Вторник, 11.05.2021, 13:18
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
Главнаяpetty stage of tragic actors - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » petty stage of tragic actors (от sway)
petty stage of tragic actors
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:58 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Название – petty stage of tragic actors
Автор – sway
Бета – Светка, а ля Фиша, а ля fiska
Жанр – все по чуть-чуть, хотя мне надо дать Оскара за тот факт, что мой фик не подписывается под грамотность не одного из жанров.
Размер – макси.
Рейтинг – Rated R
Пейринг – Стандартно.
Направление – хммммммммммм, было бы не плохо еще знать, в какую сторону этому фику направится.
Дисклеймер – Крис Морена и Яир Дори продакшнс, я не претендую на ваших героев…
Размещение – не думаю, что после прочтения, хоть кому-то в голову придет его где-то размещать…
Саммари – Все детки 5 курса дружно отправились на каникулы… И вообще это фик об “алкоголиках, сексоголиках и шмоткаголиках…” (критика к “Удушье” Чака Паланика)
Статус – не окончен, хотя в голове уже все мною написано. Размещаю сейчас, потому, что знаю, что так я фик не допишу, просто будет more challanging дописать его, так сказать буду обязана его дописать.
Авторское примечание – “Музыка – громкое танцевальное техно, с врезками совершенно безумных сэмплов: собачий лай, вопли автомобильной сигнализации, лозунги гитлерюгенда. Звон разбитого стекла, грохот выстрелов. Истошные женские вопли и пожарные сирены врываются в музыку” Чак Паланик
Не ждите от этого фика чего-то особенного, вы просто не дождетесь! Большое спасибо Фише, что она все таки взялась бетить мою муть…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:58 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Petty stage of tragic actors
Эпиграф:
“Опытом люди называют свои ошибки”
Оскар Уайлд.

Пролог…
Сколько слез было когда-то ею пролито. Она просто не верила, что он достался далеким мемуарам, который, как шрам на сердце напоминает о своем существовании. Каждый день их взгляды искрометно пересекались, но также быстро потухали, стоило им только увидеть тоску и боль, причиненную друг - другу. Старание игнорировать другого приводило лишь к вспышкам гнева, диким истерикам и бутылки виски, где- то в тихом углу. Казалось, жизнь не переставала их издевательски мучить, ударяя по самому больному. Она так часто ждала слез, как пустыня дождя, но казалось, она иссушила себя, как жарким солнцем. Шум окружающей их жизни, приводил их к лишь нескрываемому раздражению. Одноклассники видели в них, как будто подмененных инопланетянами, бывших лидеров школы. Верные друзья не покидали попыток расшевелить их, но вскоре поняли, что им так проще жить, и когда-нибудь эти несчастные влюбленные просто снова оживут, как звери после зимней спячки. С некоторых пор их можно было видеть только на уроках, и то, весьма редко. Дни они просиживали в своих комнатах, ночи в задрыпаных барах, в тех - где не было никакой вероятности встретить каких-либо знакомых, особенно одноклассников. Она давно перестала верить различной сопливой романтике, красивые слова моментально улетали в мусорное ведро, на свидания она не ходила, на комплименты в стиле: “вы девушка моей мечты”, она вообще не реагировала. Иногда она ощущала почти физическую головную боль. Такую, как будто она только, что выкурила пачку ментоловых сигарет, и этот ментол почти осел на носовых пазухах. Глаза жутко слезились, и ей тяжело было определить, чем это вызвано: дымом табака, или болью внутри. Плеер почти трещит от бесконечного воспроизведения одной и той же песни из 19 доступных треков. Слова почти выгравировались в её сознание “Last Chrismas i gave you my heart, but the very next day...” Ее безмятежное лицо продолжало наблюдать за шелестом деревьев за окном, пытаясь найти в них, визуально живых, отголоски тоскующей души.
Он же предпочитал сидеть на своей кровати и бренчать на старой гитаре. Способность сочинять песни осталась в прошлом, и он уже почти перестал надеяться на то, что она вернется. На стене висели старые фотографии, которые уже почти покрылись несмываемым слоем пыли. Он уже практически не мог различить мимику лиц, воспроизводя ее по памяти. То, что раньше хоть как-то занимало его досуг, теперь выветрилось из его памяти. Винтажные шмотки не переставали пылиться на дне переполненного шкафа, коллекция дисков больше не играла для него никакой роли, только вспышки воспоминаний иногда пробивались в его прокуренное настоящее, а он, как мазохист, получал дикое удовольствие, перебирая счастливые моменты. Странно, при всем своем цинизме и безразличие к людям, он помнил ее лицо до последнего штриха. Каждую ужимку, родинку, улыбку, все, что с ней связано всегда хранилось в определенном отсеке его блуждающей памяти.
Так они и существовали в течение последних месяцев, пока обоим одномоментно не пришло в голову, что пора, что-то менять….




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:59 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 1.
“Это очень простая афера. На вершине - всегда только я, а остальные – всегда внизу. Добрые щедрые люди.”
Чак Паланик
Осень… Непрерывные дожди… Боль… Одиночество…
Как же она от них устала. Устала быть вечно одной. Ей снова снился тот сон. Как же она его ненавидела. Ненавидела ту сопливую доброту, предсказуемость и взаимную любовь. Нет, не потому, что ей этого не хотелось, а потому, что этому просто не суждено было случится. Она сама не понимала, что именно ее так угнетало в этом сне. Наверное, все - начиная с нее и кончая им. Закутавшись потеплее в вязаный плед, она тихо пропела фрагмент с “don’t speak”
Вечером намечалась вечеринка, но настроения веселится, совсем не было. В последнее время ее вообще ничего не привлекало также сильно, как посиделки на холодном подоконнике и наблюдения за прозрачными каплями, моросящего дождя. Во рту жутко пересохло, но вставать с родного места никак не хотелось. Мобильник на полке начал издавать знакомые симфонии, но, как обычно предпочтение быть одной, одержало победу, поэтому Марисса Андраде даже не сделал попытки ответить на звонок. Просто не хотелось, а может ею снова овладела родная лень, точно ей было известно одно - жутко хотелось курить, но, как обычно, Мия снова забрала последнюю пачку, а выходить куда-то даже не пришло ей в голову.
Она снова решила продолжить читать «Портрет Дориана Грея», когда-то она бросила читать эту книгу, где-то на середине, а теперь, в ней проснулось её так долго дремавшее и прирожденное любопытство, поэтому, без лишних слов, переборов лень, она достала старую книгу с полки. Раньше ее пугало это чтиво так, как главный герой дико напоминал ей бесчувственного Пабло, такого же надменного, самовлюбленного и эгоистичного. Теперь он ее мало ебет, а точнее должен совсем не ебать. Но иногда мы совсем не в состояние контролировать наши чувства. Вот и сейчас Марисса Андраде сидела в полном замешательстве. Некоторые считали, что Марисса фригидна, и совсем не нуждается в противоположном поле, другие же, что она всего лишь игнорировала романтические отношения, но от хорошего секса редко отказывалась. Поэтому, бывшие подруги давно стали считать Андраде не более чем дешевой подстилкой. Все, кроме Мии, единственная в колледже не отвернувшаяся от странностей подруги.
От чтения занимательной книги, Мариссу оторвал неуверенный стук в дверь. На пороге материализовался высокий блондин с прокурено - красными глазами. Рыжая в сотый раз заметила, что от былой голубизны глаз остались только воспоминания.
- Ошибся дверью!
- Неужели! Хотя, если ты думаешь, что я к тебе по личному вопросу, то ты глубоко ошибаешься!
- Я даже не рассматриваю это, как вариант!
- Охотно верю…
- Бустаманте, чего тебе? У меня совсем нет ни времени, ни желания лицезреть твою обкуренную физиономию!
- Прибереги свою желчь для кого-нибудь другого! Хотя, о чем я говорю, в этом колледже ведь совсем не осталось людей, которых ты хоть как-то ебешь!
- Сукин сын!
- Шлюха!
- Может и так, только тогда, должна тебя разочаровать, ты ведь в течение года трахал шлюху!
- Нет, я трахал Мариссу Андраде, а не дешевую подстилку, какой являешься ты!
- Как трогательно, я прямо сейчас расплачусь….
- Не думаю, такие бесчувственные куклы, как ты, не умеют плакать!
- Все, Бустаманте, ты меня утомил, говори, что хотел, и проваливай!
- Директор всех собирает в холе, сейчас…
И дверь истерично захлопнулась с обратной стороны, а она даже не заметила, что больная гримаса на ее лице, так и не сошла.
Вот так, вот в двух словах ему удалось описать ее нынешний статус в глазах одноклассников. Зло, выкинув книгу в окно, она начала думать, что вообще ее удерживает на этой земле. Любовь, как вариант сразу отпадала, эгоизм не прокатывал, тогда, что? Ее вечный вопрос…
- Я всегда была какой-то непосредственной, доверчивой, доброй и даже не злопамятной. Тогда, что же такое произошло, что изменило мое мировоззрение. Я уже с трудом припоминаю, как я стала нынешней стервой.
Когда Андраде появилась в холле, директор уже во всю толкал свою пламенную речь. Он даже не стал реагировать на ее опоздание, так как с некоторых пор не только одноклассники, но и учителя забили на ее поведение.
- Итак, я думаю, вам понятно, что завтра к восьми утра ваши вещи должны быть упакованы в автобус. Никаких опозданий! Ждать никого не будем.
И его взгляд уперся в Андраде, так, как будто нарушение школьных правил относились только к ней. Когда Дуноф отчалил, все вокруг стали бурно обсуждать грядущую поездку. Одна Марисса не догоняла, куда все так активно двинули. Кто-то кричал о погоде, кто-то о наступающей вечеринки, кто-то - о том, что надо бы заранее набрать выпивки в поездку. Одним словом каждый был занят своим личным траблом, не обращая внимание на других.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:59 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 2.
“Они все считают мужчин устаревшим и бесполезным приспособлением, которое скоро выйдет из употребления. Как будто мы, мужики, - просто какие-то сексуальные приложения. Что-то вроде аппендикса.”
Чак Паланик

Марисса молча забралась в автобус, но тут ее, вдруг, что-то ударило как молния! Ей вдруг осточертело страдать по Бустаманте, невыносимо захотелось стать прежней! Веселой, заводной, непредсказуемой, в конце концов, сексуальной, такой, в кого так страстно, когда-то втрескался Пабло. Нацепив уверенную улыбку, кинув парочку комплиментов в адрес некоторых одноклассников, она мирно, без всяких выходок и недовольных вздохов села на свободное место возле окна, про себя моля, что автобус не будет переполненным, и ей удастся сидеть в гордом одиночестве. Из-под козырька черной кепки Ralph Lauren, ей доставляло неземное удовольствие наблюдать за тихим шепотом, и удивленными взглядами окружающих. Именно такой реакции ей хотелось! Теперь ее главной целью было стать полной противоположностью той шлюхи, которой ее окрестил блондин. Через десять минут в автобус вломился Пабло с недовольной гримасой на лице, и на пару секунд в ступоре наблюдал, как Марисса весело обсуждала с Франом и Томи последний номер Mens Health. Как ни странно, но Андраде этот журнал всегда привлекал даже больше чем его самого - представителя мужской половины. Неуверенно плюхнувшись рядом с Гвидо, которого мучила дилемма: хватит ли купленного алкоголя на шесть дней, Пабло все никак не мог понять, страдает ли он от глюков, или Марисса и в правду поддерживает беседу с остальным коллективом. Лассен отбросил свои подсчеты, и тупо уставился на Пабло, как будто перед ним не сидел его лучший друг. Бустаманте и сам с трудом пытался найти причину своего соседства с Гвидо, но ничего разумного не приходило на ум, а мысль, что он делает это, чтобы не отстать от Андраде предательски окутывала его сознание.
- Ну, что Гвидо, ты думаешь, алкоголя будет достаточно, или придется совершить набег на первый же Migros, который попадется на нашем пути?
- Э, ну не знаю, э-э-э, - протянул брюнет,- Думаю, хватит. А почему ты интересуешься?
- Просто, потому, что ты, Лассен, никогда не дружил с пропорциями!
Только Гвидо было известно, почему после слов Пабло он засиял, как медный таз. Но на этом его реакция не прекратилась. Со всего маха, хлопнув Пабло по плечу, она, как молодая мамаша смял блондина в своих объятиях. Как ни странно, но Бустаманте впервые за долгое время стало так легко на душе, как будто он вернул, что-то родное и дорогое в свою жизнь. После дружеских объятий, и обоюдного вывода, что они соскучились по старым временам, Гвидо позвал Томаса, дабы тот разделил новость чудесного перерождения мэрского сынка. Марисса, от которой не скрылись бурные объятия двух друзей, как-то разочарованно вздохнула, смекнув, что лавры перемен придется делить с кем-то еще, а если быть точным, то с самим Бустаманте. Ее карие глаза уткнулись на вид с окна, где ее сестрица все никак не могла упаковать второй чемодан.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:00 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Дорога была долгой, немного нудной. Первые пол часа пути Мия не переставала жаловаться на условия, в которых они, будущее элиты, вынуждены путешествовать. Марисса, верная своему новому имиджу, терпеливо слушала все жалобы Колуччи, но, в конце концов, предпочла заткнуться в наушниках от ноющей сестрицы. “I am colord blind, coffee black and white, pull me out from inside, i am ready, i am ready, i am ready, i am...” Она медленно напевала слова песни, пока не заснула. Как и прежде, ее преследовал тот самый сон, который она ненавидела, боялась, и даже мечтала никогда больше не видеть. Но чем чаще она об этом думала, то тем вероятнее она видела его в очередном сне. Андраде минут десять дергалась в нервных конвульсиях, пока Мия не тряхнула ее со всей силы, на которую была способна ее хрупкая фигурка. Остальные два часа пути, Марисса молча ехала, уставившись в окно, за которым красовалась только жаркая пустыня. Ее мысли были прерваны Гвидо, который что-то упорно доказывал Пабло и Маркусу.
- Нет, и все- таки, а представьте, если вы застрянете в этой пустыни! До ближайшего города, как минимум сутки пешком, а это не реально, учитывая, что здесь такая дикая жара!
Странно, но Марисса даже не задумывалась, насколько жарко, безнадежно это место. Единственное, что ее волновало - это побыстрее приехать в этот отель.
- Марисса, а как ты думаешь: отель будет большим?
- Нет, Мия, директор же сказал, что он будет весьма уединенным, совсем маленьким. Я даже не удивлюсь, если мы будем единственными постояльцами.
- Кстати, я покопался в Интернете, оказывается, в этом отеле есть лабиринт из кустов, как вам это? – Рокко говорил так убедительно, что все вокруг успели представить Версальский Лабиринт.
- Интересно, а там будут магазины?
- Томи, не думаю, что там будут Виблет, Габана или Версаче!
- Очень остроумно, Ману. Я имел в виду: будут ли там супермаркеты, а то у меня такое чувство, что Гвидо как всегда лоханулся в подсчетах количества алкоголя, как в последний раз в Барило!
- Старик, не нервничай так, все я подсчитал, на неделю нам точно хватит!
Прошло еще три часа, когда автобус остановился возле одиноко стоявшего маленького отеля. На вид он точно был с прошлого века, но в этом и была его изюминка. Мия с Вико весело хлопали в ладоши. Марисса лишь хмыкнула, и брякнула, что стиль у этого отеля такой же, как с фильма “Сияние”, от чего окружающем стало не по себе.
Блас нервно покрикивал на учеников:
- Забирайте все вещи из автобуса. Учтите, что он сейчас уедет, и вернется за нами только через неделю.
В скоре, группа учеников мирно стояла возле скромного рессепшена.
- Блас, будь товарищем и поясни, что мы тут делаем? Здесь так безлюдно. К тому же у меня плохое предчувствие! Хотя вполне вероятно, что это на меня нынешняя атмосфера влияет. За все 17 лет, я не видела более жуткого места!
Еще пять минут все вокруг закидывали Бласа разного рода вопросами, в основном большинство которых, упиралось в сам факт сего путешествия. В начале он пытался игнорировать настырных подростков, но потом, и без того хрупкая психика Эрредии лопнула, и он начал истерично объяснять, что он и сам без понятия, что вообще они все в этом захолустье потеряли.
- Пожалуй, это часть учебной программы, а потом в школе какая – то инспекция, именно поэтому мы все здесь! Так что прекратите действовать мне на нервы! Или вам так сильно неймется учиться? Могу вас заверить - всю эту неделю, я вас вообще не буду дергать, делайте, что хотите, пейте, курите, нюхайте, колитесь, трахайтесь! Одним словом, мне все равно, только меня оставьте в покое!
Все довольно переглянулись, но их возбужденному удовольствию суждено было прекратиться, так как наконец-таки появился портье, хозяин, или тот и другой в одном лице…




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:01 | Сообщение # 6

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 3.
“Старичье – бред.
Как я их ненавижу.
Любовь – бред. Чувства – бред. Я – камень. Мерзавец. Бесчувственная скотина. И горжусь этим.”
Чак Паланик

Мужчина лет за 40 сердито хлопнул по стойке, когда Блас начал утверждать, что они зарезервировали комнаты.
- Послушайте, я вас уверяю, мы точно делали бронь!
- Красавчик, тебе бы лучше угомонится, место здесь тихое, нелюдное, полиция в сих краях редко появляется...- он улыбнулся и стал напоминать койота. - Так что, будешь хамить - я тебе быстро все рога переломаю.
Весь класс тихо стоял, когда Блас снова взялся (снова вернулся к? – режет слух малехо=(() за какие-то пустые объяснения (за старое постословие?). Потом он снова перелистал маршрут, убедившись, что они точно попали в помеченный на карте отель.
- Ладно, сдаюсь, наверняка произошла какая – то ошибка, и бронь потерялась, тогда мы просто заселимся во все свободные номера.
- Ну, это дело другое, да и номера то тут все свободные! Так, что давай наличные, и вперед.
- Послушайте, я располагаю полномочиями расплачиваться чеками колледжа…
Но не успел Блас договорить, как хозяин перебил его пламенную речь
- Послушай, малый, никаких чеков, что мне потом с ними делать? Наличные и только!
Блас раздраженно пошарил в портмоне в поисках названной суммы. Кое- как, наскребав денег и расплатившись за номера (благо, те оказались невероятно дешевыми), Эрредия начал распределять народ по комнатам.
Все потихоньку стали обживаться в отведенным им коморках. Марисса лениво плюхнулась на кровать и оглянулась в округ. Комната была небольшой, темной и мягко говоря, убогой. На маленьком столике пылилась в лохматой древности треснувшая пепельница, напомнившая Андраде, что она не курила уже больше полу дня (замени.. хм звучит как «полудня»). Достав мятую пачку Eve, она спокойно затянулась и начала что-то сосредоточенно перебирать в уме. Ее взгляд не отрывался от окна, где постепенно начинало темнеть. Серые хлопья сгоревшего табака на автопилоте слетали в пепельницу, но Марисса почти не прикасалась к дымящейся сигарете.
В комнату влетела, раздраженная Мия с кучей претензий.
- Мари, ты меня слушаешь?
- Что?
- Я тебе говорю, что этот отель больше похож на гадюшник!
- Да, наверное, зато место тихое, отдаленное и совсем нелюдное…
- И что? – перебила её Мия,- Нам придется пылиться здесь семь дней!
- Мия, учись во всем искать позитив!
И на лице Андраде скользнула легкая улыбка. Она спокойно встала со стула и направилась в ванну. Мия лишь фыркнула и пошла в свою комнату, которая отличалась от обители Мариссы лишь неудачным соседством с Соль, которая без конца хлопала дверьми плотинного шкафа.
Посидев с пол часа в двадцати кв. м, она направилась на поиски vending machine, дабы купить воды. Завершив, сей процесс, Колуччи очутилась в холле, где на маленьком диванчике валялись Ману с Гвидо.
- Колуччи, сделай лицо попроще!
- Послушай мексиканец, ты пожалуй единственный, кого может радовать это место!
- Это еще, почему же? Всего лишь потому, что я не такой чопорный аристократ, как ты?
- Потому, что ты, наконец, нашел апартаменты под себя!
- А ты Барби от отчаяния пьешь Regular Coke? Что в этой местности не продают Evian?
Гвидо лишь молча наблюдал за их стандартной перепалкой на автопилоте. Казалось, что на третьем курсе такие мелкие словесные разборки приносили им искреннее удовольствие, на четвертом, устав от своей сопливой идиллии, перемешанной с тягой к экстремальному сексу, они с концами разбежались, а на пятом же - они лишь молча игнорировали друг друга, не пропуская возможности опустить часть себя в глазах общественности или случайных зевак. Они еще минут десять продолжали обмен любезностями, когда в холл влетел Томас с криками о вечеринки.
- А как же Блас и хозяин отеля?
- Ну, хозяину мы толкнули фанеру, а Бласа вообще ничего не ебет кроме собственного спокойствия.
- А где мы устроим намеченную вечеринку?
- В холле! Места здесь заебись, как много!
- Отличная идея, лично я в настроение напиться и перестать замечать обстановку вокруг и весь этот гадюшник с вывеской под замшелым ярлычком “Загородный отель”
Ману лишь вздохнул и решил проигнорировать реплику Колуччи. Хорошее настроение следовало беречь для намечающейся пати.




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:01 | Сообщение # 7

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 4.
“Я не знаю, что это было – ложь или клятва, - когда я сказал, что люблю ее. Но все равно это была уловка. Очередная порция бреда. Никакой души нет, и я, блядь, совершенно точно не буду плакать”
Чак Паланик
Как ни странно, но после двух часов вечеринки почти всех перестала волновать безыскусность интерьера и безысходность пребывания. Алкоголь методичными стопками заливался в юношеские тела. Марисса с Пабло, которые решили вернуться на свои былые позиции, старались зажигать ярче всех. Музыка гремела по всему холлу. Гвидо с Томасом активно забивали четвертый косяк, а Пилар с Лаурой нервно пытались отвоевать своих парней от излюбленного аромата травки. Мия вальяжно сидела в кресле и выдувала профессиональные кольца через тонкий мундштук. Мануэль лениво потягивал виски, и старался уловить аромат ее любимого парфюма “Марабито”. Как он ни старался, но ее запах был практически запрограммирован его мозговыми рецепторами. Все было так, как всегда. Вроде бы классический вариант вечеринки с большим количеством алкоголя, дорогих сигарет и травки, во время пробитой Гвидо у знакомого барыги, но все же, как ни верти, почти приевшаяся тоска и одиночество витали в пространстве, так и не ставшего уютным холлом. Вечеринка больше была похожа на сцену, состоящую исключительно из профессиональных актеров, с большим стажем и отрепетированной ролью.
- Ребята, предлагаю выпить за наш только что начавшийся отдых!
Все активно поддержали идею Рокко, и Маркус, немедля разложив 15 стопок на крохотный журнальный столик, разлил всем Данзка. Все подошли к столику, и Ману, самым, не наесть что пьяным голосом, толкнул речь. Все казались такими дружными, обходительными и приветливыми, но как будто чувствовалась дикая наигранность каждого слова и каждой ужимки. Лицо Мануэля расплывалось в пьяной улыбки, но на самом деле, проницательному человеку сразу было заметно, насколько сосредоточенно бегали его глаза по холлу. Через пол часа все также активно продолжали веселье, когда Пилар начала зевать.
- Ладно, ребятки, я пожалую, пойду спать…
Все, как-то удивленно уставились на нее, переубеждать не стали.
- Милая мне пойти с тобой?
- Да нет Томи, я что-то дико устала.. Ты оставайся.
И, чмокнув парня в щечку, она направилась наверх.
Потом пошел покер на раздевание, пьяные беседы на ночь и стеклянные взгляды в даль. Марисса устало взяла пачку сигарет и направилась на террасу. Не долго думая, она присела на металлический стул с претензией на ренессанс. Андраде хихикнула, представив, как расфуфыренные дамы эпохи “Короля солнца” гуляли по этой террасе. Определенно, даже ее богатое воображение не воспринимало такой картины. Она сразу почувствовала его приход, хотя нет, скорее это было шестое чувство, которое действовало только на него, или может все таки это был его запах, выдавший его, который лучше нее никто не улавливал. Не оборачиваясь, она спокойно поинтересовалась причиной его прихода.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:02 | Сообщение # 8

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Поделись сигаретой..
- Ты мне не ответил, так, что ты здесь потерял? Никогда не поверю, что в этом отеле больше нет других мест, где можно покурить!
- Андраде, тебя, что смущает мое присутствие?
- Нет, я просто хочу побыть одной!
- Не будь занудой!
- А ты, что такой раздраженный? Ты что уже всех перетрахал, неужто ли никого не осталось?
- Представь себе никого!
- Точно, как я так могла ошибиться! Паблито же не спит с одним авто дважды!
- Ну почему же, тебя я имел не раз и не два!
- А я и не отношу себя в разряд авто!
Пабло лениво вздохнул, охоты спорить с ней не было. Он устало сверлил взглядом ее спину, обтянутую в белую майку.
- Знаешь, непривычно видеть тебя не в черном.
- Хм, ну я и раньше любила все цвета радуги! А, что я так давно носила черный?
- 4 месяца, 22 дня и, наверное, уже 7 часов!
Марисса искренне рассмеялась.
- Паблито, я и не знала, что у тебя такая уникальная память на подсчеты. Даже Я не помню, как долго я носила черный.
- Я не веду пустые подсчеты, просто столько времени прошло с нашего последнего разговора в роли парня и девушки.
Наступила неловкая пауза. Она молча хлопала ресницами, сопровождая их меланхоличным потягиванием виски. Бустаманте не отводил от нее своего взгляда. Он и сам не понимал, зачем пришел к ней. Только дурак мог верить, что ему, хоть что-то обломится с ней. Она прервала его размышления своим уходом, а он так и не решился ей сказать то, что хотел. Каким-то резким, даже чересчур резким для его нынешнего состояния движением, он схватил ее запястье.
- Чего тебе? Дай, мне пройти!
- Я тебя никогда ни о чем не просил, но я прошу тебя, останься со мной, хотя бы на эту ночь!
- Бустаманте, если тебе совсем невмоготу, то иди к Соль, Фернанде, кому угодно. Вот только меня не трогай!
Она выскочила, а он так и остался сидеть на глупом металлическом стуле.
В холле все так же гремела музыка, когда она с растерянным лицом вбежала в помещение. Откашлявшись, она подошла к сидящей в кресле Мие.
- У тебя такое лицо, как будто Бустаманте тебя укусил.
- С чего ты взяла, что я была с Паблито.
- Ну, знаешь, я сижу на этом гребанном кресле уже битый час, и как ни странно мне ничего не остается, как наблюдать за всем происходящем.
- Поделись выпивкой.
- У меня только Мартини.
- И что?
- А то, что градус надо повышать, а не понижать.
- К черту правила!
И Марисса сделала большой глоток с полупустой бутылки Россо. Разговаривать не хотелось, а Мия все пыталась ей что-то рассказывать, поэтому, сославшись на усталость, Андраде покинула сестру, и поднялась наверх. В течение двух часов кто-то поднимался, а кто-то спускался, казалось, что каждый занят своими делами. Уже к пяти часам утра, в холле наступила тишина, многие валялись на полу, на столе, диванчике, но никак не в своих комнатах. Пабло, которого почти всю ночь не было видно, поплелся в свою комнату, пару раз зевнул, потом покурил и затушил бычок о ближайшую плоскость. Войдя в комнату, его взор остановился на миниатюрной фигурки девушки, сидящей в кресле.
- Значит, говоришь всего лишь на одну ночь?
- Ни больше, ни меньше



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:02 | Сообщение # 9

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 5.
“Я им сказал: валите все на меня. Вставляйте мне скопом – я буду мягкой пассивной задницей. Я приму на себя всю вину.”
Чак Паланик

Утро. Она с трудом открывает свои глаза. Его рядом нет. Хотя, чего она ждала, что он принесет ей завтрак в постель? Как тривиально. Быстро одевшись, она выбегает из комнаты, натыкается на плачущего Томаса. Картина по истине была жутковатой. Томас Эскурра, всегда отличавшийся хорошим настроением, дорогой одеждой и приятным запахом, сидел, поджав под себя колени, и что-то нашептывая. Со стороны он выглядел, как безумный. Или это все-таки one man’s show? Что отличало"колледж Элит Вей", от других, так это то, что с самого детства богатенькие детки привыкли к фальши и ложи, так что доверие как возможная реакция на шоу попросту не могло существовать в этих стенах. Марисса сосредоточенно над чем-то размышляла, наблюдая за парнем директорской дочери. Казалось, Томас ее не замечает, потому что с каждой секундой его плач становился все сильнее и пронзительнее. Или он таким становился, потому что видел стоявшую в углу Мариссу? С минуту Андраде размышляла над тем, стоит ли подойти к Эскурре и узнать наконец-таки причину его истерики, но что-то ее остановило, и рыжая, сама не понимая для чего, поспешно спустилась в холл, где все сидели с траурными лицами
- А, сеньорита Андраде, вот и вы! – голос Бласа был каким-то потрясающе гадливым.
Она никогда не любила Бласа, его манеры, характер, и каждый раз, когда он к ней обращался, ее кулак рефлекторно начинал трястись, словно в истерической конвульсии. Но на этот раз, каким-то проклятым шестым чувством, она понимала, что все- таки что-то да стряслось…
Пабло тихо сопел в углу, на кресле, глаза у него были ,как обычно, красными. Он не прекращал теребить пачку сигарет в руках, то ли от нервов, то ли от присутствия Бласа, то ли от самой обстановки. Марисса устало читала на лицах одноклассников нескрываемый ужас, и только лицо Бустаманте, которое было скучающим и раздраженным, привело ее в чувство, заставив трезво взглянуть на ситуацию.
- Блас, ты не потрудишься объяснить мне, что тут произошло? - хотя на самом деле, она уже подсознательно поняла, что этой ночью случилось,: вычислив, что Пилар нет среди присутствующих.
- Андраде, я думаю, что ты достаточно умна, чтобы понять, что ничего хорошего не случилось! Надеюсь, вы все понимаете, что наша цель- найти того, кто отправил Дунофф на тот свет?
Наступила неловкая пауза, во время которой Фернанда не переставала всхлипывать, а Гвидо затравленно наблюдал за каждым мимическим жестом новоявленного детектива в лице Эредии. Лаура нервно ломала руки и вдруг не в тему предложила всем сидящим по чашечке кофе.
Окружающие никак не отреагировали на предложение, так как сидели в шоке . Мия упорно дергала замок на своей кофте, отчего надоедливый и пустой скрежет куска металла жестоко дразнил оголеные провода нервов усталого тела Мариссы. Паузу нарушил Блас, который наигранно взмахнул рукой и предложил начать расследование с рассказа каждого о том, что он делал этой ночью, и заметил ли он какие-то подозрительные действия со стороны остальных.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:03 | Сообщение # 10

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Нужно вызвать полицию! – ее голос грубо. ударил по вискам. Хотя, как ни странно, но даже Ману отметил, что идея Соль вполне разумна.
- Риваролла, о какой полиции вы пытаетесь заикаться? Здесь пустырь! К тому же, господа, должен вас удивить, ни хозяина отеля, ни телефона здесь больше нет!
- Что… - Со всех сторон доносились приглушенные голоса, в которых сквозил тихий ужас.
- Блас, а куда делся хозяин этого местечка? Если я не ошибаюсь, то вчера он здесь был, причем в полном здравии!
- Приберегите свой юмор для расследования, Бустаманте! С утра я проверил его номер, в которой не оказалось ни одной вещи, машины тоже не обнаружил. Зато я нашел поврежденную телефонную линию. Вам это о чем-то говорит?
- Честно говоря, мне это говорит о том, что среди нас орудует мелкомасштабный хулиган.
- Ах, значит, теперь убийство стало называться мелким хулиганством?
- Нет, не нервничайте! Но все - таки, я уверен, что тот, кто это сделал, скоро объявится! Или вы думаете, что в этой комнате присутствует человек с незаурядными интеллектуальными способностями, готовый совершить убийство без промаха.? Я так почему-то не думаю.
В комнате снова повисла, угрожающая тишина. Каждый был шокирован идеей, высказанной Пабло, что убийца - один из них. Соль стала истерично хихикать.
- А я ее никогда не любила. Точнее, мы все ее ненавидели. Директорская дочь, у которой весь класс был прижат к ногтю.. Чертова стукачка, она сама подписала себе приговор, когда стала учиться в колледже, где директором является ее папаша!
- Риваролла, такими заявлениями вы компрометируете себя!
- Не смеши меня, Блас! Тебе ли не знать нашу всеобщую “любовь” к Пилар? По мне так даже Томас вздохнул с облегчением от того, что этой мрази нет среди нас!
- Мразь – здесь только ты! – Соль немного смутилась от появления Томаса, который смотрел на нее глазами, полными ненависти. Он почти отошел от шока, и теперь стоял, пронизывая до костей ненавидящим взглядом каждого присутствующего.
- Блас, я предлагаю начать с того, что каждый сейчас, не выходя из этой комнаты, расскажет, чем он занимался вчера ночью, и поверьте мне, каждый, сидящий здесь без алиби, окажется в глубокой заднице…
Марисса с Мией сидели на подоконнике в комнате Колуччи, и пускали кольца серебристого дыма.. Казалось, что это занятие вводило двух сестер в эйфорию. Время летело так быстро, что они даже не заметили, как выкурили пачку в полной тишине.
- Марисса, как ты думаешь, а кто все- таки отправил Дунофф на тот свет?
- Без понятий. Я сама не понимаю, кто же это мог сделать. За что и почему?
- Мари, не прикидывайся, тебе ли не знать, почему? Пилар всегда была дрянью, которую ничего не волновало, кроме собственного блаженства. Даже Томас встречался с ней из корыстных побуждений. Я никогда не поверю, что Эскурра мог ее любить!
- Кстати, Мия, а что ты делала ночью?
- Какая разница, я ее не убивала, у меня все равно не было повода!
- Повод всегда есть у каждого! Просто у одних он более явный, чем у других…
- Мари, не понимаю, на что ты намекаешь? Ты что, хочешь сказать, что я могла убить Пилар?
- Прости сестренка, но мы оказались в такой ситуации, что я имею полное основание подозревать каждого, даже себя. Итак, ты все еще не ответила на вопрос - где ты была ночью?
- Я не буду отвечать, скажу только, что это не я!
- Мия, прости, но когда Блас тебя об этом спросит, ты что, намерена ответить ему то же, что и сейчас?
- Если он меня прижмет, тогда я отвечу! А сейчас я не обязана.
- Ты была с мексикашко?
- Марисса, тебе не кажется, что ты черезчур вжилась в роль детектива, давай оставим ее для Бласа!
Марисса хмыкнула, но все- таки отстала от сестры. В голове уже прокручивались версии, подкрепленные уверенностью Марисы в том, что тайна о ночном местоположении Коллучи была почти ей раскрыта . У Мариссы Андраде было множество талантов, но только один помогал ей в подобных ситуациях. Качество, которое не раз ее выручало, помогая пробираются сквозь дебри чужих тайн. Вот и сейчас Андраде совершенно точно знала, кто точно не причастен к смерти Пилар, а кто все-таки мог убить бывшую директорскую дочь. Да, она всегда была проницательной, но на этот раз, Марисса чувствовала, что здесь все куда сложнее и глубже, чем кажется на первый взгляд.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:03 | Сообщение # 11

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 6.
“На самом деле я думал, что все будет весело и забавно: что-то вроде театрального действия, где мы – актеры. Я не ожидал этого дремучего мракобесия. Этого пуританского лицемерия ”
Чак Паланик
В половине восьмого вечера все собравшиеся сидели вокруг круглого стола. Присутствующее давно уже забили на Бласа, именно поэтому в комнате витал густой дым. Курили все, включая молодого мужчину, ныне активно вжившегося в роль Неро Вульфа или даже самого бельгийца – Пуаро. Блас все время сверлил своим острым взглядом каждого сидящего, надеясь найти в нем губителя душ человеческих. Гвидо по-хозяйски разлил всем виски, не забыв плеснуть горящей жидкости и самому кукловоду в лице Эредия.
- Ну что, господа, теперь, когда мы все немного отошли от шока, я бы хотел, чтобы все прошли мой личный допрос. Думаю, что можно начать с вас, Агирре?
- Я не возражаю.
- Зато возражаю я! Блас, тебе не кажется, что нам стоит отвечать на твои вопросы индивидуально, без свидетелей?
Блас нахально ухмыльнулся, и нагло окатил Мариссу своим холодным взглядом.
- Сеньорита Андраде, я нечего не имею против индивидуальных допросов. Агирре, пройдем в ту отдаленную комнату. Остальных попрошу остаться здесь.
В половину десятого, спустя два часа, Соль уверенно вышла из комнаты, и как-то вызывающее позвала Мариссу.
- Чего тебе? - фыркнула Мари.
- Ничего, ты следующая!
Еще не успев войти в апартаменты Бласа, давящая на и без того расшатанную психику опасность. То, что связывало их с Эредия всегда ее пугало. Когда-то многое в ее жизни полетело к черту по его вине, именно поэтому у Мариссы была своя личная неприязнь к старосте.
- Андраде, вот и ты, или ты предпочитаешь, чтобы я называл тебя Марисситой?
А в это время Пабло нервно вертел пустую пачку сигарет и пытался заткнуть одноклассников, дабы достичь абсолютной тишины.
- Пабло, ты чего такой взвинченный? Держи, выпей. Полегчает.
И Гвидо насильно впихнул бутылку с остатками джина в руки мэрского сынка.
- Томас, тебе не кажется, что Марисса уже достаточно долго у Бласа? Может, стоит посмотреть, о чем они там говорят?
- Пабло, не выдумывай, к тому же, ни для кого не секрет, что у нашего Эредия особая “любовь” к Мари.
- Именно поэтому я и беспокоюсь за нее.
- С чего вдруг, тебя же больше не ебет эта девка?
Пабло предпочел проигнорировать реплику друга, который уже целый день заливал в себя все, что хоть отдаленно напоминало алкоголь.
Отвратительный скрип двери вывел всех с транса. Блас ухмылялся так, как будто сорвал куш. Любопытные взгляды пятого курса лишь возбуждали его больное мышление, вводя его в роль большой авторитетной фигуры.
- Блас, не томи, выкладывай, к чему ты пришел?
- Завтра вы все узнаете, а теперь предлагаю вам всем расходиться по своим комнатам. Знаете, советую вам закрывать двери, коль у нас орудует такой жестокий маньяк.
Его смех ввел ребят в шок, от которого им помог оправиться Пабло, кинувший бутылку с джином в стенку.
- Ой, Бустаманте, какие мы чувствительные!
Снова этот отвратительный смех, от которого все оголенные провода Мариссы Андраде нервно заискрились. Ее тонкие запястья беспомощно тряслись, но ничего с собой поделать она не могла, так как понимала, что Блас – это тот человек, с которым она никогда не сможет бороться, заранее зная, что ее ждет поражение.
Постепенно все начали расходиться по комнатам. Тихий ужас коварно блуждал по пустым коридорам одинокостоящего отеля. Ребята нервно закрывали двери на замки, так, как будто это хоть как-то помогло бы избежать смерти. Если один раз ты ее обманул, то не надейся, что ты окончательно уйдешь от нее. Стены были такими хлипкими, что, казалось, каждый, мог слышать хлопки шкафчиков, звуки зажигалок, и прерывисто-нервное дыхание одноклассников.
- И пусть мне кто-нибудь потом скажет, что одиночество – не самое жуткое явление человеческой жизни!
- Говоришь сам с собой?
Мануэль испуганно высунулся из окна, и увидел ее бледное лицо.
- Да не пугайся ты так! Я тоже выглянула из окошка, покурить.
- Марисса, тебе не страшно?
- Честно говоря, нет! Хотя я бы не отказадась от компании. Заваливайся ко мне, разопьем бутылочку вина.
- А чего-нибудь покрепче не найдется?
- Ману, ты нервничаешь так, как будто ты боишься, что ты отправишься за Дунофф, либо потому, что ты просто боишься, что тебя расколют, потому что ты отправил ее на тот свет!
- Ну, в моем случае – это первое!
- Ну, это еще как сказать.
Хорошо, что Мануэль был более чем обычно погружен в себя, иначе бы последняя фраза Андраде его немного оскорбила. Ведь именно в таких ситуациях, человек начинает понимать, кому он все - таки доверяет, и стоит ли кому-нибудь вообще доверять…




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:04 | Сообщение # 12

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 7.
“Если ты – парень, ты садишься на унитаз, достаешь из штанов своего дружка, приводишь его в боевую готовность посредством сосредоточенной мастурбации, а потом просто сидишь, и ждешь, и надеешься на удачу”.
Чак Паланик.

Что может быть страшнее, чем ночь в заброшенном отеле, где только что произошло убийство? Этот вопрос задавал себе каждый из присутствующих. Все двери были закрыты, у большинства они были даже задвинуты креслами, столами, стульями и прочими атрибутами мебели их скромных номеров.
Блас устало смотрел в окно, но ему были видны только качающиеся деревья, ритмично танцующие в такт ветру. Сигарета гармонично расположилась меж пальцев. Со стороны он был похож на Александра перед боем с персами. Густые брови на спокойном лице иногда подергивались. Было заметно, что он над чем-то очень упорно раздумывал. Иногда его губы расплывались в коварной улыбке, от чего тонкие морщинки проступали более явно. В свои двадцать пять лет Блас Эрредия успел повидать очень многое, сменил кучу любовниц, расстался с двумя постоянными девушками, имел не одну тайну, и не один приличный счет в Швейцарском банке. Как он оказался в стенах колледжа, никому не было известно. Одно время даже ходили слухи, что он является опекуном одной из учениц, но впоследствии они не подтвердились. Блас принадлежал к породе одиночек, которым не было дела до окружающих. Эрредия получал адреналин, опуская выскочек вроде Агирре и Линарес. Но было два человека, которые с самого начала привлекли его внимание - Пабло и Марисса. Особенно последняя. Оба подростка отличались сильными лидерскими задатками, независимым мнением, острым мышлением. Блас никогда не лез к ним с претензиями, наоборот, он испытывал к ним некий интерес, который был понятен только ему одному. С самого начала ему было интересно угадывать характеры своих «подопечных», вникать в мотивацию их поступков и поведения. Хотя Блас и нарушал преподавательский устав, встречаясь, то с Колуччи, то с Ривороллой, его все равно никогда не наказывали. Уж слишком влиятельным был господин Эрредия. Даже директор побаивался Бласа, который с первого же дня стал искусным манипулятором, исполняющим роль серого Кардинала в застенках колледжа. И вот теперь он сидел в номере отеля, где не было телефона, где только что произошло убийство… а самое главное, душегубом, скорее всего, являлся кто-то из учеников. В глубине души Блас был крайне заинтригован этой новостью, тем, что детки оказались способны переступить такую грань. Его давно мучила дилемма, насколько далеко скука может завести отпрысков аргентинской аристократии. Или все же дело не только в тоске и однообразности? Его цепочка размышлений была прервана тихим стуком в дверь. Не торопясь, он затушил окурок и направился на встречу к незваному гостю.
- Ты?



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:04 | Сообщение # 13

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Девушка поцеловала его в шею, а ее руки начали медленно расстегивать пуговицы его рубашки. Надо заметить, что Бласа эта ситуация нисколько не удивила. Кровать как неотъемлимый атрибут секса отпала сразу, но зато стена хорошо сгодилась. Его язык начал жадно проникать в самую глубь ее рта. Казалось, что нормальный человек должен был давно задохнуться от такого напора поцелуев. Но у них всегда было именно так. Грубость, насилие, синяки и большое колличество засосов. От последнего они сразу отказались. Не сейчас, не время. Никаких свидетельств ночных похождений.
На его спине уже успели обосноваться глубокие ссадины от царапин, свидетельствующих о страсти и ненависти в одном флаконе. Он старался впитать в себя ее запах, который, как оказалось, он уже почти забыл. Секс с ней был крайне редким, но зато действительно незабываемым. Пожалуй, лучшим в его богатом опыте.
Она ушла так же неожиданно, как и появилась. Довольная улыбка даже не пыталась сойти с его лица. Только эта девочка могла довести его до такого экстаза, и плевать, что ее сердце принадлежит не ему. И хотя Блас прекрасно понимал цель ее ночного визита, в глубине души он знал, что никто не доводил ее до оргазма ТАК.
Утром все собрались в гостиной. Лаура заботливо разливала кофе по чашкам. Тосты с джемом дымились на тарелках, отчего создавалось вречатление, что вся компания находится на отдыхе в уютном коттедже на берегу моря. Марисса с Мией курили одну сигарету на двоих и тихо перешептывались, когда в холл зашел новоявленный детектив с черной папкой.
- Андраде, вам не приходило в голову, что пассивное курение пагубно влияет на легкие?
- Блас, я же не знала, что вы бросили курить, - усмехнулась Марисса.
- Нет, не я, а например Аррегия и Байрон, они ведь не увлекаются употреблением волшебных палочек!
- Не волнуйтесь так, Эрредия, если они и сдохнут, то точно не от вреда курения... – ее лицо покрыла саркастичная ухмылка.
- Марисса, такими фразами вы явно себя компромитируете, - издевательски изогнул бровь Блас.
- Whatever...
- Ну, что господа, думаю, вы все очень хорошо выспались, так что продолжим наше расследование…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:04 | Сообщение # 14

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 8.
Блас медленно доставал очередную сигарету с портсигара. Немного задумавшись, он начал капаться к кармане в поиске многолетней платиновой зиппо.
- Странно, я никак не могу найти свою зажигалку – размышлял в слух Эрредия.
- А может, вы ее где-то обронили? Например, на месте убийства? – саркастично ухмыльнулась Марисса.
Блас сделал вид, что не расслышал ее, но лицо его медленно исказилось.
- Блас, вы так устало выглядите, с вами, что-то случилось? Может, перестарались ночью?
- А вы, Андраде, как всегда пытаетесь сострить? Ничего, как только вернемся в колледж, я первым делом позабочусь о вашем поведении!
- Если мы туда вообще вернемся.
После слов Мариссы в комнате воцарилось гробовое молчание. Его прервала спонтанная истерика Лауры. Аррегия безостановочно билась на стуле и расчесывала свои вены на руках.
- Лау, успокойся!
Никакой реакции со стороны девушки не последовала и тогда Андраде влепила смачную пощечину по бледному лицу растерянной истеричке. Как не удивительно, но Лаура успокоилась и лишь продолжала тихо всхлипывать. Блас раздраженно затушил сигарету об стол.
- Черт возьми, в этом проклятом месте имеются пепельницы? Как же мне все это осточертело!
- Не нужно так нервничать, господин надзиратель! Нам вполне хватает и одной истеричке в женском обличие. Не хватало еще и вас!
- Колуччи, не уподобляйтесь своей сестрице. Я вполне спокоен. Я всего лишь интересовался, нет ли здесь пепельницы? Целая орава курильщиков, и никто не позаботился обзавестись чем-то отдаленно походящим на злосчастную тарелку для скидывания пепла.
В этот момент Пабло раздраженно кинул в сторону Бласа керамический стакан.
- Сойдет?
- Да, вполне. Благодарю, Бустаманте.
Удивительно, что после смерти Пилар прошло уже два дня, а расследования так и не продвинулось.
- Кстати, Блас, ты, что-нибудь собираешься предпринимать по поводу запаха? Я скоро задохнусь от вони, которая исходит от тела Пилар



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:05 | Сообщение # 15

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Я вполне согласен с Соль, хотя, должен заметить, что запах сегодня не такой отвратный, как вчера.
- Это все, потому, что ночью мы с Гвидо перенесли тело в гараж, и закрыли его там - раздраженно прорычал Томас.
- Эскурра, вы, что сошли с ума? Это же улика! Вы с Гвидо думаете, что убитое тело Пилар чем-то смахивает на надоевшую мебель?
- Нет, но так уж вышло, что наши с Гвидо комнаты по соседству с комнатой Пили! Мы оба чуть на задохнулись от запаха. И потом он меня нервировал!
- Ах, он тебя нервировал, Томас? А может, тебя нервировал не запах, а тот факт, что кто-то может догадаться о мотивах и найти убийцу? Или тобой руководил принцип, что сдвинутое тело с места убийства перестает быть уликой?
- Блас, ты, что пытаешься развести меня на понт? Или просто от безысходности хочешь повесить убийство МОЕЙ девушки на меня? От того, что мы перенесли тело, ничего не поменялось! И потом здесь достаточно свидетелей, которые видели Пилар в той позе, в которой ее решили жизни!
- Ладно, довольно! Я не юрист, так что делать прогнозы не буду. Но, как только полиция доберется до этого места, она примет решения, были ли твои действия противозаконны.
- Блас, давай перейдем к делу? Так, что, ты до чего-нибудь дошел? Может, ты наконец-таки просветишь нас, кто здесь душегуб?
- Марисса, я не собираюсь пока ничего говорить, хотя у меня уже достаточно догадок по этому поводу!
- А, что нам прикажешь теперь делать?
- Расслабьтесь!
Блас медленно развернулся и покинул комнату.
В этот момент ребята начали нервно перекидывать затравленными взглядами, пока Пабло не прервал молчание.
- Ну?
- Что ну?
- Ну, что будем теперь делать? Никто не хочет поделиться никакими мыслями?
- Я…
- Что, ты, Гвидо?
- Мне кажется, что я догадываюсь, кто все это сделал! Но прежде чем, что-то говорить, я хочу поинтересоваться, не хочет ли этот человек признаться сам?
В комнате, как и ожидалось, воцарилось молчания. Все следили за взглядом Гвидо, но он, как будто специально не останавливал его ни на ком конкретном.
Марисса искоса наблюдала за окружающими и их реакцией, Мия теребила зажигалку, а Ману с Пабло испепеляли взглядом виновника торжества, в данном случае Лассена.
- Я чувствую, что ты, Пабло ничего не хочешь рассказать.
Наверное, сразу десять пар глаз тупо уставились на Бустаманте, который невозмущенно продолжал курить.
- Гвидо, ты, что хочешь повесить на меня убийство директорской дочери? Ты знаешь, что нехорошо беспочвенно обвинять человека, тем более близкого друга.
- Пабло, я случайно подслушал твой разговор с Соль.
- И какой-же это такой разговор?
- Ты угрожал ей, что шлепнешь ее, если она не будет держать свой язык за зубами!
- А в честь чего ты решил, что я угрожал Соль из-за убийства Пилар?
- Я не знаю, из-за чего конкретно, ты угрожал ей, но согласись, что это вполне логично, что она могла видеть тебя, душащим Пили! А потом ты припугнул ее, чтобы она никому ничего не сказала!
- Гвидо, ты ошибаешься! Соль видела, как я переспал с девушкой, какой, это не твое дело, но компрометировать эту девушку мне не хотелось, именно поэтому я припугнул Соль.
- Соль, это правда?
- Да! Я видела, как Марисса зашла в комнату к Пабло! Сам понимаешь, что не трудно догадаться, чем они там занимались! – ехидно отчеканила Риворолла.
- Мерзкая тварь! – И Андраде не поленилась, чтобы подняться со стула и плюнуть в лицо Соль.
Мари вышла с комнаты, Соль начала истерично кричать ей, что-то вдогонку, а Пабло уверенно вывел Гвидо с комнаты.
- Ты мне больше недруг! Банально звучит? Но это так. Я всегда знал, что для тебя собственна шкура дороже остальных! Старайся теперь не обращаться ко мне.
- Но, Пабло…. – последняя реплика Гвидо скорее обращалась к уходящей спине Бустаманте.
- Прости, я вправду не хотел, чтобы так получилось. – тихо добавил Гвидо.
Спасибо: 0




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:06 | Сообщение # 16

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 9.
« Изнасилование – это вопрос власти и силы. В этом нет ничего романтического. Не влюбляйся в меня. Не целуй меня в губы. Не жди, что тебя пригласят остаться, когда все закончится. Не спрашивай, можно ли воспользоваться моей ванной; говорю сразу – нельзя».
Чак Паланик.
- В «Элит Вэй» все должно быть обязательно новым и усовершенствованным. Даже болезненные пристрастия и зависимость. В противном случае ты – неудачник.
- Всегда была такой циничной? Или от меня нахваталась?
- Нет, от тебя я переняла только удовлетворение от бездействия.
- Заметно.
- Невежливо, как- то.
- Невежливо – это только, когда трахают в задницу.
- Нет, это уже жестоко.
- Извини, забылся. Знаю, что для тебя – это болезненная тема.
- Проехали. Выпить не будет?
- Виски пойдут?
- Еще бы.
Они сидели до последней капли виски в бутылки. После она с трудом поднялась со стула. Его рука обхватила ее за талию.
- Нельзя! Потерпи. Еще недолго осталось, а пока нам нужно быть предельно осторожными. Остался всего один штрих. Будем надеяться, что он пройдет гладко.
Он с неохотой отпрянул от нее. Подождав, пока в коридоре стихнет, она аккуратно приоткрыла дверь, и только после того, когда убедилась, что посторонних глаз нет, нырнула к себе в комнату, расслабленно шлепнувшись на кровать.
Лухан Линарес с утра проснулась с неприятным чувством. Казалось, что утро ничего хорошего не предвещает. Натянув футболку, она прошлепала до кухни, где в этот момент Фер недовольно капалась в ящиках.
- Кофе не найдется?
- Знаешь, должна тебя разочаровать. Ни кофе, как и чая и прочих запасов нет! Все закончилось!
- Черт, а вода?
- Осталось литров пять, но если учесть, какая нас орава, то можно прийти к незамедлительному выводу, что воды, значит тоже уже не осталось.
- А из крана ваше Английское величество не пыталось пить?
- Должна оповестить вас, уличное отродье, что вода тут ржавая, как не знаю, что! Такую воду, выпив, можно на месте откинуть коньки.
- Фак, и как же нам быть? – Уже без сарказма задалась вопросом Лухан.
- Не переживай, автобус придет через пару дней. Думаю, что мы не умрем без еды за два дня!
- Интересно, а, сколько человек может прожить без воды?
- Жить захочешь, то протянешь!
Вскоре все собрались, и тут началась бурная дискуссия по поводу еды, воды и их дальнейшего пребывания.
- Гвидо, есть сигареты? – устало спросил Рокко?
- Конечно, есть! У меня еще блок наверху, и две бутылки джина! – Довольно похвастался Лассен.
- Лучше бы воды, да чипсов накупил, вместо своего арсенала! – Раздраженно пробурчала Лау.
- Кому, как! Да и вообще, дорогая, чего ты паникуешь! Через пару дней приедет автобус, и нас отвезут в город!
- Надеюсь, что водитель догадается прикупить в дорогу какую-нибудь жидкость! А то еще на этом автобусе переться три часа по пустыни!
- Кстати, а кто-нибудь видел Соль?
В комнате воцарилось молчание. Почему-то после убийства Пилар все стали через, чур, чувствительно относиться ко всякому роду вещам.
- Пожалуй, я поднимусь к ней, да гляну, спит ли она еще? – Попытался подбодрить Лассен.
Через минуту все стены в отеле зашатались от жуткого крика Гвидо. Толпа хлынула наверх, и в шоке затормозила перед комнатой Соль. Картина поистине была жутковатой. На ветхой люстре висела задушенная Соль с какой-то бумагой во рту. В голове нарочито наглядно болталась заколка с зеркальным отражением. Все тупо пялились на вышеописанное, пока Мануэль не решился достать со рта мертвой девушки кусок бумаги.
- Это записка.
- Что там, Ману?
Агирре медленно протянул записку Бласу, который в свою очередь прочел ее.
- «Жри сука, самовлюбленная!»
Толпа молчала. Сказать и вправду было нечего. Почему-то никто не плакал или нервничал так сильно, как после смерти Пилар. Наверное, уже привыкли, но больше всего всех пугало не смерть Соль, а то, с каким извращением была убита жертва.
- Блас, насколько я понимаю, убийство Соль было тщательно спланировано!
- С чего ты это взял, Ману? – убито спросила Фер.
- Ну, много ума не нужно, чтобы заметить, что записка была напечатана! А здесь, насколько мне известно, нет, не компьютера, не принтера. Из чего можно сделать вывод, что убийца заранее все напечатал еще до отъезда.
- Странно, кто мог желать смерти Соль? Пилар – это еще вполне объяснимо, но Сольситто! – заплаканно протрещала Фер.
- Ты, что, совсем дура? Да это еще вопрос, чьей смерти желали больше, Соль или Пилар?
- Мия, как ты можешь так говорить?
- Могу! Смерть этой самовлюбленной суки меня нисколько не расстроила! И я не боюсь этого говорить! Это даже не повод! Все, почти все в этой комнате не переваривали Соль! Эта дрянь только и занималась тем, что прокручивала интриги в своей безмозглой голове! Из породы «Лучше всего нанести удар, когда человек стоит к тебе спиной»
Фер промолчала. Сказать и вправду было нечего. Аргументы Колуччи были вполне оправданны и весомы. Молчание среди остальных только лишний раз подтвердило теорию Мии.
Спустя минут десять все сидели внизу. Тишина сопровождалась хождением Бласа из угла в угол!
- Эредия, вы же у нас умный! Вот и скажите, что вообще тут происходит?
- Пасс, вы бы лучше помолчали! Я не в том настроение, чтобы воевать фразами. И дураку понятно, что среди вас завелся кровожадный маньяк.
- Вчера вы говорили, что догадываетесь, кто убийца!
- Честно говоря, я в растерянности! Теперь моя теория не совсем складывается!
- И какая же у вас была теория?
- Уже неважно!
День быстро пролетел. Блас провел его, рыская по комнате Соль. Но к вечеру он забросил это занятие, так как понял, что все сделано чисто и улик никаких не осталось. Ребята сидели в холле. Большинство молча разглядывали стены, другая половина никак не могла сконцентрироваться, так как в животе тоскливо урчало от голода. Блас раздраженно сел на диван и прорычал, что этой ночью никто никуда не пойдет!
- Грядущее две ночи проведем здесь! Все вместе! В туалет будете ходить по двое! Так будет безопаснее! А я то я смотрю, что у кого-то из присутствующих развилось хобби шлепать людей.
- Блас, ты, наверное, шутишь? Я не намеренна спать непонятно, как! – недовольно гаркнула Андраде.
- Предпочитаешь висеть на люстре, как Соль?
- Со мной такое не приключиться! Я закроюсь на замок!
- Марисса, ты, что думаешь, что мне приносит удовольствие спать на этом диване, да еще и в компании оравы малолетних аристократов тире убийц?
Против новости, что все будут сидеть в одном помещение, никто не протестовал, но в лицах некоторых представителей читалось беспокойство, которое никак особо себя не выдавало, но если бы, кто-то присмотрелся внимательнее, то насторожился минами лиц тех самых беспокойных учеников. Марисса лениво разлеглась на кресле. Ее взгляд томно просверливал кого-то, после чего Блас встал со своего стула и вдруг выдал неожиданную новость.
- Послушайте, если у каждого двери в комнате на замке, то я попрошу вас разойтись по комнатам, но с условием, что все под вашу личную ответственность! Надеюсь, вам не нужно объяснять, что вы должны закрыться и не покидать комнаты до самого утра?
Все дружно закивали. Блас зашел к себе, только тогда, когда убедился, что все разошлись и закрылись.
В отеле снова наступила ночь. Тишина и мрак. Страх и недосказанность.
Спустя пару часов добрая половина класса уже спала, не без помощи снотворных.
Эрредия лежал на кровати и пялился в потолок, когда кто-то ели уловимо постучался в его дверь



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:06 | Сообщение # 17

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 10.
« Смерть будет повержена, и придет освобождение. Ибо когда написанные слова обратятся другой стороной, вы будете знать, что есть иллюзия, а что – нет. И смятение окончится, и субстанция Смерти, последний враг, будет поглощена не телом, не победившим духом. Имеющий ухо да услышит: Смерть потеряет свою власть над вами»
Филип Дик.
- Что ты тут делаешь? – с улыбкой спросил он.
- Пришла пожелать тебе спокойной ночи!
Ее руки, как запрограммированные обвились вокруг его шеи. Ее тело стало медленно извиваться вокруг него. Она стала медленно расстегивать каждую пуговицу его рубашки, а языком начала бродить по его торсу.
Неожиданно для него она толкнула его на кровать. Похотливая улыбка не сползала с лица Бласа. Медленно нагнувшись над ним, она достала наручники с кармана.
- Что ты делаешь, детка? Хочется немного жестокости?
- Нет, хочу всего лишь почувствовать власть - с улыбкой отчеканила ночная посетительница.
- Ну, тогда вперед.
И Блас подвинулся к металлической спинке кровати, пока девушка прикрепляла его руки. Закончив процесс, она заметила, что Блас чуток поморщился, а потом пальцами ног начал раздвигать ее ноги.
- Тебе больно?
- Да, ты затянула наручники через, чур, сильно, но мне - это нравится.
Она медленно начала раздеваться. Блас не сводил с нее своего взгляда. Ее язык с жадностью бродил по его торсу, с каждой секундой спускаясь ниже.
- Ты же всегда была против орального секса?
- Только не с тобой.
Закончив, сей процесс, она обвилась своим телом вокруг него.
- Расстегни меня.
- Я еще не закончила.
- Потом закончишь. Теперь моя очередь доставить тебе удовольствие.
Послушно освободив Бласа, она легла на кровать.
Лаская каждый палец ее ноги своим языком, он управлял руками, которые двигались между ее ног. Она нервно дышала.
- Сильнее.
После ее слов пальцы Бласа глубоко вошли в нее. Было заметно, что боль приводила ее в экстаз. Сильнее раздвинув ноги, она дала знак Бласу, что он может заходить.
Блас привстал и наблюдал за тем, как она дергалась в конвульсиях от возбужденного предвкушения. Постояв так с минуту, он решил больше не мучить ее. С силой, зайдя в нее, он начал быстро двигаться, от чего ее ногти с силой впились ему в спину. Через минут семь она начала задыхаться от прилива оргазма. Затушив ее крики, поцелуем, они чуть не прикусили друг другу языки.
- Ну, как, детка, тебе хорошо?
- Я, разве не говорила тебе, что если бы ты не удовлетворял меня, я бы давно убила тебя. – рассмеявшись отчеканила она.
Они развалились на кровати. Блас достал сигареты с полки и подкурил сразу две штучки.
Благодарно, затянувшись, оба выпустили кольца.
- Знаешь, я всегда хотела тебя спросить.
- Валяй.
- Что ты потерял в колледже?
- Тебя
- Нет, серьезно. Я же знаю, что зарплата, которую тебе платят тебе, совсем не нужна. Из каких целей ты третируешь весь колледж своим присутствием?
- Я главный акционер.
- Допустим, но все же, зачем тебе это?
- Однажды я зашел, чтобы глянуть на свои владения, и первым, что увидел – это тебя. Не знаю, но чем-то ты меня зацепила. Решил остаться, чтобы узнать тебя получше.
После его слов они молча докуривали сигареты.
- Знаешь, если бы мы встретились при других условиях, я бы, наверное, даже смогла с тобой замутить.
- Мне этого не надо. Меня возбуждает вся ситуация того, что мне в принципе нельзя к тебе подходить.
Приковав его наручниками, она шепнула: - Еще разок?
- С удовольствием.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 09:07 | Сообщение # 18

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 11.
Девушка покинула комнату Бласа к четырем часам утра. Тихо выйдя в коридор, она лишь шепнула.
- Все должно было быть именно так.
Утро было через, чур, жарким, капли пота стекали с лица Гвидо, который ели как спустился вниз, где его ждала осунувшаяся Лаура.
- Черт, я так больше не могу. Я хочу, есть, пить, и как бы странно не звучало, но я хочу в колледж.
Лаура молчала. Слова Гвидо ее не трогали. Она лишь, что-то тихо шептала, от чего на лице еще ярче вырисовывалась растерянность и испуг.
- Лау, что с тобой? Дорогая, ты в порядке?
- В порядке ли я? Нет. У меня предчувствие, что все это очень плохо закончиться!
- А где все? Понять не могу. Уже одиннадцать утра. Сомневаюсь, что, кто-то спит.
Гвидо соскочил с дивана, и поднялся наверх.
Спустя минут десять в холл спустились Гвидо, Фер, Маркус, Лухан, Рокко, Вико, Фели и Фран.
- А где все остальные? – с подозрением спросила Лаура.
- Никого нет. В комнате лежит связанный Блас, с кляпом во рту. Удивительно, как он только не задохнулся.
- А где все остальные? – настаивающее продолжала допрос Лаура.
- Нет, нету никого! Мы тут одни, мать твою! – с каждым слогом голос Гвидо срывался на отчаянный крик.
В руках у Маркуса был конверт.
- Что это? – вопросительно уставившись на конверт, спросила Арреги.
- Мы нашил его на полки Бласа.
В холл спустился Блас. Нет, ему даже не было стыдно, что ребята нашил его голым, привязанным, да еще и с кляпом. Подсознательно он уже знал, что его просто кинули.
Маркус раскрыл конверт, от туда лишь выпал диктофон с записью. Дождавшись тишины, он включил запись. Голос на пленки ввел всех в шок.
- Ну, что, ребятки, позвольте мне начать мой монолог. Вы, надеюсь, не против? Ой, думаю, вас интересует, почему вы слушаете меня на диктофоне, а не живьем? Нет, ни в коем случае не расценивайте эту запись моей предсмертной запиской. В отличие от вас я жива, и в порядке. Хотя и вы пока живы. Пока - хорошее слово, не находите, сколько в нем иронии? Позвольте мне начать свою историю. Когда я впервые пришла в колледж, то сами помните, каким наивным и глупеньким ребенком я была. Верила всем и вся. Одним словом – простодыра. Знакомство с Лухан меня осчастливило. Я любила тебя и принимала такой, какая ты есть, Лухи. Думаю, ты сама, знаешь, как ты меня подвела, но об этом позже. Все остальные казались мне нечестными и злыми. Хаа, звучит, как-то простовато. Ну, уж простите меня, я просто немного волнуюсь. Не каждый день приходиться выступать на публику.
Позже, конечно же, я стала более доступной к остальным. Сдружилась почти со всем курсом. Помогала всем решать проблемы, была факин матерью Терезой. Знала бы, что большинство не оправдает моего доверия, еще тогда бы кинула всех. Но нет, сами знаете, что той Мариссе, которая была на третьем, и даже на четвертом курсе нужно было быть всегда ответственной и доброй. Нет, это не был образ, это была я. А то, чем я стала сейчас – ваших рук работа!
И только несколько человек оправдали мое доверие. Пабло, Мия, Ману, Томас. Именно поэтому, сейчас они едут со мной, а не слушают мой пресловутый монолог в компании с вами.
Да, это мы впятером отправили Пилар на смерть. Казнили за длинный язык и любовь портить всем жизнь!
Теперь я перейду к причинам того, что вы остались там.
Блас, пожалуй, начать с тебя. Да, дорогой, думаю, что ты и сам понимаешь, в чем причина. Так вот, наш староста решил меня невинности. Нет, я не прыгала к нему в объятия сама, он меня просто не спрашивал! Да и ладно, если бы просто стандартно отимел меня, нет, господин Эрредия склонен к анальному сексу. От боли я чуть не умерла на месте. И где, вы думаете, он это сделал? Да, элементарно в прачечной. Просто трахнул и бросил меня валяться в том злосчастном месте. На последок, лишь шепнув, что если я открою свой рот, то сильно пожалею, точнее, пожалею не я, а Пабло. И в любом случае мне никто не поверит. Я ведь тогда еще не знала, кто на самом то деле Блас. После его ухода я лежала на полу еще долго, не помню, сколько. Помню, лишь, что Пабло с Томасом нашли меня там. Так, для справочки, идею оставить вас всех придумал Томи. Нет, только не думайте, что у нас была идея менее жестокая, просто лишний раз мараться не хотелось. Так, значит, на чем я остановилась? Ах, да, так вот вернемся к убийству Пилар. О, да, это мы опять-таки сделали это. Спросите, зачем? Да, потому, что все ведь началось с того, что, когда наш староста решил меня той самой злосчастной девственности, в отчаяние я все рассказала Лухан с Лаурой, и, что вы думаете? Лучшие подруги должны при любой ситуации хранить секреты, а они их просто разбазарили, при чем, рассказали эту тайну директорской дочери. Та, привыкшая из всего искать выгоду, первым делом пошла к Пабло, и начала тактично намекать, что, если тот не профинансирует ее очередной шоппинг, она будет вынуждена написать в своей очередной статье, при этом, приукрасив все события, что типо я переспала с Бласом по собственной воли. Эта дрянь пыталась играть на чувствах Пабло ко мне. Конечно же, Бустаманте заплатил ей, надеясь, что она отстанет от нас, но нет, с каждым разом запросы Пилар росли, как на дрожжах. Роль Томаса была делать вид, что он не в курсе. Он ненавидел Дунофф, именно поэтому встречался с ней. В начале терпел ее в роли своей девушки, чтобы закрывать семестровые оценки, а потом привык, что ли. Но, когда узнал, чем промышляет его суженная, конечно же был в шоке. Позже он узнал, что Пилар переспала с Гвидо, и еще с доброй половиной колледжа. Томас был вынужден молчать, ибо оценки и спокойствие со стороны директора ему были важнее. Поведение Пилар ежедневно становилось все несноснее. Она постоянно чего-то требовала, то от Пабло, то от Томаса. Оскорбляла Эскурру, унижала и перед всем колледжом втаптывала его в грязь. Скрепя зубами он все терпел, потому, что уже тогда в его голове зарождался план отомстить стерве по полной программе. Далее, вы спросите, почему Соль? Во-первых, потому, что месяца два назад крашенная стерва обманом завладела контракт с домом Колуччи на их новую молодежную коллекцию. Мия всегда хотела стать моделью. Для начала ее цель была стать лицом у папочки на концерне. Франко был в принципе не против, но позже, когда выбор встал между Соль и Мией, то выбор пал на первую. Нет, не потому, что Риворолла была классом выше. Просто на кануне та настучала Франко на его дочь, выдумав, что та шыряеться всем, что хоть как-то вдыхается или заглатывается! После этого случая Франко тоскал Мию по всем наркологическим клиникам. Конечно же ложь Соль была раскрыта, просто было уже поздно. Контракт то был подписан, и не одна сотня шутов была уже сделана. Изначально Мия не планировала убивать Соль, просто хотели запихать на последок ей ту надпись, которую вы нашли у нее во рту. Но, дело было в том, что эта дрянь видела Томаса, выходящего с комнаты убитой Пилар. Зайдя туда после него, она нашла свою подружайку убитой. Так, что Соль нужно было шлепнуть, иначе бы она раньше времени раскрыла нас!
Ой, вас, то наверняка интересует, как так получилось, что хозяин отеля исчез. Нет, не исчез, а просто уехал. Этот отель не приносил ему никакой прибыли. Мы еще месяц назад нашли его, договорились. Так, что тех денег, которые мы общими усилиями заплатили этому мужичку хватит еще надолго. Водитель автобуса тоже был подкуплен, сейчас он в Чилле. Так что вы останетесь здесь до конца своих дней! Вы единственные свидетели. И еще, не советую вам идти пешком. Там жарко, скорпионы, да и сил у вас не хватит идти по раскаленному асфальту.
Мы, наверное, сейчас уже едем в машине, под громкие басы Placebo.
Мы – это, я, Пабло, Мия, Ману и Томас.
Кстати, Гвидо, изначально мы планировали и тебя взять с нами, но, как всегда ты проявил себя не с той стороны. Не нужно было сдавать нас с Пабло! Да, хотя ты и ничего не доказал, но одно ты доказал – ты предатель!
Лаура и Лухан, думаю, вы сами понимаете, что нельзя жить с такими длинными языками!
Рокко и Вико, сочувствую, но Пабло до сих пор не простил вам, то, что вы своровали его лирику в черновом виде для нашего нового альбома, выдав ее за свою. Вылезти за счет чужого таланта - не получиться!
Маркус, ты и сам должен догадываться, что вам с Франом не сойдет та шалость, которую вы выкинули год назад, распространив фотографии Колуччи в душе, сделанные заранее Фелиситас!
Вы думали, что мы всего это не знаем. Как же наивно с вашей стороны было полагать, что вам сойдет с рук все, вами сделанное!
Последние пол года, нас всех пятерых, как будто подменили. Мы удачно делали вид, что не контачим! Пришлось сделать вид, что группа распалась, а с ней и отношения между нашими парочками! В колледже, где бы мы ни были, мы делали вид, что ненавидим друг друга! Уже успели убедиться, что в колледже даже у стен есть уши!
Кстати, Блас, я и не знала, что страсть ко мне может так сильно затуманить твой разум! Ты бы единственным человеком, которого мы опасались! Ты ведь был уверен, что это я шлепнула Пилар? О, да, ты это даже под вопрос не ставил! Мне и нужно было, чтобы ты так думал. Ведь сам понимаешь, что только я могла ублажить и усыпить твою бдительность в постели. Кстати, чтобы ты знал, я всегда любила Пабло и до сих пор люблю, планирую быть с ним!
А теперь, мне пора собираться, так, что удаляюсь с вашего позволения!
Можете думать о своем поведение, у вас теперь есть достаточно времени!
Запись остановилась, а все продолжали сидеть в трансе.

Эпилог.
Пятеро ребят ввалились все в крови в колледж. Какой-то мужик привез их туда. Директор с Кармен испугано оглядывали их. Ножевые порезы, многочисленные синяки, все это красовалось на телах пятерки.
- Ребята, а где все остальные? Что с вами приключилось?
- Вы не поверите! Блас…
- Что, Блас? Где он?
- Блас оказался психом, он завез нас в какое-то подозрительное место, и убил всех остальных. Нам чудом удалось остаться в живых, нас подобрал какой-то человек на дороге.
После этих слов Мия Колуччи упала в обморок.
Да, все синяки и порезы были нанесены намеренно друг другом. В течение пяти дней они изводили себя голодом для яркости картины.
Весь месяц вся пресса Аргентины только и делала, что муссировала это событие, называя пятерку выживших студентов счастливчиками!
Нет, ни кому и в голову не пришло подозревать ребят. Еще бы, кто мог даже предъявить какие-то обвинения или подозрения, если могущественные родители не давали и близко подходить к их деткам.
Три месяца спустя:
- Предлагаю выпить за победу!
И пять бокалов с шампанским воссоединились в победный круг.

Конец…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » petty stage of tragic actors (от sway)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz