену, но его машина здесь, наверное он дома.
- Спасибо.
Хуан нажал на кнопку и железные ворота раскрылись. Андраде не стала загонять машину во двор, а просто пошла пешком по вымощенной камнем дороге, ведущей к парадному входу. Переливающийся на солнце Ламборджини остался у обочины.
Мари шла медленно, и чем ближе подходила к двери, тем страшнее ей было. Что с тобой? – одернула она себя. – Ты никогда не была такой трусихой. А что сказала бы Лухан, узнав об этом?
Она тряхнула головой, гордо подняла голову, глубоко вдохнула и взяла себя в руки.
- Все будет хорошо, - успокаивала она себя.
- Мариса?
Андраде резко обернулась и увидела Мору. Женщина удивленно смотрела на девушку, держа в одном руке секатор, а в другой красную розу на длинном стебле.
Мариса несмело улыбнулась и подошла к женщине.
- Как поживаете, Мора?
- Все замечательно, спасибо!
Мора чмокнула девушку в щеку и заглянула в её растерянные глаза.
- Ничего, что я приехала?
- нет, что ты, - успокоила она. – Я очень тебе рада. Как ты поживаешь?
- Да все нормально, - рыжая опустила голову.
- Точно?
- Да, - еле слышно пробормотала она. – Я тут просто проезжала мимо и решила заехать.
- Неужели?
- Да…я…просто
Мариса запнулась и виновато посмотрела на Мору. Та ободряюще улыбнулась и проговорила.
- Я знаю, зачем ты приехала. Он там, - она указала рукой в сторону сада. – Иди к нему. Он будет очень рад.
Девушка отрицательно покачала головой.
- Мора, вы не понимаете! Я… я не могу!
- Мама!– услышали они голос Пабло где-то из глубины сада. - Мам, ты где?
Рыжая замерла, её глаза расширились, дыхание участилось. Ну вот, настал тот самый миг, которого она так боялась. Что же делать? Не хватает мужества. Снова бежать? Нет, хватит бегать! Ты должна быть сильной и храброй. Не робей и не бойся. «Все будет хорошо. Мы с тобой поженимся» - вспомнила она слова Мии.
- Иди к нему. Поговори.
- нет, я не могу!
Мариса лихорадочно соображала, что делать. Мора внимательно наблюдала за девушкой. Она понимала её состояние, но сейчас все зависело только от неё, не от Пабло.
- Можешь!
Голос Пабло был уже совсем близко. И через несколько секунд он выглянул из-за угла дома, но не заметил её. Красивый, уверенный в себе мужчина, её мужчина. Очевидно он только вылез из бассейна, об этом свидетельствовали черные плавки и капельки влаги на сильном загорелом тебе. Он шел медленно, на ходу вытираясь полотенцем. Но тут он поднял голову и встретился взглядом с девушкой.
Мужчина замер, рука опустилась, и полотенце выпало из рук. Она здесь, пришла по доброй воле, сама, - пронеслось у него. Его рыжеволосая принцесса.
А если она пришла вовсе не к нему? Но, увидев, с какой растерянностью в глазах и беспомощностью она смотрит на него, Пабло все понял.

А девушка тем временем стала пятиться назад.
- Я не могу, Мора!
Она отчаянно затрясла головой, когда женщина подозвала её к себе.
- Нет!
- Пабло, сделай же что-нибудь!
Похоже голос матери вывел его из оцепенения. Он ускорил шаг.
- Мариса Андраде, а ну стой на месте!! Не вздумай убегать! Иначе это будет в последний раз!!! – крикнул он девушке, которую любил.
Услышав его голос, Мари развернулась и побежала к выходу. И все же мужество окончательно покинуло её.
Проклиная свою трусость, она бежала к машине, боясь обернуться, боясь снова увидеть любимое лицо.
И вот казалось спасательный круг был уже совсем близко, когда кто-то сильно, но бережно схватил её за руку, заставляя остановиться и беспомощно обернуться. Она знала, что это был он. Теперь разговора не миновать. Ну же, Мариса Пиа Андраде, смелее! Хуже, чем сейчас, уже не будет!
- Ты пришла сюда, чтобы снова убежать?! Я что заслужил только увидеть тебя мельком и все? Так что ли? – непонимающе крикнул он.
Они стояли на улице, прямо у дороги, и Пабло кричал на неё, прямо у всех на виду.
- Отпусти! И не кричи на меня! На нас люди смотрят! – процедила она сквозь зубы.
Да, может и покинуло её мужество, однако дерзость и острый язык как всегда на месте.
- ну конечно они буду смотреть! – заорал он еще громче. - Конечно, будут! Знаешь почему? Да потому что ты заставила меня чуть ли не голышом бежать за тобой полквартала.
- тебя никто не просил бежать за мной!
- Действительно! Но мне надоело, что ты постоянно убегаешь. Трусиха!!! Слабо посмотреть мне в глаза и сказать все, что ты хочешь?
- Да пошел ты к черту! – огрызнулась она.
- Так меня еще и посылают. Просто замечательно! Дожился!
Он отпустил её руку и заглянул в глаза.
- Ты пришла, чтобы только это мне сказать? – тихо, изменившись в лице, спросил он.
Мариса хотела сказать «да», но это было бы самой большой ошибкой. Слова застряли в горле, она молчала.
Будь, что будет! – решила она.
Девушка встала на цыпочки, обняла за шею и подарила ему крепкий поцелуй, в который вложила всю свою любовь, нежность и боль прошедших одиноких дней.

- Это значит «нет»? – оторвавшись от её губ, спросил он.
- Пабло! Пабло!!!
Он обернулся и увидел перепуганную до смерти мать. Ее лицо побледнело, а в глазах застыл испуг.
- Только что звонили из больницы! Флор не хорошо! Кажется что-то с ребенком!
- Что? Но… как?
- Я не знаю, мне ничего толком не сказали!
Пабло повернулся к Марисе, которая замерев, молча смотрела на него.
- Прости, любимая, но я нужен Флор!
Поцеловав её в губы, он подбежал к машине.
- Только, пожалуйста, дождись меня! Не убегай…снова!
Она молча кивнула, непонимающим взглядом следя за его движениями. Блондин остановился, прежде чем сесть в машину. Он посмотрел на неё, его губы шевельнулись.
«Люблю»
И больше не теряя ни секунды, они уехали в больницу. Девушка тупо проводила автомобиль глазами, а потом медленно побрела к своей машине. Мысли вихрем проносились в голове, воображение рисовало картины, где Пабло стал отцом ребенка. Они с Флоренс улыбаются друг другу, дарят любящие поцелуи.
Но ведь он сказал, что любит!
Мариса сжала руками виски и закрыла глаза.
«Люблю»…

Они подъехали к больнице и бегом бросились к выходу. У дверей охранник преградил им дорогу, но Пабло благополучно отпихнул того в сторону и вежливо попросил не лезть.
- Простите, - стала извиняться Мора, помогая незадачливому охраннику встать, - просто член нашей семья сейчас здесь, нас срочно вызвали!
- Ничего, сеньора! Это вы меня извините.
Она кивнула и бросилась вслед за сыном, который уже стоял у стойки приемной, о чем-то громко спрашивая у медсестры.
- Флоренс, - говорил он, задыхаясь от быстрого бега, - Флоренс Гарсия! Должна быть у вас!
Медсестра скептически оглядела его с головы да ног и упрекающее цокнула языком, увидев обнаженную верхнюю часть тела. Пабло просто некогда было надевать футболку. Хорошо, что мать успела взять хотя бы джинсы.
- Ну??? Быстрее, черт возьми!
- Не кричите, молодой человек! Вам тут не проходной двор, это больница и попрошу должного уважения!
- Какого черта!? – взвился Бустаманте. – Немедленно скажите мне, что с ней?
Женщина покачала головой и защелкала мышью компьютера. Тут подошла Мора и выжидательно уставилась на неё.
- Ну же! – поторопил блондин. – Вот черт, надо будет сказать Маркусу, что творится в его клинике!
- Пабло! – одернула его мать. – Перестань!
- Флоренс Гарсия сейчас в отделении хирургии, кажется, ей делают операцию!
- Что???
Бустаманте схватил мать за руку и рванулся в нужном направлении, моля Бога о том, чтобы все было хорошо и с Флор, и с ребенком.
- Господи, да что же могло случиться? Неужели преждевременные роды? – запричитала Мора. – Да ведь она только через неделю должна была рожать. Беременность нормально протекала, мне говорил об этом доктор Моретти!
Они бежали все быстрее и быстрее, пока не наткнулись на одного из хирургов.
- Сеньор, простите, к вам поступила беременная девушка - Флоренс Гарсия, буквально минут пятнадцать назад!
- Гарсия? Минутку.
Мужчина пролистал свой блокнот, нахмурив брови.
- Ага! Вот она! Флоренс Гарсия на данный момент в родильном отделении, у неё начались ранние схватки и…
Но мать с сыном уже не слышали, они во всю прыть неслись обратно.

- О, боже, какая боль! – простонала Флоренс.
Её красивое лицо сильно побледнело, покрылось испариной. Она цепко держалась за руку Хоакина.
- Терпи, дорогая, терпи! – уговаривал он.
Это он привез её в больницу. Они встретились в парке, когда девушке внезапно стало плохо. Отошли воды, начались схватки, предупреждая о скором приходе нового человечка в этом мир.
- Где Пабло и Мора? – задыхаясь от усилий, говорила она. – Господи, неужели я умру? Такая адская боль!
- Флоренс, что…
В дверях операционной появился Пабло, но медсестры выпроводили его за дверь в целях гигиены. Мужчина как никак был без рубашки.
Но Мору пропустили, дав ей белый халат и шапочку. Она подбежала к лежащей на кушетке девушке и взяла её за руку.
- Как ты, дорогая? Все хорошо? Что случилось?
- Я рожаю, Мора! – выкрикнула она.
Тут подошла акушер-гинеколог попросила всех немножко отойти от кушетки. Девушку перенесли на родильное кресло, медсестры готовили все нужные инструменты.
- Схватки ослабли! – вдруг сказала одна из них.
- Ничего, сейчас возобновятся, - пробормотала доктор, надевая стерильные перчтаки.
Боль немного отступила, девушка расслабилась, но рук не отпускала.
- Мора, если со мной что-нибудь случиться, пообещай, что ты позаботишься о ребенке!!
- Что за глупости ты говоришь? Ты сильная и здоровая девушка, и ребенок у тебя будет таким же!
- Схватки возобновились!
И в подтверждение этих слов, Флоренс охнула от боли, которая нарастала.
- Согни ноги в колени! – приказал врач. – Ага, вот так, а теперь тужься!

Пабло услышал громкий женский крик и содрогнулся от страха. Он мерил шагами длинный коридор и ничего больше не слышал, кроме приказов акушерки и крики боли Флор.
- Господи, пусть все будет хорошо! Эта девушка просто заслужила, чтобы все прошло удачно! – молился он.
Снова крик, но на этот раз не женский, а крик только что родившегося ребенка!
Он вздрогнул и бросился к дверям, но те были закрыты. Он через силу наблюдал через окно, что творилось внутри. Бустаманте увидел свою мать, которая держала малыша, заботливо оттирая его мягкой белой тканью.

- У вас родился сын! Здоровенький, красивый мальчик! Поздравляю! – широко улыбнулась доктор.
Флор вздохнула от облегчения, во все глаза глядя на мальчика, своего сына.
- дайте его мне! – попросила она.
Мора протянула завернутого в пеленку младенца девушке.
- ты была умницей! – шепнула она.
- Спасибо! Я так боялась, что что-то пойдет не так, - потное девичье личико просто светилось от счастья.
Она с нежностью поцеловала лобик сына и улыбнулась ему.
- Кажется, меня сейчас стошнит! – пробормотал бледный как смерть Хоакин.
Мужчина дико смотрел на окровавленные перчатки. Казалось, что он вот-вот грохнется в обморок.
- Хоакин, иди выйди!

В дверях показался бледный Хоакин с испуганными глазами. Он содрал с себя халат и плюхнулся на скамейку.
- ну? Как она? Все хорошо? Кто родился?
- С Флор все замечательно. Она мальчика родила, такой темненький и смуглый! – отозвался друг. – Ужас, так страшно мне еще никогда не было. Да я больше их всех переживал и боялся!
Пабло радостно рассмеялся. Я знал, что ты справишься, крошка, - с нежностью подумал он. – Ты молодец!
- Больше никогда в жизни не буду присутствовать при родах! – запричитал тот, но румянец уже возвращался.
Бустаманте присел рядом с другом и похлопал того по плечу.
- Понимаю. Я сам чуть с ума не сошел от беспокойства.
- тебя там не было, а я был воочию и все видел!
Из операционной вышла Мора и подошла к мужчинам.
- Все хорошо, Пабло! Флоренс родила здорового сына и сейчас просто светится от счастья! Скоро их переведут в палату, и ты сможешь их увидеть!
Женщина присела рядом с сыном и, наконец, вздохнула свободно. Все, слава богу, уладилось.
- Пойдемте в кафетерий! – попросил Хоакин. – Хоть кофе выпьем!

Сидя за столиком у окна в больничном кафе, Пабло расспрашивал Мору о родах.
- Мальчик такой хорошенький. Темноволосый и зеленоглазый, а какой красивый!
- да уж, - пробормотал Пабло задумчиво. – Впрочем, это неважно, главное, чтобы он был здоров.
Он отхлебнул горячего кофе и достал мобильный телефон, чтобы позвонить дожидавшейся его женщине. Вернее, он наделялся, что Мари ждет его, а не убегает, как привыкла это делать.
- Не волнуйся о ней, сынок, - улыбнулась Мора, увидев его жест. – Мариса умная девушка и все поймет.
Бустаманте не ответил, в этот момент двери кафе распахнулись, и на пороге показалась медсестра, которая ассистировала при родах. Она подошла к их столику и обратилась к ним.
- сеньорита Гарсия хочет видеть Пабло Бустаманте. Среди вас есть он?
- да, это я. Флоренс уже перевели в палату? В отдельную, я надеюсь?
Девушка согласно кивнула.
- Идемте со мной.
- Я скоро!
И Пабло скрылся за дверью вместе с медсестрой. Хоакин повернулся к Море.
- Мора, и что дальше?
Женщина удивленно подняла брови.
- В каком смысле?
- Что он теперь будет делать дальше? Ведь Пабло не любит её.
Она усмехнулась, глаза лукаво блеснули.
- Я не знаю, но почти догадываюсь.
- Да? И?
- Увидишь, - ответила она и снова загадочно улыбнулась озадаченному Хоакину.

- Как ты, дорогая?
Пабло подошел к кровати и чмокнул девушку в лоб.
- Все хорошо? – встревожено спросил он, присаживаясь на край кровати. – Как ребенок?
Флоренс лучисто улыбнулась вместо ответа и развернула ребенка лицом к Пабло. Он улыбнулся, увидев знакомые изумрудно-зеленые глаза малыша. Младенец широко раскрыл глазки, с интересом, по крайней мере, так показалось Пабло, начал разглядывать незнакомца. Черные волосики выбивались из под чепчика.
- Он красивый малыш! – благоговейно пробормотал Бустаманте, завороженный зрелищем. – Можно?
Девушка протянула сына мужчине.
- Осторожнее, придерживай головку.
Пабло с восторгом взял младенца на руки. Какое все-таки чудо может сотворить человек, - подумал Пабло, глядя в зеленые глазки мальчика. – Ты будешь расти в радости и благополучии, я обещаю тебе!
Малыш несколько раз моргнул, а потом сладко зевнул. Глазки стали закрываться. Ей богу, я только что появился на свет! Дайте поспать! Еще наглядитесь! smile
- Кажется, он хочет спать, - пробормотал Бустаманте, не поднимая головы. – Как ты его назовешь, милая?
Флоренс нежно улыбнулась и приняла сына из рук Пабло. Она поднесла его к груди и прижала к себе.
- Себастьян, - сказала она и подняла голову, - Себастьян Пабло Гарсия!

Бустаманте перестал улыбаться и лишь благодарно кивнул, потому что в горле появился этот самый дурацкий ком, который так не кстати не давал говорить. Я сделал так мало для людей, - подумал Бустаманте, - и вот она благодарность, почти ни за что. Наверное, я еще не до конца скотина и циник, - Пабло улыбнулся своим мыслям.
- Спасибо тебе, - наконец вымолвил он. – Ребенок просто чудо! Даниель потерял многое, мне искренне жаль его.
Флор грустно хмыкнула.
- Брось ты, Пабло! Он не стоит твоей жалости! Наверное так даже лучше, потому что я не смогла бы с ним жить…теперь я это поняла…
В изумрудных глазах Флоренс он увидел слезы и взял девушку за руку. В ответ она крепко сжала его ладонь и уткнулась ему в грудь.
- Не плачь, милая. Я окружу малыша своей любовью, пусть он и не мой сын. Я воспитаю его как своего...
- Не нужно, Пабло. Ты должен устраивать свою жизнь. Мариса тебя ждет и все еще любит тебя. Не совершай моих ошибок.
Он долго молчал, хотел возразить, но понимал, что это лишнее, она просто не позволит случиться всему этому. Да, он должен вернуть Марису, но бросить Флоренс тоже не сможет.
- Все будет хорошо, я обещаю. А теперь улыбнись мне!
Девушка послушно сложила губы в улыбку, но глаза все еще блестели от слез.
- Иди к ней, она уже заждалась!
- Ты правда думаешь, что она меня любит? – с надеждой спросил Пабло.
Она усмехнулась.
- Бустаманте, я конечно понимаю, что ты гений в бизнесе, но в отношениях ты ни черты не смыслишь! Да все уже вокруг давно поняли, что Мариса без ума от тебя. Ты один ничего не видишь! Я женщина и такие вещи замечаю …
Блондин скептически сузил глаза. А может и правда так оно и есть!?
- Не думай, действуй, Паблитто, - рассмеялась девушка, увидев его озадаченное лицо. – Она все простит, и вы будете жить долго и счастливо и умрете в один день!
- остроумия у тебя выше крыши!
Он наклонился и поцеловал Флор в лоб.
- и наглости, - добавила она.
Пабло расхохотался.
- И наглости тоже! Ладно, родная, пожалуй, воспользуюсь твоим советом!
- Удачи!

Мобила Марисы разумеется была отключена, это Пабло и предвидел, поэтому позвонил ей домой, но никто не ответил. Так, так, так, значит, дома её нет, может у Сони? И он уже поднял руку, чтобы набрать номер, но замер. Ну конечно, Соня Рэй-Каллучи сроду дочь не выдаст, значит нужно звонить Мие Агирре, которая всегда готова помочь. Но где гарантия, что блондинка тоже скажет? Вот именно, гарантии нет, значит, звоним Мануэлю? Бустаманте усмехнулся. Ага, сейчас, так тот и признается. Он просто души в ней не чает, но если все объяснить, сказать, что любит и кажется, любим, тот расколется? А что если просто положиться на свое сердце?
Он медленно сел в машину и положил голову на сложенные на руле руки. Потом завел мотор и выехал в большой поток машин. Делая все машинально, блондин думал и гадал, грезил и мечтал, ехал и молчал. А что еще остается, вот только не смейтесь, но Пабло на самом деле не понимал, куда едет. Крутил баранку, даже не оглядываясь...

А она сидела на берегу моря, зарываясь ногами в мягкий теплый песок, наблюдала за набегавшим волнами, молчала и думала. Ветерок трепал её рыжие кудри, лучи заходящего солнца освещали её грустное лицо.

Пабло оставил машину и медленно побрел к песчанному берегу. Он уже успел увидеть её, пусть она находилась далеко, он узнал её силуэт.

- Почему ты опять убежала?
Мариса подняла голову с колен и посмотрела на подошедшего Пабло. Красивое лицо застыло в ожидании. Их глаза встретились.
- надеюсь, все прошло хорошо? - спросила она.
- Да, все отлично! - отозвался он. - Но ты не ответила на вопрос. Мы еще долго будем в кошки-мышки играть?
Рыжие брови удивленно поползли вверх.
- Кошки-мышки? Никто не думал играть в эти глупые детские игры.
- Тогда как это можно назвать? - немного раздраженно поинтересовался он.
Она вытянула длинные ноги и снова посмтрела на него.
- Пожалуй, плод твоего воображения...
Теперь пришла очередь удивляться Бустаманте. Он посмотрел ей в глаза и впервые за столько дней увидел в них искорки смеха.
- Плод моего... - тупо повторил он. - Ты издеваешься?
- нет, я абсолютно серьезно!
Мужчина ошарашенно опустился на песок рядом и тупо уставился на морской прибой. Молча они просидели минут десять, пока Мари снова не заговорила.
- Как она?
- Кто?
- Флор.
- Отлично. Родила мальчика, - ответил он безо всяких эмоций.
- Поздравляю.
- Спасибо...
И они снова замолчали. Каждый подумал о своем, но все уже было давно решено, однако никто этого не понимал.
Молчание стало тяготить, и он повернувшись к ней, резко спросил:
- Неужели тебе совсем нечего мне сказать? Я ведь давно тебе во всем признался. Признался, что любил тогда, люблю сейчас и буду любить. Почему ты не хочешь меня понять? Поверить мне? Это так трудно? Да, я совершил много ошибок, но я немало за них поплатился... - он встал. - Ты думаешь, эти пять лет были радужными и веселыми? Ошибаешься, дорогая! Я вкалывал! Еще как... Боролся с конкурентами за место под солнцем. А когда приходил домой, уставший и изможденный...домой? О, господи! О чем я говорю? Какой дом? у меня его никогда не было, потому что я не представлял его без тебя! Понимаешь?
Он замолчал. Слезы обиды застилали ему глаза, но он боролся с ними. Ведь он мужчина, сильный. Они не плачут. Не показывают свои слабости.
Пабло опустил голову, больше не глядя на неё.
- Место, которое ошибочно считал домом, было пустым и холодным. Я задерживался на работе, потому что меня ужасала мысль оказаться одному в замкнутом пространстве...остаться без тебя... Я пытался, ох как пытался тебя забыть, но ничего не получалось! С каждым днем я понимал, что это невозможно. Я отдал тебе сердце уже давно, но никогда не получал его обратно...
Он не смотрел на неё, не видел, как озарилось радостью её лицо, как засветились любовью глаза...
- Пабло, я...
- не надо, не говори ничего! Кажется, я понял, что все было зря...
Он развернулся и медленно побрел назад.
- Бустаманте, вернись! Я еще не все сказала!
Но он продолжал идти. Мариса вскочила, схватила горсть песка и швырнула ему в спину.
- Чертов упрямец! Да стой же!
Она побежала за ним.
- Я люблю тебя, слышишь! Люблю!!! - крикнула Мариса.
Пабло резко развернулся, и девушка со всей силой врезалась в него. Он поймал ее и, заключив в обьятия, широко улыбнулся.
- Я знал, что рано или поздно ты признаешься!
И он подарил ей поцелуй, долгий, любящий, в который вложил всю свою любовь.
Она вырвалась из его объятий и недоверчиво посмотрела в ухмыляющееся лицо. Догадка поразила её.
- Так ты все подстроил??? - закричала Андраде. - Да как ты посмел??
И на Бустаманте обрушился град ударов, не болезненных, но ощутимых. Смеясь, он прикрывался руками, ожидая, пока разбушевавшаяся Мариса выбиться из сил. Но это не случилось, поэтому он мягко схватил её за руки и прижал к себе.
- Господи, как же я тебя люблю!!! - он счастливо рассмеялся и чмокнул девушку в нос.
- Это не смешно! - обиженно пробормотала она, оставив все попытки вырваться.


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
SurmaДата: Вторник, 06.04.2010, 03:07 | Сообщение # 13
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 622
Репутация: 12
Статус: Offline
Он держал крепко и кажется даже не думал её отпускать.
- Все, что я сказал, было правдой, - вдруг посерьезнев, сказал он.
- Верю, - неохотно отозвалась Мариса.
- Точно?
- Точно...
Он шутливо пригрозил пальцем.
- Не, что-то не верится. А ну, родная, улыбнись мне своей голливудской улыбкой и скажи, что точно веришь! - он улыбнулся.
Его улыбка была настолько заразительна, что рыжая не удержалась и тоже улыбнулась ему в ответ.
- скажи, ты правда меня любишь?
- Нет! Ты нахал, каких еще поискать! Как можно вообще таких любить! - заявила она хмуро, однако выдала себя, снова улыбнувшись.
- Еще раз такие выподы мое бедное сердце не выдержит, - пожаловался он. - Мариса, не делай так больше... Ну а теперь будь хорошей девочкой и скажи мне те три заветных слова.
Она успокоилась и глубоко вздохнула, а потом заглянула ему в глаза и произнесла.
- Я люблю тебя!

Они медленно шли вдоль берега, держась за руки. Уже давно стемнело, а они все говорили и говорили, чтобы восстановить то время, которые было потраченно зря. Рассказывали друг другу, что произошло за эти пять долгих лет. Много воды утекло, они изменились, но их чувства не претерпели изменений.
- Знаешь, я смерюсь с этим, - задумчиво пробормотала она, не глядя на него.
- О чем ты? - удивленно спросил он.
Девушка подняла голову.
- О том, что у тебя есть ребенок от другой женщины...
И тут свершилось то, что Мариса совсем не ожидала. Он запрокинул голову и начал оглушительно смеяться. Его смех эхом отдавался по берегу. Она ошарашенно уставилась на мужчину, ожидая, когда непонятная ей всышка веселья прекратится, и он наконец скажет, в чем дело.
- О, боже! да ты ведь еще не знаешь, - смеясь он потянул её за руку к себе.
- Что не знаю? о чем ты?
Он обнял её за талию.
- скажи, ты что все это время думала, что ребенок у Флор от меня?
Мариса удивленно моргнула.
- А разве нет?
- Нет.
- Но...как?
Девушка от удивления раскрыла рот, но частички ликования, уже зашевелились внутри. Все это время она ошибалась, и её...снова водили за нос.
- Неужели ты правда не знала?
- Да если бы знала, не изводила себя, черт тебя побери! - взорвалась Мариса. - Господи, как ты мог?
- Ну что опять? - обиженно спросил Пабло. - Я ведь не думал, что твоя балтушка сестра будет молчать. Между прочим Мия, Мануэль....да все обо всем знали. Я думал и ты тоже...
- Предатели, - прошипела девушка, сверкая глазами. - Все кругом предатели!
- Не кипятись, милая, - нежно улыбнувшись, сказал Бустаманте. - На самом деле дружок Флор сделал ей ребенка, а когда узнал, то бросил её. я встретил её полтора года назад. У неё было бедственное положение, и я помог ей.
- Как благородно, - съязвила она. - Ты бы подбирал всех стриптизерш, и получился бы гарем.
Он не обиделся, а наоборот снова рассмеялся.
- Перестань ревновать. Я и пальцем её не коснулся. К тому же меня всегда волновала только одна женщина, - он поцеловал её, - ты!
- Я не ревную, - пробормотала Андраде.
- Нет, ревнуешь!
- Да иди ты к черту! -беззлобно бросила она.
- Нет, не пойду!
Пабло обнял её и уткнулся носом в её волосы. Господи, какое чудо из чудес находиться рядом с любимой, - подумал он с нежностью, вдыхая аромат её волос. - Особенно когда любовь взаимна.
Он чуть отсранился и заглянул ей в глаза.
- Ты выйдешь за меня замуж?
широкая улыбка осветила лицо девушки.
- Это значит, да? - затаив дыхание, спросил он.
- А я то думала, когда же это случится, - рассмеялась она. - Ну разумеется это значит да!
- Я еще я хочу от тебя детей!
- Принято к сведению, - хмыкнула она.
- Целую футбольную команду!
- Э, нет! Не пойдет! - смеясь, запротестовала Мари. - Мне достанется самая тяжелая работа.
Он улыбнулся и чмокнул девушку в лоб.
- Ты справишься! Я хочу много детей!
- О, господи...
- По-моему уже поздно поминать Господа, - мрачно пробормотал Пабло.
- И что ты предлагаешь?
- Пожалуй смириться с судьбой, - начал он перечислять с умным видом, - выйти за меня замуж, стать хорошей женой, родить мне детей и жить со мной долго и счастливо!
Она усмехнулась.
- Ты знаешь, звучит очень даже неплохо! - с лукавой усмешкой сказала она.
Бустаманте многообещающе улыбнулся.
- Дальше будет лучше!
И он поцеловал её

конец


Восток-дело тонкое
Восточная мудрость:"Мужчины, которые не прощают женщинам их маленьких недостатков, никогда не насладятся их великими достоинствами" - Джебран Халиль Джебран.
 
КаролинаДата: Четверг, 23.06.2011, 14:14 | Сообщение # 14
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Обожаю этот фанф,за этот год перечитала их наверное все)Но этот для меня лучший)))
 
harsonДата: Четверг, 23.06.2011, 18:42 | Сообщение # 15
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
и я его обожаю, девченки, а не дадите ссылочку на другие ее произведения, очень хочется почитать!
 
КаролинаДата: Суббота, 25.06.2011, 23:50 | Сообщение # 16
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
http://esprit-rebelle.moy.su/forum/27-991-1
Тоже класный фик)
 
katya_shev@Дата: Воскресенье, 26.06.2011, 01:40 | Сообщение # 17
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Quote (Каролина)
http://esprit-rebelle.moy.su/forum/27-991-1
Тоже класный фик)

Там он не весь. Читайте здесь
http://esprit-rebelle.moy.su/forum/27-1206-1


 
RoziДата: Четверг, 07.07.2011, 16:39 | Сообщение # 18
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
<tpevyj yhfdbnmcz 'njn abr/ Cgfcb,j juhjvyjt fdnjhe/ happy
 
RoziДата: Четверг, 07.07.2011, 16:40 | Сообщение # 19
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
Безумно понравился этот фик. Огромное спасибо автору.
 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Махаббат (by altyn_girl)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz