Воскресенье, 07.03.2021, 22:24
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяБлас в роли ромашки)) - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Блас в роли ромашки))
Блас в роли ромашки))
auroraДата: Среда, 28.05.2008, 19:01 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
О том, какую роль сыграла теплица в жизни Мари и Пабло, о чудесном превращении Бласа, и о том как Ману искал молоко и шурупы для Мии.

-Ура!!! Экзаменов не будет, все билеты проданы! (Конечно, экзамены будут! Куда они денутся...) Конец учебе! Конец фашистам! Надо повесить объявление: "Утерян багаж знаний. Прошу вернуть за вознаграждение". Я на целое лето забуду о старушке Хильде, её любимой истории! Забуду дебильные термины Карлоса, вечно возникающую, носящуюся с телефоном в руках- Глорию...так, кого я там ещё забыла?- Марисса носилась по холлу и целовала всех сидящих в нем,- Нет, Маркитос, тебя я целовать не буду,- потрепала она его за щеки. Ее радости не было предела.
-Марисса, Марисса, ты забыла одно существо, которое сует свой нос в чужие дела,- подсказала ей Лухан, которая играла в пул, причем Маркос все время мешал ей: то ему приспичит пройти мимо и толкнуть ее, так что она целуется со столом, то сам ложится на стол и раскидывает все шарики.
-Блин, точно! Как я могла его забыть!Всё, у меня склероз!Как хорошо, что я забуду нашего "вездеСУЩЕГО"...- Марисса запнулась.
В дверях стоял Блас, скрестив руки на груди.
-Спирито, что вы хотели сказать?
Марисса осмотрелась вокруг себя. Тут ей на глаза попался Пабло .Он с усмешкой уставился на Мариссу и Бласа и ожидал продолжения этой сцены. "Как она выкрутится?"-подумал он, раскрывая конфету. Марисса резко схватила Пабло за руки с такой силой, что у него улетела конфета, которая приземлилась на голову Нико. В данный момент он собирал свои учебники. Они упали во время неизбежного столкновения Лухан с Провенса.
-Понимаешь... - начала Марисса.
-Понимаете,- поправил ее Блас.
-Вот видишь, ты понимаешь! - сказала Марисса и развернулась.
-Стоять, кому я сказал! Или хочешь еще десяток замечаний? Зачем ты держишь Бустаманте?
-ПонимаЕТЕ, я говорила о том, до того, как ВЫ испортили настроение всем присутствующим своим появлением, что наконец-то я забуду "вездесущего" Паблитто! - Марисса выставила вперед Пабло, словно куклу в магазине.
- Что??? - Пабло был удивлен.
- Паблитто, неужели ты не помнишь, как только сейчас прибежал ко мне, и я сказала:"Пабло, хватит за мной следить!"
Пабло помотал головой.
- Ну да ладно, у него склероз.Он меня достал! Все время следит, следит за мной что-то вынюхивает, прямо, как Вы, Блас!- выпалила Марисса и прикусила язык.
Пабло освободился от ее настойчивых рук, отошел подальше от Бласа и ожидал чего-то неправдоподобного.
Блас десять раз переменился в лице:был красным, синим, зеленым и еще множество оттенков, но больше всего ему шел розовый. "Вот как влияет общение с Мией,"- некстати промелькнула мысль у Мариссы.
-С-П-И-Р-И-Т-Т-О!!!!! Вам наказание! Быстро идти в буфет и помочь сделать уборку Сандре! НЕМЕДЛЕННО!!! - Блас прямо полыхал от гнева.
-Ой, ой, ой, зачем так громко! Я помогу Сандре, зато узнаю новые сплетни! - сказала Марисса и показала Бласу язык.
Марисса открыла дверь и наткнулась на Дуноффа. Он был довольным.
- Ребята, ребята, прошу сейчас же немедленно собраться в классе. Я скажу вам очень замечательную вещь! - широко улыбался он.
- Дунофф, Спирито не сможет. Я дал ей наказание,- сказал Блас.
Дунофф повернулся к нему.
- Блас, почему вы розовый? - захихикал директор.
- Хорошо, хоть не голубой! - крикнул Диего.
- Лучше бы он был голубым, тогда не надо было бы скрывать свою ориентацию, а то пристает ко всем парням, дает наказания! - развил тему Пабло.
Дунофф слегка отошел от Бласа, который кипятился, как чайник, казалось, скоро свистеть начнет.
- Кхм, Эредия, почему Спирито не сможет присутствовать? Я сказал, что всем собраться-значит всем! Или я не ясно выражаюсь?
- Нет, вполне ясно, просто она сейчас мне нагрубила! - оправдывался, как маленький мальчик, Блас.
- Сеньор директор, неужели вы верите ему!- хныкала Марисса,- он врет, просто Блас очень завидует тому, что вы общаетесь с Соней, а ему - нетрадиционности, такая честь не выпадает!
Марсель выправился, заладил: "Да, да, ваша мама просто чудо!".
- Эредия, Спирито освобождена от наказания, а теперь все в кабинет!-крикнул Дунофф. Блас подбежал к нему и хотел возмутиться, но директор отскочил и сказал:
- Мы потом поговорим, мне некогда!
Блас с силой стукнул кулаком по стене.
- Черт! Эта Спирито любого с ума сведет своим балаганом!

- Паблитто, ты идиот! Мог бы подыграть мне!-Марисса возмущалась.
- С какой это стати!Ты вечно меня обзываешь, грубишь. Ты ненормальная - тебе помогать это значит, сто процентов на шанс получить наказание или попасть к директору,- усмехнулся Пабло.
- Придурок! - Марисса с силой толкнула его и пошла в класс.

- Ребята, прошу тишины! - класс гудел еще громче, - Тихо! - ноль реакции, - Да заткнитесь вы!!!
ТИШИНА.
- Значит, закончился один учебный год, - начал Дунофф.
"Наконец-то," - подумали ребята.
- Я впервые встретил такой непослушный курс в нашем колледже...
"А мы впервые такого дибильного директора".
- Но я пережил этот год с вами, мне помогал Блас Эредия...
"Последнего так вообще убить надо, а Вас оставить на десерт".
- Я хочу объявить вам одну очень-очень-очень...
"Смени пластинку..."
Блас толкнул Дуноффа.
- Так о чем я? Ах, да! Очень замечательную новость...
"Блас уходит из колледжа?"
- В этом году вы будете трудиться...
"А чем мы, по-твоему, весь год занимались?"
- Вы будете отрабатывать! - радостно заключил он.
- ЧТО?????
- А что такое "отрабатывать"? Это какое-то новое слово,да?- спросила Мия.
- Мия, ты правда такая тупая или придуриваешься?- спросил Мануель.
- Нет, Мануель, у нее не хватит мозгов, чтобы придуриваться! - сказала Марисса.
Оба рассмеялись.
- Я, между прочим, не тупая, не придуриваюсь, а спрашиваю вполне очевидные вещи, в отличие от вас, Спирито и Агирре! - Мия вскочила с парты.
- Колуччи, успокойтесь, сядьте на место.Вы тоже, Спирито и Агирре! Все отрабатываете с завтрашнего дня! Вас отвезут на участок,где вы будете полоть, пахать,поливать, работать будете с землей.
- А почему это радостная новость?-с просил Пабло.
- Я отдохну от вас! Не буду слушать вечные крики, жалобы, не буду по десять раз на дни лицезреть Спирито и Бустаманте, - радостно сказал директор.
- Вы ещё соскучиться успеете! - вставила Марисса.
- Она вам в страшных снах сниться будет! Марисса Пиа Спирито в главной роли! - засмеялся Пабло.
- Всё ,хватит!Сейчас расходимся по комнатам и готовимся к завтрашнему дню! - заключил Дунофф, - Ах, да! Сопровождать вас будет Блас Эредия!
- О, нет! За что нам такое наказание! Ребята, давайте его лопатой по башке треснем на отработке? - выходя из класса, крикнула Марисса.
- Как я буду полоть????? Мои ногти, волосы, укладка, одежда, косметика, платья, кофточки, туфли, Гуччи, Версаче!!! Во что они превратятся?! - ныла Мия.
- Мия, успокойся, сходи, открой журналы и закажи себе скафандр! Ты будешь выглядеть сногшибательно! - сказал Мануель и потрогал ее волосы.
- Хотя нет, тебе уже ничто не поможет, - сказал он, убрав руки от ее волос.
- Я убью тебя, жалкий эмигрантишка, ацтек, обезьяна, плебей! - Мия побежала догонять его, по пути отобрав у кого-то бутылку Пепси. В дальнейшем она рассчитывала надавать ею по голове Мануеля.

Блас решил сам всех лично разбудить. Он пораньше проснулся, побрился, надухарился (для кого не понятно! Для парней что-ли?). Первыми будить Эредия пошел девчонок. "Кто войдёт без стука-тот вылетит без звука! Подпись: Спирито, Линарес, а также Фернандес" - висело на дверях комнаты Мари, Лухи и Луны.
"Устрашающе звучит, только разве Фернандес может кому-нибудь надавать по шее?"-размышлял Блас. Он резко открыл дверь, залетел в комнату и...
- Ты что читать не умеешь?! - заорала Марисса, вовремя успевшая одеть футболку.
- Спирито, два замечания!
- Какие два замечания? Там ясно написано, что нужно стучаться! - возмущалась Мари.
- Сеньор Эредия, действительно, там все написано, - Лухан взяла его за запястья, - хотите покажу? Вот,читай, - Линарес взяла его палец и начала водить по словам, - "К-то во-й-дет...
- Хватит! - Блас резко освободил руку, - Линарес, три замечания! Фернандес - одно!
- А она-то в чем провинилась? - спросила Марисса.
-Её фамилия указана в этом дурацком списке! - Блас содрал этот листочек, скомкал его и засунул в карман.
-Эй, это порча частного имущества! Я пожалуюсь адвокату !- Марисса размахивала руками у него перед носом.
-Молчать!!! Через час у автобуса! Ясно?! - он ушел, не дождавшись ответа.
-Нервный он какой-то! - сказала Лухан.
-А зря нервничает! Нервные клетки не восстанавливаются! - засмеялась Луна.
-Ладно, девчонки, давайте готовиться, - захлопнула дверь Марисса.

Следующей комнатой была комната Колуччи, Пасс и Митре.
Блас постучался,но ему никто не ответил. Он открыл дверь и увидел потрясающую картину: Мия сладко спала, обнимая гусеницу, Вико закуталась вся в одеяло, ее головы не было видно, Фели тихо посапывала и тут она перевернулась, и захрустели обертки от печенья. Блас подошел к кровати Мии, потряс ее за плечо. Та никак не среагировала. Он потряс ее сильнее.
- Ааааа! - закричала Мия, - что ты здесь делаешь?! - Мия натянула покрывало на себя.
В это время проснулись Фели и Вико.Они увидели Мию с перекошенным лицом, нервно натягивающая одеяло, и Бласа с испуганным лицом.
-Фели, Мию пытается совратить этот идиот! В атаку !- девчонки соскочили с кровати и накинулись на Бласа.
Блас поднялся с постели Мии. У него плохо получалось отбиться от ударов Фели и Вико .Он только крикнул, открывая дверь:
-Через пятьдесят минут, у автобуса! Не опаздывать! - он хлопнул дверью.
-Чтоо??? ?Меньше, чем через час?! -это возмущалась Мия. Только это Блас услышал. Его дальнейший пункт - комната Агирре (Бласа даже перекосило от этой фамилии), Провенсы и Агилара.

Блас решил не стучаться к ним в дверь, а по-хамски, без стука войти. Естественно, он открывает дверь и...БАМС! Подушка приземлилась прямо ему на лицо. Дело в том, что парни давно встали: Нико под утро что-то громко орал на непонятном языке, а Маркос и Мануель проснулись, подошли к нему и стали задавать различные нелепые вопросы, на которые Нико отвечал. Сейчас ребятам было нечем заняться, и они устроили бойню подушками. Дверь открылась. Все замерли.
-Блас, доброе утро! Зачем ты пришел? - наигранно улыбнулся Мануель.
-Сказать, что жить тебе осталось недолго! - буркнул староста.
-Ха-ха-ха! Очень смешно. У тебя хорошее чувство юмора, правда,ребята?
-Очень хорошее! ХОРОШЕЕ НЕ БЫВАЕТ! - неправильно ответил Нико.
-Агирре, помолчи! Через сорок пять минут внизу, у автобуса! - гаркнул Блас.
-Ты назначешь мне свидание? Значит, ты все-таки того? - ехидно осведомился Мануель.
Блас ничего не ответил, а громко хлопнул дверью.

Следующая остановка - комната Бустаманте, Лассена и Эскуры.
Блас поправил свою рубашку и постучался.Никто не ответл. Эредиа это очень взбесило, и он толкнул дверь ногой. Комната оказалась пуста. Блас ничего не понял,обвел взглядом комнату и не обнаружил ребят,зато он увидел записку, лежащую на кровати Пабло. На ней огромными буквами было написано:
"БЛАСИК! Мы решили не травмировать твою нетрадиционную психику и встали пораньше для того, чтобы ты не видел нас неодетыми! Сейчас мы в компании девчонок. Извини,в наших сердцах нет места для тебя!"
Блас с яростью разорвал эту записку,хлопнул дверью и спустился вниз.

Через полчаса все были в автобусе.
Томас и Гвидо что-то увлеченно обсуждали:
-Том, ты знаешь, все говорят, что моя девушка похожа на Божью матерь.
-А она из колледжа?-спросил он.
-Нет.
-А фотография у тебя есть?
-Да, конечно, - Гвидо покопошился в кармане и дал фотографию другу.
-Ну-ка, посмотрим...Матерь божья, - Томми перекосило в лице.
-Быстро по местам! - крикнул Блас и толкнул Томаса и Гвидо в конец автобуса.
Томас ошарашенно поплелся занимать место. На него произвела сильное впечатление фотография "красотки". "Как он только ее полюбил? Она что приворожила Гвидо?"- его одолевали глупейшие мысли.
Ещё через несколько минут все расселись по местам.
До места добрались, на удивление, без приключений. Ну, если не считать того, что:
- Мия упала на Мануеля;
- Маркос получил семь замечаний;
- Бласа облили газировкой;
- Бустаманте и Спирито подрались три раза;
- Пилар на всех дико оглядывалась и начинала что-то строчить в блокнотике;
- На полу валялись обертки от конфет,раскиданные Фели;
- Лухан делала пробежку прямо в автобусе.
А так… Да, в принципе, доехали спокойно.
Третий курс вывалился из автобуса, и Эредия объявил:
- Значит так... - протянул он. - Оглянитесь вокруг и ознакомьтесь с местом вашей работы.
Ребята в недоумении завертели головами и тихо простонали.
- Э-э-э… Это что? – Медленно произнёс Гвидо.
- Слепой?! ПОЛЕ! – заворчал Блас.
- А это? – ткнула пальцем Мия в сторону двух перекошенных домишек.
- Не знаю, Миита. Сейчас должен подойти руководитель вашей работы... А! Вот и он.
Подошёл молодой человек лет 25, одетый в порванный коричневый комбинезон, ужасного вида футболку, с грязными от земли руками, весь в поту и грязи.
- Как Вы прекрасны, - был очарован Эредия.
- Что? – удивился парень в комбинезоне.
- День сегодня прекрасный, - опомнился Блас. – Как раз для работы.
- Да, согласен, – он повернулся к ребятам. – Меня зовут Хорхе, я буду руководить вашей отработкой. Итак, если я не ошибаюсь, Вы, молодой человек, Блас? – он посмотрел на старосту.
«А глаза…» - мечтательно подумал Эредия.
- Совершенно верно.
- Отлично. Сейчас мы распределим работу. Итак, - парень достал какой-то листочек и ручку. – Зона номер один: прополка цветов – два человека.
- Фернандес, Митре, – проговорил Блас, пристально глядя на Хорхе.
- Замечательно! Зона номер два: поливка овощей и цветов – три человека.
- Спирито, Агире, Колуччи, - "на автомате" проговорил староста.
- Восхитительно! Зона три: посадка представителей отдела покрытосеменных, класса однодольные, семейства злаки – один человек.
- Бустаманте, - наугад предложил Блас.
- Превосходно! Зона номер четыре: обработка томатов – 2 человека.
Блас невольно почесал затылок, обдумывая, кого же послать.
- Думаю, Линарес и Уркола.
- Поразительно! Зоны пять, шесть и семь подвергаются поливке. Количество работающих неограниченно.
- Соответственно, Лассен, Эскура, Провенса, Дунофф, Пасс, Агилар.
- Удивительно! А сейчас, друзья, вы можете отправиться переодеваться. Левый домик – раздевалка девушек, правый – юношей. Затем приступаем к работе! – и Хорхе указал на домики, которые почему-то (интересно, правда?) так не понравились Колуччи.
Матеря всё и всех, третий курс отправился менять одежду, под дружные вопли Мии и Мариссы а Блас на цыпочках подкрался к парню.
- Простите, Хорхе, - теребя воротник футболки «чувачка в комбинезоне", Эредия поинтересовался. – Быть может, и для меня работка найдётся?
Хорхе глубоко вздохнул.
- К сожалению, нет. Хотя… я сейчас убираюсь в свинарнике, если хотите, можете мне помочь.
- С удовольствием! – завизжал от радости Блас, и чуть было не накинулся на шею парню, но вовремя сдержался.
Через 15 минут все отправились на свои места, лишь Колуччи отсутствовала.
Примерно через 3 минуты послышалось шуршание, и третий курс повалился на землю от хохота.
А причина была. Теперь давайте вместе представим следующую картину: Мия одетая в розовый пуховик, балоневые штаны того же цвета, каску, белые резиновые сапоги. Этот медведь пытается протиснуться в дверь раздевалки, и оказаться снаружи. С трудом ей это удаётся, и она видит одноклассников, купающихся в земле.
- ВИКО! – раздаётся вопль Мии. – Правда, я превосходна в этом? Я с трудом отыскала рабочий костюм от Армани.
Ага, значит-таки, послушалась Мануеля.
- Но, ВИКО! Я не могу идти! – Мия, переваливаясь, сделала несколько шагов.
Что ж, пришлось бедной Колуччи одеваться в повседневную одежду – белые брючки от Гуччи, розовый топик, туфли на шпильках. Ну, да… вполне рабочая одежда.
Переместимся в зону номер два.
- Марисса, хочешь, анекдот расскажу? Встретились как-то два гея, и стало у них всё эге-ге-гей! – посмеялся Ману.
Мари улыбнулась, поливая цветочки.
- Ты видела как он на этого, - он кивнула в сторону Хорхе. – Смотрел влюблено.
- Ага.
- И тебе это не кажется странным, - подозрительно посмотрел парень.
- Нет! – совершенно спокойно прыснула Марисса. – Мне плевать!
- Мари, ты что, не понимаешь, БЛАС – ГОЛУБОЙ!
- Понимаю, именно поэтому не могу его забыть, - грустно сказала она.
Лицо Ману искривилось в горькой ухмылке.
- Ты сама поняла, что сказала?
- Да.
- Так о чём мы говорили? – Мануель догадался, в чём дело.
Марисса непонимающе на него уставилась.
- Агирре, ты меня за дуру держишь? Ты только что сказал, что у Пабло голубые глаза, смотрит он ими так влюблено, - размахивая руками, сказала Мари.
- О, Господи, помоги мне! – закатил глаза парень – Марисса, мы сейчас говорили не о Пабло, а о том, что Блас Эредия – нетрадиционной ориентации.
Всё поле и прилегающая к нему постройка, то есть, территория, в общей сложности площадью около 2000 квадратных метров, залилась пронзительным тонким визгом, и, казалось, что если бы здесь были стёкла, от них остался бы только порошок.
Ну, конечно, последнюю фразу, преспокойненько вылетевшую из уст Ману, услышала наша очаровательная красавица, кое-как (сами попробуйте одеть босоножки на шпильках и отправиться на картошку) дошедшая до зоны номер два, Мия Колуччи!
- Этого не может быть! – заметала Мия. – Нет, конечно, Мануель, ты пошутил. Блас любит меня.
- Ага, и изменяет. С мужчинами, - серьёзно проговорил он.
- Ты не можешь так говорить! Мы встречаемся три месяца, я его девушка, он любит меня!
Ты не имеешь доказательств, в конце концов, - визжала Мия.
- Ну, почему же, не имею? Пока ты расстраивалась по очередному отказу Бласа сходить в клуб, он прекрасно проводил время. Со мной. – Мануель отвернулся, и, свистя, начал поливать участок. – Присоединяйся, Кулоччи!
Марисса ещё долго хохотала, пока не поняла, что все её ноги мокрые. Поругавшись на шуточки Ману, она набрала воду в лейку и поняла, что это не выходки Агирре, а непригодность рабочего инвентаря: дно лейки было украшено мелкими дырочками, и вода тихонько капала на ноги Спирито.
- Ману, не знаешь, где Хорхе?
Мануель пожал плечами.
Разъярённая Марисса широкими шагами направилась к месту прибытия автобуса и с радостью обнаружила там Хорхе.
- Хор, я – Марисса Пиа Спирито, работаю на участке номер два, но к великому сожалению, моя лейка ДЫРЯВАЯ! Посмотри! – и она указала на мокрые штаны.
- Замечательно! – улыбнулся управляющий.
- Что ж тут замечательного?! – кричала Марисса.
- Удивительно! Как Вы сказали, Марисса Вас зовут? Так вот деточка, - обнял её за плечи Хорхе, - Поразительно, но вот видишь то небольшое стеклянное сооружение? Так вот, это теплица, можешь выбрать леечку любую, на свой вкус. Ах, да! Чуть не забыл, - он повернулся. – Бла-а-ас! Иди сюда, дай мне связку ключей от свинарника, в ней есть ключик от теплицы.
Перед глазами Мариссы резко появился староста, и она еле сдержалась, чтобы не закричать так, как недавно это сделала Мия.
- Спирито, - радостно обратился он. – Вы не успели добежать до туалета? – поинтересовался он.
Мари выхватила из рук Бласа ключи и отправилась по направлению теплицы.
Да, Хор не обманул: в теплице было полно различных леек, каких-то лопаточек, граблей и прочей всячины. Минут пять Марисса размышляла над выбором, и, всё же решила взять самую большую лейку. Но, увы, все старания Спирито снять тяжелый предмет с полки не увенчался успехом, и, заметив кого-то, кто проходил мимо теплицы, позвала:
- Помогите! – позвала она.
В помещение зашёл…
- БУСТАМАНТЕ?!
- МАРИССА?!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 28.05.2008, 19:01 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Ну, помоги, что-ли? – решила не подавать вида она.
- Ладно, помогая. Значит, Марисса, соберись с силами. Так, вдох - выдох, напряги руки…
- ПАБЛО! ЗАТКНИСЬ И ПОМОГИ! – кричала она.
- А я чем занимаюсь? – поинтересовался Пабло, садясь на пол теплицы, в смысле, на землю.
Мари присела рядом с ним.
- Устала я, - потирая мышцы рук, сказала она.
- Надо было слушаться меня! Ты становишься, как Мия, никого не слушаешь, а делаешь все на свой лад, а по закону вероятности в конце концов у тебя ничего не получается! - Пабло посмотрел на Мариссу.
- Так, хватит мне тут нотации читать! Я без тебя справлюсь! Кстати, НИКОГДА, слышишь, НИКОГДА не сравнивай меня с Мией! Мы с ней совершенно не похожи! - Марисса начинала заводиться.
- Ага, еще бы, сравнить тебя с Мией? Да, ты, Спирито, ужаснее атомной войны! На тебя даже смотреть страшно! - теперь уже завелся Пабло.
- Если я ужаснее атомной войны, то Мия ужаснее ядерной! Ты, идиот, я тебя ненавижу! Что ты, вообще, сюда приперся? Шел бы куда шел! - Марисса не на шутку разозлилась. Казалось, их слышали далеко-далеко за пределами поля, но, видимо, однокурсники не услышали этого крика.
- Я? Приперся? Спирито, тебе совсем плохо? Это ты меня позвала, ненормальная! Я сейчас же уйду отсюда! Не желаю больше находиться рядом с тобой, я тоже терпеть тебя не могу! У меня на тебя аллергия! - Пабло направился к двери. Марисса резко развернулась и пошла искать другую лейку.
"Идиот голубоглазый! " - с ненавистью подумала она.
Несколькими минутами ранее.
- Итак, ребята, заканчиваем, садимся все в автобус. Инвентарь оставьте на месте, я сам его отнесу в сарай, - сказал Хорхе. Закончился рабочий день, и он всех провожал, - А где Спирито и Бустаманте?
- Они, наверное, уже в автобусе, пораньше ушли, - ответил Мануель, хотя понятия не имел, где они.
" Ладно, еще Марисса, она была вместе с ними, но откуда они знают где Бустаманте? Он, вообще, на другой зоне, " - подумал Агирре и направился к автобусу, но заметил на штанах что-то черное и остановился.
Мия осторожно ковыляла по сырой земля, хотя в ее положении это было не очень удобно: туфли на шпильке не сопротивлялись и тонули в земле; вся ее одежда не выглядела светлой, а скорее стала похожа на цвет комбинезона Хорхе; настроение было скверное - она просидела весь день на корточках и поломала 9,5 ногтей. Колуччи чуть не разрыдалась, а так как рыдать посреди поля было пошло, то она топнула ножкой и замечательная обувь навсегда решила прописаться в земле.
- О, нет, только не это! - Мия не могла достать ногу. Она огляделась. Все уже ушли, только Мануель копошился: он отряхивал свои штаны от земли. Дааа, выбор не велик, придется крикнуть его.
Мия набрала в грудь побольше воздуха и крикнула:
- Агирре, немедленно помоги бедной Колуччи!
Мануель обернулся. Он сначала не понял, кто его кричит: что-то черное, стоящее нетрезво на ногах.
- Что ты стоишь, ацтек, помоги мне! - Мия удивлялась его тупости и замахала руками.
"Ого, оно еще и шевелится, " - удивился парень, но все-таки направился к объекту. При более детальном осмотрении это оказалась - Мия Колуччи.
- Ты что совсем оглох?! Я тебя кричу-кричу, а ты, как тюлень плетешься сюда! - Мия нервничала.
- Барби, что ты хотела? Я отвлекся от очень важных занятий и пришел к тебе, - Мануелю нетерпелось поскорее уйти в автобус, лечь и заснуть.
- Он еще спрашивает! Ты не видишь, что я, то есть моя супер модная, стильная, незаменимая...
- Прекрати, остановись, что дальше? - Мануелю надоело слушать ее ворчание.
- Мои туфельки застряли в земле, - неожиданно подчинилась Мия Мануелю и показала на ногу, - Помоги мне достать ее оттуда.
- А взамен если я тебе помогу, что ты мне сделаешь?
- Ну...не буду называть тебя ацтеком, предположим, все лето!
- Я тебя летом видеть не собираюсь, так что так не пойдет. Давай, договоримся так: я сейчас помогаю тебе выбраться, а потом ты при мне произносишь такие слова, глядя мне в глаза: Я... - Мануель не успел договорить.
- Ты совсем рехнулся?! Я никогда, даже если мне предлоложат пойти на показ, не произнесу слова, что я тебя люблю! Никогда! Даже не мечтай! - возмущенно выпалила девушка.
- Даа, а ты оказывается еще глупее, чем я предполагал. Я не собирался просить тебя об этом, - усмехнулся Ману.
- А о чем же? - Мия сникла.
- Ты произносишь: Я ненавижу Гуччи, Версаче и Армани!
- ЧТО???! Ты совсем одурел! Как я могу сказать это! Это моя жизнь! - Мия хлопала ресницами, т.к. ногами топать не могла.
- Ладно, не хочешь, как хочешь, - Мануель развернулся и медленно поплелся к автобусу.
"Сейчас будет крик".
- Мануель, постой! - Мия переступила через себя и пошла на поводу у этого эмигранта.
- Что, ты согласна? - торжествующе спросил он.
- Да! Я согласна, но только обещай мне, что никому об этом не расскажешь! - умоляюще попросила Мия и топнула свободной ножкой. Теперь и эта нога взяла в аренду пространство в земле.
- О, Боже! - она посмотрела на ноги,- Я согласна! Все, помоги!
Мануель усмехнулся.
" Какая же она глупенькая!"- нежно подумал он.
Ману подошел к Мие, осторожно взял ее правую ногу и начал вытаскивать из земли. Нога не хотелась поддаваться. Мануель с силой дернул за нее. Нога-то вытащилась, а Мия вот не смогла удержать равновесия и упала прямо на сырую землю. Вторая нога в процессе падения вынырнула из земли.
- МАНУЕЕЕЛЬ, помоги мне! Теперь я еще грязнее! - Мия захныкала.
Агирре терпеть не мог женских слез, тем более, когда плакала Мия. Он принялся ее успокаивать и помог ей встать.
- Тихо, Мия, не плачь. Успокойся, сейчас мы приедем в колледж, и ты переоденешься, только не реви, иначе у тебя размажется тушь!
Это подействовало,но Мие было жалко саму себя за то, что у нее ничто не получается. Она подала руку Мануелю и оперевшись на его плечо тихо поплелась вперед. По пути стояли лейки и грабли, которые Хорхе не успел еще забрать. Мануель отвлекся от дороги и выпустил Мию из рук. Девушка не ожидала этого, оглянулась на Мануеля, посмотреть, что с ним случилось, а за дорогой не следила. Мия наткнулась на лейку, которая перевернулась и упала прямо ей на ногу, и на грабли, которые не попали ей в лицо, но сильно расцарапали все ноги и порвали местами брюки. Мия согнулась, схватилась за ноги, упала на землю и зарыдала. Мануель обернулся на грохот и увидел Мию, обхватившуюся за коленки, сидя на земле в порванных белых брюках. Он бросился к ней и обнаружил царапины на ногах.
- Мия, не плачь, успокойся. Давай я возьму тебя на руки и отнесу в автобус, там тебе обработают царапины, - он аккуратно взял ее на руки и прижал к себе. Мия не сопротивлялась. Ей было, конечно, обидно, что порвались ее любимые брючки, ведь именно из-за них она плакала, а также Колуччи очень комфортно чувствовала себя на руках у Мануеля. Она прижалась к нему, положила голову на плечо и спросила:
- А я должна буду говорить, что ненавижу Гуччи, Версаче и Армани?
Мануель чуть не выронил Мию.
- Если ты не скажешь это, то я сейчас тебя отпущу! Ты упадешь и совсем покалечишь себя!
- Нет, нет, я все скажу, только не урони меня! Я даже сейчас это тебе скажу, - Мия посмотрела ему в глаза, покрепче обвила его шею руками и... скрестила свои пальчики со сломанными ногтями, - Мануель, я ненавижу Гуччи, Версаче и Армани! Доволен? - победно уставилась она на него.
- Что-то ты слишком быстро отрапортавалась мне, даже не скорчилась ни разу. Это на тебя не похоже. Ты скрестила пальцы? - сощурился он.
- Нет, Мануель, я честная девушка! Это мне далось тяжело, но я переживу, - Мия потупила глаза.
- Я почти тебе поверил. Мы пришли, можешь заходить в автобус сама, - Ману хотел ее отпустить.
- НЕТ! Ты что? Я не могу ходить, донеси меня до места, - Мия хотела, чтобы ее увидел Блас, но когда они зашли в автобус, то его не было там, были только ребята с их курса, которые сразу замолкли. Ещё бы! Ацтек держит на руках Барби, которая крепко к нему прижимается. На ней порваны брюки и везде царапины. Она вся в грязи, поломаны ногти, а она не вопит. Мануель не чище ее: у него грязные штаны и футболка.
"Когда это они успели?" - подумали ребята.
- Вы что такие страстные? Хоть бы привели себя в порядок после ТАКОЙ длительной пробежки! - крикнул Гвидо.
- Заткнись, Лассен, и не суйся не в свои дела! Мия, мест больше нет, тольво вон те,- он указал пальцем на места в конце автобуса, - придется, как бы нам не хотелось сесть рядом.
Мия была не против. Она легко согласилась. Пилар опять что-то застрочила в своем толстом блокнотике.
- Мануель, отпусти меня, спасибо,- поблагодарила она его,- мне больно ногу, помассируй!
- Что? Ты совсем свихнулась? - Мануель покрутил пальцем у виска, - помассировать? Ужас! - но все же схватил ее за ногу и принялся снимать грязнущую обувь.
- Кстати, где Марисса и Пабло?
- Да мне так приятно, - задумчиво сказала Мия, закрывая глаза.
- Ты глухая?! - Мануель откинул ее ногу и переспросил, - Где Марисса и Пабло?
- Ай, больно! - взвизгнула девушка. Мануель извинился и схватился обратно за ее ногу, положа себе на колени, и в третий раз задал свой вопрос.
- Откуда я знаю? Если они сейчас вместе, то ничего не случится, - сказала Мия и закрыла глаза.
Тем временем Блас и Хорхе.
Блас крикнул Хорхе. Тот собирал лейки и грабли.
- Хорхе, хочешь, я помогу тебе? - проявил заботу Эредия.
- Да, пожалуй, а то мне тяжело самому.
Блас на крыльях любви понесся к руководителю. Он схватил лейки, и они столкнулись лбами.
-Ух! - воскликнул счастливый Блас.
- Больно! - схватился за лоб Хорхе.
-Хочешь, я тебе подую? - спросил Блас и посмотрел глазами кота в Шреке 2.
- Да, мне больно! - Хорхе потопал ножкой, как капризный ребенок.
Блас осторожно подошел к руководителю, дотронулся до его лба, по его ладони пробежал заряд.
"Ух! "- снова воскликнул Блас.
Оба насладились моментом, растянулись в блаженной улыбке.
- Меня зовут Блас, - ляпнул заведенный Эредия.
- Я знаю, дурак, - отошел от него Хорхе и направился к теплице запирать ее на ключ.
Он шел в раздумьях, не слышал криков внутри теплицы и преспокойненько закрыл стеклянное сооружение на ключ, положив его себе в карман.
"Неужели я влюбился?"- спросил сам себя воспитатель, наблюдая за тем, как Блас, радостно подпрыгивая, несется к автобусу.
Окрыленный голубой любовью Блас зашел, нет, впорхнул, как ГОЛУБок, в автобус и застыл на месте. Мануель массировал Мие ногу, она блаженно улыбалась; Пилар закончила весь блокнот и теперь у всех клянчила бумагу, на что Гидо смог предложить только туалетную; Лухан втирала Диего то, что как полезны пробежки по автобусу, а Фели плакала - у нее не осталось конфет. Но, НАШЕМУ влюбленному Бласито всё было нипочем! Он не заметил отсутствия Спирито и Бустаманте. ОН ВЛЮБИЛСЯ! Блас растрогался и достал платочек в сердечко и просморкался, а также теребил в руках телефончик Хорхе...
Тем временем ТЕПЛИЦА...
Пабло яростно ринулся к двери.
"Идиотка, зачем я только откликнулся?!"
Он дотронулся до ручки и дернул на себя. Дверь не поддалась. Он повторил попытку. Ничего, тот же результат. Его попытка номер 5... Пабло недоуменно уставился на ручку.
"Сим-сим откройся!"- подумал он и сам себе же усмехнулся.
- Что ты там ржешь? Без своего папочки дверь открыть не можешь? Дак позвони ему,- Марисса мыла руки.
- Я бы с радостью, вот только телефона нет, - хмыкнул Пабло.
- А что ты тогда уставился на дверь и шевелишь губами?! - терпению Мариссы наступил предел.
- Дверь закрыта снаружи. Мы ЗАПЕРТЫ, - он повернулся к ней.
- Как закрыта? Отойди, идиот, ты даже ручку поворачивать не научился! - Марисса подошла к двери, оттолкнула Пабло, дернула за ручку. Не открывается.
- Пабло, мы заперты? - Марисса посмотрела на него.
- Неужели, до тебя только сейчас дошло? Я тебе это уже сказал, - Пабло опять усмехнулся. Он стоял у двери, засунув руки в карманы джинс.
- Ага, ты врешь! У тебя руки в карманах, там ты прячешь ключ. Достань руки!- приказала девушка.
- Ну ты и дура! - сказал Пабло, но все-таки вынул руки.
Марисса подошла к нему и начала осмотр снизу вверх. Она потрогала его ноги: на них были джинсы так, что ничего интересного Спирито не обнаружила, только дырку; затем пришла очередь живота - вот здесь Марисса задержалась. Она облапала руками его живот с восемью кубиками, но этого оказалось мало...
- Паблитто, сними рубашку, мне плохо прощупывается, - сказала Марисса, скрестив руки на груди.
- Я, конечно, понимаю, что ты больная, но рубашку снимать не собираюсь, - заартачился тот.
- Быстро снять рубашку! - железным тоном повторила девушка.
Пабло нехотя снял рубашку и кинул ее на землю. Его тело стало объектом наблюдения Мариссы. Оно было такое накаченное, мужественное, сильное, пленительное, такое о котором она давно мечтала. Марисса прошлась вокруг Пабло и сказала:
- Да, здесь ключа нет,- томно константировала факт она.
Марисса провела пальцами по его плечам, затем прошлась по позвоночнику и остановилась только у ремня джинс. У него непроизвольно прошли мурашки по коже. Все это очень позабавило Мариссу. Она улыбнулась. Да уж, эта чертовка знала, как завести мужчин или что-то на них похожее, например, Бустаманте. Марисса подошла к Пабло, приблизилась к его лицу и еще раз повторила:
- Ключа здесь нет.
Бустаманте проснулся от наваждения, оттолкнул Мариссу и сказал:
- А я что тебе говорил? Это ты мне не поверила. Мы здесь до завтрашнего утра, - он слишком много говорил.
"Волнуется,"- подумала Марисса, победно улыбнулась и отошла.
- Значит до утра, говоришь. Что я буду здесь делать, да еще с тобой? - она меряла шагами теплицу.
- Делать мы с тобой ничего не будем, а просто ляжем по разным углам и уснем, завтра нас найдут, - уверенно сказал Пабло и направился к вещице, отдаленно напоминавшей умывальник: ручка перекосилась и отпадывала, было только горячая вода, которая заполняла помещение теплым воздухом, и от этого становилось еще душнее.
Марисса перебирала в голове все мысли, как спастись, но все ее идеи были бессмыслены: окон нет, дверь закрыта и, вообще, казалось, что теплица пуленепробиваемая.
"Вот уж попала я! Настоящее убежище!"- подумала Марисса с вымученной улыбкой.
Пабло надоело молчать. Он уже осмотрел все сорняки, прополол помидоры, изучил коробки, умывальник, лопатки, грабли и саму Мариссу.
- Тебе не жарко? Здесь становится душно, - произнес Пабло, обращаясь к Спирито.
Марисса провела рукой по лбу. Рука стала сырая. Она вспотела, дышать здесь нечем. Ей стало душно.
- Действительно, душно, - согласилась она. Марисса схватилась за низ кофточки и хотела было снять ее, как она вспомнила, что здесь Пабло.
-Чего уставился? - Марисса натянула кофту обратно на себя. От этой возни ей стало еще жарче.
- Я смотрел на тебя. Обрадовался - думал устроишь мне стриптиз, хоть посмотрю, что ты еще умеешь, кроме того, как говорить гадости, - Пабло облокотился на локоть и наблюдал за Мариссой. Он видел, что ей невыносимо душно, но она никогда не снимет свою кофточку.
- Не доставлю я тебе такого удовольствия, Паблитто, не дорос еще! - Марисса развернулась и прошла в другой конец теплицы. Ей было жарко, очень жарко. Смогла Спирито продержаться еще 1,5 минуты. Она стянула с себя кофточку, откинула ее в какую-то даль, поправила свой до безобразия короткий и неприлично плотно облегающий топик и направилась к умывальнику, промыть лицо, который находился в углу Бустаманте.
Пабло открыл глаза: перед ним стояла Марисса в какой-то тряпочке, похожей на полосочку, на верхней части тела и поливала себя водой. Он облизнул пересохшие губы.
- Ты все-таки сняла свою кофточку, значит, согласилась устроить мне стриптиз. Начинай, Марисса, - Пабло встал на ноги и приблизился к умывальнику.
- Какой стриптиз, мальчик! Я сказала, что ты не получишь такого удовольствия! И, вообще, кто ты такой чтобы мне приказывать?! - началось...
Марисса набрала в ладони воду и обрызгала Пабло. Пабло не остался в долгу - он схватил Спирито за голову и засунул под струю. Она укусила его, отпрыгнула и заорала:
- Ах, ты гад! Ну, я тебе покажу!!!
Марисса ринулась к помидорам. Она сорвала все помидорки и начала швырять ими в Пабло. Тот не успевал уворачиваться: помидоры то и дело попадали ему на голову, тело, заляпаны были все джинсы. Пабло лихорадочно водил глазами по теплице: что бы такое найти? Его взгляд наткнулся на засушенных тараканов. Что они там делали не ясно! Он побежал к столу, схватил горстку и метнул в Мариссу.
-Аааааа! Ты что?!!! Совсем?!!! - Марисса боялась тараканов, а ей еще показалось, что они живые. Она метнулась в сторону маленьких лопаток и по очереди целилась в Бустаманте. Пабло одурел, когда увидел, что она швыряется тяжелыми вещами. Большинство из вещей из семейства лопатообразные не попадали в Пабло, но одна пролетела мимо его головы, едва не угодив в нее. Пабло взревел и кинулся на Мариссу, сметая все на своем пути. На полу было все: земля, лопаты, помидоры, вернее все, что от них осталось, вода - они забыли закрыть "кран". Пабло накинулся на Мариссу, повалив ее пол. Он оказал на ней, придавил ее всем своим могучим телом.
- Ты совсем ненормальная? Лопатами кидаешься? - Пабло поднял ее руки вверх, прижав к земле. Она не могла даже брыкаться, а только тяжело и глубоко дышала, Пабло лежал полностью на ней. Ее грудь, которая приподнималась - вверх, вниз, вдох, выдох, мешала Пабло сосредоточиться на ее глазах.
- Да? А я даже не заметила, что это лопаты! Пабло, слезь с меня! - Марисса все еще тяжело дышала. Дистанцию было тяжело сдерживать... Он так близко...
- Нет уж, сейчас я тебя не послушаюсь, малявочка ты моя! - ласково прошептал он и жадно впился ей в губы.
Марисса не поддавалась на поцелуй.Она пыталась отвернуться, но Пабло, который уже убрал свои руки от ее рук, вцепился ей в волосы, но совсем не больно. Он не давал ей даже шанса повернуть головой, не говоря уже о том, чтобы не ответить на его поцелуй. Бустаманте ждал ответа. Девушка долго сопротивлялась, но Пабло был настойчив. Он не отпускал ее губы, не давал возможности вздохнуть. Вскоре Марисса сдалась. Она также страстно ответила ему. Оба подростка впились друг другу в губы, не отпускали друг друга. Марисса крепко обвила шею Пабло руками, скрепив руки в замок. Теперь уже Пабло не мог сопротивляться. Они лежали на сырой земле, но им было хорошо, просто великолепно. Оба так долго этого ждали, душили в себе это желание. Их тяга к друг другу была очень сильной, очень рискованной, необдуманной и даже какой-то странной. Они жадно целовались, не отпуская друг друга, и вскоре Пабло начал опускаться вниз по ее шее. Марисса не оттолкнула его, а только откинула голову назад и, закрыв глаза, ждала. Пабло исследовал каждый кусочек ее шеи, опускался все ниже. Он чувствовал, что Марисса не против, но все же оторвался от нее, приподнялся и тихо спросил:
- Марисса, ты действительно хочешь этого и не пожалеешь об этом завтра?
- Нет, Пабло, об этом я жалеть никогда не буду, - слишком уверенно ответила Марисса и притянула счастливого парня к себе.
- Марисса, любовь моя, - только и успел прошептать он. Он прижимался к ней все сильнее и сильнее, а его дыхание становилось все учащеннее.
Марисса долго смотрела в его голубые глаза, слушала его дыхание, гладила спину и вдруг тихо всплихнула.
- Что случилось? - беспокойно спросил Пабло.
- Я боюсь - дрожащим голосом сказала она.
Пабло недоумённо посмотрел на Мариссу.
- Солнце, ты хочешь сказать, что...
- Да, Пабло, да: у меня ещё никого не было.
- Маленькая моя, - ласково сказал Пабло и прижал к себе свою девочку. Он обнял её крепко-крепко, так, будто боялся её потерять. Марисса уткнулась лицом в его грудь и тихонько заплакала: слишком счастливой она была сейчас. Её сердце билось часто-часто, с каждым стуком отдаваясь любимому Бустаманте, и когда они обменялись своими сердцами, Пабло осторожно поднял её голову , провёл губами по лицу, убрав слезинки своего хрусталлика, и нежно посмотрел в глаза.
- Ничего не бойся, я с тобой. - Пабло нежно стал снимать с Мари одежду, разделся сам и начал медленно осыпать тело любимой поцелуями.
Марисса проснулась рано утром и обнаружила себя в объятиях Пабло. Она уже хотела было начать кричать: «Что ты здесь забыл, Бустаманте?» или «Вали отсюда, мэрский отпрыск», как вспомнила прошедшую ночь и успокоилась. Её крепко обнимал Пабло и ровно дышал во сне. На его лице было выражено спокойствие, отчего Мари даже удивилась: она никогда не видела любимого с таким выражением на лице. Она нежно поцеловала Пабло в носик и отвернулась, прижавшись спиной к его груди: так она чувствовала себя защищённой, и, как это ни банально звучит, как за каменной стеной.
Он проснулся чуть позже и обнаружил на своём лице несколько прядей рыжих волос. Осторожно убрав их, он поцеловал Мари в шею.
- Мариссита, просыпайся, - прошептал он ей на ушко.
Мари сладко потянулась и, улыбнувшись, чмокнула Пабло.
- Знаешь, ты меня напугал: меня обычно Соня так будит, – Поправляя волосы, сказала она.
- Я люблю тебя, - словно не слыша её последних слов, прошептал он.
Она улыбнулась в ответ.
- Прости меня, - виновато попросил он.
- За что?
- За то, что вот так… Без кофе в постель, шёлковых простыней, без…
- Глупенький, - прервала она его. – У тебя ещё будет такая возможность. И вообще, наверное, не каждый занимается этим… хм-м-м… на помидорах.
Они засмеялись, и Пабло крепко прижал к себе Мари.
- Я тебя никому не отдам. Никому-никому!... Марисса…
- Да.
- А почему ты не обзываешься?
- Хм… Потому что люблю тебя.
- А как ты это поняла? – глядя в глаза Мари, спросил Пабло.
- Ну… Может не надо?
- Надо!
- Ладно-ладно. Просто, когда ты узнал правду о Паоле, ты выглядел таким беспомощным. Мне было тебя очень жалко. Как котёнка. Не поверишь, но я страдала вместе с тобой, мне тоже было очень плохо, хотелось помочь тебе, обнять. Вот тогда и поняла, что это любовь. А как ты это почувствовал?
- Помнишь, когда мы поцеловались перед Соней и моим отцом?
- Ну, как не помнить: наш первый поцелуй, как никак.
- Так вот, в тот день, вернее, в ту ночь я написал песню. Вот так, просто, сначала музыку, потом слова. Две секунды… Две секунды мне хватило понять, что я тебя люблю. – Пабло нежно поцеловал мокрые реснички Мари.
- Пабло. Я есть хочу.
- Учитывая то, что съедобными тут были только помидоры, а вчера мы их использовали не по назначению… В общем, есть нечего.
- Ты так думаешь? А мне кажется тут есть ещё кое-что съедобное.
- И что же?
- ТЫ!!! - и Марисса, громко смеясь, запрыгнула на Пабло.

Мия постучала в дверь комнаты Мануеля.
- Можно! – послышалось из-за двери.
Колуччи заглянула в комнату, там был только Ману.
- Привет! – поздоровалась она.
- Доброе утро! Ты не знаешь, где Пабло? – спросил он.
- Нет, Мануель, я хотела попросить…
- Даже не надейся, Колуччи, я размножать извилины не умею.
- Зачем ты так? – со слезами спросила она.
Опять она его обезоружила: он не любил, когда Мия плакала.
- Ми, говори, что ты хотела? – едва сдерживаясь, чтобы не броситься успокаивать девушку, спросил он.
- Я хотела сказать спасибо, за то, что помог мне с ногой, и… вот, - она протянула ему розовую книжечку с цветком.
- Что это? – спросил Агирре.
- Дневник. Мой. Личный, – чётко поговорила она.
- Зачем?
- Так, - махнула она рукой, - Почитаешь на досуге. И ещё: я тут с Бласом рассталась. Кстати, он сказал, что Марисса и Пабло так и не пришли. – Спокойно сказала она и скрылась за дверью, оставив шокированного Агирре наедине со своим дневником.
Мануель недоуменно посмотрел на дверь и открыл дневник Мии. Но вдруг в комнату влетела Колуччи, резко выхватиа свою книжечку и посмотрела на Ману.
- Я передумала, - сказала она. – Пусть всё будет по-другому, без слюнявых писем и признаний в дневнике.
«Надо же, Колуччи умеет делать выводы».
- Ты о чём? – спросил он и близко подошёл к Мие.
«Надо же, ацтеки совсем неплохо пахнут»
- А вот о чём, - и Мия жадно впилась в губы Мануеля. – Я люблю тебя, жалкий ацт…
Но он заткнул ей рот горячим поцелуем.
- Обожаю, нелегальный эмигрантишка.
И снова поцелуй.
- Схожу с ума по безмозглым мексиканцам.
Очередной kiss.
Ещё 7 поцелуев, и они уже лежат в обнимку.
- Слушай, ты действительно Бласа отшила? – гладя шёлковые волосы Мии, спросил он.
- Да, и он был непротив.
- В смысле?
- Расстались друзьями. Кстати, ты не знаешь, где эти двое? Блас сказал, что они так и не вернулись, – спокойно сказала Колуччи.
- Э-э-э… Ты подумала о том же, о чём и я?
- Но ведь этого не может быть, – удивилась она.
- Не может быть точно так же, как и то, что, мы лежим с тобой в обнимку в моей комнате, входит Блас и спокойно спрашивает: «Почему вы ещё не в автобусе?»
- Что вы здесь делаете? Автобус уже подъехал, – ласково сказал вошедший Блас.

- Диего, я тебе ещё раз говорю: чем больше кислорода поступает в мышцы, тем лучше они работают. Поэтому следи за тем, чтобы дыхание было максимально глубоким. А ещё лучше наполнять лёгкие воздухом до предела и так же до конца их освобождать. Вот. Что тебе ещё рассказать?.. А! Ну, вот, например, нельзя двигаться по инерции, выполняя какое-то упражнение, важно делать это за счёт напряжения определённых мышц. Думать во время занятия о чём-то постороннем НЕДОПУСТИМО!!!
- Я понял-понял, Лухи. Давай в кино сегодня вечером сходим или в кафе? - глядя на неё усталыми глазами, попросил Диего.
- Уркола! Ты тупой или как? У МЕНЯ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ТЕННИС! – взбесилась Лухан.
- Хорошо, давай я с тобой на тренировку схожу. Меня научишь играть, а то я только в настольный умею.
Линарес расплылась в счастливой улыбке.
- Ну, вот это другое дело! – обрадовала она Диего и даже чмокнула в щёчку. – Подожди, я тебе вот ещё, что забыла рассказать: только сочетание кардио и силовых упражнений…

- Пабло, - спросила Марисса, положив голову на грудь Бустаманте. – Как ты думаешь, нас искали?
- Нет.
- Почему?! – удивилась Мари.
- Единственный, кто мог нас искать – Блас. А он был, хм… как бы это помягче сказать… занят нашим управляющим. Как его там?
- Хорхе. А что, думаешь, Ману, Лухи, Томас…
- Нет, - перебил он Мариссу. – Они нас не потеряли, в этом я уверен. Думаю, они прекрасно знают, где мы. А пока я предлагаю поспать ещё немного. Пока нас не нашли, - сказал он и, поцеловав Марисску в плечико, закрыл глаза.

Удивительно, но во второй раз третий курс спокойно доехал до места спокойно. Ну, это вполне естественно: Блас был занят собой, Мия и Ману страстно целовались, а Бустаманте и Спирито вообще отсутствовали.
- Так! Все по своим зонам! – крикнул Блас, выйдя из автобуса. – Сегодня работаем не три, а четыре часа. Колуччи, Агирре, сегодня вы не поливаете, а копаете!
- Это почему? – поинтересовался мексиканец.
- Ну надо же где-то Бустаманте и Спирито искать! Всё, без вопросов, отправляйтесь! – Блас начал нервничать. Но тут показался Хорхе.
- Эредия, доброе утро! Неважно выглядите! – похлопал его по плечу управляющий.
И всё-таки, общение с Колуччи сильно повлияло на Бласа: староста начал нервно глотать воздух, прижав большой и указательные пальцы к виску.
- Блас, ну что Вы! Я же пошутил, на вас великолепно «сидит» эта рубашечка… Van Laack или Simon Farrar?
Эредия глупо потупил глазки.
- Сам сшил.
- Превосходно!
- Хорхе, вот тут Колуччи и Агирре нужны лопаты, где их взять?
- Блас, ты же хорошо знаешь, где связка ключей от свинарника, передай её ребятам, там есть ключ от теплицы, а в теплице – лопаты.
- Хорхе, а ты не мог бы сходить со мной? - спросил Блас и прошептал ему тихо на ушко, - Я боюсь заблудиться.
Мия и Мануель удивленно переглянулись. Мимо ребят пробежала Фернанда с криками:
- Мы на Pepsi ставим крест, пиво - поколенье Next !
Мия и Мануель еще раз удивленно переглянулись.
- Похоже, наш Блас и вправду влюбился, - шепнул ей Ману.
- Ах, как он мог променять меня на этого... этого, - Мия начала часто-часто вздыхать, - этого дешевого рабочего?
- Зато ты сейчас со мной. Пошли, отойдем, - Мануель увлек Мию куда-то за собой.
- Но, Мануель, рабочий день сокращает мою жизнь на четыре часа! - Мия еще долго возникала, пока Ману не поцеловал ее. Они уже были далеко.
- Эредия, я с удовольствием схожу с вами, как никак свинарник далеко находится, - согласился управляющий.
Блас и Хорхе прошли десять шагов и остановились. Они открыли дверь свинарника, которая чуть не отвалилась.
- Вот, там на столике лежат ключи, - Хорхе показал
пальцем, - возьми их, я тебя здесь подожду.
Блас вошел в свинарник, захрюкали хрюшки, лицо Эредия скривилось в нервной улыбке. Он подошел к столу, увидел связку и схватил их, как что-то упало со стола. Староста наклонился и поднял какую-то бумажку - это фотография. Блас открыл рот от удивления: на ней был изображен Хорхе в обнимку с каким-то загорелым мальчиком с белоснежной улыбкой. Нижняя губа старосты нервно задергалась. Кто бы подумал, что Блас Эредия будет плакать? Да еще из-за парня? Это нужно запомнить, как восьмое чудо света. Староста выбежал из свинарника, кинул ключи в Хорхе и убежал, крикнув напоследок:
- Обманщик!
Хорхе ничего не понял, ведь все было так хорошо. Он даже хотел заказать такую же рубашку, как у Бласа, чтобы тот ее сшил. Управляющий поднял ключи, но решил зайти в свинарник, может там он найдет разгадку, вроде ничего, что наводило бы на подозрения, не оказалось: хрюшки хрюкали, визжали, носились по сараю, стоял невыносимый запах, но тут его взгляд наткнулся на фотографию, и он все понял.
"Приревновал! Ура! Неужели он подумал, что это мой бойфренд? Фу, да он совсем не в моем вкусе! Я люблю таких, как Блас - худощавых, длинных брюнетов. Надо ему все объяснить", - подумал Хорхе и направился к ребятам отдавать ключи.
Хорхе нашел ребят на поле: Мия визжала оттого, что Мануель крутил ее на руках, все время подскальзываясь на земле, он мог ее уронить, а Лухан заставила отжиматься Диего прямо на поле. У Хорхе было плохое настроение, и он громко крикнул:
- А ну прекратить этот балаган!
Мануель оступился, не удержался на ногах и упал вместе с Мией; Диего от испуга схватил Лухан за ногу, и она свалилась на него.
- Как ты мог! Я вся грязная! Мануееель, помоги мне подняться, - сначала Мия кричала, но потом восприняла это, как неудачную шутку, и улыбнулась. Сегодня она была в розовой юбке по колено и розовом топике. Мануель помог подняться своей девушке и поцеловал ее. Он тоже был не чище Мии, и ему было больно спину.
- Мия, надо худеть, - прошептал он ей, потирая ногу.
Мия окинула его недобрым взглядом, но потом снова улыбнулась.
- Какое у тебя хорошее чувство юмора!
"Нет, ее извилина все же не работает. Извилина
влюбилась!" - посмотрел Мануель взглядом, полным нежности, на Мию.
Лухан резко вскочила с Диего, помогла ему подняться и сказала:
- Я согласна провести с тобой некоторое время, и мы не будем тренироваться! Только не здесь!
- С чего это вдруг? - удивленно спросил парень.
- Ты здорово отжимался, - радостно сказала Лухан и, схватив Диего за руку, повела на их зону.
- То есть, ты согласна даже на ужин в ресторане? - с надеждой спросил он.
- А почему бы и нет?
- Вот ключи, идите за лопатами, а я пойду решать свои дела. Агирре, бери ключи, - не слишком приветливо сказал Хорхе, - Вы не видели Бласа?
- Он убежал в сторону вон той поляны, - Мия показала пальцем, - Он выглядел расстроенным.
Хорхе сорвался с места и метнулся к поляне.
"Как я мог обидеть моего поросеночка?"
- Мия, пошли в теплицу, возьмем ключи. Интересно, где Пабло и Марисса?
- Мануель, не сомневайся, им хорошо вместе, - Колуччи многозначительно поглядела на парня. Тут к ним подбежала невесть откуда появившаяся Фернанда.
- Мия, если в слове хлеб допустить четыре ошибки, то какое получится слово?



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 28.05.2008, 19:03 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Колуччи недоуменно пожала плечами.
- Откуда я знаю? А, знаю, знаю - крем?
Фернанда только головой покачала.
- Пиво! - радостно сказала она.
- Фер, что это с тобой сегодня? - спросил девушку Мануель.
- А я и сама не знаю! - весело махнула рукой девушка, - Кстати, здесь рядом село огромное: четыре вытрезвителя! - сказала Фер и опять куда-то унеслась.
Мия и Мануель, удивленные поведением Фернанды, направились в теплицу за лопатами.

Марисса который раз за это утро проснулась.
"Интересно, который час? Неужели нас никто не ищет? Хотя так даже лучше!" - подумала она и повернулась к Пабло.
- Я тебя люблю, - какой раз за утро прошептала она.
- Я тебя тоже, - Пабло обнял любимую.
- Ты не спишь? Притворяешься? - Марисса улыбнулась.
- Я проснулся, как только ты повернулась ко мне. Марисса, ты даже не представляешь, как я счастлив! Я самый счастливый парень на свете! - Пабло радовался, как мальчишка, - Я так люблю тебя... и эту ночь.
- Ну, Пабло, - Марисса слегка толкнула его, - ты, как всегда, больше ни о чем думать не можешь! А я самая счастливая девушка на свете! Пора вставать, - Марисса приподнялась, но настойчивая рука Пабло потянула ее назад. Он повалил ее на землю и принялся целовать, а Мари громко смеялась.
Мия и Мануель подошли к теплице. За дверью был слышен смех. Мия на цыпочках подошла к двери и прислушалась.
- Мануель, иди сюда, - прошептала она, - Послушай.
Ману подошел к двери и услышал смех Мариссы.
- Как мы и думали, они весело провели время вдвоем! - сказал радостный парень, - Открывай.
- А вдруг мы им помешаем! - Мия не торопилась открывать теплицу.
- Дорогая, если бы им помешали, то только ночью! Мия, открывай скорее.
- А все-таки! - девушка была непреклонна.
- Давай мне ключи, - Мануель взял связку и вставил ключ в дверной замок.
Тихое поскрипывание, дверь открылась. Мия и Мануель просунули головы внутрь. Они увидели потрясающую картину: Марисса с Пабло катались по земле, весело смеясь. Мие ничего не было видно из-за головы Мануеля, и она попыталась протиснуться вперед, естественно, у нее это не получилось. Дверь громко скрипнула, Мануель чуть не свалился, а у Мии доломался последний ноготь.
Марисса услышала шум и повернулась, Пабло подумал, что Марисса не захочет, чтобы их видели вместе, и хотел, было спихнуть Мари, но она не испугалась и еще крепче обосновалась у него на коленях.
Технические неполадки.
- Кхм... ребята... погода замечательная, - сказала Мия после паузы.
- Мия, погода и вправду замечательная, но вы же не за этим сюда пришли, - Мариссе было смешно наблюдать за выражением лиц ребят.
- Вообще-то мы за лопатами, - это сказал Мануель, - короче, Марисса и Пабло, чем вы тут занимались?
- Мы... Ну, Мануель, ты же не дурак! Не состоишь же ты из тормозной жидкости! Чем можно заниматься ночью! Конечно, спать! - дурачился Пабло.
- Конечно, спать, но с кем? - Мануель взглянул на теплицу: везде валялись кусочки помидоров, было сыро, а Марисса с Пабло вообще на чудищ похожи, но такие счастливые были эти чудища...
- С Мариссой, естественно!
- Тогда все понятно, - Агирре пожал плечами, - Мия, давай найдем лопаты.
Мия стояла и не шевелилась. Она, открыв рот, смотрела на Пабло и Мариссу.
- Как вы выглядите! Вы хоть на себя смотрелись в зеркало?! Марисса, ты похожа на огородное чучело! Ужас, так не следить за собой! Пабло, а ты? Одежда вся в какой-то ерунде, джинсы порванные, прически самые отвратительные! - Мия не могла терпеть грязь.
- Барби, - Марисса хмыкнула, - а ты на себя в зеркало смотрелась? Брючки и кофточка уже не розового цвета, а на голове 220! - девушка обратилась к Пабло, - Давай вставать, пора идти работать.
Мия медленно опустила голову вниз: провела взглядом с низа брючек, затем вверх по кофточке и потрогала кончиками пальцем "прическу". Итак, любовный крик Джульетты при виде Ромео:
- Ааааа!!! Мануель, почему ты мне не сказал?! - Мия подскочила к нему, - Я выгляжу хуже, чем моя служанка!
- Мия, любимая, ты самая красивая девушка, которая выглядит хуже, чем твоя служанка! - Мануель обнял Мию и потащил ее к выходу, а взглядом показал, чтобы Пабло и Марисса поторапливались.
- Пабло, как мы ужасно выглядим! Мия была права,- Марисса с отвращением смотрела на их одежду.
- Если тебе не нравится, как мы выглядим, то можно снять одежду и быть без нее, - Пабло обнял Мари и поцеловал.
- Так, хватит! - весело сказала Марисса, - Все время тебя тянет не в ту сторону. Пошли и закрой дверь, - Спирито потянула Бустаманте к выходу.
Пабло закрыл дверь и сказал:
- Спасибо этой теплице, ее я не забуду никогда, буду вспоминать о ней каждый час!
Марисса опять рассмеялась и оторвала Пабло от двери. Они направились искать Бласа.

Блас сидел на поляне и вел себя, как маленький мальчик.
- Любит, не любит, - он отрывал лепестки ромашки, - "всплих" любит, не любит, - Эредия оглянулся вокруг себя: травка зеленеет, птички поют, - Какое небо голубое, - произнес он вслух, держа в руках ту ромашку, (небо было отвратительно черным, приближалась гроза) - любит...
- Для голубых, Блас, оно всегда голубое, - хмыкнул Хорхе и присел рядом, - Чем занимаешься?
- Ты еще спрашиваешь?! - Блас отодвинулся от него, - Наглец! Хам! Плебей! (вспомним Мию)
- Тихо, Бласунчик, успокойся! - Хорхе хотел дотронуться до него, но Блас резко вскочил.
- Не смей ко мне приближаться! Я пойду и расскажу Спирито, и тогда она тебя прибьет! - Блас затрясся, как ненормальный, сжимая ромашку.
- Хм, Спирито сейчас вообще ничего не надо!
- С чего это вдруг? - насторожился Блас, - Неужели она того? - он покрутил пальцем у виска.
- Нет, дурачина, она... А я даже не знаю, где она! - отмахнулся он, - Но послушай меня! Я тебе объясню: это на фотографии мой брат, а не друг! А ты приревновал меня к нему. Ты меня простишь? - Хорхе направился к Бласу.
- Стоять! - крикнул Блас и отбежал на пять шагов в
сторону, - Не подглядывай! - Он отвернулся от Хорхе, чтобы тот его не видел, и достал ромашку, - Не любит, любит, - лепестки закончились, - ЛЮБИТ!!! Ура! - Блас полетел к Хорхе.
Они обнялись крепко - крепко, но в подробности вдаваться не будем, и вместе голубки направились к полю, так как назревала гроза.
По дороге они встретили Спирито и Бустаманте. Блас резко отпустил руку Хорхе.
" Еще не хватало, чтобы они решили, что мы вместе", - недовольно подумал он.
- Блас, а мы Вас ищем! - Марисса широко улыбнулась, - А почему Вы шли за руку?
"Вот идиотка!" - мысль Бласа.
- Мы... э-э-э... - на ум ничего не пришло, - Короче, Спирито, какая разница!
- В принципе никакой, если не считать того, что я подумала, что вы по уши влюблены друг в друга и сейчас только что помирились!
Пабло едва сдерживал смех, Хорхе топтался на месте от смущения, а Блас хлопал глазами от такой наглости.
-Спирито!!! Это тебя НЕ касается! Не буди во мне зверя!!!
- Касается, касается, я же должна знать, когда купить подарок, чтобы отметить Ваш первый совместный месяц! И, кстати, я не боюсь хомячков!
Блас не выдержал: он схватил Мариссу за шиворот и потащил к болоту. Пабло побежал за ними, он пытался оттащить Эредия от Мариссы.
- Блас, оставь эту девушку в покое! Она не достойна такого внимания, и вправе думать то, что хочет! К Вашему сведению, сеньора Спирито, мы шли за руку, так как существует поверие, что если начинается гроза, то нужно держаться за руку, ведь если в человека ударит гроза, то когда двое... э-э-э... разряд разделится на две части и постарадаешь меньше, - "Какую ахинею я несу!" - Довольны объяснением? Блас, отпусти ее и пошли собирать всех в автобус! А вы, Бустаманте и Спирито, привели хоть бы себя в порядок после совместно - прожитой ночи, - не упустил случая подколоть он.
- Вы??? Спирито и Бустаманте??? Вместе??? Хи-хи-хи, - захихикал Блас, - Вот это да! - он обвел их взглядом, - Как я сразу не заметил! - Староста направился догонять Хорхе.
- ИДИОТ! - крикнула разъяренная Марисса.
- Спирито, я этого не слышал, - повернулся Блас и пошел дальше.
- Пааабло, скажи, что он идиот! - простонала Марисса.
- Он самый тупой идиот на свете! А ты у меня самая
смелая! - Пабло прижал Мариссу к себе.
Тут громыхнул гром, и сверкнула молния. Марисса непроизвольно вздрогнула.
- Ого, ничего себе! Сейчас будет ливень!
- Марисса, бежим в автобус! - Пабло схватил за руку Мари и побежал.

В автобусе были все, но Мануель с Мией что-то опаздывали. Марисса и Пабло уселись на задние места и сразу заняли еще 2 места рядом с ними, для Мии и Мануеля. Блас сидел какой-то загруженный: еще бы! Из-за дождя он не смог пообщаться с Хорхе, а ему так его не хватает! Гидо сидел позади Пилар и поглядывал, что она пишет в своем блокнотике; Томас с каменным лицом молился, чтобы больше не сверкала молния, а Лухан следила за тем, что как только сверкнет молния, Диего должен был присесть.
Тут в автобус зашло что-то лохматое и черное, причем верхняя часть была намного больше нижней и, казалось, у этого чудища было две головы.
- Места есть? - прогремел голос.
- Это монстр! Я таких в журнале комиксов видел! - Томас забился в угол и тыкал пальцем на монстра.
Чудище вышло на свет, и этим чудицем оказались Мия и Мануель - он нес ее на руках, они были все сырые и грязные (результат бесконечных падений на дороге), а волосы у Мии торчали в разные стороны (то, что она не взяла резинку, корила себя уже 200 раз).
- Мануель, места здесь! - Марисса позвала их к ним.
- А что это вы такие "чистые"? - спросил Пабло, когда они уже уселись.
- Мия захотела, чтобы я ее покружил по дороге! Она так, видите ли, вспоминает детство! Вот и результат! - объяснил Ману.
- Мануель, обними меня, мне холодно! - попросила девушка.
Ману прижал покрепче к себе девушку и гладил ее по голове. Марисса тоже прильнула к Пабло, положив голову ему на колени, а сама разлеглась (на сколько это было возможно) на сидении. Пабло, как и Мануель, гладил Мари по голове. Обе девушки уже сладко засыпали, а парни чувствовали себя самыми счастливыми на свете. Что еще для счастья надо? Любимые девушка с тобой, спит у тебя на руках, она отдана полностью тебе, ваша любовь взаимна, хотя, может быть, надо, чтобы было больше таких ночей, как в теплице...

Когда автобус подъехал к колледжу, дождь закончился. Блас вытаскивал сонных, сырых детей из автобуса. Мануель тихонько разбудил Мию и повел провожать до спальни. Пабло тоже попытался растормошить Мариссу, но она категорически отказывалась просыпаться. Тогда он взял ее на руки и понес в комнату. Блас этого не заметил, так как побежал звонить Хорхе - очень соскучился.
Пабло осторожно открыл дверь спальни девчонок - Луны и Лухан не оказалось, естественно, Лухан сейчас где-нибудь донимает Диего, а Луна обнимается с Нико, скорее всего, под лестницей. Пабло положил Мариссу на кровать, предварительно сняв верхнюю одежду, она же не должна спать в сырых вещах. Он аккуратно укрыл ее покрывалом, погладил ее красные волосы, от которых он просто сходил с ума, и прошептал:
- Я тебя люблю, Марисса.
Пабло нежно поцеловал ее в губы, еще раз поправил покрывало и привстал.
- Пабло, ляг со мной, - тихо попросила Марисса, открывая покрывало, тем самым, приглашая лечь.
- Ты не спишь... - Пабло улыбнулся, - Мари, но ведь придут Луна и Лухан, а еще может Блас, - он присел снова на корточки и смотрел на ее лицо.
- Пусть приходят, - сонно проговорила она, - А на Бласа мне вообще плевать! Ляг, пожалуйста, - еще раз попросила Марисса.
Долго уговаривать Пабло не пришлось. Он снял одежду, повесил ее на стул, потушил свет и забрался к любимой в постель. Марисса легла снова спиной к нему, как тогда в теплице, а он перекинул свою руку через ее талию. Счастливые парень и девушка вскоре уснули.
Луна и Лухан соизволили вернуться далеко за полночь и решили не будить Мариссу. Они разделись в кромешной темноте и не заметили Пабло.
- Луна, а Диего сегодня отжался... - начала шепотом Лухан.
- Хватит, Лухан! Ты мне все уши прожужжала про Диего. Давай спать, только тихо, не разбуди Мариссу, - Луна забралась в постель, - Спокойной ночи.
- Спокойной, - буркнула Лухи.

Утро все проворонили. Дети спали беспробудным сном, Блас уехал на свидание с Хорхе, следовательно, будить третьекурсников было некому.
Пабло проснулся первым, он увидел Лухан и Луну. Он еле сдержался, чтобы пулей не вылететь из комнаты, ведь девчонки не знают, что они вместе. Пабло осторожно вылез из-под покрывала, предварительно запомнив те ощущения, когда просыпаешься с любимой девушкой, чмокнул Мариссу и произнес:
- Доброе утро.
- Доброе утро, это второе здоровское утро в моей жизни. Я хочу всегда так просыпаться, - Марисса потянулась.
- Я пойду к себе в спальню, умоюсь, переоденусь, ладно?
- Конечно, а почему нас Блас не будит? - Марисса встала с кровати.
- А на улице ливень, наверное отработка отменяется, - пожал плечами Пабло, одевая футболку.
- Пошли выйдем, - Марисса подтолкнула Пабло к выходу, видя, как Лухи закопошилась.
Они вышли за дверь. Мари осторожно ее прикрыла.
- Ладно, иди, скоро увидимся.
- А поцеловать?
Девушка прижала парня к себе и поцеловала.
- Чем это вы тут занимаетесь? - Мия вышла в розовой пижаме.
- Проявлением взаимоотношений людей! А ты что потеряла? - Марисса была недовольна.
- Что- что? Я ничего не поняла. Я иду к Фернанде, подарю ей кофточку, - она показала им веселенькую желтую кофточку, - Марисса, тебе тоже не помешала бы кофточка! Стоишь тут прямо в нижнем белье!
- Ты не волнуйся за меня, я сама о себе позабочусь!
Из комнаты Мии выглянула Фели.
- Марисса, отстань от Мии и хватит орать! - заступилась она за подругу.
- Что готова постоять за других? Так езди в автобусе! - сказала Мари, а Фели обиженно захлопнула дверь.
- Тише девчонки, - Пабло попытался их утихомирить.
- Проваливай, пока цела, - Марисса довела Мию до двери Фернанды, а потом вернулась к Пабло.
- Я пошел, а ты оденься, - сказал он ей.
- А кого мне стесняться? Тебя что-ли? - Марисса еще раз поцеловала парня.
- Я тебя обожаю. Пока, - Пабло пошел к себе в комнату.
- Я тебя тоже, - прошептала Марисса, глядя вслед уходящему Пабло, и зашла к себе в комнату, где ее ждали расспросы Лухан и Луны, которые все эти сюсюкания слышали.
- Ну, что скажешь? – сложив руки на груди, спросила Лухан.
- Марисса, ты влюбилась? Я так за тебя рада! – наоборот, радовалась Луна.
- Лухан, не надо на меня так зло смотреть. Вот найдёшь себе парня… - на этих словах Мариссы дверь в комнату приоткрылась и показалась голова Маркоса.
- Лухи, можно тебя? – позвал он девушку.
- Да, - Линарес вышла за дверь, а Луна бросилась обнимать Мари.
Пабло медленно вошёл в комнату, где со взъерошенными волосами сидели Гидо и Томми.
- Знаешь, - начал Гидо. – Я, конечно же, не поверил, когда мне сказали, что ты был с Мариссой, но… тогда…
- Где ты провёл эту ночь, Пабло? – выручил Томас друга.
- Извини, мамочка, не предупредил. – Пабло шутя, потрепал друга за щёки и лёг на свою кровать, раскинув руки. – Я провёл ночь с Мари.
- НЕТ! – в один голос удивились Гидо и Том. – С этой сумасшедшей? Пабло, и она тебя не убила?!
- Эх… Дети вы, это же так прекрасно: спать, обнявшись с любимым человеком, слушая горячее дыхание друг друга, проснувшись утром радоваться, что она рядом и целовать на рассвете… - Пабло говорил так сладко и счастливо, что его друзья переглянувшись и кивнув друг другу кинулись на Бустаманте с просьбами.
- Пабло, ты же мне друг, - замявшись, начал Томас. – Сделай одно одолжение… Мне давно нравится Лусия… Ну, ты понимаешь… Помоги мне с ней…
- Э-э-э! Томас, вали-ка! – перебил его Гидо. – У меня, между прочим, тоже просьба есть.
- И имя этой просьбы – Фернанда. Ведь так? – Бустаманте загадочно посмотрел на Гидо. – Эх, что ж не сделаешь ради лучших друзей. Я так счастлив, что готов помочь вам закадрить саму Дженифер Лопес!

- Лухи, - начал Маркос. – Лухан, понимаешь… Я… То есть, ты… В общем, я…
- Маркос, мне некогда: у меня через три минуты спортивный зал освобождается, мне на тренировку бежать надо.
- Хорошо-хорошо. Лухан, давай как-нибудь поужинаем, мне кое-что нужно тебе рассказать.
- Я согласна.
- Правда? – обрадовался Марк.
- Правда. Но с одним условием.
- С каким?
- Пойдём, - и Лухан, взяв Агиллара за руку притащила его в спортзал.
- Вот, собственно, это и есть моё условие.
- И какое же?
- Ну… Для начала пробежка 15 кругов, затем отжимание 4 захода по 50 раз, потом работаем с пятью-килограммовыми гантелями. Можно, в принципе, покачать пресс. А напоследок моя любимая растяжка. А! Чуть не забыла, я по средам делаю упражнения на спину, кстати, сегодня 31-ое… У меня же в конце месяца самая длинная тренировка! Ура, а я и не заметила, как пролетел этот месяц.
- Самая длинная тренировка… И сколько же? – с ужасом поинтересовался Маркос.
- Три с половиной часа! Ну так что? Хочешь ужинать или отменим тренировку?
- НЕТ! Лухан, ради тебя могу марафон пробежать!

- Пабло, как ты думаешь, мы отрабатывать будем ещё? – грустно спросил Томас. – У меня сил уже нет, вон: руки все в мозолях, знаешь, какие лейки тяжелые.
На слове «лейка» Бустаманте вспомнил теплицу и счастливо улыбнулся.
- Пабло, приём! Мы с тобой разговариваем, между прочим. – Обиделся Гидо. И тут же его лицо озарила загадочная улыбка.
- Лассен, только не говори, что твою «умную» голову посетила такого же рода мысль, – спросил Томас.
- Подожди, Томас. Ответь мне лучше на такой вопрос: кто следит за отработкой в колледже?
- Ну, Блас. Он, вроде, в своей тетради записывает кто, где, как и сколько отрабатывает.
- Правильно мыслишь, Томми. А где Блас?
- Я утром видел его «ласточку», отъезжающую от колледжа. – Сообщил Пабло, набирая на мобильном романтического содержания СМС-ку Мариссе.
- А, значит, тетрадь лежит в учительской.
- Стой, Гидо, ты же не хочешь… Нет-нет! – струсил Томас. – Там его почерк, тем более подпись… Нет, Гидо, я пас!
Лассен закатил глаза.
- Боже, Пабло, ну хоть ты ему скажи: там часы отработки написать и всё. Циферки. Понимаешь, Томас, циферки, маленькие такие, по ним никто почерк и не разглядит.
Остаётся одна проблема – подпись. Но и она решаемая!
Томас и Гидо одновременно повернули головы в сторону Пабло.

Мануель проснулся от сладкого вкуса поцелуя на своих губах.
- Мия, я люблю тебя, - прошептал он и резко обнял Колуччи, от чего та упала прямо в кровать любимому.
- Мануель, ты чего? У тебя одно на уме. Между прочим, у Бласа сегодня День рождения.
Я думаю, в последнее время он ведёт себя хорошо. Думаешь, что ему подарить: крем от морщинок – он обидится, гель для волос – слишком банально, туалетная вода – рискованно… Ману, подскажи, – Мия, надув губки, повернулась к любимому.
Мануель после расспросов о том, почему в комнате отсутствуют Маркос и Нико, посоветовал узнать о возможном подарке у Хорхе и стал нежно осыпать лицо Мии горячими поцелуями.
Следующее время до вечера все посвятили организации Дня рождения Бласа. За хорошее поведение они решили устроить ему сюрприз: умудрились найти телефон Хорхе и пригласить на праздник, предупредив, что для Бласа – это сюрприз, и ему – ни слова; украсили бар фотографиями учеников третьего курса (себя, любимых), голубыми шариками и бантиками… Только без намёков!
В семь часов вечера к колледжу подкатила чёрная «Ауди», и из машины вышел Блас.
Мия бросилась к нему, чмокнула в щёчку, поздравила и повела недоумевающего старосту в бар.
Тем временем, Ману и Мари встретили Хорхе, подъехавшего на розовом «Пежо» на задний двор.
- Давай быстрее! – торопила Марисса. – Похоже, что всё получится, Дунофф уже разговаривает с Эчаменди.
Ребята незаметно прошли через задний двор в бар и спрятались за стойкой.
- Итак, все в сборе, – начала Мия.
Свет погас, но зажглись маленькие разноцветные огоньки.
- Блас, ты, конечно же, не лучший староста на свете…
Он зло посмотрел на Мию и хотел уйти, но она удержала парня.
- Ты не лучший, а самый лучший староста! Конечно, ты был с нами очень строг, и, порой, самыми лучшими снами для нас были твои похороны или увольнение из колледжа. Но теперь всё изменилось, за последние два дня… Не большой срок, но всё же… Любовь окрыляет нас, делает самыми счастливыми на свете, добрыми и понимающими. Так вот, Блас, мы знаем, что у тебя сегодня День рождения и даже подготовили тебе сюрприз.
На этих словах Мии на стойке показался улыбающийся Хорхе и начал танцевать.
Марисса продолжила речь Мии.
- Эредия! Мы тебя полюбили! Можешь не верить, но от того, что ты сейчас услышишь, могу поспорить, сможешь поцеловать даже Мануеля! В общем, твой Хорхе будем работать у нас в колледже и преподавать биологию.
Визги, объятия, счастливые крики и смех. Но Мари прервала их
- Тут ещё Лухан извинилась за своё отсутствие и передала подарок. – Мари вручила Бласу огромного плюшевого кота.
- Но и это ещё не всё, – загадочно улыбнулась Колуччи. – Подарок Бласу! – приказала она, и в бар внесли несколько красивых свёртков. – Это лучшие ткани с папочкиных фабрик. Специально для твоих рубашечек!

Диего нервно поглядывал на часы, когда дверь кафе отворилась, и вошёл Маркос.
- Диего? – удивился он. – А ты что здесь делаешь? Все наши в колледже готовят Бласу сюрприз.
- Вообще-то, я передал подарок Бласу через Пабло, а жду Лухан.
- Лухан?! – удивился Маркос. – Я тоже её жду.
- Как это? – растерялся Диего – То есть… она… пригласила нас, обоих…нет, не может быть…
Тут вошла счастливая Лухи и подошла к столику, за которым по очереди удивлялись Агиллар и Уркола.
- Вижу, мальчики, вы тут не скучаете. Ну, продолжайте развлекаться вдвоём, а я пошла, – и Лухи, взяв под руку высокого брюнета с соседнего столика, покинула кафе.
- Эсти, спасибо тебе большое! Наконец-то я от них отвязалась.
- Ну и что ты решила, Лухан? Кто тебе нравится больше?
- Не знаю, но, думаю Маркос… Хотя, Диего отжимается клёво…
- Лухи, отжимаюсь клёво и я! Забудь немного о спорте и послушай сердце. При чём тут качество отжиманий твоего парня? Твоё сердце хочет выпрыгнуть при виде Диего? Тебе хочется броситься ему в объятия и поцеловать?
- Нет, – растерянно ответила Лухан. – Мне хочется это сделать с Маркосом.
- Ну, вот и всё! – улыбнулся парень. – Думаю, я больше не понадоблюсь. Удачи, - и он чмокнул Лухи в щёчку. – Да, кстати, в новом комплексе используй лучше лёгкие гантели, и прибавь нагрузку на пресс.

- Ой, - растрогался Блас. – Мне так приятно… Раз уж вы подготовили мне сюрприз, я тоже должен вам кое в чём признаться…
- Я же говорил, что он – голубой, – шепнул Ману на ушко Мие.
- В общем, я… - замялся староста. - Я из Мексики.
В воздухе повисла давящая тишина. Мануель с каменным лицом подошёл к Бласу.
- Только не говори, что ты из Мехико, – тихо спросил Агирре.
Блас кивнул.
- Ну что ж, я очень рад… Я… Ну, с Днём рождения. – Мануель пожал руку врагу. Бывшему врагу. Блас этому очень обрадовался и продолжил речь.
- Я могу вам рассказать ещё кое-что!
Все повернули головы и с интересом стали слушать Эредия.
- Я знаю, с какой целью Мануель Агирре эмигрировал в Аргентину.
По залу прошёлся шёпот, Ману похолодел, а Мия села на стул.
- Цель Агирре – покорить такую прекрасную девушку, как Мия Колуччи.
Все закричали бравое «ура», и стали искать Фернанду, поскольку прежние запасы пива кончились.

- Гидо, я боюсь. – Томас, Гидо и Мари осторожно пробирались в темноте в учительскую.
- Томас, ты хочешь отрабатывать? – поинтересовалась Марисса.
- Нет, ты что?
- Тогда идём, – поддержал Гидо.
И Лассен взял друга за запястье, который от страха темноты прижался к его спине.
Парни и Мари на цыпочках добрались до учительской. Гидо осторожно открыл дверь и вошёл, с силой таща за собой Томми.
- Гидо, а может вернёмся? А? Чего ты молчишь? Гидо… Я тебе дам списать математику….
- Учебный год закончился 3 дня назад, если ты забыл…
- Гидо, ну… Давай я тебе рубашку постираю…
- Я сам могу.
- Ну, Гидо, говори, что хочешь, только давай пойдём отсюда, мне страшно!
Лассену вдруг показалось, что Томми вот-вот заплачет и, обматерив, заставил ждать за дверью, за что тот чуть не расцеловал ноги Гидо и Мариссы.
Мари и Гидо включили свет и начали искать тетрадь Бласа. Через некоторое время Лассену удалось её найти.
- Спирито, я нашёл. Готовься подделывать подпись Бласа, - потирая руки сказал он.
- Вот… Смотри Бустаманте – 10 дней, Лассен – 10 дней, Спирито… Марисса, я чего-то не пойму: он что, всем отработку за 10 дней поставил? Но ведь мы работали только понедельник и вторник.
Мари заглянула в тетрадь.
- Ду уж, Хорхе потрясно действует на мозг нашего ненаглядного. Прям в ромашку превратился! Пошли, пока Дунофф не засёк! – поторопила Марисса, но было уже поздно: за дверью отчётливо был слышен спор Томаса и директор.
- А! Гитлер! Что делать? – в панике заметался Гидо.
- Успокойся ты! Есть план.
- Какой? – поинтересовался Гидо.
- Смотри и учись! – Мари вышла из учительской. – Сеньор Дунофф, с Вами всё в порядке? У Вас голова не болит? Может скорую вызвать? Вам необходимо оказать первую медицинскую помощь? Как Вы себя чувствуете?
- Да что, в конце концов, творится? – взорвался Дунофф.
- Простите, - недоумевала Мари. – Но мы уже легли спать, как прибежали пятикурсники и сообщили, что Вам плохо.
- Мы так испугались за Ваше здоровье, - подыграл Гидо, - Что послали ребят в дежурную аптеку. Нам надо позвонить им, сказать, какое лекарство нужно приобрести.
Шокированный такой заботой Дунофф растрогался.
- Ох, уж эти третьекурсники… Скажите, вам нравится отрабатывать?
- Да, да! – в один голос заговорила тройка.
- Хорошо, тогда я продлеваю вам отработку до 20 дней. Я хотел было вас отправить в лагерь, в который вы ездили перед третьим курсом, но раз уж вам так понравилось работать… - сообщил директор и, бормоча что-то себе под нос, поплёлся спать.

Праздник был в самом разгаре, когда ребята сообщили новость об отработке. Третьекурсники сникли, а Блас начал о чём-то раздумывать.
- Я, конечно, не уверен, но возможно это дело рук того, кого с нами нет, – предположил он.
- А точнее? – не понял уже вернувшийся Маркос.
- Пилар. – спокойно ответил Эредия.
- И как мы сразу не догадались? – хлопнула себя по лбу Мари. – Что будем делать?
- Позвольте мне решить эту проблему, – попросил Томас.
Все в недоумении посмотрели на Томми. Тот ничего не сказал, а просто выбежал из бара в поисках директорской дочки. Нашёл он её в холле школы.
- И не стыдно тебе, Дунофф, - прошептал он на ушко, осторожно подкравшись сзади.
- Томас? – испугалась она. – Ты о чём?
- Об отработке, - сказал он и развернул её к себе лицом.
- В смысле? – не понимала Пилар.
- Не придуривайся, детка. Я всё знаю, – коварно улыбнулся Томас. Пилар начала пятиться, но Том упорно шёл на неё.
- Томас, я не понимаю, о чём ты.
- Всё ты прекрасно понимаешь, - сказал он. Они уже добрались до стены, и Пилар оказал зажатой.
- Эскура, отпусти меня, я сейчас закри… - она не успела договорить, поскольку Томас закрыл ей рот страстным поцелуем. – Я же знал, что это ты подсуетилась, - говорил он, целуя шею девушки. – Как мне тебя наказать? – поинтересовался Томас, глядя в глаза Пилар, потом нагнулся и прошептал на ушко. – Вернее, где?
Та поняла намёк и потащила парня под лестницу.
- Я люблю тебя, - страстно шептал он в перерывах между поцелуями и освобождением от ненужной одежды.
- А как же Лусия? – спросил она, поглаживая спину Томаса.
- Для отвода твоих глаз, – сообщил он и повалил Пилар.

- Лусия, - Пабло вспомнил просьбу друга и подозвал девушку. – Лу, тебе нравится Томас?
- О-о-о! – закатила глаза девушка. – Я его обожаю!
- Правда? - обрадовался Бустаманте. – Тебе устроить с ним свидание?
- Пабло, ты чего? – нахмурила брови девушка.
- А ты чего? Я просто хотел помочь тебе закрутить с Томасом.
- Ты, собственно, о ком? – спросила Лусия, поправляя чёлку.
- А ты о ком?
- Я о своём коте.
Не войти Пабло в шок помог звук пришедшего на мобильный сообщения:
«Дружище, с Лусией всё отменяется.
Я с Пилар. Под лестницей. Томас».
Бустаманте чуть было не швырнул мобильный в Лусию, но сдержался.
- Так кто, говоришь, тебе нравится?
- Диего. – спокойно ответила она.
- Уркола, что-ли? Ладно, готовься к романтическому ужину, – сказал Пабло и отправился к Мариссе за помощью. И поцелуем.
После 10 минут поцелуев Пабло вспомнил о Лусии, Томасе, Диего и был приятно удивлён, когда узнал, что Уркола любит Лусию, а к Лухи приставал, чтобы заставить ревновать.
«Какие мы, парни, сложные» - подумал Пабло и сказал что-то на ушко Мариссе, отчего та засмеялась и повела парня из бара. Через двадцать минут они уже лежали в обнимку на кровати Пабло, под тёплым одеялом и мягких подушках и было совершенно наплевать, что скоро придут Томас и Гидо. Парень заснул, а Мари не спалось. Она повернулась лицом к Паблитто и тихонько коснулась горячими губами его лба, затем начала осторожно поглаживать его голову… Мысли заполняли голову, и Мари расплакалась: а вдруг она потеряет своё счастье, ведь оно может уйти также внезапно, как и пришло. А что если Пабло её обманывает… Нет! Такого быть не может: она видела теплоту и любовь в его глазах, а глаза не врут… Марисса была настолько счастлива, что готова расцеловать Мию и перекрасить свою комнату в розовый цвет. Она прижалась к такому родному и горячему телу Пабло, поцеловала его плечо, и, уткнувшись в его шею, уснула. С лёгкой счастливой улыбкой на губах.
Тем временем праздник и не собирался заканчиваться. Диего с Лусией (Мари с Пабло постарались. А вы что, думаете, они 20 минут до комнаты шли?), Нико с Луной, Лухан с Маркосом (Молодец, Лухи!) и Мия с Мануелем (Ну с ними-то и так всё ясно) кружились в медленном танце. Казалось бы, все в этом колледже, даже некогда злой Блас обрели счастье, и в воздухе пахло весенней чистотой и любовью. Но надо же было ЕЙ приехать!
- Блас! – в комнату влетела длинноногая брюнетка. – Иди ко мне, мой милый мексиканишка! Сладкий эммигрант! – она подошла к Эредия и впилась старосте в губы.
Ах, бедный-бедный Хорхе.
- Хм, где-то я уже это слышал, - сказал Ману Мие.
Девушка отцепилась от Бласа.
- Сладкий мой, я решила тебе сделать сюрприз и приехала на твоё 25-ти летие. Знаешь, я с трудом достала билеты из Мехико в Буэнос - Айрес на сегодняшнее число. Ты рад?
- Мэри… Хм… - Блас с трудом выдавливал из себя слова. – А… почему ты без предупреждения?
- Блас! Кто это? – к нему подскочил Хорхе.
- Я его невеста! – гордо ответила Мэри.
- Вообще-то ЭТО Я ЕГО НЕВЕСТА!!! – завопил Хор и кинулся на девушку.
Ребята разняли дерущихся, а Мэри залепила пощёчины Бласу, Хорхе и даже ни в чём не повинному Мануелю, стоявшему у двери.
- За что? – спросил Ману.
- За то, что из Мексики! – рявкнула она и скрылась за дверью.
Все закричали и Фернанда предложила тост за победу над Мэри.
Всем идея с тостами понравилась и ребята решили поздравить Бласа ещё раз.
- Блас! – начал Ману.- Раз уж мы с тобой из одной страны и даже города, желаю вам с Хорхе построить там шикарный дом и жить долго и счастливо.
- И детей полон дом! – добавила Мия. Все с недоумением посмотрели на неё.
- В смысле… Я хотела сказать, чтобы ученики не забывали вас и постоянно приходили в гости.
- Можно я скажу! – попросила Лухан. – Блас, а я всегда надеялась, что в душе ты очень ранимый и добрый человек, я очень рада за тебя и… наверное, я даже хотела, чтобы у меня был такой же брат, как ты!
Блас поперхнулся и закашлял.
- Да, да! Конечно, спасибо! – он отвернулся, чтобы не выдавать



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 28.05.2008, 19:05 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
испуганных глаз.
- И я хочу сказать тост! Дайте мне точку опоры, и я произнесу этот чертов тост! - Фернанда думала на что опереться и решила все-таки залезть на стол, - Хочу выпить... Ик!... Простите. Так вот, хочу выпить этот огрОООмный стакан... Ой, что-то он у меня двоится... Стакан за самого прекрасного человека в мире - Гидо! Нет-нет, я ошиблась! - Гидо встрепенулся, - За Бласа! За старосту этого колледжа, за которого мы уже не раз пили. Но, тем не менее, я буду рада выпить еще много-много раз. Выпьем за моего любимого старосту!
Все откликнулись громкими криками ликования, словно в жизни не слышали ничего более замечательного и прямо-таки рвутся выпить за здоровье прежде ненавистного старосты.
После десятого тоста большинство, наконец, почувствовало себя в своей тарелке.

Сказать, что утро встретили весело – не сказать ничего. Ребята обнаружили себя кто где – Гидо на барной стойке, Фернанда в горе бутылок из под пива, Лухан с Маркосом на бильярдном столе, Нико под ним, Луна на пуфе в холле, Лусия на Диего, Вико под дверью, Хорхе на столе, Блас в углу на полу, Фели в шоколадном муссе. Томми немного ошалел от того, что рядом лежит практически обнаженная, укрывшись его рубашкой, Пили, но, посмотрев на её милое личико, успокоился и, улыбнувшись, вылез из под лестницы и пошёл по направлению к бару. Открыв дверь, он застыл на минуту, оглядывая одноклассников. Он тихонько хихикнул и стал искать «чего-нибудь-чтобы-голова-не-болела».

- Мари, просыпайся! – Пабло погладил Мариссу по голове и нежно поцеловал в нос. Она улыбнулась.
- Это уже третье счастливое утро в моей жизни! – сияя, сказала она.
- Ты хочешь просыпаться так каждый день?
Мари кивнула.
- Так давай поженимся, – предложил он.
Марисса легонько шлёпнула Паблитто по голове.
- Скажешь тоже… Кстати, тебя не удивляет, что мы в комнате одни?
- Э-э-э… Не совсем. Если хочешь, давай поищем кого-нибудь.
- Давай, - согласилась Мари и, схватив Пабло за руку, вытащила его из комнаты.
- Марисса, давай хоть оденемся!
- Пабло, то, что ты успел надеть только джинсы, меня совсем не смущает… А я при полном параде: в шортах и майке.
- Но нас может увидеть Дунофф! – не успокаивался Паблитто.
- Пабло, ты забыл или ГДЕ? Сегодня четверг! Гитлер с утра в попечительский совет отправился.
По дороге счастливые Бустаманте и Спирито заглядывали в комнаты друзей, но обнаруживали их пустыми. Единственная комната, в которой хоть кто-то находился – комната Колуччи. Пабло немного удивился, увидев спящих вместе Ману и Мию, на что Марисса ответила: «Ты думаешь, только мы такие счастливые в этом колледже. Понюхай, как пахнет воздух!».
Пабло поморщил носом.
- Я ничего не чувствую, – обиженно посмотрел он.
-Принюхайся! Чем пахнет?
В это время они уже доходили до бара.
- Ну… - сосредоточился он. – Пивом, пирожками…
- Глупенький! Здесь пахнет любовью, счастьем, страстью! – сказала Мари и запрыгнула на Пабло.
Через час они дошли до буфета. Да-а-а, то, что они увидели, привело их в состояние "подними челюсть и захлопни рот". То что предстало их взору, описывалось выше, но произошли некоторые изменения - Фернанда ползком перебиралась по бару и шептала:"Бороться и искать - найти и перепрятать!" и собирала бутылки с пивом; Томас первым увидел ребят и радостно выкрикнул, выглядывай из-под стойки:
- О! Как вы быстро! А я и ухом не моргнул! - и отключился.
Марисса с Пабло глубоко вздохнули, захотели помочь ребятам. Ну, опустошить бутылки... Но вдруг им расхотелось, и парочка направилась обратно в комнату Пабло - поспать еще.
Позже Мия, Фели и Вико обсуждали рецепт какого-то допотопного журнала.
- Мия, не пользуйся этим рецептом! Ты хочешь себя
убить? - Вико то и дело пила воду.
- Что?!! Ты с ума сошла!!!
- Тихо-тихо, Мия, не кричи. У меня голова раскалывается, - Фели тоже еще не отошла.
- Ладно, я все равно сделаю этот рецепт, и если вы не хотите мне помогать, то я попрошу сделать его
Мануеля, - Мия встала из-за стола и направилась искать Агирре.
- О, Боже! - вздохнула Фели и бухнулась головой на стол.
- Да, вот незадача, - Вико достала десятую бутылку минералки и налила себе в стакан.

- У меня трещат все кости, - пожаловался Нико, потирая спину.
- Меньше спать на полу будешь! - Маркос тоже чувствовал себя ужасно.
- Кто бы говорил! Сам-то спал на бильярдном столе! Хотя, ладно хоть с Лухан, но мягкости она, видимо, не
прибавила, - ворчал Нико.
- Хватит вам ворчать! Вы как два стареющих кактуса! - воскликнул Мануель.
- А причем здесь кактус? - удивились парни, но их любопытство не было удовлетворено, поскольку в комнату влетела с криком раненого бизона Мия.
- Мануееель!!! Я его, видите ли, везде ищу, а он тут в своей комнате прохлаждается!!!
- Ману, заткни ее! - умоляюще протянули парни и закрыли уши подушками.
- Будет сделано, - Мануель подошел к Мие и поцеловал. Мия заткнулась. Они вышли в корридор.
- Что ты хотела? - спросил он ее.
- Я нашла в журнале такой классный рецепт для того, чтобы кожа не покрылась морщинами. Я очень хочу попробовать, но мне нужны ингредиенты. Найди мне их, пожалуйста, - Мия состроила невинное личико. Мануель никогда не мог устоять, как, собственно, и в этот раз.
- Какие?
Мия радостно захлопала в ладоши.
- Записывай, (привет Донцовой) - она дала ему бумажку с ручкой, - В стакане теплого молока надо растворить две таблетки шипучего аспирина, накапать пятнадцать капель йода...
Рот Мануеля открылся.
- ... добавить чайную ложку водки...
Челюсть упала.
- ... измельченную дольку чеснока...
Мануель посмотрел на Мию, как на психически нездоровую, но та спокойно читала рецепт дальше.
- ... и черный перец! - закончила она, - А что ты так смотришь?
- Тебе будет плохо!
- Но, Мануель!
- Ох, ладно, - сдался парень, - уже иду в магазин.
- Да, и не забудь положить на дно маленький гвоздик.
- Гвоздику?
- Я сказала - гвоздь! Ману, чем ты слушаешь? Это такая ножка со шляпкой, его вбивают в стены, - пояснила Мия, закрывая журнал "Инструменты для здоровья".
- С ума сойти! Извини, Мия, но я не могу позволить тебе глотать острые предметы!
Мия закатила глаза.
- Уфф, быть мной - тяжкий труд. Железка будет лежать на дне! Мануель, поторопись, мне нельзя нервничать, это сокращает жизнь! - Колуччи вытолкала бедного Агирре к выходу.
Как только Мануель закрыл дверь колледжа, вбежала маленькая девочка, лет так четырех. Видимо, сегодня колледж остался без охраны, директора, старосты и половины учеников. Мимо прогуливались Пабло и Марисса.
- Пабло, смотри, что это за девчушка?
- Не знаю, - пожал плечами тот. - Пошли, узнаем.
Они подошли к девочке, которая стояла на одном месте и теребила кончик платья.
- Привет, ты откуда? - сев на корточки, спросил Пабло.
- Оттуда, - девочка показала на дверь.
- Ну это мы уже поняли. Где твоя мама?
- С любовником, - спокойно ответил ребенок. Ребята переглянулись.
- Хорошо, а где твой папа?
- Там, - девочка снова показала на дверь.
- Ты знаешь, кем работает твой папа? - Марисса взглянула на Пабло: "Каким образом это поможет?"
- Зубки чинит! - Пабло облегченно вздохнул. Хоть что-то она знает.
- Стоматолог?
- Ну зубки лечит, - от платья девочки оторвался маленький кусочек. Она растерянно взглянула на него.
- Ты точно знаешь? - решил удостовериться Пабло.
- Да. Он сказал, что любовнику мамы клыки оторвет!
Пабло с Мариссой переглянулись.
- Тогда все ясно, - хмыкнула Марисса, - Пошли, выйдем во двор, может увидим ее отца.
Выйти они не успели, так как в колледж вбежал запыхавшийся мужчина.
- Блин, - он схватил девчушку, - я тебя искать устал! - мужчина направился к выходу, - чтоб тебя разорвало, приподняло и об стенку шмякнуло. Дождешься у меня в следующий раз! - до маленькой девочки, видимо, не очень доходил смысл сказанных отцом слов, и она весело помахала ручонкой Мариссе и Пабло.
- Какой чудесный ребенок! - воскликнула Марисса.
- У нас точно такие же будут, даже лучше! - Пабло обнял Мари.
- А почему будут? - таинственно спросила она.
Пабло замер.
- Стоп, а как же еще? Уже есть что-ли? Ну-ка ответь!
Марисса громко засмеялась, ничего не ответив.
- Догони меня! - крикнула она и побежала к лестнице.
Пабло ринулся за ней, так и не получив ответ.
Мануель все необходимые ингредиенты нашел сразу, незадача вышла только с гвоздем. Его нигде не было. Агирре решил спросить у Бласа, где гвозди лежат. Он обнаружил Бласа, сидящем на полу около буфета, и рассказывающий какую-то сказку Хорхе.
- Три дня и три ночи скакал злой поросенок, пока скакалку не отобрали, - Эредия погладил Хорхе по голове.
- Кха-кха, - прокашлялся Мануель.
- Агирре, земляк! Ты только ничего не подумай, просто Хорхе плохо - сегодня нет отработки!
- Я ничего не думаю с самого Дня Рождения, где вы танцевали медляк... Ладно, перейдем к делу, Блас, где у нас лежат гвозди?
- Они... м-м-м... в прачечной! Именно там я увидел их, когда перед началом отработки решил узнать, где лежат все мои вещи. Кто-то их туда запихнул. Интересно, кто? Ты случайно не знаешь?
"Конечно, знаю! Мне-то и не знать! Я там играю главную роль после Спирито", - усмехнулся Мануель, но ответил:
- Нет, не знаю. Ладно, я пошел. Приятных снов Хорхе! - управляющий потупил глаза, а Блас улыбнувшись, продолжал дальше.
Остальные ребята, кроме нашей любимой четверки, сидели уже в холле, уткнувшись в телевизор, - шел футбольный матч. Лухан, кстати, тоже к ним присоединилась. Сейчас они все орали:
- Ну-ну, давай, еще немножко! ГООООЛ!!! - ребята кинулись обниматься, а после снова уткнулись в телевизор.
Пилар успела привести себя в порядок и искала Томми, увидев, что он сидит у телика, решила проявить "заботу" - лицо похоже на кислый лимон с натянутой улыбкой, руки на груди.
- Томми, - позвала она его.
"Итак, лишь бы Оливер Канн не пропустил гол. Не дай Бог! Все с напряжением смотрят, как дальше развернутся события..." - голос диктора. Лица ребят напряжены до упора.
- Томас, я сделала тебе чай, - Пилар еле-еле смогла "оторвать" его от футбола.
- Угу, - донеслось из пуфа.
- Тебе с лимоном?
- Угу.
- Может, лучше с молоком?
- Угу.
- Со сгущенкой?
- Угу.
- Так что класть в чашку? - Пилар стала потихоньку выходить из себя. - Кислый цитрус или сладкое молоко? Не могу же я засунуть их в твой чай!
- Угу.
- Что "угу"?
Томас повернул голову. В его глазах плескалось безумие.
- Ты это очень хорошо придумала! Вместе получится замечательно!
- Молоко с лимоном?!
Лицо Томми стало принимать нормальное выражение, он моргнул раз, другой, третий. Пилар с интересом наблюдала, как зомби постепенно превращается в человека, но тут из телевизора понесся торжествющий вопль: (Эх, суждено Томасу до конца жизни быть зомби)
- ГО-ОО-ОЛ!!! Нет, вы видели? Какой красивый мяч!!!
Томас вновь уткнулся в экран.
- Эй, - позвала Пили, - милый! Мы хотели вместе попить чайку!
- Угу.
Пилар взбесилась, резко повернула обезумевшего Томаса к себе.
- Какой чай, идиот?! У нас газировка! Или ты сейчас идешь со мной, или ты меня больше не увидишь и испортятся все твои оценки!!! - поставила ультиматум девушка.
Похоже, последнее Томми волновало больше всего. Томас огорченно повернул голову к телевизору, посмотрел, как Оливер отразил мяч, увидел торжествующие лица ребят и решил:
- Ребята, скажите потом мне итог! Я пошел! - счастливая Пилар увела парня за собой.
- Дурак! - подвели итог фанаты футбола и опять уперлись глазами в экран.
Мануель заглянул в прачечную, она была открыта.Он заглянул внутрь и увидел целующихся Гидо и Фернанду, а вокруг бутылки из-под пива.
- Ребят, извините, я вам помешаю немного.- Мануель начал искать гвозди. У парочки ноль реакции на него. Агирре не нашел гвоздей, а только шурупы с дюбелями.
- Зачем тебе шурупы? - оторвавшись от Фер, спросил уже нетрезвый Гидо.
- Мне шуруп в молоко положить надо, - объяснил Ману.
Гидо крякнул, а потом икнул.
- Ребята, - Мануель обратился к Фернанде и Гидо, - кончайте пить, пора завязывать.
- Мы пьем? - Фернанда непонимающе оглянулась, - Ой! И откуда они берутся? Я же никогда не покупала пустых бутылок!
Мануель покачал головой.
- Фер, всё, заканчивай! Гидо, отведи ее в спальню, - посоветовал Ману.
- Мануель, тебе меня не понять! - заключила та. - Чтобы понять меня, надо быть чуть-чуть пьянее меня! Великая мудрость!
- А откуда ты знаешь такие громкие изречения?
- Мой отец - директор пивзавода! Учусь у него!
- Да уж, не повезло тебе, - вздохнул Ману, - Пока, я пошел, - и захлопнул дверь.

- Наконец-то ты вернулся! - Мия накинулась на Мануеля и расцеловала. - Я тебя ждать устала. Ты принес?
- Да и даже приготовил, - парень протянул стакан.
- Аааа! Я тебя обожаю! - Мия снова накинулась на Ману, а после царственно махнула рукой:
- Ступай, Мануель, отдыхать.
- Но, Мия...
- Я хочу чтобы ты меня увидел уже с результатом! Ну, прощай, любимый!
Пара поцеловалась, и Мануель покинул розовые хоромы.

На колледж надвигалась ночь. Все разбрелись по спальням: Марисса и Пабло в спальню Мари; Луна в полном одиночестве в свою кровать; Лухан с Маркосом в
спортзал - ночные тренировки; Гидо с Фер уснули в прачечной; Фели и Вико спали в своей спальне, Мия тоже, Ману тоже у себя (Мия не хотела, чтобы он ее увидел до завтра); Томас и Пилар особо не заморачивались где спать, и уснули в кабинете у директора, а Диего с Лусией уснули где-то даже не в пределах колледжа, вскоре Луна передумала спать в своей комнате и чтобы не беспокоить Мари и Пабло ушла спать к Нико. Блас с Хорхе тоже куда-то пропали, на ночь глядя. Одна Белен упорно, в гордом одиночестве смотрела ночные игры по телику.

- Мануель, проснись, - потряс парня кто-то за плечо.
Он с трудом разлепил склеенные веки.
- Кто здесь?
- Фели.
- Что случилось?
- Так Мие плохо, прям совсем, - взмахнула руками девушка.
Мануель подскочил как ошпаренный.
- Который час?
- Два ночи.
- Где Мия?
- В спальне, - "Какой глупый вопрос!" - Иди скорей, - поторопила Фели его, - тошнит ее, похоже.
Мануель в одних трусах вылетел из комнаты.
Конечно, Мия не прочь изобразить из себя умирающего лебедя, но ее сердце работает, как всемирный эталон времени, ровно, четко, не ломаясь, без сбоев и остановок.
Мануель забежал в комнату Мии - она лежала на кровати, приложив руку ко лбу, и стонала. Рядом сидела Вико и запыхавшаяся Фели.
- Тебе плохо? - испугался он. - Что болит?
- Всё!
- А конкретней?
- Мануель, быть мной - это тяжкий труд, а ты меня расспрашиваешь! Болит желудок, голова, руки, ноги, шея, - стала перечислять Мия, - Ой, тошнит! Фели!!! Тазик дай!
Фели, Вико и Ману растерянно переглянулись: тазика нет.
- Но, Миечка, нет тазика-то! - ответила перепуганная Митре.
- Ах, - вздохнула та, - Значит, перетерплю!
- Мия, ты выпила эту ерунду? - спросил Мануель.
- Естественно! Как мне плохо! - она натянула покрывало на голову.
Ману присел на край кровати. Ну вот, спектакль под названием "Умирающая Мия прощается со всеми" стартовал. Похоже, Мие не так уж и плохо, а тошнит ее от смеси молока, йода и чеснока, скоро пройдет.
- Вико и Фели, все мое принадлежит вам. Гроб закажите нежно-розовый, это хорошо оттеняет цвет лица, проследите, чтобы челку не уложили на бок, мне так не идет. Забери себе все мои кофточки и брючки, - сказала Мия и взглянула на Ману.
- Вряд ли я сумею их надеть, - вздохнул он.
- Это я Фели говорю.
- Так я не влезу в них, - влезла Фели, - лучше Вико.
- Нет! Носи.
- Но они мне малы!
- Худей и носи!
- Рано тебе, Мия, думать о смерти. Все, давай спать, - Мануель жестом показал, чтобы Фели и Вико укладывались, а сам улегся в кровать Мии, - Спи, любовь моя.
- Мануель, с тобой мне так спокойно и даже не тошнит! А у меня нет морщин? - улыбнулась любовь его.
- Мия, у тебя, их и до этого не было. А где шуруп?
- Какой шуруп? - Мия приподнялась, - Я же просила гвоздь!
- Ну, я не нашел гвоздь и решил положить шуруп, - оправдывался Ману.
- Как ты мог! Теперь я понимаю, отчего мне стало плохо! О, Боже, у меня появятся морщины и, вообще, будет раздражение после этой неправильной смеси! Ты перепутал рецепт! Гвоздь и шуруп! Ужас!
- Какая разница-то? Они оба из железа.- удивленно спросил Агирре.
- Нет! С шурупом не так реакция пошла. Теперь мой организм отравлен. Гвоздь-то острый, а шуруп нет!Мне плохо, - застонала девушка.
- Миечка, успокойся. Всем спокойной ночи, - сказал Ману и прижался к Мийке. Колуччи тоже крепко к нему прижалась и почувствовала позывы рвоты... Ну да ладно, не будем об этом, но можем удостоверить, что кровать не была заляпана.
На утро Дунофф пошел сам всех будить. Блас с самого утра еухал покупать себе новые шмотки - голубую футболочку и шортики. Директор был в хорошем настроении - ему утром Попечительский Совет прибавил заработную плату. Так вот, сейчас он шел и напевал песенку:"О-о-о макарена, макарена, о-о-о макарена! Ага!". Марсель еще сопровождал песню движениями для танца. Он стоял у двери комнаты Спирито-Линарес-Фернандес и танцевал: правая рука вперед, левая за ней, на плечики ручки на плечики, повиляем попкой и откроем дверь...
- Что тут такое?!
- Гитлер, упс! - Марисса вскочила, сонный Пабло (Ах, какой красавец!) тоже подпрыгнул.
- Я спрашиваю, что здесь такое?
- Вы о чем? - осведомился Пабло, натягивая футболку.
- Где Линарес и Фернандес? - уже спокойно спросил директор.
- Спят. Что они еще могут делать? - Марисса не до конца понимала ситуацию.
- Где спят?
- В кровати!
- Ясно. Собирайтесь на урок, - Дунофф пожал плечами и вышел, напевая Макарену.
- Что с ним? - озадаченно спросила Мари.
- Не проснулся еще, наверное. - ответил Пабло.
- Он нас не заметил! У Гитлера со зрением плохо. - Марисса начала заправлять кровать.
- Что ты делаешь? - Пабло начал обнимать девушку за талию.
- Заправляю кровать. Пабло, остановись, нам надо на наш последний урок! Дай я тебя поцелую, - Марисса потянулась к нему. Он все-таки кинул ее на кровать, но она была непреклонна, как каменная стена, и смогла выпроводить Пабло за дверь через свое огромное "Не хочу".
Дунофф был таким счастливым, что ни на кого не наорал, когда совершал обход, даже на Пилар, ведь весь его кабинет был в таком состоянии, словно здесь прошлось стадо диких животных.
Хотя начались каникулы, но ребята настояли на последнюю встречу с Сантьяго, и он согласился приехать в колледж и провести прощальный урок
В кабинете все расселились по парочкам. Мансилья был очень рад. Сегодня он предложил тем, кто хочет, дать описание своего понимания любви.
- Я скажу первая! - подняла руку Марисса, - Для меня
любовь - это охапка цветов, среди которых есть крапива.
- Уж не я ли эта крапива? - обиженно спросил Пабло.
- Нет, любимый, это твой папаша.Ты у меня самый сладкий, нежный, любящий одуванчик, - Марисса поцеловала Пабло в носик.
- А для меня прекрасный цветок, который можно подарить одному человеку и только один раз в жизни, - сказала Мия.
- А кто этот человек? - спросил Сантьяго.
- Конечно, мой Мануель! - счастливо ответила Мия, обняв Ману.
- Это море, в котором нужно быть хорошим плавцом, - высказался Пабло.
- Я научу тебя плавать, уж поверь мне! - усмехнулась Мари.
- Паутина, в которой легко запутаться, - Мануель.
- Вот это правда! - поддержали его ребята. Некоторые несколько раз попадались в эти сети.
- А для меня любовь - это чемодан без ручки, который тяжело нести, а выбросить жалко, - сказала Лухи, - Но я знаю способ, как можно нести его без проблем!
- Какой? - озадаченно спросил Маркос.
- Тренировки, тренировки и еще раз тренировки!
- Любовь - это река, в которой плывут два дурака! - выкрикнул кто-то. Это, конечно, сказать мог только влюбленный Гидо.
Все фыркнули.
- Эти два дурака - ты и Фер! - посмеялся Диего.
- Фернанда, что ты можешь сказать? - спросил Сантьяго.
- Ну-у-у, это когда... душа просит ананасов в шампанском; организм требует пива, а сердце - любви!
- Молодцы! Я вами очень доволен!
- Сантьяго, вы самый лучший учитель, которого мы когда-нибудь встречали! - высказала общую мысль Марисса.
Все зааплодировали, завизжали, запрыгали, и прозвенел звонок. Ребят как ветром сдуло. Сантьяго пожал плечами и сказал пустоте:
- До свидания.

- Мариссита, девочка моя!!! Ты меня ждала?! - это была Соня.
Марисса поцеловала Пабло, сказала, что скоро придет, и направилась к Соне, но что-то в облике мамочки ей не понравилось. Что же?
- Ага, как свистящего рака на горе. - буркнула она. - Соня, ты, что с собой сделала?! - Марисса была удивлена.
- Я стала истинной блондинкой! Тебе нравится, солнце мое? - Соня выгнулась и прокружилась вокруг себя.
- Это ужасно! Теперь ты станешь еще глупее, раз ты блондинка.
- Я знала, что тебе понравится. Я пришла, чтобы поздравить тебя с окончанием учебного года! Поздравляю! - обняла дочурку мать, - А где у вас охрана?
- Отлепись от меня, наконец! - Марисса еле
высвободилась, - Охрана охраняет, но только не колледж. Ты... - Она не успела договорить.
- Соня, какая ты красавица! - радостно сказала подошедшая Мия.
- Мия, я знала, что тебе явно понравится мой выбор, моя задушевная подружка, - они обнялись.
- А к какому парикмахеру ты ходила? Он симпатичный? - начались расспросы.
Марисса закатила глаза.
- Пока, мама, - она развернулась и пошла в буфет. К Пабло.
- Пока, Мариссита, - тихо сказала Соня и переключилась на Мию.
Когда они обсуждали, какие модельеры лучше, стоя около дверей колледжа, эта дверь открылась.
- КУЛОЧЧИ!!! Вы могли быть аккуратнее! Чуть меня не убили! - вопила вовремя успевшая отскочить Соня.
Франко даже на нее внимания не обратил.
- Мия, как хорошо, что я тебя так быстро встретил, мне надо на срочное совещание. Вот кофточка, которую ты просила, - Он передал



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 28.05.2008, 19:06 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
дочери пакет. Соня растерянно хлопала ресницами, даже ее выгибание "встань в мостик" не помогало.
- Папа, спасибо. Я сейчас же ее примерю. Пока, Соня, тебе очень идет, - они чмокнулись на прощание, - Пока, папа. - Мия убежала.
- Кулоччи, вы меня видели? - грозно спросила Соня.
Франко повернулся к ней лицом.
- О, Боже! С ума сойти! Вы меня решили свести в могилу? - Он наигранно схватился за сердце.
- Я вам уже гроб заказала, - хмыкнула та, - Я стала блондинкой! Мне идет? - снова выгнулась Соня.
- НЕТ! Это самый отвратительный фильм ужасов, который я когда-нибудь видел.
- Вы, дурак, Кулоччи!
- Вас же можно назвать Спирито, да? - сощурился Франко.
- Ни в коем случае! - запаниковала Соня.
- Сеньорита, я прекрасно знаю, что в графе "фамилия" вашего паспорта числится Спирито, а Рей - это всего лишь сценический псевдоним. - Франко близко подошёл к актрисе. - И ещё. Сделайте выводы из того, что я видел Ваш паспорт.
Соня изменилась в лице.
- Вы знаете год моего рождения?! - испугалась она.
- Именно! Так можно Вас назвать Спирито?
- Один разок можно, - согласилась она от страха.
- Так вот, СПИРОТИ... - начал Франко.
У Сони открылся рот от удивления. Она выглянула из-под своих очков.
- ЧТО ВЫ СКАЗАЛИ? - начала задыхаться Рей.
- Повторяю, СПИРОТИ, вы ужасны, вы самая умная блондинка на свете и самая симпатичная из всех ваших пустоголовых манекенщиц! - выпалил он.
Наступила минута молчания. До Франко доходил смысл сказанных им слов, а блондинка Соня "переваривала" информацию.
- Вы сказали мне комплимент, Кулоччи? - она приблизилась к нему.
- Я?.. Нет!.. Как вы только додумались до такого?.. - он покрылся испариной. Его рука пыталась безуспешно нащупать ручку двери. - Как я мог?..
- А что здесь такого, мой любимый Кулоччи? - Соня окончательно прижала его к двери.
В общем, после долгих препираний они вышли из колледжа вместе и направились в ресторан, перекусить чего-нибудь. О срочном совещании Франко уже забыл.

Фели и Вико сидели в комнате и грустно смотрели на счастливую Мию, которая рассказывала о её отношениях с Ману.
- Мия, ты извини, конечно, - перебила её Вико. – Но может хватит… Не сыпь соль на рану.
- Да! – поддержала её Фелиситас. – Мия, у всех девчонок курса уже есть парни, а мы так и не можем найти свою любовь.
- Девочки, я хотела сделать сюрприз как раз по этому поводу, но раз так…
В комнату влетела Белен.
- Девочки, Дунофф попросил собраться всех в кабинете, – выпалила она.
- Подождёт. Кстати, Белен, ты как раз вовремя! Чувствую, мой план сработает. Садитесь, - попросила она девочек и села напротив них. – Фели, Вико, Белен, думаю, в скором времени вы найдёте своих вторых половинок.
- Это почему же? – подозрительно посмотрела на Колуччи Белен.
- Потому что вы втроём едете в город испанских мачо! – Мия улыбнулась. Девочки застыли с непонимающими выражениями на лицах.
- Это как? – поинтересовалась Вико.
- А так! Я дарю вам три путёвки в Барселону на каникулы на две недели!
Фелиситас, Вико в визгом набросились на Мию, душа в объятиях.
- Белен, что с тобой?! - удивилась Колуччи. - Ты не рада?
- Спасибо, Мия, я очень тебе благодарна. Я всегда мечтала съездить в Испанию, но... мы с Себастьяном уже едем в Автралию, к кенгурятам!
Теперь уже Белен задыхалась от объятий и поцелуев подруг.

- Гитлер когда-нибудь отвяжется? Что ему ещё нужно? – нервничала Марисса.
- Успокойся, не всё так плохо. Вдруг он скажет, что мы больше не будем отрабатывать. – Пабло нежно чмокнул Мари. Вдруг она побледнела.
- Марисса, тебе плохо? – забеспокоился Бустаманте.
- Нет-нет, всё нормально, просто голова закружилась. Пойдём лучше в класс.
В кабинете уже стоял Дунофф с радостным лицом. Помимо директора, в классе присутствовал какой-то парень, который держал в руках прибор с кучей проводов.
- Дорогие третьекурсники! К сожалению, сеньор Хорхе Карас не смог продлить вам отработку, поскольку срочно уезжает в Мексику. Сеньор Эредия предоставил мне сведения об отработке, я отправил их в Попечительский Совет, и сегодня пришёл ответ от сеньора Эчаменди: вы прекрасно поработали и с понедельника отправляетесь на каникулы.
Речь Дуноффа прервал радостный визг третьекурсников.
- Тишина! Тишина! Прежде, чем вы будете свободны, вы должны сделать ещё одно дельце в пользу Элитного университета. Представляю сеньора Риккардо.
Парень заулыбался и нежным голоском попросил.
- Сеньор Дунофф, будьте добры, поучаствуйте в нашем эксперименте.
- Нет-нет, что Вы, мне некогда, у меня полно работы! Я лучше пришлю старосту, сеньора Эредия.
- Хорошо, - согласился Рик.
- А что за эксперимент? – поинтересовался Гидо.
- Дело в том, что выпускники Elite Way University создали универсальный прибор – детектор лжи, теперь нам нужно испробовать, собственно, его работу, – изложил ситуацию Риккардо.
- Ага, и подопытными кроликами должны быть мы?! Нет уж, увольте! – бурчала Мари.
- А мне кажется, наоборот, прикольно, - не поддержал её Томас.
В кабинет вошёл Блас.
- Сеньор Эредия! – обрадовался Рик. – Вы - то нам и нужны.
- Как бы он на Бласа не запал, - шепнул, хихикнув Мануель Мие.
- Схема очень проста, - начал объяснять Риккардо. – Вы надеваете этот напульсник на запястье, пальцы держите в специальном отверстии в приборе. Кто-то задаёт вам вопросы, вы отвечаете, если человек говорит правду, здесь загорается зелёная лампочка, если отвечающий врёт, соответственно, красная. Лучше задавать вопросы по кругу, то есть, тот, кто отвечал, потом будет задавать, и так по очереди. Блас, начнём с Вас, – и парень ловко обвил старосту проводками.
- Кто будет задавать вопросы сеньору?
- Я! – вскочил Мануель. – Блас, ты действительно родился в Мехико?
- Да, – зелёная кнопка.
- Блас, а ты действительно любишь свою работу.
- Нет, - зелёная кнопка.
- Блас, - загадочно улыбнулся Агирре, - А правда, ты нетрадиционной ориентации?
Эредия изменился в лице.
- Нет! - красная кнопка.
- Блас, не ври!
Эредия, конечно, немного «отошёл» от общения с Мией, но всё же коронное поведение в ситуации «дайте - мне - розовый - листок - я пишу - завещание» сейчас в полной мере подходило Бласу.
- Агирре! 10 замечаний! Нет, 20! Что ты себе позволяешь?!
- Так ты действительно не голубой и не любишь Хорхе.
Вспомнишь хорошего человека… и вот он стоит в дверях.
- Блас, отвечай на вопрос? Ты любишь Хорхе?
Хор бросил вопросительный взгляд в сторону Бласа.
Неожиданно Эредия в бешенстве снял все провода и бросился к Хорхе.
- ДА! – он обнял любимого. – Да, я действительно люблю Хорхе, и мы собираемся переехать в Мексику.
Все захлопали, а Блас, не ожидавший такую реакцию, чмокнул Хорхе.
- Агирре, замени меня, будешь задавать вопросы Бустаманте, - и счастливая пара покинула кабинет.
Пабло нехотя надел на себя какие-то проводки. Мануель начал задавать вопросы.
- Пабло, ты любишь ErreWay?
- Да, - зелёная кнопка.
- Ты любишь Мию?
- Да, - зелёная кнопка.
- Ты любишь своего отца?
Пабло опустил голову.
- Люблю, - зелёная кнопка.
- Ладно, Пабло, извини. Сейчас твоя очередь задавать вопросы.
- Хорошо, - обрадовался Пабло. – Мари, садись.
Марисса неохотно напялила провода и внимательно посмотрела на Пабло.
- Ты любишь Пабло Бустаманте?
- Да, - зелёная кнопка.
Пабло повеселел и стал шутить.
- Марисса, ты любишь розовый цвет?
- НЕТ! – зелёная кнопка.
- А, значит, ты любишь Мию! – улыбнулся он.
- Не задавай тупых вопросов! Нет! Я не люблю Мию. – зелёная кнопка.
- Марисса, ты беременна?
- Нет, – красная кнопка, и Пабло в обмороке.

Happy end.

by Yana.feat.NastyaShageeva



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Блас в роли ромашки))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz