Четверг, 25.02.2021, 20:16
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяВспомни, что любишь - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Вспомни, что любишь (Пабло и Марисса by Настя)
Вспомни, что любишь
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:33 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Автор: Настя
Статус: Завершён.
Пайринг: Пабло и Марисса.
Содержание: очень милая подборочка из воспоминаний самой очаровательной пары.
Предупреждение: Это очень романтичная история о том, что настоящая любовь никогда не проходит! Поэтому, нет никаких предупреждений!!!!! Просто читайте и наслаждайтесь!!!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:34 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 1 «А была ли любовь?»
Она взглянула на него огненными, полными обиды и невероятной злости глазами. Он впервые в жизнь испугался её взгляда. Кровь в его венах заледенела, и по всему телу пробежала лёгкая дрожь, переходящая в дикий озноб. Она больше ничего не хотела сказать, всё уже было сказано, лишь только крепко стиснула зубы, схватила чемоданы, лежащие у порога и ушла, громко хлопнув дверью, так, что он вздрогнул и зажмурил глаза на секунду. На его лице выступили капли пота, которые катились со лба по щеками до самых губ. Но он стоял, словно парализованный и не замечал ничего, что с ним происходило. Наконец, оцепенение прошло и, открыв глаза, он вытер дрожащей рукой злополучные капли и встряхнул прядь своих волнистых волос, закрывающую почти полностью весь его правый глаз. В комнате стояла мёртвая тишина, которую лишь изредка нарушало его неровное, тяжёлое дыхание. После того, что только что произошло, после шума и криков, непривычная тишина жестоко резала слух. Его ноги неожиданно подкосились, и он, словно груда металла, рухнул на кресло. Было такое ощущение, что силы окончательно покинули его, но, отдохнув пару минут, дыхание стало приходить в норму, дрожь ослабевала, напряжение постепенно спадало, не покидало только беспокойство и страх. Он откинулся на спинку кресла, схватился руками за голову и закрыл глаза. В голове с бешенной скоростью проносились разные странные мысли, но вскоре всё закончилось, и он чётко увидел её лицо и тот самый день, когда… когда… когда казалось, что любовь есть:
Город окутала коварная ночь. Возможно, этой ночью кто-то стал счастливым, кто-то упустил свой шанс, кто-то поверил в чудеса, кто-то попрощался раз и навсегда со своими надеждами, а кто-то собирался совершить самый безумный поступок в своей жизни…
Пабло ходил из угла в угол и растерянно смотрел по сторонам. Весь день его не покидало жуткое беспокойство и волнение, а к вечеру все это усилилось в несколько раз и превратилось в настоящую панику. Он уже был не уверен в правильности своего решения, но ничего нельзя было изменить. Сердце его бешено колотилось, пульс участился, руки затряслись. Ему срочно надо было чем-то занять эти минуты, которые тянулись невероятно медленно, словно назло юному Ромео. Пабло в последний раз осмотрелся вокруг, а затем начал бормотать себе под нос едва понятные слова. Вдруг за дверью послышались приближающиеся шаги. Ему захотелось провалиться на этом самом месте, а шаги в это время становились всё громче и чётче. И вот, наконец, они прекратились. Пабло начал растерянно поправлять свою джинсовку, затем тряхнул головой, откинув светлую прядь волос, и, прикрыв рукой рот, аккуратно откашлялся. Он бы наверняка сделал ещё невероятное количество бессмысленных движений, но в этот момент дверь фургона открылась, и кто-то вошёл. Тёмная фигура, скрывающаяся под покрывалом ночи, приблизилась к Пабло. Он испугался ещё сильнее таинственного незнакомца, но когда тот приблизился, и его облик осветили расставленные по всем углам свечи, Пабло облегчённо вздохнул, но сразу же напрягся вновь. «Лучше бы это был незнакомец, чем она»- думал он, ведь она всё-таки пришла, а значит, бежать было некуда, и разговор должен был состояться. Блёклый свет падал на её лицо, что придавало ей особую загадочность. Через некоторое время Пабло вдруг понял, что молчание продолжается уже несколько минут, и что он, должно быть, выглядит полным идиотом. Собравшись с мыслями, он, наконец, заговорил:
- Марисса, ты всё-таки пришла.
- Ну, ты же позвал меня? – удивлённо произнесла она, затем посмотрела на Пабло, и, заметив его смущение, приветливо улыбнулась. Но вот ему это ни чуть не помогло, даже наоборот, он ещё сильнее испугался её подозрительно спокойного и радостного настроя. Марисса пришла в полное замешательство, ей казалось, что вот вот Пабло упадёт в обморок . Чтобы привести его хоть немного в чувства, она взяла инициативу в свои руки:
- Пабло, ты хотел со мной поговорить? Я права? Почему ты молчишь?
Пабло, заметив, что Марисса занервничала, совсем оцепенел и был больше не в состоянии о чём-либо говорить. Мари это окончательно вывело из себя. Она никогда не отличалась огромным терпением, а тем более сейчас:
- Бустоманте, ты надо мной издеваешься? Я что пришла сюда посреди ночи, чтобы полюбоваться на твою физиономию? Мы и так видимся каждый день, а теперь ещё и ночь. Это уже слишком. Ты что заснул? Когда проснёшься, сообщи мне, а я пойду к себе, а то здесь знаешь не Африка.
Марисса развернулась и собралась уже уходить, как голос очнувшегося Пабло остановил её у самой двери:
- Я тебя люблю…
- Что? Прости? – растерянно переспросила Марисса.
- Я люблю тебя, - словно заколдованный, повторил Пабло.
- Бустоманте, ты выпил? Это же я, Марисса! Нет, похоже, у тебя это серьёзно. Иди к себе и проспись, а завтра обязательно покажись доктору, - Марисса засмеялась и взялась за ручку двери:
- Ты что, не расслышала? Я не болен, и мне не нужен доктор, мне нужна только ты! – в голосе Пабло звучала раздражённость и обида, - я не спал уже 3 ночи, готовясь к сегодняшнему вечеру, я писал речи, я решился на серьёзный, ответственный шаг, а ты как всегда всё испортила!
Марисса замерла. Теперь ей стало не по себе. Она не до конца осознавала, что происходило с ней в этот момент, ведь они с Пабло учились вместе уже 3-тий год, и никогда он не относился к ней, как к девушке, никогда не проявлял даже малейшего интереса к её персоне, а сейчас он говорит ей такие слова:
- Пабло, ты понимаешь, о чём говоришь? Это же не шутки? Или ты разыгрываешь меня?
- Какой же я дурак, - с разочарованием произнёс Пабло, - неужели я мог подумать, что ты воспримешь мои слова всерьёз? Что ж, теперь ты будешь издеваться надо мной, валяй! Я всего, конечно, ожидал от тебя, но такое не приходило мне в голову! Любая другая девушка бросилась бы ко мне в объятия, а ты предлагаешь мне сходить к врачу. Я бы сходил, но только вот нет лекарства от любви, от безответной любви. И угораздило же меня влюбиться в такое бесчувственное создание, как ты!
Он взялся рукой за голову и повернулся к Мариссе спиной. Она удивлённо смотрела на него. Вскоре её глазки заблестели, а лицо засияло невероятно счастливой улыбкой. Она тихонько подкралась к Пабло и стала прямо позади него:
- Пабло, - полушёпотом произнесла Мари, - я тоже люблю тебя и больше всего на свете хочу броситься в твои объятия.
Он резко повернулся и недоумевающее посмотрел на неё:
- Но ты же… - хотел он только сказать, как Марисса, не дав ему договорить, прижалась к нему и слегка коснулась губами его губ.
Вначале он замер и в оцепенении не мог пошевелиться, но затем его руки какой-то неведомой силой потянулись к этому хрупкому существу, скользнули по её дрожащему от волнения телу и крепко обняли его. Их губы слились в поцелуе, и два крохотных, юных, безумных сердца забились в одном ритме, ритме большой, чистой, искренней любви. В тот миг казалось, что так будет всегда, что отныне нет ничего важнее твоего самого близкого в мире человека, что любовь существует и она вечна. Но, влюбляясь, мы становимся слишком уязвимыми, наши чувства резко обостряются. Если счастье, то огромное, если боль, то дикая. У любви, как у медали, две стороны, а мы порой закрываем глаза на одну из них, убеждая себя, что её вовсе не существует. И люди, нашедшие друг друга в этом безумном мире, настолько упиваются эйфорией от этой встречи, что забывают обо всём. Ах, если бы можно было просто забыть, но время всё расставит на свои места, ведь, как бы не хотелось это признавать, за счастье надо платить.
Так вот, ещё два человека обрели своё счастье этой ночью. Всё вокруг потеряло свою прежнюю значимость. Ничто больше не волновало, кроме того, что чьё-то сердечко билось рядом. Пабло хотелось подарить Мариссе всю нежность и ласку, которая накопилась в его душе за долгие годы. Теперь его судьба, его счастье заключалось в этом маленьком, беззащитном человечке. И что сейчас для него счастье? Когда её горячая щека случайно коснулась его щеки, а потом легонько прижалась к ней—это счастье. Когда её рука осторожно, несмело дотронулась до его тела—это счастье! Когда целого мира мало, чтобы вместить его чувства—это счастье!
Так, уютно устроившись в мягком кресле и погрузившись в сладостные воспоминания, Пабло уснул. Теперь он не знал, что для него счастье, он боялся проснуться и понять, что самая волшебная, невероятная и сумасшедшая история в его жизни закончилась, поэтому не хотел просыпаться, и лишь один вопрос мучил его и никак не выходил из головы: «А была ли любовь?»
Марисса бешено вылетела из квартиры Пабло, изо всех сил хлопнув дверью. Ей казалось, что она поступает правильно, что это единственно верное решение, которое она приняла за всю свою жизнь. Но стоило ей выйти из дома, как жуткие сомнения закрались ей в душу. Она остановилась и кинула вещи на асфальт, а затем окинула всё здание печальным взглядом, остановившись на одном окне. Марисса почувствовала, что ей уже стало сильно не хватать Пабло, но обида была сильнее. Сюда, где прошло лучшее время её жизни, она больше никогда не вернётся. Марисса Пиа Спиритто очень сильная. После нескольких минут молчания, она подняла чемоданы и уверенными, быстрыми шагами направилась к остановке. Бесспорно, ей было страшно уходить, страшно и жалко разрывать ту самую тоненькую нить, которая связывала их с Пабло уже 4 года. В один миг рухнули все мечты, они резко сорвались и разбились, как волны разбиваются о скалы. Ещё вчера Марисса лежала в одной постели с человеком, который подарил ей счастье, ещё вчера она думала, что нет ничего сильнее и крепче, чем их любовь, но что же на самом деле? Неужели она ошибалась все эти годы? Как долго он обманывал её, изображая полную идиллию? Получается, что вся их красивая история, их большая любовь была ложью, обманом, шуткой, игрой? Хрустальные слезы, не переставая, катились из глаз по румяным щекам. Одним движением руки Марисса стряхнула чёлку на лоб так, чтобы та прикрыла заплаканное лицо, опустила глаза и лишь изредка шмыгала носом. В этот момент она чувствовала себя маленькой, абсолютно беспомощной и жалкой. Ей, словно преступнику, приходилось убегать с места преступления. Вот только разница в том, что она ничего не совершила, и за ней никто не гнался. И эта мысль тоже не давала ей покоя. С одной стороны, Мари была рада, что Пабло не преследует её, не пытается остановить, но с другой, ей безумно хотелось, чтобы он хотя бы попытался это сделать:
- Но почему же он так легко отпустил меня? Почему не просил остаться, не умолял о прощении? Неужели ему всё равно? Неужели этого он и хотел? Неужели любовь прошла? А была ли вообще любовь?—думала Марисса, проезжая в автобусе знакомые улицы, покидая родные места.
Она ехала к единственному человеку, которому доверяла, которому могла поплакаться в жилетку, с которым могла поделиться своей бедой. Дверь автобуса открылась, и он уехал, Марисса осталась стоять на остановке, жадно глотая воздух. Через пару секунд она очнулась и осмотрелась по сторонам. Позади её простиралась длинная аллея зелёных тополей. Марисса направилась к ней. Не спеша, короткими, робкими шагами, сгорбившись и опустив голову вниз, она с невероятной тяжестью преодолевала пространство аллеи. Мимо неё то и дело проходили люди, по дороге представлялись разные картины: мужчина средних лет, одетый в деловой чёрный костюм очень громко говорил по телефону и, проходя мимо Мариссы, задел её плечом. Но ни он, ни она не обратили на это никакого внимания, каждый был увлечён своими делами и мыслями. Маленький мальчик неподалёку играл с мячиком. Приближаясь к Мариссе, он выпустил мяч из рук, и тот покатился, остановившись у её ног. Но она равнодушно пнула его в сторону, словно даже не заметила и вовсе. Ещё немного пройдя, Марисса остановилась и принялась тереть глаза рукой, просто яркий солнечный лучик попал в них, отчего они заслезились. Вытерев слёзы, Мари посмотрела вокруг и совершенно случайно её взгляд привлекла довольно неприметная картина: неподалёку от неё, в глубине парка, на лавочке возле озера, прижавшись друг к другу сидели два человека. Марисса наблюдала за ними минут 20, даже не замечая времени. Ей было больно и обидно смотреть, но она не могла отвести взгляд. В это время парочка мило обнималась, целовалась, влюблялась….Мари почувствовала пустоту внутри, всё вдруг стало таким бессмысленным и глупым, день, эта аллея, вещи, которые она несла, вся жизнь, словно потеряли свою прежнюю важность и значимость. Ей захотелось раствориться в воздухе, растаять, исчезнуть, чтобы не испытывать жуткой боли и разочарования. Ведь она была совсем не готова к трудностям, к предательствам и неприятностям. Потому, что с того самого первого дня, когда Пабло, сказал, что любит, в её жизни началась самая светлая и чудесная полоса. Каждый новый день приносил новое, ещё неизведанное счастье, каждое его слово дарило радость, очередной поцелуй окрылял и заставлял парить над землёй, а теперь? Теперь ей надо было научиться жить без него, искать радость и счастье в чём-то другом, ей предстояло перевернуть и изменить всё своё существование. На это нужны силы, упорство, терпение, а сейчас есть лишь слабость, безразличность и страх.
Прошло около полу часа прежде чем Марисса пришла в себя и отправилась дальше. Наконец, аллея была уже далеко позади, когда она подошла к высокому, многоэтажному дому, окна которого выходили как раз на этот самый парк. Она вошла внутрь и понеслась на лифте вверх. На 8 этаже он остановился, Мари вышла из него и подошла к двери, расположенной напротив лифта. Поставив чемоданы, встряхнув усталые руки, глубоко вздохнув и смахнув всё ещё накатывающиеся слёзы, она тихонько постучала. Дверь открылась почти сразу. На пороге стояла высокая, стройная девушка с густыми светлыми волосами ниже плеч, загорелым лицом, яркими, горящими глазами и игривой улыбкой. Увидев Мариссу, она приветливо поздоровалась с ней, но, заметив её подавленное состояние, замерла:
- Марисса, что случилось?
Мари ничего не ответила, лишь закрыла глаза рукой и зарыдала, так и не сдержав коварных слёз. Девушка взяла её за руку и провела внутрь, затем схватила чемоданы, и, скорчившись от их тяжести, с трудом затащила их в квартиру. Марисса не могла остановиться, казалось, что она вот вот впадёт в дикую истерику. Девушка стояла молча не находя слов и не понимая, что происходит:
- Всё кончилось….- проскрипела сквозь слёзы Марисса,--он всё разрушил, ах, Мия….
С этими словами она бросилась в объятия Мии и крепко сжала её хрупкое тело.
На несколько минут в комнате установилась жуткая, неприятная для обеих девушек тишина, которую нарушали только еле слышные всхлипывания Мариссы. Но как ни странно, никому не хотелось нарушать эту тишину, очевидно потому, что так уж было принято: когда кто-то плакал, никто не знал, что сказать и как утешить его. Мия так же находилась в полном замешательстве. Во-первых, она не понимала, что все-таки случилось, во-вторых, ей было безумно больно смотреть на слёзы самого дорого ей в мире человека. Наконец, Марисса заговорила первая:
- Прости, что я вот так вломилась к тебе, - сказала она, вытирая слёзы и отстраняясь от Мии, - просто мне не к кому больше идти.
- Я всё понимаю, солнышко, - ласково произнесла Мия, приветливо улыбнувшись, и провела рукой по волосам Мари. От её искренней, чистой, светлой улыбки Марисса слегка усмехнулась, - ну вот, тебе уже легче.
- Просто у тебя улыбка волшебная, только она способна заставить меня смеяться.
Лицо Мии ещё больше засияло. Она присела вместе с Мариссой на диван и сжала её руку:
- Я знаю, ты хочешь узнать, что случилось, но я прошу тебя подождать. Сейчас я не в состоянии об этом говорить, может позже… завтра, или…
- Ты сможешь рассказать мне об этом в любой момент, когда почувствуешь, что готова, - произнесла Мия, одним глазом взглянув на часы. Марисса заметила это и спросила её:
- тебе надо бежать? Я совсем забыла, у тебя же работа, а я тут отвлекаю тебя со своими глупостями.
Мия ехидно посмотрела на подругу и опять улыбнулась:



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:35 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Беги, а я…--хотела добавить Мари, но её перебили.
- мне действительно надо бежать, а ты оставайся здесь. Когда я приду, мы с тобой поговорим, если ты захочешь.
С этими словами она подскочила с дивана, схватила сумочку, лежавшую на столике, нежно чмокнула Мари в щёчку и вытерла катившуюся слезу:
- Я скоро, только не грусти….
Затем он мгновенно вылетела из квартиры, оставив Мари совершенно одну. В комнате было довольно светло, солнечные лучи попадали в окно и освещали стены, мебель, пол. Марисса прислонилась к спинке дивана, подвернула ноги под себя, и, свернувшись калачиком, закрыла глаза. Тёплый солнечный свет пробегал по её лицу, рукам, по всему её слегка дрожащему телу. Через несколько минут, расслабившись и пригревшись, Марисса задремала. Как ни старалась она не думать, но стоило ей лишь закрыть глаза, как перед ней всплывал его образ, картины из прошлого, лучшие моменты её жизни. И вот один из них:
Этот день начался как-то странно. Вначале Соня не разбудила Мариссу в колледж, а когда та спустилась к завтраку, проспав уроки, даже ничего ей не сказала. Мия за всё утро ни разу её не позвонила и не оставила ни одного сообщения, а самое странное то, что Пабло не объявлялся уже 2 дня, а до исчезновения вёл себя как-то странно, будто его мысли были далеко от Мари. Всё это наводило её на странные мысли, ей казалось, что что-то должно случиться. Но все на удивление были абсолютно спокойными и вели себя самым обычным, привычным образом. После завтрака Марисса принялась названивать Пабло на мобильный, но он не брал трубку. Это окончательно вывело её из себя. Собравшись впопыхах, она направилась прямиком к нему домой, с чёткими намерениями, во что бы то ни стало выяснить, что происходит. Когда она вышла из дома, то заметила небольшой клочок бумаги, лежавший на пороге возле цветка. Это оказалась записка от Пабло, в которой он просил Мариссу приехать по указанному адресу, и чем, скорее, тем лучше. Сердце Мари бешено заколотилось, в голову начали приходить разный глупые, безумные мысли:
- А вдруг его похитили? Вдруг он ранен? Я должна скорее ехать и помочь ему! Стоп, а вдруг он мёртв, а эту записку написали убийцы, чтобы заманить меня? О боже, Марисса, тебе бы детективы писать! – сказала она в слух и рванула к остановке. Через пол часа она уже стояла возле квартиры, которая указывалась в записке. Набравшись духу, она тихонько постучала, дверь открылась сама. У Мариссы захватило дух, коленки затряслись и руки онемели. Но она всё-таки решилась, и переборов свой страх, осторожно вошла в квартиру. Она была небольшая, но с первого взгляда показалась Мариссе уютной и светлой. На стенах были толи приклеены, толи нарисованы чьи-то фотографии. Присмотревшись повнимательнее, Мари с удивлением заметила, что это были фотографии её и Пабло. Ещё некоторое время она находилась в шоке и полном замешательстве от увиденного. Как вдруг, её единение нарушил знакомый запах. Мари почувствовала что кто-то, незаметно подкравшись, тихонько дышит ей в спину. Мурашки пробежали по её коже. Она закрыла глаза, стиснула зубы и с отчаянным криком набросилась на предполагаемого преступника. Но этот кто-то аккуратно схватил её и крепко прижал к груди:
- Ну, ну… тихо. Ты же меня покалечишь! Я и не знал, что ты у меня такая хулиганка!
Марисса прекратила дёргаться и замерла, затем осторожно подняла глаза и посмотрела на «преступника»:
- Бустоманте, ты просто…просто…- в бешенстве вопила она, - как же ты меня напугал, неужели хочешь моей смерти? Я убью тебя, псих!
В ответ на её оскорбления, Пабло лишь усмехнулся и чмокнул её в щёчку. Она сморщилась и скорчила забавную гримасу:
- Нечего меня целовать, я всё рано тебя не прощу! А ну быстро объясняй, что ты здесь делаешь? Зачем ты притащил меня сюда? И откуда здесь наши фотографии? Быстрее, я хочу домой…
- А мы и так дома, - спокойно ответил Пабло.
- Что? Пабло, скажи мне, что с тобой случилось? Ты головой ударился? Может у тебя провалы в памяти? Так я подскажу тебе, где живёшь ты, а где я!
- Да нет же, глупая, я всё помню, просто теперь у нас есть свой собственный дом! – перебил её он.
- Ага, и ещё скажи, что это он…- язвительно спросила Мари и взглянула на Пабло. В ответ он утвердительно улыбнулся, - о нет, - полушёпотом произнесла она, - о нет, - её слова звучали всё громче, - о нет, неужели… Пабло, ты просто чудо!
С этими словами она набросилась на беднягу с такой силой, что оба упали на рядом стоящий диван:
- Погоди, погоди…- пытался сказать Пабло, вырываясь из её объятий, - ты согласна переехать сюда и жить здесь со мной вдвоём?
- Да, - коротко ответила она.
- И каждое утро видеть мою сонную физиономию?
- Да,
- И каждую ночь засыпать под мой храп?
- Да,
- И каждый…
- Да, да, да… сто раз да, - перебила его Мари, но, поцеловав Пабло, слегка отстранилась, - погоди-ка,- задумчиво произнесла она, - вот носки свои будешь стирать сам!
Пабло засмеялся и перевернулся, оказавшись сверху Мариссы:
- Договорились, партнёр! Сегодня мы с вами заключили самую выгодную сделку в нашей жизни!- затем он провёл рукой по её лицу и нежно поцеловал её в губы, - самое большое счастье для меня, это каждый день видеть тебя, моя любимая девочка!
Марисса резко открыла глаза и осмотрелась вокруг. Солнце уже скрылось, и в комнате было темно и прохладно. Поднявшись, она почувствовала, что по её щекам катятся слёзы, а затем увидела, что вся подушка, на которой она спала, промокла. Ей вдруг стало невыносимо грустно и тоскливо. Она подумала, что в этот самый момент могла бы смотреть свой любимый сериал, свернувшись под мышкой у Пабло, или готовить ужин, наблюдая, как Пабло пытается повесить штору в гостиной. Казалось, что это было то самое счастье, о котором пишут в книгах, о котором снимают фильмы и сочиняют песни. Как ей вдруг стало не хватать этих мелочей. Но больнее всего была мысль о том, что его нет рядом и, возможно, больше не будет никогда.

Глава 2 «Я научусь жить без тебя!»
Мия вернулась поздно вечером, когда Марисса спокойно сопела в комнате для гостей. Любопытной сестрёнке не терпелось поскорее узнать что произошло, но она решила не будить бедную Мари, измученную и уставшую от слёз и истерик. Наконец, ночь уступила своё место, и солнце осторожно поднималось из-за гор, рассыпало свои лучики между пустых улиц сонного города. Подул прохладный ветерок, одним дыханием распахнув окно в спальне Мариссы. Комната сразу же наполнилась свежим воздухом и ярким солнечным светом. «Спящая красавица» сладко потянулась сквозь сон и натянула на себя тёплое одеяло, скрывшись под ним с головой. Мия сегодня встала очень рано, что было на неё совсем не похоже, и уже почистив зубы, возилась на кухне с завтраком. Вместив на небольшом деревянном подносе тарелочку со свежими круасанами, клубничный джем и кружку ароматного, только что сваренного кофе, она направилась к Мари с твёрдым намерением поднять её с постели. Открыв дверь, Мия на цыпочках подошла к кровати и поставила поднос на столик. Через пару секунд под одеялом что-то зашевелилось, затем показалась взъерошенная рыжая макушка, а вскоре высунулся маленький носик, жадно вдыхающий сладкий аромат кофе и свежей выпечки. Марисса медленно приподнялась, лениво потянулась и протёрла рукой заспанные глазки:
- Ах, ты, хитрюга! – пролепетала она, - знаешь же мои слабости!
Мия улыбнулась, подвинув поднос к Мари:
- Честно говоря, мне не хочется есть, - буркнула Марисса.
- Не обижай меня, я ведь так старалась! Выпей хотя бы кофе, он поможет тебе проснуться, - растерянно защебетала Мия.
- Хотя я, пожалуй, съем парочку круасанов, они так аппетитно выглядят!
С этими словами Мари потянулась за своим любимым лакомством, и, макнув его в джем, откусила кусочек:
- Мммм, как вкусно! – еле внятно пробормотала она, пережёвывая остатки круасана и закрыв от удовольствия глаза.
- Рада, что тебе нравится! – гордо заявила Мия, - я старалась!
- Наконец-то, ты научилась печь мои любимые сладости!
- Оооо, ну что ты, мне ещё далеко до профессионала, - засмущалась сестрёнка, - до Пабло, например, только ему удаётся по-настоящему баловать тебя разной вкуснятиной!
Марисса резко замерла, нахмурила брови и быстро проглотила всё, что находилось у неё во рту. Мия, заметив, что взболтнула лишнее, решила как можно скорее сменить тему:
- Сегодня отличная погода, я подумала, что нам не помешает провести такой чудесный день вместе, что скажешь? Я даже взяла выходной, сегодня в клубе за главную останется Фелиситас.
- Извини, но у меня нет настроения, - буркнула Мари, и вновь скрылась с головой под одеялом.
- Мы можем сходить в кино, или пообедать в твоём любимом кафе, съедим по кусочку шоколадного пирога сеньора Педро, иногда можно позволить себе маленькие слабости.
- Я никуда не пойду!
- Тогда пойдём со мною в клуб, ты отвлечёшься. Сегодня вечером там выступает…
- Мне всё равно, кто там выступает! – раздражённо сказала Мари, высунувшись из-под одеяла, - разве ты не понимаешь, что я е хочу никуда идти! Мне сейчас не до этого!
- Ах, милая, прости свою глупую сестру! Я всего лишь хотела помочь тебе! – жалостно пролепетала Мия, опустив глаза.
- Я знаю, - сказала Мари, бросившись в объятия сестры, - это ты прости мне мою грубость, я не должна себя так вести!
- Солнышко, поделись со мной, расскажи мне, что случилось! Я больше всего на свете хочу разделить с тобой твои страдания! – причитала Мия, прижимая к себе Мариссу всё крепче и крепче.
- Мне больно об этом говорить…
- Поделись, тебе станет легче! Поверь, мне ты можешь рассказать всё! Наверняка твоя депрессия связана с Пабло, я права? – Мия не сдавалась, пытаясь разговорить сестру.
- Это не депрессия, увы, на этот раз всё кончено!
Мия отстранилась от Мариссы и удивлённо взглянула на неё:
- Что ты такое говоришь? Какой конец? Да что, в конце концов, произошло?!
Марисса облокотилась на спинку кровати, укутав ноги в одело, и тяжело вздохнула:
- Почему это случилось со мной? С нами? Почему я? Не знаю… А ведь всё было так хорошо! Я верила ему, верила в нашу любовь! Каждое утро я благодарила бога за то, что у меня есть Пабло, самый замечательный парень на свете. Всю свою жизнь я мечтала провести рядом с ним, засыпая и просыпаясь в его объятиях. Когда он смотрел на меня, у меня дрожали коленки, когда дотрагивался до моего тела, кровь закипала в венах, когда целовал меня, всё остальное теряло прежнюю значимость. Для меня было по-настоящему важно держать его за руку, чувствовать биение его сердца, ловить его дыхание. Но однажды, всё изменилось, а мы не заметили этого! Как-то раз он взглянул на меня, а мои коленки даже не задрожали, я продолжала спокойно пить свой свеже выжатый сок. Затем он прикоснулся ко мне, а я вспомнила, что не вынула пирог из духовки. Наконец, он поцеловал меня, а я заметила пятно на потолке.
Мия в недоумении уставилась на Мари, пытаясь понять, к чему она клонит:
- Так не должно было быть, нет! Когда мы учились в колледже, между нами была страсть! Любовь заставляла меня совершать безумные поступки. Я никогда не забуду это чувство, когда всё твоё тело охватывает жуткое волнение, когда не находятся нужные слова, когда уроки, друзья, родители уходят на второй план. Знаешь, я вспомнила, как однажды Пабло вернулся поздно с вечеринки. Весь колледж уже спал, все спали, кроме меня. Может мне действительно не спалось, а может я хотела дождаться прихода Бустоманте, но с самого вчера я устроилась на лестнице, пытаясь решить тест по химии. Но разные мысли не давали мне покоя, всякий шум отвлекал меня, я то и дело поглядывала на дверь, в надежде увидеть его. И вот, наконец, когда я уже дремала, прислонившись к периллам, меня разбудил удар двери. Я резко очнулась и прямиком уставилась в тест, делая невозмутимый вид. И тут в голову ударил знакомый запах и звук приближающихся шагов. Я робко подняла глаза и исподлобья взглянула на таинственного незнакомца, которым, как ни странно, оказался Пабло. Он был не просто красив, а скорее великолепен: золотые кудряшки струились от самой макушки, падая на лоб, огромные голубые глаза сияли в темноте, как два маяка посреди океана, волшебная улыбка околдовывала своей искренностью, теплотой и…сексуальностью. Чёрная рубашка была полностью расстегнута, а из-под неё выглядывало стройное, смуглое тело. Пабло подошёл ко мне и сел рядом. Воздух вокруг наполнился ароматом его духов, от которого у меня закружилась голова. Я жадно вдыхала этот сладкий запах, и, стараясь не пялиться на его торс, отводила взгляд в сторону. Он же, напротив, смотрел мне прямо в глаза, мило улыбаясь:
- Что ты здесь делаешь в такое позднее время? – ласково спросил он.
Я словно оцепенела от волнения и смущения, и не могла вымолвить ни слова:
- Занимаешься? Ночью? Что ж, похвально! – добавил он, усмехнувшись.
- А что ты ожидал, противный Бустоманте? Думал, я скажу, что ждала здесь тебя? Сидела весь вечер, как дура, и пялилась на дверь? – подумала я, - не дождёшься, плейбой!
- оставь ты эти книжки и иди лучше спать! – прошептал Пабло, вставая, - к сожалению, не могу предложить тебе мою постель, я сегодня жутко устал! Ну что ж, может в другой раз, когда ты будешь более разговорчива, мы это обсудим! – затем он выдавил ехидную улыбку, потрепал рукой мои волосы и отправился наверх в свою комнату, а я осталась сидеть в полной темноте, посреди пустого холла, на грязной лестнице с тестом по химии в руках.
- Какая же ты глупая, Марисса Пиа Спиритто! – пробормотала я вслух, - неужели надеялась, что он поверит в то, что ты занимаешься в темноте, да ещё и в 3 часа ночи! Лечиться тебе надо! Мало того, что не высплюсь теперь, так ещё и буду выглядеть настоящей идиоткой перед Пабло Бустоманте! Но почему меня это волнует? Вот ещё, глупости. Пусть думает, что хочет! Но почему я даже ничего не ответила ему? Раньше я могла двинуть как следует этому болвану, а теперь… теперь не могу, даже ответить не могу! Что со мной происходит? Я влюбилась в Бустоманте! Вот комедия! Как можно влюбиться в тупого, эгоистичного, пошлого…красивого, нежного, милого… Он само обаяние! Его улыбка, взгляд…не возможно оторваться! Вот блин, Спиритто, ты точно заучилась! – с этими словами я поплелась спать в надежде, что утром всё пройдёт, словно дурной сон, но…увы, ничего не прошло! Моя любовь росла с каждым днём, и, уже не вмещаясь в сердце, вырывалась наружу. Ну, а потом, ты знаешь, что было потом! Мы оба поняли, что пропали…то есть влюбились!
Марисса вытерла катившуюся по щеке слезу и шмыгнула носом:
- Милая, я и так знаю, что вы с Пабло любите друг друга, но почему же ты плачешь?
- Потому, что любовь прошла! Её больше нет! Ещё вчера я думала, что во мне говорит лишь злость и обида, но теперь я понимаю, что всё сделала правильно, да и Пабло ни в чём не виноват! Хочешь знать, почему я ушла? Он мне изменил! Да, прихожу я на днях домой из магазина, а там, в моей постели….он…и…она…другая!
Мия ахнула, схватившись рукой за голову:
- Бедная, бедная моя! – прошептала она.
- мне жутко больно осознавать, но это было неизбежно! Мы с Пабло отдалились друг от друга, рано или поздно, но он встретил бы другую девушку, которая вновь разожгла в нём огонь страсти, - Марисса опустила голову, и горячие слёзы срывались прямо на одеяло.
- Как он мог мне изменить?! Как?! Мия, мне больно! Я хочу умереть! Я просто не умею жить без него! – бедняжка металась в истерике из стороны в сторону. Мия бросилась к сестре и прижала её к своей груди:
- Родная, не плачь! Всё образуется! Пабло ещё поймёт, что он потерял, а ты…ты научишься жить без него, я тебе помогу! – она гладила волосы сестры, еле сдерживая слёзы.
- Он там, с другой, он больше не любит меня, а мне так больно! Что мне делать? Я не могу без него, он мне нужен! Хочу, чтобы он обнял меня, прижал к себе, хочу к нему! Хочу его тепла! Я просто умру без него!
- Я знаю, малышка, тебе плохо, но ты выдержишь, мы выдержим это! Я пережила, и ты переживёшь! Школьная любовь пройдёт, забудется, останется далеко в прошлом! – коварные слёзы солёными струйками стекали вниз по щекам, а сердце разрывалось от боли и отчаяния. Кто мог подумать тогда, 4 года назад, что эта история закончится так быстро и печально! Но людям свойственно всё и всегда преувеличивать. Мы думаем, что первая любовь на всю жизнь, что в сказках принц и принцесса живут счастливо и умирают в один день, что дрожь в коленках от его прикосновения сохранится на всю жизнь. Но всё течёт, всё меняется. Наступает момент, когда привычное существование больше нас не устраивает, когда хочется перемен. Любые отношения когда-нибудь заканчиваются, это неизбежно! Вот только некоторые люди продолжают жить вместе, делая вид, что ничего не случилось, изображая полную идиллию. А другие решительно ставят точку, и после небольшой паузы, начинают новую жизнь. Очень тяжело привыкать к одиночеству. Ведь за годы, проведённые вместе, люди привязываются друг к другу, влюблённость или любовь перерастает в дружбу, соседство, наконец, в родственную связь. И зачастую, нам тяжело расставаться не с любовью, а с человеком, к которому мы привыкли, без которого нам будет сложно. В конце концов, мы боимся не за отношения, не за чувства, а исключительно за себя.
Пабло открыл дверь и до него сразу же донёсся сладкий аромат шоколада. Он вошёл в квартиру и отправился прямиком на кухню:
- Я не слышала, как ты пришёл, любимый! – радостно произнесла худенькая девушка, крутившаяся у плиты.
- почему ты готовишь шоколадный торт? – озабоченно спросил Пабло.
- Это же твой любимый! – ответила девушка, и, улыбнувшись, чмокнула его в губы, - торт почти готов. Вымой руки и садись за стол!
Пабло поплёлся в ванную и через секунду уже сидел на кухне:
- Вот, держи, попробуй первый и оцени мою стряпню!
Пабло взял вилку и аккуратно отломил кусочек, отправив его в рот:
- Потрясающе! – произнёс он причмокивая.
Девушка самодовольно улыбнулась и вышла из кухни:
- Только это не мой любимый торт, а…Мариссы…- шёпотом добавил Пабло, откинувшись на спинку стула. Воспоминания вновь завладели им, их пробудил всего лишь обыкновенный торт. Закрыв глаза, Пабло очутился в колледже, в своей старой комнате. Знакомый запах шоколада наполнил воздух, дверь тихонько приоткрылась и за ней показалась физиономия Спиритто:
- Зачем ты позвал меня сюда? Если Бласс увидит, что я в твоей комнате, мне влетит!
- Да не волнуйся ты, глупенькая, подойди ко мне!
Марисса, почувствовав запах шоколада, невольно послушалась:
- Почему здесь так вкусно пахнет?
- Что ты любишь больше всего на свете? – спросил Пабло, ехидно улыбаясь, - ну, разумеется кроме меня!
- Бустоманте, не бери на себя…
- Не злись, я хочу сделать тебе сюрприз! – перебил он, - давай, напряги извилины!
- Я люблю сладости, а особенно…
- особенно шоколад! Я прав?
- Прав, чёрт возьми! Но для чего весь этот цирк?
- А вот для чего! – не долго думая Пабло открыл тумбочку и достал оттуда красивый, ароматный, свежий шоколадный торт. Марисса замерла от неожиданности, но постепенно, на её лице рисовалась радостная улыбка:
- Это мне? – неуверенно спросила она.
- А кому же ещё? Он совсем тёплый!
Марисса хотела была наброситься на аппетитный тортик, но тут же отстранилась:
- Эй, ты хочешь, чтобы я располнела, и тогда будешь издеваться надо мной?
- Я просто хотел сделать тебе приятное! Ведь я люблю тебя, котёнок.
От этих слов Марисса готова была замурлыкать. Она открыла рот и зажмурила глаза. Пабло отломил кусочек торта рукой и положил его Мари прямо на язык. Она принялась медленно его пережевывать, не открывая глаз. Когда с ним было покончено, Марисса облизнулась и взглянула на Пабло:
- Я бы тебя съела, как этот тортик! – после чего взяла его руку и принялась облизывать пальцы, испачканные шоколадом. Бедняга Пабло чуть не сошёл с ума. Он безумно её захотел, но…Марисса всего лишь играла с ним, как обычно. Закончив с пальцами, она приблизилась к Пабло и коснулась губами его губ, слившись с ним в страстном поцелуе. Как это было давно, но он до сих пор чувствовал вкус её шоколадных губ, помнил её загадочный взгляд и игривую улыбку.
- Пабло! Ты заснул что ли? – громкий голос прервал все его воспоминания, отчего он очнулся, слегка встряхнув головой, - наверное устал? Мой сладкий, пойдём в спальню, я уложу тебя спать! – лепетала девушка со смазливой мордашкой.
Пабло послушно встал из-за стола и, взяв её за руку, поплёлся в гостиную. Неожиданно, прямо посреди комнаты они остановились:
- Но прежде чем мы отправимся спать, я хотела бы с тобой поговорить, - произнесла девушка, одним движением руки отправив усталого Пабло на диван.
- Я хотела тебе кое-что показать, - начала она, подойдя к столику возле окна, - вот, посмотри. Что ты видишь?
Пабло слегка присмотрелся и еле внятно промямлил:
- Стол, на нём стоит шкатулка, пепельница и фотографии…
- Да, именно!- резко перебила его «смазливая мордашка», - фотографии! Вот здесь ты и Марисса, здесь Марисса, на этой вы опять вместе! А эта шкатулка—её подарок тебе! Зачем здесь пепельница, ни ты, ни я вроде не курим?!
- Мы купили её в Марокко, а когда бросали курить решили оставить, чтобы испытать себя…- прошептал Пабло.
- Мне это абсолютно не интересно, любимый! Здесь должны быть мои фотографии, мои подарки, а не это! – она вдруг подняла руку, со всей силы замахнулась и смахнула всё, что стояло на столике на пол. Пабло резко зажмурился и затаил дыхание от звука разбивающегося стекла. Сердце его сжалось на мгновение, тело вздрогнуло от необъяснимой боли, словно осколки разбитых рамок попали внутрь и разом вонзились в беззащитную плоть. Открыв глаза, он печально взглянул на лежавшие внизу фото и глубоко вздохнул:
- Она ушла, она в прошлом, это всего лишь фото…- повторял Пабло себе под нос, - всё это больше ничего для меня не значит! Больше нет нас, нет любви, нет ничего…
Через пару минут он уже спокойно лежал в своей тёплой постели, гладя по голове спящую на груди девушку и равнодушно уставившись в потолок.
За прошедшую неделю Марисса очень изменилась: она ни разу не заговорила о Пабло, о том, что случилось. Вот уже несколько дней она подыскивала себе новую квартиру, не желая переезжать к Соне или оставаться у Мии. Её чемоданы так и остались стоять не распакованными в комнате для гостей, в то время, пока Мари моталась по городу в поисках работы и места жительства. Её старания, к счастью, были не напрасны. Однажды она вернулась довольно рано, застав Мию за перечитыванием каких-то бумаг, и прямо с порога заявила во всеуслышанья, что, наконец, оставляет её в покое:
- Что это значит? – удивлённо спросила Мия.
- Это значит, что я переезжаю! – радостно заявила Мари.
- Как? Куда?
- Я нашла себе подходящую квартиру. Она правда довольно далеко отсюда, но в очень престижном районе! Хозяин мне уже всё показал, и я согласилась!
- ты даже не посоветовалась со мной! – обиженно пробурчала Мия, опустив голову.
- Но милая, я думала, что ты будешь рада, когда, наконец, я съеду от тебя и больше не буду докучать тебе своими проблемами, - произнесла Мари, приближаясь к сестре.
- Как ты можешь мешать мне? Я же люблю тебя! И вовсе не хочу, чтобы ты уезжала!
Марисса подошла к Мие и, присев рядом с ней на диван, взяла её за руку:
- Солнышко, я же никуда не уезжаю! Мы будем видеться хоть каждый день!
- Но я волнуюсь за тебя, боюсь, что ты ещё не совсем оправилась от…
- О, ты об этом! – перебила её Мари, - не волнуйся, всё в порядке! – добавила она, махнув рукой.
- Я всё равно не хочу тебя отпускать! – пролепетала Мия и бросилась в объятия сестры, не сдержав слёз. Марисса в ответ лишь крепко сжала её хрупенькое тельце и жадно провела рукой по волосам. Так они просидели примерно около полу часа, а затем Мари мгновенно схватила стоящие в комнате чемоданы и пулей вылетела на улицу. Через 40 минут она уже стояла на пороге своей новой, личной квартиры. С детства малышка мечтала о своей территории, которой её постоянно кто-то лишал: в начале Соня, потом Пабло, а теперь ещё и Мия! Но, наконец, она осталась совсем одна, и почему-то в данный момент словосочетание «совсем одна» не звучало так уж страшно, как неделю назад. Сейчас одиночество было для неё единственно верным путём к спасению. Ведь Мари только училась жить без любви, без привычных отношений, без Пабло… Ещё пару минут она неистово металась по квартире, рассматривая комнаты, заливаясь истерическим смехом и повторяя всё громче и громче: МОЯ!!!! ТОЛЬКО МОЯ!!!!!! Затем, слегка успокоившись, Мари подхватила чемоданы, отправившись в свою новую спальню:
- Ну что ж, теперь я, пожалуй, могу спокойно разобрать эти дурацкие чемоданы! – с уверенностью заявила она, открыв один из них. Вещи оказались скомканными и мятыми ещё с того дня, когда она в бешенстве срывала свою одежду с полок и вешалок и запихивала в чемоданы.
- Придётся всё гладить! – с досадой произнесла она, перебирая свои кофточки, юбочки, брючки, и бросая их на кровать. Вдруг она наткнулась на что-то странное, не похожее на её обычную одежду. Присмотревшись, Мари увидела в своих руках рубашку Пабло, которую она видимо совершенно случайно закинула вместе с остальными вещами. В этот момент всё промелькнуло в её голове с невероятной скоростью: воспоминания, боль, обида, новая жизнь… Она держала в руках то, что не могло оставить её в покое, то, что заставляло её сердце бешено колотиться, то, чего она боялась больше всего на свете! Это воспоминания о Пабло…Её руки затряслись, вот уже дрожь пронизывала насквозь всё тело, дыхание перехватило, воздуха перестало хватать, и она, откинув в сторону рубашку, в отчаянье схватилась за горло. Её словно кто-то или что-то душило, неожиданно нахлынула волна боли и страха, коварные слёзы огромным водопадом сорвались с глаз. Она кинулась в сторону, упав на лежавшую рядом рубашку, и принялась жадно сжимать её в руках. Затем, свернувшись калачиком прямо на полу, Мари громко стонала, уткнувшись носом в заветный клочок ткани, на котором ещё остался знакомый до боли запах. Вдруг её глаза медленно закрылись и, оказавшись в плену сладостных воспоминаний, она постепенно замолчала:
В тот день с самого утра стояла пасмурная погода, небо было усыпано свинцовыми тучами, но влюблённые решили всё-таки не отменять свою поездку на загородное ранчо. К вечеру слегка распогодилось, и они отправились на конную прогулку. Пабло, уверявший Мари, что отлично ориентируется на местности, завёл их в самую глушь. Да тут ещё как ни к стати влил дождь, и сладкая парочка пешком в темноте и под дождём отправилась искать дорогу к дому:



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:36 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Нет, ну как я могла довериться тебе! – бурчала недовольная Марисса, вырываясь вперёд, - такому болвану как ты нельзя даже таракана доверить!
Пабло молча плёлся позади, виновато выслушивая всё её ругательства:
- Господи, угораздило же меня послушать этого идиота! Сейчас вместо того, чтобы блуждать незнамо где мокрой и холодной, я могла бы попивать горячий кофе у камина! Бустоманте, за что мне это наказание! – она продолжала бурчать, как вдруг сзади раздался отчаянный, громкий вопль:
- Ну, всё, с меня хватит! – раздосадовано закричал Пабло, заставив Мари обернуться, - я больше не намерен выслушивать твои дурацкие оскорбления! – продолжал он, приближаясь к ней всё ближе и ближе. Мариссе оставалось в недоумении лишь подчиниться ему, отступая назад. Наконец, она остановилась, уткнувшись спиной в дерево. Пабло вплотную приблизился к ней и пылающим взглядом окинул её тело. У Мариссы перехватило дыхание, её глаза в страхе бегали из стороны в сторону, а сердце заколотилось от волнения. На некоторое время установилась мёртвая тишина, едва нарушаемая робким дыханием испуганной Мари. Наконец, преодолев свой страх, она взглянула на Пабло и замерла: он стоял так близко, что она могла почувствовать его дрожь, золотистые кудряшки намокли, и с них струйками стекала вода, рубашка была расстегнута, а по его голой груди текли капли дождя, очерчивая каждый выступ и каждый мускул, его голубые глаза горели ярким огнём, частое дыхание прерывала дрожь. Он прижался к ней, коснувшись её тела, провёл рукой по её бедру и жадно впился ей прямо в губы. Мари не могла устоять, страсть завладела ими, и, забыв обо всём, они срывали друг с друга одежды, издавая лишь громкие звуки от возбуждения…
Марисса неподвижно лежала на полу, прижав к груди его рубашку, и лишь иногда вздрагивала. Как она могла забыть о прошлом, если оно не уходило, не оставляло её в покое, не давало начать новую жизнь! Ведь любовь давно прошла, но отчего же тогда в душе не утихала боль? Отчего было так тяжело? Отчего одиночество пожирало её изнутри? Как же ей захотелось утонуть в его горячих объятиях, увидеть его улыбку, почувствовать его прикосновения, но… но на её месте уже была другая!

Глава 3 «Я тебя помню…»
Как обычно ровно в 9 часов Мия уже была на месте. Её клуб открывался в 10, но она приходила пораньше, чтобы всё подготовить. Этот вечер обещал быть очень насыщенным, так оно и получилось. Уже в 11 часов в клубе невозможно было протолкнуться, а люди всё не кончались. Мия бешено носилась из угла в угол, не присев ни на минутку, бесконечно возникали новые проблемы, которые она тот час же неслась решать! И вот, совершенно случайно, в спешке, бедняжка чуть не сбила с ног какого-то парня:
- Эй, осторожнее! – завопил тот, - Мия? Это ты? – удивлённо спросил он, присмотревшись повнимательнее.
В этом парне Мия разглядела Пабло Бустоманте, и, узнав его, скорчила неприятную физиономию:
- Вот решил зайти, отдохнуть, заодно и тебя повидать! – проорал Пабло, пытаясь перекричать музыку, - как твои дела? Вижу, что клуб процветает, поздравляю!
- Спасибо, - холодно ответила Мия.
- А как на личном фронте, что вообще нового?
- Пабло, мне сейчас некогда!
- Я понимаю, что ты занята, но может быть, мы сможем потом пообщаться?
- У меня нет времени, извини! – после этих слов, она развернулась и через секунду исчезла в толпе.
Вернувшись домой, Пабло не мог уснуть всю ночь, а на утро всё-таки решил положить конец своим сомнениям. Он взял телефон и робко набрал номер мобильного Мари. В этот момент, она, ничего не подозревая, готовила себе завтрак, как вдруг телефон завибрировал. Увидев номер Пабло, Марисса выронила из рук стакан с соком. Ещё несколько секунд находясь в полуобморочном состоянии она смотрела на мобильник, боясь прикоснуться к нему. Этот звонок, которого она так долго ждала и о котором мечтала в глубине души, жутко испугал её, но надежда взяла верх, и Мари подняла трубку:
- Алло…- робко произнесла она.
На том конце провода установилось молчание:
- Алло, - повторила Мари.
- это Пабло, я…я хотел поговорить…- наконец произнёс дрожащий мужской голос, - дело в том, что…- ещё секунду назад он готов был высказать Мариссе всё, но теперь кончились слова, язык онемел, страх пронзил всё тело.
- Что ты хотел? – грозно произнесла Мари.
- Я… я…просто…- заикаясь лепетал Пабло, - вчера я видел Мию, и она не стала со мной разговаривать.
В душе Мариссы что-то оборвалось: так значит всё дело в Мии, не во мне, а в Мии…- подумала она, - а я то глупая, надеялась….
- А при чём здесь я? – раздосадовано спросила Мари.
- Мы с Мией всегда ладили, а с тех пор…с тех пор, как мы…мы расстались…она меня избегает…вообщем, я хотел тебе сказать, чтобы ты прекратила настраивать её против меня!
Марисса на мгновение замолчала, переваривая услышанное, а затем громко заявила:
- Бустоманте, скажи честно, зачем ты мне позвонил? Неужели ты решил окончательно добить меня своей тупостью? У тебя есть девушка, и вместо того, чтобы сейчас тратить время на разговоры со мной, ты бы лучше отправился к ней!
Пабло молчал, Марисса тоже замолкла, кажется, оба перегнули палку: он не должен был звонить, а ей не стоило говорить всё это!
- Ты права, пожалуй, я так и сделаю! – резко ответил Пабло и бросил трубку.
Неделю спустя…всё шло своим чередом, жизнь возвращалась на круги своя. Обиды остыли, страсти улеглись, чувства постепенно забывались. Казалось, что точка поставлена, что теперь всё в прошлом, что оно больше не вернётся! Но как всё-таки непредсказуема наша жизнь! Один миг может изменить всё! В один миг однажды рухнули воздушные замки и в один миг воспоминания сыграли свою роль. Мы можем вспоминать что-то до поры до времени, но когда-нибудь настанет тот предел, когда нам страшно захочется оживить воспоминания! Это неизбежно! Вот только неясным остаётся одно: возможно ли ещё всё исправить?
Ночь была на удивление жаркая, в комнате стояла невыносимая духота даже с открытым настишь окном. Скинув с себя одеяло, Пабло неспокойно ворочался с бока на бок. Худенькая девушка тихонько сопела в полуметре от него.
Мариссе тоже не спалось. Оставшись в одном нижнем белье, она металась по кровати, сгорая от жажды и духоты.
Вдруг в её окно, как и в окно Пабло, подул лёгкий, тёплый ветерок, наполнив комнату свежим воздухом и окутав тех, кому не спится, сладостной дрёмой…
Марисса нервно ходила из стороны в сторону под дверью своей собственной комнаты. Лухан и Лаура уехали на выходные, и Пабло решил приготовить ей какой-то сюрприз. Он возился уже целый час, так, что Мари уже готова была выбить дверь, сгорая от любопытства. Наконец, комната открылась, и показалась голова Бустоманте:
- Ну, наконец-то! – с облегчением произнесла Мари.
- Эй, подожди, закрой глаза! – остановил ей Пабло.
- Это ещё зачем?
- делай, как я сказал!
Марисса нехотя подчинилась его воле, и он провёл её в комнату:
- ну, всё, теперь можешь открывать.
По всей комнате были расставлены свечи, а постель усыпана лепестками роз:
- Что это ты задумал? – испуганно спросила Мари.
- Ничего особенного, я просто хочу, чтобы ты стала моей! – прошептал Пабло.
- Но я…я не уверена, что готова…мы же говорили об этом, и ты обещал подождать!
Пабло отстранился от неё, опустив голову:
- Как знаешь…- обиженно буркнул он, и, погасив свечи, вышел из комнаты. А Марисса так и осталась стоять в оцепенении. Она боялась потерять его, но и боялась потерять невинность. Это было для неё слишком серьёзно, слишком даже для Пабло. Пробыв в таком положении примерно пол часа, она аккуратно убрала покрывало с кровати, чтобы не рассыпать лепестки, и, расстелив постель, хотела было плюхнуться в неё, как вдруг остановилась: на белой простыне была напечатана их фотография. Это сделал Пабло специально для своей любимой девочки. Удивлению Мариссы не было предела, она не могла поверить в то, что видит. Ведь для неё это был не просто секс, а нечто большее, и, как оказалось, для него тоже! В ту же секунду она выбежала из комнаты. Пробежав на половину мальчиков, она остановилась возле его двери, затем, немного отдышавшись, слегка приоткрыла её, осветив тёмную комнату. Пабло давно спал сладким сном, завернувшись в одеяло. Марисса на цыпочках подкралась к его кровати и забралась к нему в постель, чмокнув спящего красавца в ушко. Он вздрогнул и мгновенно проснулся, почувствовав что-то тёплое под боком:
- Кто здесь?! – испуганно закричал он, но Мари вовремя заткнула ему рот своей рукой:
- Ну и чего мы кричим? – прошептала она.
- Марисса? Что ты здесь делаешь? – сквозь сон пробормотал Пабло, не до конца понимая, что происходит.
- Я хочу, чтобы ты стал моим!
- Чего? – ошарашено переспросил Пабло.
- Сейчас объясню…
С этими словами она вскарабкалась на него и нежно прильнула к его губам:
- Я люблю тебя! – прошептал Пабло, и больше не нужны были слова…Она хотела принадлежать только ему, он хотел жить лишь ради неё. Этой ночью два любящих сердца забились в одно ритме! Два горячих тела слились в одно! Не было ни боли, ни страха, только огромная, всепоглощающая любовь!
Марисса резко проснулась и подскочила с кровати. Капли холодного пота катились по её лицу, в комнате было темно и душно…Она не понимала, где находится, лишь чувствовала на себе прикосновения его горячих рук, ощущала тепло, разливающееся по всему её телу.
Пабло мгновенно открыл глаза и взволнованно захлопал ресницами. Капли холодного пота катились по его лицу, в комнате было темно и душно…Он не понимал, где находится, лишь чувствовал, как её поцелуи покрывают его вспотевшую грудь, страсть и желание пронзали его вены, вливаясь в кровь. Он вскочил с кровати и подошёл к окну. Она медленно поднялась и направилась к окну. Поток прохладного свежего воздуха обрушился на него. Лёгкий летний ветерок приятно обдувал её вспотевшее тело. Он закрыл глаза, вдыхая аромат ночи. Она закрыла глаза, слушая музыку ветра. И вдруг он сорвался с места, и, схватив лежавший на кресле халат, бросился на улицу. И вдруг, она резко выскочила из комнаты, захватив лишь его рубашку, висевшую на ручке двери. Может это покажется странным, но они оба бежали по улицам ночного города сами не зная куда. Пабло твёрдо намеревался найти её и больше никогда не отпускать. Марисса мечтала вернуть его во что бы то ни стало. Воспоминания, боль и любовь переполняли их души. Они летели вдоль домов, тёмных улиц, проносящихся мимо маши, не замечая недоумевающих взглядов удивлённых прохожих.

Только ты не будь пока солнцем, слышишь?
Я буду петь тебе песни с крыши!
Я буду снова той, кем ты дышишь!
Осталось ветром лишь стать.

Я буду ждать лишь твоей улыбки!
Я буду слушать твои пластинки!
С твоих ресниц собирать снежинки!
Осталось ветром лишь стать.
Но вдруг Марисса словно очнулась и остановилась, оглянувшись вокруг. Ночь, доносящаяся музыка, проносящиеся машины и она в расстегнутой рубашке. Куда она бежит? Зачем? Он сейчас с другой! Она не нужна ему! Что это на неё вдруг нашло - наваждение? И только она собралась возвращаться домой, как её взгляд совершенно случайно остановился на другой стороне шоссе. Там стоял какой-то парень в одном халате:
- Не может быть… – прошептала она, - не может быть…
Парень на той стороне тоже заметил её:
- Не может быть…- прошептал Пабло, - не может быть…
Она вдруг изо всех сил бросилась бежать…бежать к нему, а он сорвавшись с места, рванул к ней навстречу. Она прыгнула к нему на руки, обвив руками его шею. Он жадно сжал её хрупкое тельце. Она радостно целовала его кудряшки. Он не сдержал слёз:
- Я не смогла тебя забыть, я всё помню…- прошептала она.
- Я так и не научился жить без тебя, прости, родная, - пролепетал он сквозь слёзы.

Пабло лежал на кровати, закрыв глаза. Уютно устроившись на его груди молча плакала Марисса:
- Почему мы причинили друг другу столько боли, - вдруг произнёс Пабло, - почему позволили сомнениям пробраться к нам в душу? Я люблю тебя, Марисса, люблю так же сильно, как и 4 года назад, как и в тот день, когда я увидел тебя впервые! Мы чуть было всё не разрушили, прости меня! Я думал, что любви больше нет….Но она есть, она внутри меня, в каждой клеточке моего тела! Без тебя я никто и ничто! Без тебя меня нет! Я чувствую, что это не просто любовь—это нечто большее…
- Это история о нас! Пабло, теперь и у нас есть своя история! Но главное, что я люблю тебя! Сколько воды утекло, а я всё так же сильно люблю тебя! – прошептала Мари, перевернувшись на живот. Пабло впервые за последнее время взглянул на неё с прежней нежностью, отчего у неё вдруг затряслись коленки, он дотронулся рукой до её щеки, и в её венах закипела кровь. Пабло затянулся, передав горящую сигарету Мариссе. Она поднесла её к губам и глубоко вдохнула:
- Нам просто надо иногда напоминать, что мы любим друг друга, - произнесла она, выпустив изо рта тоненькую струю густого дыма…




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Вспомни, что любишь (Пабло и Марисса by Настя)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz