Суббота, 08.05.2021, 11:22
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяИгры с огнем - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Игры с огнем
Игры с огнем
auroraДата: Вторник, 10.06.2008, 18:53 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
«Мы с тобой такие разные и такие похожие. Мы так одинаково взаимно ненавидим друг друга, что порой это становится похоже на любовь. Мне так нравится видеть, как в твоих глазах загорается огонек белой ярости, что я продолжаю зажигать его снова и снова, даже прекрасно зная, что ожоги от твоих глаз смертельны... Я продолжаю играть с огнем...»

Марица с тоскливым вздохом отложила свою верную тетрадку. Вот уже несколько месяцев она писала какие-то обрывки «просто, чтоб убить время». Она никогда не признавалась себе, что отрывки эти были посвящены одному единственному человеку... Нет! «Просто, чтоб убить время»! И только!

Ее любимая ручка полетела в противоположную стенку и разбилась вдребезги. Но ее почему-то это не волновало... Даже дождь, который шел вот уже третьи сутки ее не волновал... больше... А что такое ручка или дождь по сравнению с тем, что творилось у нее на душе. Никогда еще Марица Пиа Спиритто так остро не чувствовала свое одиночество. Мир отвернулся от нее (по крайней мере ей так казалось) – Лухан и Луна уехали вместе с Мией к ним домой. В школе почти никого не осталось... Только она и медведь, подаренный ей Пабло. Пабло... Как же тяжело о нем думать... С кем он сейчас? С Анной, Андреа, Никой, Паолой? «Какая тебе разница с кем он сейчас? Мари, тебя это абсолютно не должно волновать... И все-таки...» И так по кругу...

Тучи полностью оккупировали небо и было не понятно сколько же сейчас время... И сколько же она пролежала, тупо уставившись в потолок...

- Спиритто, тебе плохо?

- Что? – Она оглянулась на дверь, в глазах все поплыло, а язык отказывался выдавать членораздельные фразы.

- Я спросил, тебе плохо?

- Да... – Уставшее сознание наконец решило взять заслуженный отдых. Если уж хозяйка даже ночью не могла обеспечить ему покой, пришлось брать насильно.

- Спиритто?

Блас подошел к кровати и попытался привести ее в чувства.

- Спиритто! Вот черт! Вечно с тобой одни проблемы.

Он подхватил ее на руки и понес в медпункт.

***

- Это обычный обморок на почве нервного срыва. Она останется здесь на пару дней.

- Хорошо. Я предупрежу учителей. До свидания. – Он уже хотел закрыть дверь

- Только, пожалуйста... предупредите только Самых близких людей. Ей нужен Полный покой.

- Я понял.

***

В понедельник Elite Way снова наполнилась звуком детских голосов и раскатами радостного смеха. Не хватало только одного голоса и одного смеха - самого зажигательного.

- Блас, где Марица?

- Линарес, еще один вопрос и получите 2 замечания.

- Но я же...

- Вы не поняли?

- Поняла.

- Вот и славно.

- Блас... – Томно произнесла Мия, дотрагиваясь рукой до его груди, с целью «убрать ниточку»

- Здравствуй Мия! Как ты провела выходные?

- Я скучала по тебе.

- ???

- Ты удивлен?

- Мия, мы не раз говорили об этом. Не играй с моими чувствами.

- Я серьезно!

- Я тоже скучал. И все-таки ты что-то хотела спросить.

Мия попыталась покраснеть

- Да... Ты ведь знаешь, где Марица... Скажи мне, пожалуйста...

- Она в медпункте. Вчера ей стало плохо.

- И ты молчал? Боже, как же трудно быть мной! Лухан!

Мия схватила в одну руку Луну, в другую Лухан и потащила в больничное крыло.

- К ней нельзя.

- Но, сеньора! Мы ее самые близкие подруги!

- Я сказала нет. Ей нужен полный, вы слышите меня, полный покой.

- Скажите хотя бы что с ней.

- Она перенесла сильнейший нервный срыв...

- Нервный срыв? – Мия приложила ладонь ко рту, изобразив полуобморок.

- А вы сказали, что вы ее самые близкие подруги! Не заметно. Все девочки! До свидания!

- Спасибо Вам!

- Да не за что! Спи, девочка, спи! Может хочешь рассказать, что у тебя стряслось?

Врач была довольно не молодой уже женщиной, но ее глаза все понимали, руки успокаивали, а голос убаюкивал. У такой хотелось уснуть на коленях, свернувшись клубком и желательно засунув большой палец в рот – такое спокойствие и доброта исходили гигогерцевыми волнами из нее.

- Позже.

- Правильно, спи! – И она ушла, приглушив свет в палате и оставив Марицу одну со своими мыслями.

«Я никогда не думала, что умею страдать... Значит умею? Или это только Ты можешь довести меня до бессознательного состояния? Я привыкла дразнить тебя, но сама при этом всегда оставалась в тени, наверно просто на подсознательном уровне чувствовала, что для меня убийственен твой огонь. А сейчас? Заигралась... Обожглась... Возможно! А может просто сердце наконец захотело получить тепловую отдачу, чтоб окончательно не охладеть, но получило только ожог четвертой степени...»

Марица провалилась в сон... Подействовали лекарства и травяной чай, которыми ее напоила эта женщина... Но и сон был неспокоен. Постоянно, казалось, кто-то с ангельскими глазами ускользает от нее. Она пыталась поймать это видение или человека, но каждый раз он просачивался сквозь пальцы, не забывая оставлять почти физические ожоги.

Мари проснулась спустя энное количество времени, покрытая бусинками выступившей испарины... «Да уж... заигралась! Надо немедленно прекращать эти игры... Я не обменяю его ненависть на свою... Что? На свою что?»

- Любовь...

- Ты проснулась?

«Вот от чего испарина! Это не сон... Просто я чувствую его близость... кожей...»

- Что ты здесь делаешь, Бустаманте?

- Зашел узнать как ты? – Пабло пристально разглядывал ее лицо. Создавалось впечатление, что он считает. И наслаждается. Сколько бусинок удалось выжать из нее сегодня.

- Зачем? Только не говори, что с благими намерениями! Ты не умеешь произносить слово «благо», если оно не относится не к твоей заднице.

- Ты всегда такая злая?

- Не знаю. Окружающие дают все больше и больше поводов быть доброй и отзывчивой.

- У нас концерт. Завтра. Я пришел сказать тебе об этом и спросить сможешь ли ты петь.

- Я не больна и не при смерти.

- Если ты не больна, то что ты Здесь делаешь?

- Отдыхаю. От таких, как ты! Но всесильный Бустаманте нашел лазейку даже туда, куда не пустили моих подруг! Все, ты все услышал что хотел? Теперь проваливай.

Пабло в последний раз бросил взгляд на ее лицо.

«Она ненормальная! Кретинка! И чего мне взбрело в голову ее навещать! Бестия! Фурия! Торнадо! Смерч! Шторм! Ураган! Водопад... страсти...»

- Ты оглох, Паблито?

И вышел, тихо затворив за собой дверь.

Ну почему он ей не хлопнул? Почему? Так, чтобы ручка отлетела ей в лоб!!! Чтоб она с ним больше так не разговаривала!!! Но не хлопнул... и ручка не отлетела... никуда... И только по щеке покатилась крупная кристально-прозрачная бусинка и пропала в уголке губ... Как и следующая, и следующая... и... следующая...

«Откуда слезы? Нет! Этого не может быть! Я же просто не умею плакать! Или умею?»

Она наконец додумалась стереть пот с лица, который уже действительно стал холодным и неприятно жег лицо... Или его жгло после его взгляда?

Ты не тронешь сердце, не тронешь.

Не сломаешь и не угонишь.

Ты не тронешь сердце признайся

Уходи, уходи и не возвращайся.

Она решила сделать это своим девизом: не дать погубить свое сердце, не дать проникнуть боли под непробиваемую броню Пиа Спиритто. Вследствие чего все слезы были утерты пригодившимся кулачком, одеяло откинуто, а ноги резко и бесповоротно поставлены на пол с твердым намерением – идти. К подругам, к врагам – главное, чтоб он не видел, что ей больно... Хотя нет, ей же не больно!

Марица улыбнулась своему бледному худому отражению в зеркале.

«Да, взгляд тот еще! Эдакая гиена, идущая на «охоту»... Печально...»

Ее почему-то безумно развеселила совсем не веселая картина. Она назвала ее «Марица в красках»: белый, голубоватый, нежно-салатовый, кое-где даже с розовинкой, а местами желтый и кремовый. Такова была радостная – радужная гамма цветов, преобладающих на осунувшимся личике.

Она обула верные оранжевые кедики, прихватила кофту с больничного кресла и... вернулась к кровати. Мари нашла в тумбочке какую-то справку и даже ручку... Удача?

«Сеньора Бариччо!

Большое вам спасибо за то, что вы отнеслись ко мне с такой добротой и пониманием. Я чувствую себя гораздо лучше и думаю, что могу идти, хотя знаю, вы меня не отпустите, поэтому прощаюсь с вами так...

До свиданья! Марица»

Она тихонько выскользнула из палаты и понеслась по коридору, навстречу... чему? Она пока не знала. Просто надеялась. Только чистые и открытые для мира люди еще могут надеяться. На любовь. На дружбу. На огонь, который она так любила и в любви и в дружбе. Огонь... Это была ее стихия... ее живая вода (простите за каламбур)... и ее... верная смерть...

Еще не все порешено,

Еще не все разрешено.

Еще не все погасли краски дня.

Еще не жаль огня,

И Бог хранит меня.

***

Суббота... Какой же это чудесный день недели! Никто не залетает в комнату и не орет воплем осипшего слона...

- МАРИЦА!

Все-таки орет...

- Вставай! Посмотри, какое солнце!!! Я так соскучилась по теплу... по его све...

Метко направленная подушка не дала Мии договорить последнее слово.

- Мари...

- Ты можешь так не орать? Я теперь понимаю, почему Фели все время ест... Тебя с утра послушать и еще не так нервничать начнешь... Бедная девочка!

- Язвишь? Зря... Настроение ты все равно мне не испортишь! Сегодня мне его никто не испортит! Давай вставай! Сегодня мы проведем день вместе! Походим по ма... эээ... Вечером концерт! Так что иди умывайся, одевайся и вперед! Никаких возражений! – Быстро сказала Мия и захлопнула дверь, пока сестрица не нашла второго мягкого, но все же снаряда.

Марица сползла с кровати больно ударившись головой о ножку стула и запутавшись в одеяле... Черт бы побрал эту куклу... сестру... слава богу, что не родную... но любимую. «И как я могла ей пообещать целый день? Боже... 8 световых часов коту под хвост... или под другое какое-нибудь место...» Наконец мысли выстроились в одну логическую цепочку, правда состояла она всего из одного звена – во рту был неприятный привкус – не фиг было глотать зубную пасту... На этом глубокие раздумья заканчивались, чем весьма радовали головную боль...

Если не считать того, что Мари пыталась натянуть гольфы вместо шапки, а джинсы, как свитер, то оделась она достаточно быстро, чем весьма обрадовала Мию...

- Куда ты меня тащишь?

- Эээ... Это важно?

- Нет.

- Ну так зачем спрашивать? Едем кататься по городу.

- Угу

Построив далеко идущие планы по освоению Буэнос-Айреса, Мия попросила остановить Питера у ближайшего бутика.

- Я не пойду туда...

- Ты вчера мне обещала! – Мия уже вылезла из машины и теперь стояла возле двери самодовольно ухмыляясь.

- Ты права, Барби! Обещания я свои выполняю, только учти... – Мари замолчала.

- Ну что?

- Ты пожалеешь, что привела меня сюда.

- Детка, я тебе в день нашей встречи сказала, что ты будешь моим лучшем проектом! Сказала или нет?

- Сказала, но я не думала, что тебе приятно вспоминать колу на волосах...

Мия разозлилась.

- Так вот, ты будешь моим лучшим проектом, хочешь ты того или нет! Ты же выполняешь свои обещания?

- Пошли уже... Раньше встанем, раньше сядем...

- Плебейка!

- Курица!

- Молчи!

- С какого?

- Просто так.

Подействовало...

- Марица...

- А...

- Ты же не хочешь, чтоб Соня узнала про твой нервный срыв и про то, что ты вчера напилась с горя... и про твою несчастную любовь...

Дежавю – картина «Марица в красках»...

- Мия... Ты не посмеешь...

- Я?

- Мия...

- Я НЕ посмею, только при одном условии... – Никто еще никогда не видел Колуччи такой счастливой - ...сегодня ты покупаешь то, что я для тебя выберу, делаешь макияж в салоне и укладываешь волосы там же...

- Но...

- Никаких Но...

- Всего одно? – Обреченно выдохнула Спиритто.

- Ну?

- Я выберу одежду сама... А ты одобришь... Идет?

- Ладно...

Оказалось, что, даже по меркам Мии, у Марицы присутствует вкус... Ей видите ли «просто неудобно ходить на этих дурацких шпильках и следить за зацепками на колготках», а кого это интересует? Придется! Красота требует больших жертв...

- Нет, Мия! Как бы сильно я тебя не любила, но Это я не одену никогда! Читай по губам! Ни-ког-да!

Но Мия все так же настойчиво протягивала ей небольшой пояс ярко-лилового цвета, который кто-то либо по собственной глупости, либо из-за страдающего зрения, назвал юбкой.

- Марица! Я считаю, что твои ноги достойны того, чтобы на них смотрели...

- А я считаю, что окружающие не достойны смотреть на мои ноги!

- Одевай! Тебе понравится!

- Издеваешься, да? – Мари сделала вид, что поняла шутку Мииты.

- Нет!

- Можно я поищу другую... подобную...

- Ну хорошо! – Сестрица наконец сжалилась.

Через 10 минут Марица резко отодвинула занавеску примерочной и увидела... кучку, да нет пожалуй горку или даже Джомолунгму тряпок из-под которых высовывалась голова Мии.

- Вот! Посмотри это! Это вещи последней коллекции Patrizia Pepe!

- Ты с ума сошла? Хотя какой ум?! О чем это я? Унеси Это немедленно! – Завопила Спиритто, увидев нечто абсолютно прозрачное, похожее за ночной халат Маргариты Валуа, который по ошибке выдавали за платье...

- Это не тебе! Это мне... Так что не ори, лучше померь вот это! – Мия протягивала ей джинсы Penny Black и какой-то шелково-невесомый топ Killah. – Это в твоем стиле. Кстати юбку эту мы возьмем!

Марица в ужасе съежилась: она натянула на себя лоскуток серо-буро-малинового цвета с лейблом Armani не для того, чтобы его купить... Только не для этого... А вот последние вещи пришлись ей по вкусу.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Вторник, 10.06.2008, 18:53 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
***

Конечно, идти на 9-ти сантиметровой шпильке было «не очень» удобно, но в остальном ее новый гардероб ей нравился... Дорого, стильно, простенько и со вкусом... И Мия довольна! Последнее стало в принципе решающим фактором перед тем, как отдать бедную кредитку на растерзание этому безжалостному аппарату... После многочисленных бутиков и салона красоты девушки валились с ног от усталости, при чем Мари – в прямом смысле... Ноги болели так, что она не смогла их поднять, чтобы подняться по ступенькам в комнату... Пришлось просить помочь Маркуса и Ману... Мия при этом обиженно посапывала сзади, пока мальчики расточали комплементы своей подруге.

Странно, но Марице сейчас смертельно хотелось, чтобы ее увидел еще один человек... Пусть уставшую, но зато необыкновенно красивую и еще более яркую, чем обычно... Ведь завтра вряд ли она сподобится на такую жертву, как макияж...

- Дальше дойдешь или все-таки довести? – Спросил Ману, когда они преодолели лестницу

- Дойду! Я же не инвалидка! Просто устала. Спасибо, мальчики! – «Мия, я убью тебя, клянусь, убью...»

Мануэль и Маркитос удалились на мужскую половину, а Мари бросила пакеты на пол и попыталась накинуться на Мию с кулаками. Выглядел этот порыв приблизительно как если бы старая больная гусеница попыталась уползти от какой-нибудь колибри. Как вы понимаете, в роли гусеницы выступала Марица. Поэтому прошептав что-то неразборчивое, но очень похожее на «убью», она снова подхватила свои многочисленные пакетики.

- Мари, я пойду отмечусь, что мы пришли...

- Приползли...

- ...и приду! Обуй, пожалуйста, белые сапожки, я хочу еще раз на них посмотреть. И еще не забудь сразу же повесить на тремпель хлопковый пиджак, иначе мы его не разгладим... И еще...

- Мия!

- А?

- Иди.

Марица облокотилась на перила и прикрыла глаза. Почему-то очень хотелось произнести знаменитое «как же трудно быть мной», но она сдержалась. Нет, на такие жертвы она была категорически не согласна. Слегка успокоившись и подавив в зародыше желание немедленного смертоубийства, она открыла глаза... Желание появилось снова, при чем еще более сильное, чем раньше... только было сложно определить к чему оно относилось теперь – к смертоубийству или же еще к чему-нибудь... В общем, как вы несомненно догадались, прямо перед ней стояли широко распахнутые голубые глаза... При детальном рассмотрение обнаружился и их хозяин.

- Тебе плохо?

- После встречи с тобой - просто отвратительно! – Сказала, потом подумала и тут же прикусила язык. Надо было идти на попятную... – Шучу, Паблито! Я просто устала!

Марица попыталась, как можно более жалостливо улыбнуться, чтобы хоть как-то скрасить первую реплику.

- Тебе помочь? – Спросил Пабло, оглядывая бесконечные пакеты.

- Не... Да! Даже в тебе иногда просыпается воспитание! Исправляешься, Бустаманте!

- Ты можешь идти? – Пабло предпочел проигнорировать все ее слова, которые следовали после «да»... Лишь бы побыть с ней рядом подольше. Почему? Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Точнее мог, но не хотел.

- Д... Нет! Я натерла ногу и мне жутко больно. Я сейчас сниму эти жуткие туфли и дойду, все нормально!

Но Пабло снова проигнорировал все ее слова на этот раз после «нет». Он просто подхватил ее на руки, как нечто драгоценно-невесомое и понес в комнату.

Мия, отрапортовав Бласу об их благополучном прибытии, абсолютно счастливая, довольная и беззаботная... застыла, так и не поставив ногу на первую ступеньку лестницы. Просто то, что она увидела, заставило ее развернуться на 180 градусов и пойти... еще куда-нибудь...

«Все складывается даже лучше, чем я предполагала!»

Ну а Что она увидела, я думаю, вы догадались!

Марица, свободной от пакетов рукой, обхватила Пабло за шею и уткнулась носом в воротник его форменной рубашки. Как же давно она не чувствовала этого запаха... от него пахло парфюмом с легкой примесью ментола и кофе и... Его телом.

«О чем ты думаешь, Спиритто?! Включай мозги, если есть... Тебя на руках несет самый ненавистный человек из этой тюрьмы, а ты наслаждаешься запахом?! Мда... Самый ненавистный, но такой... такой... такой...»

- Марица! Помоги мне открыть дверь! Неудобно же...

- Что? – Мари непонимающим взглядом уставилась в его глаза, которые были так близко... отчаянно близко... слишком...

- Мари, дверь!

- А... дверь...

- Да, дверь открой ее!

Она с трудом оторвала взгляд от него и посмотрела на ручку.

Пабло приходилось выжимать из себя каждое слово, но так осторожно, чтобы не дай Бог не сказать лишнего... Что же именно лишнего он мог сказать, он боялся ответить даже себе.

Подсознание объединилось с сердцем, душой и телом в нерушимый союз и разум оказался в неутешительном меньшинстве. Поэтому нормально думать он не мог. Ее открытые плечи находившиеся в непосредственной близости от губ, сводили с ума. Дыхание на шее обжигало и щекотало. А хрупкое тело в руках вызывало в его теле импульсы, вполне понятные любому взрослому человеку...

Марица довольно долго переваривала его просьбу, поэтому Пабло попытался локтем опустить ручку и толкнул дверь! Victoria! Одно препятствие позади...

***

«Я уже забыла твои руки... перебинтовала ожоги четвертой степени, оставленные тобой на сердце... зализала раны на губах... И все началось снова. Не играй со мной! Ведь я, как ива, гибкая под любыми порывами жизненного ветра, но так легко ломающаяся под твоими сильными руками. Я знаю, ты снова сломаешь меня... или сожжешь... Но я так же знаю, что не смогу противостоять тебе...»

- Спасибо... – «Куда же делся весь твой словарный запас, Пиа Спиритто?»

- Ты прекрасно выглядишь.

- Спасибо...

- Неужели ты ходила по магазинам? Даже не верится! Тебе очень идут шпильки!

- Спасибо...

Взгляд так нагло шарил по ее ногам, бедрам, плечам... но поделать он ничего не мог. Пабло старался заполнять возникающие неловкие паузы, но ему все больше и больше казалось, что все то, что он говорит, еще более неловко и глупо, чем тишина.

- Пабло?

- Что?

- Может ты все-таки поставишь меня на пол?

- А... Да, конечно, я просто задумался!

- О чем?

- О...

- Хотя неважно! Какое мне дело! Еще раз спасибо... Эээ... Поставь меня, пожалуйста, на ноги.

- Я задумался о нас.

Марицу бросило в жар.

- Отпусти меня...

- Я подумал, почему у нас всегда такие скандалы? Неужели мы не можем, хотя бы 15... 10... 5 минут пообщаться нормально?

- Пабло?

- Что?

Пакеты выпали из руки (выдела бы это Мия!), и она (рука), оказавшись свободной крепче прижала Пабло к себе...

Теперь ее губы находились прямо напротив его, и казалось, что в мире не осталось больше проблем... Ничего, что потом будет больно, обидно... это будет потом... а сейчас?

Пабло потянулся к ее губам... Разум упирался руками и ногами, кричал, визжал и сопротивлялся, но что он мог сделать против Нерушимого Союза?

- Пабло, отпусти меня... – почти прошептала Марица.

Пабло словно окатило ледяной волной и на этот раз он послушался.

Мари наконец почувствовала устойчивую поверхность под ногами, но почему-то отодвигаться от его таких манящих губ не хотелось. У нее получилось. Отвернулась. Положила пакеты на кровать. «Боже, что со мной творится???» - подумали оба, при чем одновременно. Снова неловкость. Снова захотелось бежать сломя голову и кричать, разбивая стекла по пути... Но вместо этого в голове переклинило тумблер, и она бросилась на него, повалив на кровать, и целовала, целовала, целовала... До умопомрачения, до синевы губ, до тех пор пока тумблер не встал на место и не закричал: «Посмотри, что ты делаешь, кого ты целуешь?»

Они оторвались друг от друга, но отвести взгляд было выше их сил.

«Боже, что со мной творится???»

Марица попыталась сползти на пол, а еще лучше провалиться сквозь землю или раствориться в воздухе, но почему-то наши желания всегда нереальны...

- Мари, подожди...

Пабло крепко держал ее, пытаясь заглянуть в глаза и понять о чем она думает, хотя у самого выветрились все мысли, все до единой.

- Я не... просто...

- Тише...

- Просто...

Марица судорожно хватала ртом воздух, чтобы хоть как-то сохранить разум на месте. Рядом с ним весь ее здравый смысл убегал в неизвестном направлении, поджав хвост. Именно в тот момент, когда он ей нужен больше всего.

- Зачем ты оправдываешься?

Спиритто как могла пыталась спрятать глаза... В душе собрались на пресс-конференцию настолько противоречивые чувства, что она не знала куда бежать. Страх, любовь, боль, горечь, обида, радость, желание, счастье, снова любовь. Марица готова была захныкать, как маленький ребенок и уйти от ответа, но вдруг вспомнила, что Спиритто никогда не пасует перед обстоятельствами. Даже если Обстоятельство зовут Пабло Бустаманте.

«Что же делать? Господи, ну где ты, когда так нужен?!»

- Я не оправдываюсь...

- Марица!

Она больше не могла отводить взгляд. Нельзя, иначе он поймет. Мари осторожно заглянула в этот омут, зовущийся его глазами.

- Что?

- Почему ты дрожишь?

Действительно... а она и не заметила.

- От усталости. Пабло отпусти меня, мне нужно встать – она почти молила его об этом.

- Нужно? Разве? – он не понимал чего же она так боится и за ее страхом перестал замечать свой.

- Да!!!

- И все-таки... – Бустаманте с помощью одного движения оказался лежащим на ней.

«Что же со мной творится? Это же Спиритто? Да... она... Тогда почему я так хочу ее? Внутри все трясется... Господи, где же ты когда так нужен?»

Его губы остановились в миллиметре от ее, а дыхание переплеталось и притягивало...

Марица сейчас все на свете бы отдала, чтобы суметь отвернуться... Сила воли ушла по магазинам вместе с ней, но забыла вернуться...

Люблю...

Вот уже второй раз они наталкивались не препятствие в виде друг друга и второй раз тонули в обоюдной страсти... Возможно ли это? Утонуть дважды? В облаках...

Каждый думал только о том, как бы упасть с этого облака, чтоб было не очень больно. И почему-то не один не смог предположить, что можно вообще не падать.

Как же приятно снова чувствовать на себе его сильное любимое тело... Люблю...

Какое же это блаженство закрывать собой такую хрупкую, любимую девушку и слышать каждый судорожный удар ее маленького сердечка... Люблю...

Они перестали замечать боль от ожогов на телах. Они перестали ощущать пустоту внутри. Они заполнили ее друг другом. Им было так интересно и весело играть с огнем и от каждого такого ожога хотелось кричать:

Люблю...

Я знаю только лучшее в тебе...

Мне от любви не страшно задохнуться.

Мы на яву живем, а не во сне,

А я все не могу никак проснуться.

Скажу: «Люблю» и это навсегда...

Пускай смешно! Пусть надо мной смеются!

Рассыпаны созвездия – города,

И наши самолеты в небе разминутся...

«Почему, когда ты находишься на расстоянии видимости, я теряю контроль над собой? А когда наши губы соприкасаются все звуки в мире замолкают, и прерывистое дыхание кажется мне криком? Тело бьется в ознобе... язык жжет нёбо... ноги немеют... руки отказываются подчинятся разуму...

Я боюсь! Я боюсь потерять себя в твоих объятиях, заблудится в бесконечном лабиринте твоих глаз, навсегда разбить сердце... Зачем ты мучаешь меня? Ведь знаешь, что твой образ итак выжжен на моей коже и начинает гореть при каждом твоем приближении... Ведь знаешь, что с тобой я всё и в то же время ничто... А без тебя... меня просто нет...»

And save me from the nothing I’ll become...

Сколько прошло времени? Сколько раз они сгорали до тла друг в друге и возрождались из пепла, как фениксы? Что они пытались рассказать, жадно впиваясь в губы? Об этом могли знать только ангелы, которые с улыбкой наблюдали за ними с верху, взявшись за руки и напевая какую-то небесную песню, убаюкивая их разум...

«Боже, что со мной? Зачем это каждый раз происходит? Зачем я позволяю ему, издеваться надо мной? Над моими... чувствами?» - Марицу словно током ударило – так сильно на нее подействовало ее первое признание СЕБЕ...

Она слегка оттолкнула от себя Пабло и попыталась заглянуть ему в глаза, преодолевая страх.

«С каким чувством ты меня целуешь? Ненавидишь? Почему? Зачем? К чему все эти игры?» - Пабло внимательно разглядывал ее лицо, пытаясь прочесть на нем ответы...

Губы моментально пересохли... в горле ком...

- Ммм...

Один Бог знает, чего ей стоило не отвести взгляд.

- Марица...

- Не говори ничего, пожалуйста...

- Зачем?

- Что зачем?

И один бог знает, чего ей стоило стать непробиваемой Спиритто, когда так хотелось уткнуться ему в плечо и горько заплакать, уткнувшись ему в плечо.

Нельзя! Нет!

Работали рефлексы собаки Павлова: Он – боль. Его - нельзя.

- Что ты чувствуешь?

- Что... на мне лежит очень тяжелый Бустаманте и пытается видимо вдавить в матрац! Может, встанешь наконец!

Опять она его обожгла... ЗАЧЕМ???

Пабло молча поднялся и вышел. Также молча. Холодно. Боль. Знобит. ЗАЧЕМ?

Больше сдерживать слезы не было смысла, хотя теперь они и не спрашивали ее разрешения. Просто из нее молча выходила боль... Так же молча, как вышел он... ЗАЧЕМ?

Он уходил, Она молчала

И ей хотелось закричать:

"Постой, давай начнем сначала,

Давай попробуем начать?"

Дверь за ним закрылась уже очень давно, но Марица все еще сидела в абсолютной тишине, глотая слезы и смотрела на ручку. Она ждала, что сейчас он вернется, сейчас постоит возле двери, подумает и зайдет... решительно... по-мужски... и она будет его... ну же... где ты? Где ты? ГДЕ?

Он не пришел... Слезы кончились...

Хотелось биться в истерике, кататься по полу и еще больше размазывать супер стильный макияж по лицу... Но слез не было...

Мари села на колени на полу возле кровати, уткнувшись лицом в матрац. И просто захныкала... вздрагивая всем телом... и избивая маленьким кулачком кровать. Так хнычет собака, которая знает, что никто не придет... но зовет...

«Ты снова сыграл со мной злую шутку! Я тогда посмеялась вместе с тобой, а сейчас... а сейчас я собираю себя по кусочкам... но, как известно из четырех букв не соберешь слово «ВЕЧНОСТЬ»... а как хотелось бы! Вернись, прошу тебя! Вернись... мне больно...»

Мне нравится, что вы больны не мной.

Мне нравится, что я больна не вами.

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной,

Распушенной и не играть словами

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами...

(Марина Цветаева)

Марица засунула замерзшую руку под матрац, чтобы хоть как-то отогреть оледеневшие пальцы, и нащупала там какую-то коробочку. Вытащив находку на свет Божий, Мари обнаружила наполовину пустую пачку «Parlament»... Когда-то она забрала ее у Пабло... Тогда они еще были вместе. Слезы снова подкатывали к глазам, но вместо того, чтобы принести облегчение хозяйке, возвращались обратно. Пачка была настолько измята от продолжительного заточения, что открывалась с трудом, но все же открывалась. Внутри обнаружилась зажигалка и 7 штук беленьких палочек...

Перед концертом:

- Пабло!!! Что ты делаешь?

- Нервы успокаиваю...

- Отдай!

- Марица...

- Любимый, ну зачем тебе это??? Отдай... Хватит курить. Еще не хватало, чтоб у тебя на сцене голос сел... Идем!

«Нервы успокаиваю...»

Марица села на подоконник возле открытого окна и неловко закурила. Руки тряслись так, что сигарета выпадала раза три, при чем в окно, поэтому приходилось подкуривать новую. Сначала она абсолютно ничего не почувствовала, только горький, ужасный привкус во рту... А потом закружилась голова... Марица высунулась в окно на пол корпуса, чтобы не накуривать комнату... Ее мутило от слез, дыма, а еще этот ветер прямо в лицо....

Пол пошатнулся под ногами и случайно поменялся местами с небом...

- МАРИЦА!!! - Мия подлетела к окну и схватила подругу сзади за кофту. – Мари, ты с ума сошла? Совсем больная? – Но Спиритто не реагировала.

Колуччи, приложив неимоверные усилия, втащила сестру в комнату, про себя подумав, что ей неплохо было бы слегка похудеть.

- А теперь объясни, что... – только сейчас Мия заметила, что Мари без сознания. – Как тяжело быть мной! Господи! МАРИЦА! Быстро открой глаза! Марица!

- Не кричи пожалуйста...

- Мари... Ты очнулась!!!

- Если бы не очнулась то, оглохла... Зачем так громко?

- Ну... я испугалась, что с тобой что-то случилось...

- Миечка...

Марица потянулась руками к девушке, как маленький ребенок тянется к маме, прося защиты и ласки, и через секунду рыдала у нее на плече. Как же все-таки важно знать, что в твоей жизни есть хотя бы один человек, который тебя выслушает и услышит. Обнимет и защитит. Разве Спиритто могла раньше подумать, что будет взахлеб рыдать на плече у Колуччи? И тем не менее она знала, что нет больше на свете человека ближе и дороже, чем она.

Марица чувствовала щекой частое биение сердечка, слышала нервное дыхание и впитывала в себя волны защищенности и тепла, которые исходили от сестры. И уже через 15 минут могла спокойно членораздельно разговаривать. Но многого она сказать не успела, так как случайно посмотрела на время..... 17.34



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Вторник, 10.06.2008, 18:54 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- МИЯ!!!!

- Зачем так громко? – повторила Миита ее же вопрос.

- Мия!!! Мия!!! Мия!!!

- Да что? Что? Мари, что случилось?

- Не случилось!!! Случится... Через 1,5 часа у нас концерт и если мы там не появимся...

- Аааааааа!!!

- Зачем так громко?

- Как же я успею собраться? Что надеть?

- А ты хоть знаешь, что мы петь вообще будем?

- Нет... боже, нет...

- Что делать? – спросили хором.

- Собираться!!! – так же и ответили. И разбежались в разные стороны.

Несмотря на постоянное нытье Мииты, которая периодически забегала к Мари в комнату и меняла компрессы на глазах, чтобы снять опухоль, то собирались они почти спокойно. Через час Марица за шкирку оттащила Колуччи от зеркала и засовывала в такси.

- Марица!!! Ну, Мари!!! Я не успела причесать волосы... подкрасить губы...

- Мия, если ты еще раз проведешь расческой по волосам, они просто выпадут... а если наложишь помаду еще одним слоев, у тебя отвалятся губы от тяжести. Будь добра посиди молча, хотя бы 15 минут. – Взмолилась Спиритто.

«А потом пусть тебя Мануэль успокаивает».

Как ни странно, но ехали они в полной тишине, нарушаемой тихими вздохами Мии.

Попытаться пробиться через главный вход было бессмысленной тратой времени. Мия набрала номер Пабло, и через минуту Нико уже вводил их в здание клуба через заднюю дверь.

- Мальчики! Почему вы не напомнили нам про концерт? – Мануэль и Пабло в шоке уставились на Мию. Напомнили?

- Мия, радость моя, я вообще-то уже часа 2 торчу здесь и помогаю Нико. Мне казалось, что про концерт вы могли бы помнить и сами... Нет? – Мануэль даже обвел рукой часть зала, которая находилась за сценой. Стараниями друзей небольшая комнатка превратилась в уютную гримерку.

Пабло просто отвернулся... Напомнить про концерт? Увидеть снова ее глаза, горящие ненавистью и презрением? Нет уж, увольте...

Ману взял Мию под руку и увел на один из диванчиков.

- Пабло, я...

- Ребята, на сцену! Публика ждет! – Нико, как всегда очень во время.

Марица с тяжелым вздохом подошла к зеркалу:

« - Дура.

- Знаю. »

Едва увидев четверку, зрители взвыли от восторга. Сегодня они должны были исполнить целых 5 песен. Что это будут за песни, можно было только гадать.

Зазвучали первые аккорды "Sera porque te quiero" . Мануэль мысленно настраивался - ведь они с Пабло солировали в этой песне, ну а Пабло судорожно пытался вспомнить хоть какие-нибудь слова, хотя бы начало. Ну или хотя бы отвести взгляд от Спиритто, которая стояла рядом.

Исполнив свои партии на автопилоте, Марица глубоко вздохнула. Еще четыре. Никогда за время существования группы ей не было так тяжело стоять на сцене да еще и выдавливать из себя какие-то звуки, которые должны были хоть немного соответствовать ритму и нотам.

Услышав, начало следующей песни, зрители взорвались аплодисментами, а Пабло и Мари еще раз вздохнули, но на этот раз с облегчением - "Amor De Engano".

Ману и Миита, казалось, затмили все световые эффекты – они излучали такое счастье, что этот заряд невольно перешел ко второй парочке, да и ко всем, находящимся в зале. Поцелуй в конце песни привел публику в неописуемый восторг, а Пабло и Марицу придвинул еще на шаг к приближающейся депрессии.

С блеском исполнив всеми любимую “Sweet Baby”, ребята летали на седьмом небе от переполнявшего их счастья. До тех пор пока не зазвучала следующая песня – “Dije Adios”. Энергия Пабло куда-то испарилась, а лицо поменялось в цвете четыре раза. Оставалась только благодарить Нико, за то что в зале по крайней мере темно.

No quiero llorar por ti

Hace rato te perdi

Y cuando cierro mis ojos

Siempre amor estas aqui

Марица не заметила, как по лицу начали струиться обжигающие слезы. Зачем она это сделала? ЗАЧЕМ? Она повернулась лицом к Пабло, забыв, что на нее смотрит весь зал, забыв, что ей нужно будет вступать на припеве... Разве это важно, когда твоя любовь так рядом, так близко, до нее можно дотронуться рукой и рассказать обо всем...

Скажи: «прощай»

Огонь угас

Ничего не осталось между нами

Только лишь одинокое солнце...

Пабло пел и не понимал ни строчки... Мысли летели со скоростью световых волн, забывая, что хозяину не так то просто их обдумывать... Вот он пишет песню, глотая слезы... Вот он поет ее троим друзьям... Вот ее глаза... Она целует его, прощает... и снова... ее глаза, только теперь на яву... он видит, что они выжжены болью, но... Что-то не так...

Марица не начала свою партию... Теперь на нее смотрели все: и Мия, и Ману, и еще 300 человек... плевать... Она подошла к нему, когда он допел последнюю строчку второго куплета и просто развернула к себе лицом.

- Прости меня...

Она обняла его за шею и уткнулась носом ему в плечо и просто плакала содрогаясь всем телом. Мануэль с Мией начали петь припев вместо них...

Так ничего больше и не сказав, они стояли пока не закончится песня... и не начнется новая... Нужно было заканчивать концерт....

“Рerder un amigo”

Рerder un amigo

es quedar sin esa mitad

tan querida

llorar y reir desde

hoy

en una soledad

no compartida

Отыграли последние такты... Ребята стояли обнявшись на середине сцены. Девушки просто плакали, а парни подняли лица вверх, чтобы не было видно, как блестят глаза от сдерживаемых слез.

Они вместе. Они уверены, что это навсегда. Они счастливы. Они любят и любимы.

У них есть огонь, который не только обжигает и ранит, но еще и греет, спасает, придает сил... Самое главное – это не дать жизненному ветру его погасить. Погаснет огонь любви, дружбы – погаснет жизнь. Погаснет жизнь... и вместе с ней медленно и болезненно погаснем мы.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Игры с огнем
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz