Воскресенье, 07.03.2021, 09:31
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
Главная"Нарушить молчание... Простить смерть... " - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » "Нарушить молчание... Простить смерть... "
"Нарушить молчание... Простить смерть... "
auroraДата: Пятница, 06.06.2008, 19:13 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Название:"Нарушить молчание... Простить смерть... "
Автор:Vivo
Бета:Лея. Единственная и неповторимая...))))
E-mail:piavivo@mail.ru
Размер: нормальный
Статус: закончен
персонажи: Марисса , Пабло , Пабло
Рейтинг:... тем кто поймет
Самари: Любовь вечная или сильная?
Дисклемейр: Крис Морена, Яир Дори...
Предупреждения: История из моей жизни, так, что не ругайте за сюжет.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 06.06.2008, 19:13 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Марисса медленно ступала по старым камням, покрывавшим песчаную дорожку. Густые тени ложились на нее от деревьев-великанов. По ночам запрещали выходить из колледжа, но сегодня последний день и она просто перелезла через ограду. Ее красное платье было теперь все порвано, а шпильки выброшены пару миль назад. Ее волосы были растрепаны, а лицо измазано грязью. Спина стала мокрой, и ткань прилипала к коже.
Перед черным могильным камнем девушка упала на колени. Она глубоко вздохнула и в отчаянии скользнула взглядом по надписи.
" Соня Рей"
"Доченька, верь в любовь.." - всплыло в памяти.
"Она была замечательной матерью...."
Мари склонила голову и попыталась справиться со слезами, жгущими ей глаза. Ее голова раскалывалась, а спина при малейшем движении ныла.
"Я не люблю тебя...!" Снова она услышала незатихающий голос в своем сознании.
"Прости..." - прошептала Мари, зная, что ей не было прощенья. Не было свободы. Не было покоя...
Молния прорезала темное ночное небо, и раздался гром. Первые капли дождя упали на сухую землю. Они ледяными иглами впивались в горячую кожу девушки. Но она просто не замечала их. Она просто стояла на коленях и смотрела на надгробный камень. Она столько раз говорила эти слова, но никогда не думала, что услышать их будет так трудно...
"Мама..."

Уже светало, когда Мари вступила внутрь светлого дома у моря. Таинственное мерцание звёзд в свете нового дня отдало команду уснувшему на пороге к рассвету солнцу, и то нехотя подняло длинные лучистые ресницы.
Марисса открыла холодильник, влила в организм порцию ледяного молока, но так и не избавилась тошноты. Вздрогнула от стокатто замёрзших капелек внутри позвоночника и прошла через гостиную. Дождь уже уступил своё место теплу и солнцу, но только не для неё. Грязное шелковое платье прилипло к дрожащему телу, колено покрылось багровой коркой ссохшейся крови, нещадно ныли мышцы спины. Она чихнула и тихо прикрыла дверь. Она так замерзла, так устала...

"Только душ и сразу в постель..."

Марисса не заметила, что кто-то прибрался в ее комнате, что грязная одежда больше не валялась на полу, а книги аккуратно стояли на рабочем столе. Она не заметила и тени, что лежала на кем-то прибранной кровати.
-Черт! - выругалась Мари, запутавшись в мокром платье. Спина продолжала болеть, прерывало дыханье.
Марисса села на стул и выглянула в окно. Проследила за восходом, сделала глубокий вдох, пытаясь вернуть контроль над своими чувствами.
Мия уехала с Ману в Мексику на каникулы, прихватив с собой Франко. В этом году они закончили колледж, и ОНИ уже никогда не увидятся. Стараясь механической деятельностью успокоить искусственно взвинченные, закрученные в пучок непрекращающейся истерики и столь же искусственно расправленные нервы, она расковыряла ногтями колено, испачкалась в крови и грязи, выронила по ошибке оказавшийся под рукой бинт, пустив его развязанным бантом по комнате, наклонилась, желая поднять его, упала…
- Тебе помочь?
Марисса резко повернулась на мягкий голос и зажмурилась от боли, вызванной неаккуратным движением. Увидела, как Пабло встал с кровати и зевнул.
- Что ты здесь делаешь? - буркнула Марисса и уставилась в окно. Ее желание не оправдалось...
- Мия попросила присмотреть за тобой. Ты слишком неожиданно исчезла после выпускного. Я всего лишь выполняю ее просьбу... - Пабло встал за спинкой стула и расстегнул молнию на платье. - Был сильный шторм, и я беспокоился, что ты вообще не вернешься.- Тихо сказал он, что для него было совсем не свойственно, и печально посмотрел на ее ссадины. «Пробираясь через заросли на кладбище она изрядно поцарапалась» - подумал он и почему-то улыбнулся. Раны уже не кровоточили, но, воспалённая кожа саднила.
- Ты там была, не так ли? - спросил Пабло.
Марисса ничего не ответила, а это всегда означало «да». Бустаманте взял из ванной фланелевую ткань и осторожно начал промывать раны. Мари морщилась, но не отстранялась, лишь озвучила ненужное «уйди».
- И не подумаю. Я буду жить, здесь, рядом, на полу. Но тебя не брошу. Пусть я больше не твой парень, не твоя любовь, но хотя бы друг... с натяжкой... поэтому во избежание суицида, я останусь здесь.
- Как хочешь, - она невозмутимо сняла платье и отправилась в ванную, слегка пошатываясь...
Если бы он мог не обратить на это внимания...

-Уверенна, что сможешь принять душ? - с тревогой спросил Пабло, - я не хочу, чтоб ты поскользнулась и упала.
- Можешь присоединиться, если хочешь, - тихо сказала Мари и кашлянула. Мир кружился в вихре, но она оставалась на месте, в центре этого сумасшедшего урагана, в спокойном чистом сердце цунами.
Головокружение усилилось, и она кашляла все сильнее, слёзы выступили на глазах. Она искала опору, но натыкалась только на холодные и скользкие плитки. Марисса поморщилась, почувствовав боль в правой коленке, и сдалась. Медленно она спустилась на колени и закашлялась с новой силой. Вода облекала ее и отнимала дыхание.
-Мари! - она ясно услышала голос Пабло. Водяной поток немедленно прекратился, кто-то укутал ее дрожащее тело в тёплое полотенце, и сильные руки помогли встать. Марисса подняла голову и заглянула в голубые глаза. Ничто не напоминало привычного супермена: лицо Пабло побледнело, глаза впитали тревогу и...
Любовь?..
- Ты сведешь меня с ума, - заявил Бустаманте, но голос изменил ему.
- Ты меня тоже, - ответила Мари и снова кашлянула. Пабло смотрел на нее несколько мгновений, словно хотел что-то сказать. Но затем передумал. Осторожно вытер ее и завернул в сухое полотенце. Она никак не реагировала на то, что обнаженная сидела перед человеком, которого любила всю жизнь. Они вели себя, как муж и жена во время семейного кризиса. Только тихо.
Пабло отнес ее на кровать и усадил на мягкий матрац.
- Где твоя ночнушка? - спросил он, пока Мари прислонялась к стенке и закрывала глаза. Лицо покраснело от жара, тело нещадно била дрожь.
-В шкафу с зеркалом. Третья полка снизу... - прошептала Марисса и опять закашлялась.
- Ты это называешь ночной рубашкой??? - Пабло в неверии уставился на голубое неглиже.
- А как бы ты это назвал? - спросила Марисса раздраженно, забирая тонкую ткань и натягивая ее на мокрое тело.

" Соблазнительным"

Пабло с трудом сглотнул и отвернулся.
- Неудобным, - сказал он вместо подуманного. Марисса только кашлянула.
- Ну, тебя, его носить не заставляют, ведь так? - сказала она и глубоко вздохнула. Затем забралась под одеяло. Пабло закрыл шторы и направился в ванную.
- Спи крепко...- прошептал он в темноту и прикрыл дверь.
- Обязательно... - снова кашель. Марисса уставилась в потолок. Слезы набегали на глаза, а головная боль грозилась расколоть голову. Мир продолжал вращаться, и она чувствовала себя такой слабой и беспомощной, как никогда раньше.
"-Соня, не бойся, садись!
- Этот мотоцикл не предназначен для троих!
- Ну, Соня, не будь такой занудой! Твоя дочь уже сидит и крепко обнимает меня, а ты обними ее!
-Ладно, Паблито, только аккуратнее!
-Мам, да садись ты уже!
Скорость, ветер, серая лента дороги впереди...
- Смотри, Мари, я еду без рук!!!
- Пабло, не отвлекайся, Пабло!!!
-Что? - он обернулся, и полоска асфальта вдруг дернулась, дорогу перекрыл черный "Седан". Полет. Страх. Боль. Смерть...

"Мама..."

Теперь стекло - барьер, преграда,
Я нахожусь в плену стекла,
Разбить его! Так мне и надо!
Осколков звон, она пришла...
И в каждом маленьком осколке,
В ее руках, лишь часть меня,
Окно разбито, ну, и толку?
Осколки нежность не хранят...
Я все же взгляд ее увидел,
Пусть по частям, пусть сквозь стекло,
А я ведь холод ненавидел,
Осколки не хранят тепло...

Теплая вода мягко стекала по коже. Он впитывал покой, но это не избавляло его от чувства вины. Виноват. Ему не было прощенья. Не было покоя. Не было свободы. Она теперь ненавидит его. И Она права. Он убийца. Она никогда его не простит. Он не знал, почему он здесь. Из-за долга или любви? "Пусть лучше думает, что из-за долга. Ей будет легче меня ненавидеть..."
Мари слышала шум воды. Казалось, прошла вечность, прежде чем Пабло вышел из душа.

"Что он собирается делать?"

-Мари? - внезапно услышала она спокойный голос далеко-далеко.
-Да? - откликнулась Марисса. Круговорот в центре, которого она находилась, ускорил движение, и ее удивило, что она до сих пор из него не выпала. Ее ноги совсем замерзли, и даже мягкое одеяло не могло ее согреть.
-Тебе холодно?
-Да... - несколько слезинок пробежало по лицу Мариссы. Затем она почувствовала, как Пабло забрался к ней под одеяло и обнял.
Его тело было таким восхитительно теплым… Мари прижалась к нему и положила голову на плечо Пабло. Он мог чувствовать выпуклость ее груди через тонкую ткань ночнушки, и он уже сомневался в своем поступке. Пабло медленно втиснул свои ноги меж ног Мари и стал согревать их.

"Он такой мягкий..."

-Теперь лучше? - спросил Пабло странным тоном, которого Марисса никогда от него не слышала. Пабло нежно вытер слезы с пылавшего лица девушки.
-Да, - головокружение осталось, изменив лишь причинно-следственную связь, озноб медленно покидал тело. Незаметно они погрузились в дрему.
-Прости, Мари... - он невольно принялся ласкать шелковистые рыжие волосы.
Мари на несколько секунд приоткрыла глаза, но в темноте она не могла разглядеть лицо Пабло. Поэтому она снова закрыла глаза и отдалась прекрасному ощущению.
Пабло вздохнул и склонил свою голову к щеке Мари. Долгое время он ничего не говорил. Только слушал ровное дыхание Мариссы и думал о том, что произошло за последние 3 года. О том, как эта девушка перевернула всю его жизнь, а он разбил ее... хрупкую маленькую и невероятно настоящую куклу.
- Мари?
Марисса услышала его голос. Она хотела ответить что-нибудь, но слишком устала, чтобы открыть рот или даже глаза. Было так тепло и уютно рядом с Пабло. Сон почти настиг ее.
Она почувствовала, как Пабло пошевелился. Но не ушел.

"Может, ищет более удобное положение?"

В следующее мгновенье Мари почувствовала на своих губах теплые губы Пабло. Это было трепетное прикосновение. Поцелуй длился всего несколько секунд. Потом он откинулся на подушку, нежно сжав девушку в объятиях.
-Спи крепко, любимая...

"Она не станет моим будущим, но у меня хотя бы останется на память этот поцелуй. Даже если она его помнить не будет..."

Мари хотела сказать, что ей понравился поцелуй. Что она хотела получить еще нечто большее... Что она не считает его виноватым. Ей просто не хотелось взваливать ответственность на себя. Ведь виновата она... Но она слишком устала от стены под названием "ВИНА". Она слышала сдерживаемые рыдания Пабло и чувствовала биение его сердца рядом со своим.

"Все будет хорошо..."

Мари заснула глубоким, спокойным сном.

"Я знаю, что ты любишь меня. Это ведь не чувство долга? Ведь так?"

Мари медленно просыпалась. До нее донесся аромат свежеприготовленного кофе и горячих блинчиков. Она моргнула от яркого солнечного света и ее губы осветила улыбка. Марисса подавила зевок и повернула голову. Через секунду очень удивилась. Она увидела Пабло, который относительно был одет (в джинсы, другой одежды на нем не наблюдалось...) и теперь поднял глаза на нее.
Глаза Мариссы расширились, когда она вспомнила происшедшее вчера. А вдруг это был только сон?
Мари подняла руку и дотронулась до своих губ.

"Это ведь не был бред от жара, ведь так?"

Улыбка появилась на его лице и стерла все следы усталости, замеченные Мариссой секунду раньше.
-Доброе утро, Марисса Андрадэ... Проснулась, наконец? - он почти одновременно поставил тарелку с блинчиками на стол, подошел к постели, поправил огненную прядь у виска и заглянул в тёмные ожившие глаза, - как чувствуешь себя?
- Прекрасно... А ... - она растерянно осмотрела себя, - а почему я в твоей рубашке?
- Ночью ты от жара была вся мокрая и так как я не знаю где у тебя, что лежит, то одел в свою рубашку.
- Ты, что??? Ты раздел меня??? - возмутилась Марисса
- Вижу тебе уже лучше, ты даже орешь так же. Но тебе отбило память. Ты сама... Впрочем, что объяснять... Я пойду. Я больше тут не нужен... - он развернулся и направился к двери. - На столе твой обед. Ты проспала больше суток, должно быть проголодалась.
- Стой.
- Стою, - Пабло остановился.
- Ты не воспользовался моим вчерашним состоянием... Почему ты все это делаешь? Из чувства долга?
- Да.
- Не ври мне!!! Ненавижу, когда ты так делаешь!!! - она вскочила с постели и с угрожающим видом направилась к нему.
- Марисса, тебе нельзя вставать... - попытался спастись Пабло, но это ее не остановило.
- Я помню... ты вчера поцеловал меня.
- Тебе приснилось! - сказал он первое, что пришло ему в голову, да к тому же и самое вероятное, как только понял, что она не спала. Он испугался.
- Разве такое может присниться?
- Тебе запросто может присниться и не такое!
- Правда? Откуда ты знаешь?- она обхватила его плечи руками и сначала легонько прикоснулась губами к его губам, потом отстранилась и посмотрела ему в глаза, - ты теперь в курсе моих снов??? - она опять начала целовать его все жарче и настойчивее.
- Марисса, у тебя снова жар!..
- Идиот!!! Как ты не понимаешь??? Жар!!! Я люблю тебя!!! Я НЕ считаю тебя виноватым!!! Я виновата! И я не шучу... - сказала она уже тихо, - и не отрицай. Я слышала все, что ты говорил ночью... я виновата... - она в бессилии опустилась на ковер. Пабло сел рядом.
- Прости... Ты ни в чем не виновата... Я люблю тебя.
Она на секунду заколебалась, а потом возмутилась:
- Ты это только сейчас понял??? - раздраженно спросила она. - Поздно, мальчик мой!..

Разбитые стекла, осколки в душе,
Ты ищешь кого-то, ты знаешь уже,
Что ветер в твое не ворвется окно,
Что жизнь может сниться, но всем все равно.
Ты ищешь ответа на главный вопрос,
Зачем мне все это? И веришь всерьез,
Что нет человека, который бы смог,
Почувствовать, как ты в душе одинок.
Ты ходишь по улицам, слушаешь дождь,
Пытаешься скрыть эту мелкую дрожь,
Что в сердце твоем, и не помнишь когда,
все так изменилось, и только вода,
В душе вперемешку еще со стеклом,
Сквозь боль, ты мечтаешь сейчас об одном,
Уснуть и проснуться, чтоб там далеко
Где мысли не ранят, где будет легко,
Где нет бесполезных тянущихся дней,
Где все не так глупо, где чувства сильней.
Увидишь ты все, если будешь смотреть,
Там может бессмысленной станет и смерть.
Но вот открываешь глаза и опять,
Не хочется больше ни думать, ни спать,
И все-таки ищешь, быть может, привык,
Ты сдерживать громкий в душе своей крик.
А дождь не проходит, осталась печаль,
Ты видишь знакомых, тебя им не жаль,
И жалость их больше тебе не нужна,
Все чаще ты любишь сидеть у окна,
Смотреть в одну точку и больше не спать,
И сердце... два звука в секунду опять...
И мысли " теперь не хочу ничего"
Ты терпишь все это уже так давно,
Не знаешь, что делать... и смотришь в окно.
Секунда, минута, день, месяц и год,
Земля совершает опять оборот.
Стекло и вода и промокла одежда,
Ты выдержишь, ведь у тебя есть надежда...

- Ты сама не знаешь, чего хочешь!
- А может, я хочу, чего-то очень неприличного? - странные и до боли знакомые искорки заиграли в ее зрачках, там, в самой глубине, где никто, кроме него не в состоянии был увидеть их.
- А чего неприличного может хотеть сама Марисса Андрада?
- Андраде!!!- выкрикнула Мари, - я хочу тебя, а это самое циничное, что могло со мной случится, - уже спокойно добавила она. Хотелось ещё что-то сказать, но не успела. Пабло закрыл ей рот поцелуем, сцепил ладони за её талией, не желая её отпускать ни на сантиметр... его руки залезли под его же синюю рубашку, которая теперь временно и, казалось, навсегда стала рубашкой Мариссы, чтобы полететь в сторону.
-Пабло... - она снова попыталась что-то сказать, но не смогла, ибо ее губы столкнулись с губами Пабло.
-Я хочу тебя безумно... - только прошептал он и снова начал покрывать ее нежную кожу поцелуями. Марисса уже забыла, что она там хотела, только ловила ощущение горячих губ на ее теле. Все слова как всегда в таких случаях куда-то пропали. Только бешеное огненное сердцебиение в двух сердцах.
***
Вечер. Закат, который явно проигрывал цвету волос девушки, стоящей над цветами, кладбище и двое людей, стоявших над могильной плитой. Парень наклонился и положил на нее цветы.
-Прости... – он так часто повторял это слово...
-Не волнуйся. Я счастлива пока ты со мной...
Пабло вздрогнул от неожиданности таких слов, но на его лице появилась улыбка.
-Ты не изменишь своего решения, чтобы я ни сказал, верно? Я не буду убеждать тебя...
-В чем, Пабло? В том, что у нас нет права любить друг друга? Забудь об этом! Никто не имеет права решать за другого! Я знала, что все равно буду любить тебя уже долгое время... – Мари стала на носочки и подарила ему короткий поцелуй, - Прими это, Пабло. Может это карма?
-Пабло снова улыбнулся. Ветер играл ее короткими светлыми волосами. Озорное выражение появилось на его светившемся лице.
-Да... ты может быть хотела сказать «Кара»? – ответил он и еще раз улыбнулся ожидая ее реакции... Видя, что она молчит, продолжил, - Но ты не знаешь, что за договор ты сейчас заключила. Мной не так просто распоряжаться, как Мануелем!
Мари смотрела на него в течение нескольких секунд, потом рассмеялась.
- Смотри, никогда не жалей об этом... – закончил он.
Марисса ответила нежным поцелуем. Пабло притянул ее ближе и вернул поцелуй со всей своей любовью.

«Я не ...люб...»

Внезапно ей удалось забыть эти слова... Свободный ветер подхватил их и унес далеко-далеко, словно легкий бриз, и они растаяли в шелесте листвы, напоминавшем шепот волн далекого безбрежного океана...

«Никогда не жалеть об этом...»

Они знали, что не пожалеют.
Не произнеся ни слова, они дали друг другу это обещание...

На этом все бы и должно закончиться, но жизнь... она выбирает нас, а мы делаем ее... Потому что...

"Танцующий дельфин"

Люди прогуливались по огромному парку за внешним кольцом Буэнос-Айреса: они наслаждались хорошей погодой, выпавшим им свободным временем или просто заслуженным отпуском. Молодые люди гуляли по соседству с пожилыми. Изоляции, привычной внутри большого города, тут не существовало более. Люди здоровались друг с другом, сами не зная почему. Дети играли на площадках или прятались друг от друга в колючих зарослях шиповника. Любящие матери наблюдали за ними. Парочки гуляли по песчаным дорожкам, держась за руки.
Яркий солнечный свет, ниспадавший с безоблачного неба, проникал сквозь окно маленького магазинчика в средине парка. Большинство сувениров в нем были раскуплены. Безделушки для туристов, посещавших это место каждый день. Сувениры... И если открыть глаза пошире и хорошенечко оглядеться вокруг, то всегда можно найти какое-нибудь сокровище среди крошечных макетов города и дешевых фотографий океана, который начинался сразу за так называемым Зеленым Оазисом.
Кольцо из белого золота сверкало на ладони молодого парня. Он снял свои солнечные очки, принялся задумчиво изучать бриллианты: сверкающие драгоценные камни были ничем иным, как глазами изогнувшегося в прыжке дельфина. Серебристая кожа животного отливала синевой, напоминая ему, море и карие глаза, которые он так любил...
-Оно очень мило, не правда ли? - продавщица, молодая женщина лет двадцати, появилась рядом и заглянула через плечо. Затем она оглядела магазинчик и наморщила лоб,- а я и не знала, что у нас такое было, - она провела рукой по своим длинным красным волосам. Такое случалось часто. Невозможно было осмотреть все уголки магазинчика за короткое время, и люди часто здесь находили вещи, о существовании которых она и не подозревала.
Парень глубоко вздохнул и поднял голову.
- Я возьму его, - проговорил он.
- Мне завернуть?
Молодой человек кивнул, и продавщица взяла бумагу. Лист был слишком велик, а ножниц не было, и она заговорила, пытаясь скрыть свою неловкость.
- Вы живете где-то поблизости или вы турист? - вежливо спросила она.
- Не думаю, что это так важно, - Пабло мгновенно среагировал на грохот двери: вызванный приходом в магазинчик ее младшей сестры.
-Эй! Лола!!! Как дела!!!? - другая девушка с красными, но короткими волосами подошла к прилавку и улыбнулась посетителю, но тут же нахмурилась, пристально изучая его лицо под микроскопом своей невинности: её взгляд скользнул по длинным голубым джинсам и черной рубашке, остановился на шее.
- Это вы? тот самый парень, который лишил жизни Соню Рей? Как вы вообще по земле ходите?
- Иди в универ и занимайся! - выпалила ее сестра и наконец-то справилась с бумагой.
Парень с трудом сглотнул.
- Это не твое дело,- отрезал он.
Забрал кольцо, расплатился, вышел вон, избив ни в чём не повинную дверь.
"Она простила меня и этого достаточно. Мнение других не важно. Но кого я обманываю? Как ей будет жить с убийцей ее матери??? "Убийца!!! Убийца! Убийца!".
Мозг медленно распадался на молекулы. Вдали показалась знакомая фигура. "Она". Пабло развернулся и быстро зашагал в другую сторону. "Она"...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 06.06.2008, 19:14 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
"Вечный кошмар..."

Девушка присела на скамейку. Ветер играл ее длинными волосами и её белой блузкой. Пели птицы, а вокруг шелестели листья деревьев. Но она даже не замечала этого. Все, что она видела, это стопка фотографий, которую она держала в руках. Ее глаза мерцали, следуя бесконечным кадрам жизни.
-Хе! Что ты делаешь тут совсем одна? - какой-то мужчина присел рядом с ней и взял за плечо. Девушка озадаченно подняла взгляд, и фотографии выпали из ее рук на песчаную дорожку.
-Оставьте меня в покое! - потребовала она и хотела подобрать снимки, но мужчина помешал ей.
- Ты напоминаешь мне мою давнишнюю подружку, - произнес он, наполнив воздух парами алкоголя. - Ты так же хороша, как была она? - спросил мужчина и придвинулся поближе.
-Отстаньте от меня! - потребовала девушка. На этот раз ее голос был более громким. И немного испуганным тоже.
-Эй, детка! Не будь такой недотрогой! Я же знаю, что ты этого тоже хочешь! - он улыбнулся, и она увидела нехорошую гримасу на его лице. Его руки все сильнее сжимали хрупкие плечи, а у нее не было достаточно сил, чтобы вырываться.
-Нет! ... - она вздрогнула, когда он попытался заставить поцеловать его.
-НЕТ!!!!!!!!! - она закричала и, защищаясь, закрыла голову руками. Тогда он просто с силой отвел их и ударил ее по лицу.
- Нет... - она запнулась, и внезапные слезы пробежали по горящим щекам.
- Да!- заявил мужчина и удовлетворенно оскалился, чувствуя, что она слишком слаба, чтобы серьезно защищаться.

"Ты убийца..."

Пабло сжал голову, но не смог заставить перестать звучать грубый голос сознания. Он преследовал его весь вечер: снова он увидел ненавидящий взгляд того жирного мужика на стоянке автомобилей, когда он держал руки Мари в своих. Снова он видел то разочарованное выражение на лице любимой, когда она не захотела говорить о своих проблемах. Мари никогда не поймет. Хотя…она всегда такая понимающая.
Он выдохнул и лег на песок.
-Да... Мари очень понимающая... - прошептал Пабло и нервно сглотнул. Закрыл лицо, чувствуя холод ладоней.
"Но она конечно не настолько понимающая, чтоб принять факт, что убийца ее матери любит ее"
Мари дала ему так много. Это было бы нечестно по отношению к ней - так отблагодарить её. Пабло медленно поднялся. Он не хотел, чтоб люди отзывались о ней так же грубо, как и о нем.

"Она - мой единственный лучик света в этом темном мире..."

Медленно Пабло направился к своему мотоциклу.

"Что я буду делать без нее?"

Он развернул мотоцикл и разогнался. Это был вопрос, на который он не мог ответить. Потому, что все ответы, которые он мог найти, казались либо слишком горькими, либо слишком банальными.
Пабло проснулся около 4-х утра. Рассвет еще не наступил, но океан уже пропитался нервными зарядами тока. Ему приснился страшный сон: будто она не его, будто ее голос звучит тысячами колокольчиков не для него. Будто его нет, и он уже никогда не увидит ее, не прикоснется к ее бархатной коже, не поцелует мягкие губы... Практически, это был вовсе не сон: с недавнего времени это была циничная реальность – Пабло Бустаманте и Марисса Андрадэ – «Убийца супермодели Сони Рэй принялся за её дочь: далеко ли на этот раз он зайдёт?». Скупое оправдание судьи… кажется, его кошмар сбывается...уже сбылся. Нежная мелодия рояля парализовала его мысли – слишком странно было слышать печальный мотив старинной французской песни. Звуки медленно пропитали холодный воздух. Мелодии сменялись с забавной периодичностью, пока не превратились в сложную импровизацию: бесконечные расходящиеся хроматизмы, странные ноты в странном порядке...
Пабло потёр глаза и пошел на звук, сравнивая себя с крысами из старой сказки, а рояль – с опытным крысоловом. Вот сейчас вместо пола он ступит в нефтяную скважину и захлебнётся в чёрном золоте белых людей. Похоже, постоянная рефлексия не идёт ему на пользу. Осторожно приоткрыл дверь: Марисса была в лоджие. Она сидела за белым роялем, в комбинации, ее пальцы взлетали над клавишами, извлекая из молоточков самые тяжёлые звуки. Это напоминало обвал, лавину или средней тяжести апокалипсис. К тому же Мари напевала каким-то странным, дрожащим голосом песню, очень похожую на колыбельную.
"Я нарисую тебе звезды,
Что с небес упадут в ночи...
И рисунок тот сложу
В уголочке подпишу,
Что те звезды, то есть ты...
Ночи прохлада на землю пришла,
Дальше на небо выйдет луна,
Звонкие звезды засияют вдали
капельки света прольют для любви.
И млечной дороги невидимый путь,
К созвездию ветра мечты понесут.
Белый пегас по небу..." -Мари?.. не знал, что ты умеешь играть на рояле...
Мелодия оборвалась, оставив в сердце сладкий и печальный отзвук. Девушка обернулась, и Пабло увидел сверкающие слезы, бежавшие по бледным щекам. Она встала и медленно подошла к нему. НЕ произнеся ни слова, она обняла руками шею Пабло и уткнулась лицом ему в грудь.
Пабло оцепенел.
"Она плачет? Почему? Неужели из-за меня? Ее тоже называли грубыми словами, какие-то мерзкие мужики?"
Он различал подавленные всхлипы и чувствовал, как она дрожит всем телом.
-Тебе тоже приснился кошмар? - тихо спросил он и, ощутив кивок, обнял и начал нежно ее баюкать, - все... - он гладил ее по шелковистым волосам и одновременно успокаивался - она рядом.
-Идем спать?.. Бу...бу... Бустаманте! - отрывисто произнесла она из-за еще тех оставшихся эмоций,- я уже не засну.... и так холодно....
Пабло взглянул на Мариссу, она защищающимся жестом прижимала руки к груди. Волосы её упали на лоб, тени скрыли выражение лица. Она посмотрела на ковер у своих ног и, закусив губу, зажмурилась. Пабло обнял ее.
-Ну, что?
-Пожалуйста... - Мари нервно сглотнула.
-Ты чего-то хочешь?
-А ты куда-то собрался?
-М...м...да... я вообще хотел кое-какие дела доделать с вчерашнего вечера оставшиеся, раз уже так рано проснулся...
-Пожалуйста... не... не надо бояться меня. Я видела тебя вчера в парке... Я видела, что ты ушел из-за меня. Не делай больше так. Они глупые. Они ничего не понимают... - она вздохнула и слегка покачала головой. Она просила слишком много. Она это знала...
Мари вздрогнула, услышав звук захлопнутой двери.
"Зачем я сделал это?.."
Холод электрическим разрядом прошёл по всему телу. Всё, теперь она никогда не сможет согреться. И дело не в одеялах и открытом балконе.
Что-то мягкое легло на ее плечи. Мари подняла голову.
-Ходил за пледом. Тебе опять холодно?
-Нет. Уже нет. Спасибо. Я испугалась.
-Ты думала, что я рассердился?
-Да.
-Так оно и было... сначала... ложись...
Она поцеловала его. Подул ветер, и балконная дверь с грохотом захлопнулась. Одеяло медленно свалилось на пол. Все проблемы отошли на задний план.

"Нет. Я не одна. Я чувствую себя свободной..."
"Я хочу любить ее. Но она заслуживает лучшей жизни... Ее не должны называть грубыми словами старые, консервативные люди. Она должна быть свободной, а не связанной пресыщенным человеком вроде меня. Прости меня, маленькая".

Мари потянулась к будильнику, сбросив с тумбочки все вертикально стоящие предметы. Первой мыслью было дойти до Пабло, второй – ещё поспать. И всё-таки Марисса свесила ноги с кровати, нащупала ступнями тапочки, потянулась и, шаркая, побрела по направлению Бустаманте.
Первое, что бросилось в глаза – идеально заправленная постель: Пабло никогда так не делал. Потом Мари поняла, что в заправленной постели никого не может быть. Там пусто, там только пласты ткани. Всё-таки сорвала одеяло и проверила: никого. Пабло нет. Исчез. Бросил её. Тело вдруг покрылось тонкой коркой льда, и стало невыносимо холодно. Мари обернула сброшенное вниз одеяло вокруг плеч и упала в его кровать. Сжимая подушку, она пропитывалась последними остатками его запаха. «Он больше не вернётся. Он никогда больше не придет». Дрожь постепенно стала стихать, после вовсе превратилась в мутное расслабление. Глаза медленно закрылись, тело продолжало жадно впитывать его запах. Мари играла в сон, придумывая красочные миражи будущего. Она почти поверила в свои иллюзии, и только нервно сжимающая уголок подушки ладонь могла её выдать.

Утро. Ничего нет.
Только записка...

***

Серебристый Феррари мчался сквозь частые струи дождя. Тяжелые капли залепляли стекло, а свет фар с трудом пробивался сквозь тьму улиц. Вскоре автомобиль был осторожно припаркован около большого дома, где жила маленькая семья. Девушка все еще была в грязной белой ночнушке. Ее волосы цвета солнца были мокрыми, а карие глаза светились печалью, когда она подошла и надавила на звонок.
-Да?.. - усталая девушка в фиолетовой пижаме вышла к двери. Ее глаза широко распахнулись, когда она узнала гостью.
-Марисса? Что ты делаешь тут в средине ночи??? Ты вся промокла! Заходи же! - Луна отступила и провела подругу в дом, где жила вместе с Нико.
-Что-нибудь случилось? - взволновано спросила девушка.
-Нет, - Марисса покачала головой и глубоко вздохнула. "Пожалуй, нет".
-Нико все еще в больнице. Срочный вызов, - сказала луна, когда Марисса исчезала в ванной комнате. - Присядь, - предложила она и направилась к холодильнику.
-Спасибо, - Марисса взяла полотенце, чтобы посушить волосы, и присела за круглый столик в средине небольшой, но уютной кухни.
-Хочешь моте? - спросила Луна, уже доставая чашку из шкафчика.
-Да... - Марисса вздохнула. - Прости. Я знаю, что тебе на работу. И я мешаю твоему праведному сну.
- Мари, уже девять утра.

"А почему так темно?"

- Ты пришла насчет Пабло? Верно? - спросила Луна, после того, как они в молчании отпили несколько глотков.
- Да...- прошептала Марисса и не стала спрашивать, как она догадалась.
- Вчера... с ним что-то случилось... Никак не пойму, что... Он исчез. Сегодня.
- Ну, насколько я знаю, это не слишком приятная история.
- Ты что-то знаешь? И ты молчишь?
- Вчера он подрался. Он тебе не рассказал? Мы договорились встретиться. Он опоздал, так как искал что-то весь день, хотя и не сказал, что. Я не знаю, нашел ли он, то, что искал, но он не произнес ни слова по этой теме.

"Мое кольцо..."

Марисса опустила голову и увидела мерцание камня.
-Я смотрела фотки, когда внезапно рядом возник грубый мужчина. Он пытался заставить меня поцеловать его и пойти с ним. Я была слишком слаба, чтоб защищаться и...- Луна покраснела и вздохнула. - Пабло пришел очень вовремя. Он не стал тратить время на разговоры и просто побил мужчину. Он приказал ему убираться, но мужчина подобрал камень и бросил в него. Тогда они подрались. Видимо мужчина узнал Пабло. - Луна зажмурилась и набрала в легкие побольше воздуха. - Я никогда в жизни не видела такого ненавидящего взгляда. Он наговорил кучу гадостей, обозвал Пабло... Потом убежал...- Луна снова открыла глаза, и они расширились при виде слез Мариссы.

"Не смотри на меня так..."

Тихий голос Пабло все еще звучал в ушах, и теперь она, кажется, поняла, что же на самом деле имел в виду Пабло.
- Как тот человек назвал Паблитто?
Луна несколько секунд внимательно вглядывалась в задумчивые карие глаза.

"Паблито? Она называет его так ласково..."

Затем Луна уставилась в свою чашку.
-Он сказал... "Ты убийца..." - голос Луны прозвучал неестественно спокойно.
Марисса задела свою чашку и опрокинула ее.
Зависло молчание. Чтоб хоть как-то разрядить обстановку, Луна заметушилась.
-Ничего, я сейчас уберу! - она выбежала и, схватив тряпку, вернулась.
-Ну, вот, ничего страшного... - произносила она, вытирая разлитый чай. - Хочешь, я налью еще чашечку? - Луна присела, возле Мариссы на корточки и ласково посмотрела в глаза. Она одна из немногих, кто понимал ее, и, зная это, Луна пыталась помочь подруге всеми возможными для нее способами, а если и нет, то хотя бы заглушить ее боль. - Так я принесу? - повторила она, все так же приглядываясь к взору Мариссы, который странно был устремлен сквозь пространство.

"Неужели он настолько глуп?!"

-Луна, я лучше пойду... - Марисса поднялась и направилась к двери. Она все так же совсем не двигала зрачками, что очень пугало Луну.
-Мари... Мари, может быть, ты останешься?
-Нет. Я должна най... - звонок телефона прервал ее речь. Марисса забыв, что находиться в чужом доме схватила трубку, словно любое известие могло быть лишь о нем. К сожалению Мари, не ошиблась и уже через секунду она лежала на полу вместе с телефоном и смотрела в потолок. С глаз текли тоненькие струйки горькой и горячей жидкости, а сами глаза как будто стали, покрыты стеклом.
"Доченька, верь в любовь... Ни за что.. Не верь... в смерть..." - звучали последние слова матери в расплавленном мозгу...

Теперь осталось мне исчезнуть,
И раствориться за окном,
Увидеть край холодной бездны,
"Судьба, не вспоминай о нем..."
Остановилось время,
Минуты тихо плачут,
Мне душу давит бремя,
Но не могу иначе...
Во тьме рыдают звуки,
По сердцу волки рыщут,
Остановились руки -
Тебя уже не ищут...

Мир быстро мелькал перед глазами. Буэнос-Айрес, другие города, пригороды, луга, деревья, реки и небольшие озера улетали назад на большой скорости. Только солнце, казалось, застыло в безоблачном бездонном небе.
Мари тихо сидела возле окна и смотрела на пейзажи живой Земли. Она выехала далеко-далеко за пределы соей родины. Поезд скрылся в длинном темном тоннеле. Марисса прищурилась, когда они вернулись на открытое пространство и в окно ударил яркий солнечны свет. Девушка почувствовала чью-то голову на своем плече и взглянула на спящего рядом Пабло.

"Я сошла с ума..."

-Молодой человек, я понимаю, что сейчас семь утра, но это все-таки не повод спать у меня на плече...
-Ах, да... Извините! - парень спохватился, и, подняв голову, стряхнул последние капельки сна со своих русых волос. Марисса отвернулась, пряча слезы. Как жаль, что она не может не обознаться... В ушах до сих пор звенел звонок телефона Луны, который был страшнее пиликания в фильме "Звонок" когда она услышала в трубке голос взволнованного Нико сообщающего о том, как Пабло разбился на мотоцикле, и что не следует пока это говорить Мариссе, а вдруг все образуется? Он разбился там же, где совсем недавно умерла ее мать. Он сам решил наказать себя...
- И все-таки... Почему не повод? - он улыбнулся, смотря на ее солнечные волосы немного вьющиеся после бессонной ночи, и Марисса тут же удивилась такой знакомой наглости...
-А ты уверен, что я не термоядерная, и рядом со мной вообще возможен сон, как таковой?.. - пошла в наступление Марисса, надеясь подтвердить свою догадку.
-А мы как-то это проверим... Кстати, меня зовут Пабло... А Вас?..

Эпилог: Письмо

" Я люблю тебя!!! но... я люблю тебя!!! Я так сильно люблю тебя!
Я перестала быть всего лишь фантомом, бесплотной тенью, тогда, когда встретила тебя... Осень тогда перестала быть для меня меланхолией, а лето превратилось в пору, символ любви. Я помню все. Помню горячую вражду, похожую цветки мака, которые вот-вот могут рассыпаться от одного неосторожного движения. Помню стекло, стоящее такой тонкой стеной между нами... На него налетали тонкие капли дождя - наши слезы. Но мы не видели, как они разбиваются о прозрачный барьер, ведь для этого нужно было открыть глаза... А мы упорно не хотели этого делать... стекло... его нужно было только разбить... причем разбить так, чтоб не порезаться, и самому не поранить другого. А мы поцарапали друг друга для начала, а потом, осознав свою вину, начали ухаживать за прорехами в душах друг друга, как волки, попавшие в капкан, а потом, наконец, выбравшиеся на волю...
Сначала мы настроили расстроенный механизм, а потом начали садить цветы на сожженном поле. И у нас получилось!!!
Сейчас... Сейчас я благодарю Бога за все, что произошло...
Я помню, как сидела в ванной, со страхом наблюдая за странной вещицей, а потом ошалело прыгала по комнате...
Честно? Я счастлива... Я знаю, что ОН это твой земной прототип, на самом деле родившейся ровно тогда когда ты умер...
Спасибо. В одно это слово я вложу все свои чувства и эмоции...
До свиданья на незримой планете, имя которой, не Любовь и не Счастье, а Гармония...
С любовью...
Марисса и твой будущий малыш..."



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » "Нарушить молчание... Простить смерть... "
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz