Воскресенье, 26.09.2021, 03:23
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяГРОЗА - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » ГРОЗА (Мари/Пабло от Camila Rojas)
ГРОЗА
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 06:53 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
ГРОЗА
1

- Вот придурок!!! И надо же было ему родиться на свет?! Мама не хотела, папа не старался! Дебил… - Марисса рвала и метала. – Папочкин сыночек…
- Марисса… - Лухан безуспешно пыталась привлечь внимание Мариссы. – Марисса… Мари… МАРИССА ПРИЕМ!!! Блин, ты что, совсем поехала на своем Бустаманте? Только о нем и разговоры…
- Он придурок!!!
- Я знаю, что он придурок! Успокойся и расскажи что на этот раз…
Марисса и Лухан сидели в комнате. За окном светило яркое апрельское солнце, пели птички… В общем идеальная весенняя погода.
Лухан села на край кровати и начала трусить Мариссу за плечи. В глазах ее подруги можно было прочитать обиду и злость.
- Он выставил меня дурой перед всем курсом! Как же я его ненавижу!!! Даже говорить об этом не хочу.
- И не надо. Успокойся.
- Я не успокоюсь. Я отомщу ему!!!
- Марисса, наконец то хоть одна здравая мысль! Предлагаю сломать все его диски, «убраться» в его и без нас «чистой» комнате и испортить конспекты по истории!!! Кармен будет в бешенстве!
- Лухи, не дури! Нужно сделать что-нибудь более интересное, что бы у него отпало желание приближаться ко мне…
- Линарес, Спиритто… Тьфу ты, Андраде! Собирайте вещи, через 2 часа автобус. - Дунофф, только что вошедший в комнату, с некоторым страхом посмотрел на Мариссу. Да и, в принципе, не зря…
- Какие вещи? Какие 2 часа? Какой автобус? – Марисса поднялась с кровати. – Позвольте узнать, куда же нас отправляют на этот раз?
- Спиритто, тьфу, Андраде, успокойтесь, пожалуйста. Все учащиеся школы «Элитный путь» на 2 недели отправляются на отдых. Причины вам знать не обязательно. Прошу вас, начинайте сборы. – Дунофф быстренько выскользнул за дверь, пока на него не обрушилась очередная порция «нецензурных» выражений со стороны Андраде. – Эта девчонка в могилу меня сведет…

2.

Через 2 часа на выходе из школы столпилась вся школа. От количества сумок некоторых учащихся даже не было видно. В этот раз Марисса по численности сумок
превзошла даже Мию, хотя это было в принципе невозможно…
Марисса стояла рядом с горой своего багажа и болтала с Лухан. Обе дико смеялись.
- Нет, ну ты представляешь? У него было такое выражение лица… Это нужно было видеть! – их дружный хохот бесцеремонно прервал Свинюк.
- Четвертый курс! Положите свои сумки в багажник и залазьте в автобус! Скорее, экономьте свое время! Поездка будет долгой. Живее четвертый курс, живее! – он сделал грозное лицо и поспешил смыться в кабинет. – Кто их знает, что они еще задумали… Слава богу что я не еду с ними…
Еле всунув свои чемоданы в багажник, Марисса зашла в автобус. Было немного душно и почти не было свободных мест. Мари хотела было сесть к Лухан, но увидела, что она сидит с Маркусом. «Ну блин, подруга называется,… могла хоть бы место занять, что ли…» подумала она, но промолчала. Осмотрев салон автобуса, Марисса увидела, что слишком долго думала. Осталось лишь два свободных места: рядом с Хавьером и рядом с Пабло.
- Не-е-е-е-ет….. Начало просто отвратительное!!! – поморщилась Марисса. «Выбирать между двумя идиотами – не самое мое любимое занятие. Рассудим логически: если сяду рядом с Хавьером, то он постоянно будет доставать, типа «я люблю тебя, мне без тебя очень плохо…» и тому подобное. А если сяду рядом с Пабло… ну погрыземся немного, зато от тоски не умру. Ладно…» подумала Марисса. Перспектива сидеть рядом с Пабло ее не сильно радовала, но выбора не было.

«Марисса»

Удивительно, как это наш красавчик сидит один? Как же мне «повезло»…
- Сдвинься, что ли… - сквозь зубы проговорила я, отпихивая его сумку.
- Тебя никто не просил садиться рядом со мной. Так что – гуляй на все четыре стороны. – У Пабло был какой-то грустный голос. Странно, обычно… тьфу ты, а вообще: какая мне разница – грустный он или нет? Да пусть хоть слезами умывается – мне все равно.
- Я бы с удовольствием, да только все остальные места, к сожалению, заняты. Так что – подвинься по-хорошему, а то я тебя по-плохому подвину. – Резко отчеканила я. Его губы искривились в насмешливой улыбке. Он только открыл рот, что бы снова выдать какую либо колкость в мой адрес, но в этот момент автобус дернулся, я подвернула ногу и полетела вниз. В последний момент Пабло обхватил меня за талию и потянул на себя. На пол я так и не упала, зато вполне уютно устроилась на коленях Пабло. Несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга. Первой очнулась я и ловко соскользнула на соседнее место. Пабло удивленно посмотрел на меня, откинулся на спинку кресла и одел наушники, давая тем самым понять, что инцидент исчерпан. Я была лишь за, и, наклонившись, осторожно подняла с пола мою упавшую сумку. Да что это с ним? Это так на него не похоже, просто промолчать… Мне обязательно нужно выяснить, в чем причина столь необычного поведения…
Через десять минут я уже мило посапывала.

«Пабло»

Я сидел, откинувшись на спинку кресла, закрыв глаза, и переваривал случившееся только что. У нее такая нежная кожа… тьфу блин, нашел, о чем думать. Лучше бы подумал, как сбежать из этого «лагеря» хренового… или поспал хотя бы, вон Марисса спит, и думать ни о чем не надо…
На очередном повороте автобус хорошенько подбросило, и Марисса, так и не проснувшись, облокотилась на меня, и положила голову мне на плече. Первой мыслью было оттолкнуть ее, но ведь она не виновата. Стечение обстоятельств, и она так мило спит… Ладно, пусть спит. От меня не убавит, если она немного подремлет, воспользовавшись мною как подушкой. И у нее такие мягкие волосы…

***

Наутро всех разбудил веселый и бодрый голос нового «надзирателя».
-Четвертый курс! Выгружайте свои вещички, обустраивайтесь, как только выйдите, я покажу вам ваши комнаты. Будете жить по три человека. Расселяйтесь, как хотите, только одно условие, поставленное сеньором директором: девочки с девочками, мальчики с мальчиками. Чтоб не было «смешанных» комнат. Договорились? – оттараторил молодой человек.
Половина класса уже не спала, но другая половина с удивлением моргала глазами, пытаясь понять, что произошло. Первым тишину нарушил Гидо, сидящий в обнимку с Белен:
-Пабло, пойдем скорее, посмотрим домики, выберем самый нормальный, а то у меня плохое предчувствие.
Пабло поднялся с места, от чего Марисса проснулась. Первой мыслью было наорать на Пабло, какого хрена он ее разбудил, но она выглянула в окошко, и ее внимание привлек бескрайний океан. Все слова сами собой пропали. Марисса первая выскочила из автобуса, оттолкнув Пабло, Томаса и всех остальных, кто имел неосторожность появиться у нее на пути. К ее удивлению, когда Марисса выпрыгнула из автобуса, ее поймал симпатичный парень лет 20-22.
- Осторожней, пожалуйста. – Спокойно произнес он. Парень поставил Мариссу на землю, обвел ее взглядом.
- Я – Марисса Пиа Спиритто. А… кто вы? – несколько нагло поинтересовалась она.
- Я ваш воспитатель, на время пребывания в этом лагере. Франко Ларесон. А про тебя мне много наговорили… Неужели ты и правда такая буйная? – Со смехом в голосе произнес он.
-Ну, допустим. А что?
-Да так, ничего. Есть у меня один способ справиться с «буйными». – Улыбнулся Франко.
-Да? И ты думаешь, он на меня подействует? – улыбнулась в ответ Марисса.
-Не знаю, как на остальных, а на тебя – 100%.

«Пабло»

Мы с Томасом и Гидо, наконец, вышли из этого душного автобуса. Погодка была замечательная: тепло, солнышко светит, слабые волны океана накатывают на берег, легкий ветер шелестит листвой. Это все было бы вообще замечательно, если бы мне не было так галимо. Ну какого хрена у меня такой отец? Ненавижу его. Так, сегодня… 16 мая. Отец должен приехать 18 или 19. Значит, у меня есть 2 дня. Уже что-то. Через два дня меня не должно тут быть, нормально, времени хватит.
- Пабло, ты уснул или как? Пойдем занимать домик. – прогремел над ухом голос Гидо. Я лишь покосился на него, подумав, насколько же иногда, друзья бывают доставучими. Мрак… да ладно, в чем-то он прав.
- Пойдем… - еле шевеля языком, сказал я.
Ну вот, пошел отсчет моих последних двух дней спокойной жизни. Куда потом – один бог знает. Как получиться.

Через несколько часов к нам в комнату заперся тот придурок, назвавшийся нашим воспитателем. Интересно, кого он собрался воспитывать, уж не Спиритто? Удачи, она ему пригодиться. Если останется в живых, его можно будет занести в книгу рекордов Гиннеса, «за самую глупую и мучительную попытку самоубийства», насколько я знаю, такого еще нет. Вот и исправим положение, пора обновить «брошюрку». А я, как прилежный ученик, буду ежедневно приносить ему в больницу по кг обезболивающего. Ведь антидота от Марисскиного яда нет, и не будет в ближайшие несколько столетий. С таким наука справиться не сможет.
- Доброе утро! Потом закончите разбирать вещи, сейчас пойдем, я покажу вам пляж… и лучшие клубы. Думаю, вы не будете против. Я не собираюсь запирать вас здесь. Главное – чтоб домой вы приехали без значительных «сувениров на память». Ок? – произнес он буднично.
Как же смешно было наблюдать за радостью моих друзей. «Он такой прикольный», «наш чувак», «класс, теперь по клубам всю ночь шастать будем». Интересно, а чем мы занимались в летних лагерях с более строгими преподами? Бабочек ловили? А не наша ли троица «еженочно» замечалась в различных ночных клубах и стрип-барах? А не мы ли возвращались каждое утро пьяные в ж…, и почему-то, в губной помаде? Ясно, появился новый «проводник». Ну, все равно он мне не нравиться, что-то он темнит. Это же заметно…

«Марисса»

Я сидела в своей комнате, заканчивала разбирать сумку. Лухан и Луна пошли смотреть пляж и местные клубы. А я осталась одна и с упоением размышляла о методах «усмирения» нового воспитателя. Ага, усмирит он меня, как же. Усмирит, вернется и еще раз усмирит. Прикольно будет посмотреть на это…
-А ты, красавица моя, сегодня будешь паинькой, иначе… лучше тебе не знать что будет «иначе», – в комнату зашел Франко, подошел ко мне и погладил по голове. От такого нахальства я замешкалась, но вскоре резким движение откинула его руку.
- Во-первых: я не твоя, во-вторых: паинькой я не была и не буду, ну а в-третьих… «иначе», может закончиться плачевно только для тебя. В лучшем случае ты потеряешь работу, ну а в худшем… - настала моя очередь «запугивать». В моей «милой» улыбке наблюдался плохо спрятанный сарказм. Но либо Франко не заметил этого, либо сделал вид что не заметил. Он громко рассмеялся. Мне совершенно не понравился его смех, и вовсе не из-за того, что у него был противный голос. Скорее даже наоборот, голос у него был приятным, но каким то… опасным. Я не могла объяснить это ощущение, но что-то мне подсказывало, что с ним лучше не воевать. Он будет идти до конца, переступая через всех и все. Я не из пугливых, но в этот раз…
Прогулка прошла спокойно. Я не особо высовывалась, но и не пряталась. Несколько раз прокомментировала то или иное его действие, но в целом особо не нарывалась. Да и настроения особого не было.
Уже в комнате я завела разговор о Франко с девчонками.
- Он вам не кажется странным? Какой то он… не такой. – начала я. Но девчонки отреагировали несколько, не так, как я ожидала.
- Да, конечно. Не запирает нас вечером, разрешает до утра гулять в ночных клубах, не ограничивает нашу свободу… самый кошмарный воспитатель из всех, которые у нас были. Террорист, вампир, пожиратель душ… - наперебой тараторили они, дико смеясь. Я даже обиделась.
- … , -я не нашла что сказать, поэтому просто поднялась с кровати и вышла на улицу.

***

Вечер. На улице было довольно прохладно. Марисса брела по пляжу, не спеша, загребая песок босыми ногами. Полная луна отражалась в бездонном океане. Марисса невольно подумала о Пабло. Но ее мысли самым наглым образом были прерваны предметом «воспоминаний».
- Неужели Франко таки поставил тебя на место? Он говорил, что сделает это, но я не мог подумать, что у него это получиться настолько легко. – С иронией в голосе произнес Пабло.
Марисса подняла на него глаза. Он стоял в обнимку, с какой то девкой, явно «легкого» поведения. Странно, но эта девица очень раздражала Мариссу. Хотя нет, ее раздражала не сама девица, а то, что она обнимает Пабло. «Дожились, тебя не только бесит то, что кто-то обнимает твоего заклятого врага, так ты еще и ничего сказать им не можешь. Перегрузка мозгов, обычное явление. Хотя обычно это встречается у Колуччи, и то из-за минимального содержания таковых» подумала Марисса, и продолжила свой путь.
Пабло с насмешкой посмотрел ей в след и, опустив руки чуть пониже спины его спутницы, притянул ее к себе.
- Сладкий мой, что ты делаешь? Не здесь, нас же могут увидеть, - визгливо сказала она.
- Да заткнись ты уже, - на выдохе произнес Пабло.
Через несколько минут, не успевшая далеко отойти Марисса, могла слышать томные вздохи этой парочки. Марисса обернулась, Пабло нетерпеливо снимал с девушки кофту. Марисса больше не могла на это смотреть. Она развернулась и побежала прочь, на щеках засеребрились слезы. «Черт, да что это со мной?». Отбежав настолько, что б не видеть и не слышать их, Марисса упала на песок и просто разрыдалась. «Какого? Почему? Почему мне так больно? Что такого произошло, что бы я так убивалась? Ну, переспал Пабло с очередной шлюхой, но меня то это не трогает? Или… твою …, главное, что бы меня никто не увидел…».

«Марисса»

Через несколько часов я сидела в своей комнате. Девочки уже спали, поэтому моего прихода никто не заметил. На душе было так плохо, что казалось, сейчас снова расплачусь. И почему меня так задела выходка Пабло? Ничего нового о нем я не узнала, но вот о себе… Мои милые размышления прервала проснувшаяся Лухан.
- Марисса, ты где полночи шлялась? – воинственно поинтересовалась она.
- Загадку египетских пирамид разгадывала, знаешь! – все еще обиженным тоном ответила я.
- Да ладно тебе, не обижайся! – Лухан кинула в меня подушку. От неожиданности я не успела соорентироваться, потеряла равновесие и упала. Лухан тихо рассмеялась, чтобы не разбудить Луну. Я быстренько встала, и запустила подушку в Лухи. Обе рассмеялись. Лухан залезла на мою кровать и спросила очевидное:
-Мир?
-Нет, - ответила я и еще раз припечатала ей подушкой по голове. – А вот теперь мир!!! – и мы вновь рассмеялись.
- Лухи…- тихо сказала я, когда мы немного успокоились.
- Че? – в такт мне ответила она.
- Лухан, у меня серьезные проблемы. – Лухан села поближе и устроилась поудобней. – Я влюбилась…
Лухан рассмеялась и уткнулась лицом в подушку, чтобы не разбудить Луну.
- Да успокойся ты, это не страшно. А кто он? – успокоившись, поинтересовалась она.
- А вот это уже страшно… - еле сдерживая слезы, тихо ответила я. – П… Пабло… - я опустилась на кровать и накрылась с головой одеялом.
- ЧТО? – удивляюсь, как от этого дикого вопля не проснулась Луна?
- Лухан, тише, пожалуйста… - и зачем я ей вообще сказала? Вот глупая… знала же что Лухан ненавидит Пабло. Зачем рассказала???
Я ругала себя, на чем свет стоит. Но через пару минут Лухан выдала фразу, которую я, ну никак не ожидала:
- Ну что, Марисса, поскольку больниц по близости нет, будем лечить подручными средствами,– размерено проговорила Лухан. Я аж поперхнулась.
- Что?

«Пабло»

Я устало лежал на песке. Ну и зачем я это сделал? Совсем уже поехал… кому и что пытался доказать? Ну, покувыркался на берегу океана, с какой то длинноногой блондинкой. До чего докатился, я даже не знаю как ее зовут… а Марисса… Ведь я просто хотел позлить ее, именно ее. Боже, не хочу даже думать об этом…
Завтра после вечеринки пойду. Куда не знаю, главное уйти до приезда отца.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 14.05.2008, 06:53 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
***

Утро и день прошли как в тумане. Разве что можно отметить, что Марисса выглядела просто потрясающе, а Пабло был очень занят своими мыслями.
- Киска, пойдем, прогуляемся, подальше от всей этой мелкоты, - прошептал Мариссе на ухо подошедший сзади парень. Он по-хозяйски положил руки на бедра Мариссы. Марисса несколько ошалела, но через момент долбанула его локтем в живот.
-Держись от меня в радиусе двух метров… - прошипела Мари.
«О, еще один самоубийца» - почему-то весело подумал Пабло, после чего поднялся и зашагал к себе в домик.

«Марисса»

Ноль реакции!!! Меня тут каждый второй домогается, а Пабло – хоть бы хны! Так нечестно! Ну все, у меня точно крыша съехала, если меня волнует, что обо мне подумает Пабло. И вообще, он мне абсолютно не нравится… глупости это.
А сегодня у нас вечеринка, нужно выглядеть сногсшибательной. Должен же хоть кто-то опустить с небес на землю Мию Колуччи? И этим кем-то буду, естественно я.

На вечеринке мне было довольно скучно, я вышла подышать свежим воздухом, и как раз вовремя. Из служебного хода, воровато оглядываясь, вышел ни кто иной, как Пабло Бустаманте. Отлично, теперь я еще и узнаю «кровавую» тайну графа Дракулы, в смысле Бустаманте. Так, и куда же направляется наш пожиратель сердец? Да пожалуй, не только сердец…
Через двадцать минут слежки мы вышли к редкому ельнику. Я осторожно пробиралась через колючие ветви. Прошло еще минут 15, мы почти вышли, и в этот момент ветка, видно зацепившаяся за ствол, отогнулась и хлестнула меня по щеке. Я вскрикнула, скорее от неожиданности, чем от боли. Что тут началось…
Пабло остановился как вкопанный, резко развернулся на месте, и в упор посмотрел на меня. Несколько секунд он просто тяжело дышал, после чего, собственно, и началось…
- Какого хрена ты тут делаешь? Ты что – следишь за мной? Ну Спиритто, я конечно знал, что ты психически неуравновешенная, но что б настолько… какого черта ты перлась за мной около получаса? Развернулась на 180 градусов и пошла вон! Шагай назад, вали в этот долбаный лагерь! На фиг ты мне сдалась? – орал он, злобно сверкая глазами.
Я просто впала в ступор (в который раз за этот день, не слишком ли это?), из моей груди вырвался непонятный звук, что я хотела сказать – не знаю. Мне, почему-то, стало очень плохо. Я облокотилась на ближайшее дерево, стояла и не могла пошевелиться. Пабло подошел ко мне вплотную, сжал мои плечи, слегка приподняв над землей. Я, не отрываясь, смотрела в его бездонные глаза, цвета медленного яда. В них было много злобы, ненависти и… боли. Я не понимала, что с ним происходит. То он усаживает меня к себе на колени, хоть это и было случайно, но он не сопротивлялся. То прям у меня на глазах начинает раздевать свою новую девку… потом в упор не замечает, а теперь орет как ненормальный.
- Ай, - я словно очнулась ото сна. Схватила Пабло за руки и попыталась убрать их с моих плеч. Но у меня ничего не получилось, Пабло еще сильнее сжал пальцы. – Мне больно, отпусти! Да отпусти же, кретин!!! – я изо всех сил пыталась убрать его руки. Упершись руками в его грудь, я попыталась оттолкнуть его, инстинктивно зажмурив глаза. Пабло разжал пальцы. Я почувствовала невесомость. Через мгновение, буквально у земли, как мне показалось, Пабло ухватил меня за руку, уже в который раз не дав упасть.
- Извини,- тихо пробормотал он. – Иди в лагерь, а? – Как-то умоляюще сказал он.
Я уже была готова отказаться от своей затеи и вернуться в лагерь, но поняла, что не помню дороги.
- Я… дороги не помню…- честно призналась я.
Пабло только хотел мне «очень мило и культурно» ответить, но в этот момент послышались первые раскаты грома. Меня передернуло. Пабло, совсем отчаявшись, провел рукой по волосам.
- Отлично, для полного счастья мне только грозы и не хватало… - Пабло выразительно посмотрел на меня. – Пошли, здесь где то неподалеку должен быть домик. Переждем грозу и пойдем: я – куда посчитаю нужным, а ты вернешься в лагерь. Что стоишь как истукан? Идем…

«Пабло»

Поминутно раздавался гром, сверкала молния. Вот-вот должен был начаться ливень. Я увидел на горизонте маленький, но вроде бы, достаточно прочный домик. Обернулся. Марисса как-то подозрительно замедлила шаг. Уж не боится ли наша отважная Марисса Пиа Спиритто грозы? Я указал ей на домик, и мы поспешили дойти до него, до наступления темноты и начала ливня. Шли мы минут десять, в абсолютной тишине. Никто из нас не произнес ни слова.
Мы зашли в домик. В нем было холодно и сыро. Слава богу, еще было не совсем темно, потому как освещения в помещении не наблюдалось. Марисса осмотрелась и выдала что-то вроде «Уютное местечко, сюда ты водишь своих девушек, когда Томас и Гидо отказываются оставить вас наедине? Тогда понятно, почему ты один». Мое терпение лопнуло, я повернулся к ней лицом и процедил сквозь зубы:
- Кажется, я не просил тебя следить за мной. Ты меня достала… сама же приперлась сюда! Не могу больше находиться с тобой рядом, можешь здесь переночевать, а завтра с утра пойдешь в лагерь, сейчас ты все равно дорогу не найдешь. А я пошел. Лучше намокнуть под дождем, чем провести больше часа в твоей кампании. – Я резко развернулся и пошел к выходу. В этот момент раздался раскат грома. Марисса конвульсивно вздохнула и вскрикнула:
- Нет! Пабло… стой! - я не стал обращать на нее внимания. Лишь отойдя на несколько шагов от домика, я услышал жалобный стон «Пабло, пожалуйста…» и несколько тихих всхлипов. Я недоумевал, что происходит с Мариссой. Пришлось вернуться. Тихо приоткрыв дверь, я увидел ее сжавшуюся в углу дома, она закрыла лицо ладошками и тихо всхлипывала. Я приблизился к ней, сел рядом и убрал ее руки от лица. Марисса отвернулась, но продолжала вздрагивать.
- Марисса, ну ты чего? – она пыталась вырваться, но я достаточно крепко сжимал ее запястья. Сверкнула молния, недалеко раздался гром. Марисса так и подскочила на месте, резко развернувшись, она уткнулась носом мне в грудь и замерла. По ее щекам текли крупные слезы. Я отпустил ее руки и притянул Мариссу к себе, она уже не сопротивлялась, лишь еще теснее прижималась ко мне. – Марисса, успокойся… чего ты… это всего лишь гроза. Ничего страшного. Все хорошо…
Я все еще ничего не понимал. Почему? Что ней случилось? Гроза, – какая глупость… Она сидела, прижимаясь ко мне, такая незащищенная, ранимая и доверчивая. И это я говорю о Мариссе Пиа Спиритто? О той, которая может поставить на место любого, даже меня? О той, которая своим острым язычком доводила до белого каления самых спокойных, уравновешенных и терпеливых людей? О той, которая не принимает ни чьей помощи, даже собственной матери? Нет, либо у меня что-то не в порядке с головой, либо я сплю. Так как думать, что я совсем чокнулся, мне не хотелось, то я решил остановиться на варианте со сном. Значит, сплю… проверить элементарно. Я довольно сильно ущипнул себя за руку, но, кроме того, что я чуть не взвыл от боли, ничего не произошло. Значит я не сплю… Ну ладно…
Марисса была в бриджах и легком топике. Как она додумалась выйти на улицу в такой одежде? Даже до начала грозы было довольно холодно, а сейчас так вообще… Холод до костей пробирает, хотя я в футболке и джинсовой рубашке. Представляю как ей сейчас. Я осторожно, чтобы не тревожить Мариссу, снял с себя джинсовку и накинул ей на плечи. Марисса вновь всхлипнула. Господи, за что мне это? Я же не переношу женских слез…
Мы сидели так на протяжении часа. Мне это уже порядком надоело, ноги затекли и вообще… какого я сижу тут, в обнимку со Спиритто? Скинуть ее и усесться поудобнее. В конце концов – ведь это не я потянул ее за собой? Я только хотел встать, но в этот момент совсем близко прогремел гром. Марисса вздрогнула и обняла меня. Да что она себе позволяет? Я хотел оттолкнуть ее, но… понял, что не могу сделать этого. Слишком она безобидна и нежна. Черт, до чего нас порой доводят девушки? Даже самые буйные и неуправляемые оказываются нежными и чувствительными. И именно они – эти самые буйные и неуправляемые – могут крутить парнями как хотят. Стоит им посмотреть на нас своими глубокими и нежными глазами – куда девался весь наш праведный гнев? Это так смешно…

«Марисса»

Несколько часов я сидела, прижавшись к Пабло, и не шевелилась, что в принципе нереально. Но при экстремальных условиях, а для меня – гроза была самым, что ни на есть экстремальным условием. Грозы я боялась с пяти лет, после того как я, не послушавшись маму, убежала в лес во время грозы. Просто мы отдыхали в загородном домике, рядом с лесом. Так вот… началась гроза, я заблудилась и испугалась. И буквально в полуметре от меня упало сваленное молнией дерево. У меня был такой шок… Поле этого случая я панически боюсь грозы, хотя прошло уже почти десять лет. И поэтому, когда началась гроза, а Пабло ушел, и оставил меня одну, я запаниковала. А сейчас мне было так хорошо… Хоть и прохладно, но я сидела обняв Пабло, в его джинсовке. Он прижимал меня к себе, и я чувствовала себя абсолютно защищенной. И почему я так ненавидела его?
Гроза почти закончилась. Я через силу открыла глаза, признаться, я даже задремала на груди у Пабло. Как с ним все-таки спокойно… В домике было совершенно темно, за единственным окошком иногда срывались крупные капельки дождя. Я нехотя отстранилась от Пабло и посмотрела на него. В темноте почти ничего не было видно. Пабло повернул голову в мою сторону и тихо спросил:
- Ну как? Все нормально? – его голос был мягким и нежным, вовсе не таким колючим как в колледже. Я мимо воли улыбнулась и прошептала:
- Да… спасибо. – Я поправила его джинсовую рубашку и заметила, как он поежился. Еще бы, тут так холодно, а я фактически забрала его рубашку.
- Тебе холодно? – какой глупый вопрос. Конечно, ему холодно. Я начала снимать с себя джинсовку, но Пабло остановил меня.
- Нет, мне не холодно. Оставь. – Сказал он.
- Но ведь я же вижу… - начала сопротивляться я.
-Нет, - уже более грубо ответил он. Но я уперлась рогом и стояла на своем:
-Нет тебе холодно, ну я же не слепая! Не выпендривайся и одень рубашку. – Пабло проигнорировал мою реплику. А меня это завело еще больше. – Одень рубашку! Что ты из себя героя корчишь? -Как это было глупо с моей стороны. Пабло подорвался с пола, отошел на несколько шагов и со злостью в голосе заявил:
-Как же ты меня достала… неужели можно быть такой тупой? Я сказал – нет, значит - нет. – Пабло развернулся и вышел из домика, хлопнув дверью, а я осталась сидеть на полу, держа в руке его джинсовку. По полу потянуло прохладой, я поежилась и накинула на плечи рубашку. Какая же я дура – поссориться из-за какой то рубашки… как всегда. Никогда не знаю меры. Мне стало так грустно… В голове крутились строки из нашей песни «Sera de dios». Дура, просто дура…

«Пабло»

Эту девчонку просто невозможно вытерпеть! Ну, как можно быть такой… я из-за нее не шевелился несколько часов подряд, сидел, мерзнул, потому что отдал ей свою рубашку, а она…
Я шел по темной тропинке, лавируя между деревьев, уже порядком мокрый. Хоть дождь уже прекратился, с деревьев довольно таки часто срывались крупные капли. Я незамеченным пробрался на территорию лагеря, зашел в свой домик. К счастью ребят там не оказалось, видимо, они были на очередной вечеринке. Я без помех и лишних вопросов переоделся в сухую одежду. Взгляд упал на влажную футболку, которую я только что снял. На светлой ткани отчетливо проявлялись две алые полосы. Я почти сразу сообразил, что это Марисса прижималась ко мне. А перед этим мы брели по ельнику. Значит по пути она поцарапалась, бедная. Я прилег на кровать и погрузился в свои мысли.
Итак, побег не удался. Да и повторять попытку тоже неохота. И вообще, сдался мне этот побег, тут тоже неплохо. Каждый день вечеринки, довольно много симпатичных девушек… И все таки у меня из головы не выходила Марисса. Почему она так боится
грозы? Хотя нет, мысли у меня текли несколько в ином направлении. ЧП, катастрофа и апокалипсис! Я влюбился… и в кого? В Мариссу Спиритто! Господи, что я тебе плохого сделал? Чем провинился, за что ты меня так жестоко наказал? «Любовь - болезнь на грани смерти, она то ранит, то дает тебе источник вдохновенья, чтоб смог ты жить и умереть вновь», вспомнил я слова кого то из великих. Да, хуже не придумаешь. Влюбиться в Мариссу… я сто процентный мазохист. И самое страшное, что сейчас я хочу быть рядом с ней, а она сидит одна в томном маленьком домике, на окраине мини-леса. Одна… по близости никого нет…
Черт, какого я еще тут?
Я схватил очередную джинсовую рубашку и направился к двери. Нет, видно остатки моих мозгов вышли вместе со вчерашним алкоголем…

«Марисса»

Я все еще сидела в этом ветхом домике, одна-одинешенька, в темноте и холоде! Блин, как расскажешь, аж самой себя жаль становится. Ладно, нужно двигаться. Я поднялась с пола и медленно направилась к двери. Вышла и, почему-то на цыпочках пошла в направлении ельника. На непросохшую от дождя поляну водопадом хлестал лунный свет.
Пейзаж, конечно, очень красивый, но вот если бы я была тут не одна…
Я невольно поежилась. Делать было нечего, и я пошла искать обратную дорогу. Надеюсь, я никого по пути не встречу, а то не очень-то мне сейчас хочется погоду обсуждать…
Пройдя половину пути, как мне показалось, я услышала быстрые шаги.
- Не-е-е-е-е-е-ет….. – тихо вырвалось у меня. Я быстро прислонилась к ближайшему дереву и замерла. С каждой секундой я все больше погружалась в омут этой ночи, в жуткое состояние, что знакомо самоубийцам. Что ни говори, а находиться ночью одной в темном лесу – не очень приятное занятие. Тихие шаги приближались, бежать было некуда. Я зажмурилась и стояла, ожидая своей участи.
От моих невеселых размышлений меня оторвал поцелуй. От неожиданности я впилась пальцами в кору дерева, резко открыла глаза и… вновь эти бездонные озера, цвета медленного яда. Передо мной стоял Пабло. Губы его были жаркими и настойчивыми, требовательными и упоительно нежными. Его руки сомкнулись на моей талии, горячие пальцы огнем опалили кожу. Ноги больше не держали меня, я начала сползать вниз по неровной коре дерева. Пабло притянул меня к себе, продолжая целовать. Казалось, будто уже не кровь, а жидкий огонь струится по моим жилам. Мое сердце готово было выскочить из груди. Я, повинуясь порыву чувств, обняла Пабло и ответила на его поцелуй. Наши сердца забились в унисон.
Подсознательно я чувствовала страх открыть глаза, проснуться и обнаружить, что это всего лишь сладкий сон. Но я открывала и закрывала глаза, и ничего не происходило. Пабло не исчезал, не растворялся в предрассветном тумане. Я с трудом оторвалась от него и отвела взгляд. Пабло молчал, но я чувствовала на себе его упрямый взгляд.
- Зачем, - только и смогла проговорить я.
- Потому что я люблю тебя, глупая, – прошептал он мне на ухо. Я подняла глаза и растворилась в нем без остатка. Его нежные губы покрывали поцелуями мое лицо, земля вновь уходила из-под ног…
Я не чувствовала больше холода, времени, я забыла об обиде и нашей вечной вражде. Как я могла так ненавидеть его? Господи, его прикосновения сводят меня с ума… Пабло, я люблю тебя! Люблю твой волшебный голос, твою чарующую улыбку, твои непослушные волосы… ну почему мне так трудно это сказать? Почему я не могу вымолвить не слова? Я боюсь. Я боюсь, что ты бросишь меня, боюсь твоих бездонных глаз, потому что они сводят меня с ума. Боюсь сойти с ума от счастья…
- Рыжик, я люблю тебя! – Сказал Пабло, словно прочитав мои мысли. По телу пронеслась сладкая дрожь – «рыжик» - меня так никто никогда не называл. «Рыжик». Я улыбнулась свой глупости: как можно бояться этих трех слов? «Я люблю тебя». Какие простые слова.
- Пабло, я… - я замялась. Сказать ему – значит раствориться в нем без остатка. Но…
Пабло вновь приблизился к моему лицу, его горячее дыхание опалило мои губы. Я закрыла глаза и прошептала:
- Пабло, я люблю тебя… - Больше я не могла ничего сказать, так как Пабло заткнул мне рот страстным поцелуем…

«Пабло»

…Мы сидели в том маленьком домике, в котором совсем недавно прятались от грозы. Марисса тесно прижималась ко мне, а я все не мог поверить в свое счастье. Вдруг мне в голову пришла совершенно глупая, для этого момента, мысль.
- Марисса, почему ты так боишься грозы? – спросил я.
- А куда ты хотел сбежать? – вопросом на вопрос ответила она.
- Да так… глупости все это. Ничего серьезного. Мне просто все надоело. Все было серым и однообразным… забудь, ладно? Теперь ты. – Я не сказал всю правду, но, думаю, Марисса на меня не обидится.
- Старая история, родом из глубокого детства. Я убежала в лес, и как раз в это время началась гроза…- она вдруг отодвинулась от меня и серьезно посмотрела в глаза. - Пабло?
- М? – вопросительно кивнул я.
- Пабло, я… я не хочу возвращаться. Не хочу… - тихо сказала она.
- Почему? – искренне удивился я. Марисса опустила глаза.
- Помнишь нашего воспитателя? Он… он мне угрожал. Я боюсь… - Марисса глубоко вздохнула. Нет, мне этот парень сразу не понравился. Я взял ее лицо в свои ладони и осторожно поднял.
- Глупышка, не бойся. Я с тобой и он не посмеет к тебе и пальцем прикоснуться. Обещаю, да не бойся ты! Никогда не подумал бы, что Марисса Спиритто столько всего боится. – Улыбаясь, произнес я. Но Марисса так же серьезно продолжила:
- А еще я очень сильно боюсь…- Марисса замолчала.
- Чего?
- Я боюсь потерять тебя. – Мое сердце забилось еще чаще. Марисса чуть улыбнулась, видя мою улыбку.
Я смотрел на ее, еще такое детское и доверчивое лицо и мне хотелось спрятать его, укрыть от всего мира, что б она никогда не знала боли и страдания. Что бы Марисса всегда оставалась такой доверчивой и ранимой для меня, и рыжим чертенком для окружающих. Я осторожно дотронулся до ее губ. Марисса обхватила меня за шею, и мы вместе повалились на пол. Я жадно изучал губами ее нежную бархатную кожу, одновременно успевая говорить ей о любви. Господи, как же я люблю этого маленького рыжего чертенка!!!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » ГРОЗА (Мари/Пабло от Camila Rojas)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz