Четверг, 13.05.2021, 19:06
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяCambio Dolor - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Cambio Dolor (Пабло/Мари by Дикая кошка)
Cambio Dolor
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:24 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Интересная штука жизнь... Когда все так хорошо и прекрасно обязательно должно случиться что-то плохое, что в миг портит эту идиллию.... А когда все плохо до отвращения, она обязательно напоминает, что ее есть за что любить. Ведь, как известно, если не хочется жить, это совсем не значит, что не хочется не жить...

- Здравствуй, Пабло! Как поживаешь?
- Здравствуй, спасибо, хорошо. А ты?
- Я тоже неплохо. Ну счастливо тебе!
- И тебе.

- Ну что вы довольны? – Прошипела разгневанная Марица.
- Доволен. – Мансилья хитро улыбался, глядя как Пабло и Марица хмуро смотрят друг на друга исподлобья и дышат, как после 100-метровки. – Вот так вы должны разговаривать всегда.
- Что?
- Что?
- Если я еще раз услышу ссору между вами, вы до конца семестра останетесь без выходных.
- Но, Сантьяго!
- Я все сказал и повторять дважды не намерен – Мансилья прошел между ними.
Они стояли молча пока учитель не скрылся за поворотом в другом конце коридоро.
- Это все из-за тебя придурок! – впиваясь ногтями в руку бедного Пабло.
- Дура! На хер было выставлять меня идиотом перед всей школой.
- Дорогой тебе это не грозит: никому не под силу выставить тебя идиотом больше, чем ты есть на самом деле... – Марица говорила шепотом ему на ухо, подойдя на опасно близкое расстояние.
Несмотря на то, что от запаха его парфюма у нее кружилась голова, она все равно гордо повернулась и хотела было уйти, но не успела. Пабло схватил ее и вывернул руку за спину. Но к его большому сожалению, он не рассчитал, что после таких маневров она окажется слишком близко к нему и от этого все что он ей «ласково» хотел сказать, улетучится из головы.
- Подожди...
Чем-то они напоминали змей, которые шипением выражают свою любовь друг другу. Но змеи по-другому не умеют, а вот почему люди уподобляются животным, когда достаточно сказать 6 слов в сумме... не могут сказать ни одни ученые.
- Пабло, отпусти меня! Совсем рехнулся?
- Нет, радость моя, рехнулась ты! Если посмеешь выкинуть еще что-нибудь подобное тебе будет гораздо больнее, чем сейчас – Пабло сильнее сдавил руку, причиняя тем самым больше боли себе, чем ей.
- Больнее ты уже не сделаешь... – Марица молилась, чтобы не дрогнул голос, так как слезы уже начали застилать глаза.
«С каких пор я стала такой слезливой?»
Пабло ожидал чего угодно, но только не этого, поэтому слегка ослабил хватку, чем Мари немедленно воспользовалась. Она освободилась от его «объятий» и поспешила прочь от этого голубоглазого торнадо, который не задумываясь прошелся по ее сердцу, разрушая все на своем пути.
Бороться с этими навязчивыми потоками она уже не могла, но и идти ей было не куда: в комнате Лухан, а может и Луна, сразу начнут приставать с расспросами, комната отдыха набита веселыми одноклассниками, по коридорам ходят слишком много людей, в том числе и Он, да и Бласу не хотелось показывать свои слезы.
«В туалете плакать пошло...» - думала она и сама не понимала с чего это взяла. Ноги сами несли ее, а вот куда, знало только сердце, разум отказывался это принимать.
А вот и дверь...
- Привет, Барби!
- Спиритто, немедленно выметайся из моей ко... Марица, ты плачешь? Что случилось?
- ...
Слезы душили ее, и вряд ли она смогла бы произнести что-то членораздельное, даже если бы очень хотела.
- Хотя, не важно! Иди сюда!
Мия усадила ее на кровать и накрыла теплым розовым пледом. В другое время Марицу бы стошнило от одного цвета, но сейчас для нее не было места надежнее, уютнее и теплее, чем это розовое царство.

- Ты не хочешь рассказать, что случилось?
Мари подняла на нее мокрое лицо. Мия сидела на полу рядом с кроватью и гладила ее по волосам. Марица слегка покачала головой: «Нет»
- Может хочешь чаю?
Она слегка улыбнулась
- Сейчас принесу. Твоя мама научила меня делать успокоительный чай – это такая чудесная вещь – защебетала Мия.
Снова улыбка
«Да, что с ней!» - Мия уже 2 часа сидела с ней и гладила по голове, как маленького напуганного ребенка. Кажется слезы, наконец, иссякли.
Мия выбежала из комнаты и понеслась в буфет. А Мари прикрыла глаза. Мысли навязчивыми стайками нападали на нее, и она не успевала отбиваться. Вот так, отгоняя их от себя, она неспокойно уснула.

Тишину нарушил стук в дверь.
- Мия, я принес запись с новой мелодией. Можно?
Ответа не последовало. Дверь открылась и в комнату осторожно зашел Пабло.
- Мия... – Он оборвался на полуслове, так как в этот момент взгляд его упал на кровать, на которой лежал маленький розовый комочек. Только с одной стороны выглядывала копна красно-рыжих волос и половина бледного лица Спиритто.
- Марица?! В комнате у Колуччи?
«Что она тут делает?»
И только подойдя по ближе, Пабло заметил, что ее лицо все еще блестит от невысохших слез. Он услышал, как кто-то пытался открыть дверь (с полным подносом горячего чая это было не так-то просто сделать). Бустаманте бросил диск на ближнюю к нему кровать и быстро поднялся на второй этаж, при этом думая: «Интересно, а я не мог просто уйти, отдав Мии диск?!» Но было уже поздно.

На первом этаже:
Луна помогла Колуччи открыть дверь и зашла вместе с ней.
- Но почему она не пришла к нам с Лухан?
- Не знаю, Луна! Я подумала, что вы поссорились... она уснула...
- Она так и не сказала, что случилось?
- Нет, но мне кажется я догадываюсь...
Пабло старался не упустить ни одного слова, хотя девочки говорили очень тихо, он ловил каждое их слово.
- Что? Опять Он?
- А что еще? Марица плачет только из-за него.
- Но она сказала нам, что никогда и ничего не чувствовала к нему, а просто играла с красивой игрушкой...
- И ты поверила? Никогда не замечала, как загорались ее глаза, когда он был рядом? Как она ходила с блуждающей улыбкой на лице после встреч с ним?
- Знаешь, я думаю она правильно сделала, что не пошла к нам...
- ???
- Лухан бы его убила... Она уже давно на пределе...
- Ну знаешь...! Пабло сам виноват! – На втором этаже кто-то подавился воздухом. - Я бы совершенно не возражала, если бы она чуть-чуть его покалечила.
- Обо мне говорите?

Марица уже минуты три слушала шепот подруг. С каких пор она стала причислять Колуччи к подругам? Наверное с тех самых, когда Мия не выгнала ее за порог, а уложила к себе на кровать после всего, что они друг другу сделали. Они тем самым перешагнули эту черту ненависти и непонимания, взявшись за руки и не сговариваясь договорились никогда не отпускать друг друга...
- Марица, ты проснулась! Это мы тебя разбудили? Мы не хотели! Хочешь чаю? На, попей, легче станет!
- Мия зачем спрашивать, если тебе все равно не нужен ответ?
Мия укоризненно посмотрела на нее...
- Ладно, извини... Давай свой чай! – Марице неожиданно стало истерично весело от того, что ее «любовь» все это время была написана на лице и по нему читали все кто хотел, кроме него...Он так и не понял...
- Мари, мы просто гадали почему ты плакала...
- И попали в самую точку... – на втором этаже послышалось какое-то движение, но никто из девушек не обратил на это внимания, все они сидели спиной к лестнице...
- Значит это из-за него?
- Он ненавидит меня... Я не могу больше смотреть в его глаза и видеть там только ненависть, мне больно... Больно от того, как он обошелся со мной, я чувствую себя использованной вещью, которую выкинули за ненадобностью... Только сердце этого, к сожалению, не понимает...
Марица возможно перестала бы говорить, если бы посмотрела на Луну, которая сидела уставившись в одну точку. Но она смотрела на Мию... А такой занимательной точкой был Бустаманте, который стоял на лестнице и смотрел на Мари, пока она говорила...
- Луна, что с тобой... – Спиритто проследила за ее взглядом и... подавилась чаем, который только что отхлебнула.
Мия тоже повернулась посмотреть какое привидение увидели ее подруги («С каких пор я считаю Спиритто подругой?»).
- Пабло! Что ты делаешь в моей комнате?
Но Пабло не отвечал, он сверлил взглядом Марицу, которая уже откашлялась и ее бледное лицо стало принимать оттенок первой весенней зелени.
- Девочки, можно вас попросить выйти?
Марица мертвой хваткой вцепилось в руку Колуччи. «Только не оставляй меня, не оставляй меня с ним!»
- Нет, Пабло, выйдешь ты, а мы останемся или говори, что хотел при нас.
- Мия! Мне нужно поговорить с ней... Выйдите сами или я вас выставлю за дверь...
- Полегче на поворотах! Это моя комната!
- Да мне плевать! – Он настолько резко это сказал, что пугливая Луна выскочила за дверь, а Мия встала, закрывая собой Марицу.
- Мия, извини, но ты меня вынудила.
Пабло подхватил Мию на руки и вынес из комнаты, затем зашел и закрыл дверь на ключ.
- Марица, все что ты говорила – правда?

- Марица, все что ты говорила – правда?
- Я не имею привычки врать подругам...
Сердце у него радостно дернулось и побежало сообщать остальным органам счастливую весть, но провалилось в правую пятку, услышав продолжение
- ...но пришлось соврать, чтобы они не узнали истинную причину моих слез.
- И какова же «истинная причина»?
- Я... я только что рассталась с парнем...
- С каким еще парнем?
- До тебя доходит, как до жирафа... С моим парнем! Две руки, две ноги, голова...
- Кто он?
- Какая разница? Мы не афишировали наши отношения и не будем афишировать разрыв! И вообще, какого черта ты меня допрашиваешь?
Но он не успел ответить... В дверь настойчиво постучали.
- Марица, быстрее открой дверь!
- Мия, мне кажется или у тебя истерика?
- Марица, быстрее!
- Сейчас.
Спиритто подошла к двери, но ключа на месте не оказалось.
- Мари...
- Подожди!
- Поздно...
- Почему?
- Сеньорита Колуччи, почему вы стоите под дверью своей собственной комнаты?
«Бл**ь! Блас, ты как всегда очень кстати!»
Мари повернулась к Пабло, который до этого стоял с самодовольным видом и вертел ключи на пальцах, но услышав Бласа, бросил ключи Мари и, переливаясь всеми оттенками бело-желтого, бросился на второй этаж.
- Я...
- Колуччи, не тяните с ответом...
Но на счастье Мии в дверях стояла Марица, правда в одном лифчике (от чего у Бласа и Мии глаза повылазили из орбит)
- Блас! Ты как всегда во время! Это я закрыла дверь!
- Я догадался. – Хмыкнул он. – Во-первых, что ты делаешь в комнате Колуччи, во-вторых, закрывать дверь запрещено правилами, в-третьих, почему ты в таком виде?
- Во-первых, что я делаю в комнате Колуччи, это наше с Мией дело – Блас удивленно уставился на растерянную Мииту. – Во-вторых, я закрылась, потому что хотела... – на втором этаже снова кто-то подавился воздухом - ...переодеться, а сюда вечно кто-то заходил, вот поэтому я в таком виде... мне в очередной раз помешали.
- Спиритто, зайдите в комнату и оденьтесь! – Блас как мог отводил глаза от груди Марицы – И не закрывайтесь больше, тем более в чужой комнате.
- Есть, шеф! – Марица отдала честь, затянула в комнату Мию и хотела закрыть дверь, как из-за поворота вывернул Гидо, крутящий в руке какое-то письмо. Он остановился и уставился на Марицу.
- Лассен! Что вы делаете на женской половине?
- Я... я... Мар... я
- Что я? Заело?
- Я пришел передать Мии письмо.
Марица выхватила письмо из рук бедного парня, который хоть и любил «большую» грудь, но и на маленькую засматривался чаще... И закрыла дверь перед носом обоих.
- Как я испугалась!
- Спокойно, Колуччи! Без обмороков! Тебе письмо!

- Почему ты меня не выдала? – спросил Пабло, спускаясь с лестницы, но увидев «одежду» Марицы так и застрял на середине.
- Потому что...
- ???
- Потому что, если бы Блас нашел тебя здесь мне бы тоже досталось, а теперь выметайся отсюда....
- Но...
- Паблито! Мы уже договорили! До свиданья...
- Что за письмо? От кого?

- Что это за письмо? От кого?
Она захлопнула дверь и посмотрела на Мию, которая так и не вскрыла конверт.
- Мия... – Мари помахала рукой перед ее лицом и пару раз щелкнула пальцами – ноль эмоций... – Мия!
На этот раз она перешла к более действенным мерам и потрясла ее за плечи.
- Мия!
- Да...Что?
- Что? От кого письмо? Хотя извини, это не мое дело. Я пойду. – Марица взяла кофточку и вышла из комнаты.
Через полминуты за ней влетела Мия.
- Нет, Марица, помоги мне пожалуйста...
- ???
- Это почерк Ману, и я... боюсь вскрывать его.
- У вас что-то случилось?
- Мы расстались... Давно уже.
- Да!? А я не заметила? Хотя репетиций не было, но... почему?
- Я не знаю...
- Дай мне! – Мари забрала письмо и открыла его. – На! Читай!
- Прочти сначала ты...
- Мия, но это же ТВОЕ пи..
- Марица, я тебя очень прошу...
- Ну хорошо.
Марица быстро пробежала глазами текст – да такую сторону Мануэля она видела впервые.
- Я думаю тебе Надо это прочесть...

- Я думаю тебе надо это прочесть...
Мия дрожащими руками взяла письмо, и с каждой новой строчкой глаза ее округлялись все больше и больше. Вот что в нем было:

«Когда-то, не так уж и давно, но люди вряд ли сейчас смогут вспомнить когда именно... на берегу чистейшего самого красивого в мире озера, в маленькой уютной норе жила Собака. Огненно-рыжая с черными пятнами на боках и длинной шерстью – по описанию немецкая овчарка. Люди, видевшие ее, задавали себе один и тот же вопрос: «Что делает в Северных лесах Амазонки немецкая овчарка?» И ответа не знал никто. А он был прост: один человек, живший километрах в пятидесяти от того места страстно любил охоту. Не понятно, кто убедил этого человека, что лучше чем немецкая овчарка ему для охоты породы не найти. Так эта Собака оказалась в Южной Америке. Но как ни старался ее Хозяин, он не смог привить ей «любовь» к убитым птицам и животным и поэтому она стала ему не нужна. Он увез ее подальше от своего дома и привязал к дереву в глубине леса. Сутки просидела Собака под деревом, преданно ожидая своего Хозяина, но он не пришел. Начался сильный тропический ливень. Собака сидела не шелохнувшись, но позже она поняла, что никто уже не придет, никто не погладит ее по голове, не потреплет за холку и не даст поесть. Она стала пытаться разорвать довольно толстый брезентовый поводок и через час собачьих стонов, которые разносились по всему лесу, ей это удалось.
Окровавленная шея нещадно болела, но она этого не замечала, она носилась по лесу, разрывая шкуру о острые сучья... На третьи сутки она упала...
Упала без сил и желания подняться, найти себе еду... без желания жить. Собачий ум при этом ни на минуту не отключался: «Разве могу я, идеально созданное природой живой существо, умереть... да что там умереть... сдохнуть от изнеможения ради человека? Нет, не ради...Из-за подлого, мерзкого, грязного, расчетливого и бессердечного человека?Нет!»
Когда она попыталась встать, ей показалось, что ее безжалостно били целые сутки – такая боль была во всем теле. Но тем не менее она встала и, поскуливая, пошла исследовать лес.
Вряд ли бы выжила эта Собака, если бы не одно чувство, которое в полной мере может либо спасти, либо разрушить...
Собака ела какие-то травы, одной ей было известно для чего... Через некоторое время она нашла озеро с такой вкусной водой и нору, вполне пригодную для жилья... Она посчитала это идеальным местом для существования. Так она и жила...
Однажды Собака тащила к себе в нору только что пойманного кролика, как совершенно неожиданно на ее пути встал Волк. Собака засмотрелась на великолепие и грацию волка и не заметила, как он подошел совсем близко – так они познакомились.
Я немного ускорю события, чтобы тебе не надоело читать, милая моя девочка...
Волк влюбился в Собаку, а она отвечала ему взаимностью. Они по-прежнему жили в норе, расширенной для скорого потомства. И жили бы счастливо и дальше, если бы не одно но...
А НО это было очень большим и слишком веселым для такого маленького и незаметного слова.
Как-то раз Хозяин, знакомой тебе Собаки, решил заняться своим любимым делом – поохотиться.
Собака сразу же узнала еще по запаху, что к ее самой любимой, самой дорогой норе подходит самый ненавистный человек на свете. Она выскочила из укрытия и ощетинилась, закрывая своим телом вход. Хозяин, естественно, не узнал Собаку (люди вообще быстро забывают, то что не хотят помнить), да он и не думал, что Собака до сих пор жива, поэтому он посчитал, что перед ним очень глупый волк необычной окраски...
Он выстрелил... В этот момент слева на него кинулся Волк, но к сожалению он успел подставить нож и распороть ему грудь...
Они выдохнули и закрыли глаза одновременно, и из их тел вырвалось сияние, которое соединилось во едино и улетело высоко в небо. Сияние это многие зовут Любовью.
В этот момент в Мехико родился малыш, который еще при своем рождении был обречен на смерть от любви к богине...»

Пока Мия читала, по лицу градом катились кристально-чистые крупные горошины не высказанных слов...
- Он обречен на что?!!
И не дожидаясь ответа, она вылетела из комнаты с такой скоростью, что листы на столе у Марицы взмыли в воздух и рассыпались по всему полу.
Марица села на кровать, подняла упавшее письмо и начала читать...

Мия летела по коридорам школы, абсолютно не соображая куда... Главное она знала: зачем! В комнате Мануэля не оказалась, зато рядом с комнатой оказался Блас... Странно, но впервые в жизни Мии Колуччи было наплевать на то, как она выглядит... Туши давно не осталось на ресницах – она вся была размазана по лицу, волосы растрепаны... Она не слышала, что кричал Блас ей в след, что-то про наказание и мытье туалетов... Она просто бежала дальше, заглядывая в каждую комнату...
Через час безуспешных поисков Мия села по середине лестницы и зарыдала, как та побитая Собака, горько, но беззвучно...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 08:24 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Мануэль все это время гулял вокруг школы и думал... Вспоминал о том, как он впервые встретил свою первую и единственную любовь, все их ссоры и то время, которое они были вместе... Нет, он не думал о смерти, потому что самоубийство – это было ниже его достоинства... Уж лучше еще раз попробовать завоевать Мию, чем жалко умереть... Он зашел в школу, стерев выступившую на глазах соленую воду. Прямо перед ним сидела Мия. Ее личико было спрятано в ладонях, а хрупкие плечики сотрясались от рыданий...
- Мия... – тихо позвал Мануэль.
Она подняла голову и невидящими глазами уставилась на призрака.
- Ману?
- Мия, успокойся пожалуйста, что случилось?
- Ману? – она встала и дотронулась до его руки...
И только почувствовав, что перед ним живой Мануэль.... набросилась на него и начала колотить маленькими кулачками...
- Как ты мог? Я чуть... с ума не сошла!

Es que me muero de amor si no estas,
me muero y no puedo esperar,
necesito tenerte aqui, junto a mi,
sin tu amor no puedo seguir.

- Я умру, если тебя не будет рядом. – Мануэль крепко прижал ее к себе, так чтобы она не могла пошевелиться. – Я люблю тебя.
Он почувствовал, что Мия тихонько опала в его руках... Перенапряжение дало о себе знать. Он бережно взял ее на руки и понес в комнату. По пути ему встретился Блас, который кричал в след, что-то про наказание и мытье туалетов... Но ему было все равно – у него на руках лежал ангел...
Он аккуратно положил свою девочку на кровать и лег рядом. Он убрал волосы с лица и улыбнулся... Она сейчас была такой смешной, с потекшей тушью, но по-прежнему до безумия красивой.

Мия пришла в себя минут через 15... Она улыбнулась, Увидя рядом с собой самого любимого человека на свете, но все же что-то, едва уловимая тревога кольнула ей сердце...
- Марица...
- Что?
- Я сейчас вернусь...
Мия встала и бегом бросилась в соседнюю комнату, рывком открыла дверь...
- О, Господи!

- О, Господи! Марица... – прошептала Миита.
Мари сидела на кровати в позе лотоса... Одна рука, в которой было зажато письмо, застыла в воздухе, другая прикрывала нижнюю часть лица. При этом она сидела слегка раскачиваясь...
- Марица, миленькая, Мари... успокойся.
Ее лицо уже высохло; но рубашка на груди была на сквозь мокрая, а опухшие красные глаза рассказывали всем, как их хозяйка провела последние четыре часа.
- Мия...
- Да
- Неужели такая любовь еще существует?
- Да
- Не правда...
- Успокойся... Давай я дам тебе снотворного? Завтра воскресенье, ты можешь проспать хоть до вечера.
- Не надо...
- Но Марица, тебе действительно Надо поспать...
- Хорошо...
Через полчаса она уснула...

Только сейчас Мия наконец поняла как она «замечательно» выглядит. Она бросилась в душ, по пути забежав к себе в комнату за халатом и поцеловав Ману, который задремал на ее кровати.

С тех пор прошло довольно много времени...
Мануэль и Мия наслаждались обществом друг друга... Пабло менял восьмую девушку за два месяца, а Марица по-прежнему была одна...
Она избегала любого общества, кроме Мии и Лухан... Луна? В принципе она была не против общества Луны, но вот только самой Фернандес было не до этого – все ее заботы были о Нико и о предстоящей свадьбе...
Но свадьба была не единственным приближающимся праздником. Через 4 дня у Пабло был день рождения. Приглашен ВЕСЬ курс, а в первую очередь приглашены члены группы – то есть самые близкие друзья – то есть Мануэль, Мия и ... Марица.
Как Мари не упиралась руками и ногами, идти все же пришлось. Глупо было бы говорить, что ее заставили... Да, ее уговаривали... Но она сама этого хотела, и, конечно же, она говорила всем и каждому, что ее тянут туда насильно...
Наступил для кого-то долгожданный, для кого-то не очень, но все же наступил... день, а точнее вечер. Отмечали на квартире у Пабло...

Впервые в жизни ей было все равно. Все равно, что о ней подумают одноклассники, что о ней подумает Он - плевать! Она сидела у него дома и напивалась. На нее недоуменно косились - как же так душа компании сидит в дальнем углу с бутылкой водки в обнимку... Сегодня она готова была на все... И плевать, что сегодня они впервые заговорили после 2 месяцев молчания. Плевать!
Он видел, что она в глубокой кондиции и еще чуть-чуть (если сможет встать) начнет танцевать стриптиз и Он послужит ей шестом... Пора было уводить ее спать - хоть его то она послушается... сегодня... может быть...
Он подошел к ней взял ее на руки и понес в комнату, она не сопротивлялась, только прихватила с собой бутылку... Все остальные гости оставались у него, поэтому за них он как-то не волновался... Прежде чем уложить ее спать, надо было хоть немного привести в чувства, поэтому перед спальней он занес ее в ванну.
Он снял с нее майку, правда лифчик оставил, кроссовки и джинсы.
Посадил ее в огромную джакузи и включил чуть теплый душ (для холодного она была еще не в той кондиции) и начал лить ей на спину и грудь. подозрительно, но она молчала... Он прибавил холодной воды и намочил голову и только после этого заметил, что она дрожит. Губы посинели, а руки даже при огромном желании не смогли бы ничего удержать...
- Черт... прости, прости меня...
Он включил горячую воду и пытался теперь отогреть ее конечности и увидел, что по лицу ее струятся слезы.
- Идиота кусок...
Он схватил полотенце, обмотал им ее и вынул из ванны, сильно прижимая к себе, и понес в спальню.

- Марица... Ты слышишь меня?
Нет ответа.
- Марица...
Она лежала с широко открытыми глазами и в упор смотрела на него... Если бы Пабло только знал, что в нормальном состоянии она не продержалась бы даже трех секунд и утонула в его глазах, он бы насторожился, но он этого не знал...
Ее практически обнаженное тело сводило с ума своей близостью, но он боялся что-либо предпринять. Хотя рука уже давно проводила по животу одной ей понятные линии.
В этот момент Паблито не волновало ничего... Ни то что его одноклассники вряд ли смогут нормально разместиться на 3 диванах – 20 человек (кстати, решила поделиться наблюдением не в тему: вы заметили, как тяжело трезвому человеку уложить 10 гостей на 2 спальных местах и как легко решает эту проблему пьяный... Извините, продолжим), ни то что завтра утром Марица лишит его мужского достоинства... Какая разница, если сейчас она так близко...
«Я подумаю об этом завтра...»
Марица потихоньку начала согреваться и приходить в себя... Но вместе с теплом пришло и понимание, хотя его никто не звал. Понимание того, что она уже в течении 5 минут неотрывно смотрит на Пабло, что лежит перед ним практически голая и что Пабло вот уже минуты 2 целует ее шею и плечи. Дурацкое понимание, как всегда забыло позвать с собой облегчение, но естественно пригласило боль...
«Я подумаю об этом завтра...»
На этот раз мысль принадлежала Марице, и надо сказать, что она оказалась достойной соперницей боли... И последней пришлось спешно ретироваться...
Мари обхватила руками шею Пабло и притянула к себе, в принципе не сопротивляющегося парня...
- Марица, я давно уже...
- Помолчи пожалуйста! Скажешь мне все это завтра...
Их губы, так давно ищущие друг друга, наконец встретились...

Несмотря на всю странность, недосказанность и агрессию их отношений, они чувствовали друг друга... И ни один из них по отдельности не мог быть счастлив... Они это понимали, но боялись сказать вслух и только сейчас необходимость в словах отпала сама собой...
Пабло покрывал поцелуями каждый миллиметр ее тела, а она вздрагивала при каждом прикосновении... Это была его первая ночь с ней, но ему казалось, что он знает наизусть каждую родинку, каждый изгиб ее тела...
Его рубашка улетела в другой конец комнаты... Туда же, понуро опустив голову, как будто почувствовав, что она здесь лишняя, ушла и оставшаяся одежда...
От каждого его прикосновения Марицу бросало в жар, первые минуты она содрогалась всем телом, но потом слегка расслабилась, словно почувствовав, что он не сделает ей больно... сегодня не сделает...
Пабло ласкал ее, как фарфоровую куколку, которая от более грубого касания непременно разобьется... но с каждой секундой движения становились все настойчивее, изо рта вырывалось все более и более жаркое дыхание, а количество ударов сердца в минуту зашкалила за все критические отметки...
Марица хотела остановить его, хотела хоть как-то его наказать за ту боль, которую он принес ей... но не могла... Его пальцы и губы не оставляли на теле видимых следов, но они оставляли огромные рубцы на сердце. Сейчас, в это мгновенье, сердечко послушно отзывалось любовью, но Мари знала, как эти рубцы будут болеть завтра...
«Но я подумаю об этом завтра»

Они уснули под утро, крепко обнявшись под теплым невесомым одеялом...

Распахнутое настежь окно милостиво пропускало в комнату запах раннего весеннего утра. Марица лежала с открытыми глазами и пыталась сообразить почему проснулась так рано, чья рука лежит у нее на талии и где она вообще находится.
Она слегка повернула голову и...воспоминания сегодняшней ночи поплыли перед глазами.
Мари попыталась шепотом пожелать доброго утра мирно сопящему Пабло... у нее не получилось, зато она поняла от чего проснулась: во рту стояла жуткая пустынная засуха, язык приклеился к небу и не при каких уговорах не хотел поворачиваться.
Марица змейкой выскользнула из-под одеяла – нужно было срочно приводить себя в порядок. Первое, что она увидела из предметов обиженного вчера гардероба, была рубашка Пабло, сердито висящая на абажуре. Мари быстро оделась, в принципе осталась довольна мини-платьицем, и вышла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.
В ванной ее взору открылась ужасающая картина: не высушенные с вечера волосы торчали во все стороны горизонта, потерянные глаза, совершенно сухие губы.... но в общем и целом, если не смотреть на прическу в стиле 70-х, было сносно.
После долгих и мучительных уговоров воды, пенки, расчески и ее собственных рук, волосы сжалились и наконец легли, как им и положено было. Не совсем конечно, но по крайней мере лучше чем было. Горсть холодной воды, привела в порядок потерянные глаза и освежила мысли... Не буду говорить сколько воды использовалось для внутреннего применения...
Когда Мари вышла из ванной, первой мыслью была примерно такая: «А я еще совсем неплохо выглядела... сравнительно...», потому как в другом конце коридора стоял совершенно несчастный Гидо.
- Лассен! – он медленно повернул голову, стараясь найти предмет, издавший звук. – Ванна здесь. – продолжил предмет и открыл дверь...
- Сп...
- Да не за что!
Мари снова зашла в спальню, ставшую такой родной и любимой... Пабло до сих пор не проснулся. Она нашла пачку сигарет в кармане его джинсов и села на подоконник. Было ощущения, что небо радуется вместе с ней... Казалось, что оно улыбалось ей, переливаясь всеми цветами радуги... И кое-где не опытный художник испачкал его белыми мазками тоненькой кисти – белыми перистыми облаками...
Мысли стали в очередь на обдумывание и к ее огромному сожалению, она больше не могла откладывать на завтра...завтра уже наступило.
Но и на этот раз им (мыслям) не повезло... Когда Марица уже смирилась со своей участью и приготовилась принять первую, на кровати послышалось шевеление...

- Доброе утро
- Доброе... – Пабло слез с кровати в поисках джинсов, которые обиженно висели вниз головой на кресле. – Давно встала?
- Не очень.
- Как спалось?
- Нормально.
- Марица...
- Да
Пабло подошел к ней и повернул к себе лицом.
Как бы Мари ни старалась, но она никогда не могла противостоять его губам, а тем более глазам. Поцелуй, казалось, будет длиться вечно и она так боялась его окончания... Ведь чем выше ты взлетаешь, тем больнее падать, а она уже взлетела на 9 небо...
- Марица... Послушай меня пожалуйста и не перебивай.
- А может не надо ничего говорить?
- Надо... – Пабло сел на подоконник и оказался к ней полубоком. – Мари, когда я впервые увидел тебя, я увидел не просто девушку... Это был смерч, ураган, цунами, который обрушился на нашу грешную... школу. Ты предавала мне энергии, а я пил ее ничего не давая взамен, но так уж вышло, что я влюбился... Томас предложил мне спор... Это был отличный шанс, чтобы приблизиться к тебе, не вызывая подозрений друзей... Я, как последний трус, согласился... Но тогда я и сам не понимал, что люблю... Ты была моим наваждением, непреступной крепостью, которую непременно надо было завоевать.
И у меня это получилось... Ты была моей и я был счастлив... До тех пор пока наваждение не исчезло... Только тогда я осознал, что люблю... что БЫЛ любим... Впервые в жизни меня любил кто-то не за мои деньги, не за мою смазливую внешность... А просто любил... Не за что...
- Пабло... Я и сейчас люблю тебя...
- Ты любишь? Но сможешь ли ты простить? После того, как я предал твои чувства... И свои тоже...
- Я уже простила...
- Но...
- Я знаю, что это глупо, что ты еще не раз будешь точно также извиняться... Но я люблю и ничего не могу с собой поделать... Даже моя гордость тут бессильна.

P.S.: Когда мне выпал шанс начать все заново... Забыть все ссоры и взаимные обиды, я его упустила... Поставив гордость и репутацию превыше любви... Теперь уже ничего не вернешь...
Если собрать все слезы, могло бы получится озеро, самое чистое и соленое в мире озеро... А все потому что уже ничего не вернешь...
Не повторяйте чужих ошибок... Потом будет поздно...

Не думала, что все так будет,
Что полюблю его всерьез.
Я думала, что я забуду,
Но больно мне сейчас до слез.
Я думала, что я сумею
Перебороть свою мечту.
А сидя в комнате, не смею
Поднять глаза на пустоту...




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Cambio Dolor (Пабло/Мари by Дикая кошка)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz