Четверг, 13.05.2021, 18:25
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяДРуГАЯ! - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » ДРуГАЯ! (Марицца/Пабло)
ДРуГАЯ!
auroraДата: Воскресенье, 25.05.2008, 17:15 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Четыре года назад, когда я была выпускницей школы Elite Way School и решала "куда пойти учиться", моя судьба привела меня в закрытое для простых смертных учебное заведение, где готовили специалистов для выполнения спецопераций. Судьбе помог дядя, про которого родственники шептались, что он - какая-то крупная шишка в разведке. Он заехал проведать нас в самый судьбоносный для меня период, он выслушал мой предположения на тему "Моя будущая профессия". Он, хмурясь, быстро попрощался и обещал подумать и похлопотать, как он выразился " в одном интересном месте". Дальше все произошло так стремительно, что я и пикнуть не успела. "В интересном месте", я в течение двух дней прошла тестирование, собеседование с психологом, затем со мной часа полтора, болтали по-английски два веселых мужчины лет сорока, пытаясь понять глубину моих познаний. Глубина оказалась порядочной, о чем мне и сообщили. В заключение состоялся медосмотр. Здесь с каким-то странным удовлетворением встретили весть о том, что я с пяти лет занималась фигурным катанием, а затем подалась в экзотику: увлеклась агрессивным карате. Оставалась лишь одна неясность - зачем мне это все нужно и на какую профессиональную стезю меня направляют. "Мое высшее руководство" в оливковой генеральской форме коротко обрисовало мои перспективы на ближайшие четыре года, от чего я покрылась холодным потом, стать аргентинской Никитой, мне вовсе не хотелось.
Науки в моем учебном заведении были как на подбор специфические, оттого и знания я получала весьма и весьма интересные. К двадцати годам я уже свободно болтала на четырех языках: английском, немецком, испанском и французском. Уверенно ощущала себя в мире холодного и огнестрельного оружия, метала ножи и прицельно стреляла с обеих рук, могла отстоять честь и достоинство в схватке с парой - тройкой профессиональных головорезов и тому подобное. Умение выживать, нейтрализовывать, освобождать, проникать в закрытые помещения и беспрепятственно их покидать, вести многочасовые переговоры с террористами или психопатами, постепенно становились моими профессиональными достоинствами. Кроме того, меня обучили искусству дорого и модно одеваться, поддерживать светскую беседу на любые темы, танцевать все, от танго до фокстрота. Сдав все экзамены, настала пора распределения. Руководство выдало мне конверт, с адресом и именем человека, которого я должна буду охранять. Я повертела его в руках: конверт как конверт, ничего особенного, но мне почему-то было страшно. Наконец, я вскрыла его, вытащила лист бумаги, развернула его и замерла. Я поморгала, надеясь, что мне померещилось, но нет, все осталось на месте….Пабло Бустаманте. Буэннос-Айрес, Аустралсе 47. Я лихорадочно соображала, что мне сделать, застрелиться самой или сначала убить этого супермена, у которого я сейчас буду на побегушках?! Боже, за что мне это?!
Я вздохнула, села в свою черную "Феррари" и поехала по указанному адресу. Моя машина годилась для более быстрой езды, но я отчего-то не спешила. Сердце бешено стучало, при мысли, что я увижусь с ним, между прочим, впервые за 4 года. Я слышала, что он пошел по стопам отца и на данный момент является мэром нашего города.
Я ударила по тормозам. Аустралсе 47. Я вышла из машины и, привалившись к капоту, стала тупо пялиться в одну точку.
- Девушка, вы не могли бы убрать свою машину, мне из гаража не выехать! - окликнули меня с сзади. Я обернулась. Ну, здравствуй, Пабло, а это был именно он, такой красивый и родной стоял от меня метрах в 7. Но он меня не узнал, что не мудрено, люди меняются.
- Конечно, почему бы и нет - я отлепилась от капота, села в салон и отъехала.
- Вы, что ждете кого-то?- он остановил свою "BMW" около меня и высунулся в окно. Меня начала забавлять эта игра, но играть не по правилам мне было нельзя. Я пристально посмотрела ему в глаза
- Похоже, что тебя Супермен доморощенный.
Пабло сначала вытаращил глаза, потом попытался поймать уезжающую челюсть, а потом началось…
- МАРИССА!! Ты…Ты…Я… - Паблитто пытался мне что-то сказать, но у него это плохо получалось.
- Ладно, что бы ты не стал заикой, скажу сразу я - твой телохранитель, прямо с этого момента.
Бустаманте вышел из машины, обежал меня взглядом с ног до головы и улыбнулся. Я же скривилась, ну вот возомнил себе не весть что. Бедная я, бедная!
- Ладно, тогда поехали, ко мне в офис, поговорим - Он кивнул на свою машину. Я фыркнула и демонстративно села в "Феррари". Пабло покачал головой, сел в свою, и мы поехали к нему на работу. Мы вышли из машин, и я стала оглядывать подземный паркинг. Пабло почти вышел из-за ряда машин, как грохнул первый выстрел. Он разорвал сонную тишину и поверг Пабло в панику. Мы забрались за чей-то джип. К тому моменту одиночный выстрел сменила пальба.
- Ну, Бустаманте, признавайся, кого же ты так успел достать?!! Только давай, быстрее, а то нам, судя по всему, недолго осталось жить. - зашипела я на него
Машины скрывали от меня стрелявших, но скоро стало ясно: пальбу ведут справа, их несколько и они берут нас в клещи, теперь и слева пальнуло.
- Где же полиция? - пробормотал Пабло
- Ты, что спятил?! - я сбила его с ног. - Дураки они, что ли под пули лезть? Вот стихнет, тогда появятся, я же сказала: сиди, жди и не дергайся.
- Кого ждать-то, если тебя сейчас убьют?
- Вот-вот. Этого ты мог и дома дождаться, достаточно было мне дать твою машину, ее, что каждый в городе знает?!
Тут я навалилась на него сверху и выстрелила в ответ, что произвело впечатление на нападавших. Одно дело пристрелить безоружного, и совсем другое - рисковать получить пулю в собственную пустую голову.
- У нас есть пара минут пока они очухаются - сообщила я.
- Давай, я попробую подогнать машину - предложил Бустаманте
- И не думай. У них времени в обрез церемониться не будут. Ползком в сторону моей машины.
Тут взвыли сирены, наконец-то защитнички пожаловали.
Пабло уже успел сесть в машину, когда грохнул еще один выстрел, что- то больно задело мне руку. Я хлопнулась на водительское сиденье
- Что с рукой?! - Ужаснулся Пабло и закатил глаза. Я перевела глаза на свою левую руку. Рукав уже насквозь промок от крови. Просто царапина.
- Все в порядке? - задал он самый тупой вопрос, на данный момент.
- Какой уж тут порядок…машину я точно не поведу,…Ты как себя чувствуешь? - мы поменялись местами.
- Нормально. Сейчас нам надо в больницу. Надо показать тебя врачу.
- Ты спятил. Огнестрельную рану придется как-то объяснить.
- Придумаешь что-нибудь, ты же у нас мастер. Главное, что бы помогли, а там…
- Не дури и поворачивай к своему дому. Давай, для начала посмотрим, может сами справимся.
- Сами пулю вытащим?! - вытаращил глаза Пабло
- А тебе бы хотелось, чтобы она там была? Сомневаюсь, что она там. Через полчаса мы въезжали в его гараж. Пабло смотрел на меня настороженно, точно ожидал, что я в любой момент скончаюсь.
- От такой раны не умирают - не выдержала я
- У тебя губы синие - осчастливил он - И лицо белее мела.
- Куда?
- Мне надо в ванную - он проводил меня. Сев на край ванны, я почувствовала себя немного лучше. Пабло помог стянуть ветровку.
- Черт, кровищи-то сколько - буркнул он.
Через несколько минут я могла лицезреть свое ранение.
- Надо зашивать, так не затянется - выдал с умным видом этот, после того, как наложил повязку. Я неожиданно разозлилась на него. Я не редко представляла нашу встречу, но чтобы вот так, так далеко моя фантазия еще не заходила. Я глянула в его голубые глаза, которые смотрели на меня с такой нежностью и злостью на самого себя, и решила простить его.
- Всегда надо верить в лучшее - отмахнулась я - Надо бы душ принять.
- Я тебе помогу - вызвался он. Я глянула на него как на сумасшедшего. Вот уж счастья привалило. Повязку мы обмотали пищевой пленкой, а я убедилась, что стаскивать джинсы одной рукой - дело нелегкое.
- Да не мучайся ты - спокойно заметил Пабло - Я же сказал, что помогу. - Он стянул с меня штаны - Это я выброшу. Оказавшись под струями воды, я сразу почувствовала облегчение, руку я держала вытянутой, чтобы на нее не капала вода. Я взяла халат и торопливо закуталась в него. Кажется, это был халат Пабло и вообще, я не увидела ни одной вещи, которая принадлежала бы девушке. Я вышла из ванной и прислушалась, судя по всему Пабло напевал "Te Sonie". Я устроилась на диване в гостиной.
- Ты спишь? - тихо позвал Пабло
- Нет
- Хочешь чаю?
- Лень вставать.
- Я принесу
Пабло вернулся из кухни с чашкой чая в руках, потянул ее мне, сам устроился рядом. Мне пришлось подвинуться. Он смотрел на меня то ли с любопытством, то ли с усмешкой, потом вдруг спросил:
- Почему ты вернулась?
- Я не вернулась, по крайней мере, к тебе. Это все моя работа. А ты что подумал?
- Я много чего думаю…у тебя есть шрамы на теле…
- Надо же, разглядел - фыркнула я - Нет бы моим загаром любовался
- Там есть чем любоваться и без загара. - Он улыбнулся, взял у меня из рук пустую чашку, поставил ее на столик и очень затейливо сформулировал вопрос
- Откуда ты на мою голову?
- Это просто - улыбнулась - я…
Он не дал мне договорить, привлек к себе и поцеловал. И, разумеется, этим не ограничился. Я вполне могла заехать ему в ухо, что неоднократно проделывала в подобных ситуациях, а еще я могла обнять его и позволить продолжить. Что, собственно, мешает? Ничего. Через несколько минут я лишь укрепилась в этой мысли, а потом все это попусту перестало иметь значение. Какой-то умник сказал, что после пережитой опасности людей тянет размножаться. Вот Пабло и разбирает, меня, кстати, тоже и я уснула в его объятиях в состоянии легкого блаженства. Все хорошее длится недолго, это любой дурак знает. Ночь кончилась, наступило хмурое утро. Я открыла глаза и со вздохом облегчения убедилась, что лежу одна, затем поднялась и пошла на кухню, бормоча:
- Ненавижу утро, вот просто ненавижу и все.
- Может, все дело во мне? - спросил Бустаманте-младший, появляясь из гостиной. Выглядел образцово, разорванную рубашку сменил на футболку, волосы мокрые, значит, успел принять душ, а также побриться.
- Причем здесь ты? - удивилась я
- В самом деле - хмыкнул он, устраиваясь за столом. - Там в гостиной новая одежда для тебя. Я кивнула,и занялась завтраком.
- Хочешь, я тебя поцелую? - милостиво предложил он
- Паблитто… - я хотела ответить в своем духе, но не рискнула - Вряд ли это поможет.
- Ты не жалеешь? - все-таки забавно услышать подобный вопрос от такого парня. Я повернулась к нему и с любопытством глянула на него.
- С какой стати? - я рассмеялась. Господи, веду себя как полная идиотка, но ничего не могу с собой поделать. Эта маска равнодушия, помогала мне делать вид, что мне все равно рядом он или нет, а работа есть работа.
- Как твоя рука? - Сменил он тему
- Если я успела о ней забыть, значит хорошо
- Врачу все же показаться стоит
Я кивнула, подала ему кофе и выпила сама.
- Весь день я буду занят - сказал Пабло, покончив с завтраком. - Ты справишься сама, а, Мариссита?
- С чем? - не обратив внимания на его обращение ко мне, проявила я бездну удивления - С работой?
- Может тебе стоит поспать до обеда?
- Хочешь от меня избавиться? Не выйдет - я покачала головой
- Общаться с тобой по утрам одно удовольствие - Он вдруг протянул руку и легонько провел пальцами по моей щеке - Не переживай. Что было, то было.
Я только вздохнула
- До чего вы, мужики, тщеславный народ! По-твоему, мне больше нечего делать, как сокрушаться из-за вчерашней глупости?
- Тогда может, ты любишь меня? - Он уставился на меня - Я, например, все время, думал о тебе.
- А, я, как ни странно нет, просто мне было некогда. А тебе пора на работу, через 20 минут устроит?
- Устроит.
Я пошла переодеваться. Джинсы идеально сидели, футболка, даже кроссовки подошли. Я мысленно удивилась, у него, что идеальный глазомер?
Пабло, как и полагается важной персоне сел на заднее сиденье, я выехала на улицу, оглядываясь. Не похоже, что в кустах засела армия врагов.
- В пять заезжай, я освобожусь. - Пабло вышел из машины и направился к зданию мэрии. А я поехала к знакомому целителю, хирургу зашивать рану. В половину пятого я уже была на месте.
- Сеньор Бустаманте у себя - сообщил охранник на этаже. Я свернула направо, прошла немного вперед и оказалась в просторном холле, где располагалась приемная мэра. Секретаря на месте не оказалось. Я немного подумала и постучала в дверь кабинета Пабло. Ответа не последовало, я постучала еще раз, потом еще. Тут дверь распахнулась и Пабло рявкнул без всякого намека на любезность
- Чего надо?! - увидел меня и нахмурился - А…это ты, заходи. В его одежде был заметен некий беспорядок. Стало ясно: одевался он второпях. Пиджак валяется на столе, но комната была пуста, что, впрочем, не удивляло, я сразу же увидела еще один выход в коридор. Узнаю прежнего Паблитто. Надевая пиджак, Пабло хмуро кивнул мне
- Садись.
Я села на диван и наткнулась взглядом на скомканные колготки, которые не только не надели, но и забыли взять. Сердце бешено билось, хотелось реветь, а еще хотелось ему врезать по его красивой мордашке. Я отвела взгляд, пытаясь сделать вид, что я их не заметила, но Пабло колготки уже увидел, подошел и выбросил за дверь. Не скажу, что со злостью, но с некоторым раздражением. Потом он сел и уставился на меня, словно я была виновата во всех смертных грехах
- Извини, что не вовремя - сказала я с улыбкой - Колготки мне не мешали
- Заткнись - попросил он с печалью.
- Я же извинилась. И вообще, чего ты злишься? Я бы еще немного попинала твою дверь ногой и ушла. А в том, что ты успешно соединяешь приятное с полезным в рабочее время, я не вижу ничего плохого.
- Лучше бы видела. Не трудись, я уже понял, что ты хочешь сказать. Звучать это должно примерно так: "Мне все равно с кем ты спишь" Точно?
- Ну… - развела я руками
- Спасибо, что еще раз напомнила, как я тебе безразличен, - сказал он с кривой усмешкой. Больно, Паблитто? Мне тоже. Ничего, придется терпеть.
- Хочешь, устрою сцену ревности? Только скажи, внутренне я всегда готова. Могу заехать тебе в челюсть, хотя не жалую такие развлечения
- Заедь - кивнул Бустаманте, глядя на меня с непонятным выражением
- Это в том смысле, что мало мне не покажется? Так я тебе на слово верю.
- Заедь, и узнаешь
- Нет уж, что-то не хочется. Пожалуй, я прощу тебя
- Лучше не надо
- Кончай злиться, а? - попросила я - Я уже поняла, что не вовремя, в следующий раз буду ждать тебя в машине. - Я отошла от него и пошла к двери.
- Удачи, дорогая - со злостью сказал он.
- Всего доброго. - Он схватил меня за плечо, резко дернул, поворачивая к себе. Он толкнул меня к стене, прижал мои руки к стене, навалился всем телом и смотрел в глаза. В таком состоянии проще убить, чем отпустить.
- Никого, я не любил так, как тебя, я даже не знал, что так бывает - медленно произнес Пабло. Я отвернулась к окну. - Смотри на меня - зло сказал он.
- Да пошел ты к черту. - не выдержала я. Освободила руку и оттолкнула его.
- Сама напросилась - руки у него дрожали
- Извини - хмыкнула я и, отшвырнув ногой стул, вышла в приемную. Я сидела в машине, слезы катились по щекам, и я ничего не могла поделать. Боже, как мне больно, за что мне это все?! За что он так со мной поступает?! Я уже давно призналась себе, что люблю его, а ему не могла. Я сильная, а когда я рядом с ним… говорят, человек слабее всего, когда влюблен. А я так не могу, я должна… Чего, я должна, я придумать не успела потому, что дверь распахнулась и в салон сел Пабло
- Я уже давно наблюдаю за тобой - начал он - Я видел, что ты плакала. Из-за чего?
Я решилась
- Из-за тебя. Ты каждый раз умудряешься сделать мне так больно. Не поделишься секретом?
- Может, поговорим у меня?
- Может - я тронулась с места.
Когда я зашла в комнату, с намерением сообщить, что ужин готов, Пабло сидел за компьютером. Мы уже успели поговорить. А именно вывалить друг на друга кучу обвинений, упреков, поскандалить и признаться в любви. И в настоящее время в доме царила идиллия.
- Пабло, ужин готов. Ты занят?
- Да нет. Я в Интернете. - Он обернулся и похлопал себя по коленке. - Иди ко мне. И я пошла.
- Я последние новости узнаю - он приобнял меня, поцеловал и вдруг спросил
- Может, к черту его, этот ужин? Я согласилась с ним, и мы перебрались в спальню.
Я открыла глаза, потянулась и взглянула на часы: почти семь. Пабло рядом не было. Я приподнялась на локтях, а затем с головой нырнула под одеяло.
Он появился минут через пять. Сначала смотрел на меня, а потом засмеялся. Глаза я не открывала и улыбку прятала, но губы дрожали, и Пабло шепнул мне на ухо
- Не прикидывайся. Что снилось?
- Ты снился - засмеялась я
- Хороший сон - кивнул он
Я легла на спину и стала его разглядывать. Он успел принять душ, от него приятно пахло гелем для душа, а с кухни доносился запах кофе.
- Завтрак готов? - спросила я
- В постель прикажете?
- Нет, встану, мне в душ надо, подай халат
- Со всем нашим удовольствием.
Я вышла из душа и поискала глазами Паблитто. Он возник через несколько секунд в спальне, сел на кровать и стал разглядывать меня.
- Что? - я замерла с полотенцем в руках. Пабло резко приподнялся, одновременно дернув меня за руку, и я рухнула ему на грудь.
- Не трогай меня - грозно заявила я, но И я и Пабло знали - это я так, дурочку валяю. Через пару минут мы обнялись, а еще через полчаса я призналась Бустаманте-младшему в любви, а он неожиданно заявил, что тоже меня любит, и вообще всячески развивал эту тему.
Мы позавтракали, хохоча и дурачась, и Пабло поехал на работу.
Я сидела в парке, когда он позвонил
- Ты где?
- В парке, недалеко от мэрии, на главной аллее, от центрального входа 300 м.
- Ух ты, какие точные сведения, скоро буду.
Он и впрямь появился через десять минут. Уверенно шагал, ни на кого не смотря.
- Ты одна? - продемонстрировал он удивление - Хотя если бы возле тебя начал вертеться какой-нибудь придурок, переломал бы ему ноги. Я вообще-то ревнивый - он сел рядом со мной.
- Здорово - ахнула я - Это ты мне так в любви объясняешься что ли?
- Вроде того…
- А выразить все это проще, ну в 3-х словах, ты не можешь?
- До чего же ты слова любишь - покачал он головой - Ладно, принцесса, ты получила своего мальчика на побегушках. Пойдем гулять.
Мне это необычайно понравилось
- Ты это серьезно?
- Что?
Я командую?
Он усмехнулся
- Где у тебя глаза?
- Вот здорово - я вскочила на скамейку. - А можно я сразу попробую?
- Валяй
- Подними-ка ногу…. Опусти. Блеск. Мне нравиться. А теперь, обними меня и скажи: "Я тебя люблю". Он в точности выполнил команду
- Я тебя тоже люблю - сказала я - мне кажется, я сразу же влюбилась в тебя, когда мы первый раз репетировали. И злила специально, что бы ты обратил на меня внимание.
- Классно заливаешь - покачал он головой
- Ну чего ты… Хорошо ведь получилось - мы оба засмеялись
- У меня все проще было - сказал он - Увидел тебя, и в мозгах вроде как заклинило: хочу и все. Вот такую, рыжую, красивую, недоступную.
Я наверное не заметила как уснула потому, что через несколько часов блаженства, на меня навалилось что-то тяжелое с шепотом: "Вставай!" Я чуть пошевелилась, но вставать не собиралась.
- Тебе тяжело? - спросил Пабло
- Нет, мне хорошо. Ты такой теплый, а я замерзла.
- Я, наверное, вешу целую тонну
- Ага…. две
- Значит, тебе все-таки тяжело
- Нет, мне хорошо. Я….
- Да я понял: ты замерзла, а я теплый.
- Да, и весишь целую тонну….
Пабло засмеялся
- Хочешь, я с тебя слезу?
- Не хочу. Я не хочу, чтобы ты с меня слезал. Чего ты пристал? - я открыла глаза и сердито покосилась на него и добавила
- Ты замечательный, пока не вредничаешь?
- Я рад - просто ответил он. Я опять закрыла глаза, а он спросил с изумлением
- Ты что, спишь?
Я подняла голову и посмотрела ему в лицо, и мы захохотали, как пара идиотов.
Ветер налегал на стекла, сверкала гроза, дождь барабанил по стеклам. Необыкновенная ночь.
- У тебя завтра важная встреча - напомнила я, зарываясь в его бок.
- Я помню - ответил он, думая о чем-то другом. - Я все помню
- Что тебя смущает? - спросила я осторожно
Он потерся подбородком о мою макушку. Он был весь успокоенный, разнежившийся и теплый. Я не мешала ему размышлять
- Ну что? - спросила я через некоторое время. - Надумал?
Пабло с интересом уставился на меня
- Я очень вожусь во сне - предупредила я, решив поставить его в известность. - И вообще, я сто лет ни с кем не спала, в смысле, ну то есть, когда ложишься и спишь.
Он слушал с интересом
- В смысле, когда ложишься и спишь до утра - уточнил Пабло
- Именно в этом - подтвердила я - Это, что записано в моем досье? - я вскочила и пошла к барной стойке, где в кофеварке булькал кофе.
Он подошел ко мне и обнял меня сзади. На нем были только джинсы. Я сразу растеряла весь свой боевой задор, привалилась к нему, чуть не мурлыча от удовольствия и потерлась о него всем телом.
- Я не читал твое досье, я и так тебя знаю - сказал он
- Ты ведь крутой - прошептала я
- Я самый крутой из всех известных парней - поправил Бустаманте. Я начала сползать по нему на пол, бешено радуясь собственной бесшабашности, а он придавил меня всем телом
- Ты моя - прорычал он в мои губы - Ты будешь всегда со мной
- Конечно - успокаивающе сказала я и стиснула ладонь в его светлых вьющихся волосах и глянула в голубые глаза - Ты только не бойся меня….



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Воскресенье, 25.05.2008, 17:17 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Часть 1, Глава 1
"Если бы на девушке было столько же дешёвой косметики, она казалась бы более чем шлюховатой" - подумала Каролина, глядя, как красивая, но слишком вульгарная парочка целуется на скамейке перед колледжем с пафосным названием "Элитный путь". "Создаётся такое ощущение, что совсем скоро все люди превратятся в однополых самовоспроизводящихся особей, которым незачем будет целоваться, и каждая секунда может стать для них последней", - продолжала размышлять Каролина, не отрывая глаз от этих двоих. Девушка осмотрелась - её спутницы нигде не было, так что ей оставалось только дальше облекать образы, возникавшие у неё в голове, в мысли, а те, в свою очередь, в стройные ряды идеальных с точки зрения литературы предложений. "Таким покажется французский поцелуй, если его слушать, - парочка по-прежнему не обращала на неё никакого внимания, или, что более вероятно, просто не замечала её, - и примерно таким покажется французский поцелуй, если умножить его на сотню...". Мысли прервала непонятно откуда (судя по всему, прямо из воздуха) материализовавшаяся Марицца - первая девушка, а точнее, девчонка, с которой Каролина успела познакомиться за 38 минут пребывания в колледже.
- Меня задержали, - проговорила Мари, - так, чего мы с тобой ещё не видели?
- Ты мне показала только кабинет директора, коридор и столовую, - отозвалась девушка.
- Значит, ты не видела ничего. Что ж, продолжим, - Марицца улыбнулась, но что-то в её облике показалось Каролине подозрительным. "Странно, - подумала она, - эта девочка производит какое-то особенное впечатление".
Марицца внутренне сжалась под приковывающим взглядом её фиолетовых глаз. "Линзы? - подумала она, - не похоже. И почему именно я должна это делать?!". Мари посмотрела на шею Каролины и в очередной раз убедилась в наличии красной ленточки, перечёркнутой двумя чёрными линиями. "Так, знак на месте, значит всё в порядке. Или нет...".
Вообще, новенькая выглядела вполне нейтрально: скорее стильное, нежели модное, чёрное милирование только добавляло её ангельскому облику своеобразия, пара лишних килограммов никак не портили, а, скорее, даже украшали её миниатюрную фигурку, длинные ресницы, кукольное личико - всё как нельзя более мило, но глаза.... Эти глаза не давали покоя Марицца, и поэтому непринуждённый тон давался ей с таким усилием. Каролина заметила это и про себя улыбнулась: цвет глаз - это единственное, что она получила от родителей в наследство. Единственное стоящее, если не считать долгов. Девушке пришлось в очередной раз себе напомнить, что люди, создавшие её 17 лет назад, погибли в автокатастрофе ещё до того, как она начала ходить и произносить свои первые слова. Но Каролина не особенно переживала по этому поводу: как можно любить того, кого не знаешь? К тому же, она не осталась сиротой: всё время, пока она себя помнила, Каролина передавалась как переходящий трофей от одного дяди к друго-му, от одной своей тёти к другой. Она привыкла к своей независимости. Она ни к чему не привязывалась, ни за что не держалась. Она была сама по себе. А фиолетовые глаза ей только в этом помогали.
- Эй! Много думать - вредно! - одёрнула Каролину Марицца.
- Неужели? - парировала девушка.
- Скоро сама это поймёшь, - Мари заметила, куда смотрит новенькая, и решила прямо с этого и начать. - Таак. Не берусь обещать тебе, что ты сразу всё поймёшь, но всё же.... То, что с грудью побольше, волосами подлиннее и талией потоньше - Мия Колуччи, - Каролина отметила про себя, что стоит вместе с Мариццей прямо напротив целующейся парочки, хотя, как ей казалось, это не очень-то пристойно, - а то, что немного побольше, с волосами покороче и руками, которые лазят по всему организму ближайшего индиви-дуума - Мануэль Агирре, - продолжила Мари.
- Может, отойдём, чтобы не мешать им? - предложила девушка.
- Этим даже землетрясение с последующим извержением дядюшки Этны и приплюсованным ко всему этому великолепию качественным, хотя и японским цунами, не помешает. Хотя, если ты настаиваешь на маленьком променаде перед полноценной встречей со своим колледжеобразным будущим, я не особенно против, - Каролина чуть заметно поморщилась. Ничего, скоро она привыкнет к подобной манере выражаться. Она же попала в ЭТОТ мир, значит, придётся играть ЭТИМ правилам. Она привыкнет.
Спустя пару секунд они шли по идеально выстриженному газону.
- Те двое, вероятно, любят друг друга, - попыталась продолжить тему Каролина.
- Ты, что, бредишь, девочка?!! Они же на дух не переносят один одного!!!! Прости, забыла, что ты тут новенькая. Объясняю: Ману, тот, что больше был похож на парня, ежедневно, а точнее, еженощно, выигрывает куколку Колуччи в покер. Это уже тра-диция.
- Как "выигрывает"? Что это значит?
- А это значит, крошка, что каждый вечер они вместе со всеми садятся играть в вышеуказанную игру. На желание, разумеется. Ну, и не было ещё случая на моей весьма искушённой памяти, чтобы он хоть раз проиграл.
- И какое желание? - в голосе Каролины звучал, скорее, неподдельный интерес, нежели простое пошленькое любопытство.
- Ебаться с ней - вот какое желание, - раздражённо ответила Мари.
- И она всегда ему даёт?
- А что ей делать? Дело чести. Парадокс: ради своей непорочной репутации нашей красотке приходиться банально превращаться в шлюху. Вообще-то, он так ей мстит: пару месяцев назад они встречались, а потом она весело ему изменила. Почти прилюдно. Унижение-с, господа, унижение.... И теперь, по законам жанра, его черёд отыгрываться. Но, обо всём по порядку. Итак, Мия Колуччи - главная блондинистая шлюшка колледжа. Ничего хотя бы отдалённо напоминающего человеческий мозг в её организме, само собой, не обнаружено. Идём дальше, Мануэль Агирре.
Перед глазами Каролины автоматически появился образ вышеупомянутого парня. Единственным, что она взяла для себя из этого образа, было то, что Агирре был одет слишком бедно для студента одного из самых престижных учебных заведений Европы. Ну, и ещё то, что он классно целуется.
- Он из не очень богатой семьи?
- Он беден, как босяк. Попал сюда по какой-то благотворительной программе из Мексики, где мирно просиживал свою задницу. Сразу же запал на Мию, а она - девочка из престижной семейки (Каролина только сейчас вспомнила, откуда ей казалась знакомой фамилия Колуччи - это же марка одежды; мысленно поругав себя за отсутствие наблюдательности, она продолжила слушать Мариццу), послала его куда подальше. Потом они несколько месяцев встречались, почти что лучшую парочку года из себя разыгрывали, пока Мия не наставила своему герою ветвистые рога. Дальше ты всё уже знаешь. Агирре - один из трёх главных плейбоев нашего славного колледжа, трахает всё, что шевелится. Хотя, на этот счёт у меня возникают сомнения: кажется, если положить с ним рядом бездыханный труп, он и его отъебёт. Но доказательств у меня нет, так что эта версия некрофилии в пролёте. Ещё Мануэль законченный натурал. Подруга, это редкость.
"Уже подруга" - отметила про себя Каролина.
- А вот и Вико! Верховная жрица долины Лесбос! А я тут о натуралах ляпнула... Какая непредусмотрительность! - паясничала Марицца, пока к Каролине подходила красивая темноволосая девушка, одетая во всё розовое. Розовой была и тушь на ресницах, и пряжки на розовых босоножках, и критическая мини-юбка.
- Закройся, милая, - нежно проговорила Вико, - как тебя зовут, прекрасное создание? - обратилась она к Каролине.
- Её зовут агент национальной безопасности, так что катись ко всем чертям, Виктория Пас! - в голосе Марицца появилось ещё больше агрессивных ноток.
- Жаль, очень жаль, что всякая фригидная шваль, - брюнетка выразительно посмотрела в сторону Марицца, - мешает нам общаться. Но ты не переживай. Мы ещё встретимся, - с этими словами девушка с нетрадиционной ориентацией грациозно развернулась и, подарив Каролине улыбку, означавшую "до скорой встречи", удалилась в неизвестном направлении.
- И как ты ещё не трахнула Хильду? - крикнула вслед Мари, - Если ты предпочитаешь девиц с розовыми замашками - эта компания для тебя. "Секс... секс...секс... слишком много секса, - в который раз подумала Каролина, - здесь так быть не должно".
- Я - натуралка, - проговорила она вслух.
- Тогда тебе не повезло: с нормальными парнями здесь худо. Самые лучшие варианты - знаменитая тройка: Ману, Томас Эскурра и Пабло Бустаманте.
- Агирре, вроде как, не занят...
- Это тебе так кажется. На самом деле Колуччи меньше всего в мире хочет, чтобы у него была официальная девушка.
- Почему?
- Потом объясню. Правда, нет безвыходных ситуаций. Так что, если ты готова бороться за нашего плейбоя - удачи. Но будь готова к отпору со стороны Мии: иногда поток её непредсказуемой глупости сбивает с толка даже меня.
- А остальные?
- Томас сохнет по Юки, - Марицца указала на девушку явно японского происхождения, - а Пабло свободен. Дерзайте, девушка, и вам повезёт. Правда, с Томасом тебе будет здорово, если ты предпочитаешь плётки, наручники и готические замки, а Пабло удовлетворит тебя, если ты не против секса втроём. Или вчетвером...
Каролина поморщилась.
- Я всё тебе рассказала.
- Нет, не всё. Это только секс. А как же учёба, дружба, деньги, наконец...
- Деньги: папа Томаса - нефтяной магнат, Франко Колуччи - паршивый, но богатый модельер, Бустаманте ... фамилия говорит сама за себя. Агирре где-то работает и на презервативы ему хватает. Остальное не имеет значения.
- А учёба...
- И дружба? - перебила Марицца, - в каком мире ты находишься, детка? Деньги, я ещё понимаю, имеют значение. Секс - основополагающий фактор в нашей среде, а дружба и глупые учёные книжки.... Простись со своими иллюзиями. Здесь каждый сам по себе.
- И ты?
- Я более чем сама по себе. Я - фригидная сука, не вписывающаяся ни в одно здешнее общество. А у тебя есть выбор: Колуччи с её тупоголовыми фрейлинами; Агирре - Томас - Пабло и их шайка, живущая под девизом "кого бы дружно отъебать?.."; душка Вико со своей компанией знающих всё о сексе с прибамбасами или я - анархистка без иллюзий. Ещё, правда, есть лагерь аутсайдеров, но я не советую тебе к нему приближаться - они из касты неприкасаемых. Хотя, если хорошо разобраться, я тоже из этой касты... но я сама по себе.
- Я выбираю тебя.
Марицца улыбнулась. Каролина в очередной раз удивилась этой девчонке, точнее, её росту: ей, справедливо никогда не считавшей себя высокой, Мари едва доставала до плеча. Это учитывая её нереальную платформу, а если без...
- Не хочу тебя обнадёживать, но не исключена вероятность того, что нас поселят вместе. А вон там, - она указала пальцем в самый конец коридора, - сидит наш куратор - Блас Иррэдия. Неплохой дядька, если учитывать, что она ещё никого из нас не убила и сам не сошёл с ума. Бласичек, миленький, подойди, пожалуйста, сюда!!!!- Мари так истошно заорала, что Каролина едва сдержала в себе желание заткнуть уши. Куратором оказался на поверку мужчина лет тридцати, стильно одетый, достаточно привлекательный, но слишком уставший.
- В чём дело, сеньорита Андрадэ?
- Я уже показала колледж новой ученице. Может, вы предоставите ей комнату?
- Да, конечно. По плану... - Блас закатил глаза, пытаясь вспомнить, что у него там по плану, (единственным плюсом его повышения была увеличившаяся на 50 условных еди-ниц зарплата; в списке же многочисленных минусов оказались обязанности составлять планы внеклассной работы учащихся, расселение по комнатам, повышенная ответствен-ность за свои действия и куча глупых, но ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ отчётов) - по плану сеньорита будет жить в 16-той комнате.
- Что?! Только не это! - заорала Марицца, ("не натурально" - отметила про себя Каролина) - я думала, вы выделите отдельную комнату для столь дорогой гостьи!
- У нас нет лишних комнат. К тому же тот факт, что сеньорита Доноци задержалась и прибыла с опозданием, не говорит о том, что она дорогая гостья, Марицца. Свободное место есть только в вашей комнате, так что здесь я ничего не могу поделать.
- Умоляю вас, синьор Самый Добрый и Красивый Куратор в мире, отселите меня из этой проклятой 16-той комнаты!
- Ничем не могу помочь, Спиритто. Ой, прости, Андрадэ, - ехидно улыбнулся Блас.
- Если моя мама - лучшая актриса Аргентины, значит, она сможет меня отмазать, - предусмотрительно рассудила Мари.
- От чего отмазать? - не понял Иррэдия.
- Вот от этого, - девочка весело улыбнулась и ТАК заехала куратору пятого курса по яйцам, что у того посыпались искры из глаз, ушей и прочих отверстий человеческого тела.
- Я прибью тебя, Спирито, - из последних сил (аки в очередной раз умирающий Рэмбо), проговорил "Бласик".
- Андрадэ, - поправила Мари, не забыв посредством очередного удара ниже пояса помочь любимому куратору спуститься с достаточно условных небес на достаточно твёрдую землю, - бесчувственный тупой эгоист, - добавила она.
- Почему ты на так него взъелась? В блоке же нет больше свободных комнат.
- Почему?! - Мари отбросила её чемодан, который тянула последние 15 минут в сторону, - сегодня ночью ты поймёшь, почему!

Часть 1, Глава 2.
Каролина в очередной раз перевернулась. Нет, так спать невозможно. Последние 2 часа она только и делала, что ворочалась, мечтая увернуться от звуков, доносившихся с соседней кровати. Подушка на голове не помогала. "Придётся купить ушные затычки. Хотя, зачем тратить попусту деньги? Наверняка не поможет". Причина её бессонницы заключалась в том, что "спать" приходилось под аккомпанемент ежесекундно доносившихся с постели Мии вскриков, вздохов, крепких словечек, что вкупе со скрипом кровати составляло просто невыносимую смесь.
- Я же предупреждала, что полноценно существовать здесь невозможно, - проговорила Марицца, заметив её мучения.
- Я и не представляла себе, что настолько, - отозвалась Каролина.
- Привыкай: так каждый вечер, - Мари подсела к ней на кровать.
- Неужели ничего нельзя сделать?
- Если бы было можно, я бы этого не терпела.
- И это никогда не закончится?
- Ну, если Мия наберётся ума и выиграет у Мануэля партию в покер, то это закончится прямо завтра, но, к сожалению, даже такая законченная оптимистка, как я, перестанет верить в подобную возможность, зная, как куколка играет в карты.
- Зачем тогда она это делает? Он же насилует её из-за каких-то ёбаных бумажек!
- Она мечтает отыграться. Последние 8 недель.
- Восемь недель! - сокрушённо повторила Каролина, - ей действительно хронически не везёт.
- А я тебе о чём говорю!
- Это ужасно...
К счастью, всему приходит конец, и Каролина это знала. Крики стали постепенно стихать, и скоро она увидела, как Агирре натягивает свои джинсы (никогда бы раньше не подумала, что лицезрение подобного достаточно скромного и обыденного зрелища доставит ей столько удовольствия). Каролина также заметила, как Мануэль наклонился, чтобы поцеловать Мию, но та отвернулась.
- И чего же ты боишься? - поинтересовался он.
- Ты получил, что хотел? А теперь проваливай!
- Ну, не стоит быть такой грубой. Подумай, как мы завтра будем э..."общаться".
- Завтра я у тебя выиграю, Агирре!
- Постой-ка, не эту ли фразу я слышу каждый день уже 2 месяца? Меняй свой лексикон, детка.
- Я тебе не детка.
- Ладно, прощайте, девочки, надеюсь, вы сегодня всё увидели и ничего не пропустили. А мне, пожалуй, пора.
- У меня один вопрос: другого, более подходящего места вы не нашли? - поинтересова-лась Каролина.
- Мари, объясни своей подруге... - начал Мануэль и тут же осёкся.
Каролина настороженно переводила взгляд с него на Мариццу и наоборот. Причиной этому был тот непринуждённый, даже дружеский тон, которым Агирре обратился к Мари. Казалось, они давние друзья, хотя Каролина понимала, что по идее они должны ненавидеть друг друга. Марицца замерла, чувствуя, как её майка (та самая майка с огромным Мики Маусом на груди) ударными темпами из сухой превращается во влажную. Мари постаралась неслышно выдохнуть, по слогам проговорила про себя "всё будет хорошо", не забыв при этом добавить "чёрт бы побрал этого Агирре", встала на кровати и, придав своему голосу максимальный балл истеричности, проверещала:
- Что из-за того, что вы каждую ночь здесь трахаетесь, она может распрощаться со своим спокойным сном?! Мне конкретно это ей объяснить?! Не смеши остатки моих нервов, Агирре! Все и так знают, что вы перешли все возможные границы!
- Закрой свой рот, фригидный недоросток! Тебя беспокоит то, что твою соседку трахают, а тебя - нет?! Сходи в школу Вико, там тебя научат обходиться своими силами! Или тебе всё-таки хочется, чтобы тебя отъебали на память? Тогда не забудь скупить видеотеку с качественным порно, иначе на тебя ни у кого не встанет, - Каролина заметила, как Мануэль нагло улыбнулся и легонько толкнул Мариццу. Этого хватило, чтобы та упала (к счастью, на кровать, а не на пол).
-Закрой свою грязную пасть, мексиканская обезьяна! - неожиданно вмешалась Мия, - ты получил свою колыбельную? Теперь возвращайся на конвейер, где делают таких жалких ублюдков, как ты!!
Каролина молча наблюдала за тем, как Агирре поднял Мию с постели за плечи.
- Ты меня ударишь? - "это, скорее, звучит как предложение" - подумала Каролина.
Судя по всему, Мануэль тоже так подумал, так как за безобидно прозвучавшим словом "ударю" последовала далеко не безобидная пощёчина. Мия упала на пол. Мануэль только улыбнулся и со словами "готовь любликаты, любимая" скрылся за дверью.
- Урод, животное, ублюдок... - проговорила Мия, пытаясь подняться. Каролина подошла, чтобы ей помочь.
- Прости, если бы я не ляпнула...
- Ничего, - Мия проигнорировала протянутую ей руку и, встав сначала на четвереньки, после на колени, и, наконец на ноги, упала на кровать.
- И всё же...- попыталась разбавить ситуацию Каролина.
- Закрыли тему, - по слогам проговорила Колуччи, присовокупив к словам необычно твёрдый для себя взгляд.
- Но...
- Не трогай её, - сказала Марицца, - ей и так сейчас херово.
- Я просто хотела помочь...
- Это их отношения, пусть они сами в них разбираются. Спи.
- Бедная...
- Спи, я сказала. Иначе, хоть я и не Ману, ты окажешься на её месте, - вежливо закончила беседу Марицца.
Мысли складывались подобно игрушечному домику: "Мануэль Агирре - сильный типаж, агрессивный, самоуверенный, жестокий. По натуре лидер. Пока к нему приближаться опасно. Колуччи - кукла, к тому же настолько глупая, что позволяет ему собой пользоваться. Но она что-то скрывает... пока понять сложно, но скоро придётся во всём разобраться. Марицца Андрадэ - своеобразный волк-одиночка. Конечно, ей известно намного больше, чем она рассказала, но ведь прошёл всего один день.... А теперь всё, Каролина, пора тебе спать. Ты же не хочешь, чтобы завтрашний день прошёл впустую".

Часть 1, Глава 3
Марицца старательно вырисовывала зелёные стрелки перед зеркалом. Заметив, что Мия направляется в душ, она (будто ждала этого момента) на лету схватила полотенце и опе-редила красотку. Мии оставалось только сесть перед дверью на пол, ожидая свою соседку. Каролина внимательно всматривалась в её лицо: красивое, но какое-то ненатуральное. "Наверное, это из-за синяка. Здорово ей вчера Ману врезал"...
- Ну, чего молчишь? - это были первые слова, сказанные в это утро, - расскажи что-нибудь о себе. Откуда ты?
- Я много где жила, - неопределённо ответила девушка.
- Но откуда-то ты сюда приехала.
Каролина молчала, не зная, как отвертеться; Мия смотрела на неё в упор, и она была совсем близко. Опасное расстояние...
- Я жду.
Каролина как раз решала, какой город назвать: Венецию или Палермо, когда из душа вышла Мари. Девушка внутренне вздохнула. Всё хорошо, Каролина. Всё хорошо...
- Мерзкая малявка, что ты делала так долго в душевой? - Мия вопила на весь колледж.
- Я, конечно, понимаю, что кое-кому душ сейчас важнее. То есть, кому-то безумно хочется отмыться, - спокойно натягивая майку, ответила коротышка. Спустя секунду Мия, Мари и всё, что было вокруг, покатились по полу с криками "сумасшедшая сучка" и "придурочная шалава" (были, правда, и другие слова, но Каролина предпочла пропустить их мимо ушей). Неожиданно в дверном проёме показался Блас:
- Девочки, почему вы всё ещё... понятно. Немедленно прекратите.
Каролина заметила, что в голосе куратора звучала, скорее, усталость, нежели укор. Мия встала и молча направилась в душ. Каролина краем глаза увидела, как она выкинула из душевой какую-то девчонку в неглиже. "Срывает нервы, - подумала девушка, - что ж, неплохо...". Когда Марицца всё-таки дорисовала свои зелёные стрелочки ("трэш - девочка", - отметила новенькая), Каролина посмотрела на часы и заметила, что на урок они уже опоздали.
- Не бери в голову, - отозвалась коротышка, - что у нас там по расписанию?
- Литература.
- Очень хорошо. Книжки брать с собой будем?
- А как иначе?
- Забить на всё и остаться в комнате.
- Нет, я хочу увидеть сокурсников.
- Только ради тебя...
Учителем литературы оказалась женщина лет тридцати пяти, с огромными очками на носу и строгим выражением лица. Когда она вошла, в классе ничего не изменилось: Мия по-прежнему болтала с какой-то девчонкой о шмотках ("эти босоножки от Версаче - просто чудо!!"); Мари что-то рисовала, параллельно доказывая светловолосому пареньку (кажется, его звали Пабло), что экстэзи - дрянь и ничуточки не вставляет; Мануэль с Томасом (тем самым красавчиком, который, по выражению Марицца, "сохнет по японке Юки") обсуждали, где лучше спать с девчонкой: на мотоцикле или в машине. "Какая разница, где. Главное - как", - отметила про себя Каролина, чувствуя, что её симпатия к Томасу увеличивается и что она уже почти готова и плёткам и готическим замкам.
- Тема нашего сегодняшнего урока, - училка закашлялась, заметив, что её никто не собирается слушать, - тема сегодняшнего урока - трагедия Уильяма Шекспира "Гамлет".
Каролина заметила, как Агирре демонстративно посадил какую-то девушку себе на колени и проговорил:
- Продолжайте, синьора Миллер, мы, - они с девицей переглянулись, - мы ооочень внимательно вас слушаем.
Все рассмеялись. Все, кроме синьоры Миллер, разумеется.
- Раз вам так интересно, Агирре, ответьте нам всего на один вопрос: что вы взяли для себя из этого великого произведения.
- Я взял...
- Встаньте, Агирре: может, вы и забыли, как следует вести себя отвечающему, но я-то это прекрасно помню.
Глаза Мануэля сверкнули, как осколки чёрного стекла. Она бросила ему вызов. Что ж, он его принял. Агирре неторопливо пересадил девушку со своих коленей на ближайший стул, затем сам встал, достал из кармана драных джинсов зажигалку и сигареты, демонстративно закурил и выпустил облачко дыма прямо в исказившееся от возмущения лицо училки. За его действиями наблюдали все, и Каролина даже поразилась той мёртвой тишине, которая сопровождала эту сцену. "Поединок идёт не на равных, - отметила она, - у Ману явно больше преимуществ".
- Итак, "Гамлет", - прервал тишину Мануэль, - я взял для себя то, что Мансилья наверняка заставит нас ставить эту трагедию на сцене. Более того, - он демонстративно стряхнул пепел на классный журнал, - я даже примерно распределил роли.
- И кто же, по-вашему, кого будет играть? - с опаской, явно означающей признание собственного поражения, проговорила преподаватель литературы, прижимая к груди испорченный журнал.
- Начнём с Офелии.
- Лучше начинать с главных героев. Гамлета, например.
- Я же натурал, - отозвался Мануэль, параллельно выставив училку полной дурой.
"Нет, эта несчастная определённо не собирается сдаваться, - подумала Каролина, - жаль, что она так и ничего и не поняла".
- Итак, Офелия. Девочке с детства внушили, что секс вообще - это плохо, а секс с богатыми и власть имущими - хорошо.
- Мне кажется, вы неправильно трактуете Шекспира...
- Я вас не перебивал, - отрезал Мануэль, - вот у нашей Офелии и развился комплекс неполноценности на почве неудовлетворённости личной жизнью. Папочка Полоний зря не сваливал вовремя на дачу, оставляя фамильный замок своей дочке и Гамлету в полное распоряжение. Девочкам нужен секс, даже таким сумасшедшим, как наша Офелия. А тут ещё и скользкий братец... Короче, блондинка свихнулась от развитого до неимоверных размеров чувства вины перед обществом. Секс с Гамлетом - вот её терапия. Но, к сожалению, тогда это запрещалось...
- Тогда это было невозможным: интимная жизнь до брака, я имею ввиду, - заметила преподаватель.
- И это вышей степени глупость: я, конечно, не отрицаю, что невеста-девственница - это достаточно пикантно, но, по крайней мере, весьма непрактично.
За словами Мануэля последовали поддерживающие аплодисменты однокурсников. Каролина в очередной раз отметила, как синьора Миллер сжалась от слов "девственница"; точно также она реагировала на слово "секс".
- Играть Офелию должна играть Колуччи. Она обладает всеми внешними данными, а если отожествить понятия "безумная" и "безмозглая", то кроме Мии на эту роль никто не подойдёт.
- Можно я скажу? - вмешалась названная Офелия и, не дожидаясь разрешения, встала напротив Агирре, - я тоже прочитала трагедию Шекспира.
- Неужели? Какое интересное и, главное, важное сообщение! Поздравляю тебя с боевым крещением, милая! И ты что-то поняла? - искренне удивился Мануэль.
- Представь себе, - отрезала Мия.
"Похоже, намечается битва титанов, - подумала Каролина, - что ж, очень интересно, посмотрим".
- Я считаю, что Агирре вполне мог бы сыграть королеву Гертруду: у него тоже вместо мозгов сплошное либидо. Мне ли не знать, - Мия одарила Мануэля торжествующей улыбкой. Все дружно ахнули.
- Всё здорово, но где ты откопала у Гертруды либидо? Ты точно ту книжку читала? Может, ты перепутала с Камасутрой или Веткой Персика? - всё тем же непринуждённым тоном проговорил Ману.
- Ничего она не перепутала, - опять практически из никуда возникла Марицца, - она полностью права. Я свидетель.
По аудитории пронеслась волна удивленного гудения. Агирре медленно подошёл к Марицце, встал у неё за спиной и нежно проговорил:
- Ты бесишься с того, что твоей подруге досталось, а тебе - нет? Ну, ничего, - руки Мануэля ласкали её шею, - ты, главное, не волнуйся, - Ману присел на корточки и усадил Мари себе на колено, - у тебя всё ещё будет, - Агирре прошёлся ладонью по её щеке, шее, плечу и остановился на груди, - очень неплохо, всем рекомендую, - обратился он к однокурсникам. Все прекрасно поняли, что он рекламировал.
Марицца несколько раз переменилась в лице: она успела банально покраснеть и побледнеть, не на шутку испугаться, а теперь она, кажется, примерила хищную маску. Девочка повернулась к Мануэлю и, взяв в ладошки его лицо, медленно и аккуратно поставила ножку как раз на его мужской орган.
- А теперь что скажешь, милый? Одно моё движение, и у тебя ничего нет. Не страшно? - Мари по-детски заглянула в его глазки...
- Да как вы смеете???! Что вы устраиваете на моём уроке??! - очнулась училка.
- Эй, потише там, синьора Миллер, разве вам не интересно, чем всё кончится, - буркнул Рокко в ответ.
- Да... это же низость... какая моральная культура...у меня по плану Шекспир ... - не унималась училка, хотя на неё уже никто не обращал внимания: немая сцена между Мануэлем и Мариццей занимала всех куда больше. Взгляды абсолютного большинства студентов 3 курса были прикованы к ножкам в красных кедах, точнее, к ножке; и ещё ладоням Агирре, так и застывшим на груди девочки. "Сейчас что-то должно произойти" - подумала Каролина. И произошло - прозвенел звонок. Двое ненормальных молча разошлись. Мари села рядом с Каролиной.
-У вас всегда так? - поинтересовалась та.
- Почти всегда - на истории всё обычно заходит дальше.
- Куда уж дальше? - удивилась Каролина и тут же, выделив из общей массы студентов выходящих вместе Агирре и Колуччи, бросила подруге "потом договорим" и после-довала за ними.

Сквозь приоткрытую дверь уборной всё было замечательно слышно.
- Ты ударил меня! - кричала Мия.
- Тише, я, ведь, уже извинился, - успокаивал её Мануэль.
Мия стала "кричать шёпотом":
- Я же сказала тебе: хочешь добавить садизма, бей по подушке. По подушке, а не по мне!
- Я не рассчитал, прости.
- Ты сделал мне больно, грязный ацтек!
- Я не хотел этого. К тому же, ты помнишь, что случилось? Надо было как-то спасать ситуацию.
- Ты не только едва не запорол... - Мия внезапно осеклась.
Каролина уловила едва заметную перемену в её голосе. Закон выживания в железобетонных джунглях гласил: если человек меняется, значит изменились обстоятельства. Мия заметила её? Точного ответа не приходилось ждать: утром блондинка надела широкие тёмные очки, скрывающие не только синяк, но и её взгляд.
- Ты не только едва не запорол свою глупую месть, но и чуть не убил меня, мексиканский ублюдок!
- Закрой рот, истеричная сучка! - поймал волну Ману.
- В следующий раз заказывай секс отдельно, садизм - отдельно, слышал, ничтожество?
- Я так и сделаю, - пообещал Мануэль, направляясь к выходу. В дверях он столкнулся с Каролиной, что его почти не удивило.
- Смотри на картинки, девочка, - он указал на нарисованного джентльмена на двери туалета и скрылся в аудитории. Каролина тоже решила удалиться.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Воскресенье, 25.05.2008, 17:20 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Часть 3 несколько недель спустя... глава... Эпиграф
Глава 7
"Единственный способ избавиться от искушения - это поддаться ему." О. Уайльд
Секс с Томасом чем-то напоминал гонки на мотодроме: так же захватывающе, зрелищно, стремительно, но, по сути, всё так же бесцельно. От банальной скуки спасало только чисто эстетическое удовольствие: тело у Томаса было просто потрясающим (ещё бы, Марицца говорила, что он подрабатывает манекенщиком). Ну и к тому же, с ним она неплохо изучила колледж: это как соревнования по спортивному ориентированию - за всё время они побывали, кажется, во всех без исключения комнатах. На свою высокую цель Каролина давно забила, полностью посвятив себя личной жизни. Был ли причиной тому внезапно обративший на неё своё внимание безумно красивый парень или же всё случилось из-за абсолютно абсурдной пропажи арсенала - неизвестно. Но факт остаётся фактом: она выбилась из списка, выбилась из плана, из всего выбилась. "Ну и чёрт с ним, - подумала Каролина, сглатывая один за одним комочки чувства незавершённости, - я и так многим людям жизнь испортила, пора и отдохнуть".
А теперь восторг померк. Возможно, это из-за того, что Томас практически не разговаривал с ней, а просто секс без дополнительной информации её уже не устраивал. Или надоело... да и, вообще, откуда Марицца взяла эти сказки про замки и наручники? Ничего такого и не было. Короче, Каролина решила, что раз гулять - то по полной, и стала медленно переключаться на Мануэля. Почему именно на него? Просто уже ровно 10 дней Агирре не показывался в их комнате и игнорировал Мию. Толком объяснить ей что случилось, никто не мог (Мия на все вопросы отвечала высказыванием "совесть проснулась", а Марицца предлагала замять тему, что б не сглазить).

"Твой аналитик - просто блядь" мечты в стиле Земфиры

Ману сидел в коридоре, пристально всматриваясь в мраморный пол у себя под ногами.
- Там что-то написано? - Каролина аккуратно присела рядом и как будто случайно коснулась его руки.
- Как видишь, пусто, - отозвался Мануэль.
"Голос доброжелательный, что ж, продолжим" - решила девушка.
- Почему ты у нас больше не появляешься? Нет, я не требую ответа, просто Марицца говорит, что теперь совсем непривычно спать, - быстро добавила она, присовокупив к своим словам самую милую из своего достаточно обширного арсенала улыбку.
- Да, затрахало всё, - вздохнул Ману.
Каролина внутренне удивилась: уже тот факт, что Мануэль нормально с ней разговаривает, сильно настораживал. Но чтобы ещё и откровенно... Нет, это слишком. Значит, можно наступать? Заранее морально приготовив себя к отпору, Каролина через силу произнесла:
- Может, поделишься?
- С какой стати? - Агирре удивлённо поднял бровь.
"Могло быть и хуже, - подумала девушка, - что ж, или моё любопытство меня погубит, или настойчивость спасёт".
- Это потому, что ты любишь Мию?
- С какой стати ты решила, что я её люблю?
"Другого и не следовало ожидать". Каролине показалось, что Ману впервые говорит искренне: без напускного пофигизма, наружной бравады... без матов, в конце концов. "Ладно, будем считать, что сегодня я камикадзе", - решила девушка, постановив себе на мысленном суде продолжить уже и так зашедший слишком далеко разговор.
- Ты знаешь, я, когда впервые увидела вас, мне сразу показалось, что ты любишь её, а она тебя недостойна.
- Очень интересная идея, - оживился Ману, - особенно мне про "недостойна" понравилось. Продолжай мысль.
- Ну, так вот. Ты, конечно, не обижайся, но ты на неё так смотрел... невозможно было этого не заметить. Ты, ведь, когда приходил к нам по ночам, не только мстил ей, ты хотел разбудить в ней чувство вины... Мне можно продолжать?
- Попробуй...- неопределённо ответил Мануэль.
- Так вот, я видела жизнь и на таких куколок, как Мия, вдоволь насмотрелась. Одна такая девочка рождается примерно на 50 детей со средней внешностью, - Каролина остановилась, заметив, как Ману всё внимательней и внимательней её слушает, - судьба их приблизительно одинакова: сначала тихий или же громкий успех среди одноклассников, потом бесчисленное количество парней, которых они, по сути, не любят, а дальше... дальше повторяется старая добрая история Золушки: ровно в 18 лет глупенькая красавица превращается в супругу этакого папочки с огромным кошельком и процветающей импотенцией. В среднем, на такие приманки попадаются миллионеры в возрасте "чуть-чуть за сорок", ну, иногда, "за тридцать". Но это уже совсем другая история, - закончила свою тираду девушка.
- Одно "но": я, ведь, не миллионер, а, по-твоему, я тоже на неё попался.
- Ты не попался - ты влюбился, а это разные вещи. Ты хотел нормальных отношений, но не понимал одного: девочки типа Мии попросту не способны никого, кроме себя, любить - их этому в детстве не научили.
- Стройная у тебя теория, прямо как у Раскольникова.
- Ты такую литературу читаешь? - неподдельно удивилась Каролина.
- В жизни разобраться помогает.
- В жизни не надо разбираться, она всём разберётся.
- И где только делают таких умных, девушек, как ты?
Глаза Каролины переливались, как перламутровые ракушки.
- Тебе рассказать или показать наглядно?

"Правду говорят, что плебеи - лучшие любовники, - подумала, натягивая на влажное от пота тело лифчик, девушка, - им просто некогда думать о разной ерунде, поэтому они так замечательно действуют".
- Мануэль, от меня тобой не пахнет? - Каролина знала, что подобные вопросы кажутся тупыми, но после ТАКОГО секса специально подбирать слова у неё не оставалось сил.
- Кажется, нет, - ответил парень, шаря по полу в поисках куда-то затерявшегося ключа от комнаты.
- Ты хоть бы подошёл, - Каролина обиженно надула свои искусанные губки.
- Сейчас, подожди, - Ману достал из-под письменного стола искомый объект и направился к ней, - знаешь, чем от тебя пахнет? Страстью.
- Да, брось ты! - Каролина засмеялась, - Классная у тебя комната. Окна большие.
- Как будто ты с Томасом здесь не была.
- Была, - согласилась девушка, - и здесь, и в соседних апартаментах.... У него необходимость в постели и, желательно, чистой. А в чьей комнате эта постель находится, его не ебёт.
- Какой лексикон! - засмеялся Мануэль.

- Ты с ней спал?!- голос Марицца глухо отдавался в мраморных коридорах колледжа.
- Мы поругались, - оправдывался Мануэль, внутренне сжимаясь от поистине неисчерпаемого потока энергии этой маленькой девочки.
- Так поругались или переспали? - наступала коротышка.
- С Мией поругались...- попытался объяснить Ману
- Идиоты на мою голову! - сокрушённо изрекла Марицца, - Что у вас там ещё произошло?
- А вот тебе какое дело? - стал наступать Агирре.
- Никакого. Просто вы сейчас своими глупостями всё испортите, а я потом виноватой буду!
- Что мне делать?- уже по-человечески спросил Мануэль.
- Не знаю. Зря я тебе тогда сказала... вы, ведь, из-за этого, да?
- Моя девушка по ночам шляется неизвестно где и не желает ничего объяснять! Здорово, правда?
- Слышишь, Агирре, я, конечно, понимаю, мужская гордость, либидо, но ты никого другого для своего члена найти не мог?
- Послушай: ты мне всё рассказала, я пошёл разбираться к Мие, та меня отшила, ну, то есть сказала, что это не моё дело, где она ночи проводит, нормально, да? А тут Каролина под руку подвернулась...
- Ты точно имеешь ввиду руки? Может, скорее, свой...
- Мари! - резко перебил Мануэль, - ты знаешь, она умная: всё мне так по полочкам разложила...- добавил он уже более спокойным тоном.
- В этом-то вся и беда, - отозвалась Марицца, - ладно, поступай как знаешь, хоть Томас отдохнёт, а то уже заебал меня своими доёбками! "Я не такой экстремал, чтобы с этой...скажем так... красавицей, спать, - Мари зевнула и посмотрела на свои детские зелёные часики, - Ладно, всё, расходимся, и так меня посреди ночи вытащил.
- Постой!
- Чего тебе ещё?
- Мия до сих пор по ночам гуляет?
- Ага. Ровно в четыре утра возвращается, всегда каблук подворачивает, когда через форточку лезет. Кстати, твоя куколка бухается на пол с та-аким грохотом, что кажется, будто она килограммов 200 как минимум весит.
- И куда она ходит?.. - вопрос Мануэля, скорее, был обращён к датчику пожарной сигнализации, нежели к Марицца, - мне, вообще-то за решётку не хочется, но если я его увижу, точно на лет 10 загремлю.
- Не думай об этом. И не вздумай рассказать всё Мии, слышишь?
- Ладно, давай.
- До завтра, плейбойчик.

Глава 8
До аудитории они дошли только к третьей паре: по пути Мануэль дважды возвращал её в комнату, и опять начинались гонки - дыхание захватывало, отчего-то сосало под ложечкой, бельё разлеталось, как брызги барселонских фонтанов: также высоко, весело и во все стороны и предательски горели щёки. С Мариццей она теперь общалась только во время занятий, да и то без прежних доверительных диалогов. Умом Каролина понимала, что совершает предательство, "общаясь организмами" с Ману; нет, не перед Мией (эта вообще практически не заметила их отношений, так как еженощно куда-то исчезала и возвращалась только под утро), а перед коротышкой. Враги, всё-таки; Мануэль по-прежнему "мило разговаривал" с её подругой, а та отвечала ему всё с той же "любезностью". На конечную цель своего пребывания в колледже Каролина плюнула с небоскрёба и уже успела об этом забыть.
Жизнь Каролины медленно, но верно превращалась в один сплошной любовный роман. Не под старину, с красивыми картинками, а как "Эммануэль". Наверное, внутри у неё жила Мессалина: к счастью, она ещё не превращалась каждую свободную секунду в блудливую Лициску, но гладиаторы, золотые украшения и Колизей уже стали ей сниться.

Часть 4
Глава 9
В ушах надолго поселился голос Мадонны, обволакивающе исполнявший "Frozen". Сама Каролина не считала себя жутким поклонником творчества поп-дивы, но у них с Мари были один плеер на двоих, а на более серьёзную музыку подругу уговорить так и не удалось. Хотя, и эта песня, в общем-то, была неплохой, даже помогала расслабиться, обладая каким-то эффектом бесконечности, непрерывности и потусторонности.
Текст для Каролины оставался загадкой: в детстве она прогуливала уроки английского, а здесь она выбрала романскую группу языков. Ну и пусть, так даже лучше - не напрягает, по крайней мере. Удобно устроившись на кровати рядом с Мариццей, она попыталась в ладошки собрать рассыпавшийся от вокала Ма песок мыслей. "Всё оказалось так просто, правда, Каролина? - шептал внутренний голос, - и не надо было ни в чём разбираться. Тут секс, только секс и ничего больше. Что ж, пока ты счастлива". Девушка в который раз словила себя на мысли, что если бы ей пришлось, как Мари, знакомить новенькую девочку с колледжем "Элитный путь", то она бы говорила только о сексе. "Это такой мир, - сказала себе Каролина, - и он меня устраивает. Сегодня устраивает". Мысли прервала с грохотом ввалившаяся в комнату Мия.
- Не скучали без меня? - проговорила она, потирая в который раз ушибленную ногу.
- Сучка, опять меня разбудила, - недовольно отозвалась Марицца, - слушай, Барби, если мы тут с Каролиной дверь вместо окна тебе установим, ты не обидишься? А то у всех один подъём в 8, а у нас - три: первый в час ночи, когда ты уходишь, второй - в 4, когда ты возвращаешься, а последний, в 8, когда спать хочется.
- Заткнись, коротышка, - автоматически бросила Мия и строго добавила, - сегодня в 10 часов.
Каролина не смогла разобраться в смысле сказанного, но Марицца, кажется, всё поняла.
- Почему сегодня и почему в 10?
- Так надо.
- Идиотка, - развела руками девочка.
- А о чём это она? - спросила Каролина.
- Так, картину "Галлюцинирующий тореадор" Дали видела?
- Ага, - Каролина попыталась припомнить, где именно она её видела, но так и не смогла. Зато разлагающийся череп с заполненными такими же черепами глазницами она прекрасно себе представляла.
- Так вот, это, - Мари красноречиво указала рукой в сторону Мии, - это наша модификация этого бессмертного творения - "Галлюцинирующий Мииоодор".
- Бедный Дали наверняка сейчас крутит сальто у себя в могиле,- вздохнула Колуччи.

- Эй, ты меня слышишь?
Каролина нехотя подставила серебристую стремянку и спустилась на землю со своего леденцового облака, задевая по пути локтями комочки сахарной ваты.
- Ты что-то сказала? - обратилась она к Марицца.
- Ага, сказала, а потом ещё раз сказала, и ещё раз... Тебе не кажется, что если ты и дальше так будешь реагировать, я скоро превращусь в автоответчик?
- Тебе не грозит, - ответила Каролина, - так что ты хотела мне сказать?
Мари посмотрела на зелёный секундомер будильника, выждала ровно полминуты и проговорила:
- Не я, а мы.
В комнату один за другим входили люди. Сначала - Мануэль, потом Колуччи, Томас, Вико; последним появился блондинчик Пабло и запер за собой дверь. Вид у одноклассников Каролины был пугающе серьёзный, и девушка впервые за долгое время ощутила, как проходит электрический заряд страха по её позвоночнику.
- В чём дело? - спросила она, когда Агирре стал привязывать её к стулу, - Ману, только не говори, что это новая твоя фантазия.
- К сожалению, нет, - проговорил Мануэль, закрепив верёвки у неё за спиной.
- Тогда что это? - Каролина постаралась подавить наступающую всё ближе с каждым мгновением истерику. Сознание собственной безопасности медленно дало трещину, в которую быстро потекла ядовито-зелёная липкая слизь... Холод. "Мы пришли к тебе, Каролина, жаль, что ты забыла о нас"... Спокойно, Каролина, спокойно, ничего ведь пока не случилось. Тогда почему так страшно?.. Пещера, шприцы и голос маленькой девочки: "Она, кажется, не в себе".
- Она, кажется, не в себе, - Мари села на стол, подобрав ноги под себя.
"Вот и реальность, Каролина. Видишь, всё хорошо, а ты ещё так боялась...кстати, а чего это ты боялась? Уж не реальности ли?"
- Эй, красавица, ты слышишь меня? - Пабло похлопал её по щекам, - Вы её чем-то накачали?
Девушки отрицательно покачали головами.
- Ты приняла что-то, да? - обратился он к Каролине.
- Нет, - девушка сама удивилась тому, как твёрдо и одновременно спокойно звучал её голос, - и, раз уж моё состояние так тебя интересует, будь добр, расскажи мне, зачем вы меня связали, и что вообще значит весь этот цирк?!- теперь она окончательно вернула ебе понимание действительности: вот комната, вот стул, к которому её привязали, а вот 6 подростков. За окном темно, на будильнике 22.07, дверь заперта. Стоп: с акынством пора покончить. Каролина направила на Марселя лучи своих фиолетовых глаз. Сейчас она завладеет ситуацией.
Несмотря на явное преимущество, Пабло сдал и, не выдержав её взгляда, встал у неё за спиной.
- Начнём с начала, да, милая? - он наклонил спинку спула к себе и заглянул в фиолетовые радужные оболочки. Не дожидаясь ответа, Пабло продолжил, - итак, кто ты?
- Каролина Доноци, - чёрные точки стали выплясывать перед глазами негласный танец под названием "Паника".
- Каролина Доноци, а дальше чистый лист? Никто не знает, откуда ты, кто твои родители... слишком много вопросов, но постараюсь тебе на них ответить.
- Мне?! - презрительно удивилась Каролина. Её борьба с истерикой продолжалась и шла почти на равных.
- Тебе, - ответил Пабло, - ты - редкая сука, состоящая в "Братстве по крови", кажется, так называется ваша организация?
Каролина выдохнула, теряя зыбкую почву из-под ног.
- Я.. не знаю, о чём ты говоришь... я не сектантка, - голос дрожал от малейшего движения, как струны эоловой арфы.
- Ты распространитель бесплатной смерти или, как привыкли называть её люди, ВИЧ- инфекции. Можешь не отпираться, это клеймо, - Пабло указал на значок, неизменно приколотый ко всем её блузкам, - красная лента - символ борьбы со СПИДом. Только здесь она перечёркнута. Достаточно показательно, правда? Высшая раса, люди, которые банально мечтают править миром, но при этом достаточно необычно действуют. Вы собираете распространить ВИЧ среди, как вы нас там называете...кажется, смертными. В любом случае, неинфицированными должны остаться лишь избранные. А пока идёт чистка.
- Откуда...- Каролина подавилась собственными словами, - откуда вам всё это известно?
- Тебе это знать не обязательно, - ответил блондин.
- Это ещё почему? - вмешалась Колуччи, - пусть эта сука вспомнит, вспомнит, как заразила СПИДом полгода назад Маркуса Агилара. Ты помнишь это, гадина?
Слова физически ударили Каролину. По лицу. Красотка, демонстрируя всем свои длинные ноги, подошла к Каролине и взяла её за подбородок.
- Ты помнишь его?!
Каролина пыталась увернуться, но слова били её, просачиваясь в ушные раковины высоким голосом блондинки.
- Я не знаю, о ком ты говоришь...
- А вот он тебя прекрасно помнит, как и тот день, когда ты подарила ему смертный приговор. 14 сентября, не так ли? Был дождь, девочка в клетчатой юбке мокла перед чужим домом. Парень заметил её и предложил согреться у него в квартире. На утро он обнаружил на столике записку: "Поздравляю, теперь у тебя СПИД!" и небольшой порез на шее. Так? - Мия держала её за подбородок, - я тебя спрашиваю, так?! К счастью, ты не успела далеко уйти: Маркус догнал тебя на лестничной клетке и потребовал объяснений.
- Он казался ... растерянным...- Каролина уже сдалась: она рыдала, мечтая только об одном - испариться. Нет, не от этих бешеных подростков, а от своих воспоминаний.
- Растерянным? - презрительно повторила Мия, - признайся, ты просто первый раз видела глаза человека, которому осталось жить не больше года, которого ты, по сути, убила. К твоему сведению, Маркус астматик, а они с такой болезнью долго не живут. Сука! Ты убила его!!! Убийца!!!
- Я не хотела... - слёзы просачивались сквозь кожу, разъедая сознание едкими горячими струями.
- Не хотела?!!- орала блондинка, - да ты...
- Тише, нас могут услышат. Ману, приведи свою девушку в чувства, - закрыв ладонью Колуччи рот, проговорила Марицца.
- Спокойно, Мия, спокойно, - Мануэль силком оттащил её от Каролины, всё так же закрывая рот красавице.
- Так как у блондинки истерика, продолжу я, - Мари встала напротив Каролины, - итак, на чём мы там остановились? Ах, да, ты вернулась в квартиру Маркуса, и тебе пришлось всё ему рассказать: о том, что ты состоишь в "Кровавом братстве" или как его там, о том, чем вы там занимаетесь... распространением СПИДа, не так ли? Но, самое главное, ты рассказала ему о своих планах - тебя по новому проекту отправляли в колледж "Элитный путь" для массового заражения тамошних студентов. Ты и не догадывалась, что Маркус сам в прошлом году экстерном закончил наше милое учебное заведение + он жил в одной комнате с Мануэлем. А теперь угадай, как нам удалось узнать, что ты посол доброй воли от ВИЧ-инфекции?
Каролина отхаркнула комок отчаянья, и он, как ей показалось, упал на пол и покатился как резиновый мячик. Она подняла свои безумные, как у затравленной волчицы, глаза, но так ничего и не смогла сказать.
- Признаюсь, по началу мы не знали, что делать, - продолжала Марицца, - но потом Пабло, да, именно этот красавчик, подал гениальную идею. Ты читала сказку "Алиса в Зазеркалье"? Он читал и решил, что можно использовать задумку Льюиса Кэрролла в нашей ситуации. Нам надо было, в первую очередь, защититься, а для этого Паблито предложил создать такую обстановку, в которой ты бы растерялась и не стала сразу заражать студентов колледжа смертельной болезнью. Да, мы разыграли маленький спектакль, милая. Что ж, пора раскрывать карты.
Основополагающим фактором был избран секс. У нас у каждого была своя роль: Ману - наглый самоуверенный подонок, призванный окунуть тебя с головой в мир колледжа "Элитный путь"; я - фригидная и полностью отрешённая от жизни девочка - тинэйджер с ворохом проблем, подруга, на фоне которой ты могла чувствовать себя если не идеалом красоты, то, по крайней мере, очень хорошенькой и достаточно счастливой; Мия Колуччи - глупая красивая Барби (тут ей играть не пришлось), но, Каролина, ты же не дура - как ты могла поверить в то, что дочь миллионера будет играть в карты на себя?! К тому же, зная уровень интеллекта моей сестрички, несложно догадаться, но она вообще в карты играть не умеет.
Кто там остался незамеченным? Ах, да, Томас Эскурра - он почти ничего не играл, ну, кроме любви к тебе, милая, и то только в целях защиты; и Вико - она использовала этот случай, чтобы обновить свой гардероб, её роль лесбиянки - это ещё один фрагмент, который должен был на тебя повлиять и заставить поверить в то, что наш колледж - это почти что притон. Стоит ли упоминать, что через своих якобы любовниц она распространяла листовки, в которых было подробно написано, о том, кто ты на самом деле, зачем приехала в наше учебное заведение и о мерах предосторожности, связанных со "случайным заражением" СПИДом. Сочту своим долгом сообщить тебе, хотя, ты, наверное, уже сама догадалась, что Мануэль и Мия достаточно давно вместе и трахаться, пардон, заниматься любовью, каждую ночь для них не подвиг. Примерно в таких же отношениях мы с Паблито, но, так как я по сценарию фригидная и закомплексованная малолетка, нам приходилось на время прекратить сексуальную практику. У Томаса тоже есть девушка, но она учится в другом колледже и о ваших спарринг-шоу ничего не узнает. Все студенты быть в курсе того, что мы разыгрываем спектакль, и охотно подыгрывали нам. Правда, ты этого не замечала, - Мари замолчала.
Каролина с силой впилась ногтями в кожу, пытаясь болью привести себя в чувства. Ничего не получилось: мысли по-прежнему плавились и, застывая от всё новых изречений "подруги", становились как будто больше и царапали стенки черепа. Из горла вырвался сдавленный стон и, смешавшись с уже ставшем тихим рыданием, перевернулся в воздухе и залетел обратно, ударив где-то между лопаток. Взгляд Каролины попал в угол комнаты, как раз туда, где Мануэль успокаивал Мию. Неужели её отношения со Ману - тоже всего лишь часть этого чудовищного и жестокого плана?..
- Признаюсь, из нас вышли никудышные актёры, - продолжила Марицца, - помнишь, подруга, что ты первым увидела в колледже? Со мной чуть столбняк не случился, когда я заметила тебя рядом с этими сумасшедшими. Ещё бы, они умудрились забыть о твоём приезде и спокойно сосались на лавочке. К счастью, у меня хватило мозгов правильно всё обставить и не дать нашему плану полететь в тартарары. Кстати, я, кажется, тогда задержалась? Это потому что на меня была возложена великая миссия прочистить твой багаж от всякой дряни: заражённых иголок, презервативов и прочего спец - арсенала. Но тебе - таки удалось утаить лезвие. Как ты это сделал, подруга? - Мари встала за спинкой стула и, потянув Каролину за волосы, заглянула ей прямо в глаза, в темноте казавшиеся чёрными, а не фиолетовыми; девушка только издала хриплый стон, - ты чуть не заразила Мануэля этой мразью, сука,
- Марицца резко отпустила её волосы, и подбородок Каролины по инерции упёрся в грудную клетку, - но серьёзно мы просчитались только в одном, - добавила Мари более спокойным тоном, - Агирре, по простоте душевной, умудрился увидеть в тебе человека и даже девушку. Вот единственный фрагмент правды во всём этом фарсе.
Каролина с благодарностью посмотрела на Ману, но тот только отвернулся.
- Я не понимаю... - послышалось сопрано Колуччи, - ты мне что, изменил с этой сектанткой?!
- Спокойно, Мия, я тебе всё объясню, - оправдывался Ману.
- Ублюдок!!! - Мия быстро встала с его коленей и направилась к выходу. Дверь была заперта, и Пабло не собирался отдавать ключ.
- Открой! - проверещала Мия.
- Только если Мануэль попросит, - спокойно ответил блондин.
- Скажи ему! Немедленно! - обратилась к Агирре красотка.
- Ты шлялась неизвестно где, ничего мне не объясняя, - проговорил Мануэль.
- Шлялась?! Неизвестно где?! - Мия задыхалась от возмущения, несознательно штурмуя верхнюю часть второй октавы, - придурок, вот где я была! - с этими словами девушка достала из ящика письменного стола несколько одинаковых конвертов, - тебе приходила корреспонденция от твоих дружков из братства, - обратилась она к Каролине, бросив в лицо девушке письма, - только ты не замечала. Ещё бы, ты была слишком ув-лечена половой жизнью.
Каролина почувствовала, как острые углы конвертов царапают её щёки.
- И какое это имеет отношение к твоим ночным прогулкам? - спокойно спросил Мануэль.
- Прямое: в каждом письме указано место и время встречи, - огрызнулась Мия.
- Ты... ты встречалась с этими подонками? Одна?! Это же опасно!
- Ночью все кошки серы, нас с ней легко могли перепутать. Теперь у службы охраны моего папочки есть адрес и время следующей встречи. Твоих дружков возьмут с поличным сегодня в 1.10, и будь уверена, что камеры для них уже готовы: все наши предыдущие встречи были засняты на видео и материалы хранятся лично у моего па-почки в сейфе.
- Нихуя себе!.. - проговорила Мари, - пока мы тут с одной сучкой возимся, Барби успела окрутить вокруг пальца всю шайку подонков!
- Теперь ты откроешь мне дверь? - сказала Мия.
- Эй, а что мы будем делать с этой? - поинтересовался Томас, - не оставлять же её тут. В таком состоянии она опаснее, чем со своими иголками.
Каролина жадно глотала комья воздуха, мечтая, чтобы все эти ублюдки подольше разбирались между собой и не трогали её.
- У меня есть идея, - проговорила Марицца, - мы и так её уже достаточно наказали, правда, милая? Как насчёт курорта в Швейцарии... лет на 10.
- А разве существуют такие курорты? - удивилась Колуччи.
- Существуют деньги, а остальное решается в зависимости от их наличия.
Всё: тонкие канаты, с трудом удерживавшие сознание Каролины, оборвались. Она не помнила, как разорвала прочные верёвки у себя за спиной, как 3 сильных парня еле удержали её, как в комнату вломился упорно игнорируемый её судьями Блас, как Мари вызвала скорую, она не слышала своего крика ...

Часть 5

Глава 10
Каролина почувствовала холодное прикосновение к запястью: молодой паренёк-санитар проверял пульс. Девушка осторожно повернулась, намечая пути к отступлению. Она ещё не знала, что последним, что она услышит, будет крик шофёра скорой помощи: "Куда ты едешь!!!!". "Куда ты едешь!!!!"...

Эпилог

"Единственный наш долг перед историей - это постоянно ее переписывать." О. Уайльд

- Мия, ты же знаешь, что я не могу приехать.
- Это очень срочно!
Ману откинулся на спинке кресла, досчитал до 10-ти и страдальчески посмотрел в потолок, ожидая помощи от современного подвесного аналога небес. Когда последний раз Мия вызывала его посреди рабочего дня? На прошлой неделе, точно, на прошлой неделе. Тогда его принцесса умудрилась "случайно" поджечь столовую и одновременно затопить спальню и гостиную.
- Мексиканец, ты меня слышишь?
Рассудив, что самым разумным будет удовлетворить просьбу любимой, пока та не устроила апокалипсис, Мануэль покосился в сторону кабинета начальника и не хотя принялся собирать вещи.
- Да, Мия, я скоро буду.
Никаких следов потопа или пожара не было. "Уже не мало", - подумал Агирре, направляясь в спальню. Именно тут его глазам предстало редкостное зрелище. Ну, не то, чтобы Ману сильно разбирался в моде, но то, что было надето на Мие, никак нельзя было назвать платьем. Скорее, это было что-то красное, ажурное, шёлковое и предельно прозрачное. "Где у нас тут квартал красных фонарей?".
- Ну, как? - весело спросила Мия, - купила в соседнем бутике. Прелесть, правда?
- И ты вызвала меня только ради этого? - голос Мануэля звучал укоряюще, зато глаза горели, как у гладиатора, которому вместо верной смерти предложили четырёх наложниц.
- Ну, да, - непонимающе ответила Мия, - можешь возвращаться на работу.
- Конечно, - улыбнулся Ману, снимая пиджак.
- Эй, ты же не хочешь... - Мия опёрлась о спинку кровати.
- Абсолютно не хочу, - проговорил Мануэль, продолжая раздеваться.
- И когда ты станешь большим боссом и заведёшь себе для этих целей секретаршу? - вздохнула Мия, обращаясь, скорее, к тому же подвесному потолку, нежели к Агирре.
- Не говори глупостей, - оборвал её мысли Ману.

Мексиканец курил, глядя, как Мия подкрашивает глаза перед зеркалом. Уговорить принцессу на второй круг так и не удалось: головная боль, магнитные бури, астрологическая несовместимость ...
- В такие моменты я скучаю по Каролине, - нейтрально произнёс Ману, выдыхая облачко дыма.
- Я часто её вспоминаю, - Мия впервые за последние 10 минут повернулась к нему, - где она сейчас?
- Наверно, далеко, - Ману вспомнил, как они скрыли от Мии гибель Каролины в автокатастрофе и как никто из них так и не пришёл на опознание трупа (возможно, из-за чувства вины, а может, и от страха).

Марицца расставляла маленькие чашечки из китайского сервиза.
- Эй, Паблито!
- В чём дело, любимая, - из сонных покоев показался Такой "Паблито", какого мало кто, кроме неё, видел. "Весёлые семейники + грустный взгляд = не выспался" - отметила про себя Мари.
- Ты видел, кто директор колледжа, в который мы собираемся отдать Родриго?
- Не видел, - не в силах удержаться на ногах, Пабло присел на табурет.
- Посмотри, - Марицца протянула ему красочный глянцевый рекламный буклет с надписью "Элитный путь - будущее Ваших детей!".
- Ну и что? - устало проговорил блондин.
- 37-я страница, - указала Мари.
Пабло открыл буклет в указанном месте и красочная книжечка выпала у него из рук. На развороте страниц была крупно напечатана фотография женщины с фиолетовыми глаза-ми. "Каролина Доноци приглашает Вас в "Элитный Путь"!".



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » ДРуГАЯ! (Марицца/Пабло)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz