Понедельник, 13.07.2020, 04:10
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяВ двух шагах от рая - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » В двух шагах от рая (by Эльфочка)
В двух шагах от рая
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:41 | Сообщение # 1

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Название: В двух шагах от рая
Автор: Эльфочка, она же Me4tatelnica
Статус: окончен, но выкладывать буду по главам, благо их немного
Размер: макси, возможно очень
Бета: отсутствует, как данность.
Пайринг: М/П; М/М еще много всех по мелочи, но будут и еще две пары (какие производственная тайна)
Дисклеймер: Крис и все, все, все…
Саммари: Ну, можно сказать, альтернатива. А что было бы если… если бы Мануэля не оперировали, если бы Паблито не посадил папулю в тюрьму. Если бы Бласика не прикончили, а Лухи так и не выяснила кто ее опекун. Если бы Лаура встречалась в Франциско и вся эта честная компания отправилась в летний лагерь. Все мило сопливо и банально, короче, в лучших Олиных традициях.
От автора: пугать сильно не буду. Персонажей много, они любят, сомневаются, а чего из этого выйдет, никому не дано предугадать. Вообще-то первая часть триллогии, но как пойдет.

------------------------------------------------------------
Публикация данного фан-фика на форуме сайта
Esprit rebelle разрешена автором.
~ErreForever~


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:42 | Сообщение # 2

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День первый

Марисса и Мия с недовольными минами вползали в автобус. Сегодня весь, уже пятый, курс отправлялся в летний лагерь.
«Почти как два года назад…» - подумалось Мари. Почти, да не почти. В их жизни многое изменилось. Во-первых, некоторых из друзей с ними нет, зато едут новые люди. Во-вторых, отношения между сокурсниками тоже изменились. Марисса вспомнила, как ненавидела Коллучи на третьем курсе, а сейчас они сестры и лучшие подруги. Зато, она потеряла одного друга, ну не совсем, конечно, но былого доверия между ними уже нет. Ману… Как он мог предать ее маленькую сестренку. Несмотря на то, что Мия была выше ее на пол головы, Марисса считала девушку малышкой. Ну а как же иначе, ведь она такая нежная, такая ранимая. В-третьих, отдыхать все едут преимущественно парочками, кроме них с Мией. Даже Фелиситас, Лало устроился работать в лагере. Даже ее бывший друг Ману, он едет с Сабриной, которая перевелась в школу, чтобы быть поближе к любимому. Даже чертов Бустаманте – со своей Сольситой. А они с Мией не при делах! Было еще и в-четвертых, но об этом Марисса предпочитала умалчивать. Тогда, два года назад, она была счастлива, она постоянно с кем-то (ну в смысле, с Бустаманте и Коллучи) ругалась, бунтовала, но была счастливой. А сейчас… сейчас ей было больно. Эта отвратительная любовь выжала из нее все соки, рыжая тряхнула головой, впрочем, это не важно, об этом все равно никто никогда не узнает.

Мия тоже была тиха и задумчива. Ее уже давно ничто не радовало. Нет, внешне все осталось как прежде, но лишь внешне. Новая тряпка не приносила прежнего удовольствия. За два прошедших года она успела полюбить и разочароваться в любви, потерять друга и обрести сестру и маму. Марисса… Сейчас она самый дорогой человек в жизни Коллучи. Она такая сильная и такая слабая… Ее маленькая любимая сестренка. Да, Мари для Мии тоже была малышкой. Девчонки, как могли, старались оберегать и защищать друг друга.

По закону подлости сзади них обосновался Мануэль со своей девушкой, а впереди, соответственно, Пабло, тоже не думаю, что надо объяснять с кем. Спирито усмехнулась, понимая, что это не случайность, а очередной вызов, ну что ж, ей не привыкать. Держитесь, мальчики и девочки, пристегните ремни, начнем.
- Миита, - обратилась она к сестре, - как ты думаешь, краска очень плохо влияет на структуру волос?
- Ты что?! – возмутилась Коллучи, - конечно, это гибель волосам. Только не говори, что ты решила покраситься.
- Действительно, Спирито, - влез в разговор Пабло, - тебе уже ничего не поможет!
Но девушка проигнорировала его выпад.
- Нет, конечно, как ты могла такое подумать?! Просто смотрю на Соль и пугаюсь. Это же надо так перестараться, пытаясь стать похожей на тебя!
- Ты обалдела, придурочная! – заорала Риваролла.
- Что такое? – притворно изумилась Мари, - ни для кого не секрет, что ты завидуешь красоте моей сестры. А шевелюра у тебя крашеная! Мия, посоветуй девочке хорошую краску, а то она по старинке перекисью осветляется.
Мия закатила глаза, в притворном ужасе, от слова «перекись».
- Дура! – не унималась Соль, - ты мне завидуешь! Я красива, и у меня самый потрясающий парень в школе.
- Это точно, - неожиданно согласилась Спирито,- в смысле потрясающий кретин. Да не волнуйся ты так, детка, вы отлично друг другу подходите!
- Просто он выбрал меня, а не тебя, вот ты и бесишься!
- Мне такого счастья не надо, я не интересуюсь папенькиными сынками с обостренной шизофренией и манией величия.
- Закройся, дебилка, - «нежно» попросил Пабло.
- А тебя не спрашивают суперменоподобный гибрид козла и страуса! – разозлилась Мия, - не смей обзывать мою сестру!
- О, барби, заучила новую фразу! – обрадовался Ману. Мии незамедлительно захотелось съездить ему по зубам.
- Ацтекам слова не давали!
- А я и не буду спрашивать разрешения у пластиковой куклы! – рассмеялся он.
- Заткнись! – прошипела Марисса, - а то и без зубов остаться недолго (и как она только угадала желание сестры?)! А если за себя не волнуешься, то побеспокойся о своей девушке, она и так не красавица, а после моего вмешательства и вовсе будет похожа на огородное пугало, коим и является.
Четверка слегка прибалдела от столь сложного оборота.
- Что, сложности с восприятием? – хихикнула рыжая, - Мия, у тебя в чемодане найдется пара запасных извилин, в помощь неимущим?
- А как же она без мозгов? – очухался Мануэль, - впрочем, ее и запасные извилины не спасут!
- Ну что ты! Просто моей сестричке они больше не нужны, у нее свои прорезались.
Мия благодарно улыбнулась.
- Я посмотрю, Мари, только не уверена, что они подойдут этим… Их черепная коробка вмещает не более одной мысли и, соответственно, извилины.
Пабло уважительно взглянул на девушку. Когда Коллучи научилась так огрызаться?
- Все, - меж тем заявила Мия, - хватит растрачивать свое красноречие на всяких грязных эмигрантов со страшилками и мэрских отпрысков с жалкими подобиями кукол барби.
- Коллучи, почетное звание «барби» уже давно и прочно занято тобой, - все-таки не удержался Агирре.
- Я по крайней мере барби, а не дешевая подделка! – парировала она. – Слушай, Марисса, я такой классный диск купила, послушаем?
- Конечно, - Спирито с радостью согласилась, ей нужна была небольшая передышка перед следующим раундом. А интуиция ей подсказывала, что продолжение последует очень скоро, не зря же Паблито почти все время молчал.

Одноклассники уже давно не вмешивались в их разборки. Комплексом камикадзе не страдал никто. Зато они с удовольствием наблюдали за развитием событий и запоминали новые речевые обороты, на которые так богата Мари. После того, как сестры вдели в уши наушники, все с облегчением вздохнули и занялись своими делами.

Пабло смотрел в окно. Ему совершенно не интересно было участвовать в перепалке: все равно последнее слово останется за Спирито. Соль он защищал по инерции. О нет, вы не подумайте, что он больше не ругался с Мариссой, просто он предпочитал с ней воевать один на один. Это была действительно битва титанов, а сейчас просто легкая разминка. Бустаманте краем глаза покосился на, откинувшуюся в кресле, рыжую, жаль, что все так сложно…

Мануэль сверлил глазами затылок Мии. Мыслей не было, одно непреодолимое желание заткнуть этой девчонке рот поцелуем. Ну почему эти прекрасные губки могут в его адрес изрыгать только проклятья и оскорбления, а ведь когда-то так нежно шептали «люблю»…

Дальнейшая проездка прошла без эксцессов. И вот они на месте. Отличные двухместные номера, океан в двух шагах от лагеря, а под окнами раскинулся красивейший парк… А всего в получасе ходьбы был небольшой городок с клубами, ресторанчиками и магазинами (к радости Коллучи), куда им даже разрешили изредка выбираться. Красота!
Мия с Мари, естественно, жили в одном номере. Пока Коллучи распаковывала свои бесконечные чемоданы, Марисса решила пройтись. Ветер трепал короткую юбку ее весьма открытого сарафана. Она присела на песок. Водная гладь завораживала, а цвет неба напоминал такие любимые и ненавистные глаза. Обладатель этих самых глаз, в это время, стоял у нее за спиной и внимательно следил за ее перемещениями.
- Романтика, - еле слышно прошептала девушка.
- А ты знаешь такое слово? – поинтересовался знакомый язвительный голос. Ей даже не надо было оборачиваться, что бы узнать говорившего, и так все понятно – Пабло Бустаманте, собственной персоной.
- Я знаю много разных слов, Паблито, особенно уважаю фольклор, могу продемонстрировать…
- Ну-ну… - он подошел поближе и оказался прямо за спиной у Спирито. Она знала об этом, она всегда его чувствовала.
- Пошел ты, Бустаманте, оставь меня с иллюзией одиночества…
- Разбежалась! Ты зачем докопалась до моей девушки?
- Ты бредишь, дорогой! Я просто проявила заботу.
- Дорогой, как мило, Мариссита!
- Дорогая машина, дорогие шмотки, дорогие шлюхи… - Марисса повернулась и посмотрела парню в глаза, успев заметить ярость, мелькнувшую в них.
- Детка, поосторожнее в выражениях, а то…
- А то что? Ты меня ударишь? Давай, супермен, на большее ты не способен. Ты ведь бессилен передо мной! – Рыжая бросала ему вызов, и Пабло не мог его не принять.
- Ну что ты? Я девушек не бью, даже таких долбанутых! Я затыкаю им рот другим способом.
Мари насмешливо смотрела на него и поднялась на ноги.
- Ну и?..
Пабло провел рукой по ее оголенной спине. По телу пробежал холодок. Бустаманте довольно улыбнулся.
- Не впечатляет!
- Нарываешься?
- Нет, просто проверяю на что ты способен. Впрочем, ни на что кроме гадостей.
Он притянул ее к себе и впился в губы жестоким поцелуем. Марисса не сопротивлялась и спокойно ждала продолжения. Его руки полезли к ней под юбку. Она попыталась убрать их. Пабло на секунду прервал экзекуцию.
- Продолжим?
- Зачем? – удивилась она. – Тебе все равно ничего не светит.
- Да не уж то? Вот сейчас и проверим! – он опять завладел ее губами, девушка оттолкнула его.
- Прекрати, мне противны твои прикосновения!
- А когда-то нравились!
- А когда-то я тебя любила!
- А теперь нет? – усомнился он.
- Нет! Я переболела тобой, как ветрянкой. У меня иммунитет, сладкий.
Блондин усмехнулся: она всегда лезет на рожон. Неужели она думает, что теперь он остановится? Он повалил Спирито на песок, и его руки теперь уже исследовали все ее тело.
- Сволочь!.. Пусти!.. Я убью тебя, если ты сделаешь ЭТО!
- Ну конечно! Но я сделаю это!
- Что, крашеная не дает?
- Дает, и делает это даже лучше, чем ты можешь себе представить!
- Ой, красавчик, а может ты хочешь именно меня? – рассмеялась она.
- Кто в здравом уме вообще может тебя захотеть? – заявил он, хотя она попала в точку. Он хотел ее, хотел безумно, но такова их сегодняшняя игра… - Но я сделаю это, что бы сбить с тебя спесь! Надо думать, милая, кому и что ты говоришь!
Увидев его глаза, Марисса поняла, что он не шутит. Сейчас он сделает все что угодно, лишь бы доказать ей и себе, что он может. Доигралась, девочка! Прав, ой прав, этот обаятельный мерзавец: надо вовремя прикусить язык.
- Отпусти меня, Пабло, - спокойно попросила она.
- Ты помнишь, как меня зовут? – издевался он, - Какая прелесть! Слушай, неужели, знаменитая Марисса Пиа Спирито испугалась?
- Нет, - соврала она, - просто, если ты изнасилуешь меня, от этого не станет легче ни тебе, ни мне.
- Вот и проверим!
Марисса отчаянно сопротивлялась, но силы покидали ее. Злые слезы жгли глаза, но она не доставит ему такого удовольствия. Пабло вдруг отпустил ее.
- Уходи!
- Что, не встал?
- Да пошла ты! – он отвернулся и уставился на океан. Черт, он чуть не изнасиловал ее! Придурок, он бы себе до конца жизни этого не простил! И не потому, что она ему противна, а как раз наоборот… Пора признаться себе, Паблито, ты все еще любишь эту ненормальную. Эту стерву, которая с таким удовольствием поливает тебя грязью, которая медленно, но верно пытается тебя уничтожить. И однажды у нее получится…

Марисса смотрела на его спину. Неужели… Да нет, детка, не тешь себя надеждой, он остановился не потому, что что-то чувствует к тебе, ему просто противно к тебе прикасаться! Отлично, она еще и не довольна! Тебя не поймешь, Спирито!
- Уходи, - еще раз повторил Пабло, - уходи, пока я не закончил начатое! Тебя не учили, что нельзя доводить мужчину до такого состояния…
- Ничего, - фыркнула она, - тебя Соль ублажит. – И выпустила последнюю отравленную стрелу, - Да и когда это ты успел стать мужчиной?
Бустаманте усмехнулся, но так, что она не заметила. Девушка развернулась и отправилась к себе в номер.

Мия закончила раскладывать вещи и решила переодеться, ведь скоро обед. Она стояла в одном белье, когда в номер кто-то зашел.
- Марисса, ты вернулась. Очень хорошо, а то скоро обед, - Мия повернулась и застыла с открытым ртом: в комнате стоял Мануэль и нахально улыбался.
- Привет, куколка.
- Ты зачем пришел, родственник шимпанзе? – заорала она.
- Продолжить наш высокоинтеллектуальный спор. – Агирре бесстыдно разглядывал девушку. Мия покраснела и попыталась прикрыться.
- Не смущайся, Коллучи, твой силикон меня не интересует!
- Да ты что?! А чего тогда пялишься? А ну пошел к своей крокодилихе!
- Она не крокодилиха, а очень даже красивая, по крайней мере, получше некоторых!
- И с этими некоторыми ты встречался почти год!
- Ладно, барби, признаю, это было ради престижа!
Мия горько рассмеялась.
- Ну да! И, наверное, именно поэтому ты умолял меня вернуться!
Мануэль позеленел (а что, данный оттенок ему даже к лицу).
- Знаешь, даже преступники имеют право на помилование, а ты мне ни одного шанса не дала!
- Я давала тебе кучу шансов, но ты ими не воспользовался! Все, Агирре, наш спор потерял предметность, уходи!
- С таким характером ты никогда не найдешь себе парня, хотя… если тебя раздеть, а рот заклеить… Может чего и выйдет.
В голову мексиканца полетела подушка, потом туфля, потом еще что-то, но он уже скрылся за дверью.
Мия глубоко вздохнула и попыталась вспомнить, что она делала, когда пришел этот… А главное, зачем он приходил?..


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:43 | Сообщение # 3

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Ману носился по комнате, сшибая углы. Он и сам не мог понять, зачем пошел к этой барби. Чего он ожидал, что она кинется к нему на шею со словами: «я люблю тебя»? Наивный! Минут через двадцать ворвался Пабло. Выглядел он не лучше, если не хуже. Перекошенное лицо, трясущиеся руки, в общем, красавчик!
- Что случилось? – с ходу начал Агирре.
- Я чуть не изнасиловал эту сумасшедшую!
- Что?! – кулак Мануэля встретился с челюстью блондина. – Да как ты посмел?
- Я же тебе сказал, что «чуть». Все нормально с твоей конченой подружкой, все так же язвит.
- Сволочь, если ты сделаешь ей больно, я не посмотрю на то, что мы друзья и лично зарежу тебя!
- Прекрати! Ей вообще больно не бывает! Она холодна, как лед и с маниакальной настойчивостью выводит меня из себя! – взвыл Бустаманте.
- Ладно, давай по порядку…

Марисса влетела к себе и тут же свалилась на кровать на аккуратно разложенные вещи Мии.
- Ты что?! – завопила Коллучи.
- Ми, заткнись! Дай с себя прийти! А шмоток у тебя с собой столько, что до конца года хватит.
- Он? – понимающе кивнула девушка.
- Он!
- А ко мне ацтек приходил…
- И?
- И ушел обратно.
- Понятно, - Марисса тряхнула головой, - ладненько, давай собираться на обед, никто ничего на должен заметить.
Для обеда она выбрала капри и майку, на ноги гольфы и кроссовки. Мия закатила глаза, добывая из своего шкафа юбку и туфли на каблуке.
- О, Мари, когда же ты научишься одеваться? – жалобно простонала она.
- Никогда, а что тебе не нравиться, Коллучи? Не всем же быть поклонницами кукол барби!
Мия обижено поджала губы.
- Не сердись, - улыбнулась рыжая, - я же шучу, просто это мой стиль и он мне нравиться!
- Но парни любят женственных девушек…
- Ага, даже, я бы сказала, слишком сильно. Зато мой внешний вид сразу отпугивает всяких идиотов.
- Что-то в этом есть, - задумалась Коллучи, - но все равно, у тебя же столько красивой одежды…
- Возьми ее себе. Ми, мне лениво наряжаться, ради кого?
- Тебе сказать? – усмехнулась Мия.
- Лучше не надо, а то ведь я тоже могу кое-кого припомнить.
Они улыбнулись друг другу и отправились на знакомство со столовой.

Летний лагерь принадлежал министерству образования (или что там у них) и в нем отдыхали ребята из различных элитных школ.
Столовая представляла собой большое помещение уставленное столиками на шестерых. И шведским столом. Марисса удовлетворенно кивнула. Слава Богу, Коллучи не будет вопить, что здесь нет низкокалорийных продуктов, и вообще ей принесли не то. Мия заметила обезжиренные йогурты и тушеные овощи, отлично.
Многие из одноклассников уже обедали. Лухан и Маркос, рядом Фран и Лаура. Пили и Томас сидели вдвоем. Гидо обедал в компании Фернанды, Фели и Белен. Мия помахала им рукой. Хавьер и Диего сидели с Вико и Рокко. Марисса послала им ослепительную улыбку. Она давно простила Аланиса и Уркулу, и теперь они были просто друзьями. Да, они все действительно изменились. Оооо… а вот при виде следующей компании улыбки покинули лица девушек, правда, на одну, не заметную человеческому глазу, долю секунды, а потом засияли вновь.
Чуть поколебавшись, Марисса потащила сестру к столику с Рокко. Вот с этим парнем у нее всегда были отличные отношения. Вико смеялась и объясняла это тем, что двое сумасшедших всегда найдут общий язык.
Девушки наполнили свои тарелки и присели к друзьям. Рокко чмокнул Мари в щеку и улыбнулся Мии.
- Как обустроились подружки?
- Нормально, а вы?
- И мы не плохо. Предлагаю в честь приезда закатить вечеринку.
Все с радостью согласились.
- Пляжную, - выдвинула предложение Вико, - представляете, ночь, океан, музыка…
Марисса, не отрываясь, смотрела на незнакомого парня, который помахал ей рукой. Она скорчила презрительную гримасу. Хотя, надо было признать, что мальчик очень даже ничего. Темные чуть вьющиеся волосы, зеленые глаза и ослепительная улыбка, которая сразу расположила к нему Мари, но она не была бы собой, если бы продемонстрировала это.
Вико проследила за взглядом рыжей.
- Красавчик, - вынесла она вердикт. Мия тоже уставилась на парня, от чего тот заулыбался еще сильней и подмигнул своим друзьям. Он сидел в компании трех парней.
Мия негодующе фыркнула.
- Нахал, хотя и симпатичный! Дерзай, сестричка!
Марисса встала и отправилась к брюнету.
- Привет, - начал он.
- Привет, ну и чего пялимся, девушек никогда не видел? – съязвила она.
- Таких как ты, никогда! Кстати, меня зовут Фабиан, а это мои друзья: Виктор, Лео и Пьер.
- Ну и зачем мне все это знать? – хмыкнула Спирито.
- Ну может, ты будешь так любезна и тоже представишься.
- Уууу… Мое имя наводит ужас на людей.
- Такое ужасное? – удивился Виктор.
- Нет, это я ужасная.
- Ты пытаешься нас запугать?
- Ну что вы мальчики! – Марисса рассмеялась. – Просто, если вы увидите, как вот тот милашка, - она взглядом указала на Бласа, - начинает что-то бормотать про себя, размахивать руками, корчить гневные рожи, знайте, в своей речи он поминает меня. Как впрочем, и многие другие.
- Так как же тебя зовут, прекрасная незнакомка?
- Марисса Пиа Спирито!
- Звучит как вызов.
- Так оно и есть. Как вам здесь?
- Было скучно, но с твоим появлением, надеюсь, все изменится, - Фабиан очаровательно улыбнулся. Бедняга, он ведь не знал, что у Мариссы иммунитет на подобного рода «оскал». Который, кстати, выработался не без участия одного милого паренька. И все же она улыбнулась в ответ.
- Не льсти! Ладно, приятно было познакомиться, но мне пора к друзьям. Кстати, мы устраиваем сегодня пляжную вечеринку, приходите.
- Обязательно, - пообещал за всех Лео, - а ты познакомишь нас с прекрасной блондинкой?
- Понравилась? Слюни подбери! Это моя сестра Мия, и с ней тоже надо быть очень осторожными.
- Сестра? Но вы так не похожи!
- Это на первый взгляд! Куколка не так проста, как кажется. – Марисса крикнула, - Коллучи, иди сюда!
На крик Мари обернулись все присутствующие, она и не заметила, как загорелись ревностью два невероятно голубых сапфира. Мия грациозно поднялась и пошла к сестре.
Сидящий неподалеку Мануэль проводил ее сердитым взглядом. Коллучи очаровательно улыбнулась и приземлилась на свободный стул.
- Привет, мальчики, я вижу, вы уже познакомились с моей ненормальной сестричкой. При ней советую вести себя прилично, а то у нас в саду уже под каждым деревом трупы закопаны.
Парни рассмеялись и принялись представляться по второму кругу. Лео был сражен красотой Мии (хотя между нами: по-моему, ничего особенного, но… Я молчу, не хочу быть избита поклонниками Мии Коллучи).
Девчонки попрощались и вернулись к одноклассникам. До вечера осталось совсем не много, а им еще столько предстоит сделать.

И вот наступило долгожданное время суток. На пляж были протянуты провода, что бы подключить центр и разноцветные лампочки. Импровизированная барная стойка с Гидо… Ди-джеем был избран Рокко. Все готово. Девчонки убежали наряжаться.

Соль крутилась перед зеркалом и приставала к Пабло с вопросами.
- Милый, а мне идет это?
- Угу.
- А может вот так лучше?
- Угу.
- Черт, там будут две эти гадины!
- Угу.
- Пабло! – заорала она парню в ухо, - ты вообще меня слушаешь?
- Да дорогая, прости, я немного задумался.
Была бы здесь Марисса, она бы обязательно, заявила, что не надо думать, когда нечем. Но бестии здесь не было, а Соль лишь кивнула и вернулась к зеркалу. Ее не интересовали душевные переживания Пабло. Любила ли она его? Вопрос из разряда риторических. Сеньорита Риваролла вообще не способна на подобные чувства, но он был красив, богат, являлся предметом вожделения для многих девушек, и это, несомненно, поднимало рейтинг Соль. Она так и не смогла переплюнуть Мию, и та до сих пор считалась признанной красавицей «Elite way». Была и еще одна причина, по которой Сольсита встречалась с ним: когда-то блондин принадлежал Спирито, а теперь… втоптать в грязь Мариссу было ее давнишней мечтой.

Сабрина уже собралась и они с Мануэлем гуляли по берегу, но мысли его были далеко. Его душа находилась рядом с очаровательной блондинкой, которая его видеть не хочет.
А неугомонные сестрички, меж тем, тоже выбирали наряды. Кроме обычных танцев, предполагалось еще и купание при луне, и они надели купальники. Коллучи сосредоточено исследовала содержимое шкафа. Танцевать придется на песке, поэтому любимые каблуки не прокатят. Наконец она нашла подходящий вариант. Получилось слегка не обычно для нее, но весьма привлекательно. Марисса уже давно управилась, для нее выбор одежды никогда не представлял сложности.
Девчонки посмотрели друг на друга, хором воскликнули:
- Красавицы! – и побежали на пляж.

Вечеринка была в самом разгаре. Конечно, там был не только знакомый нам пятый курс, но и ребята из других школ. Пабло высматривал в толпе знакомую огненную шевелюру, попутно пытаясь понять, зачем это ему. Хочет устроить очередной раунд состязаний «кто больше скажет гадостей за единицу времени»? Может, но он знал точно, что ему необходимо ее увидеть или он сойдет с ума.
- Кажется, я схожу с ума, - пробормотал он вслух.
- А ты только это заметил? – прошептал знакомый голос у него над ухом. Парень развернулся… Да это же просто садизм какой-то! Она его в гроб загонит! Эта ее полупрозрачненькая штучка (в народе, т.е. среди девушек, именуемая туникой), а ноги, открываемые супер короткими шортами… Ну и кто сказал, что у Спирито нет вкуса? Факт – есть, просто весьма специфический. Но больше всего его, почему-то, умилило то, что она была босиком. Такая смешная, немного растрепанная, совсем не похожая на идеальную девушку. Может именно это его всегда в ней и привлекало?
«Успокойся, придурок, - заныл внутренний голос, - ей и дела до тебя нет. И раньше не было, а уж после того, что ты сегодня устроил…»
- И тебе добрый вечер, - ответил он, прерывая внутренний монолог.
- Какой ты нежный, Паблито… - пропела Марисса, усаживаясь на песок. Она была похожа на маленькую девочку. Он вспомнил, как заразительно она смеялась в столовой в компании парней. Марисса Спирито была чертовски обаятельна, но, кажется, и сама не подозревала об этом. Ее очарование в детской непосредственности, она никогда не думает о том, какое впечатление производит. Ей вообще на это глубоко плевать. Она живая и настоящая. Она… Но она больше не принадлежит ему. Пабло задумался и забыл, что предмет его мечтаний сидит в полуметре от него.
- Ты сегодня странный, - заметила она.
- Да ты что? И в чем это выражается? – съехидничал он, удивляясь, как точно она его чувствует. Вот Соль… но зачем о ней сейчас вспоминать.
- Мы сидим здесь уже пять минут, а ты не сказал и не сделал мне еще ни одной гадости.
- Еще не вечер.
- Увидимся, - Марисса увидела Фабиана и побежала ему на встречу.

- Привет, - радостно воскликнула она. – А где твои друзья?
- Где-то тут, а я искал тебя. Этот красавец твой парень?
Марисса рассмеялась.
- Нет, это мой ночной кошмар, по совместительству, злейший враг - мэрский сынок Пабло Бустаманте. А с чего ты взял такую глупость?
- Он так на тебя смотрел…
- Тебе померещилось, он меня ненавидит и это взаимно.
- Ну да?
- Да ну!
- А вот мне кажется, что ты к нему не равнодушна, - не отставал Фабиан.
- Конечно, я же сказала, что терпеть его не могу!
- А кого же ты любишь?
- А не рановато ли для подобных вопросов?
- Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты.
- Допустим, я тебе поверю. - Девушка показала на Ману.
- Да ладно, - усомнился он, - ты на него смотришь совсем не как на любимого.
- Я люблю его как брата, но он предал очень дорогого мне человека… впрочем, это все лирика.
- Значит, сейчас ты абсолютно свободна? – улыбнулся Фабиан.
- Да. А что? Это смахивает на предложение.
- Это еще не предложение, но уже намек. – Брюнет коснулся губами уголка ее губ. Марисса не оттолкнула его. Ей был приятен его поцелуй, но, увы, не более того.
- Может потанцуем, - предложила она, - все-таки вечеринка, а Рокко классный ди-джей.
- Все, что не пожелаете, моя королева. – Девушка хихикнула и потянула его в толпу.
Через некоторое время к парочке подошел рассерженный Томас.
- Марисса, я, конечно, все понимаю, но один твой знакомый забывается.
- Кто?
- Не знаю, как его зовут, ну ты с ним днем в столовой общалась. Он намертво прилип к моей девушке, и не хочет ее отпускать.
- Привыкай, Томи, - улыбнулась Спирито, - Пилар хороша собой, и вполне понятно, что парни уделяют ей внимание. Кстати, познакомься это Фабиан.
- Очень приятно, Томас. Если ты не прекратишь это безобразие, то тебе уделит очень много внимания один наш общий, блондинистый такой, знакомый. Он уже прилично выпил и жаждет пообщаться с тобой. – Не успокаивался Эскурра.
- Мне тоже очень приятно познакомиться с другом Мари, - заметил Фабиан. – И знаешь, она права: если ты не хочешь, что бы Пьер отбил у тебя девчонку, то уделяй ей побольше внимания. Кстати, он ей уже что-то шепчет на ушко.
Томас с диким криком индейцев племени Майя понесся к любимой устраивать разборки.
- Ревнивый, - довольно заключила Марисса. – Интересно, а где куколка?
- Мия? Вообще-то она должна быть с Лео. Он от нее в восторге.
- Отлично, ей полезно, а то она у меня что-то в последнее время окончательно закисла. – Марисса и сама не знала, почему так откровенна с ним. Она ведь соврала только в одном. Нет, не соврала, это было давно и давно уже прошло. Было в этом Фабиане что-то такое родное и очень знакомое.
- Может выпьем чего-нибудь, - предложил парень.
- Отлично, пойдем.
У бара, а точнее у стола с напитками, разливом которых занимался Гидо, сидел предмет их с Томасом недавнего обсуждения.
- Господи! – простонала Марисса, заметив знакомые блондинистые вихры. – Так, Фаби, сейчас ты увидишь наш основной аттракцион. Она направилась к Бустаманте.
- Ну и чего ты так напился, чудовище?
- О! Спирито! Какая приятная неожиданность! Или неожиданная приятность?! – обрадовался Пабло. – Присаживайся, поболтаем.
- Прости, дорогой, но меня ждут. Лучше скажи мне, где твоя кукла, пускай она отведет тебя в номер, – по возможности спокойно ответила рыжая.
- Ничего, подождут. Ты же не откажешь старому другу в предложении выпить.
- Когда это мы с тобой дружили? – удивилась она.
- Это точно, никогда. Ну да не поздно начать.
- Иди проспись, сладкий, а поговорим завтра, если ты будешь в состоянии.
- Не пойду! – заупрямился блондин. - Мне там одиноко! Пойдем купаться.
- Иди к черту! – Марисса взяла два стакана с каким-то коктейлем, сооруженным Гидо, и, плюнув на благородные душевные порывы, вернулась к Фабиану.

- И он всегда так напивается? – заинтересовался он, беря один из стаканов.
- Угу. А ты не знал, сын мэра у нас главный алкоголик. Придурок чертов!
- Ты, почему злишься, ты же говорила, что он тебя не волнует.
- Мы поем в одной группе, а выпивка в таких количествах губительна для голоса, как впрочем, и для мозга, но на это наплевать, потому, что последнего у него все равно нет.
Марисса сердито засопела, а Фабиан рассмеялся и поцеловал ее. Она не захотела его отталкивать, а посильнее прижалась к весьма мускулистому торсу.
- Привет, - на этот раз к ребятам подошли Лухан и Маркос. – Как вам вечеринка.
- Отлично, - улыбнулся брюнет, отрываясь от губ Мариссы.
Эта девушка понравилась ему еще за обедом. Слишком много, в его недолгой жизни, было поверхностных кукол, и порядком устал от них. Марисса казалась ему глотком свежего воздуха.
- Это моя лучшая подруга Лухан и ее парень Маркос, а этого обаяшку зовут Фабиан.
Все четверо улыбнулись. Лухи насмешливо смотрела на подругу. Обаяшка? Ну-ну! То-то они в первый же вечер целуются.
- Поосторожнее с нашей Марисситой, - попросил Маркос, - она наше счастье и несчастье всех остальных. Так что, если что, от желающих набить тебе морду отбоя не будет.
Рокко поставил новый диск, и Марисса с удивлением узнала собственный голос. «Erreway». Она дернулась. Нехорошо, друг, так издеваться над девушками.

Мия бродила между танцующими. Парни провожали ее восхищенными взглядами, но она уже давно привыкла к этому. А этот Фабиан действительно ничего. И похоже понравился Мариссе. Отлично, значит сестричка перестанет страдать по этому идиоту, мэрскому супермену, короче по Паблито. Она увидела Мануэля с Сабриной. В танце Сабри крепко прижималась к своему партнеру. Сердце Мии сжалось. Ах, если бы она могла освободиться от любви к этому гадкому мексиканцу. Ну вот что она в нем нашла? Красавец? Она видела и красивее. Умный? Не дурак, но и не гений. А сердце ноет и рвется к нему. Она отвернулась, стараясь скрыть внезапно набежавшие слезы. К ней подошел Диего и пригласил на танец, она даже согласилась, а потом он отправился искать другую партнершу. Хороший парень. Мия видела и счастливую парочку Вико и Рокко. Они качались в такт музыке не далеко от центра. Ди-джей тоже имеет право на личную жизнь. Лаура и Франциско подбежали к ней весело смеясь. Счастливые! У них есть любовь. А вот у Мии Коллучи ее нет, ее любовь украла мерзкая Сабрина Гусман. А может и не крала, может никакой любви и не было, а просто обман? Вся ее жизнь это сплошной обман. Поболтав немного со счастливой парочкой Бланко – Арегуи, Мия продолжила двигаться сквозь толпу и наткнулась на своего любимого ацтека. Он почему-то был один. И как это Сабрина оставила свое счастье?
- Ой, куколка, а ты чего скучаешь? – хмыкнул Агирре. – Неужели никто не хочет с тобой танцевать? Так и быть, я могу взять эту отважную миссию на себя! – продолжал издеваться он. Мия подняла на него свои печальные глаза и порадовалась произведенному эффекту. Он вздрогнул. Эти глаза заглядывали ему в душу, и оставляли там незаживающие ожоги. В них застыл немой вопрос: «Зачем? За что?». Он взял ее за руку и пробормотал:
- Пойдем.
Мия послушно пошла с ним. Что-то странное происходило между ними. Он больше не чувствовал ее ненависти, а она его насмешки. Не было вообще ничего. Но танец закончился, а к Коллучи подбежал Лео.
- Привет, Мия, потанцуем? – предложил он.
- Ты не видишь, она уже танцует! – разозлился Ману.
- Не надо, Агирре, иди, а то на тебя Сабрина рассердится. – Коллучи высвободила свою руку и ушла с Лео. Мануэль сжал кулаки.
Лео оказался отличным парнем, с ним было весело, а главное он так искренне восхищался Мией. Мия была почти довольна проведенным вечером, пока Рокко не поставил диск с их песнями…

Они конечно продолжали петь в группе, хотя это было и не просто. Четверка распалась на две половины, на репетициях постоянно слышались оскорбления, но отказаться от музыки они уже не могли. Но услышать это сейчас… Слишком хороший был вечер, а с первыми же аккордами песни вся боль нахлынула с новой силой. «Resistire» - пели они. Боже, какие наивные они были. Непокорные? Смешно, кто сейчас глядя на них мог бы в это поверить? Единственное исключение составляет, пожалуй, Марисса, но это стиль ее жизни, она по-другому не умеет и, если перестанет бороться, то просто умрет. Но и в ней не осталось ТОЙ их непокорности: бесшабашной, веселой. Жизнь штука жестокая, и она еще раз это доказала. Мия не могла и не хотела слушать знакомые слова, она сказала Лео какую-то глупость и убежала…

Марисса застыла, как громом пораженная. Первым ее желанием было подбежать к Рокко и заорать: «Урод, выключи эту дрянь! Это все вранье, мы уже давно не такие!», но она сдержалась, если остальным это по фигу, то и Марисса Пиа Спирито не должна показывать свою слабость. Они болтали с Фабианом, двигаясь под музыку.
- Это и есть ваша группа?
- Да.
- Ты отлично поешь.
- Спасибо.
Ее реплики били на редкость сухими и безжизненными, он по-видимому что-то понял и замолчал, а все остальные весело подпевали диску.
Но после того, как чистый голос Пабло запел ИХ песню, ее мнение относительно пользы сдержанности резко изменилось. Слишком больно слышать.
Фаби кто-то позвонил, он извинился и отошел в сторону. Марисса побрела к воде.
Океан всегда ее успокаивал, к тому же сейчас ночь, и нет опасности, что у воды будет цвет ЕГО глаз. Странно, не у него глаза цвета океана, а у океана вода цвета его глаз. Все в ее жизни вертится вокруг него. Признайся себе, Марисса, ты все еще любишь этого супермена. Если Ману мексиканская обезьяна, то он аргентинский козел. Но любить ты его от этого меньше не стала. Девушка скинула тунику, шорты и залезла в воду. Плавать она так и не научилась, но возле берега не глубоко и можно просто побултыхаться в воде. Совсем рядом огромная компания, а она чувствует себя одной. Одиночество ее вечный спутник и верная подружка, ей комфортно с ним. Но она не была сейчас одинока, хотя и не подозревала об этом. Пока…

После ухода Мариссы Пабло немного потусовался с Соль, а потом решил, что ему срочно необходимо напиться. Гидо оказал ему посильную помощь, хотя и бурчал, что если бы он не был таким идиотом, то и к помощи спиртного прибегать бы не пришлось. Паблито даже не хотелось уточнять, что он имеет ввиду. И вот когда ему стали мерещиться зеленые чертики и розовые слоны… Точнее чертики были очень даже не зелеными, а рыжими с карими глазами и острым язычком. Короче, мерещилась ему везде одна Марисса Спирито. Вот зараза то! И к бару подошла она. А он, идиот, чего-то предложил ей… Она была на редкость мила, наверное, не хотела спорить с пьяным, и спросила где Соль. Бустаманте было все равно, где носит эту крашеную дуру. Наверняка где-нибудь с кем-нибудь зажимается. При этой мысли он не почувствовал не малейшего укола ревности. А Мариссита помахала ручкой и поскакала к этому зеленоглазому… А потом он увидел как она побледнела, когда заиграла его песня. Почему она вызвала у Мариссы такую реакцию? Любит или ненавидит? Он не знал ответа на этот вопрос, зато знал, что сейчас она почти обнаженная в воде, и они здесь одни… Пабло быстро разделся и тихо зашел в воду, что бы не спугнуть птичку.

Марисса лежала на воде. Тело расслаблено, мысли тоже. Она не знала, когда здесь успел появиться он, но была уверена, что это именно он и он сейчас подойдет к ней. Она почувствовала его руки на своих плечах. «Будь, что будет, потом отмажусь!»

Он повернул ее к себе лицом и приник к губам, ожидая, что сейчас получит в глаз. Марисса же страстно ответила на его поцелуй, ее руки обвились вокруг его шеи. Он уже ничего не понимал.
- Фабиан… - выдохнула она, понимая, что иного выхода нет. Пабло дернулся. «Вот так, дружок, - издевательски пропел внутренний голос, - а она ждала другого. Больно тебе? Поверь, ты это заслужил!». Марисса уткнулась ему в шею. Что же делать? Сколько пройдет времени прежде чем она поймет, что это не Фабиан? Она просто повернулась с закрытыми глазами, поэтому не знает с кем целуется. Но он не смог отпустить ее сразу, его руки погладили ее спину, а их губы снова встретились. Наконец, он прервал эту сладостную пытку. Что делать дальше не знал ни один из них.

«Ты гений, Спирито, - заявила девушка себе, - поцеловаться вы поцеловались, Фабианом ты его назвала, а вот чего дальше? Открывать глаза, демонстрировать недоумение и гнев и двинуть куда-нибудь? Молодец!»

«Гениально, Паблито, - беседовал сам с собой парень, - ты ее поцеловал, а вот как теперь ей это объяснить? Сказать, что перепутал ее с Соль? Уууу… Ну они прямо близнецы! А потом схлопотать от обеих за худшее в мире оскорбление. Нет, ну почему все женщины истерички? Хотя, одна точно не истеричка, все что она делает по отношению к тебе, делается хладнокровно. Прелестно!».


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:44 | Сообщение # 4

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Марисса решила, что пора заканчивать это безобразие.
- Ну что, Паблито, ты меня отпустишь или у тебя руки от холода свело?
- Марисса?
- А ты кого ожидал здесь увидеть?
- Ну смотрю, красивая девушка одна купается, решил составить компанию…
- Вау! Ты назвал меня красивой?
- Просто темнота друг молодежи, Спирито!
- Вот так всегда, - обиделась она, - сначала целует, а потом говорит гадости. Отпускай меня Бустаманте и вали отсюда!
- Ладно, я погорячился, ты вполне привлекательная девушка, если прикладываешь к этому усилия…
- От Мии, блин, заразился?! Да ты меня отпустишь или нет?!
Пабло не понимал в какую игру они на этот раз играют. Он не знал правил, и не был уверен, что их знает она. Так отпустить или продолжить?
- А ты попроси меня нежно и ласково…
- Супермен, придурок, шизофреник!..
Он заткнул ей рот, что бы не слышать очередной поток оскорблений.

А что же в это время делала Соль? Соль познакомилась с парнем, отец которого был владельцем известного модельного агентства. Ну разве могла она упустить такой шанс? Вот у Коллучи мачеха вращается в шоу-бизнесе, а что остается ей? Паблито, как-то не рвется применить связи своего папаши, что бы сделать из нее звезду.
- Хочешь быть моделью? – нахально улыбаясь спросил ее новый знакомый. Ему понравилась эта девушка, они определенно одной породы.
- Хочу, - мяукнула она, прижимаясь к нему и надеясь произвести впечатление. Ну знаете, и ведь произвела таки!
- Тогда, будешь делать то, что я скажу!
- Ммм…
- Ты бросишь своего придурка и будешь моей девушкой в полном смысле этого слова.
- Отлично! – согласилась она. Действительно, какой там сын мэра, когда тут такие кадры? - Только он куда-то пропал. Так что первый пункт придется на время отложить, а вот к выполнению второго можем приступить прямо сейчас.
Парень довольно рассмеялся. Он в ней не ошибся, скучно им не будет!
Решив не тратить времени даром, они отправились к нему в номер.

Марисса ждала, что будет дальше. Неужели, он решил продолжить, то что было утром? И вдруг она каким-то шестым чувством поняла, что он ей ничего не сделает, пока она сама не захочет.
«Отлично, дорогуша, - издевательски заявила она сама себе, - ваши отношения переходят на новую ступень, теперь ты не только ощущаешь его присутствие всей кожей, но еще и предчувствуешь его поступки. Что дальше, будешь читать его мысли и общаться с ним телепатически?»
Пабло тоже чувствовал ее, правда, он еще сам этого не понимал. Ему не хотелось, что бы она боялась его, как утром. А ведь это вполне может произойти, учитывая то, как он себя вел. Но неожиданно он увидел (наверное, не удачное выражение, ну что можно ночью то увидеть?), что она его не боится.
«Обалдеть! Вот узнать бы, любит она меня или нет».
Он оторвался от нее.
- Ну что, может, попробуем еще раз?
- Козел ты! И не лечишься!
- Тебе так нравиться со мной целоваться? – усмехнулся он, собираясь повторить и закрепить пройденное.
- А тебе? – вдруг выпалила Марисса и сама испугалась своих слов.
Бустаманте задумался: сказать или соврать? Если соврать, то возникает закономерный вопрос, а зачем он тогда все это делает? А если сказать, то придется как-то объяснять почему.
- Ты очень миленько целуешься, Мариссита.
- У меня были хорошие учителя! – хохотнула она. – Ты, кстати, тоже ничего. Вполне профессионально. Ну что, герой-любовник, так и будем здесь стоять, а то я, если честно, замерзла.
- Могу предложить потрясающий способ согреться. Как раз для двоих. – Улыбнулся он, довольный ее ответом и отсутствием вопросов с ее стороны.
- Этот способ предлагай своим девкам, а не то я тебе предложу другой, называется: «утопление голубоглазика». Как тебе идейка? – хмыкнула Марисса и покрепче прижалась к блондину, она действительно порядком замерзла.
- Ой, Спирито, что-то тебе не дают покоя мои девки… А может ты мечтаешь стать одной из них?
- Я даже не надеюсь! К тому же, дружок, я бы на твоем месте опасалась делать такое предложение ненормальной, а вдруг бешенство передается половым путем?
- Мы будем предохраняться! – авторитетно заявил Пабло.
Они оба рассмеялись.
- Ладно, выходим. Или ты, может, предпочитаешь, что бы тебя вынесли?
- Конечно, - удивилась она, - когда еще меня на руках поносит сам Пабло Бустаманте! Вот только переживу ли я такое счастье?
- Переживешь! Ты нас всех, вместе взятых, переживешь. Меня больше волнует: переживу ли я?
- Не бойся, сегодня я тебя не убью, а то чем займусь завтра?
Он вынес ее из воды, они быстренько оделись и молча пошли к общему веселью.
Ни он, ни она не знали, что сказать. В головах царил кавардак, долго и упорно возводимая стена из ненависти и обид рухнула, погребя их под обломками. Сумеют ли они выбраться? И все ли похоронили эти руины? Время покажет, ну а пока…

Мия чувствовала себя отвратительно. Она слабая. У Мариссы на лице ни один мускул не дрогнул, этим двоим вообще все по фигу, а она… Ну почему жизнь так жестока? Зачем она позволила ей поверить в сказку, в любовь? Зачем, что бы потом все это отнять? Как же это отвратительно. Она думала, что раны уже зарубцевались, но, по-видимому, они наносились чрезвычайно острым орудием (не иначе, как мексиканским ножом), поэтому кровоточили по-прежнему.
Мия уже выбежала с пляжа и присела в тени деревьев. «И это пройдет», - говорил Соломон, вопрос только когда? Сердце не слышит философов, пусть даже и великих, оно способно лишь чувствовать… чувствовать боль. Девушка отчаянно зарыдала.

Мануэль равнодушно следил за ходом вечеринки. Странно, Сабрина куда-то пропала. Хотя это его совсем и не печалит. Обычно, она не отпускает его ни на шаг от себя, а тут… Но зачем думать о ней? Мия… Какая она сегодня сказочно прекрасная, жаль, что уже не его… А как она смотрела… Господи, ну почему? Он же так ее любит, почему он причиняет ей столько боли? Этой боли уже так много, что у бедняжки не хватает сил скрыть ее. Как он мог, идиот?! А потом заиграл их диск… Давнишняя мечта. Одна мечта на четверых. Только этих четверых давно уже нет, есть каждый по отдельности… Агирре обреченно вздохнул и решил пойти спать, пока, не дай Бог, Сабрина не нашлась.

Сабрина заметила ЕГО еще за обедом и внутренне содрогнулась. Как он здесь оказался? Что ему нужно? Она же ему все, фактически, объяснила, но ОН никогда не слышал, если не хотел. Чертов ублюдок, она ненавидела его насмешливые глаза, восхитительную улыбку, все это когда-то слишком легко свело ее с ума. Да, она тогда сбежала от него, от своей безумной любви к этому чудовищу. И стала искать кого-то, кто будет на него совсем не похож. Ману полная противоположность ЕМУ… Так ей, по крайней мере казалось, когда он был с Мией, а теперь… они просто братья близнецы. Они оба так старательно, по-разному, и, в то же время, удивительно одинаково, мучили ее. Ох эти мужчины! Что же ей делать? Ману… Зачем, она разрушила его любовь? Да, он сейчас с ней, но все так же принадлежит этой блондинке… Сабрина Гусман всей душой ненавидела блондинок, может потому, что ОН, когда-то, их сильно любил? ОН, в голове только ОН. Надо уходить, уходить немедленно, она его не заметила и не узнала… Прошлого нет, и ОН похоронен вместе с ним. Сабрина выбежала с пляжа, ее провожал насмешливый взгляд, когда-то таких знакомых ей глаз…

Пабло опять сидел возле барной стойки, только теперь он пил простой сок. То, что произошло в воде… Он не знал, как это назвать. Спирито, как с ней все сложно! Бустаманте отлично угадывал мысли девушек, но она… Уникальный экземпляр! Рядом с блондином на стул опустился Фабиан.
- Привет, - усмехнулся Паблито, - а где ты потерял ненормальную?
- Она не ненормальная, а просто не такая, как все, - спокойно ответил парень. – И это меня в ней привлекает.
- Угу, не пройдет и двух недель, как ты возненавидишь эту нее необычность.
- Или влюблюсь по уши, как ты…
Пабло посмотрел Фабиану в глаза.
- А ты умный. Сам догадался, или подсказал кто?
- Сам. Ты смотришь на нее так… Знаешь, это не возможно описать словами.
- Неужели так заметно? – нахмурился голубоглазик. Его абсолютно не радовала мысль, что по его лицу можно читать как по книге.
- Не очень. Вы оба отличные притворщики, только я ведь тоже мастер в этом деле.
- Да ты что? Расскажи, - Пабло вдруг стало интересно. Они чем-то похожи, немного, совсем чуть-чуть…
- Не сейчас, - брюнет усмехнулся, - может, когда-нибудь потом… Кстати, я не собираюсь отступать, если хочешь быть с Мариссой – борись. А нет, тогда отпусти ее, позволь ей быть хоть чуточку счастливой.
- Я ее не отдам! – решительно заявил Бустаманте.
- Попробуй, - и Фабиан растворился в пространстве.

У Мариссы больше не было настроения веселиться. Она поискала в толпе Мию, но не нашла. Лео сказал, что она убежала в сторону лагеря. И Спирито отправилась по следам сестры. Уже на подходе к месту проживания, она услышала тихие всхлипы.
- О, Боже, Ми! – рыжая села на траву. – Ми, умоляю, не плач!
- Я слабая, Марисса, я просто очень слабая!
- Это из-за диска? Я убью Рокко!
- И из-за диска, и из-за нас! Марисса, нас ТЕХ больше нет! Мы умерли, понимаешь! Мне больно, больно оттого, что прошлого не вернуть! Мне скоро семнадцать, а я уже устала жить! Я не могу без него, но с ним мне еще хуже. Мерзкий мексиканишка, во что он превратил мою жизнь? Во что я сама ее превратила?
- Не плачь, родная, - Марисса обняла сестру за плечи, - он не стоит твоих слез, этих прозрачных соленых капелек вообще не стоит ни один из них! Я же не плачу.
- Ты сильная! – жалобно всхлипнула Коллучи. - А я слезливая кукла барби…
- Ты моя сестра…
Девушки сидели на траве обнявшись. Такие разные и такие похожие… Они сидели и молчали. Конечно, Марисса могла бы рассказать о Пабло, а Мия о Мануэле, но зачем? Это было что-то очень странное, что-то слишком личное, что бы говорить об этом, пусть и самому близкому человеку. К тому же, главное они и так знали.
Сколько времени прошло – неизвестно, наконец слезы Мии высохли, и девочки, взявшись за руки отправились к себе.
А вечеринка все продолжалась. Купание при луне все-таки состоялось, но они этого уже не видели.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:45 | Сообщение # 5

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День второй

Утро началось для Пабло и Ману неожиданно рано. Часов эдак в семь утра в комнату к парням влетела Соль.
- Пабло, нам надо поговорить! – с порога заявила она.
- Хорошо, Сольсита, только давай попозже! – пробормотал из-под одеяла блондин, а Мануэль просто запустил в девушку подушкой.
- Нет, именно сейчас! – завизжала Риваролла. От ее вопля от разрыва сердца умерло две крысы в подвале. И Пабло ничего не оставалось, как покинуть свою теплую постель и покорно поплестись разговаривать.
Они уселись на подоконник в конце коридора.
- Ну и о чем ты хотела поговорить так рано? – раздраженно спросил он.
- Я ухожу от тебя! – выпалила она, ожидая потоков слез, ну как минимум, лепета на тему: «не уходи, я не могу без тебя».
- Хорошо.
- Ты идиот, - заключила девушка. – Ну что ж, прощай. И удачи тебе! – Соль развернулась на каблуках, но не сдержалась и добавила, - только она все равно тебя никогда не простит и не полюбит! – Она ушла, оставив ошарашенного Пабло сидеть на подоконнике.
- Что это было? – поинтересовался Агирре, высовывая нос из-под подушки, когда супермен отошел от шока и вернулся к себе в комнату.
- Кажется, мы с Соль только что расстались…
- Ты расстроен?
- Нет, найти новую куколку не вопрос.
- Вопрос нужны ли тебе они?
- Я сейчас тебе кое-что расскажу о вчерашнем вечере…

Марисса проснулась поздно, Мии уже не было, лишь на столе лежал розовый листок: «Ушла на завтрак. Жду тебя. Люблю. Целую». Простенько и со вкусом. Мии необходимо было хоть кому-то говорить это гадкое слово «люблю».
- Спасибо, я тебя тоже, - шепнула Марисса.
Наспех нацепив на себя какую-то одежду, девушка помчалась в столовую.
Спирито на всех парах ворвалась в зал и слегка притормозила возле своей «любимой» компании.
Все в общем-то почти как вчера, все, да не совсем.
Мия сидит с Фабианом, Лео и Пьером, а их друг Виктор завтракает в компании сеньориты Риваролла. (Ах какая я гадкая, неужели забыла сказать, что кавалером Сольситы оказался этот милый паренек? Стыд мне и позор!) Так что блондин проводит время с парочкой Агирре – Гусман. Красота! Ну как тут не поязвить?
- Что я вижу! – удивленно воскликнула рыжая бестия, очаровательно улыбаясь, - неужели нашего красавчика кинули, даже деньги и связи папули не спасли!
Народ застыл в предвкушении зрелища.
- А что такое, Мариссита? – отозвался Бустаманте.
- Ничего, Паблито, ровным счетом ничего! Просто Сольсита проявила необычную для нее сообразительность, вот я за нее и радуюсь. Как же так?!
Соль, поглощенная мыслями о своем счастливом будущем в качестве супермодели, лишь фыркнула.
- Почему тебя так волнуют мои девушки? – заинтересовался Пабло, во все глаза пялясь на Мариссу.
Ну естественно, Спирито в своем стиле: джинсовая юбка – ну очень короткая, простая голубая рубашка, застегнутая всего на пару пуговиц, очередные гольфы и любимые кеды. А что поделаешь? Она же торопилась! Марисса стояла совсем близко, и он смог ощутить, ни с чем не сравнимый, запах ее кожи.
- Дорогой, - это слово было произнесено с непередаваемой интонацией, - когда это у тебя были девушки, ты все, как-то больше по шлюхам.
Он притянул ее к себе и прошелся рукой по бедру.
- Значит ты тоже была моей шлюхой?
Хороший вопрос. Фабиан хотел вскочить и набить наглецу морду, но Коллучи удержала его. Она сразу поняла, что эта игра на двоих. Следующий ход Мариссы.

Спирито обладала поистине бешеной реакцией и стальными нервами. Пока ладонь супермена исследовала округлости ее фигуры, ни один мускул на ее лице не дрогнул. Выдержав секундную паузу, она устроило свое колено недалеко от его хм… ну в общем бедра, наклонилась, прижавшись грудью, и, максимально приблизив свое лицо к его, тихо выдохнула:
- ТВОЕЙ, я никогда не была!
Не смотря на еле слышный шепот ее услышали все.
- Это не сложно исправить, - нахально улыбнулся Бустаманте. – А то так и помрешь в девках.
- Мне это не грозит, сладкий, желающие оказать содействие всегда найдутся.
- Да ты что?..
Кто знает чем бы закончился этот милый диалог, если бы в столовой не материализовался еще один персонаж. Восхитительная блондинка потрясла воображение парней, за что они тут же получили тычки от своих вторых половин.
- Кончу! – на лице рыжей была написана настолько фальшивая радость, что принять ее улыбку за искрению было бы верхом глупости.
- Привет, Консуэла, - кивнул Пабло.
- Сеньор Бустаманте просил передать тебе кое-какие бумаги, - Консуэла протянула блондину плотный пакет, он потянулся что бы взять его и, ненароком, приобнял Мариссу. Спирито раздраженно фыркнула и высвободилась.
- Надо же, вспомнишь подстилок супермена – вот и одна из них! Детка, не хмурь лобик, а то морщинки появятся. А в твоем преклонном возрасте… Впрочем, если что обращайся к Мие, у нее с собой крема на все случаи жизни, может и для тебя чего найдется… Хотя мне кажется, что в твоем случае уже ничто не поможет.
- У барби есть морщины, какая прелесть! – восхитился Мануэль, обнимая Сабрину.
- Знаешь, - переключила на него свое внимание рыжая язва, - я никогда не думала, что извилины передаются половым путем, но если у моей сестры их прибавилось, то у тебя их количество явно уменьшилось. Моя Миита удивительно добра и возит его с собой специально для некоторых пожилых особ. Зная страсть Паблито к бабушкам, приходится и об этом заботится.
- Этому, - раздался холодный голос Коллучи, - я не давала. Так что мои извилины из другого источника.
Выпад был произведен мастерски. Лучшие школы фехтования просто отдыхают. Ману сидит раскрыв рот, а что тут скажешь? Пабло хлопает голубыми глазами, судорожно пытаясь сообразить: не подменили ли какие-нибудь нехорошие инопланетяне куколку Мию. Мари довольно улыбается. Молодец, сестричка! А невольные свидетели – просто в шоке от всего увиденного и услышанного.
- Здесь так красиво! – вдруг заявила Консуэла. Марисса покрутила пальцем у виска и отошла подальше – а вдруг дебилизм это заразно?
- Правда, - это уже блондин, - а хочешь, можешь немного отдохнуть с нами. Меня все равно сейчас в офисе нет. С дирекцией я договорюсь.
- Спасибо.
Поглощенные захватывающим зрелищем парни и девушки не заметили ревнивого огонька в обычно насмешливых карих глазах. Через секунду она уже опять была собой - Мариссой Пиа Спирито - главным чудовищем «Elite way» и этого лагеря, на ближайшие пару месяцев. Она шутовски поклонилась предлагая Паблито пройти к красотке и услышала тихий голос у себя над ухом:
- Он мне не нужен.
- Крем? – рыжая посмотрела в глаза сопернице.
- Да, но спасибо за заботу.
Девушки внезапно улыбнулись друг другу вполне человеческими улыбками, истинное содержание их диалога так и осталось для всех тайной.
Эту идиллию нарушил крик, вбежавшей Пили:
- Там Томас с Пьером дерутся!

Марисса тяжело вздохнула, рявкнула:
- За мной! – и выбежала вслед за Пилар.
По дороге Дунофф все ей рассказала.
Она спокойно собиралась на завтрак, когда к ней зашел Пьер. Он начал рассказывать девушке о том, как она прекрасна, и что он покорен ею на века. Пилар улыбалась и отшучивалась, но тут в спальню влетел Томас и с кулаками набросился на Пьера.
- Какого черта ты ему это позволила?
- Бить Пьера? – стресс плохо сказался на мозговых функциях дочери директора.
- Нет, Пьеру клеиться к тебе! – Марисса злилась. Еще бы! А ведь такое хорошее было утро!
- Я хотела, что бы Томи немного приревновал!
- А он умеет немного?! Доигралась.
- Они убьют друг друга, - заплакала Пили.
- Не успеют, - уверено заявила Спирито.
Весь пятый курс, а так же Фаби с друзьями неслись за девчонками. Наконец вот комната Пилар.
Оба парня выглядели просто восхитительно – лица украшали порядочные кровоподтеки, но драться они не прекращали.
- Блас идет сюда! – заорала Мия.
Марисса пыталась быстро придумать, что делать. Бласа явно порадует возможность хоть кого-нибудь наказать. Она пихнула Лухан локтем в бок:
- Хватай эту, - кивок в сторону Консуэлы, - и бегом отвлекать нашего любимого старосту.
- Почему ее?! – возмутился Паблито.
- А ты думаешь на меня или Лухи Блас купится? Он обожает тупоголовых блондинок! Бегом, девушки! – рявкнула она, - а вообще-то, Бустаманте, Томи твой друг! Чего стоите, придурки, разнимите их! – Это уже было адресовано Пабло и Фабиану.
Парни попытались растащить дерущихся, но лишь сами получили пару тычков и, с удовольствием, ввязались в драку.

В это в это время в коридоре Лухан и Консуэла лихорадочно соображали, как отвлечь любимого старосту.
- Обморок! – решила Линарес, - падай уже, глупая кукла!
Блондинка послушно свалилась на пол, кстати, получилось весьма реалистично.
- Тебе плохо? – обеспокоено воскликнула Лухан, - Блас помоги, секретарше Бустаманте плохо!
- Отвали, Линарес, говорят тут кто-то из твоих одноклассников дерется…
- Бласик, я знаю, что ты меня терпеть не можешь, но ты же не позволишь такой красоте погибнуть? Представляешь, шла, шла и вдруг упала ! Блааас! - Лухи старательно пыталась скроить подходящее случаю выражение лица и параллельно надавить на жалость Эредии к прекрасному созданию.
Блас на секунду замешкался и повнимательнее пригляделся к Консуэле, девушка, на его взгляд, была сказочно хороша.
- Ну хорошо, - решился он, - надо отнести ее в медкабинет. Блас подхватил секретаршу на руки, а Лухи побежала за ним, озабочено качая головой.

Меж тем, в корпусе девочек все было очень весело. Пабло и Фабиан с удовольствием лупили друг друга. Да… Бои без правил за Мариссу Пиа Спирито… Только сама Спирито не знала об этом и была крайне недовольна их поведением. Она с размаху треснула каждого из них по спине и (в который уже раз за это утро) заорала:
- Прекратить! Вам было сказано остановить драку, а не устроить новую!
Соперники пристыжено уставились в пол. Томас и Пьер, не обращая ни на кого внимания, продолжали свое занятие. – Да сделайте же что-нибудь! Блас скоро вернется!
Упоминание о «посланнике ада» (именно под такой кодовой кличкой у 5-ого курса проходил Эредиа) заставило их опомниться. Наконец Пьер и Томи стояли в разных углах, с трудом удерживаемые своими друзьями.
- Я убью его! – рычал разъяренный Эскурра. Пилар кинулась к любимому и повисла у него на шее. Пьер обижено хмурился.
- А теперь, по очереди к Мие, она будет замазывать ваши фингалы, - скомандовала рыжая.
- Зачем? – удивился Томи, отрываясь от своей девушки.
- Затем, что Эредиа совсем не зачем знать кто и с кем подрался. Но ничего, - Марисса хихикнула, - полкило тонального крема и вы оба красавцы.
Драчуны вполне ощутимо скрипнули зубами, лишь железная хватка их друзей, спасла Спирито от немедленной расправы. Девушка довольно усмехнулась и выбежала из комнаты, со всеми этими событиями она забыла позавтракать, и теперь хотела наверстать упущенное.
Остаток дня прошел почти спокойно. Вот только небольшое происшествие на пляже… Но обо всем по порядку.
Коллучи и вправду загримировала парней. Они злобно щурились, но не посмели ничего сказать, их останавливал решительный взгляд Мариссы, а Томаса еще и цепкие ручки Пилар. Блас был покорен Консуэлой, и девушка, когда «пришла в себя», поскорее смылась из лагеря.

После обеда все обитатели этого райского местечка высыпали на пляж загорать. Кто-то играл в пляжный волейбол, кто-то бесился на воде, Марисса предпочла не испытывать судьбу и улеглась в шезлонг. Фабиан намазал ей спину кремом. Пабло чуть не убил его на том самом месте Что-то слишком часто в его голове стала появляться мысль об убийстве.
«Да чего ты врешь сам себе? Эта чудная мыслишка приходит тебе в голову каждый раз, когда ты видишь как ЕЕ касаются чьи-то руки, целуют чьи-то губы» - насмешничал внутренний голос, и Паблито тут же захотелось прибить и его. Его остановило только отсутствие склонности к суициду, а иначе «всезнайке» бы не поздоровилось. Марисса нежно улыбалась, сидящему рядом брюнету, старательно не обращая внимания на знакомый (РЕВНИВЫЙ!) взгляд.
Томас и Пилар целовались, стоя по пояс в воде, им не было дела до всех окружающих. Пили пришлось хорошо постараться, что бы убедить Эскурру в своей любви. Но сейчас он был доволен и нежен, похоже средство убеждения было выбрано правильно. Фран, Лаура, Лухан, Маркос и Фернанда играли в волейбол с ребятами из других школ, вскоре к ним присоединились Хавьер и Белен. Рокко, Вико, Диего, Фели, а также обиженный Пьер, в хорошей компании играли в покер. Фабиан с однокурсниками отправились в магазин за пивом. Представители других школ тоже развлекались как могли, здесь был и теннис и салочки на воде под названием «утопи своего соседа», и милые обжимания с особями противоположного пола. В общем отдых шел полным ходом. Сабрина сидела с Соль (Виктор уехал все за тем же пивом) и пыталась отвлечься от своих пугающих мыслей. С Мануэлем ей сейчас общаться не хотелось.

К радости Паблито мерзкий красавец наконец-то убрал свои руки со спины Мариссы и отбыл в известном направлении. Она лежала подставив солнцу свою нежную кожу, и блондин во всю любовался ею. Наконец он решился подойти, просто больше не осталось сил терпеть. Все были заняты своими делами и на его маневры никто не обратил внимания. Он присел на шезлонг у нее в ногах, провел рукой по обнаженной спине, девушка что-то неразборчиво промычала. Тогда, Бустаманте осмелел и прикоснулся к нежной коже губами, продвигаясь вдоль позвоночника.

На солнышке Марисса задремала, разбудило ее прикосновение к ее телу чьих-то ладоней. Если бы не сонное состояние, она сразу же догадалась бы кому принадлежат эти руки, но… Последующие действия, сидящего радом с ней парня, окончательно привели ее в чувство. Спирито развернулась, готовясь двинуть наглецу в челюсть, но наткнулась на его прозрачные глаза. Замешкавшись на пару секунд, она все же решилась воплотить свой план в жизнь, но не успела, Пабло уже страстно целовал ее. Последние мысли покинули ее голову, предательские руки обвили его шею, а сердцу немедленно захотелось покинуть свое пристанище. Как ни странно, на них никто не обратил внимания, кто знает сколько они бы еще целовались, так как отрываться абсолютно не хотелось, но блаженное состояние отдыхающих нарушил протяжный вопль Коллучи…

Мия плавала на надувном матрасе. За ней неотрывно следовали Лео и Гидо. Первому она нежно улыбалась, а со вторым постоянно шутила. А Мануэль как раз проплывал неподалеку (этот Агирре просто, как рояль в кустах, всегда оказывается где-нибудь поблизости). И его, конечно, безумно раздражала сложившаяся ситуация. Угораздило же его влюбиться в первую красавицу школы… Впрочем, он полюбил ее не за внешность, а за нежную душу. Мексиканец незаметно сокращал расстояние между собой и матрасом сеньориты Коллучи. Она рассмеялась над очередным приколом Лассена, Ману поднырнул под плавсредство и скинул девушку в воду.
Я кажется уже что-то писала о воплях Ривароллы, но она даже рядом не стояла с Мией. От ее визга кто-то чуть не утонул, Фран пропустил подачу и мяч угодил в глаз Лухан, за что Бланко тут же получил подзатыльник от Лауры. Марисса с трудом высвободилась из объятий Паблито и понеслась к воде, правда не понятно зачем, ведь плавать то она не умеет. Стоит ли говорить, что Бустаманте бежал за ней. Лео и Гидо кинулись спасать Мииту от утопления. Сабрина и Соль заинтересованно уставились на воду. Ману и сам испугался достигнутого эффекта. Вот только Лухан заметила, что рыжая бестия сидела с Бустаманте, но никому ничего не сказала.
Наконец Коллучи доставили на берег. Она сидела на песке и вопила:
- О! Мой макияж! О, Моя укладка! Кто это сделал?! Мне нужно срочно к себе! Марисса!!!
Марисса изо всех сил старалась успокоить сестру. Она отлично понимала, что та орет не из-за испорченного макияжа, а из-за того, кто приложил к этому руку.
- Пойдем, дорогая, я выясню кто это был и ему не поздоровится! – решительно заявила Спирито, прожигая взглядом своего мексиканского друга, на голубоглазика она старалась не смотреть. С помощью, все тех же, Гидо и Лео, «барби» была доставлена в номер.
- Это он! – заорала Коллучи. – Он специально это сделал! Марисса, ну за что? – девушка всхлипнула.
- Ничего, не плач, я думаю его просто разозлило, что вокруг тебя крутились парни, - Марисса успокаивающе гладила ее по голове.
- У него же есть Сабрина, ну почему он не может оставить меня в покое!
- Я говорю, успокойся! Похоже настало время обсудить все происходящее.
- Хорошо, но ты мне расскажешь о супермене, - капризничала блондинка. Рыжая кивнула. Мия в последний раз всхлипнула и начала свой рассказ…

Сабрина ушла с пляжа. Увидев Мануэля в воде, она сразу догадалась, кто виноват в истерике Коллучи. Он все еще любит ее! Сабрина окончательно запуталась. Что делать? Отношения с Ману не ладятся, а тут еще ОН. И ладно бы просто отдыхал и развлекался, но он вовсю ухаживает за… О Боже! Ну почему именно за ней? Как будто старается побольнее ударить. Хотя куда уж больнее? Она так и не забыла его. Они несколько раз сегодня встретились глазами, и девушка готова была убить себя за это. Бежать, срочно бежать! Лучше быть одной, чем видеть Мануэля, не сводящего глаз со своей барби, и ЕГО с... Смешно, уже второй день Сабрина Гусман в одиночестве бродит по пляжу…

Ману поискал глазами свою девушку, но не найдя ее в толпе облегченно вздохнул. С момента приезда она вообще вела себя странно, но это его мало волновало. Пускай делает что хочет, только его не достает. К нему приблизился Бустаманте.
- Ты чего творишь? – заинтересовался он.
- Ничего, - огрызнулся Агирре, - ничего особенного. Ты лучше расскажи, чем это вы с Марисситой занимались пока куколка не завизжала?
- Тебе расскажи, самому захочется. Я ее поцеловал, и она мне ответила, - все-таки признался блондин.
- Может она все еще любит тебя?
- Угу, и поэтому, так старательно демонстрирует свою любовь…
- Ну сегодня она была очень даже мила. Обычно ваши разговоры заканчиваются менее мирно, - рассмеялся мексиканец.
- Ну конечно! Ты все еще любишь Мию?
Мануэль опустил глаза – сил врать не было.
- Люблю.
- Я попробую тебе помочь, - решительно заявил Пабло.
- Ты лучше себе помоги! К тому же, как ты себе это представляешь?
- Поговорю с твоей любимой подружкой – язвой.
- Если не боишься…

Мия и Марисса наконец-то все рассказали друг другу.
- Почему все так сложно? – вздохнула первая.
- Это жизнь, - философски ответила вторая. – Ладно пойду принесу тебе воды и валерьянки. Марисса поцеловала сестру в лоб и вышла. На лестнице ее отловила Лухан.
- Пойдем, поговорим, - предложила она.
Девушки уселись на скамейку в парке.
- Что происходит между тобой и суперменом?
- А что? – удивилась Спирито, - по-моему ничего. Ты забыла, мы враги?
- Угу, поэтому вы так душевно целовались на пляже…
- Ты видела?
- Естественно, Марисса, объясни мне. Ты все еще его любишь?
- Не знаю, - рыжая страдальчески поморщилась. – Все слишком сложно. Мы оскорбляем друг друга, но когда он целует меня, я готова раствориться в его объятиях.
- Значит любишь.
Марисса обняла подругу за шею и уткнулась носом ей в плечо.
- Лухи, я уже ничего не знаю. Мне просто плохо и больно… - всхлипнула она.
- Тогда почему ты мне ничего не рассказываешь? Променяла меня на Коллучи?
- Просто вы с Маркосом счастливы, и я не уверена, что ты сможешь меня понять, а Мия, она в похожем положении. Но ты все равно остаешься моей лучшей подругой! – она уже не таясь заплакала. Ну и что, что она сильная? Даже самые сильные имеют право на слабость.
- Не плачь! – Линарес, обняла ее, - Не знаю, любит ли он тебя, но точно испытывает что-то отличное от ненависти.
- Не ври! Он меня ненавидит, это я не могу его забыть. Я медленно умираю без него.
- А Фабиан?
- Он хороший парень, но…
- Ясно. И все-таки, ты не права. При виде тебя у него глаза загораются.
- От ненависти, - сквозь слезы рассмеялась Марисса.
- Тебя заело на этом слове? – рассердилась Лухан. - Ну поверь мне! Ты же знаешь, что я его недолюбливаю, но это так.
- Лухи! – Спирито заглянула ей в глаза, - клянешься?
- Да!
- Чем?
- Нашей дружбой! То, что он испытывает к тебе - все что угодно, но не ненависть.
- Спасибо! – Марисса покрепче обняла подругу. Какое счастье, что на свете существуют друзья! Мия славная девушка, но… но она не понимает ее так! – Я люблю тебя, спасибо, что ты есть!
Линарес улыбнулась. Они долго еще так сидели, пока Марисса не вспомнила о том, что обещала Коллучи принести валерьянки.

А за ними наблюдал один человек. Они никак не мог понять, что произошло. От чего его любимая плачет? Ему немедленно захотелось сотворить что-нибудь нехорошее с тем мерзавцем, который довел ее до такого состояния. Все-таки плачущая Марисса Пиа Спирито – это нонсенс для окружающих. Но вот он увидел, как она улыбнулась, вскочила со скамейки и побежала в общежитие. Пабло вышел из тени дерева и направился к скамейке.
- Ты? – удивилась Лухан.
- Я. Я видел она плакала, почему?
- А почему тебя это волнует?
Пабло с сомнением смотрел на девушку. Как ей объяснить то, в чем он сам не может нормально разобраться?
- Я видела, как вы целовались на пляже, - просто сказала Линарес, поняв, что вразумительного ответа не дождется.
- И не только на пляже, - признался он.
- Расскажи, - попросила Лухан.
- Слушай… - сам не зная зачем, Пабло рассказал ей все без утайки. – И что ты по этому поводу думаешь?
- Это не важно, главное, что думаешь ты?
- Я ничего не знаю, Лухан. Я схожу от нее с ума. Она везде мне мерещиться.
- Может это любовь? – осторожно спросила она.
- Может, но тогда почему я столько раз причинял ей боль? Из-за меня она несчастна! – блондин стукнул рукой по скамейке, как будто это она во всем виновата.
- Когда вы встречались, она была счастлива.
- И я! Ну почему я такой идиот?!
- Прекрати! – она дотронулась до его руки,- воплями делу не поможешь. Любишь, тогда борись за нее. Она не хочет помнить о тебе, а к твоему сведению, Марисса Пиа Спирито никогда не делает то, чего не хочет. Так что потом может быть слишком поздно.
- Но что мне делать, и как узнать, любит она меня или нет?
- Это ты должен понять сам! – Лухан поднялась со скамьи, - и удачи тебе!
- Спасибо, - благодарно прошептал он. Он завоюет ее вновь. Даже если она не любит его, даже если ненавидит или почти забыла. Он не может без нее жить, значит остается два выхода: либо умереть, либо вернуть ее. А склонностью к суициду он никогда не страдал.

Лухан довольно улыбаясь пошла к себе. Она не будет вмешиваться, они сами должны все понять, иначе все будет впустую. И все же как жаль, что они такие идиоты. Ладно, дерзай, Паблито, может тебе повезет?!
Ее мысли прервал Маркос, который нежно обнял ее и потащил на романтическую прогулку.

Когда Марисса вошла к себе в комнату, Мия спала свернувшись клубочком. Бедная. В голове у неугомонной Спирито созрела нехорошая мысль об убийстве своего лучшего друга, но за ней последовала и вторая, более человеколюбивая – помирить этих двоих. На какой из них остановиться, девушка пока не решила. Остаток дня прошел тихо и спокойно, то ли детишки устали от такого активного отдыха, то ли еще что, но часов в десять все разошлись по своим комнатам и до утра уже не показывались.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:46 | Сообщение # 6

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День третий

Все утро Пабло искал возможность поговорить с рыжим недоразумением, но Спирито виртуозно от него скрывалась, наконец, ему удалось отловить ее в столовой. Марисса сидела за столиком с Мией, Фабианом, Пьером и Лео и, как всегда заразительно, смеялась.
- Спирито, - он схватил ее за руку и поднял со стула, пойдем нам надо поговорить.
- Паблито, - лицо Мариссы выражало обычную насмешку, - у меня не так много времени, что бы тратить его на тебя. Я тебе уже объясняла, что тебя со мной ничего не светит, а если сперма-токсикоз замучил, то обратись к профессионалке типа Паулы.
Бустаманте разозлился, ну сколько можно к месту и не к месту поминать эту девку? Он притянул к себе Мариссу и, заключив ее в объятия, выдохнул ей на ушко:
- Это конечно очень интересная тема, и мы с тобой обязательно ее обсудим, а может даже кое-что освоим на практике, но чуть позже, сейчас меня волнует несколько другой вопрос.
Вы знаете, как рыжие бледнеют? Лицо Мариссы просто залили белой краской, Пабло не ожидал, что его обычное замечание вызовет такую реакцию.
- Вот, дура, накаркала, - едва слышно прошептала она.
Тут надо прояснить один момент, Паблито стоял спиной к двери, а Марисса в его объятиях и соответственно лицом, вот на эту самую дверь она и уставилась с суеверным ужасом.
- Что такое, милая, тебя так напугало мое предложение, обещаю – будет не больно, - он покрепче стиснул плечи Спирито.

Фабиану очень не понравилось такое положение вещей, а вдруг ЭТОТ обидит Мариссу? Он хотел подняться, но Мия вцепилась в его руку и угрожающе прошептала:
- Не смей!
Похоже сеньорите Коллучи на роду написано успокаивать кавалеров своей сестры.

- Идиот, - так же не слышно огрызнулась рыжая, - тут черт принес любовь всей твоей жизни
- Анжелину Джоли? – Пабло определенно развлекался, разглядывая ее ошарашенное лицо.
- Увы, дорогой, твою любимую драную кошку Паулиту.
- Ты шутишь? – Пабло ощутимо вздрогнул, - Спирито, если это твой очередной прикол, я тебя прибью, и пусть меня посадят…
- Папочка отмажет, - рефлекторно парировала она, - Пабло, она действительно здесь, я не шучу, более того она смотрит на нас и направляется сюда. Поворачивайся, тебе все равно
придется ее увидеть! - голос рыжей язвы вдруг стал серьезным и заботливым.
- Черт… - блондин глубоко вздохнул и нацепил одну из своих коронных улыбок, - тебе придется сыграть роль моей девушки…
И хотя лица Мариссы он не видел, но всей кожей ощутил, как она усмехнулась и громко пропела:
- О какие люди! Не может быть! Дорогая, а ты не ошиблась адресом?

Паула, естественно, сразу заметила знакомую светлую шевелюру, но ее потрясло присутствие рядом с НИМ этой нахалки. Даже тогда, два года назад, это маленькое исчадие ада смогло изрядно подпортить ей жизнь, а уж на что она способна теперь… Паула искренне считала, что именно Марисса виновата в их с Пабло расставании. Она прекрасно видела, как смотрела на него эта девчонка своими невозможными глазами, как будто зная, что обречена его любить ближайшую тысячу лет. И Паула понимала, что Спирито подходит ему больше нее самой, но она не могла добровольно расстаться со своим голубоглазым трофеем. Тогда он все-таки принадлежал ей, принадлежал без остатка, и она сходила с ума от этого. Никогда ранее в ее жизни ни один мужчина не отдавал ей всего себя, ни один из ее любовников не кинул бы весь свой мир к ее ногам, ни один из них не считал ее королевой. А этот мальчик – он смог, и он стал ее наркотиком, а потом пришел этот черт в юбке и отобрал то, что Паула уже считала своим. Ее ненависть к Мариссе Пиа Спирито была глубокой, но сейчас она еще больше возненавидела ЕГО, за то, что поддался ее обаянию, за то, что так быстро забыл свою королеву, за то, что она сама никак не может его забыть. Он так нежно обнимал эту мерзкую Спирито, так интимно шептал ей что-то на ухо... Паулу передернуло, изменник, а ведь она так хотела быть с ним вместе, именно за этим она и приехала в этот лагерь, но раз так, то планы меняются, она отомстит ему и отомстит жестоко. А Спирито меж тем заметила ее и задала вопрос в своем неподражаемом стиле:
- О какие люди! Не может быть! Дорогая, а ты не ошиблась адресом?

- Я тоже рада тебя видеть, - оскалилась Паула, Пабло мысленно подобрался и повернулся к нежданной гостье, но так, что бы Марисса осталась в кольце его рук. В голубых глазах насмешка, лицо спокойное, немного брезгливое и ни тени недавнего испуга.
- Надо же какие люди, что ты здесь потеряла, детка?
- По моему, тебе отлично когда-то объяснили, что бы ты не подходила к нему ближе чем на 100 километров, - влезла Марисса.
- А я здесь и не за этим, я тут по работе. Пора тебе признать, Паблито, что весь мир крутится не вокруг тебя. Кому ты вообще нужен? Даже родная мать от тебя отказалась…
Это был удар ниже пояса. И откуда только она узнала? Даже Спирито в порыве гнева не смела этого произносить. Марисса почувствовала его боль как свою и ободряюще сжала его ладонь.
- Да ладно тебе сказки рассказывать! Работает она! Кем интересно?! А по поводу Паблито… Детка, давай не будем лукавить, разве можно забыть эти невозможные голубые глаза, эти руки, которые способны так ласкать, эти сладкие капризные губы, шепчущие твое имя и прикасающиеся к твоим, этот чарующий голос, один он может свести с ума… - она говорила на редкость прочувствовано с мечтательным огоньком в глазах. Естественно, Спирито в кои-то веки удалось сказать правду о своем отношении к супермену.
За время ее Пабло успел прийти в себя. Она его защищает? Да, все-таки Марисса виртуоз в словесных баталиях, задать кучу вопросов, пропеть ему дифирамбы и плавно обойти тему его матери…
- А ты, дочь стриптизерши, давно мечтала прибрать его к рукам, да? – разозлилась Паула, ведь права, права эта чертова коротышка, не может она все это забыть.
- Не смей говорить о моей матери своим поганым языком! Кем бы она не была, ты лишь дешевая шлюха! – глаза Мариссы метали молнии, еще чуть-чуть и она не выдержит и вцепится в волосы этой твари. Теперь в игру вступил Бустаманте.
- Детка, ты поосторожнее со словами, тебе просто повезло, что я в принципе не бью девушек, хотя тебя вряд ли можно к ним отнести.
А Мариссе вспомнились его слова: «Я девушек не бью, даже таких долбанутых! Я затыкаю им рот другим способом». Пабло просто физически почувствовал, что она сейчас вспоминает тот их разговор, и молился только о том, чтобы она что-нибудь не ляпнула. Рыжая молчала, он успокаивающе поглаживал ее по плечу. За своей перебранкой они и не заметили, как в столовой появился еще один человек, тот, кого не ждал никто, тот, кто и разрешил всю ситуацию.
- Очень интересно! – прогремел голос Серхио Бустаманте.
Паула съежилась. Она безумно боялась этого человека, она конечно знала, что он рано или поздно появится, но не думала, что так скоро.
– Я же запретил тебе появляться возле моего сына, тебе мало одного предупреждения? Впрочем, с тобой мы потом разберемся. Пабло, пойдем, нам надо поговорить!

Серхио слышал весь разговор фактически сначала. Его злило непослушание этой девицы, неужели он обладает недостаточным даром убеждения? Он был доволен тем, что Пабло совсем не рад был ее видеть, вот только их диалог… Когда Паула сказала о Море, Серхио испугался за сына. Он знал, как болезненно парень воспринимает отъезд матери. И иногда, ему даже становилось немного стыдно, ведь именно он был виновником ее исчезновения. Но положение спасла вездесущая Спирито. Удивительная девчонка! Порой он готов удушить ее собственными руками: маленькая наглая рыжая дрянь, но она виртуозно отбила выпад. Бустаманте старший не мог не признать что Пабло и Марисса замечательно смотрелись вместе и отлично вели диалог. Они как будто играли в теннис, если он пропускал подачу, то она ловила мячик и наоборот. Кстати, а с чего это она помогает Паблито? Они же расстались. Когда Паула сказала гадость о Соне Рей, мэр понял, что пора вмешаться иначе дело дойдет до драки.

Пабло послушно последовал за отцом не забыв прихватить и Спирито, которая даже не сопротивлялась, понимая, что ему сейчас нужна поддержка, а ей передышка. В напряженном молчании они вышли на улицу и только тогда Серхио вновь заговорил.
- Иди, Спирито, нам с сыном надо поговорить наедине.
- Марисса останется, - упрямо возразил Пабло, на удивление, Бустаманте кивнул, соглашаясь.
- Я понимаю, что появление здесь ЭТОЙ, неприятный сюрприз. Сегодня же она исчезнет, можешь не волноваться. Но впредь будь осторожнее с женщинами.
Блондин молча смотрел на отца. Ему нечего было сказать. Он действительно дурак, когда-то почти влюбился в продажную девку, но Марисса спасла его, она всегда его спасала, вот и сейчас.
Зато решила выступить Спирито.
- Серхио, - мэр поморщился, ну до отвращения наглое и безкультурное существо, - я считаю это не разумным. Если вы сейчас отошлете Паулу, - произнося это имя Марисса скривилась, - то покажете, что вас зацепили ее слова и ее присутствие. Я думаю, что лучше оставить все как есть, этим и вы и Пабло докажете, что она вас не волнует.
Серхио на минуту задумался. А ведь она права, но справится ли его сын?
- Ты сможешь противостоять ей?
Пабло посмотрел на Мариссу: ради нее он готов противостоять целому свету, он видел, как светились надеждой ее глаза. Он должен доказать ей, себе и всем, что он не слабак, не папенькин сынок. Он должен справиться!
- Да, - твердо ответил он, и она улыбнулась. Именно это она и хотела услышать.
Сеньор Бустаманте еще раз кивнул и уехал, так и не сказал зачем приезжал.

- Зачем ты мне помогаешь? – спросил Пабло, когда они остались одни.
- Знаешь, Паблито, - Марисса задумчиво почесала нос, - мы с тобой конечно враги, но она мне нравится еще меньше.
- Это из-за того, что я когда-то был с ней?
- Возможно, мне тогда было больно, - откровенно ответила она, впрочем, умолчав о том, что ей и сейчас больно, когда она видит его с другими. – Так о чем ты хотел поговорить?
- О Мии и Мануэле.
- Многообещающее начало. Конкретнее.
- Мексиканец любит ее.
- Как неожиданно! – восхитилась Спирито, - предлагаешь их помирить?
- А почему нет. Или Коллучи уже разлюбила его?
- Она разлюбит… Ладно, я подумаю, что можно сделать, но для этого надо будет убрать Сабрину.
- Уберем! – решительно заявил Пабло.
- По рукам!

После ухода из столовой Пабло и Мариссы некоторое время висела звенящая тишина. Даже не все однокурсники знали перипетии отношений этих двоих, что уж говорить о несчастных, которые, волею судеб, оказались заперты в это лагере с неугомонной парочкой? Естественно, они были свято уверены во взаимной ненависти Спирито и Бустаманте, особенно если вспомнить вчерашнюю сцену в кафе. А тут они чуть ли не целуются на глазах у изумленной публики… И ладно бы это было все, но появление господина мэра окончательно подорвало неокрепшую психику подростков.
Молчание нарушил дробный стук каблучков – это ушла Паула.
Все как-то сразу расслабились, а Фаби, которого Мия наконец выпустила из своих цепких ручек, рванул за Мариссой. Он не совсем понимал, что тут происходит, и очень хотел выяснить, от этого зависели его дальнейшие действия. Нет, то что они явно друг к другу не равнодушны, он знал, но ему нужны были подробности. Были ли у них отношения? Почему они расстались? И многое другое. Он решил постараться вывести рыжую на откровенный разговор.
За ним потянулись и остальные. Кто-то парочками, кто-то компаниями, и, постепенно, помещение опустело. Бедная столовая, сколько еще разборок ей предстоит вынести…

Марисса в задумчивости бродила по территории лагеря. Столько всего произошло, а у нее совершенно не было времени проанализировать ситуацию. Надо же! Им с Бустаманте приходят в голову одни и те же мысли, к чему бы это? Бустаманте, Бустаманте, кругом один супермен! Просто мания какая-то! Интересно, а это лечится? Похоже что нет, или у нее на редкость запущенный случай.
От раздумий девушку оторвали чьи-то руки, сомкнувшиеся кольцом, вокруг ее талии.
- Привет, принцесса, - улыбнулся Фабиан, - я тебя искал.
- Привет.
- Он тебя не обижал?
- Он меня?! – Спирито расхохоталась. Сама мысль о том, что Паблито может ее обидеть казалась ей до ужаса смешной. Хоть это и странно, если учесть сколько различных гадостей они умудрились друг другу сделать за время своего знакомства.
- Скажи, кто эта Паула, и почему ты защищаешь Пабло? – попросил Фабиан.
- Фаби, это грустная и неинтересная история.
- В смысле, не лезь не в свое дело, мальчик?
- В смысле, есть более приятные темы чем обсуждение Бустаманте и его шлюх.
- Может тогда поговорим о нас? – предложил парень.
- О нас? – брови Мариссы уползли вверх. – Знаешь, по-моему, нам пока еще не о чем говорить. Мы знакомы всего два дня.
- Твое «пока еще» меня утешает. Ну тогда давай познакомимся поближе.
- Это как? – подозрительно спросила она.
- Сеньорита Спирито, приглашаю вас на пикник, - Фаби церемонно склонился перед ней.
- Я принимаю ваше предложение сеньор. Когда?
- Сейчас!
У обоих были невыносимо серьезные лица, что их очень рассмешило и они взявшись за руки побежали в сторону города, дабы приобрести провизию для предстоящего пикника.

Мия вышла прогуляться, точнее ее буквально вытащил Лео. Они долго ходили по аллеям парка и разговаривали ни о чем.
Удивительное состояние, с ним ей так легко и спокойно, а главное очень приятно общаться. Да, он, на редкость, приятный собеседник. И его совсем не смущают разговоры о последней коллекции Гуччи. Не то, что некоторых! Прямо бесился, когда она упоминала кого-нибудь из великих модельеров. Так, ну почему любая мысль у нее сводиться к воспоминаниям о мерзком Ацтеке? Просто болезнь какая-то! Чистой воды сумасшествие! У кого бы спросить лечится ли одержимость одним индивидуумом? Ну конечно, Марисса! Не зря же ее считают ненормальной. Уж хоть какое-то представление о психических заболеваниях у нее должно быть. Когда-то на третьем курсе она очень достоверно разыгрывала приступы паники.
Лео опять задал ничего не значащий вопрос, Мия отвечала, параллельно продолжая внутренний диалог.
Всего три дня она в лагере, а уже неудержимо хочется завизжать и вцепиться кому-нибудь в волосы. А еще лучше в лицо… и выцарапать эти наглые, горящие как угли, глаза, и раздирать кожу ногтями до крови, что бы ему было так же больно как ей, а потом вцепиться острыми зубками в губы и… целовать, целовать до потери сознания, задыхаясь от страсти… Стоп, о чем это она? Здесь должны быть мысли о медленной и мучительной кончине Агирре, а не тайные эротические фантазии потерявшей голову девушки. Кстати, а откуда у нее такие кровожадные мысли? Да, переобщалась она с Мариссой, определенно переобщалась. Нет, все-таки быть Мией очень тяжело, особенно когда неподалеку проходят всякие Сабрины Гусман... Сабрина? А что это она тут делает?

Сабрина не могла постоянно находиться в состоянии неопределенности. Ей нужно точно знать зачем он приехал. Простая ли это случайность или тонкий расчет? А если расчет, то чего ОН добивается? Хочет окончательно ее унизить, растоптать то немногое, что у нее осталось от истерзанной души? Она уже сомневалась, есть ли у нее душа или она осталась ТАМ вместе с НИМ? Хуже всего было то, что он продолжал очень тесно общаться с этой… Знать бы еще серьезно все у них?
Ей нужен был человек, который всегда в курсе его планов и готов ими поделиться. У него всего три близких друга, но два из них сейчас тоже заняты девушками, остается только Пьер. Он довольно болтлив и может ей удастся хоть что-то из него выдавить. Сабрина отловила Пьера и потащила его к пляжу, заметив, как вдалеке мелькнул он и его пассия. Но на пляже разговор как-то не клеился, и тогда она предложила посидеть в парке. Она не понимала почему Пьер так легко согласился пообщаться с ней. Даже когда они вместе учились у них не было особенно доверительных отношений, а тут… Если бы Сабрина дружила с Мариссой Пиа Спирито и спросила у нее, что это все значит, то она бы получила объясняющий все ответ, но увы. Ничего не подозревающая о коварстве окружающих, Гусман мило улыбалась и щебетала, а Пьер рассказывал…

Краткое содержание истории было таково:

Их отношения всегда были странными: ОН и Сабрина. Она не считала себя уродкой, но признавала, что существуют и более привлекательные девушки. А ОН всегда пользовался у этих девушек успехом. Но она так любила, что закрывала глаза на все. Она даже ревновать толком его не могла, она верила ему всегда.
А потом… потом она узнала что больна. Сабрина поехала к НЕМУ. Только он мог ей сейчас помочь, он один. Она боялась, она задыхалась, но ОН, он спасет ее, как сказочный принц.
Увы, но сказки не вышло. То ли автор заболел, то ли Сабрина Гусман не подходила на роль принцессы. Подъезжая к его дому из окошка такси, она видела, как ОН, стоя на крыльце, нежно целует блондинку. С этого момента девушка возненавидела блондинок. Она приказала водителю разворачиваться и отправилась домой. Полуторачасовой разговор с отцом со слезами и истерическими воплями, и они уезжают в Буэнос-Айрес.
Злость придавала ей сил, а болезнь отнимала их, и не известно было кто победит в этой схватке. Но она выиграла, выиграла у смерти, выиграла благодаря четырем подросткам, которые пели свои наивные песни, и она поверила им. Она выжила, или только часть ее?
Она поклялась себе, что забудет его, что влюбится, и постаралась сдержать свое обещание. Она почти влюбилась, но ЕГО, как выяснилось, не забыла.

Она внезапно исчезла, а ОН так и не понял почему. ОН искал ее везде, звонил ее отцу, но Джонни «культурно» попросил больше их не беспокоить. И он решил, что она предала его, просто сбежала. Что она никогда не любила его, что она просто стерва и идиотка. Подобная философия оказалась очень удобной и он наслаждался собственными страданиями.

Пьер, конечно, не рассказал о том, что ОН и до этого не раз изменял ей. Что ему нравилось обожание, которым награждали его девушки, и ОН совершенно не собирался менять это на любовь всего одной. И только, когда ее не стало в его жизни, до него, наконец, дошла одна простая истина – все это лишь суррогат, детские игрушки, а вот то что было с Сабриной, было единственно настоящим, единственно ценным.
Пьер не сказал, а Сабрина и не спрашивала. Она и так обо всем догадалась. Догадалась, когда, обливаясь слезами, готовилась к операции. Тогда она просто проанализировала всю ИХ общую жизнь.

А Пьер меж тем говорил о том, что ОН так и не забыл Сабрину, что ОН все так же любит ее, только она не верила, она уже давно никому не верила.

Разговор уже давно был окончен, парень ушел, а Сабрина все сидела в парке, пытаясь разобраться в себе. Но единственное, что она пока поняла, это, что должна отпустить Мануэля. Он вытащил ее тогда с того света, благодаря ему, у нее появились силы жить, и она не должна платить ему черной неблагодарностью.

Мия видела, как Сабрина и Пьер присели на лавочку, Коллучи очень интересовало содержание их разговора, но подслушать не было никакой возможности. Она была так поглощена своими мыслями о том, что может связывать этих двоих, что не заметила заинтересованных взглядов Лео, направленных все на тех же персонажей.
Вот Пьер встал и направился к пляжу, а Сабрина так и осталась сидеть в одиночестве. Ее губы беззвучно шевелились, а лицо выражало сомнение и полнейшее отчаяние (вот такой вот коктейль). Мие стало даже немного жаль ее. Сейчас она напоминала ребенка – несчастного запутавшегося ребенка, которому требуется помощь, вот только знать бы какая?

Пабло целый день сидел в своей комнате и не знал чем себя занять. Марисса куда-то пропала, что его, отнюдь, не радовало. Он тут, понимаешь ли, строит планы по ее завоеванию, а она в это время гуляет черт знает где!
В дверь просунулась голова Мануэля.
- Ты тут? – опасливо спросил он.
- Тут, а чего это у тебя такой вид загнанный?
- Не хочу попасться на глаза Сабрине. Знаешь, она в последнее время какая-то странная.
Пабло хмыкнул.
- Тебя что больше волнует: почему она странная, или как бы с ней не столкнуться?
Мексиканец не знал что ответить. Видеть свою законную девушку, конечно, не очень хотелось, но с ней, действительно, что-то происходит и неплохо было бы выяснить что именно. Она же не виновата, что он любит другую. Причем, любит до безумия, до самоотречения (правда у меня тогда возникает вопрос: а кто виноват?).
- Ты поговорил с Мариссой? – он предпочел сменить тему.
- Поговорил, - Пабло знал, что другу очень хочется услышать продолжение, но в нем, определенно, время от времени, просыпался садист.
- И что?
- Да ничего особенного, - блондин изобразил скуку на своей мордашке.
- Бустаманте!
- Ну ладно, - внял он к отчаянию Агирре, - она обещала помочь.
Лицо Мануэля озарила улыбка.
- Марисса согласилась! Это же чудесно! Она обязательно что-нибудь придумает! – радостно воскликнул он.
- Угу, когда появиться.
- А где она? – удивился мексиканец.
- Ушла с этим своим зеленоглазым, как его, Фабианом. Причем, уже четыре часа назад! – возмущенно воскликнул блондин.
- А ты ревнуешь? – хихикнул Мануэль.
- Нет, что ты?! Я просто в бешенстве! Я пошел встречать сладкую парочку! – Пабло вскочил с кровати и, через несколько секунд, за ним захлопнулась дверь.

Он ждал ее в холле уже минут эдак сорок. Он даже не знал, что его больше волнует: где она или с кем она? А может, как ОНИ проводят время. Его мучила странная смесь из ревности, ненависти и еще чего-то, чему пока не придумали определения.
Наконец она появилась.

Марисса вошла радостно возбужденная. Они с Фаби отлично провели время. Правда, ее немного смущали его расспросы, которые, почему-то, неизменно касались Пабло. Она даже начала задумываться: позвал ли он ее на пикник, что бы пообщаться с ней самой или узнать побольше об этом голубоглазом уродце (ну конечно в моральном плане). И у Мариссы стали появляться нехорошие мыслишки об ориентации нового знакомого.
Кстати о голубоглазых, представитель именно этого подвида человекообразных поджидал сейчас ее на лестнице. И дождался.
- Вы где были? – зашипел он, как кот, которому наступили на хвост.
- А какого лешего ты лезешь в мои дела? – меланхолично спросила она в ответ.
- Я не понимаю, почему вы провели наедине почти целый день!
- Ну и не понимай дальше.
- Я не позволю!
- Это еще почему?! – Марисса явно начала сердиться. – А главное что ты можешь сделать?
- Почему? – Пабло гневно сверкнул глазами. – Я тебе объясню почему! Потому что ты, вроде как, моя девушка и совершенно непонятно почему ты проводишь время непонятно с кем, когда должна быть со мной.
- Ну-ну! – она скривилась, а парень еще больше разозлился.
- Ты спрашиваешь, что я могу сделать? Ну например вот что! – Бустаманте предпочел больше не сотрясать попусту воздух, а перейти сразу к делу. Ну и перешел, в смысле, с жадностью приник к ее губам, которые еще так недавно изображали насмешливую улыбку.
Марисса замерла. Вот что делать теперь, она определенно не знала. Ответить на поцелуй хотелось безумно. Ей нравилось с ним целоваться, даже, в самые отвратительные времена их отношений. Она замерла, стараясь совладать с искушением, но, незаметно для себя, стала ему отвечать.
Пабло знал, что неплохо бы ее отпустить, но остановиться, как-то, не получалось. А пришлось, потому как в холл вошел Фабиан и огласил пространство вопросом:
- Марисса, что это значит?
Спирито, оторвалась от блондина и затуманенным взглядом посмотрела на то досадное недоразумение, которое прервало столь важный, а главное приятный, процесс.
Пабло потряс головой, пытаясь привести мысли в чувство. А Фаби ждал ответа.
- Ровным счетом ничего, - наконец подобрала нужные слова девушка.
- Вы целовались! – обличающе заявил брюнет.
- А мы и не заметили, - шепотом съязвил Паблито.
- Ну и?! – Мариссу интересовало, как далеко Фабиан может зайти в своих рассуждениях.
- Какого черта! Ты же говорила, что между вами ничего нет.
- А ты сомневаешься? – нехорошо прищурилась она.
- Да! Объяснись!
Его последняя реплика привела рыжую в неописуемую ярость. Вообще-то, раньше, до подобного состояния, так быстро, ее удавалось доводить только супермену, но теперь… Она даже не посчитала нужным скрывать свои эмоции.
- А кто ты собственно такой, что бы требовать объяснений? Вы просто два дебила, которые считают, что им все кругом должны! Один интересуется, где я была, не имея права даже разговаривать со мной. Второй тоже требует непонятно чего. Я вас спрашиваю, вы кто такие, что бы я перед вами отчитывалась? Знаете, вы оба меня порядком утомили. Хотите получить ответы на свои вопросы, задавайте их друг другу, а меня оставьте в покое! – выдав эту гневную тираду, Марисса с достоинством удалилась.
Едва она скрылась из поля зрения парней, как желание что-то прояснять пропало, и они молча разошлись.

Остаток дня Марисса потратила на выяснение кем это работает Паула. Какими приемами она пользовалась для получения сведений, история умалчивает, но результат был на лицо.
Как выяснилось, Паула нынче что-то вроде Бласа для детишек, отдыхающих в лагере, не для всех, естественно, а для того класса, у которого нет личного надсмотрщика. Впервые в жизни рыжая была рада существованию на этом свете Эредии.
На работу ее приняли по рекомендации одного весьма влиятельного бизнесмена, и Спирито догадывалась, каким именно способом эта рекомендация была получена. Новости были не утешительными, значит голубоглазику придется мучиться по меньшей мере месяц, если не два. А его так жалко!..


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:46 | Сообщение # 7

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Вечер. В комнате отдыха собралась неплохая компания. Марисса, подчеркнуто, весь день не замечала Пабло и не разговаривала с Фабианом. Бустаманте сидел уставившись в экран телевизора и с тоской думал, что будет, когда появится Паула.
Наверное, не зря говорят «вспомнишь … вот и она», потому что эта милая барышня не замедлила появиться.
- Привет, - улыбнулась она, и Пабло захотелось исчезнуть. И как ему раньше могла нравиться ее улыбка? Просто оскал голодной гиены, или шакалихи. Вот Марисса, она улыбается… Да, опять занесло не в ту сторону.
- Типа того. Чего тебе? – нахмурился он. Но Паула, как будто не замечала его неприветливости.
- Где же твоя подружка? Неужели и она тебя кинула? Неужели все так плохо, Паблито!

Марисса сидела с подругами в противоположном углу комнаты, но чутко прислушивалась к разговору. Ей совершенно не нравилась тема, выбранная «драной кошкой», слишком болезненна она была для блондинчика. А Марисса всегда следила за его душевным здоровьем, хотя, нередко покушалась на физическое.
Паулита меж тем опустилась на диван поближе к бедному парню, и Марисса, тут же забыв все обиды, поспешила на помощь.

Пабло почувствовал нежные ручки на своих плечах и облегченно вздохнул. Она здесь, рядом с ним, а значит, он со всем справится.
- Тебе что-то надо от моего парня? – тоном законченной стервы спросила Спирито.
- А ты ревнуешь? – еще одна улыбка из разряда «голодных».
- К тебе? – сморщила нос рыжая.
А Пабло было откровенно по фигу о чем они говорят, главное, что ОНА сейчас так близко. Он решил не терять времени даром и, одним движением перекинув Мариссу через спинку дивана, усадил ее к себе на колени (просто гимнаст, елки!).
- Как мило! – фыркнула Паула, чем еще больше напомнила кого-то из братьев наших меньших. – Такая идиллия! А раньше ты ее не переваривал.

Марисса поудобнее устроилась у Паблито на коленках, обняла его одной рукой за шею, и запустила пальцы в его, и без того лохматую, шевелюру, а он, в свою очередь, нежно обнимал ее. Бустаманте чмокнул рыжую в губы, и, с показным интересом, уставился на «тетеньку».
- Слушай, а почему тебя так волнуют мои взаимоотношения с моей Марисситой?
- Ты же, вроде, сказала, что МОЙ блондинчик тебя не интересует? - встряла рыжая, делая акцент на принадлежности Бустаманте.
- Праздное любопытство, - пожала плечами Паула.
- А не пошла бы ты со своим любопытством? – фыркнула Спирито и отвернулась, дабы показать, что разговор окончен, и Паулите здесь совсем нечего делать. Но, по-видимому, тактичность у данной особы отсутствовала напрочь, потому что она продолжала сидеть.
Марисса и Пабло в это время о чем-то перешептывались с милыми улыбками, и создавалось впечатление, что «голубки воркуют». На деле содержание их диалога было несколько иным, а улыбки были просто намертво приклеены к лицам («Моментом» наверное клеили).

- Ты идиот, - шептала Марисса, посылая ему нежный взгляд.
- Когда ты ТАК на меня смотришь, я готов быть кем угодно! – радостно заявил блондин.
- Не нервируй меня. Только моя «сильная личная неприязнь» к ЭТОЙ, толкнула меня на такой подвиг.
- В чем подвиг-то, Мариссита? – ухмыльнулся Пабло.
- Сидеть у тебя на коленях и слушать твое тупое бормотание, это ли не подвиг?
- Не хами! У меня приятный голос, это признают все фанаты нашей группы, да ты и сама сегодня с утра это сказала.
- Не фанаты, дорогой, а фанатки… Чувствуешь разницу? А за завтраком я много всего наговорила, хочешь, мы можем всем признаться, что я соврала? – она хитро посмотрела на него.
- Ты не сделаешь этого?! – ужаснулся Бустаманте.
- Если ты прекратишь умничать и выдавать свои идиотские комментарии.
- Ладно, я буду самым милым парнем на свете. – И уже в полный голос добавил, - Милая, может хочешь сока?
- Что ты, любимый, я есть хочу, так что соком не ограничишься!
- Ты же недавно поужинала?
- А тебе жалко? – насупилась Марисса.
- Что ты, родная, для тебя все что угодно.

Фабиан окончательно перестал что-либо понимать. Марисса так и не открыла ему секрет своих отношений с Бустаманте. Какие, все-таки, отношения связывают этих двоих, и на чем они основаны? Пабло ему разгадать было проще, мужчину мужчине всегда легче понять. Блондин по уши влюблен в рыжую язву, но скрывает это ото всех и, в первую очередь, от нее (не понятно правда почему). А вот она? Не уж-то тоже любит? Если нет, то почему сейчас с такой нежностью взирает на него, а если все же любит, то… Он окончательно запутался в собственных рассуждениях и не заметил, как к нему с двух сторон подсели Хавьер и Диего.
- Ничего не понимаешь? – сочувствующе спросил Хави.
- А ты можешь объяснить? – Фабиан с интересом уставился на парня.
- Мы оба можем, - хмыкнул Диего. – Ты, наверняка, задаешься вопросом, почему она то сама наезжает на него, то первой кидается защищать.
- Примерно, - кивнул он.
- Два года назад Пабло поспорил с друзьями, что влюбит в себя Мариссу, - начал Хавьер. После прочтения дневника девушки, у него было вполне полное представление о произошедшем.
- И она до сих пор не простила? – удивился Фаби.
- Ну почему же? – Диего печально улыбнулся, - ты слушай дальше. Естественно у него получилось, хотя, может, она и до этого была в него влюблена… - Хавьер согласно кивнул. – Только, не поверишь, но наш Дон Жуан и сам влюбился.
- Ну почему же, поверю.
- Но Мариссе было на это плевать, - продолжал Аланис. – Она не верила ему и решила забыть.
- И много у нее было парней после него?
- Двое из них сидят перед тобой.
Удивлению Фабиана не было предела. А она просто роковая женщина, ведь эти двое, наверняка, не единственные.
- И что? – решился спросить он.
- А ничего, - невесело усмехнулся Диего, - меня она никогда не любила и даже не скрывала этого, она и стала-то со мной встречаться назло Пабло. А Хавьер…
- А со мной, что бы забыть его. Но и здесь ничего не вышло. Едва он вляпался в крупные неприятности, как она понеслась к нему и призналась ему в любви, а меня бросила.
- И что дальше? Почему они расстались?
- А вот этого не знает никто. Просто однажды, она опять стала называть его «придурком» и «суперменом», а он ее «ненормальной» и «припадочной». Но запомни, даже если она и станет твоей девушкой, Пабло всегда будет стоять между вами. У них традиция такая: сначала топить друг друга, а потом вытаскивать.
Фабиан покачал головой. Случай определенно запущенный, но парни правы: Марисса и Пабло всегда будут вдвоем, даже врозь.

Очередной приезд Консуэлы произвел неизгладимое впечатление: Франциско даже со стула свалился. Лаура сердито нахмурилась. Это что такое происходит? Марисса тоже была не в восторге, но, после вчерашнего, стала относиться к «Кончу» помягче. Один Пабло принял появление своей секретарши, как само собой разумеющееся и приветливо уставился на нее. А вот сама Консуэла…

Что бы там Марисса не говорила о ее умственных способностях, мозгами девушка обделена не была и мгновенно оценила ситуацию: рыжая, почти лежащая, на коленях Бустаманте и брюнетка с каким-то хищным выражением лица. Кто-то что-то говорил о любовных треугольниках? А квадрат не хотите?
Красавица блондинка очень нежно относилась к своему юному начальнику, и дело здесь вовсе не в «большой и светлой» любви. Лишь в самом начале их совместной работы она была в него влюблена в него, немного, совсем чуть-чуть, а потом… Просто он оказался замечательным. Он так помог ей, а она платила ему безграничной преданностью. Их отношения закончились в тот день, когда он заявил, что любит Мариссу, и Консуэла простила его, в благодарность за честность. Он не врал, уж это она знала точно. А еще ей понравилась Марисса. Своим взрывным темпераментом, честностью (иногда граничащей с идиотизмом) и любовью к нему. Когда они были вдвоем, то выглядели такими ошеломительно счастливыми, что на них не возможно было налюбоваться. И лишь по прошествии нескольких месяцев, Консуэла поняла, что он просто был не ее героем. Она поняла это и приняла, как данность. Ей нужен совсем другой человек: более сильный, решительный, ответственный, короче, просто другой. Возможно и Пабло, когда-то, таким станет, а пока он всего лишь мальчишка, несомненно чертовски обаятельный, но мальчишка, и ему нужна девушка под стать – необычная, абсолютно ненормальная и, до безумия, влюбленная. Потому что только безумно влюбленная может стоически переносить Пабло Бустаманте.
Они просто должны взрослеть вместе с ней, и такая девушка есть, и имя ей – Марисса Пиа Спирито.
Сейчас Паблито стал для Консуэлы кем-то вроде подопечного или младшего брата, она заботилась о нем, как умела, прикрывала от гнева отца, а он защищал ее от нападок мэра.
Но те, кто не знал их историю, искренне считали, что у них роман.
Так вот, Паула секретарше совсем не понравилась, слишком собственнически она смотрела на блондина, не имея на то никаких причин.

Увы, все герои этой истории оказались, на редкость, наблюдательными, и Паула не была исключением. Внутренним чутьем она уловила чувство соперничества, которое когда-то было между двумя девушками, и тут же решила использовать это в свою пользу. То что Спирито ревнива, она заметила еще в самом начале их знакомства. Осталось только сделать так, что бы Консуэла захотела ей помочь.

- Привет, - секретарша послала парочке улыбку. – Пабло, меня прислал твой отец. Он простил тебе передать, что завтра будет пресс-конференция и ты со своей девушкой должен на ней присутствовать.
Мариссу перекосило. Ах как сильно она «любила» журналистов и Серхио Бустаманте, но, ввязавшись в эту историю, она подписалась идти до конца, поэтому пришлось в спешном порядке натягивать на лицо чуть глуповатое, но радостное, выражение.
- Ты так любезна, но не ужели это нельзя было сообщить по телефону?
- Конечно можно, - Консуэла продолжала все так же безмятежно улыбаться. Ее смешила необоснованная ревность Спирито. Они же вчера, вроде, все выяснили? – Просто, Пабло мне вчера предлагал отдохнуть с вами, я хотела спросить: предложение все еще в силе?
Пабло расплылся в улыбке.
- Конечно, Консуэла, я рад, что ты приняла мое предложение.
Паула тоже была довольна. Ее вообще радовало все, что не нравилось Мариссе, а присутствие привлекательной блондинки в непосредственной близости от Бустаманте, явно не доставляло девушке удовольствия, хотя она это и, вполне удачно, скрывала.

И без того неприятный для Спирито вечер, окончательно испортил Блас.
- Что это еще за посиделки? – рявкнул он, - а ну все разошлись по комнатам.
Ученики покорно поплелись к своим койко-местам. Пабло снял рыжую со своих колен, чмокнул ее в нос на прощание и подошел к старосте.
- Сеньор Эредиа, я хотел бы поговорить с вами по поводу отдыха в лагере моего секретаря. Отец дал свое согласие…
Блас и не сопротивлялся. Он с удовольствием разрешил Консуэле поселиться в отдельном номере.

И лишь перед сном Мия вспомнила, что «мерзкий эмигрантишка» ни разу за день не сказал ни одной колкости в ее адрес, но не придала этому значения.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:48 | Сообщение # 8

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День четвертый

С утра за Мариссой и Пабло заехал шофер, и они укатили на встречу с дражайшим мэром. Правда за время сборов успели раз десять поругаться. Просто блондин требовал от девушки, что бы она оделась поприличнее, а Спирито изо всех сил сопротивлялась. Перемеряв почти все собственный гардероб и покусившись на святая святых – шкаф Мии, Марисса подобрала вариант, который устроил обе стороны. И вот они в пути.

Лаура чувствовала себя на редкость противно. Фран вовсю ухлестывал за Консуэлой и это не могло не расстраивать. Когда она согласилась наконец стать его девушкой, то была уверена, что все у них теперь будет замечательно, но… Его не равнодушие к женской красоте, пугало Арегуи.
За завтраком Франциско пригласил блондинку присоединиться к ним и ухаживал только за ней, а самой Лауре доставалась лишь малая толика его заботы.
Она никогда не стремилась быть центром внимания, но и явное пренебрежение ее не устраивало. Поэтому, по окончании трапезы, она молча поднялась из-за стола и направилась к девчонкам.

Отдых пятикурсников проходил довольно приятно, даже Блас почти не доставал, странно, но его со вчерашнего дня вообще никто не видел. Весь их отдых состоял из бесконечных прогулок, лежания на пляже и вечеринок, но сегодня Мия предложила отправиться в город по магазинам.
Девушки обсуждали предстоящие покупки, ожидая главную зачинщицу похода, все-таки Мия, чисто физически, не умела быстро одеваться.
- По какому поводу сбор? – весело крикнул Гидо, - неужели в этом благословенном месте опять что-то случилось?
Лаура пожала плечами. Разговаривать не хотелось.
- Что-то случилось? – заботливо спросил Лассен, приобняв девушку за плечи. Она выглядела такой поникшей.
- Нет, ничего, - тряхнула она головой. – Просто мы собрались в город и ждем Мию.
- А можно с вами?
- Зачем? – удивилась Лаура.
Вопрос был из разряда гениальных. Если бы Гидо сам знал зачем. Пару месяцев назад ему очень нравилась Лаура. Она тогда предложила ему помощь с уроками, и он согласился. С ней было интересно, нескучно, она не изводила его всякими бреднями, как Августина, и здорово целовалась. Он даже хотел предложить ей встречаться, но у них все наладилось с Франом, и Лассен отступил. А тут… Хотя Гидо и не отличался особенной проницательностью, он, все равно, заметил, что между Арегуи и Бланко что-то произошло, и это что-то негативно сказывается на их отношениях.
- Ну, просто прогуляюсь в компании красивых девушек и помогу вам донести покупки.
Лаура согласилась. Наконец, Мия соизволила явить миру свой светлый лик, и компания, состоящая из пяти девчонок (а именно Мии, Вико, Лауры, Фернанды и Пилар, Лухан идти категорически отказалась, а у Белен заболела голова) и одного парня, отправилась в сторону города.
Шоппинг проходил отлично. Гидо постоянно шутил, иногда даже удачно, и вовсю ухаживал за Лаурой, чем заслужил приличную порцию подколов.
Девушке было приятно его внимание, этот смешной паренек окружил ее такой заботой, что она на время забыла о своих проблемах. В итоге, потратив, без малого, четыре часа на покупки они вернулись в лагерь.

Марисса чертыхалась, сидя на заднем сидении представительного черного Мерседеса. (По-видимому, мэр считал эту марку машин наилучшей, потому как передвигался только на них). И как ее угораздило так вляпаться? Вот теперь изображай перед всем городом будущую невестку мэра. Девушка нервно заерзала.
- Что случилось? – поинтересовался Пабло.
- Ровным счетом ничего, если не считать, что мне весь день придется провести в компании с тобой, твоим глубокоуважаемым папулей и кучей журналистов, - огрызнулась она.
- Марисса, я тебя умоляю, только веди себя прилично!
- А когда это я вела себя неприлично! Я просто мисс вежливость!
- Так я и поверил, - скептически хмыкнул блондин. – Считай, что я тебя предупредил, иначе мэр убьет сначала меня… - Марисса сладко улыбнулась, - не обольщайся, потому что следующей будешь ты. Он трясется над своей карьерой.
Мысль о карьере мэра напомнила им об их расставании и оба загрустили. Остаток пути они проделали молча.

Сабрина осталась фактически одна. Общение с Мануэлем она старалась свести к минимуму, Соль слишком занята своим новым парнем, а одноклассники ее не любят за историю с Мией. Поэтому она сидела у себя в номере и пыталась читать журнал.
Наконец явилась довольная Риваролла.
- Ой, Сабри, этот Виктор такой лапочка! Я не чуть не жалею, что порвала с Бустаманте. Вик обещал мне, что я буду лицом рекламной компании новой линии одежды! Он просто прелесть!
- Не обольщайся. Я знакома с ним и его компанией, мы когда-то вместе учились, они редкостные мерзавцы.
- Учились вместе? – удивилась Соль. – Вот странно, а почему он мне об этом ничего не сказал? Вы что встречались?! – у девушки нервно задергался глаз. Еще бы, такая добыча может уплыть из рук. Сабрина Гусман своего никогда не отдаст.
- Не говори глупостей, - ненатурально возмутилась Сабрина. – Просто я знаю, что он не очень хороший человек.
Но блондинка не поверила отмазке подруги, просто предпочла на время замять эту тему.

А тем временем в доме Бустаманте вовсю шла пресс-конференция…
- Дорогой мой будущий свекор! – Марисса очаровательно фальшиво улыбалась. – Я безумно счастлива возможности оказать вам содействие и поучаствовать в пресс-конференции в поддержку вашей избирательной компании…
Пабло сдавлено смеялся в углу. Она ненормальная! Доводить мэра! Нет, это непередаваемое удовольствие.
Журналисты ухмылялись. Их развлекала эта девчонка. До этого, все интервью с мэром были скучными и сухими. И как он разрешил сыну с такой встречаться?
А Серхио просто скрипел зубами. Она так тонко издевалась над ним, что он даже не мог поставить ее на место и не прослыть самодуром и грубияном.
- Марисса, я рад, что вы с Пабло приехали, - скрипнув зубами, по возможности приветливо, ответил он. – Сейчас будет небольшой ланч, а после мы ответим журналистам на все интересующие их вопросы.
Марисса с воодушевлением согласилась.
Их усадили за стол. Естественно место Спирито было рядом с Пабло.
- Ты все-таки больная, - шепнул он.
- Повторяешься, супермен, - так же тихо ответила она.
- Милая, может тебе налить вина?
- Что ты любимый, ты же знаешь, я не пью, я хочу что бы у нас были здоровые дети.
Мэр чуть не захлебнулся минералкой. Если бы только у него была возможность, он бы выгнал мерзкую девчонку сию же секунду, но… Во-первых, тогда рот Спирито уже ничто не заткнет, а во-вторых, сынуля начнет выступать. Но если она только что-нибудь ляпнет, он лично придушит ее.

Марисса была мила и приветлива. Она искрометно шутила, улыбалась и посылала нежные взгляды своему «жениху», они даже пару раз поцеловались «на камеру».
Папарацци были в восторге.
- Скажите, сеньор Бустаманте, вам нравиться невеста вашего сына? – пристали они с вопросом к Серхио.
- Это его выбор и главное, что бы она нравилась ему. Но я искренне ей восхищаюсь (вот здесь то он не соврал).
- Прекрасно, что вы такой заботливый и понимающий отец. Обычно политики подбирают своим отпрыскам выгодные партии и не интересуются их мнением.
- Ну что вы?! Разве я могу мешать счастью собственного сына? – возмутился мэр.
«Еще как можешь! - подумал про себя Пабло. - Более того, ты успешно это делаешь на протяжении почти семнадцати лет».
В принципе, все прошло на высоте, журналисты убрались довольными и накормленными (хорошим угощением и той лапшой, которую повесили им на уши).

Мариссу и Пабло должны были вернуть в лагерь, но перед этим Серхио решил поговорить с сыном.
- Тебе придется придумать хороший повод, что бы расстаться с ней. Она сведет меня в могилу.
- Ты хочешь, что бы я тебе посочувствовал? – жестко усмехнулся Пабло. – Я не собираюсь с ней расставаться. И меня совершенно не волнует твое душевное состояние.
- Если эта девчонка тебе дороже родного отца, то почему ты принял мое предложение? – неприятно улыбнулся мэр. – Может тебе просто нравиться красивая жизнь?
- Не обольщайся. Я согласился на это, потому что я не ты. Для меня родственные связи не пустой звук. Это тебе наплевать кого топтать, а я, к моему глубочайшему несчастью, не такой. К тому же, я надеюсь, ты помнишь условия нашего соглашения: ты не лезешь в мою жизнь и оставляешь моих друзей в покое. А теперь, прости, но нам пора ехать обратно.
Мэр задумчиво кивнул. Пабло ушел и не видел, как лицо отца скривилось от боли. Ненависть собственного сына определенно не доставляла ему удовольствия.

Всю обратную дорогу Пабло молчал, и Марисса забеспокоилась не случилось ли чего-нибудь. А он просто вспоминал свою жизнь и пытался решить, что делать дальше.
Он вспомнил тот вселенский ужас, который охватил его когда Марисса ушла. Он знал, он чувствовал, что она его не поймет и не простит, а главное, возненавидит с новой силой, но не мог поступить иначе. Все, кто его окружал, чего-то требовали. Хотя почему «чего-то», они все хотели одного и того же – что бы он подставил отца.
Пабло не питал иллюзий, когда соглашался на сделку с Серхио. Он ни минуты не верил, что мэр изменился и искренне хочет ему помочь, просто он не мог предать, а они ждали… Миранда, Марисса, Соня и даже друзья. Да, Серхио Бустаманте плохой отец, он продажный политик и просто гадкий человек, но он его ОТЕЦ. К счастью или к несчастью, выясниться много лет спустя, но только благодаря ему, Пабло такой, какой есть. А они все не понимали этой простой истины. Нельзя сказать, что Пабло не сомневался, как поступить. Его выбор был мучителен, точнее выбора у него особого и не было. Если бы он поступил так, как хотелось окружающим, он предал бы не только отца, но и самого себя. Чем же он тогда отличается от Серхио, если поступает, как он?
И блондин никому ничего не стал объяснять, он смирился с непониманием, осуждением и с потерей любви. Даже если бы он и взялся объяснить, Марисса бы все равно не оценила его откровенность, она слишком упряма в своих убеждениях – с врагом надо бороться всеми доступными способами. Он видел, как ей больно, и сердце его обливалось кровью. «Пусть ненавидит!» - решил Пабло и стал старательно разрушать все то, что так же старательно строил в течение последних месяцев. И разрушил до основания, да так удачно, что почти забыл все что было между ним и Мариссой. Но он заставил забыть о ней сознание, а ПОДсознание… Оно смеялось над ним, издевалось, оно заставляло Бустаманте-младшего тянуться к той, которую прогнал. А ведь ему удалось возненавидеть ее, ну хорошо, почти…
Но раз коварное подсознание шутит с ним такие шутки, придется ее возвращать и все рассказать. Он расскажет, он заставит ее полюбить его таким, она же обещала…

А Марисса, Марисса запуталась окончательно. Общение с дражайшим мэром заставило и ее многое вспомнить.
Она так любила своего голубоглазика и то недолгое время, что они были вместе на четвертом курсе, она кожей ощущала его любовь. Даже, когда он просто смотрел на нее или прикасался к ее руке. Она не понимала, что такого случилось, что он встал на сторону отца и отказался от нее? И не просто отказался, а вернулся к взаимной ненависти, и ей ничего не оставалось, как принять его правила. А ведь был у них реальный шанс навсегда избавиться от Серхио, но он им не воспользовался. Слишком слаб оказался, или, может, ему просто нравились все те блага, которые предоставлял ему отец? Она не понимала, а он не стал объяснять. Как глупо, как больно… Если бы он только попытался, она бы все сделала, что бы понять его и, возможно, сейчас они были бы вместе, а если даже и нет, то не было бы этого отвратительного ощущения пустоты. А еще Мариссу давно мучил один вопрос. Когда они встречались он не делал никаких намеков на постель, неужели она его совсем не интересовала, как женщина? Зато сейчас он постоянно выдает различные двусмысленности, да и не только, а его взгляд говорит больше любых слов. Девушка решила, что пора завязывать с этими размышлениями, а то и в дурдом не долго угодить. Но, все-таки, самым удивительным, для нее самой, было то, что даже не понимая его, даже презирая за его выбор, даже изображая лютую ненависть, она все равно не может отказать ему в помощи.

В лагерь они приехали к обеду и, хотя Марисса, была не голодна, все же отправилась со всеми в столовую. Одной быть не хотелось, с Пабло тоже, ей вообще сейчас ничего не хотелось, она просто очень устала. Из-за Паулы, которая тоже обедала, ей пришлось сесть рядом с Паблито. Так же за столиком, к огорчению Франа, устроилась и Консуэла. Марисса изо всех сил старалась выглядеть радостной, но получалось просто отвратительно. Пабло видел, как кривятся в болезненной усмешке ее губы. Что с ней происходит? Неужели на нее так действует его присутствие?

Мия чувствовала, что сестру надо спасать. Полдня в компании с Бустаманте, по-видимому, выбили ее из колеи, а она даже не имеет возможности уйти. (Сама Мия уже который день сидела с Лео, Пьером и Фабианом, к неудовольствию одного нашего знакомого мексиканского мачо.) Лео что-то шептал ей на ухо, но она его не слушала. Ей вдруг стало с ним скучно. Все то, что, до этого момента, ее в нем умиляло, сейчас, вызывало лишь глухое раздражение. В чем его причина, Мия смутно догадывалась, но признавать это не хотелось. Лео мог быть самым замечательным парнем на свете, но он не был Мануэлем. Даже язвительная перепалка с Агирре доставила бы ей сейчас больше удовольствия. Мия на секунду задумалась. А раз этот Лео ей не нужен, то можно его использовать, что бы утащить Мариссу из столовой, не вызывая подозрений у Паулы. Коллучи слегка пододвинула чашку с матэ таким образом, что бы та оказалась под рукой у парня. Лео сделал неосторожный жест, и содержимое фарфоровой емкости оказалось на юбке у блондинки.
- О, Бог мой! Что ты натворил! Умираю! Марисса, моя юбочка от Прада! Помогите, все, я падаю в обморок!
- Мия, Мия, прости, - бормотал испуганный парень. Он не понимал, как чашка оказалась так близко к краю. – Давай, я отведу тебя в комнату, и ты переоденешься?
- Нет! Убери от меня свои руки! Они у тебя точно не из того места растут! Испортить мою любимую розовую юбочку! Марисса, только ты мне сейчас можешь помочь!
Марисса поспешно выскочила из-за стола и бросилась к сестре на помощь. Коллучи уже очень давно не устраивала таких полномасштабных истерик, если дело, конечно, не касалось Мануэля, а тут…
- Миита, солнышко, успокойся, я здесь, - запричитала она и потянула блондинку к выходу. – Мы уже уходим. Я дам тебе успокоительного, мы сделаем тебе маску для лица, а то стресс очень вреден для кожи…
Бедняга Бустаманте аж поперхнулся. Он и не предполагал, что Марисса знала такие понятия, как «маска для лица», если это не относилось к карнавалу, а стресс Спирито могла обеспечить только окружающим. Пабло подумал, что это потрясающая возможность для Мариссы избавиться от его общества. Это расстраивало. Он бросил опасливый взгляд на Паулу – она была явно увлечена происходящим.
- Любимая, я помогу тебе довести Мию, - предложил он.
- Нет! – Коллучи уже чуть не визжала. – Пабло, ты же парень, я не хочу что бы ты видел меня в подобном виде.
Блондину ничего не оставалось, как смириться.

Девушки вышли из столовой и поднялись к себе. Мия упала на кровать и расхохоталась. Марисса с интересом ждала объяснений. Выходка сестры спасла ее от неприятного времяпровождения, но хотелось бы узнать подробности.
- Ну разве я не гений, Мариссита? – хихикнула блондинка.
- Может и гений, но объясни, в чем состоит твоя гениальность?
- Просто я решила, что тебе пора покинуть общество супермена и ацтека, а так же их швабр.
Рыжая улыбнулась.
- Я конечно давно уже поняла, что у тебя не одна извилина, но все равно удивляюсь. Когда ты успела так поумнеть, моя заботлива барби?
- Все тебе расскажи! – Коллучи показала язык. – Начинаю собой гордиться!
- Но ты же разругалась с Лео…
- А ну его, - отмахнулась Мия, - он меня утомил. Все бормочет там чего-то…
- Мия, а есть хоть один парень, который не способен тебе наскучить?
- Ты же знаешь, что есть, - лицо блондинки помрачнело. – Давай лучше замнем для ясности.
- Как скажешь, - согласилась Марисса, но в голове ее уже зрел план воссоединения куколки и мексиканца. План простой, можно даже сказать, не особо оригинальный, но должен подействовать. Или она лично прибьет эту парочку, потому что сил видеть стенания сестры у нее уже не осталось. Воплощение было назначено на завтра, осталось только обговорить детали с Бустаманте.

За обедом к Лауре и Франциско подсел Гидо, что очень не понравилось парню. Консуэла сидит далеко, а Лассен известный ловелас.
Лаура болтала с Гидо и не обращала внимания на насупленный вид Бланко. Когда нежданный сотрапезник ушел за соком для девушки, Фран решил кое-что прояснить.
- Что все это значит? – сердито сдвинул брови он.- Почему этот шут сидит с нами и ты позволяешь ему клеиться к тебе?
- Я не понимаю о чем ты, - невозмутимо ответила Арегуи. – Гидо очень милый и вовсе ко мне не клеится, как ты изволил выразиться, а просто проявляет заботу и дружеское участие.
- А не слишком ли активно он его проявляет?
- Так же как и ты с Консуэлой! – парировала Лаура. – Ее раздражала сложившая ситуация. Сколько можно? Она не его собственность, что бы так с ней обращаться. Если есть кто получше, то мы займемся ей, а если нет, то тогда уж обратим внимание на мышку Лауру.
- Что ты имеешь в виду? Пытаешься обвинить меня в то, что я изменяю тебе с Консуэлой? А может, это ты наставляешь мне рога с Лассеном? – как известно - лучшая защита это нападение, этим приемом Фран и воспользовался.
- Я ни в чем не пытаюсь тебя обвинить, я просто отвечаю на твой вопрос, а если тебя что-то не устраивает, то я тебя не держу! – Девушка и сама не верила, что сказала это. Ей казалось, что это невозможно – она и Франциско врозь. Но слова вырвались так легко, что она тут же поняла – так будет даже лучше.
- Вот и отлично! Можешь считать себя свободной! – Бланко вскочил со стула и чуть не сшиб бедного Гидо с соком.
Лаура откинулась на стуле. Надо же, она только что рассталась с любимым парнем, а ничего кроме облегчения не чувствует.
- Что-то случилось? – осведомился Гидо. – Это он из-за меня убежал?
Она кивнула.
- Мы только что расстались.
- Прости, я не хотел создавать тебе проблемы. – Парень загрустил. Испортил хорошим людям отношения.
- Да ладно, - тряхнула головой девушка, - он сам виноват. Решил что у нас с тобой роман за его спиной. – О Консуэле она разумно промолчала. – Я ему и сказала, что если он мне не верит, то может катиться.
- Может мне все ему объяснить? – предложил Лассен.
- Лучше объясни мне, с чего это такая забота?
Гидо молчал и увлеченно разглядывал гарнир в своей тарелке.
- А может я вам нравлюсь, сеньор Лассен? – рассмеялась Лаура. Ее состояние сейчас можно было определить одним словом - «кураж». А в кураже люди способны на несвойственные им поступки, потому-то она так легко и кокетничала.
Он улыбнулся и поднял глаза.
- А что если и так?
- Ну тогда, у тебя есть реальная возможность пригласить меня на свидание…

Немного отдохнув после приема пищи, вся наша большая компания высыпала на пляж. Вода была холодной, поэтому купаться пошли только парни, а девушки удобно устроились на полотенцах и решили посплетничать.
- Лаурита, - ухмыльнулась Пилар, - а что это у тебя с нашим Гвидошей?
- Все-то ты знаешь! – загадочно улыбнулась девушка. – Пока ничего, но скоро все может измениться.
- Но он же дурак! – сморщила нос Лухан.
- Зато твой Маркос сильно умный, а Гидо не дурак, просто ленивый. Я же с ним занималась.
Марисса приподняла солнечные очки, которые скрывали пол лица, и уставилась на подругу.
- Не понимаю, как он может нравиться? А уж целоваться с Лассеном… Бррр! Он же страшный!
- Да ты что? – ехидничала Арегуи. – Не всех же тянет на голубоглазых блондинов. Я и не ищу аполлона.
- Голубоглазых попрошу не упоминать, - насупилась Спирито.
- Милая, а чем тебе не нравятся мои голубые глаза? – заинтересовался Пабло, усаживаясь рядом на песок.
- Совсем обалдел, супермен?! Какая я тебе милая? – фыркнула Марисса.
Блондин наклонился к ее уху и прошептал:
- Идиотка, Паулу принесло на пляж.
Марисса скосила глаза и действительно увидела Паулу.
- Вот черт, - прошипела она. – Так что ты там говорил, дорогой?
- Я успел по тебе соскучиться, родная. Ты так стремительно убежала из столовой и оставила меня одного! – он скроил обиженное выражение лица.
Девчонки давились от хохота. К их компании стали подтягиваться парни и каждый занимал место рядом со своей любимой.
- Я могу, как-нибудь, загладить свою вину? – ласково пропела рыжая.
- Ну… Если только ты меня поцелуешь… - Бустаманте вытянул губы в трубочку и потянулся к девушке. Марисса повернулась к нему и хотела легко чмокнуть, но он схватил ее за талию и, усадив себе на колени, поцеловал так, как ему захотелось.
Марисса только и успела подумать, что, в последнее время, слишком часто оказывается у него на руках, не подозревая, что это лишь начало.

В этот животрепещущий момент на пляж ввалился только что прибывший класс очередной элитной школы (ну люблю я внезапные появления персонажей) под предводительством Бласа.
- Сеньорита Риос, - обратился староста к Пауле, - это и есть ваши подопечные.
Паула оторвалась от созерцания целующейся парочки и разглядывала своих подопечных. От компании вновь прибывших отделился один молодой человек с весьма ехидным выражением лица.
Многие из учеников «Elite way» могли узнать в нем старого, и, отнюдь не приятного, знакомого. Хоакин Ариас Паронда, к вашим услугам.
- Какая идиллия!
Марисса развернулась, желая узнать, кто этот потенциальный самоубийца, посмевший прокомментировать их с Бустаманте положение. (Ну что за люди кругом, все время мешают и не дают получить удовольствие от поцелуя!) Увиденное, ее явно не порадовало.
- Какая неожиданная встреча! – фыркнула Вико, памятуя их не очень приятные отношения. Рокко покрепче обнял ее. Он не знал в чем тут дело, но того что его девушке не приятно общество новоприбывшего (так и хочется написать новопреставленного) было достаточно.
- Спирито, неужели тебе удалось заарканить главного красавчика вашей школы? Чем она тебя привлекла, Пабло? Насколько я помню, взрослые отношения не для нее. Как и не для Мииты. – Хоакин предпочел пропустить замечание Пас мимо ушей и сосредоточил все свое внимание на Мариссе.
- Что ты можешь помнить? – это уже влезла Пилар, ее воспоминания о сеньоре Паронда тоже были из разряда гадостных. – Насколько Я помню, они с Мией все тебе доходчиво объяснили и даже доказали, что так, как ты, поступать не надо. – Дунофф усмехнулась.
- Дочурка директора заговорила! – Хоакин решил отыграться и на Пили, Спирито все еще молчала, наблюдая за его попытками выпендриться. – Детка, скажи, неужели нашелся любитель уцененных товаров?
Девушку передернуло. Как она могла с ним встречаться и тем более спать? Томас ободряюще сжал ее ладонь, мысленно четвертуя бывшего одноклассника.
- На себя посмотри! – буркнул он.
- А что такое, зато у девочки останутся воспоминания о феерическом сексе, да Вико? А то некоторые так и не узнают, что такое настоящий мужчина. – В одной фразе ему удалось очернить, как минимум, пятерых.
Мия принципиально не влезала в разговор, ее больше занимала реакция ацтека, а Мануэль недвусмысленно сжимал кулаки.
- Это ты то настоящий мужчина?! – теперь уже и Виктория не стала молчать, несмотря на предостерегающие взгляды Рокко. – Не льсти себе.
Все четыре девушки весьма злобно смотрели на красавчика, ему даже стало не уютно. Особенно его напрягали Пилар и Марисса. Зная мстительность первой и буйный нрав второй… Впрочем и Мия… Стоит только вспомнить ее участие в его исключении.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:49 | Сообщение # 9

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Пабло никогда не нравился Хоакин. Сначала, потому что посягнул на его титул самого красивого парня в школе, а потом из-за того, что стал встречаться с Мариссой.
И не просто встречаться, а еще и обманывать ее, одновременно ухаживая за Мией.
Язвительные выпады Паронда в сторону рыжей, очень раздражали блондинчика. Сам он мог издеваться над Спирито сколько угодно, но еще кому-то - не позволит. У него, как будто, было персональное разрешение на словесные перепалки с Мариссой Пиа Спирито, подписанное обеими сторонами и заверенное у нотариуса.

Если пятикурсников не порадовало появление такой неприятной личности, как Хоакин, то Паулу оно привело просто в дикий восторг. После обеда она пыталась поговорить с Консуэлой на тему разлучения Пабло с рыжей, но девушка отвергла предложение и даже пообещала все рассказать блондину. Поэтому Пауле срочно требовался новый союзник. Говорят, хищники чуют друг друга издали, вот и Паула нутром почувствовала, что это паренек не откажет ей в помощи. Слишком сильной ненавистью сверкали его глаза, когда он смотрел на Спирито, он так и не забыл то унижение, которому они с Мией его подвергли. Очень удачно что они встретились, и Паула будет их старостой, очень удачно для них, но совсем не удачно для блондина и Мариссы.

Консуэла поняла, что не ошиблась в своих предположениях, когда к ней подошла эта неприятная брюнетка. Она так и не поняла, что связывало ее с Пабло и Мариссой, но была уверена, что Паула ни перед чем не остановиться, что бы отомстить. Консуэла предупредила Риос, что все расскажет блондину, но это вряд ли остановит ее. Она видела какими несчастными были глаза Бустаманте-младшего, когда Марисса ушла из столовой, и решила, что парню срочно надо помочь. Секретарша долго думала к кому обратиться и решила остановиться на… Бласе. Несмотря на всю неприязнь пятого курса к старосте, Эредиа их хорошо знал и мог поделиться этими знаниями с Консуэлой. А она еще в первую их встречу заметила его интерес к себе, так почему бы этим не воспользоваться? После обеда, когда дети ушли из столовой, а Блас продолжал сидеть за своим столиком, надеясь немного побыть в тишине, она ослепительно улыбнулась и подсела к нему. Невинное хлопанье глазами, мягкий грудной голос и стройные ножки прелестницы, вкупе с врожденным очарованием, сделали свое дело, и староста великодушно согласился на то, о чем она его попросила.

Бласа всегда тянула к прекрасному полу, а прекрасный пол, соответственно, тянуло к нему. Он пользовался успехом у женщин, но ему хотелось чего-нибудь необычного недоступного. Именно такой недоступной принцессой для него, одно время, была Мия. Его умиляла ее наивность, иногда, больше похожая на глупость. Он знал, что никогда ее не получит, потому как сердце Коллучи безраздельно принадлежало мексиканцу с первого дня знакомства. Но Бласа Эредиа всегда развлекала игра. Каждый раз, при виде барби в объятиях старосты, глаза Агирре загорались ревностью. Но с Мией пришлось завязать, совету попечителей не нравились отношения преподавателей с учащимися. Блас долго присматривался выбирая следующую игрушку и нашел Соль. Если к Мии он питал некое подобие нежных чувств, то Риваролла его просто смешила уверенностью в собственной неотразимости. Он развлекался, заставляя ее делать то, что ЕМУ нужно, и забывать о ее собственных желаниях. А потом дурочка блондинка узнала кое-что нелицеприятное о его прошлом, испугалась и стала избегать его. Бласу стало еще смешнее, он старался выглядеть, как можно более ужасным, и ему удавалось, но и это вскоре наскучило. Эредиа искал женщину несомненно красивую, довольно юную, но уже с жизненным опытом. Она должна была не испугаться его настоящего. И вот, два дня назад он увидел Консуэлу… Она была похожа на ангела. Нельзя сказать, что он был покорен ей до глубины души, но она оставила там легкий след, и Блас поклялся, что если они встретятся вновь, то он разовьет знакомство.
Сегодня она подошла к нему после обеда, и он, с приятным удивлением, отметил, что девушка, отнюдь, не глупа. Она в открытую кокетничала с ним, желая получить какую-то услугу. Услышав о чем она просит, староста чуть не расхохотался. Идейка помирить враждующие стороны Спирито-Бустаманте, давно посещала его голову, но на ТАКОЕ, у него просто фантазии бы не хватило. Только не надо пожалуйста думать, что Эредиа заделался добрым самаритянином, просто ему нравились отношения этих двоих. Он всегда любил сильных людей, а они определенно были сильны, просто слишком юны и немного запутались. Так вот, идея Консуэлы была изящной и остроумной, и Блас согласился, про себя решив, что эта девушка может оказаться именно той, которая ему нужна.

Но вернемся на пляж. Обстановка определенно накалялась. Пабло можно было использовать для разжигания костра, он прямо таки пылал гневом и раздражением. Единственным человеком, который мог бы его успокоить, была Марисса, этим то она сейчас и занималась. По правде говоря, желание придушить Паронда, возникло не только у блондина, но еще у Мануэля, Томаса, Рокко, а за ними и у Хавьера, он до сих пор питал болезненную склонность к Спирито.
- Тихо, - шепнула Марисса, - чего ты так завелся? Ты же знаешь, что он дурак.
- Вот я ему врежу, он, может, и поумнеет, - так же шепотом ответил Пабло.
Рыжая уткнулась губами ему в плечо, стараясь сдержать, рвущийся наружу, смех.
Господи, что он с ней делает? Она ненавидит его и обожает за эту его способность иронизировать в любой ситуации. Он единственный, кому она позволяла насмехаться над собой, кому подчинялась, кто имеет над ней громадную власть, но (к счастью) не знает об этом.
- Не дури, - улыбнулась она. Но Пабло хотелось, хотя бы, высказаться.
- Паронда, ты нарываешься?
- С чего ты взял? – притворно удивился Хоакин.
- Ты еще не понял, что Спирито, уже который год, моя слабость, и мне очень не нравится, когда о моей девушке говорят гадости.
- Конечно, - выдохнула ему на ухо Марисса, - ведь только ты имеешь право не только говорить эти самые гадости, но и делать…
У Пабло появилось сильное желание укусить ее (вот такой он, заинька, кровожадный).
- Расслабься, Бустаманте, твоя девушка нужна мне, как прошлогодний снег, - поднял руки Паронда, решив отыграться в более подходящей обстановке.
- Оно и видно, - хмыкнул Пабло. – Ладно, друзья, мы с Марисситой, пожалуй, вас покинем, нам нужно прояснить один вопрос.
Он поднялся на ноги и потянул Мариссу. Девушка потащилась за ним, помня о том, что и сама хотела с ним обсудить воссоединение Ману и Мии.

- Ну, так чего ты хотел со мной обсудить?
- А может, я просто хотел побыть с тобой наедине? – Паблито скорчил загадочную рожицу.
- Господи, ты решил меня сегодня достать?! – застонала Марисса.
- Я еще не Господи, а просто Пабло Бустаманте.
- К моему глубочайшему сожалению!
- И почему ты такая язва? – покачал головой блондин.
- Потому что общение с тебе подобными, требует невероятных моральных усилий. Ладно, проехали, я тоже хотела с тобой поговорить с тобой.
- Сама Марисса Пиа Спирито снизошла до разговора с суперменом?! – восторженно закатил глаза Пабло.
- Не прибедняйся. Завтра будем воплощать в жизнь план примирения.
- Мануэль будет просто счастлив.
- Угу, главное, что бы Коллучи потом меня не убила.
- После ядерной войны останутся только тараканы и ты.
- Я такая же противная? – обижено надула губки Марисса.
- Что ты, ты лучше всех, просто, до ужаса, живучая, - Бустаманте чмокнул ее в губы. – Все, прости, родная, но мне пора. – И, по быстрому, сделал ноги, ожидая расправы.
Марисса улыбнулась. Ну и кто кого, спрашивается, первым сведет в могилу?
Душа Пабло ликовала, а сердце билось в сумасшедшем темпе. «Осталось совсем немного, - шептало оно. - Ты только потерпи, и все еще будет. Она обязательно будет с тобой. Она не могла, не имела права так быстро тебя разлюбить». И он верил.

Новоприбывшие школьники расселились по номерам, и Паула отправилась на поиски Хоакина. Думаю, их разговор не достоин того, что бы быть приведенным, в сеем бессмертном «шедевре», поэтому ограничусь общими выводами. Договоренность была достигнута, и они приступили к воплощению своих коварных планов.

Одноклассники все еще загорали на пляже, а Марисса валялась в своем номере, когда в ее дверь кто-то постучал. Девушка, недовольно забурчав, поднялась с кровати и пошла открывать. В коридоре никого не оказалось, но на полу лежал конверт.
«Жду тебя на стоянке. Надо кое-что обсудить. Пабло», - именно таким было содержание записки.
Спирито фыркнула, совсем голубоглазик обнаглел, а самому сказать слабо? Но все же стала собираться. Через десять минут она входила на автомобильную стоянку, а дальше темнота…

Очнулась она связанная в багажнике чьей-то машины, а над ней склонилась неприятная рожа Хоакина.
«И почему всем необходимо меня похищать? – запечалилась Марисса, - ну неужели, нельзя выяснить отношения цивилизованно? Хотя, это же мужчины, более того, подростки с их неуравновешенной психикой, чего еще можно от них ожидать?»
- Ну и что все это значит? – раздраженно спросила она. Страха не было, только скука, что очередной придурок не придумал ничего оригинальнее, как похитить ее. И то, что сошло с рук Пабло, определенно, не сойдет всем остальным.
- Я тебя похитил, - радостно заявил парень.
- Обалдеть! Ты что думаешь, что ты гений? – хмыкнула рыжая. – Зачем ты это сделал, придурок?
- Это все для того, Спирито, это что бы ты поменьше распускала язык! А то столько крови людям попортила! – злобно усмехнулся Хоакин.
«Еще один!» - тяжело вздохнула про себя девушка.
- И что ты собираешься делать дальше? – заинтересовалась она.
- Не знаю, может ты пока просто полежишь здесь, а может я сделаю то, что не удалось два года тому назад.
- Нет, ты все-таки идиот. Признайся, дорогой, сам бы ты до такого в жизни не додумался. Небось, Паула подсобила?
- Не твое дело! – обиделся на «идиота» Паронда. – И я бы не советовал тебе много болтать, сейчас ты в моей власти, и я могу сделать с тобой все, что угодно.
- А я бы посоветовала тебе не распускать руки! – нахально заявила она. Ну, а что ей еще оставалось, кроме нахальства?
- А что ты можешь сделать?
- Я ничего, но ты забыл, что у меня есть парень…
- Ну и где же он?
Марисса молчала. Ее и саму безумно волновал вопрос где носит Бустаманте, когда он так нужен? Почему ей так хотелось, что бы ее спасителем оказался именно он, она не знала. Вранье! Все она знала, просто признать это было невыносимо сложно. И она загадала, что если ОН ее спасет, то она постарается дать своей любви еще один шанс, если этот шанс, конечно, нужен и Пабло.
Не поверите, но блондин, в компании Мануэля и Томаса, как раз, проходил мимо и очень заинтересовался тем, что этот нехороший человек делает, влезая по пояс в багажник. Нет, ну и кто после этого скажет, что совпадений не бывает?
- Я тут, Паронда, - «ласково» улыбнулся Паблито.
Напряженные лица всех троих парней вполне ясно говорили о том, что ничего хорошего Хако не грозит. Но к мерзавцам тоже благоволит удача: со стороны лагеря к, когда-то безлюдной, стоянке приближались одноклассники Хоакина.
И почему действовать всегда приходится в экстремальной обстановке? Томас и мексиканец набросились на несостоявшегося похитителя, а Пабло кинулся к девушке. Спустя минуту Марисса была свободна, но у них появились новые проблемы, в виде семерых, весьма разозленных избиением товарища, парней. Как и положено, завязалась драка.
Томасу заехали в многострадальный глаз, Ману выбили зуб, а наш голубоглазый друг отделался стандартными, в подобных случаях, кровоподтеками по лицу и телу.
Так быстро Марисса Спирито никогда не бегала.
- У нас проблемы! – крикнула она, врываясь на мужскую половину. Из-за дверей повысовывались головы. – Наших бьют!
Как хорошо, что бежать было не далеко. В общем, драка выдалась масштабной (я прямо получаю удовольствие, описывая все это действо). И все было восхитительно, пока не пришел Блас и всех не разогнал. Правда, как ни странно, наказаний никому не дал.

Следующие полчаса девушки потратили на то, что бы залечить раны своим «ненаглядным». Марисса, естественно, обрабатывала ссадины блондина.
- Что-то мне не нравиться твой нос.
- Чем это он тебе не нравиться? – заволновался Пабло, - по-моему, вполне симпатичный носик!
- Да я и не спорю, - она успокаивающе провела рукой по его волосам, - просто он подозрительно распух.
- Жаль, не быть мне теперь красавцем, - загрустил Бустаманте.
- Ой, да ладно, до свадьбы заживет! – отмахнулась девушка, продолжая нежно промокать, кровоточащие, царапины ваткой с перекисью.
- С тобой?!
- А это что еще за заявления? – нахмурилась она. – Еще одна шуточка в том же духе и первая медицинская помощь тебе уже не понадобится.
- Молчу, молчу, - закивал головой Пабло. – Ай, больно! – взвизгнул он, когда Марисса, в наказание, посильнее надавила на кожу.
В комнату вбежала Консуэла.
- Пабло, наконец я тебя нашла!
- Чего тебе? – недовольно спросила рыжая. Она и сама не знала причины, по которой блондинка так сильно раздражала ее. Вроде, все выяснилось, но Мариссу всегда волновала чужая красота. А то, что девушка очень привлекательна, она не могла не признать. И как не приятно знать, что ты ей, в этой самой красоте, уступаешь.
- Я просто хотела вас предупредить, что эта, как ее там, Паула готовит вам полномасштабную гадость, она и меня приглашала поучаствовать, но я отказалась.
- Не волнуйся, она нашла себе другого компаньона, - ехидно бросила Спирито. – Кстати, а почему ты отказалась?
- А с чего это я должна вредить своему начальнику? – удивилась Консуэла и, не дожидаясь ответа, добавила, - я вас предупредила, так что имейте в виду.
- Уж поимеем…
За все время диалога девушек, Пабло лишь улыбался. Он видел, что Марисса ревновала. Дико. Безумно. И его это, несомненно, радовало. Она безумно нравилась ему такой: дикой, яростной, необузданной и такой настоящей, такой любимой… Ему захотелось опять почувствовать вкус ее губ, но Марисса, словно, угадала его желание.
- Все, супермен, жить будешь, так что можешь быть свободен.
- И это все?
- А ты еще что-то хотел? – изогнула бровь девушка.
Пабло поплелся к выходу, он уже закрывал за собой дверь, как услышал:
- Спасибо тебе, Пабло…


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:50 | Сообщение # 10

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День пятый

Пятый день отдыха начался для всех по-разному.
Марисса бегала радостно-возбужденная, так на нее действовала мысль о скором примирении друга и сестры. Не смотря на то, что они с мексиканцем, в последнее время, почти не общались из-за Мии, она продолжала питать к нему нежную душевную привязанность.
Мия наоборот была тиха и задумчива. Сегодня у нее был день меланхолии и плаксивости, слезы только и ждали возможности, что бы появиться на щеках девушки. Из комнаты выходить, она категорически отказывалась, и Спирито старательно придумывала, как бы выкурить Коллучи на улицу. Для осуществления плана, ей требовалось свободное помещение.
Пабло и Мануэль стонали, потирая «боевые раны». Но после того, как Агирре узнал о том, что день «Х» настал, лицо его преобразилось, и на губах поселилась улыбка. Правда, несколько неуверенная, так как предсказать реакцию Мии, не берется ни один астролог и колдун. А Паблито задавался вопросом, почему бы Мариссе не придумать план и их с ней воссоединения.
Лаура и Гидо тоже были вполне довольны. Вчера именно Арегуи «лечила» Гидо, он, на радостях, ее поцеловал, а она взяла и ответила. Лассен тут же предложил девушке встречаться, но она решила повременить с ответом, мотивируя это его непостоянством. Парень заверил ее в серьезности своих намерений, за что получил ее один поцелуй.
Сабрина опять тенью бродила по коридорам общежития. Она задавалась вопросом куда же подевалась та старая, и так хорошо знакомая, Сабрина Гусман, которая всегда добивалась, поставленной цели? ОН кидал на нее загадочные взгляды, и она боялась. Боялась, что однажды ОН подойдет к ней и попробует поговорить, а она просто не знает, что сказать. ОН больше не общался с… это имя Сабрине произносить категорически не хотелось. Она знала что они поругались из-за ерунды, да она, впрочем, и не сомневалась, что так и будет. Сердце ТОЙ девушки было с другим.
А что же чувствовал ОН? ОН тоже бродил по коридорам, правда в поисках Сабрины. ОН уже понял, что вызывая ее ревность ничего не добьется, девушка просто старательно игнорировала его. А ОН сходил с ума, когда видел ее с Мануэлем, и даже мысль о том, что парень любит другую, не успокаивала его. Наоборот, он не понимал, почему тогда мексиканец не оставит ЕГО девушку в покое и не уберется к своей барби. Пьер рассказал ЕМУ, почему Сабрина уехала, большего потрясения он никогда не испытывал. Она был больна, она нуждалась в НЕМ, а он, в очередной раз, повел себя, как придурок и развлекался в это время черт знает с кем! И вот сейчас ОН, безуспешно ищет ее, чтобы спросить… чтобы сказать… чтобы попросить прощения, нет не попросить, вымолить! Ну где же она?
А вот у Паулы и Хоакина было отвратительное настроение. Их грандиозный план с треском провалился. А гадкая блондинистая секретарша, наверняка, уже успела все донести Спирито и Бустаманте. Надо было опять что-то выдумывать, а идей не было. У Паронда слишком болели следы побоев, а у Паулы просто иссякла фантазия. Оставалось надеяться только на то, что к завтрашнему дню у них появятся свежие идеи, а сегодня немного отдохнуть и прийти в себя.

После завтрака, который проходил, на редкость, спокойно, Марисса схватила Паблито за руку и поволокла за собой.
- Значит так, предупреди Мануэля. Надо будет как-то выманить Коллучи из комнаты и можно приступать.
- Мануэль всегда готов, как пионер. А что с куколкой?
- Орошает слезами подушку, и не подозревая, что сегодня все решиться. Пабло, что делать? – захныкала Марисса, - я уже все испробовала, а она сидит, как приклеенная.
- Так, успокойся, - Бустаманте потрепал ее по щеке, - у меня есть одна идея, ты пока иди к себе и ничему не удивляйся.
Рыжая послушно вернулась в спальню. Мия все также лежала, уткнувшись носом в стенку. В последнее время она довольно часто устраивала себе подобную разрядку, просто напряжение от «дружеских» бесед с мексиканцем было слишком велико.
В дверь боком протиснулась Консуэла.
«Что-то слишком часто она стала бывать в моей комнате, - подумалось Спирито, - ох не к добру все это!»
- Чего тебе? – неприветливо буркнула она.
- Вообще-то я к Мии, если ты не возражаешь?
Марисса пожала плечами, если это и есть план блондина, то он дурацкий.
Коллучи приподняла, опухшее от слез, лицо.
- Что ты хотела? – рассеяно спросила она.
- Поговорить, если можно, наедине.
- Я никуда не пойду! – отрезала рыжая.
Мия обреченно кивнула и поплелась в коридор.
Марисса схватилась за мобильник…

ЕМУ все же удалось найти Сабрину. Она сидела в какой-то непонятной комнате, определенно являющейся подсобным помещением, и рисовала пальцами узоры на окне.
- Привет, детка, - мягко улыбнулся ОН. Сабрина вздрогнула и с ужасом воззрилась на него. – Не пугайся, просто, кажется, настало время нам поговорить.
- Не о чем, - она отвернулась.
- А вот я так не считаю, я хочу…
- Вот и хоти дальше, я не желаю тебя видеть, слышать и знать. Мы прекрасно не замечали друг друга несколько дней, давай и дальше продолжать в том же духе! – Сабрина оттолкнула парня и вылетела прочь из комнаты.
ОН теперь совершенно не знал, что дальше. ОН, почему-то, был уверен, что она согласиться на разговор… Вот и что теперь прикажете делать?

Мануэль и Пабло заявились через полторы минуты после ее звонка, нагруженные пакетами. Марисса помогла им расставить все предметы и скривилась, может на кого-то такие уловки и действуют, а ее лишь раздражают.
- Ты готов, герой-любовник? – спросила она мексиканца, тот кивнул, внутренне собираясь, день предстоял не простой. – Тогда, мы с Бустаманте уходим.

- Скажи мне, милый мой Паблито, о чем это твоя кукольная секретарша хотела поговорить с моей сестрой? – вкрадчиво поинтересовалась рыжая, когда они вышли из комнаты.
- Я лучше промолчу, но повод, несомненно, достойный.
- И все-таки? – не желала отставать Спирито.
- Даже не проси! – Пабло был непреклонен, ему совсем не хотелось умирать молодым. Желая перевести тему, он поморщился и потер один из синяков. – Черт, Спирито, так болит! И почему мне все время достается из-за тебя?
- Значит так, я не поняла к чему это твое «все время»! – нахмурилась Марисса. – Из-за меня ты дрался только один раз, к тому же, я тебя потом еще и лечила.
- Фиговый из тебя лекарь, милая, - ухмыльнулся парень. – А с Фабианом?
- А я тебя просила? – вопросом на вопрос ответила она. Я просила только помочь мне.
- И все-таки жутко вредная! – вздохнул он.
- Только посмей сказать, что тебе это не нравится! - рассмеялась она.
Пабло ничего не ответил. Она нравилась ему вся: неугомонная, вредная, до жути, непокорная, но родная и самая любимая. То, что они умудрялись разговаривать и не ссориться вселяло в него надежду на благополучный исход их истории любви.
А вот Мариссу это пугало. Она же только освободилась от своей маниакальной зависимости «Пабло Бустаманте – голубоглазая и самая любимая сволочь». Почему только она начинает свыкаться с мыслью, что он ей ни к чему, как он начинает вести себя, так, что она еще больше в него влюбляется? Так хотелось быть с ним и раствориться в этой сказочной любви, но жизнь не сказка и в ней не бывает счастливых концов…
В таких разных настроениях они и разошлись. Марисса ушла отлавливать сестру, а Пабло к себе. Ему надо было немного подумать.

- Ну и о чем ты хотела со мной поговорить? – устало вздохнула Коллучи.
- О Мариссе и Пабло…
- Я не буду говорить с тобой о своей сестре, - Мия развернулась что бы уйти.
- Подожди, - остановила ее Консуэла. – Я хочу помочь им быть вместе, они же любят друг друга…
- Зачем это тебе?
- Я кое-что расскажу, а ты просто послушай…
И Консуэле пришлось частично открыть правду об их с Бустаманте отношениях, Мия внимательно слушала, но тут прибежала всполошенная Марисса.
- Мия, ты мне срочно нужна, пойдем в комнату!
- Но, Мари… - девушка пыталась слабо сопротивляться, но рыжая тащила ее за собой, не слушая возражений.
- Прошу, - Спирито гостеприимно распахнула дверь, Мия повернулась лицом к сестре, собираясь задать какой-то вопрос, но не успела…

- Марисса, что ты делаешь? – вскрикнула Мия, когда предприимчивая сестричка впихнула ее в комнату и закрыла дверь на ключ. – Черт! А говорит, что нормальная! – она повернулась к кроватям и увидела…

Ну вообще-то, на мой взгляд, ничего особенного она не увидела. Ну шарики, ну цветочки, ну свечки, шампанское и другая белиберда, которая, по мнению некоторых молодых людей, должна покорить девушку. Покорена Мия не была, скорее напугана, потому как ко всей этой прелести имелось приложение в виде Мануэля Агирре.
- И что все это значит? – сердито спросила она, пытаясь спрятать рассеянность и испуг.
- Это значит, что нам надо поговорить.
- Да ты что? – притворно изумилась она. - А моего мнения кто-нибудь спрашивал?
- Мия, нам пора разобраться в наших отношениях, - Мануэль старался держаться спокойно, но это было, на редкость, сложно.
- Я ни в чем не собираюсь разбираться. Когда она должна нас выпустить?
- Они…
- Что они? – удивилась она.
- Они должны нас выпустить. Пабло и Марисса.
Некоторое время оба молчали.
- Так когда? – повторила свой вопрос Мия.
- Марисса обещала, что только тогда, когда мы помиримся, - он улыбнулся, надеясь смягчить ее сердце.
- Я с тобой не ссорилась, что бы мириться, мы просто расстались.
- Мия, ну давай попробуем еще раз. – Агирре приблизился к ней, собираясь заключить в объятия и получить прощение.
- Нет! – крикнула она. – Не смей ко мне подходить! О Боже! Я не выживу! Весь день в комнате с ацтеком! Господи, чем же я это заслужила?! – Мия упала на кровать и, закрыв лицо руками, заплакала. Она боялась, боялась верить, а не верить не могла. Она боялась боли, которую он ей обязательно опять причинит, а главное она боялась себя, своего сердца, которое уже все простило и всему поверило.

Ману с болью смотрел на самую любимую девочку в мире. Зачем, зачем он приехал в Аргентину? Зачем влюбился сам и позволил полюбить себя. Он ничтожный человек, он всем приносит только боль, а больше всех этой девушке. А ведь он готов за нее жизнь отдать. Дурак, он хочет ее вернуть, а неплохо бы ее спросить: чего хочет она? Ей ведь, наверняка, будет лучше без него! Все, решено, он прекратит эту пытку, он освободит ее, а сам будет просто медленно и мучительно умирать. Но это уже не важно.
Он направился к окну. Девушка подняла глаза, услышав, как стукнула рама.
На подоконнике стоял Мануэль…
- Ты что делаешь, идиот! Болван! Кретин! – завизжала Мия. Она почему-то решила, что он решил выпрыгнуть.
- Собираюсь освободить тебя от своего присутствия.
- Но… Но здесь же третий этаж…
- Здесь рядом водосток.
- Но это опасно! – не отставала она.
Мануэль повернулся к ней лицом.
- Не очень. Прекрати, ничего со мной не случиться. Не волнуйся, я не отягощу твою совесть своей гибелью.
- Ты можешь упасть и что-нибудь сломать.
- Мия, - он устало потер лицо, - мне все равно. Я готов все отдать, лишь бы ты была счастлива. Даже жизнь, если она тебе вдруг понадобиться. Ты прости меня. Я действительно, идиот и эгоист, я больше никогда не потревожу тебя. Мне жаль, что я однажды появился в твоей жизни. Ты не переживай, я завтра же уеду и никогда не нарушу твой покой.
Мия слушала его с замершим сердцем. Он хочет уехать? Он просит прощения, за то, что появился в ее жизни? Он идиот? Да, он идиот!
- А что ты собираешься делать?
- Не знаю, - он пожал плечами, - наверное ничего. В моей жизни нет смысла. – Он вылез на карниз, - прощай.
- А ну стоять, макака мексиканская! – рявкнула Коллучи. Он неожиданности нога парня соскользнула и он полетел на встречу с асфальтом, но, в последний момент, успел ухватиться за карниз руками. Как ему это удалось, лично я не знаю, но может не зря говорят, что у влюбленных какой-то совершенно особенный ангел-хранитель? Короче, с трудом ему удалось подтянуться до окна, и он мешком ввалился в комнату.
- Ты все-таки решила меня убить? – прохрипел он.

Ни один из них не знал, что крики Мии и висение Мануэля за окном увидели и услышали, а главное, успели доложить Бласу, поэтому тот на всех парах несется сюда. А неугомонная парочка друзей думает, что же делать.

Марисса слышала рассказ какого-то парня Бласу о мексиканце, висящем на карнизе и истошно вопящей девушке. По описанию, Эредиа, естественно, догадался о какой комнате идет речь и кто там может пребывать. Марисса знала, что сама ничего не сможет сделать, староста просто отмахнется от нее, вся надежда была на блондина. Бустаманте был срочно извлечен из своей спальни и недр сознания и доставлен к траектории движения объекта.
- Шевели извилинами, Бустаманте, - прошипела она, толкая его в спину
Пабло лихорадочно пытался сообразить, что делать. Да, он определенно не Консуэла, и Блас на него не клюнет, но должен же быть какой-то выход. На принятие решения оставались считанные секунды, и он поступил в стиле а-ля Спирито…
- Бласик! – на лице блондина было написано слепое обожание.
Несколько человек, проходивших мимо замерли с интересом ожидая продолжения. Даже люди, которые всего раз встречались со Спирито и Бустаманте, уже поняли, что там где эти двое всегда весело. И теперь народ жаждал зрелища.
- Чего тебе, Бустаманте, - пробурчал Блас не глядя на Паблито, - я тороплюсь.
- Бласик, я должен тебе признаться… - Пабло горестно вздохнул и послал старосте томный взгляд. Эредиа, услышав в голосе ученика какие-то странные нотки поднял на него глаза и в ужасе отшатнулся. Марисса в углу тихо давилась от хохота. Она еще не поняла, что затеял ее любимый придурок, но ей уже нравилась реакция Бласа.
А картина, и впрямь, была уморительная. Представьте себе: привлекательный паренек, просто ангелочек (только синяки впечатление портят), влюбленным взглядом смотрит на мужчину и, чуть ли по руке его не поглаживает, а тот в свою очередь взирает на собеседника со священным ужасом в глазах… Так и хочется добавить что-нибудь, вроде: «отстань, противный!»
- Фу, какой ты неприветливый! – пропел Бустамантик, излучая привычную улыбку, которую так любили девушки. Но то - девушки, а то - староста… Бласик еще больше напрягся. – Ну что такое? – теперь Паблито надул губки. – Не смотри на меня так, а не то я подумаю, что ты меня боишься. А меня не надо бояться, меня надо любить.
При слове «любить», Эредиа совсем поплохело, но он же не мог при многочисленных свидетелях убегать от собственного подопечного? Не мог, поэтому мужественно остался стоять на месте.
- Так вот, - меж тем продолжал Пабло, - я должен тебе признаться, что я испытываю к тебе очень сильное и глубокое чувство…
Спирито согнулась пополам, пытаясь сдержаться и не помешать представлению. Теперь-то она понимала, какое впечатление на окружающих производили ее выходки. А Блас тем временем сроднился цветом лица с… ой, ну какое тут сравнение можно подобрать? В общем, лицо его было белее снега, а на щеках алели два ярких пятна.
- Вы… вы это о чем?.. - все еще с надеждой на благополучный исход дела выдавил он.
- Это я о той большой и светлой любви, которую я испытываю к тебе, - признался блондин, напустив в глаза тумана.
Зрители сдавлено хихикали.
- Бустаманте! – Эредиа пытался сказать это грозно, но получилось как-то жалостливо.
- Я понимаю, что для тебя это несколько неожиданно, но ты не волнуйся, мы будем очень счастливы! Папочка обещал все устроить. Мы будем жить вместе, заведем миленького мопса, а захочешь, усыновим ребеночка… - Пабло говорил все что в голову придет, лишь бы он забыл о том куда шел.
- Ребеночка?..
- Конечно!.. - голубоглазик и сам уже с трудом сохранял серьезный вид и поэтому решил завязывать. - Обязательно ребеночка! Ведь дети, это цветы жизни!..
- На могиле своих родителей, - пробормотал себе под нос Блас.
- Вот только, тебе нужно будет сделать анализы, а то вдруг ты не здоров…
- А это тут причем? Мы же его усыновим?
- Так ты уже согласен! - обрадовался Паблито. Марисса, наконец пришла в себя и подошла к «парочке».
- Ладно, Бустаманте, я уже поняла, что он поверил. Долг ты отработал, гений актерского мастерства. Тебе надо с мамулей выступать. Кстати, в ее новом мюзикле требуется актер на роль голубого, а тебе отлично удается, не хочешь играть в театре?.
- Что? – староста перевел дыхание.
- Ничего особенного, - пожала плечами наглая девчонка, - просто, супермен проспорил мне одно желание, и я попросила его сыграть «большую и светлую любовь» к тебе. С заданием он справился. Так что, вы оба свободны.
- Вот значит как?! - с таким выражением лица, Блас был и впрямь похож на посланника ада. – Отлично! Тогда получай наказание, Спирито. Хотелось посмеяться, теперь развлекаться буду я. Сегодня вечером у вас дискотека в клубе… Так вот, ты станцуешь там стриптиз.
- Бласик, а тебе никто не говорил, что развращение несовершеннолетних подсудное дело? – скривилась девушка.
- А я тебя и не заставляю полностью раздеваться. Но некоторое удовольствие мы все получим, да, Бустаманте?
Пабло кивнул. Стриптиз в исполнении Мариссы Пиа Спирито – это предел мечтаний. Хотя нет, не предел, его фантазии заходили и дальше… Но что-то меня снова занесло.
- А что будет, если я откажусь? - Спирито совсем не пугала данная перспектива, ну станцевать на сцене, ну эротично, ну раздеться до белья… В конце концов, ей скрывать не чего! Это пускай они волнуются. Главное, цель должна быть достигнута.
- Я найду способ устроить тебе неприятности, и я думаю Бустаманте мне поможет.
Паблито закивал головой, как китайский болванчик.
- Черт с тобой, Эредиа!
- Вот и договорились! – и довольный собой староста ушел в корпус преподавателей.

А тем временем в комнате Спирито-Коллучи…

- Конечно, всегда мечтала сесть за убийство обезьяны, - фыркнула Мия.
- Спасибо на добром слове. – Мануэлю было уже, как-то, все равно, что она говорит, он принял решение.
- Да не за что! Бежишь от проблем, Агирре? Ты определенно переобщался с суперменом, это его прерогатива! – лицо девушки выражало скуку и презрение.
- Я не бегу от проблем, а избавляю от них тебя! – заорал он (и чего они все постоянно орут?). – Я просто хочу освободить тебя!
- А ты не пробовал меня спросить, хочу ли этого я?! – Коллучи тоже решила не миндальничать с ним.
- А ты разве скажешь?! Ты только вопишь: «Отстань, грязный мексиканишка! Уйди ацтек!».
- А ты, конечно, хотел, что бы я признавалась тебе в любви после того, что ты сделал?
- Нет, просто что бы дала мне шанс заслужить твое прощение!
- Зачем оно тебе? Будешь тешить свое самолюбие? – глаза блондинки метали молнии. Он все так здорово придумал, но, как всегда, забыл спросить ее. – Если хочешь знать: я не хочу, что бы ты уезжал!
Мануэль изучающе посмотрел не нее. Она издевается?
- Почему?
- Не скажу! – вдруг Мия представила, как это все выглядит со стороны: парень и девушка растрепанные и сердитые ведут бессмысленный диалог. Детский сад какой-то! А она наивно считала, что уже выросла… А говорят, что взрослые люди умеют прощать…
- Прости, - мексиканец опустил голову, - я не имею права спрашивать. Если ты не против, подожду здесь пока нас не выпустят. Обещаю, что не буду приставать к тебе.
- И ты не будешь требовать ответа на вопрос? – удивилась девушка.
- Зачем? Ты же все равно не скажешь.
- Ну почему же, скажу. Я не хочу, что бы ты уезжал, потому что мне плохо без тебя. Даже когда ты насмехаешься надо мной, я радуюсь. Радуюсь тому, что имею возможность слышать твой голос, видеть, как шевелятся твои губы.

Они стояли посреди комнаты друг напротив друга. Странный это был момент, они были так откровенны, хотя и не желали этого.

- Но тебе же больно… - еле слышно выдавил он.
Глупый, глупый диалог. О чем они вообще говорят? Ругань, дурацкие признания, и еще, кажется, она просит его не уезжать.
- А тебе нет?
Мануэль качнул головой.
- Тогда, может, пора прекратить причинять боль? – Им давно надо было поговорить по-взрослому, и она решила, что момент настал.
- Ты сможешь меня простить? – у него не было сил ходить вокруг да около.
- Смогу, - твердо ответила Мия, - уже смогла, но не знаю, смогу ли забыть.
- Я постараюсь помочь тебе. Я люблю тебя.
Она подняла на него уставшие глаза. Он сказал это, сказал без пафоса и желания кому-то что-то доказать, просто констатировал факт (вспоминается: «...я констатировал факт. Факт при этом визжал и вырывался, но я его все-таки констатировал...». Мой пламенный привет Юлечке). Сейчас был определенно не тот случай, что бы играть в капризную избалованную девочку, поэтому Мия просто подошла к нему и обняла за талию. Он прижал ее покрепче, стремясь забрать всю боль, что умудрился ей причинить. Тишина обволакивала, забивалась под кожу, как пыль, хрустела на зубах. Лишь через несколько минут она шепнула в ответ:
- И я люблю тебя.
И вот тогда мир взорвался разноцветными фонтанчиками фейерверков.

Они и не знали чего стоило их примирение рыжей. Блас определенно превысил полномочия, когда устроил ей такое наказание, но спорить она не решилась. И поэтому теперь ей предстояло танцевать.
Надо же, как у Паблито глазки заблестели при слове «стриптиз»! А говорит, что она его, как женщина не интересует. А еще Марисса пыталась понять, куда делась вся холодность из их отношений. Еще три дня назад, они грозились заморозить все вокруг своими словами. Еще три дня назад, ненависть Пабло к ней не подвергалась сомнению. Еще три дня назад, все было просто и понятно, а теперь…

На лице Пабло сияла довольная улыбка чеширского кота. Увы, пока он не имеет возможности единолично лицезреть все прелести любимой, но все сделает для этого, а пока ему остается наблюдать из толпы. Он старательно разрушал вечную мерзлоту, которая поселилась в их отношениях. И теперь она вздрагивала от его прикосновений, но не от холода, а от жара, исходившего от Пабло. Марисса оттаивала и становилась собой. Марисса…

И вот оно, то чего ждали – вечер, клуб. Время плавно движется к полуночи, и близится выход Мариссы.
Она поднялась на сцену в строгом костюме (где она его добыла летом, да еще и в лагере – тайна покрытая мраком), высоченные шпильки, соблазнительная улыбка… Многим вспомнился довольно старый фильм с Деми Мур. Девушка начала расставаться с предметами туалета, плавно покачиваясь под музыку. Глаза у всех сидящих в зале парней загорелись. Марисса могла бы стать самой сексуальной и желанной девушкой “Elite way”, если бы только она того захотела. Какие там Мии Коллучи и Консуэлы, с их модельной внешностью? Да они красивы, но холодной стандартной красотой, а в Мариссе сейчас заключалось все, о чем только мог мечтать любой мужчина.
Пабло восхищенно следил за ее движениями, она пленяла и завораживала. Он перевел взгляд на сидящих в зале: ни один из них не остался равнодушным, даже Блас не мог оторваться.
Вот юбка опадает к ее ногам, пируэт…
В дверях клуба стоял директор. Кроме Спирито его никто не видел, и ей надо было, как всегда, что-то срочно выдумывать.
Марисса спрыгнула со сцены, в полете скинув туфли, подбежала к Дуноффу и, уткнувшись ему в плечо, разрыдалась.
Все присутствующие проследили за траекторией ее перемещения, наш пятый курс замер.
- Что здесь происходит? Сеньорита Спирито, почему вы плачете и, черт возьми, почему вы в таком виде?
- Сеньор Дунофф! – девушка всхлипнула и разразилась очередной порцией рыданий. Пабло встал со своего места и подошел к ней.
- Мне кто-нибудь объяснит, что все это значит? – нахмурился Марсель. Его очень смущали слезы рыжей бестии, он никогда ранее не видел ее плачущей. Увы, Блас пропустил эту чудную картину, так как отвлекся (ну это мягко сказано) на Консуэлу, которая продефилировала мимо его столика (о ней он все-таки не забывал).
- Сеньор Эредиа… Он… Он заставил меня… танцевать здесь… при всех… полуобнаженной… - Марисса подняла на директора заплаканные глаза.
- Бустаманте принимал в этом участие?
- Он и Пабло заставил, когда тот за меня заступился, сказал, что иначе скажет вам что мы здесь устроили что-нибудь ужасное, и вы нас выгоните…
- За что он вас наказал? - Марсель смотрел на несчастную с отеческой заботой, его и самого временами раздражала бесцеремонность старосты, но слишком влиятельные были у того знакомые, что бы так просто его уволить. А тут такая возможность…
- Ничего особенного, - вмешался блондин, - мы просто играли в волейбол, и Марисса случайно попала мячом ему в лоб.
- Понятно, - кивнул директор. - Я разберусь. А вы, Бустаманте, проводите сеньориту Спирито в ее номер и, ради Бога, накиньте на нее что-нибудь.
Паблито с готовностью стянул с себя рубашку, завернул в нее дрожащую девушку, подхватил ее на руки и вынес вон, оставив Эредиа разбираться с ОЧЕНЬ сердитым начальством.

Сабрина почему-то сразу догадалась где и с кем сейчас Ману и порадовалась за него, если у него все получится, то она отпустит. Теперь уже все равно, она ведь не может думать ни о ком, кроме НЕГО. А ОН больше не подходил, и Сабрина незаметно наблюдала за ним в клубе. ОН выглядел, неожиданно печальным. И девушке стало его безумно жаль, но она подавила в себе это чувство, она не имеет права на слабость. Хватит и того, что ОН уже успел ей сделать, больше она не поддастся на не его невозможные глаза и сладкие слова. Никогда… Вот только почему «никогда» наступает, иногда, неожиданно быстро?

От клуба к жилым корпусам надо было идти через пляж. Пабло неспешно брел по мокрому песку со своей бесценной ношей. Немного погодя она заметил, что плечи Мариссы трясутся.
«Неужели, она плачет?» - со священным ужасом подумал он. - «Ей же, наверное, жутко неприятно было вытанцовывать почти голой перед толпой народа?»
Одной рукой он перехватил ее поудобнее, а второй поднял лицо за подбородок. О нет, Марисса отнюдь не плакала, наоборот, она просто беззвучно смеялась.
- Ну разве я не гений? – кокетливо спросила она, глядя на него своими глазами, которые, в свете, звезд казались темно-темно-сливовыми.
- Гений, - прошептал он и легко прикоснулся к ее губам. Он и сам не мог объяснить, зачем сделал это, может, просто не было сил противиться искушению? Спирито не растерялась и с большим удовольствием включилась в процесс. Она решила не врать себе, ибо врать самой себе глупо, и честно признала, что именно такое завершения дня кажется ей особенно удачным. Бласу напакостили, сестру с другом, если повезет, помирили, чего еще желать, кроме как поцелуя с любимым под занавес.
Но целоваться в таком положении, на редкость не удобно, ведь так хотелось прижаться поплотнее, поэтому Пабло поставил девушку на землю.
Он не знал, сколько они уже так стоят, но вдруг заметил, что она сильно дрожит и переступает с ноги на ногу.
- Что случилось? – пробормотал он ей в губы.
- Песок холодный, а я босиком, - так же стараясь не отрываться, ответила она.
Голубоглазик засмеялся, опять подхватил ее на руки и закружил.
- Пойдем домой, - шепнула она. Он лишь кивнул, ему очень не хотелось нарушать их хрупкую гармонию какими-либо словами. Молча он донес ее до корпуса, в холле Марисса спрыгнула у него с рук.
- Ну что, Паблито, спокойной ночи! – она уже направилась к себе, как вдруг стала расстегивать рубашку, - прости, забыла отдать.
Пабло, как завороженный, смотрел на ее тело, едва прикрытое кусочками кружевной материи. Почему-то сейчас она возбуждала его больше, чем тогда на сцене. Быть может потому, что тогда она принадлежала всем и никому конкретно, а сейчас, сейчас этот маленький стриптиз персонально для него.
Несмотря на лавры супермена, Пабло все-таки не был дураком и разгадал коварные планы Спирито.
А Марисса и сама не знала, зачем его провоцирует, просто ей так захотелось, а она привыкла выполнять собственные прихоти.
Вдруг в голове что-то щелкнуло – «Мия и Ману»!
- Черт! – взвизгнула она, - мы совсем про них забыли. Они сидят в комнате уже больше десяти часов и либо убили друг друга, либо все-таки помирились.
Спирито уже готова была поспешить к «заключенным», но внезапно вспомнила, как выглядит.
- Может, ты еще раз одолжишь мне свою рубашку на время? – спросила она, с веселой насмешкой глядя прямо в такие родные глаза. Паблито усмехнулся.
- А почему бы и нет. Я даже тебя донесу, пол холодный, а я все равно целый вечер работаю твоим транспортным средством.
- Отлично, - Марисса застегнула пуговицы и обняла его за шею, - вези меня, мой северный олень!

Когда Марисса открыла дверь, их взору предстала умилительная картина: Мия и Ману в обнимку лежали на кровати и ворковали, аки два голубка, перемежая свою речь поцелуями. Оба синхронно повернулись на скрип двери и с интересом рассматривали вошедших. Все-таки, давненько они не видели рыжую и блондина вместе, да еще и не ругающимися и ничего из себя не изображающими.
- Помирились? – радостно воскликнула Марисса. Мия кивнула, счастливо улыбаясь. – Сработало, - Подмигнула она Паблито.
- А вы? – спросил Мануэль.
- Что? – Спирито недоуменно вскинула бровь.
- Помирились?
- Нет, просто Паблито любезно подвез меня до места обитания.
- Ладно, - Коллучи поднялась с кровати, - нам до ужаса надоело сидеть взаперти, так что мы пожалуй пойдем. Прогулка под луной, что может быть романтичнее? – И счастливая парочка выбежала из комнаты.
- Может ты отпустишь меня? – поинтересовалась Марисса. Бустаманте кивнул, все то время, что они находились у нее, с его лица не сходила довольная улыбка. Он разжал руки, позволяя ей освободиться.
- А мы молодцы!
- Это точно, - согласилась девушка. - Хм, а шампанское так и не выпили.
- Может, отпразднуем их воссоединение.
Она на секунду задумалась, но потом благосклонно кивнула.
Пабло ловко откупорил бутылку, разлил напиток по бокалам и уселся на пол, Марисса примостилась рядом с ним.
Шампанское было выпито, а они так и сидели, рыжая голова покоилась на плече у парня.
- Пора спать, - сладко зевнула она.
- Угу.
- Но так не хочется вставать.
- Если хочешь, можешь лечь ко мне на колени, - предложил Пабло. Девушка свернулась клубочком, а он поудобнее облокотился о кровать. Так они и заснули.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:52 | Сообщение # 11

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День шестой

Как ни странно, так же они и проснулись. Точнее, пока еще, только Пабло.
В дверях стояла добрая половина курса и все пялились на них. Парень пару раз хлопнул голубыми глазами, надеясь, что это все глюки и никто не помешает их с Мариссой утренней идиллии. Но надежды не оправдались.
- Как спалось? – хмыкнул Томас.
- Пока вы не пришли – отлично, - сердито, но очень тихо, пробурчал Паблито, мечтая, что бы девушка, так уютно лежащая у него на коленях, подольше не просыпалась. Но и здесь ему не повезло. Марисса под чужими взглядами заворочалась. Заспанные глаза распахнулись.
- Привет, - улыбнулся Пабло.
- Привет, - прохрипела она, гадая что это: продолжение сна или реальность. Потом, решив не мучаться такими сложными вопросами с утра пораньше, перевела очумевший взгляд на дверь. – А что эти здесь делают?
- Пришли выяснить спим мы или нет, - радостно пояснил Пабло. То, что Марисса пока не выразила никакого неудовольствия от положения собственного тела, его, несомненно, приводило в восторг.
- Скажи, что спим и пошли их к черту, - Спирито уже догадалась, что это жестокая реальность, ее воображение ни за что не всунуло бы в сон всю честную компанию. ТАМ они с Пабло были бы одни.
- Все слышали?
Группа товарищей согласно кивнула и поспешила уйти.
- Выспалась? – заботливо спросил блондин, внимательно изучая ее лицо. Неизвестно, выпадет ли ему еще раз возможность проснуться с НЕЙ.
- Ага. Слушай, а ты очень даже ничего в качестве подушки, - Марисса прикусила язык. Совсем ни к чему ему знать, что ей замечательно спится с ним. Ей вообще хорошо просто быть с ним рядом.
Пабло расплылся в довольной улыбке. Ну наконец-то, она признала, что им хорошо вместе!
И девушка тут же исправила оплошность.
- Ну хоть на что-то ты годишься! Все, Паблито, свою функцию ты выполнил, теперь можешь быть свободен. – Рыжая поднялась.
Улыбка моментально спала с лица Бустаманте. Ах, вот значит как!
- Ах, вот значит как, Спирито! Пока я был тебе нужен - ты пользовалась, а как надобность отпала – пошел вон Паблито! – рявкнул он, подходя к ней вплотную.
Похоже, спальня Спирито-Коллучи провоцировала своих хозяек на выяснение отношений.
- А ты на что надеялся? Ты что думал, что сделаешь пару раз доброе дело, и я рухну к тебе в объятья? – Марисса почти шипела. Ведь именно это и хотелось проделать, причем уже довольно давно. – Забуду про все то, что ты успел мне сделать? Твои гадости и подлости? Да, я использовала тебя, так же, как и ты используешь людей! Ты ведь всеми пользуешься: папулей, этой дурой Соль, мной…
- Это ты дура! – у Пабло совсем снесло крышу от злости. Как ей удается все так перевернуть? Он ведь делал это не потому что хотел что-то кому-то доказать, а просто потому что любит ее и друзей и хочет помочь. Но Спирито… Черт, Спирито и есть Спирито, она всегда найдет повод придраться к нему. – Когда я тебя использовал? Когда попросил притвориться моей девушкой перед Паулой? Так ты была не особенно против! Или как? Может, я тебе должен, Спирито?!
- Не смей на меня орать! – Марисса швырнула в него, случайно оказавшийся под рукой, любимый кед. – Ненавижу тебя! Убирайся из моей комнаты!
- И уйду! – крикнул Пабло и вылетел прочь, забыв забрать у девушки свою рубашку. – Ненавижу ее, - шептал он по пути в свою комнату. – Ненавижу за все. Что ты со мной делаешь, Спирито? Я так больше не могу. Почему все это досталось именно мне? Неужели я не заслужил быть хоть немножечко счастливым? Почему за одну ошибку я расплачивался полтора года, а за собственные убеждения должен платить всю оставшуюся жизнь?
Марисса проводила его взглядом и только потом поняла, что натворила.
- Ты идиотка, - беззвучно шептала она. – Зачем ты всего этого наговорила? Ты же так не считаешь. Ты любишь это чудовище. – Она прикрыла глаза, стараясь скрыть от самой себя слезы, и убедиться что это лишь пылинка, или просто резь. – Почему с моей любовью все не так? Почему я влюбилась в того единственного, который не может не причинять мне боль. Нет жизни у моей любви, нет будущего. И совсем не важно, что он тогда пришел… Ненавижу! – последнее слово она прокричала и, забравшись с головой под одеяло, свернулась клубочком и наконец позволила слезам пролиться.
А Пабло выхватил из шкафа первую попавшуюся футболку и ушел гулять на пляж. Есть ему не хотелось, ему вообще уже ничего не хотелось. Он просто устал, устал что-то ЕЙ доказывать. Она никогда не верила в его любовь и не надо! Он справиться, наверное…

Радости Бласа и Консуэлы не было придела: их план сработал на все сто. Пабло и Марисса ушли из клуба вместе, да еще и в таком виде… Да именно в этом и состоял план коварной блондинки. Неплохо изучив голубоглазика, она решила, что его надо как-то подтолкнуть к выяснению отношений с любимой. Банальные способы тут не прокатят, не те они люди. А стриптиз должен простимулировать некоторые жизненные процессы в организме парня и подтолкнуть его к решению проблемы. Блас с восторгом согласился. Он хоть и «посланник ада», но все-таки тоже мужчина и довольно молодой, ну почему бы не совместить приятное с полезным? Правда, когда Бустаманте подвалил к нему с признаниями в любви, он малость ошалел, такого в его практике еще не было. Но рыжая призналась, что это спор и у него отлегло от сердца, и тут Блас понял – вот он потрясающий повод дать такое нетривиальное наказание. А как блондин был доволен! Все так душевно сложилось, только Дунофф приехал совсем не вовремя, (и как Блас это пропустил? Да, не доведет до добра изучение стройных ножек) и ситуация вышла из-под контроля заговорщиков, оставалось надеяться, что Пабло воспользуется, подвернувшимся случаем по полной.
Упоминание Эчаменди сбило всю решимость с директора, но для себя Эредиа решил, что если эти двое монстров не помирятся, то он даст им такое наказание… И только Консуэла пока спасала неугомонную парочку от неминуемой расправы.

Пабло уже с час сидел на берегу, на том самом месте, где они в первый день успели так чудненько пообщаться с Мариссой. Он пытался что-то еще придумать, но мысли разбредались, как овечки у нерадивого пастуха, а тут еще Гидо принесло.
Парень подлетел к блондину с безумной улыбкой на устах.
- Чего тебе? – устало выдохнул Бустаманте, счастье окружающих, на фоне собственных неприятностей, сильно раздражало.
- Пабло, Пабло! – Лассен запрыгал вокруг него, заглядывая в глаза, - скажи мне, как удивить девушку.
- Подари ей цветы, - равнодушно бросил Пабло.
- Нет, это так банально! Ей нужно что-то необычное! – Гидо продолжал почти пританцовывать. – Ну Пабло! Бустаманте! Супермен!
От последнего слова в душе парня вспыхнула злость. Эта вредная Спирито всех заразила «суперменом».
- Отвали! Почему ты вообще ко мне обращаешься? У Томи, вон спроси!
- Ну ты же у нас специалист по девочкам! Если уж тебе удалось с Мариссой вместе провести эту ночь… - Гидо игриво усмехнулся.
- Прекрати! – заорал Пабло. – Мы просто спали, понял?! И это ничего не значит! – «По крайней мере, для нее», - добавил он про себя.
- Понял, как не понять, - но нахальная ухмылка так и не исчезла с лица. – Ну так, что ты мне посоветуешь?
- Посоветую оставить бедную девушку в покое, это будет для нее лучшим подарком, - блондин был определенно не в настроении шутить и, уж тем более, что-либо советовать.
Ну чего он хочет? Ему бы со своей девушкой разобраться, а тут пристают с чужими.
Но и обижать друга не хотелось.
- Не смешно! – Лассен насупился. – Вот только хамить не надо.
- Прости, - Пабло примирительно улыбнулся, - сейчас постараюсь что-нибудь придумать.
- Только не серенаду! До сих пор вспоминаю, как в вас летели горшки…
- Не смешно, - рявкнул Бустаманте. – И вообще, это была идея мексиканца…
- Ну да! Лаурита, конечно не твоя сумасшедшая, но вдруг…
- Ладно, натяни на лицо выражение посерьезнее…
Гидо постарался изобразить требуемое. Получилось, честно говоря, обалденно.
- Я сказал посерьезнее, а не подебильнее! Лаура девушка образованная, так что учи стихи, а вечером ей продекламируешь. Только приличные стихи и про любовь.
Лассен скривился.
- Это все?
- А что ты еще хотел?
- Ну… ладно, стихи, так стихи! А какие?
- О Господи, угораздило подружиться с идиотом! Возьми Неруду в библиотеке. Она здесь точно есть, сам видел. Если не знаешь, то это такое помещение, где много-много книг, хотя откуда тебе знать…
- Прекрати Пабло, - вот сейчас лицо парня приобрело таки серьезное выражение. – Я знаю, что такое библиотека и знаю, что если ты постараешься, то вернешь ее.
- Твоими бы устами…
- Да Лауре стихи читать! – Гидо опять дурашливо улыбнулся. – Все пошел искать это жуткое место, как ты сказал биб-ли-о-те-ка? – Он помахал другу рукой и побежал в сторону жилых корпусов, библиотека, как вы понимаете, находилась именно там.
А Пабло задумчиво уставился на воду, опять погружаясь в себя. Но его кто-то тронул за плечо. Блондин обернулся.
- ТЫ?!

Примерно через полчаса Марисса все-таки успокоилась и пообещала, что если получит удовлетворяющее объяснения его поступкам, то хотя бы постарается его простить. Примерно с такими мыслями она отправилась на завтрак, решив немедленно поговорить с блондином, но увы, вышеназванный товарищ отсутствовал. А кроме него еще куда-то запропастились Мия и Мануэль, впрочем, Спирито догадывалась куда.
Завтракать ей пришлось в компании Сабрины и Кончу, но обе были с головой погружены в собственные мысли и совсем не мешали мыслительному процессу Мариссы Пиа Спирито.
Кажется, опять активизировалась парочка Хоакин – Паула, что огорчало, и так проблем навалом, а тут еще с этими разбирайся. Паулита кидала на рыжую ехидные взгляды, и Мари даже слегка забеспокоились, не похитили ли ЭТИ голубоглазика. А то фантазия у них бедновата, а супермен из Мариссы никакой.
Вот брюнетка поднялась со стула и направилась к Мариссе.
- Где же твой милый? – с довольной ухмылкой пропела она.
Марисса скользнула взглядом по ее, уже изрядно потрепанному, лицу. Чего хочет эта женщина? Сообщить ей о том, что блондин уже нашел себе очередную куклу и целуется с ней где-то в углу? Ну и ладно! Ей все равно. Честно. Ну хорошо, почти… Вранье! Если он сейчас с кем-то, она его просто прибьет или кастрирует, так даже лучше.
- Чего тебе? – равнодушно бросила она. – Ты намекаешь, что он где-то гуляет и не один? Вынуждена тебя разочаровать, из камикадзе здесь только ты, остальные просто не рискнут.
- Ну-ну, - прошипела Паула. – Ты еще вспомнишь мои слова, глупая девчонка. Если он сумел так легко забыть меня, то однажды и тебя выкинет из своей жизни, как ненужную вещь.
- Не сравнивай, я не ты, – фыркнула Марисса, мысленно соглашаясь. Да что там, он уже с успехом это проделал.
- Для него это не имеет значения! – бросила Паула напоследок и неспешно удалилась, оставив девушку теряться в сомнениях.
Покончив с завтраком Спирито отправилась на поиски супермена…

Сегодня Соль сидела за столиком своего парня и его друзей. Ее очень взволновало их давнишнее знакомство с Сабриной и ей захотелось кое-что прояснить.
- А правда, что вы учились с одной моей одноклассницей? – начала она.
Лео и Фабиан, до этого активно жующие, замерли и уставились на девушку. Соль же пыталась отследить реакцию своего парня, но Виктор даже ухом не повел. Тогда она обратила взгляд на этих двоих.
- А что? – хрипло выдохнул Лео.
- Да так, - блондинка невинно пожала плечами. Просто она мне рассказала много интересного…
Оба парня отложили вилки и просто пожирали ее глазами. Внезапно в голову Ривароллы пришла странная мысль о том, как они похожи. Оба брюнеты, только один зеленоглазый, а второй сероглазый, оба высокие и привлекательные, у них даже мимика похожая. К чему это все она не поняла, да и не склонна была эта девушка грузить свою крашеную головку чем-либо кроме моды, косметики и своих мальчиков.
- Ладно, это не важно, - она поднялась и потянула за собой Вика. – Пойдем милый, мы с тобой собирались загорать.
Парень встал, послал двоим друзьям насмешливый, только им понятный, взгляд и направился за своей девушкой.
И они конечно не видели, как Лео подскочил и куда-то ушел, а Фабиан остался сидеть за столом с задумчивым видом, не обращая внимание на высказывания Пьера.

Мия и Мануэль всю ночь провели на пляже, целуясь в свете звезд. Они смеялись, загадывали желания, увидев, что одна из блестящих точек падала, они были счастливы. Просто и наивно счастливы. Часам к шести парочка жутко проголодалась и парень отправился на кухню, с целью добычи еды. Вернулся он только через полчала слегка потрепанный, но довольный и с бутербродами. Повара погнали его и ему пришлось добывать хлеб и сыр с риском для жизни. Мия сначала хотела поныть, что все это весьма калорийно, но плюнула и с удовольствием впилась зубами в предложенное угощение. Потом сытые и довольные они просто валялись в обнимку, пока не заснули. А проснулись лишь ближе к одиннадцати. Коллучи завопила, что ей срочно надо в душ и привести себя в порядок. Мексиканец заявил, что она в любом виде, все равно, самая красивая, но если ей нужно, то он ничего не имеет против. И они направились в лагерь, договорившись встретиться в парке через полтора часа. За меньшее время Мия категорически не могла собраться.

И вот Мануэль сидел на лавочке в парке и ждал свою принцессу. На дорожке показалась женская фигурка. Сабрина. Как ей объяснить, что между ними все кончено?
- Здравствуй, - она выжидающе смотрела не него.
- Привет, - безрадостно ответил мексиканец.
- Кого ждешь? – Сабрина уже знала его ответ, но хотела получить подтверждение.
- Сабри, понимаешь, нам нужно расстаться, - парень прервался ожидая каких либо слов, но она молчала. – Я люблю Мию, и мы с сегодняшнего дня вместе…
- Отлично! – улыбнулась девушка, - я за вас рада. Надеюсь, мы сможем остаться друзьями?
Мануэль облегченно вздохнул.
- Конечно! Спасибо тебе за понимание.
- Всегда пожалуйста. Я правда рада, что она тебя простила. Теперь у вас все будет замечательно. – Сабрина обняла Агирре и чмокнула в губы. – Будьте счастливы!
Он кивнул, в нетерпении посмотрел на дорожку и увидел убегающую Мию.

Мия шла навстречу со своим ацтеком абсолютно счастливая. Долгие месяцы непонимания кончились, теперь они вместе и навсегда. Вот тут-то она и увидела ЕГО целующего эту Гусман. Хотя почему ЭТУ? Она ведь его девушка, а над Мией он просто захотел посмеяться. Ей не хотелось выяснять отношения, да и что тут объяснишь, поэтому она просто побежала, побежала от него и от новой порции боли.

- Черт! – Мануэль вскочил. – Она все не так поняла! Что теперь делать? Она же мне не поверит!
- Спокойно, я с ней поговорю! – Сабрина бросилась догонять Коллучи.

- Мия, постой!
Мия побежала быстрее. Ну что ей еще надо? Она ведь победила! Мануэль полностью в ее власти.
- Отстань! – крикнула она.
- Да остановись ты, чертова кукла! Я хочу тебе все объяснить.
- А что тут объяснять? – Коллучи все-таки остановилась. – Я желаю вам счастья!
- Ну ты и бегаешь, - Сабрина пыталась отдышаться. – Ты не правильно все поняла. Мы с Мануэлем расстались. Он любит только тебя. Просто мы решили остаться друзьями и это был дружеский поцелуй.
- Расстались? – недоверчиво переспросила Мия.
- Именно. Он не любит меня и никогда не любил. Его сердце давно и прочно занято тобой.
- А ты?
- Что я? – удивилась девушка.
- Ты любишь его?
Дочь продюсера печально улыбнулась.
- Нет, точнее люблю, но не так, как думала.
- А любила? – Мии почему-то очень важно было это узнать. Едва выяснилось, что они не соперницы, как вся неприязнь испарилась.
- Любила и, возможно, до сих пор люблю. Вот только он меня нет.
- Любит он тебя, любит! – заявила, вылезающая из кустов, Марисса.
- Что? Ты?! Откуда ты знаешь? – Сабрина с ужасом смотрела на рыжую бестию.
- Я тебе расскажу, а ты Мия иди к мексиканцу, а то он там с ума сходит.
Мия поцеловала обеих девушек в щеки и поспешила к своей любви. Ей показалось, что она только что приобрела подругу.

Шатенка и рыжая остались вдвоем.
- Ну так? – не выдержала первая.
- Что ты хочешь узнать?
- Откуда ты знаешь кто ОН? И с чего ты взяла, что он меня любит?
- Я похожа на дуру? – поинтересовалась Спирито.
- Тебе честно сказать? – прищурилась Сабрина. – Нет, ты похожа на ненормальную, которая лезет не в свое дело.
- Ну тогда я пойду, - Марисса развернулась, зная, что ее остановят.
- Нет, постой. Так что ты знаешь?
- Фабиан любит тебя.
- Какое неожиданное заявление! – восхитилась девушка, - да будет тебе известно, этот человек, в принципе, не знает, что такое любовь!
- Угу, пойдем, я тебе кое-что покажу, меня умилила эта картина.
Они отправились к пляжу.

На песочке в обнимку сидели два красавца: голубоглазый блондин и зеленоглазый брюнет. Рядом с ними валялся батальон бутылок.
- Ты представляешь, она меня не любит! – выкрикивал брюнет.
- Представляю, - отвечал голубоглазик, - меня тоже не любит ОНА, та единственная, без которой я не могу жить!
- Вот ты мне скажи, может я урод? Почему она даже говорить со мной не хочет?
Какая связь между внешностью и нежеланием разговаривать девушки не поняли, но у пьяных своя логика, не поддающаяся научному объяснению.
- А она говорит, но так, что лучше бы уж молчала! Только и слышу, какой я ни на что не способный идиот. Ты представляешь, все девушки от меня без ума, а я умираю по маленькой рыжей заразе!
- Спирито, что ли?! – пьяно расхохотался Фабиан. – Да, такая девочка…
- Но-но, она моя! – возмутился блондин.
- … Моя Сабрина все равно лучше, и почему я это так поздно понял?! Представляешь, я ей изменял, а она меня любила! А ты изменял?
- Ты что?! – на лице Бустаманте отразился суеверный ужас. – Пока мы встречались – ни разу, я слишком люблю ее. А вот когда расстались… Черт, ну почему она такая упертая?
- И моя… Хотя, она уже давно не моя. Она была больна, ей нужна была моя помощь и поддержка, а я в это время, кувыркался с очередной моделькой! Ну не идиот ли?
- Идиот, - согласно кивнул Пабло, - да и я не лучше…
- Но я же не знал!..

- Ну как? – Марисса наблюдала за метаморфозами происходившими с лицом Сабрины.
- Потрясающе, а ты уверена, что это он?
- Я доверяю своим глазам.
- А я что-то уже не очень. Он конечно придурок, но, что ценно, не пьющий.
- Зато Бустаманте пьющий, а он и мертвого уговорит. Пойдем, пообщаемся?
Гусман кивнула.

За три часа до описываемых событий
- ТЫ?!
Перед ним стоял Фабиан.
- А ты ожидал здесь еще кого-нибудь увидеть? – грустно усмехнулся парень.
- Хотелось бы, - неразборчиво прошептал Бустаманте. В душе теплилась надежда, что Марисса наговорила ему всего сгоряча и пришла извиняться, но она (надежда) тут же скончалась. Спирито не умеет признавать ошибки, а уж ему точно никогда не признается. Да и почему он решил, что она говорила не то, что думала? Наивный мальчишка. Не нужен он ей, мог бы уже давно понять. Сам ведь постарался.
- Увы, друг мой, я бы тоже желал встретить здесь другого человека…
- Друг? – Пабло удивленно приподнял бровь.
- Как не смешно это признать, мы с тобой друзья по несчастью. Ты любишь Мариссу, а я свою бывшую девушку, вот только они в это не верят, - Фабиан устало опустился на песок.
- Она меня не любит!
- Ну конечно.
- А кого любишь ты? – блондин был заинтригован. Еще в день их знакомства этот парень обмолвился о какой то тайне в свой жизни. Тайне, которая помогла ему понять чувства Пабло.
- Ты ее знаешь. Сабрина, - просто ответил Фаби.
Голубые глазенки чуть не повылезали из орбит. Бустаманте вообще сложно было представить, что к Сабрине можно было испытывать пылкие чувства, слишком она сама была какой-то холодной.
- Шутишь? – с надеждой спросил он.
- Ничуть. Люблю безумно, а она не хочет со мной разговаривать.
- Выпьем? – вдруг предложил Пабло.
- А есть что? – с интересом откликнулся Фабиан.
- Найдем! – уверенности скользившей в голосе блондина можно было бы позавидовать.

Еще через час они в обнимку сидели на песке у кромки воды и делились наболевшим.
- Ты понимаешь, да? – спрашивал Пабло. – За что они все так со мной? Я ведь лишь сделал то, что был должен, а они… А она?! Ты понимаешь?
- Угу, - кивал Фабиан, - понимаю. А я? Ну ошибся! Ну с кем не бывает, а ей все равно! Пойду утоплюсь!
- Стоять придурок! – блондин схватил за ногу друга по несчастью и уронил обратно на песок. – Потом. Нет, все-таки все женщины жутки стервы, а эти две стервознее всех!
- Согласен! – поддакнул собутыльник, - выпьем же за них, за тех, кто пьет из нас кровь!
Они чокнулись бутылками и разговор покатился по новой.
- Нет, ты представляешь…
- А ты, вот она…
К приходу девушек их состояние можно было окрестить «имущество ценное, но, увы, недвижимое».

Марисса потратила немало времени на обнаружение своего личного «креста». На тот безлюдный кусочек пляжа она пришла скорее от безысходности. Она ожидала увидеть несчастного блондина, стенающего над горькой судьбой, а вместо этого наткнулась на двух пьяных хрюшек. С трудом совладав с желанием, пойти и оттягать обоих за уши, она решила немного послушать и узнала много всего интересного, теперь осталось только найти ту, которую, несомненно, заинтересует добытая юным следопытом информация. Поиски Сабрины, как вы сами понимаете, увенчались успехом.

- Сабрина, любовь моя! – заорал Фаби, завидев девушек, - это действительно ты или белая горячка?
- Мне показалось, или тебя только что сравнили с горячкой? – заинтересовалась Спирито.
- Мариссита, ты пришла, что бы забрать меня в ад? – вторил ему Пабло, - милая, я готов идти куда угодно с тобой!
- А тебя с посланником преисподней, - хмыкнула Сабрина.
- Это он меня с Бласом перепутал, ну я ему устрою! Предлагаю разобрать эти «сокровища» и растащить их по кроватям.

Девушки подхватили любимых и повели их прочь с пляжа. По пути они переговаривались, совершенно не обращая внимания на свой нелегкий груз.
- И после такого ты будешь говорить, что он тебя не любит? – усмехнулась Марисса.
- Знаешь, пьяных признаний собутыльнику маловато будет.
- Угу, слушай, они еще и песню пели, что-то вроде:
Я люблю тебя сильно,
Ты ведь очень красива!
Я люблю тебя сильно,
Даже больше, чем пиво!
Гусман прыснула.
- И кто у них был генератором идей?
- Стыдно признаться, но это мое блондинистое чудовище. Сочинитель, елки! – фыркнула рыжая.
- Господи, как же он вам тексты пишет? – неподдельно удивилась Сабрина.
- Так и пишет. Сначала рифма: любовь-морковь, а потом ничего, нормально идет.

Парни, к которым отнеслись, как к мебели, прислушались к разговору и уловив знакомую мелодию затянули:
- Я люблю тебя сильно… - причем очень фальшиво.
Сабрина вздрогнула от ужаса. Более гнусного стенания дочь продюсера давно не слышала. Спирито отнеслась ко всему более спокойно, у нее был порядочный опыт общения с нетрезвым Паблито. И заставить его замолчать и делать то, что ей нужно, она умела. Марисса треснула блондина ладошкой по лбу и тут же погладила по щеке.
- Прекрати, чудо!
Пабло послушно замолчал.
У Сабрины, увы, такого опыта не было, да и подход к Фабиану, определенно требовался другой, поэтому она рассеяно хлопала глазами и пыталась зажать ему рот рукой. Фаби вертел головой, как бычок, и категорически отказывался молчать.
- Марисса, что делать? – страдальчески простонала она.
- Займи его язык еще чем-нибудь!
- Чем?!
- Поцелуем! – рыжая злилась. Ну что за люди эти рафинированные барышни! Строят из себя всезнающих, а сами даже пьяного не могут успокоить.
- Он же пьяный! – возмущению Сабри не было предела.
- И что теперь?!
Девушка поморщилась, но душераздирающие вопли Фабиана убедили ее, что другого выхода нет. Она развернула его к себе лицом и аккуратно коснулась губ. Фаби вполне активно включился в процесс.
Пабло и Марисса стояли в обнимку и наблюдали это захватывающее действие.
- Я тоже так хочу! – капризно заявил блондин.
- Тебе могу предложить только в глаз.
Они еще с полминуты полюбовались на целующихся.
- Пойдем, - девушка развернула Бустаманте и потащила его подальше от, ничего не замечающей, парочки.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:53 | Сообщение # 12

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Марисса и Пабло уже скрылись из виду, Фабиан все еще не позволял Сабрине отстраниться.
- Любимая, - прошептал он.
Девушка вырвалась.
- Совсем обалдел? Я тебе все сказала! Отстань от меня!
- Но ты же сама меня поцеловала, - обижено заныл он.
- Другого способа заткнуть тебе рот не нашлось. Ты забыл, что я дочь продюсера и у меня очень тонкий слух, а петь ты никогда не умел, - фыркнула Гусман. На самом деле попыткой заткнуть ему рот это перестало быть с первой же секунды поцелуя. Любила она его и забыть так и не смогла.
- Ах так?! – возмутился Фаби и, покачиваясь, вплотную приблизился к девушке, - тогда я опробую этот способ на тебе! – Он потянулся к ней, но Сабрина отскочила в сторону
- Охладись, - придав парню некоторое ускорение, она отправила его прямо в, призывно поблескивающую, водичку. О, здесь надо отдельно отметить, что именно на этом участке пляжа, даже возле берега, было довольно глубоко. Фаби летел вперед свой смазливой мордашкой и благополучно скрылся в «пучине морской».
Сеньорита Гусман подождала несколько минут, он и не думал появляться на поверхности. Такое положение вещей очень расстроило девушку. Еще секунда колебаний, и она полезла в воду. Сабрине пришлось изрядно помучиться, прежде чем она извлекла на свет Божий Фабиана.
Зеленые глаза закрыты, но дыхание ровное, как будто, не он только что занимался «подводным плаваньем». Заснул?
Она наклонилась к его груди и прислушалась – сердце стучало ритмично, и этот стук отдавался у нее во всем теле.
Заснул?! Это не надолго. Сейчас проснется. Вот наглость то, она тут с ним ругается, а этот гад спит! Девушка потрясла его за плечи – ноль эмоций, потянула за уши (она когда-то давно услышала, что это помогает привести пьяных в чувство), влепила пару пощечин, а Фаби продолжал спать, к тому же начал тихонько похрапывать. Это так ее взбесило, что она чуть опять не скинула его в воду. Помешало только приближение его двоюродного братца.

Выйдя из столовой Лео зашел к себе в комнату, взял там кое-что и пошел искать либо Сабрину, либо Фабиана. Ему повезло – нашел обоих. Еще издали заметив, странные манипуляции Сабрины с телом друга, парень подбежал к ней.
- Идиотка, что ты сделала с моим братом? – накинулся он на девушку.
- Отстань! – фыркнула она, - ничего я с ним не делала, просто у вас семейка придурков!
Лео неприлично выругался.
- Угораздило же его влюбиться в тебя.
- Слушай, - Сабри злобно сверкнула глазами, - вот только не надо мне рассказывать сказки о его большой любви к глупой дочери продюсера. Пьер и так долго компостировал мне мозги. Не верю я ни одному вашему слову.
- Ну и дура, - огрызнулся он. – Фабиан специально приехал сюда, что бы помириться с тобой, он целый месяц до поездки, как безумный, говорил только о тебе. Он даже отказался поехать в Нью-йоркскую школу фотографии, а уж ты то должна знать, как он мечтал туда попасть…
Девушка недоверчиво покосилась на горячащегося Лео. Фотографии действительно были страстью Фабиана. Он посвящал им все свое свободное время. Тут она некстати вспомнила, что за неделю ни разу не увидела его с фотоаппаратом. А Лео между тем продолжал говорить.
- Он разрабатывал планы твоего возвращения, ни одна военная кампания так старательно не готовилась, а ты…
- А что я? – крикнула она. – Что я?! Почему я должна тебе верить? Может, ему просто скучно стало, и он решил вернуть себе любимую игрушку. – Ей было так сложно поверить. Слишком часто она ему верила раньше, слишком жестоко обманывалась. Слишком много боли испытала.
- Ну конечно! – Лео злился. Вот так всегда, врешь – тебе верят, а стоит, в кои-то веки, сказать правду – так обзовут лжецом. – Я предполагал, что ты не поверишь. У меня есть письмо из школы фотографии. Читай! – он вынул из-под куртки пухлый конверт и швырнул ей в руки. – Специально захватил, как знал, что встречу тебя. Здесь еще письма, которые он писал тебе, мечтая вымолить прощение.
Сабрина высыпала бумаги себе на колени. Действительно приглашение на обучение. Если бы он согласился, то сейчас бы гулял по Нью-Йорку… а вот и письма. Торопливые, наполненные виной, с бесконечными исправлениями.
Лео присел на корточки рядом с кузеном.
- Ты читай, а я отнесу его в номер.
- Оставь, - тихо попросила она. – Лучше расскажи мне о плане.
Парень тяжело вздохнул. Как же общение с девушками выматывает. Нет, он никогда не будет влюбляться.
- Ладно, слушай. – Он не знал правильно ли поступает, но знал, что это тот самый случай, когда пора раскрывать карты. Не известно, захочет ли Сабрина еще раз выслушать… - Как он узнал, что ваш курс должен будет проводить каникулы здесь, я не знаю. Целый месяц Фаби приставал к нашим родителям, что бы школа отправила нас сюда отдыхать. Папаши сдались. Ты бы видела его, когда ему сообщили, что мы едем. Он скакал по комнате как горный… - Лео замялся, сравнивать брата с козлом не хотелось, а другого животного к определению «горный» не находилось, – ммм… тигр. - Гусман хмыкнула, угадав причину его колебаний. – И тут приходит это письмо. Мы с Виком и Пьером думали, что он плюнет на свою мифическую любовь и поедет заниматься любимым делом, но этот ненормальный уперся, как… короче, уперся. Мы приехали на день раньше вас. Фабиан с ума сходил от нетерпения, и тут выясняется один примечательный факт – любовь всей его жизни, оказывается, имеет парня. Вот только что-то этот самый парень не особенно доволен своим статусом. Это стало неприятным сюрпризом, и он решил разведать обстановку. Достаточно было одного взгляда мексиканца в сторону Мии, что бы понять, что именно в нее он и влюблен по уши. До обеда мы послушали разговоры ваших одноклассников и узнали, что у них был роман, пока некая Сабрина Гусман не разбила такую чудесную пару. И что ты являешься менеджером группы в которую входят Мануэль, Мия, ее ненормальная сестричка и блондинистый сынок мэра… - он на секунду прервался. Сказать надо было много. Речь Лео была торопливой, он передавал только главные события, опуская бесконечные страдания Фабиана и лирические отступления – с этим они должны разобраться вдвоем. - Когда в столовой ты сделала вид, что не узнала нас, он решил вызвать хоть какую-то реакцию, закрутив роман с одной из девушек. На блондинок он, с некоторых пор, даже смотреть не может, а вот рыжая ему понравилась. Кстати, их отношения с Бустаманте, очень заинтересовали Фабиана. – Парень перевел дух, мысленно представляя себе, что сделает с ним кузен, когда узнает, что он выболтал Сабрине всю правду. Еще бы, признать, что жить не можешь без какой-то девчонки! – Обижать Мариссу ему не хотелось, она чем-то напомнила ему тебя. Но на пляжной вечеринке до него дошло, что эти двое влюблены друг в друга, а это полностью меняло дело. И он загорелся желанием их помирить… Впрочем, это к делу не относится. Мне выпало задание ухаживать за Коллучи. Она, конечно, красавица, но общаться с ней жутко тяжело. Короче, мексиканец бесился, блондин тоже. И тебя не радовало его внимание к Спирито, кстати, а почему?
Сабрина отвела глаза в сторону. Как объяснить, что еще ЕГО внимание к красавицам, она могла понять, но Спирито… Это напоминало издевательство. Девушка молчала, а Лео решил не приставать с расспросами, в конце концов, это не его дело, ему главное помочь другу.
- Пабло прямо активизировался. Надо же, уводят из-под носа! А вот Агирре, хоть и ревновал, но никак не мог решиться хоть на что-то. Фабиан уже начал думать, как натолкнуть рыжую на мысль о примирении сестры и друга, но они с Бустаманте сами все решили… Все же он хорошо тебя знает и догадался, что ты захочешь поговорить с одним из нас и, скорее, остановишь свой выбор на Пьере. Ты бы видела, как он радовался, когда его подозрения подтвердились…
Она слушала затаив дыхание. Столько информации за столь короткий срок. В голове кавардак. Неужели, он действительно ее так хорошо знает, а ей всегда казалось, что Фабиан и не вникал, кто она такая и что делает рядом с ним.
-… Но ты не очень-то прониклась. Ничего не помогало, и он решил просто поговорить начистоту, но, ты, Сабрина, выслушать его отказалась. Вот собственно и все. Может, теперь ты мне расскажешь, что здесь произошло? – Лео вопросительно уставился на девушку.
- Ничего, – пожала она плечами, - просто они с Пабло напились, потом пришли мы с Мариссой, она забрала блондина, а мне оставила ЕГО. Он стал ко мне приставать, и я отправила его охладиться, а он, прямо под водой, отключился. – Девушка невольно переняла стиль речи своего собеседника.
- Смотри до чего ты его довела! – ярости Лео не было предела.
- Сам дурак! Стратеги, чертовы! Не верю, понятно, не верю не одному твоему слову! Небось опять все выдумали! Скажи, это еще одна часть вашего гениального плана? – у Сабрины началась истерика.
- Прекрати! – заорал, доведенный до ручки, парень. Как ни странно, она послушалась. – Я его забираю, а ты делай, что хочешь, но это правда.
- Нет, - покачала она головой, - он останется здесь. Я поговорю с ним. Пойми, я просто не могу верить, - она подняла на Лео абсолютно больные глаза.
- Хорошо, - сдался он.

Марисса дотащила Бустаманте до его комнаты и сгрузила на кровать.
- Отдыхай, красавчик! – она направилась к двери, но его тихий и печальный голос остановил ее.
- Марисса, пожалуйста, не уходи… - Пабло выглядел очень несчастным. Взъерошенный, как воробей, с покрасневшими, от чрезмерного потребления спиртосодержащих напитков, глазами, а вся мордашка выражала полнейшее отчаяние.
- Ну что ты хочешь? – выдохнула Спирито, присаживаясь на край кровати.
- Расскажи мне что-нибудь…
- Чего? – она так вытаращила глаза, что стала напоминать мультяшного персонажа.
- Ну что-нибудь… сказку…
Рыжая покрутила пальцем у виска. Ну и кто после этого посмеет назвать ее сумасшедшей? Да блондин ей сто очков вперед даст! Она была готова послать его с помощью всех тех выражений, которые знала в огромном количестве, но не смогла. Умоляющие голубые глаза всегда так на нее действовали. Какой же он сейчас чудесный, не смотря на то, что пьяный. Он такой настоящий, каким только может быть Пабло Бустаманте. И она смирилась со своей участью, а может эта была плата за ее утренние слова? Неважно. Тихо и ласково девушка начала рассказывать историю. Вы и сами можете догадаться, что это за история, ведь думать она сейчас могла только об одном. Это была простая история любви двух подростков, глупая и с несчастливым концом. Они, конечно, расставались, другого финала рыжая просто не видела, слишком невозможной была их любовь, хотя Марисса Спирито никогда и не верила, что в мире есть что-то невозможное. Голос лился мелодично и успокаивающе, и к концу ее рассказа Бустаманте уже спал. Она нежно провела рукой по его волосам и закончила:
- Они расстались и никогда больше не встречались, и он так и не узнал, как она его любила… - последнее слово повисло в воздухе. Марисса прикоснулась губами к его щеке и через секунду уже закрывала дверь с другой стороны.

Шестой день получился ну оооочень длинным поэтому поделен на 2 части.
Часть вторая

Фабиан с трудом открыл глаза. Песок неприятно скрипел на коже, вызывая глухое раздражение. Он пытался вспомнить, что произошло. Но все воспоминания, как будто, подернулись паутиной и никак не хотели приобретать яркость. Парень завертел головой, в надежде, увидеть то, что может все прояснить. Как выяснилось, он лежал на пляже, а в паре метров от него сидела Сабрина. Сидела, поджав к себе ноги, упираясь локтями в колени и уткнувшись лбом в сжатые кулачки. Вокруг нее были разбросаны чуть смятые листы бумаги, в которых, Фабиан, каким-то шестым чувством, угадал собственные письма. Он попытался подняться, и девушка, уловив его движение, повернулась к нему.
- Привет, - несмело улыбнулся он. Она лишь кивнула и стала поспешно собирать листки. – Это мои?
Еще один кивок, а кипа бумаг бережно прижимается к груди.
Фабиану стало страшно. Страшно и непонятно. Откуда взялись здесь эти клочки мыслей – неважно. Он догадывается откуда. Теперь она знает все, что она скажет? Нужна ли ей эта откровенность? Ни для одной девушки он не выворачивал свою душу, ни для одной не стал бы столько делать, ни для одной, кроме нее… Но что она ответит на его мольбы?
Так плохо страшно и непонятно ей еще никогда не было. Она тонула в собственных мыслях, в противоречиях, захлебывалась в рыданиях сердца и разума. Он ждет от нее хоть какой-нибудь реакции, любого ответа, а она совершенно не знает, что сказать.
Отчаяние затопило его душу. Ну нет, так нет. Во всяком случае, он сделал все, что мог. Он протянул к ней руку.
- Отдай. Они мои.
Сабрина активно замотала головой.
- Нет, они мои!
Он подошел к ней вплотную и вцепился в бумаги, но девушка не отпускала. Еще одно усилие с обеих сторон и письма разрываются на две половины. Сабрина сделала шаг назад, оступилась и упала прямиком к нему в объятия. Фабиан внимательно смотрел в ее темные, как ночное небо, и такие неожиданно близкие глаза. А она зрачками впитывала зелень его радужки.
- Ты их порвала… - глухо заметил он.
Она пропустила его замечание мимо ушей. Решение пришло неожиданно быстро и просто.
- Ты так и будешь стоять?
- Да, прости, - Фаби неохотно разжал руки.
- Все сама, - недовольно пробормотала девушка и приникла к его губам, отбрасывая останки бумаг за спину.

Наступило время обеда. Всех отдыхающих ждал большой сюрприз. Мия и Ману целый день гуляли и целовались и об их примирении никому ничего не было известно кроме двоих… но эти то двое в данный момент в столовой отсутствовали. И так, выстраиваем мизансцену. В столовой сидят все отдыхающие детишки, отдельно воспитатели (в частности Блас и Консуэла). В двери, смеясь, протискиваются Агирре с Коллучи и идут к столику Мануэля, а следом за ними входит Фабиан с Сабриной на руках. Вся столовая замерла. Мексиканец и куколка? Да быть того не может! За все время отдыха они слова доброго друг другу не сказали, а тут… Лишь наши пятикурсники довольно улыбаются, но и их лица искажает удивление при виде следующей парочки. Никто и никогда не видел Сабрину Гусман такой счастливой, она просто светилась, да и Фабиан напоминал пресловутую лампочку Ильича. Эта парочка приземлилась все за тот же столик и, что бы окончательно добить присутствующих, девушки расцеловали друг друга в щеки.

То что рыжей язвы и супермена на было на обеде полностью убедило Бласа и Кончу в их примирении. Они были довольны собой, вот, что значит – за дело берутся профессионалы! Правда, у бедного Эредиа чуть глаза из орбит не повылазили, когда он увидел Мию с Мануэлем. Тут же вспомнился вчерашний день и сообщение какого-то паренька о воплях из комнаты Спирито-Коллучи и что-то о висении за окном. Так вот оно объяснение выходке Бустаманте. Блас скрипнул зубами. Это невыносимо работать в такой обстановке, с такими подопечными! Оказывается, пакостная парочка затеяла свою игру, и он им, невольно, помог! Консуэла нежно погладила старосту по руке, ему чуть полегчало. Ладно, в конце концов, это к делу не относится.
Паулу тоже задело отсутствие Пабло и его девушки. Где они? Чем занимаются? При мысли, что у них все хорошо, Паулу совсем перекосило. Ненависть вспыхнула с новой силой и зацвела душистым цветом. Не будет у них никаких отношений, если блондин не достанется Пауле, то никому не достанется. Пора прекращать этот балаган. На дешевые уловки эти двое не попадутся, значит остается играть на их чувствах друг к другу, и Хоакин ей здесь поможет.
Сложно сказать, за что Ариас Паронда так ненавидел Мариссу. Может за то унижение, которому она его подвергла раскрыв его коварные планы по ее совращению. Может просто за то, что оказалась умнее, чем все его подружки вместе взятые. Мне сие не ведомо, а Хоакин никогда не задумывался над этим вопросом. Да и зачем? Главное ведь есть чудесный объект для ненависти, за что и почему – это вопросы для философов, а сделать пакость ближнему для него всегда было праздником.
В принципе, обед прошел в милой и спокойной обстановке, которую слегка нарушало любовное щебетание новоиспеченных парочек.
После трапезы Мия, наконец, нашла в себе силы оторваться от любимого и пойти навестить сестру. Марисса обнаружилась лежащей на кровати, с совершенно отсутствующим выражением лица.
- Опять он? – понимающе спросила Мия.
Рыжая ничего на ответила и продолжила изучать тщательно ли окрашен потолок.
- Может вам помириться? – Коллучи решила не отступать. Еще несколько дней назад она и подумать о подобном не могла, но после своего фееричного примирения с Мануэлем, ей казалось, что все возможно.
Марисса, не меняя выражения лица, взяла подушку и стукнула сестру по голове, всем своим видом предлагая ей отвалить с вопросами.
Мия даже не обиделась. Она знала и вздорный характер свой сестры и ее недоверчивость, когда дело касалось Пабло, и то, как она его любила. Поэтому она просто погладила Спирито по волосам.
- На ужин можешь не идти, я скажу, что у тебя солнечный удар.
- Это у тебя сейчас будет удар по голове! – фыркнула Мари, - сначала подушкой, а потом чем-нибудь потяжелее. Иди Коллучи, со мной все в порядке, я просто думаю.
- Поэтому у тебя такое зверское выражение лица? – невинно улыбнулась блондинка.
Этого Марисса стерпеть уже не могла. Научила на свою голову огрызаться, теперь мучайся. Она вскочила, схватила заботливую сестричку за плечи и выпихнула из комнаты, крикнув напоследок:
- Можешь говорить что угодно и кому угодно, но что бы я никого не видела в радиусе двадцати метров!
- Ладно! – Мия еще раз чему-то улыбнулась и поспешила вернуться к мексиканцу.
А Спирито вернулась к прерванному занятию.
Пабло проспал до самого ужина. Естественно, его, в отличие от Фабиана, не топили, не тягали за уши, не нервировали различного рода письмами… и вообще, его просто аккуратненько уложили спать. Проснулся он, когда солнце уже садилось за горизонт, и почувствовал смертельный голод. Пабло смутно помнил все произошедшее: утренний разговор (если это можно так назвать) с Мариссой – пьянка с Фабианом – шатенка и рыжая, которые куда-то их тащат – нежные пальцы на щеке и тихий голос. Что из этого было правдой, а что бредом воспаленного воображения, он не знал. А главное, как теперь вести себя со Спирито? Захочет ли она продолжать игру перед Паулой? Томимый мрачными предчувствиями, блондинчик поплелся в столовую.
Мариссы там не оказалось - она так и не вышла из своей комнаты, зато за его столиком обнаружились парочки барби-ацтек и Сабрина-Фабиан.
Пабло взгрустнулось. Повезло зеленоглазому! У него с его любимой все хорошо, пьяная выходка помогла им помириться, а вот Спирито… Марисса терпеть не могла, когда он пил, и теперь он у нее будет вызывать еще большее отвращение… Марисса… Где же она?

Паула с радостью заметила, что блондин был без своей ненормальной. Может, не все еще потеряно. Под неодобрительные взгляды, она подсела к Паблито за столик и завела привычный разговор.
- Где же ты потерял свою девушку? – вопросы Паулы не отличались оригинальностью.
- Ей нездоровится, - отмахнулся Пабло.
- Ах, какая жалость! – притворно вздохнула она. – А днем ей тоже не здоровилось?
- Ну что ты?! – жестко усмехнулся он. – Днем с ней все было замечательно, и мы отлично провели время вдвоем.
- Оооо… А ты не думаешь, милый мальчик, что итогом подобного времяпровождения может стать маленький пищащий сверток? – Пауле очень хотелось узнать, было ли у них что-то или нет.
- Возможно, - согласился блондин, - и знаешь, если такое случиться, то мы с Мариссой поженимся, даже Серхио будет не против.
На несколько секунд Паула забыла о ненависти, забыла о мести, она вообще ничего не чувствовала кроме щемящей боли, которую ей причинили его слова. Он с таким восторгом говорил о свадьбе с рыжей, его совсем не пугала мысль о ребенке от нее, ему даже было наплевать на мнение отца. Случилось именно то, чего Паула так боялась два года назад: Пабло был покорен Спирито до глубины души и готов был для нее на все. Для этой девчонки он согласен был отказаться от всего, пожертвовать большим, чем жертвовал ради Паулы…
Всего несколько секунд. Она ведь тоже женщина… А потом желание отомстить вернулось и усилилось. Значит, любит он рыжую дрянь безмерно? Вот и отлично, тем сильнее будет боль от ее «предательства»!
- Ты так в ней уверен, бедный наивный мальчик, - коварно улыбнулась она. – А зря. Смотри, Хоакина сейчас тоже нет. Не думаешь ли ты, что они могут быть вместе?
Бустаманте рассмеялся. Она так дешево хочет его провести!
- Не думаю, и тебе не советую. Твоя профессия с мозговой деятельностью не связана. – Он решил взять на вооружение тактику Мариссы и в открытую хамить.
- Я сделаю вид, что не услышала твоего замечания, – ухмыльнулась Паула, представляя, во что превратиться его обаятельная улыбочка через несколько минут. – Пойдем, я тебе кое-что покажу.
Пабло пожал плечами, но поднялся, в уверенности, что, чтобы там ни было – ему это ничем не грозит.
Под взглядами друзей они вышли, и брюнетка потащила Паблито куда-то на задворки лагеря.
Какие-то непонятные, но густорастущие кусты, Паула раздвигает ветки, и взору блондина открывается чудная картина…
Хоакин держит в объятиях худенькую рыжую неровноостирженую (не знаю, есть ли такое слово, но у меня все будет) девушку и страстно ее целует, заползая цепкими липкими ручонками ей под майку. У Пабло потемнело в глазах. Быть такого не может! Марисса, его Марисса и Хоакин… Он потер глаза, в надежде, что это бред, но отвратительное видение не исчезало. Марисса и Паронда все так же самозабвенно целовались.
Рыжая взмахнула рукой, запуская ее в шевелюру Хако, как, когда-то, в волосы Пабло, и в лучах заходящего солнца, сверкнул бриллиантик в тонком золотом колечке. Его блеск на секунду ослепил Бустаманте, и на глазах выступила пара слезинок. Он ничего не сказал Пауле, просто развернулся и ушел.

Тем временем в столовой…
Пилар влезла на стол.
- Папочка, то есть, наш многоуважаемый директор, разрешил нам сегодня устроить вечеринку. Вчерашняя, по вине сеньора Эредиа, была испорчена…
Парни громкими воплями возвестили, что праздник в клубе очень даже удался, и Эредиа клевый чувак. А сам Бласик чуть не стер дорогие зубные протезы, если бы они у него были. Но Пили отмахнулась ото всех и продолжила.
- И опять в нашем распоряжении пляж и вся необходимая аппаратура. Празднество будет посвящено всем влюбленным, благо у нас образовалось несколько новых парочек. В общем, вы и сами все знаете! – она довольно улыбнулась, а Томи поспешно стащил свою девушку со стола. Ему и приставаний Пьера хватило, а вдруг еще кто-нибудь найдется!
Гидо довольно потирал руки и посылала Лауре многообещающие взгляды. Лучшей возможности прочесть ей стихи и предложить, уже официально, стать ей его девушкой, просто быть не может.

Праздник был в самом разгаре, когда в центр танцпола вышел Гидо. Он откашлялся и постарался сделать серьезное и сосредоточенное лицо, как рекомендовал Пабло.
- Вечер добрый, - пафосно начал он. – Я хотел бы прочитать чудесное стихотворение для самой чудесной девушки.
Лаура, подгоняемая энергичными подталкиваниями Лухан, вышла к нему.
- Лаурита, - на лице у Лассена явственно проступило идиотское выражение, ну вы в курсе, как умеют смотреть влюбленные. – Я хочу сказать, что ты самая потрясающая девушка, которую я когда-либо видел… - Гидо разливался соловьем. Марисса хмыкнула и подошла со спины к супермену.
Под вечер она решила, что глупо скрываться, в конце концов, это блондину должно быть стыдно за свое поведение, а она вообще-то не причем, просто вся белая и пушистая. Поэтому, потратив энное количество времени на сборы и наведение марафета (да, да, Мариссе Пиа Спирито не чуждо ничто человеческое), она оказалась в непосредственной близости от Пабло.
- Это ты научил беднягу так цветисто выражаться?
Пабло вздрогнул. Как ей удается подкрадываться так бесшумно.
- А что такое? – насмешка, в последнее время, при общении со Спирито, стала его единственным оружием. Хватит с него и того, что она успела сказать и сделать. Конечно, у него нет на нее никаких прав, но могла хотя бы предупредить, чтобы он не выставлял себя окончательным идиотом.
- Да так, - пожала плечами девушка. – А ты не думаешь, что всем этим он добьется лишь обратного эффекта. Все-таки Лассен и красивые слова – это несовместимые вещи.
- Знаешь, а я думал, что Марисса Пиа Спирито и подлость, тоже две несовместимые вещи, но, как выяснилось, ошибался, - острый укол. Спирито ненавидела, когда ее беспочвенно обвиняют.
- И где же я сподличала? – заинтересованно спросила она. Но это была опасная заинтересованность. Будь Пабло в другом настроении, он бы не решился продолжить разговор. Но он был зол, не просто зол, он был оскорблен, унижен, раздавлен… Ему просто было так плохо, как только может быть человеческому существу в этом несовершенном мире.
- Да так…
Но хватка у рыжей была мертвая, и если она хотела что-то узнать, то никто не в силах был ее остановить.
- Нет, не так! Пойдем, - девушка изо всех сил дернула Бустаманте на себя и потащила прочь от веселья.
А в след им доносился голос Гидо:
- И так… Я помню чудное мгновенье… Ой, кхм, простите!
Благодарные зрители засмеялись.
- Вот! Скажи-ка дядя… Простите, опять не то! – Лассен жалобно посмотрел на толпу. Смех стал заметнее. Даже Лау не сдержала улыбки. Гидо поражал ее тем, что не боялся показаться смешным и нелепым (точнее, не боялся, если дело не касалось намеков на его ориентацию или мужскую состоятельность).
- Начну еще раз, - парень определенно решил сегодня довести отдыхающих. Он покопался в кармане, извлек оттуда измятую бумажку, пошевелил губами и изрек: - Я люблю тебя сильно, ведь ты… О, это из записей Пабло!
Вот теперь все присутствующие просто легли от хохота.
Сабрина закрыла от ужаса глаза, когда услышала знакомые строчки, но когда Лассен прервался, опасливо приоткрыла один. Лицо Фаби приобрело приятный свекольный оттенок.
- Любимая, мы с Пабло пели ЭТО?
- Именно, милый, интересно, а откуда Гидо знает эту песенку?
Фабиан пожал плечами и, вместо ответа, запечатлел на губах своей девушки поцелуй.
А Гидо, меж тем, заметив, что добился должного эффекта, прекратил придуриваться и решил таки зачитать стихотворение:
- Самой прекрасной девушке посвящается:
Я нарек тебя королевой.
Есть выше тебя, есть выше.
Есть чище тебя, есть чище.
Есть краше тебя, и краше тебя.
Но королева - ты.
Когда ты идешь по улице,
никто на колени не станет,
не видит хрустальной короны,
ковра червонного золота
в том месте, где ты ступаешь,-
ковра, которого нет.
Стоит тебе показаться,
и в теле моем поют
все реки мира, а в небе
колокола звенят -
гимн плывет над землей.
Но только лишь ты и я,
любимая, только мы
можем его услышать.
(Стихотворение действительно принадлежит перу Пабло Неруды, и это единственное стихотворение о любви, которое можно откопать в Интернете.)

Лаура смущенно покраснела. Она никак не ожидала такого от шута и балагура. Никак, но он сделал это ради нее…
- Спасибо, - улыбнулась она, кляня, на чем свет стоит, свою способность заливаться краской до кончиков ушей.
- Все для тебя, - Гидо с надеждой смотрел на девушку. – Лау, я… ты… мы… ну ты понимаешь… в общем… - Таким растерянным и неуверенным в себе Лассена еще не видели.
- Не понимаю, - хихикнула Арегуи, прекрасно осознавая, о чем он сейчас может спросить.
- Лау, Лаура, Лаурита… Я… Короче, я хочу предложить тебе стать моей девушкой. Я знаю, что я не самый красивый и умный парень, но ради тебя я…
- Прекрати, - нежно попросила она. – Я согласна.
И под веселый хохот толпы они поцеловались, теперь уже в качестве самой настоящей парочки.


 
AlizДата: Воскресенье, 29.06.2008, 19:54 | Сообщение # 13

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Но ни Пабло, ни Марисса не видели такого чудесного выступления Лассена, а жаль. Наверное, Паблито смог бы объяснить, откуда Гидо знает их с Фабианом страшную тайну. Но блондин, в это время, следовал за безумно раздраженной Мариссой, которая тащила его к, уже хорошо знакомому им обоим, пустынному участку пляжа.
- Говори! – гневно зашипела она, едва они пришли.
- Что? – Бустаманте решил косить под дурачка.
- В чем заключается моя подлость? – у рыжей было жутко зверское выражение лица.
- Ты и сама все знаешь… - Пабло так сильно не хотелось об этом говорить, но… Но вы разве сможете отказать, когда вас спрашивает Марисса Пиа Спирито (точнее допрашивает с пристрастием)? – Знаешь, Спирито, - сдался он, - я понимаю, что ты мне ничего не должна, но ты могла бы меня и предупредить о своем жарком романе с Паронда.
Челюсть рыжей валялась где-то на влажном песочке.
- Эт-т-то т-т-ты о чем? – заикаясь, то ли от гнева, то ли оттого, что ничего не понимает, выдавила она.
- Эт-т-то я о ваших страстных объятиях, - передразнил ее Бустаманте.
- Совсем с катушек слетел, - пробормотала она, окидывая собеседника, опасливым взглядом.
- Скорее ты. Не думал, что ты захочешь быть с ним, после того, что он сделал. – И добавил обижено, - со мной ты из-за меньшего рассталась. Но это же придурок Бустаманте, а то красавец и сердцеед Хоакин Ариас Паронда.
- Ты точно придурок, - у Мариссы пропал голос от таких неожиданных заявлений. – У меня с ним ничего быть не может, и ты тут совсем не причем.
- Спирито, - назвать ее по имени у Пабло язык не поворачивался, - я собственными глазами видел, как вы целовались, и ты, явно, получала от этого удовольствие.
- Значит, тебе пора покупать очки, а лучше попроси у папули линзы, потому что такого не было. Я весь день была у себя и ни с кем, кроме Коллучи, не общалась.
Парень засомневался в собственной правоте. Слишком уверенной она выглядела. Ни капли сомнений, стыда или раскаяния. Марисса выглядела, как человек, который говорит правду, и вела себя соответственно. Но глаза же не лгут? Впрочем, за время общения со Спирито, Пабло научился верить даже в невозможное.
- Я видел тебя!
- Меня там не было! – заорала она. – Ну хорошо, опиши, что именно ты видел. И вообще, где ты это увидел.
- Возле парка, за какими-то колючими кустами. А привела меня туда Паула, - признался блондин.
- Ха! – торжествующе усмехнулась Спирито, - вот видишь! И ты еще веришь! Она и ко мне сегодня подходила и рассказывала, что ты где-то развлекаешься и не один.
- Но я видел…
- Что именно?
- Ты и Хоакин обнимаетесь и целуетесь… Он… Фу, Марисса! Он лезет своими лапами тебе под кофту… - Паблито скривился. – Гадость какая!
- Продолжай, - скомандовала девушка.
- Собственно, это все.
- Детали? – Марисса хотела знать досконально, что он видел. Сама то она точно знала, что ее там не было, осталось только убедить в этом Пабло.
- Не помню, - повинился он. – Хотя, кольцо с бриллиантом. Камушек блеснул.
- Золотое? – уточнила она. Он кивнул.
Марисса протянула к нему руки, демонстрируя пальцы, унизанные, простыми серебристыми колечками без камней.
- Вот тебе и доказательство. Я не люблю золото, а камни мне носить запретили. С моим характером либо сама покалечусь, либо кого-нибудь пораню.
Лицо блондина приняло виноватое-виноватое выражение.
- Я… Марисса, прости меня, просто… Эта девушка была так похожа на тебя… И я… Я дурак!
- Кто бы сомневался, - пробурчала она, не в силах сердиться на него. В глубине души теплилась надежда, что если он так отреагировал на то, что она девушка Паронды, то, может, она ему все еще не безразлична. – О чем еще вы успели поговорить с сеньоритой «драной кошкой»? Стоит ли нам и дальше продолжать этот фарс?
- Она интересовалась, почему мы не вместе, я ответил, что ты просто устала, а весь день мы провели вместе, – бодро отрапортовал Пабло. Радость, оттого что у его любимой ничего не было с этим придурком, захлестывала его с головой.
- Ясно, - кивнула Мари. – Если мы все прояснили, Бустаманте, то я пойду.
- Подожди, - ему вдруг захотелось выяснить все до конца. – Марисса, скажи, ты меня ненавидишь?
Девушка застыла. Вопрос был из разряда тех, которые лучше не задавать – крепче будут нервы.
- А что?
- Просто скажи. Меня и Соль, и Паула убеждали, что ты меня ненавидишь, я лишь хочу знать - правда ли это.
- Нет, - честно ответила она, глядя ему прямо в глаза. – Это все? – Спирито хотела побыстрее уйти, предчувствуя, что, если она сейчас этого не сделает, то дальше разговор вообще уйдет не в то русло.
- Нет, - заторопился Пабло, ощущая ее состояние. – Я хотел тебе сказать… Марисса, я люблю тебя, я так люблю тебя, что забываю обо всем на свете. – Он и сам не понял, почему у него с губ так легко сорвались эти слова. Может, этот разговор просто давно назревал? Сейчас он чувствовал только облегчение и волнение, в ожидании, ее ответа.
Но Марисса не торопилась падать к нему в объятья или закидывать камнями (определенно, они с Сабриной на одной грядке росли). Тогда блондин решил действовать.
Пара шагов, крепкие, но нежные, объятия, и пьянящий поцелуй.
Он ждал ответа, и она ответила на прикосновение его губ. Казалось ее решение понятно, но… Это «НО» всегда вырастает там, где его совсем не ждут. Она просто испугалась.
Марисса оторвалась от него и посмотрела серьезно и твердо.
- Нет, Пабло. Не надо. Все давно кончилось. Ты не доверяешь мне, а я тебе, и никогда не смогу доверять. Прости. Я буду помогать тебе с Паулой столько, сколько необходимо, но это все. – Ах как тяжело ей было это говорить, но ответить ему «люблю», значит причинить себе еще большую боль. А она устала.
Голубые глаза были затуманены болью и непониманием. Не нужен. Просто не нужен. Надо с этим смириться.
- Почему? – спросил он. – Ах, ну да, ты же меня не любишь. Что ж, прости. Я хотел тебе кое-что объяснить, но раз так, то не буду тратить твое драгоценное время. Прости.
Бустаманте оттолкнул ее, развернулся и ушел, оставив одну. Совсем одну, да еще и с пустотой в сердце. Пафосно? Банально? Но именно это она сейчас чувствовала. Только пустота…

К радости Франа, Консуэла на празднике была, но, к его же огорчению, она была не одна, а с Бласом Эредиа. Печально для Бланко, но вполне приятно для самого Бласа.
Едва увидев взгляды, которыми обменивались Мари и Пабло, она поняла, что примирение не состоялось. Печально, но факт. Своими наблюдениями она поделилась и со старостой.
«Посланник ада» взбеленился.
- Нет, ты мне скажи, они вообще нормальные? – вопрошал он.
- Наверное, - но уверенности в голосе девушки не было.
- Наверное! Не «наверное», а точно – они психи. Для примирения созданы все условия, а они еще больше сорятся! Будут у меня в библиотеке книжки весь год чистить!
- Прекрати, - попросила Кончу. – Просто эта Паула все портит, вот бы ее убрать…
- Это ты прекрати, - похоже, Эредиа нравилось повторять за ней слова. – Спирито вообще любит твоего подопечного? Другая бы уже на шею давно бросилась, а эта… Похищение, драка, поездка к мэру на пресс-конференцию, примирение мексиканца и Коллучи, стриптиз, этот чертов, Паула, опять же, а она все еще его отталкивает! Это невыносимо! – Блас произносил свою речь достаточно тихо, но с таким выражением лица, что пятикурсники предпочитали обходить его стороной. А те, кто только недавно познакомился с сеньором Эредиа, поняли происхождение нежного обращения «посланник ада».
- Да успокойся же ты! – взорвалась блондинка. Вообще-то она редко выходила из себя, но истерика (а иначе назвать его вопли у меня язык не поворачивается) Бласа доконала ее. В гневе Консуэла была сказочно хороша. И староста залюбовался ей. А потом вдруг с удивлением поймал себя на мысли, что это первая женщина, за долгие годы, с которой он не играет. Да, их отношения непонятны, но в них нет фальши… Может это и есть та самая, которая ему нужна?
Что по этому поводу думала Консуэла, не известно, но на губах ее блуждала загадочная улыбка.

Пилар Дунофф внимательно следила за передвижениями Паронда. Уж больно довольно-мерзопакостным было у него лицо.
«Сделал кому-то гадость и радуется», - усмехнулась она про себя.
У Пили к Хоакину накопилось много счетов, а она не из тех, кто забывает должников.
Первое – это их отвратительный «роман» (у девушки с трудом язык повернулся назвать так их отношения). Второе – это парочка свежих фингалов у Томаса. И, наконец, третье, но не по важности, - Пилар чувствовала, что, на достигнутом, он не остановится, да и исключить его из жизни всего пятого курса было бы очень приятно.
Но ей нужны были союзники. Девушка поймала недобрый взгляд Рокко. Фуэнтес очень трепетно относился к своей девушке, и ему совсем не нравилось, когда о ней говорят пошлости и гадости, а так же припоминают прошлые ошибки. Самому парню было плевать, что и кто думает, но Вико всегда очень расстраивалась. Вторым союзником Пилар выбрала Хавьера, за его острый ум и богатую фантазию. Актеры выбраны, осталось раздать роли и обрисовать задачу, но это будет несложно. Все-таки она Пилар Дунофф – главная интриганка “Elite way”.

И опять, ночь и одиночество. Сколько людей за прошедшую неделю искали ответы в океане, искали, но не находили… А может им просто не нравились предложенные варианты? И вот опять, Марисса, темнота и вода, и опять ее одиночество нарушено…
- Марисса…
Рыжая повернулась. Сабрина внимательно разглядывала бледное лицо и дрожащие губы.
- Ты его прогнала?
- Тебе какое дело? – воинственно спросила она.
- Ты мне помогла, теперь я хочу помочь тебе.
Спирито сникла.
- Да. Я не могу его простить. Ему деньги и власть всегда будут дороже меня. Знаешь, у нас даже песня такая есть «Pretty boy», это про него. Сладкий мальчик, но не тот, с которым бы можно было быть вместе.
- А ты уверена, что знаешь, почему он так поступил? – поинтересовалась Сабрина. Ей было так жаль девушку. Маленькое рыжее растрепанное создание, похожее на брошенного котенка. – Фабиан успел мне кое-что поведать о своих разговорах с блондином. И по его словам выходит, что Пабло просто неспособен на предательство. А деньги и власть тут не причем.
Марисса недоверчиво уставилась на собеседницу.
- Ты подумай. Если это правда, то я его понимаю. Он у тебя замечательный, а главное, любит тебя…
- Почему тогда прогнал? – подняла доверчивые глаза Спирито. – Почему не объяснил?
- А ты слушала?
- Ну не сразу, чуть позже. Но если бы он не вел себя так идиотски…
- Они с Фаби очень глупенькие, - улыбнулась Гусман. – Такие смешные, такие похожие. Знаешь, я это сразу заметила, поэтому и влюбила себя в Мануэля. Фабиан тоже любит играть в супермена. Спасти весь мир, но угробить любимую… Но я простила, слишком люблю, а может любви и не бывает слишком. Можешь считать меня глупой, просто если любишь, то пытаешься понять и найти оправдание. Ты же сама помирила Мию и Ману, а ведь он совершил большую ошибку, но ты не сомневаешься в его любви к сестре. – Она усмехнулась. – Видишь, что он со мной делает, я совсем голову потеряла, могу говорить только про любовь. Прости его Марисса, просто прости и прими, если любишь.
Марисса подошла к Сабрине и прикоснулась холодными губами к ее щеке.
- Спасибо. Спасибо и прости. Я думала – ты другая, а ты замечательная. Я желаю вам с Фаби счастья, и не позволяй ему делать глупости. – Она развернулась и через секунду уже скрылась в темноте. Пора разбирать руины собственной глупости.

Что будет если в одном месте собрать троих людей с хорошей фантазией, озабоченных идеей мести к одному индивидууму? Что конкретно, конечно, не известно, но точно ничего хорошего для этого самого индивидуума.
И Рокко, и Хавьер согласились с коварным планом сеньориты Дунофф и тут же приступили к его осуществлению. Хоакину была подкинута симпатичненькая записка (склонность отдельных личностей к эпистолярному жанру начинает пугать).
«Через час жду тебя возле парка. П.» - простенько, но со вкусом. Парни в боевой готовности, осталось только правильно рассчитать время и сделать один прелюбопытнейший звонок, но это была задача Аланиса.
Итак, близился момент встречи, и Пилар нужно было как-то ненадолго отвязаться от Томаса. С этим гадким Пьером, его ревность просто извела девушку. Она схватила Рокко под руку и потащила на разговор с любимым.
- Томи, - и кто сказал, что красиво хлопать глазами получается только у Мии?
- Да любимая? – Эскурра, при виде своей девушки, расплылся в блаженной улыбке.
- Нам с Рокко надо минут на пятнадцать отойти…
Томас потемнел лицом и подозрительно уставился на парня.
- Зачем это?
- Ну… - все гениальные мысли куда-то улетучились, - что бы я помогла ему упаковать подарок для Вико.
Упоминание о Виктории немного усмирило, разгорающуюся ревность.
- Ну, если только ненадолго… - задумчиво протянул Томи.
- Пятнадцать минут, - заверил Рокко.
Разрешение было получено, и парочка поспешила к парку.
А Хавьер тем временем… Но об этом чуть позже. В общем-то, на звонок ему потребовалось всего 3 минуты, поэтому на месте он оказался даже раньше двоих заговорщиков.
- Получилось? – тихо, но требовательно спросила Пилар.
- Да, скоро он здесь будет. А где наш герой?
- Еще 10 минут.
Как ни странно, Паронда пришел вовремя, хотя Пили была уверена, что ЭТОТ точно опоздает. Весьма ощутимый удар по голове, и он в отключке. Парни перетащили его поглубже в парк, там его шустренько раздели и оставили в гордом одиночестве, не забыв прихватить с собой одежду… Ну да, а взамен ему оставили, один занимательный костюмчик. Плотные листья какого-то экзотического растения Пилар скрепила между собой обычным канцелярским степлером, который добыл все тот же Хавьер (Эх, чего только не обнаружится в вещах Маркоса, если хорошо поискать). Юбочка получилась чудненькая, но троица предполагала, что ОБЪЕКТ вряд ли оценит их дизайнерскую задумку.
Пока, по времени они укладывались. Рокко со своей камерой спрятался в укромном месте и дожидался основного преставления. Хавьер был оставлен возле въездных ворот, дабы контролировать приезд главного зрителя, а Пилар должна была срочно найти двух любых однокурсниц. И наконец очнулся Паронда.
Хоакин был в ярости, когда понял, что произошло. Его провели, заманили, раздели… Его! Самого Хоакина Ариас Паронда! Он брезгливо оглядел оставленный ему предмет туалета, но делать было нечего. Натянул на бедра супермодную юбчонку, красавчик поспешил к жилым корпусам, и тут, надо же такому случиться, он встретил Хави в компании господина мэра.

Некоторое время назад

Аланис позвонил своему несостоявшемуся папуле и сообщил, что по лагерю, уже который вечер, бегает сумасшедший парень в набедренной повязке из листьев и пугает девушек.
Сначала Серхио его, естественно, послал, но Хавьер тоже обладал не малым даром убеждения, а проще говоря, путем мелкого шантажа ему удалось заманить Бустаманте в лагерь, посмотреть на непотребство.
Ну а кого бы не убедили тонкие намеки, на высокопоставленных родителей девушек. Мэр, конечно, не Дунофф, и плевать хотел на чью-либо именитость, но «Elite way» то принадлежит ему. К тому же, предвыборная кампания, мало ли…
Хави встретил его у входа и потащил за собой, нарочно путаясь и сбиваясь с пути.
Едва Хако побежал по аллее, как Рокко послал смски ему и Пилар, и они тут же, каким-то чудесным образом вышли к нужному месту.
И вот, на мэра, дико выпучив совершенно бешеные глаза, несется непонятное существо мужского пола в листьях, а тут еще из-за угла выворачивает сеньорита Дунофф с Фели и Лаурой…

Судьба бедняжки Паронда была предрешена. Серхио Бустаманте был в ярости и немедленно отдал приказ об отъезде такого социально-опасного элемента из элитного лагеря. Задача была выполнена на 100%.

Марисса вошла в комнату Пабло.
- Чего ты здесь делаешь? – удивился парень.
- Мия и Ману заснули в моей спальне, поэтому на эту ночь я перебираюсь к тебе.
- Аааа… - разочаровано протянул блондин.
Марисса расстелила постель и задумалась.
- Ты не одолжишь мне какую-нибудь свою майку, а то мне спать не в чем.
- Да, кончено, - Пабло протянул девушке футболку и продолжал смотреть на нее.
- Может ты отвернешься? – хмыкнула она, - или надеешься на еще один стриптиз.
- Я уже не на что не надеюсь, - пробормотал он, послушно отворачиваясь.
Спирито переоделась и уставилась в спину блондина. Она хотела выяснить правду, но никак не могла решиться.
- Сколько можно копаться? – возмутился парень.
- Я уже все. Пабло, я хотела поговорить…
Он обернулся, гадая о чем, она может хотеть разговаривать.
- Ты же все мне сказала на берегу, или я ошибаюсь?
- Почти все, - кивнула она, - теперь я бы хотела кое-что узнать.
- Спрашивай, - равнодушно предложил он.
Марисса вздохнула, собираясь с силами. Страшно было безумно, а вдруг Сабрина ошиблась или обманула.
- Я хочу знать, почему ты согласился на предложение Серхио.
Бустаманте замер. Он дал себе обещание, что все ей расскажет, но это было невыносимо тяжело.
- Ладно, если тебе сложно говорить – попробую я. Сабрина сказала, что, быть может, ты просто не мог предать отца, каким бы он не был. Это так, или она ошиблась?
- Так, - он опустил глаза. – Мне казалось, что этим я стану, похож на него. Прости.
- Ладно, - девушка еще раз вздохнула. Каждое слово приходилось вытягивать буквально клещами. – Тогда, может, ты ответишь, почему не объяснил мне все это тогда? Почему заставил поверить, что ненавидишь?
- А ты бы поняла? – Пабло пристально посмотрел ей в глаза. – Ты бы смогла принять это? Я решил, что для тебя будет проще меня ненавидеть, если я стану тем, кого ты всегда презирала – циничным подонком.
Рыжая отвернулась, определенно собираясь заплакать. Ее всегда поражала его способность вызывать в ней такие, не свойственные ранее, эмоции. Что же он с ней сделал? В кого превратил ее, такую решительную и смелую? Пора с этим завязывать, Марисса Пиа Спирито возвращается. Поэтому, отбросив все мысли даже о намеке на плаксивость, она резко развернулась и накинулась на него.
- Идиот, недоумок! Ты думал! Какая неожиданность, а я и не предполагала, что ты это умеешь! Ненавижу тебя! А ты не подумал, как мне было больно, как я не понимала, что произошло, а ты лишь молчал и гаденько ухмылялся! – она изо всех сил молотила кулачками у него по груди. – Поняла? Приняла? Мог бы хотя бы попробовать! Или ты считал, что я недостаточно тебя люблю, что бы уважать твое решение?!
- Любишь? – вздрогнул он, нежно прижимая ее к себе и даже не пытаясь увернуться от ударов.
- А ты еще смеешь сомневаться?! Я прибью тебя Бустаманте! – Марисса вцепилась ему в волосы, притянула его голову поближе к себе и впилась поцелуем. – Мой, идиот, супермен недоделанный, ты даже представить себе не можешь, как я скучала!
Пабло крепко обнимал ее, страстно отвечая на поцелуи, и не было в его жизни мгновения счастливее, да ему казалось, что уже и не будет.
Спирито с огромным трудом оторвалась от него. За последнюю неделю они целовались кучу раз, но сейчас у нее было на это полное право. Сейчас он опять стал ее.
- А ты? – шепнула она, повиснув у парня на шее, - ты скучал? Ты вообще-то думал обо мне, хотя бы чуть-чуть?
- Каждую минуту, - рассмеялся он, подхватывая ее на руки и укладывая на кровать. Марисса вопросительно посмотрела на него.
- Так будет удобнее, - пояснил блондин свои действия.
Они уютно умостились, вцепившись друг в друга, как утопающие. Рыжая обхватила любимого руками и ногами, как коала эвкалипт. Бустаманте с радостью чувствовал, что сердце рвется покинуть грудную клетку. Он и мечтать о таком не смел. Всего неделя, всего шесть, он кинул взгляд на часы, нет, теперь уже семь дней, и они вместе. А он то готовился к многомесячной осаде. Вместе? А вот это надо уточнить.
- Марисса, ты теперь не уйдешь? Мы опять вместе? – осторожно поинтересовался Пабло.
- А ты сомневаешься? Иначе, какого черта я здесь лежу? – фыркнула Марисса и, в очередной раз, потянулась к его губам. – Но еще один такой выбрык и ты покойник, любовь моя!
Они еще долго целовались, сопровождая свои действия бессмысленными, но такими важными для них сейчас, словами. Они так давно молчали, и хотелось, хотя бы немного наверстать упущенное. Надо сказать, что кровать Мануэля им так и не понадобилась, потому что они заснули в обнимку, сладко посапывая и улыбаясь.


 
AlizДата: Понедельник, 30.06.2008, 08:51 | Сообщение # 14

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
День седьмой, последний в этой истории

Проснулись они практически одновременно. Голова Мариссы покоилась на его плече, а руки, собственнически, обвивали талию.
- Привет, любимая, - улыбнулся Пабло, подарив себе и ей первый утренний поцелуй.
- Привет. Мне определенно нравится это обращение, - Марисса сладко потянулась.
Она была чертовски мила в его майке, вся такая растрепанная, немного помятая ото сна, но такая нежная. Пабло не удержался и еще раз поцеловал ее, но теперь уже с чувством и расстановкой.
- Вы пытаетесь меня совратить или изнасиловать, сеньор Бустаманте, - хихикнула рыжая.
Парень слегка обиделся.
- И почему ты так плохо обо мне думаешь?
- А я вообще по утрам не думаю, но, знаешь, у тебя ничего не выйдет, - он посмотрел в ее искрящиеся смехом глаза и понял, что это просто очередная придурь.
- …
- В смысле насиловать не придется! – Марисса перекатилась на него и стала покрывать лицо короткими поцелуями.
- Марисса, подожди! Ты уверена? – он не решался поверить.
- Как никогда, - серьезно заявила она, - Бустаманте, может, хватит лирики? Кто кого должен соблазнять, в конце концов?.. – а вот договорить он ей уже не дал, заткнув тем самым способом, которым пользовался, и с успехом, уже не раз.

В себя они пришли, только когда время плавно двигалось к обеду. Пабло был изгнан в комнату Мариссы за чемоданом. С задачей блондин успешно справился: выволок, под ехидные реплики Ману и Мии, багаж сеньориты Спирито. Он уже догадался, что никакой просьбы к Мариссе, освободить помещение, от влюбленной парочки не поступало, это была лично ее инициатива. Лицо помимо воли расплылось в довольной улыбке, когда он зашел к себе и увидел, взъерошенную девушку, судорожно пытавшуюся расчесаться.
Сборы на обед были долгими, они постоянно, на полпути, прерывались на поцелуи и приведение себя в порядок приходилось начинать заново. Не известно, вышли бы они хотя бы к ужину, если бы рыжая не проявила силу воли и не выпихнула любимого в коридор, не забыв наградить его жарким поцелуем.
Довольная мордашка Бустаманте сразу привлекла всеобщее внимание. Друзья радостно ухмылялись, а враги злобствовали. Консуэла с облегчением поняла, что примирение таки состоялось и подошла к блондину поговорить.
- Помирились? – улыбнулась она.
- Да! – расцвел Паблито, - а как ты догадалась?
- Секрет. Ну слава Богу, значит не зря старались!
- Что? – блондин вытаращил глаза. – Ты приложила к этому руку?!
- Ну не одна я, - скромно опустила глаза Консуэла.
- Рассказывай!

Не один Пабло нервировал отдельных личностей потрясающе счастливым выражением лица, и Марисса могла довести до инфаркта любого пессимиста. Она сбежала по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, заражая почти всех вокруг изумительным состояние счастья… и наткнулась на Паулу. Сейчас, на брюнетку страшно было смотреть. Ни один из ее планов не дал результата, она была в отчаянии. Последняя возможность, она уничтожит морально эту девчонку, сотрет ее в порошок, а пепел развеет по ветру.
- Сияешь?! – почти прохрипела она, больно схватив Спирито за запястье. – Думаешь победила? А вот и нет! Смотри, он там стоит и мило воркует с этой блондинкой, пока ты прихорашиваешься для него? Думаешь это случайность, нет, милочка, так будет всегда!
Марисса испугалась, но не слов Паулы, а тона, которым они были произнесены и глаз, в которых плескалось безумие. Девушка вырвала руку и решительным шагом направилась в сторону блондинистых существ, которые были напрочь поглощены разговором.
- Привет, - фыркнула она, одаривая Пабло таким многообещающим взглядом, что сразу стало понятно: если она не получит удовлетворяющих объяснений, то на легкую кончину он может даже не надеяться.
- Любимая! – блондинчик хлопнул ресничками, но опомнился (ведь на Спирито это не действует) и заключил рыжую в объятья.
- О чем беседуем, милый? – яда в голосе хватило бы на футбольную команду.
- Просто… - Пабло выглядел немного смущенным и всем своим видом пытался показать Консуэле, что его девушке совсем незачем знать тему разговора.
- Так я тебе и поверила, Бустаманте…
Консуэла не могла не вмешаться.
- Просто Пабло рассказывал, что вы наконец-то помирились, и он очень счастлив.
Лицо рыжей смягчилось, но особенного доверия на нем не проступило.
- А с чего такая забота? – фыркнула она.
- Мы же друзья! – закатила глаза блондинка. – И вообще, если хочешь знать, у меня даже жених есть…
- Кто? – недоверчивое выражение лица.
Консуэла, помолясь про себя, показала на Бласа, понимая, что если он ей не подыграет, то от гнева рыжего торнадо их с Пабло уже ничто не спасет.
- Тогда пусть он подойдет и подтвердит твои слова, - требовательно заявила Марисса, впиваясь в руку Бустаманте ногтями. Она должна получить стопроцентное подтверждение того, что ее не водят за нос.
- Блас! – крикнула секретарша. Эредиа поднялся и не спеша подошел к ним. – Марисса не верит, что мы с тобой встречаемся и хочет, что бы ты это подтвердил, - выпалила она, не давая вставить бедному старосте ни слова.
Ах, как хорошо, что мыслительная деятельность у Бласика проходит быстро!
- Вы сомневаетесь, Спирито? – грозно спросил он, нежно привлекая к себе девушку.
Выражение личика Мариссы стало хитрющим и слегка ехидным.
- Ну тогда поцелуйтесь, что ли, - хихикнула она.
Ну а что им оставалось? Поцеловались. На радостях Мари чмокнула Пабло в нос.
- Ладно, простите, просто я так люблю моего Пабло…
Бустаманте выпучил глаза. Одно дело, когда это говорится играя на публику, совсем другое, когда ты это слышишь на полном серьезе, да еще и от девушки, которая не особенно тяготеет к цветистым признаниям.
- Ты во мне не сомневайся, - прошептал он ей на ухо, девушка улыбнулась.
Консуэла, заметив установившуюся идиллию, потянула Бласа, дабы оставить парочку вдвоем.
- Зачем ты ей это сказала? – поинтересовался Эредиа.
- Они бы опять поссорились, а так…
- А так, тебе предстоит быть моей девушкой, не пугает данная перспектива?
- Главное, что бы тебя не пугала! – прищурилась она.
- Испугать Бласа Эредиа! - ухмыльнулся он.
- Слушай, - уже раздраженно фыркнула Консуэла, - я конечно понимаю, что мужчины нелестного мнения об умственных способностях блондинок, но я все-таки не совсем тупая. Я вижу, что нравлюсь тебе и хочу знать, что тебя останавливает?
- Теперь уже ничего.
Человечество изобрело чудесный способ заткнуть женщине рот.

Столь радостный для учеников «Elite way» момент (ну как же, личная жизнь «посланника ада» наконец устроилась, может теперь он перестанет так зверствовать) прервало появление директора лагеря, которого многие видели впервые, а отдельные личности лишь при заезде, в сопровождении элегантного мужчины лет сорока.
- Сеньора Эсперансо, - обратился директор к Пауле, - я не совсем понимаю, как такое могло произойти, но вы попали в наш лагерь на должность воспитателя, не имея педагогического образования… Подобная халатность отдела кадров удручает. Я мог бы подать на вас в суд, но не буду этого делать, по просьбе вашего супруга. Сеньор Эсперансо приехал что бы забрать вас домой.
Неизвестный господин подошел к брюнетке.
- Какого черта ты все это устроила! Забыла откуда я тебя вытащил! – почти прорычал он низким прокуренным голосом. – Мне надоели твои выходки! Покажи мне того мальчишку из-за которого ты сбежала из дома?..
При приближении мужа, Паула сжалась. Куда делась вся ее самоуверенность. Сейчас она стала обычной женой, которую держат в ежовых рукавицах. Когда она сбегала из дома, она совсем не думала о будущем, у нее была цель – Пабло, и вот теперь, это будущее настигло ее. Она несмело кивнула в сторону блондина, который продолжал нежно обнимать Мариссу, да еще и увлеченно целоваться с ней.
- Ты щенок! – сеньор Эсперансо злобно разглядывал юного соперника.
Бустаманте оторвался от своей девушки и затуманенными глазами воззрился на непонятного господина. В голове крутилась одна мысль: «когда же нам прекратят мешать?»
Похоже мысли рыжей не сильно отличались от его.
- Вам чего нужно он моего парня? – раздраженно спросила она. Это же просто невыносимо! Прерывают на самом интересном месте!
- Сын мэра? – удивленно выдохнул мужчина.
- Угу, - кивнул Пабло.
- И зачем тебе моя жена?
- Мне она ни к чему, - пожал он плечами, - у меня вот девушка есть. Между прочим, любимая!
- Понятно, - Эсперансо, отнюдь не деликатно, схватил жену за руку и потащил прочь, по пути успевая отчитывать ее.

Радости Мари и Пабло не было предела. Все так здорово решилось с этой «драной кошкой». Теперь бы еще с Хоакином разобраться. Кстати, а где он?
Не то, что бы Спирито радовало нахождение Паронда в пределах ее видимости, просто его отсутствие наводило на нехорошие подозрения. Что он там еще задумал?
- А где дружок ЭТОЙ? – кивок в сторону захлопнувшейся двери.
Пилар скромно потупила глазки, а Рокко хихикнул. Из троицы заговорщиков, один лишь Хави был абсолютно спокоен.
- Он уехал из лагеря из-за одного происшествия, которое довелось наблюдать нашему мэру.
Пили не сдержалась и расхохоталась.
- Точно, сеньору Бустаманте очень не понравилось его аморальное поведение… - сквозь смех выдавила она.
- А поподробнее?! – возмутилась рыжая. Надо же, тут что-то произошло и без ее участия. Впрочем, у нее были и более неотложные дела ночью.
- Это надо видеть, - заявил Фуэнтес. – Кстати, у меня и кассетка есть, специально вчера записал.
Томас нахмурился. Судя по довольному выражению лица Пили, без нее тут не обошлось.
- Вы же сказали что… - сердито начал он.
- Если бы мы сказали тебе правду, ты бы меня не отпустил! – заныла Дунофф младшая.
- Конечно!
- Вот поэтому мы и соврали.
- Успокойтесь, - примирительно улыбнулся Рокко. – Я приглашаю после обеда, всех желающих, полюбоваться на этот любопытнейший фильм. Обещаем прокомментировать, все произошедшее.
Вы думаете кто-нибудь отказался? Нет конечно, люди любят зрелища.
Паблито был полностью доволен. С Паронда разобрались и без участия его девушки. Уж он бы точно не пережил присутствия Хако рядом с Мариссой.

Такого спокойного обеда, за все время пребывания в лагере пятого курса, еще не было. Еще бы, ведь главные скандалисты не замечали никого кроме друг друга.
Мариссе было немного стыдно за свое поведение, только обещала верить и опять засомневалась. Ошибки надо признавать и, по возможности, исправлять. Приняв такое, несомненно, разумное и благое решение, девушка сразу же после обеда стала воплощать его. Она залезла на стол и обратилась ко всем присутствующим.
- Сегодня, очень странный день… - начала она чуть смущено улыбаясь. - Очень счастливый день. И я… Я хотела бы попросить прощения у всех, кого незаслуженно обидела. У Консуэлы. Прости меня, за то что я так к тебе относилась. Прости и спасибо, спасибо за все… - Блондинка кивнула и улыбнулась. Эта девочка еще раз доказала, что заслуживает всеобщего восхищения. – У Сабрины, за необоснованную ненависть. Знаете, очень просто ненавидеть человека ничего о нем не зная. Прости.
К Гусман подошла Мия.
- И меня прости.
Сабрина лишь покачала головой.
- Сама виновата. – Этим двум девушкам теперь тоже нечего делить. Все сказано. А прошлое… Ну на то оно и прошлое, что бы оставаться позади. Оно нужно нам лишь для того, что бы не совершать подобных ошибок в дальнейшем.
- А главное, - продолжала рыжая, - я прошу прощения у самого дорогого мне человека – у Пабло Бустаманте. За мое недоверие, за все что я сделала. Прости, любовь моя. Я всегда верю кому угодно, но не тебе. Всегда была готова обидеть тебя. Я делала это лишь из ревности, но это меня не оправдывает. Прости.
Пабло стащил ее со стола и сжал в объятиях.
- Это ты меня прости, малыш. Я люблю тебя, моя самая смелая рыжая Спирито.
Девушки умиленно улыбались, счастливо вздыхали и прижимались к своим любимым. Парни сосредоточено хмурили лбы. Им всем было, за что просить прощения. Не раз, и не два, глупая ревность и самолюбие ставили под угрозу самое важное в их жизни.

Кассета произвела настоящий фурор. Вико гордо поглядывала на своего парня.
- Милый, ты у меня прирожденный оператор.
Лаура и Фели недовольно хмурились, им довелось увидеть это в живую и впечатлений хватило. Томас слегка зверствовал – как же, без его разрешения Пилар влезла в это дело.
Остальные просто хохотали. Даже Блас, которого притащила Консуэла, ей тоже очень хотелось увидеть шоу.
- Фантастично! – воскликнула Марисса. – Пили, даже я не придумала бы плана лучше!
Пилар смущенно зарделась. Уж если сама Марисса Спирито – генератор идей, похвалила ее выдумку…

После просмотра бессмертного кинематографического шедевра, все разбрелись по своим делам, преимущественно парочками. Мари и Пабло вернулись к себе в комнату.
Да, с помощью Консуэлы им удалось уговорить Бласа произвести рокировку и подселить рыжую к Бустаманте, а мексиканца к Мии.
Марисса проводила раскопки в чемодане в поисках купальника, Пабло, сидя на кровати, с печатью умиления на лице, наблюдал за своей девушкой.
Спирито кинула на парня хитрый взгляд, не удержалась и решила его немного понервировать.
- Хави такой лапочка, - пропела она, наблюдая, как выражение удовольствия поспешно покидает его лицо.
- Чего-чего? – голубые глаза наполнились обидой и непониманием. Это еще что за заявления?
- Ну, он такой умный! Такой смелый! – девушка восторженно закатила глаза.
- Может, ты хочешь поменять нас местами?
Мариссе стало безумно стыдно за свое поведение. Стерва! Только помирились, только она извинилась и тут же опять издевается! Она клятвенно пообещала себе, быть самой нежной и ласковой девушкой, по крайней мере, ближайшие два месяца.
- Ты ревнуешь? – улыбнулась она.
- Я просто в восторге от слов восхищения моей девушки в адрес другого, - пробурчал он.
- Не выйдет из тебя Отелло, голубоглазенький мой! – рассмеялась она, присаживаясь к нему на колени. – Ты, как-то, больше на Дездемону тянешь. – Это было сказано уже шепотом на ушко и сопровождено поцелуем в это самое ухо. – Я люблю тебя. Запомни это пожалуйста.
Мордашка блондина просветлела.
- Прости, просто, я так боюсь, что тебя кто-нибудь отберет! – горячо заговорил он. – Я так люблю тебя, а тут этот Хавьер… Я же вижу, что он до сих пор к тебе неравнодушен. Вдруг ты захочешь вернуться к нему? У него же нет папочки мэра…
- Все-таки ты дурак! – вздохнула Спирито. – Ну зачем мне кто-то другой? Просто, он, действительно, хороший парень. – Вдруг ее глаза загадочно блеснули. – Пабло, а Пабло, - заговорщицки начала она.
Пабло нахмурился, чувствуя, что голову любимой посетила очередная гениальная идея.
- Что?
- А давай устроим его личную жизнь? И Хавьеру хорошо, и ты перестанешь волноваться.
- Спирито, ты здорова? – озаботился он и приложил руку к ее лбу.
- А что?
- Тебе мало тех, кого уже успела помирить? Решила сводничеством заняться? Меньше надо с Мией общаться, это же ее любимое занятие.
Марисса обижено поджала губы и тут же получила поцелуй.
- А тебе жалко, да? Может, я просто хочу, что бы все были счастливы?! Вредный ты, Бустаманте!
- Ладно-ладно, - примирительно улыбнулся он, - найдем твоему ХАВИ (имя то какое похабное!) девушку.
Договор был скреплен еще одним поцелуем, который, в очередной раз (просто напасть какая-то!), прервали.

Появление дражайшего папули, будущего свекра или, попросту, Серхио Бустаманте, не принесло радости влюбленным.
- Чего тебе? – неприветливо спросил сын у сеньора мэра.
- Заехал тебя повидать. - Серхио постарался не показывать некоторой обиды.
- Повидал? Можешь уезжать!
- Вообще-то, я привез тебе подарок, - миролюбиво заметил отец.
- О! Очередная подачка от любящего папочки! Спасибо, обойдусь! – Пабло злился, и рыжей опять пришлось его успокаивать. (Этот блондин, просто дамочка в ПМС! Хоть валерьянку с собой носи.)
- Может, ты сначала посмотришь, вдруг, тебе понравится?
Марисса кивнула, и, под давлением своей девушки, Паблито согласился.
В комнату зашла Мора.
- Мама?!
Сейчас, Пабло испытал бешеный шквал эмоций. Радость, непонимание, стыд, раскаяние, гнев. Он сердился на мать за то, что она исчезла, не понимал, как она могла так с ним поступить. Он стыдился того, что подписал те, чертовы, бумаги, что предал ее. И он был безумно счастлив ее видеть.
Мэр довольно посмотрел на сына.
- Собственно, это и есть мой подарок. Пожалуй, оставлю вас наедине.
Спирито тоже проследовала к выходу. Они должны разобраться вдвоем.
- Мама, - повторил блондинчик. Что говорить и делать дальше, он не знал.
- Ты меня не обнимешь? – улыбнулась Мора.

Марисса беспокойно кусала губы и все время поглядывала на дверь. Ну что там происходит? Как Пабло?
Мэр наблюдал за ней.
- Ты его очень любишь, да?
Девушка повернулась к Серхио.
- Только сейчас догадались? – ухмыльнулась она. К чему этот разговор?
- Значит, любишь, - продолжал он, не обращая внимание на ее ехидство. – Ты ведь очень сильная, Спирито. Я сразу заметил это и хотел, что бы мой сын стал таким, поэтому, вначале, поощрял ваш роман. Я думал, что ты всегда добиваешься своей цели, что ты похожа на меня, но он делает тебя слабее…
Рыжая внимательно разглядывала своего потенциального свекра. Все правильно, он, почти во всем, прав. Но именно «почти». Решил пооткровенничать? Ну давай.
- Знаете, Серхио, - зная, как его нервирует подобного рода фамильярность, начала она. – Я, пожалуй, даже в чем-то соглашусь с вами. – На лице Бустаманте проступило легкое удивление, он то думал подобными заявлениями заставить ее оправдываться и отказываться от приписанных ей качеств. Но не так проста оказалась сеньорита Спирито. – Я, действительно, была морально сильнее Пабло. И, действительно, когда-то, шла к своей цели не взирая ни на что. Даже с тем, что Пабло моя главная слабость, я тоже соглашусь, - Марисса улыбнулась представляя любимого, - и вот, что я вам, по этому поводу скажу. Я рада, что он помог мне измениться, стать непохожей на вас. Я счастлива, что это произошло. И признайте, мне тоже удалось его многому научить. Вы, в общем-то, получили то, чего хотели.
- Слабости разрушают, девочка.
- Любовь разрушает власть лицемерия и продажности…
По всему было видно, что они не договорятся.

А вот у сына и матери наметилось взаимопонимание. Мора обнимала сына, целовала его белобрысую макушку. Она так скучала по своему младшенькому – Паблито.
- Прости меня, сыночек… - шептала она, поглаживая его плечи. – Прости, что так получилось. Я так хотела забрать тебя, но документы с твоей подписью… Он заставил тебя?
Пабло, с неохотой, высвободился из объятий мамы.
- Мне не за что тебя прощать. Я понимаю, с ним невозможно жить. Он не заставлял меня, я сам все подписал. – Женщина недоуменно смотрела на него. – Я был так зол на Мариссу, на тебя, на весь мир…
- Тяжело тебе было с ним вдвоем?
- Я был не один, - улыбнулся Пабло, - со мной всегда была Марисса, хотя она и не всегда это признавала.
Теперь улыбалась и Мора.
- Она любит тебя, очень сильно. Я всегда это знала.
- Теперь знаю и я.

- А вы ведь тоже любите его, да? – вдруг спросила Марисса. – Вас ведь напугало, что Паула может причинить ему боль. И Мору вы, именно поэтому, вернули. Что, устали от ненависти собственного сына, Серхио?
Лицо мэра исказила довольно жуткая гримаса.
- Да, люблю. Он мой сын…
- Самый любимый, младший, такой похожий и непохожий на вас… - продолжила мысль девушка.
- Ты на редкость проницательна, Спирито, или как там теперь тебя?
- Спирито, Спирито, эта фамилия характеризует меня лучше всего, неправда ли?
Усмешка на лице Серхио Бустаманте.
- Скажите, если вы так любите его, то почему не можете показать это по-человечески? Пабло уже забыл, что такое быть любимым ребенком.
- А разве, я мало ему дал?
- Вы дали ему деньги, власть, но только его, теперь, интересует несколько другое. Вам сложно проявить о нем заботу? Даже год назад, вы были более заботливым отцом. Он рассказывал мне. – Марисса говорила горячо и искренне. Ей действительно было важно это выяснить. Пабло заслуживает счастья, и, если, она может чем-то ему помочь…
- Он теперь все тебе рассказывает? – еще одна усмешка от мэра. – Он лишь сменил меня на тебя.
- Ошибаетесь! Не все, а лишь то, что считает нужным. Мне не нужно авторитарное господство над ним, мне нужна лишь его любовь и доверие.
- И что ты предлагаешь? – Бустаманте устал от этого разговора. Она во многом права, но кто она такая, что бы судить его?
- Пабло не злопамятный. Если вы захотите, то сможете вновь завоевать его любовь и уважение. А теперь, простите, я пойду к нему. – Марисса решительно открыла дверь, нарушая уединение Пабло и его матери.
Серхио так и остался стоять в коридоре. Возможно, когда-нибудь, ему удастся вернуть сына, по крайней мере, он постарается. А первый шаг, он уже сделал.

Марисса и Пабло валялись на пляже. Он лежал на спине, довольно жмуря глаза, от счастья и слепящего солнца. Она сидела подле, посыпая его горячим песочком.
- Ты решила меня поджарить? – улыбнулся он, притягивая рыжую за руку поближе к себе.
- Нет, что я с тобой потом делать буду?!
- Тебе виднее, - Бустаманте приоткрыл один глаз и уставился на любимую.
Марисса прилегла на песок, устроив локти у него на груди.
- Все так хорошо, что даже не вериться, что такое бывает, - выдохнула она.
- Угу.
- Я так тебя люблю.
- Угу, - сквозь неплотно сомкнутые ресницы, Пабло видел, как исказилось недовольством лицо девушки. Но она ничего не сказала, не хотела портить день. Он по достоинству оценил ее сдержанность, гадая, надолго ли ее хватит. «Не больше месяца!» - решил он про себя.
Спирито сердито поглядывала на своего парня, подумывая, не забыть ли про обещание быть белой и пушистой и сказать ему все, что она по этому поводу думает. Решив, что еще минута и этот пляж станет его могилой, она уже подумывала, с какой бы части тела начать закапывание, когда блондин рассмеялся и поцеловал ее.
- Не сердись, я хороший. Просто, такой день… Надо же, а в папуле еще осталось что-то человеческое.
- Угу, - передразнила его Марисса. – Тебя, пока, спасает только моя безграничная любовь.
Он взял ее за плечи и устроил так, что бы ее голова, покоилась у него на груди.
- Так странно, да?..
Рыжая недоуменно посмотрела не него.
- Что именно? То что я люблю тебя?
- Нет, милая… - попытался исправиться Пабло.
- Ага, значит, это для тебя само собой разумеющееся!
- Прекрати, - очередной поцелуй, и она лишь поуютнее устроилась на нем. – Я имею ввиду, как быстро все может измениться.
- Ты говоришь о наших отношениях? – уточнила девушка, не скрывая своей заинтересованности.
- И о них в том числе, - кивнул он. – Ты только представь себе, всего неделя, всего семь дней, а, как будто, началась другая жизнь. Разве в день приезда, ты могла подумать, что сейчас мы будем лежать вдвоем и не ругаться, а целоваться? – блондин подкрепил свои слова действиями.
- Философ мой, - рассмеялась Марисса.
- Мне нравиться слово «мой».
- Ты даже не представляешь, как оно нравится мне. Так что ты там говорил о странности жизни?
- Только то, что, кажется, наше противостояние подошло к концу, - почему-то сейчас, Бустаманте нравилось выдавать умные изречения.
- Хочешь, я могу тебя как-нибудь обозвать? – предложила добрая девушка.
- Спасибо, обойдусь, - поблагодарил он. – Не можешь ты не язвить!
- Чем бы я тогда отличалась от твоих многочисленных воздыхательниц?
- Это похоже на сцену ревности… - чуть насмешливая улыбка.
- Даже не надейся, супермен!
- Куда уж мне?
Теперь беспроигрышным способом заставить любимого замолчать воспользовалась Мари.
- Это я к тому, что не только одни мы за эту неделю изменили свою жизнь, - отдышавшись продолжил Пабло.
- Знаешь, любимый, - задумчиво протянула она, - быть счастливым сложно, это накладывает определенные обязательства. Мне иногда кажется, что это почти неприлично. Зато образ страдальца – выигрышный. А это ведь не так сложно и страшно. Жаль только, что требуется слишком много времени, что бы это понять.
- А мне не жаль! Когда бы еще мне выпала возможность испытать подобный приток адреналина, как не в бесконечных ссорах с тобой?
- Ты даже не представляешь, что тебя ожидает в дальнейшем! – Марисса повернула голову и послала ему ехидный взгляд. – Легкости не предвидится, Паблито!
- Ты и легко? – рассмеялся парень. – Ни за что не поверю! Но я не ищу легких путей!

Лето продолжалось. Что оно еще подарит нашим героям? Кто знает. Они, в очередной раз, отыграли у жизни кусочек счастья и довольствовались сейчас тем, что имели.
Прошлое уже ушло, будущее еще не наступило, есть только настоящее – им то они и жили. Такие обычные люди. Такие живые. Такие уязвимые. Такие странные, потому что живут так, как будто жизнь бесконечна, но, может, так и есть?

ЭПИЛОГ

В двух шагах от рая
Мы остановились,
А назад вернуться
Не смогли.
В двух шагах от рая
Мы навек застыли
Все же оторвавшись
От земли.

(В. Меладзе «В двух шагах от рая»)

От рая до ада один шаг, от ада до рая – бесконечность. Но кто определяет это расстояние? Лишь люди, придумавшие себе постулаты и следующие им. Кто-то верит на слово, а кто-то не сдается и пытается доказать обратное.
На самом деле все намного проще. Вернуться в рай можно, нужно лишь упорно двигаться к своей цели, и сразу станет понятно, что это не так далеко, как кажется.
Они зависли всего лишь в двух шагах от райских кущ. Им понадобилось немало времени, что бы понять это и сделать по шагу каждому. Они научились отличать реальность от выдумок человечества, смогли оторваться от земли и подняться на небо (быть может, даже седьмое). Они все смогли. Им осталось только научиться не терять приобретенное, ведь, кто знает, как далеко их может отбросить друг от друга в следующий раз. Спасение любви, дело рук самих влюбленных, осталось только это хорошенько запомнить.

На сим, позвольте откланяться. И спасибо, что прочитали все это. Спасибо, что поддерживали меня, когда мне казалось, что больше невозможно писать. Спасибо. Этот фик и ваша заслуга, ведь если бы не вы, то в нем не было бы никакого смысла.
Я прошу вас об одном, только продолжайте мечтать, ведь, если вы не сможете, то кто же тогда? А мир без мечты – это так печально.

КОНЕЦ


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » В двух шагах от рая (by Эльфочка)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz