Воскресенье, 07.03.2021, 09:30
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяFalsas Esperanzes - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Falsas Esperanzes (М/П и М/М от Дашуси)
Falsas Esperanzes
auroraДата: Суббота, 10.05.2008, 17:02 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
НАЗВАНИЕ: Falsas Esperanzes
АВТОР: Дашуся
БЕТА: нету
EMAIL: dashusik-@mail.ru
ЖАНРЫ: Angst, Fantasy
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: М/П и М/М и остальные
РЕЙТИНГ: честно больше всего не люблю этот пункт, может PG-13, а может и PG
РАЗМЕР: средененько
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: да, нет, в принципе ничего такого.
ДИСКЛЕЙМЕР: Крис Морено и ко
СОДЕРЖАНИЕ: взрослая жизнь героев. Измусоленный сюжет: разочарование, боль и потом все хорошо.
СТАТУС: закончен, слава Богу!
ОТ АВТОРА: этот мой первый большой фик, ужас, но читать можно.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 10.05.2008, 17:03 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
С пятого курса всё изменилось. Школа уже не была интернатом, было просто обычная школа. Изменилась не только школа, но и отношения. Мия и Ману стали другими. Что-то сломалась за летние каникулы, что-то между ними случилось, но никто не знал что именно. Теперь Мия всё время была бледная, с красными от слёз глазами, ходила с опущенной головой, а Ману не поддерживал её, а наоборот издевался. Но как ни странно, они всё равно были вместе. Вико пыталась узнать, что же всё-таки случилось, но четно. Мия молчала, она вообще мало с кем разговаривала, её перестали волновать модные журналы, шопинг. Теперь она только училась, плакала и снова училась. Только по ночам Мия становилась собой, той, которой была раньше, Мией, Мией Колуччи, только по ночам она вспоминала прошлые годы и что-то говорила, но об этом потом. Что касается Фелиситас, то она училась на дому, так как родила маленькую Мичи, материальное положение ей это позволяло. У Долоресс проснулся материнский инстинкт, и она отдала ей наследство, а Лало работал и довольно хорошо зарабатывал.
А Марисса и Пабло…
- Марисса, ты снова начинаешь?!- Пабло вопил на весь коридор.
- Пабло, послушай, - шёпотом сказала Андраде.
- Я не хочу тебя слушать, и не смей мне угрожать,- крикнул Пабло и схватил хрупкую девушку за горло.
Да, Мари стала слабой и беспомощной. Её некому было поддерживать, а она всегда нуждалось в этом. Хоть она и отрицала, ей всегда нужна была мама, подруги и Пабло, её Пабло. Соня уехала с Франко жить в Париж, Луны уже давно не было рядом, она теперь счастлива с Нико. Лухан навсегда покинула этот город, после того как Маркос изменил ей с какой-то блондинкой. О ней никто не слышал и никто её не видел уже около полугода. Даже Соня с Франко, имея крупные связи, не могли найти свою дочь. А с Лаурой что-то случилось, она превратилась в Соль, всем портила жизнь, стала всеобщим врагом. А Пабло, Пабло не было, вернее, был его облик, но не тот, кого она любила, при ласках которого у неё сметало крышу, взгляд которого был таким нежным, полным любви, а сейчас…
Пабло стал другим, теперь его ласки почему-то отдавались мучительной болью по всему телу, теперь его взгляд был холодным, чужим для неё, но иногда она видела в его глазах любовь, редко, но всё же….
- Пабло, отпусти, мне трудно дышать,- еле-еле сказала Марисса.
Пабло ослабил хватку.
- Не смей мне угрожать, ты моя, поняла, моя,- процедил Пабло, похлопал Мариссу по щеке, развернулся и ушёл.
А Марисса так и осталась стоять на месте, потом селе на пол и заплакала. По её щекам бежали холодные слёзы, которые обжигали кожу. Она хотела встать, но не было сил, у неё совсем не осталось их, совсем…
Сзади кто-то подошёл, взял её на руки и куда-то понёс. Но Мариссе было всё равно: кто, зачем и куда. Просто всё равно. Её положили на что-то и сели рядом. Она открыла глаза, потом снова закрыла, потом открыла, зажмурилась, открыла. Но ничего не изменилось, перед ней так же сидел он, он вернулся, Пабло вернулся. Теперь его глаза были снова нежными, полными любви.
- Пабло, ты вернулся, любимый.
- Да, моя девочка, это я.
Он поцеловал её, как в первый раз, поцелуй был наполнен любовью, страстью и нежностью. Его руки были такими нежными и родными, что у Мариссы реально снесло крышу. Были только два озёра, в которых она тонула, в которых была вся её жизнь. Был Пабло, которого она так сильно любила.
Утром она проснулась одна в какой-то комнате. Ей показалось, что она тут была когда-то. Это же вагончик.
- А мне казалось, что он закрыт, - подумала Мари.- Что я тут делаю? Пабло, я была здесь с Пабло, он вернулся, вернулось моё солнышко!
Марисса оделась и вышла на улицу с улыбкой на губах. Она просто влетела в школу. На встречу ей шёл Дунофф и, конечно же, Мари врезалась в него.
- Андраде! Что с вами?
- Всё хорошо, сеньор Дунофф! Даже отлично! Я вас так всех люблю! Даже вас, Гитлер.
Дунофф схватился за голову и прошептал:
- Сгинь не чистая сила! Это не правда! Спиритто вернулась!!!!!!
- Андраде! Андраде! Что так сложно запомнить: АНДРАДЕ! Купите, наконец, таблетки от склероза!- сказала Мари и с довольным видом продолжила свой путь.
Ей нужно было зайти в библиотеку, там она толкнулась с Мией. Колуччи училась.
- Привет, Барби! Что опять за книгами? Странно даже!
Мия подняла красные глаза, Мариссе даже показалось, что в них блеснул огонёк прежней Мии.
- Здравствуй, Мари,- тихо сказала Мия.
- Ми, прекрати хандрить! Что с тобой?
Мия разрыдалась:
- Его нет, его больше нет, Мари, я его потеряла,- вдруг сказала Колуччи.
- Кого?
- Мануеля!- прокричала Мия.- Пойми, он уже не тот, его больше нет, это другой человек, я его не узнаю! Ты меня понимаешь?
- Понимаю, милая. Пабло тоже был таким, но вчера он вернулся!
- Поэтому ты рада?
- Да. Хочешь, я поговорю с Агирре?
- Нет!- закричала Мия,- Не надо,- уже тихо сказала она и заплакала.
- Мия, не плачь. Если не хочешь, то я ему ничего не скажу, не надо, не плачь, милая.
- Марисса, уйди, пожалуйста, я хочу побыть одна.
- Нет, Мия, я останусь. И не проси.
- Уйди, Марисса!- в голосе Мии послышались стальные нотки, такие, что даже Марисса решила удалиться. Она была немного расстроена из-за Мии, но мысль о Пабло подняла ей настроение. Мари просто прыгала от радости, она даже не увидела любовь своей жизни и столкнулась с ним.
- Пабло, - прошептала она и улыбнулась.
- Марисса, ты с ума сошла!- закричал Бустаманте и резко встал, а Марисса упала, так как лежала на нём.
-Пабло, что с тобой?- обеспокоено, спросила она, Мари снова увидела в его глазах холод.
- Смотри куда идёшь, Андраде!
- Пабло, а как же вчерашняя ночь?- спросила Мари и поднялась.
У Бустаманте была неадекватная реакция. Он схватил Мариссу за руку, потащил за угол и прошипел:
- Вчера ничего не было, поняла, не было!
- Пабло, отпусти мне больно.
- Ты поняла?
- Да. Отпусти меня.
Пабло убрал руку и на месте, где он держал, образовался синяк.
- Да, я поняла! И ты пойми, между нами всё кончено! Ты больше не тот Пабло, которого я любила! Мы расстались! Понял?
- Повтори, Марисса?
- Для тупых: МЕЖДУ НАМИ ВСЁ КОНЧЕННО!!!
- Марисса, ты поняла, что сказала?
- Да, Бустаманте! Прощай!
Марисса развернулась и хотела бы уйти, но Пабло вернул её назад.
- Что ты ещё хочешь, Бустаманте? Ещё испортить мне жизнь, хотя хуже уже не будет!
Пабло замахнулся и ударил Мари.
- Ты моя, поняла, моя! И если мы и расстанемся, то только когда я этого захочу. Понятно объяснил?
- Пошёл ты, - закричала Марисса и со всей силой ударила Пабло между ног. Пока Бустаманте корчился от боли, Марисса убежала.
Она бежала по коридорам школы и плакала, плакала от непонимания, от одиночества, боли, внутренней боли. Красная щека горела, но ей было всё равно на физическую боль, моральная душила её из нутрии, забирая всю энергию.
Слезинки катились по её щекам, стараясь вынести всю эту боль, которая была внутри неё, но не получалось, таким крохам невозможно было убрать всё то, что разъедало её.
Марисса выбежала на улицу и побежала домой. Она залетела в свою комнату, легла на кровать и заплакала. Не заметно для себя, она заснула. Марисса проснулась оттого, что кто-то гладил её по голове.
- Мия, что ты тут делаешь?
- Живу.
Да, с тех пор как Соня с Франко уехали в Париж, Марисса с Мией жили в одном доме.
- А что уже так поздно?
- С чего ты взяла?
- Ну, ты со школы поздно приходишь.
- Я больше туда не пойду.
- Я тоже. Что у тебя случилось?
- Я беременна,- сказала Мия и опустила глаза.
- Что ты? Но как?
- Тебе объяснить?
- Нет, Ми, не надо. Но от кого?
- От Карлоса Сантаны, от Ману, конечно.
- Прости меня, я не поняла, что сказала. Что ты будешь делать, милая? Что ты решила?
- Я не знаю, Мари,- по щекам Мии побежали слёзы.
- Что ты хочешь? Ты скажешь ему?
- Нет, Марисса, ты тоже ему не говори.
- А что ребёнок?
- Я не знаю, сегодня ночью я всё решу. Спасибо, Мари, что выслушала.
Мия уже почти вышла, но потом обернулась и спросила:
- Мари, а почему ты не пойдешь в школу? Пабло?
- Мия, я не хочу об этом говорить. Прошу тебя.
- Хорошо, Мари, я пошла. Люблю тебя, сестрёнка,- неожиданно сказала Мия.
- Я тоже тебя люблю, Ми,- так же неожиданно сказала Марисса.
Ночь пролетела быстро, так же, как и восемь с половиной месяцев. В больницу с истерическими криками привезли две девушки. У одной подошёл срок рожать, а у второй случились преждевременные роды.
- Я хочу рожать вместе с ней в одной палате! Или с ней или нигде!- кричала рыжая девушка.
- Я тоже только с ней!
Врачи долго упирались, но двух беременных женщин нельзя было убедить в обратном. Пришлось согласится. Они поместили Мию Колуччи и Мариссу Андраде (ночь, когда «вернулся Пабло», не прошла даром) в одну палату. У Мии были лёгкие роды, а у Мариссы нет. Пришлось вести Андраде в операционную, из-за чего очень испугалась Мия, но её убедили, что так будет лучше.
Мия родила девочку, а Марисса мальчика, но, к сожалению, малыш погиб при родах. Марисса очень долго переживала, даже пыталась покончить с собой, но потом вспомнила о Мии и племяннице. Она теперь жила ради них.
- Тёть Марисса, помоги мне!
- Конечно, солнышко. Что я должна сделать?
- Сейчас придёт мама. Я хочу над ней пошутить.
- Альма, не надо сейчас. Мия и так не отошла от последней.
- А, точно, но потом ты мне поможешь. Правда?
- Да, милая. Мы ведь с тобой мятежники?
- Да, самые крутые.
- Точно, племяшка.
Альме уже было пять лет, за это время многое изменилось. Изменились Мия и Марисса, хотя нет, это не правильно. Они не изменились, просто вернулись. Мия так же теперь обожала косметику, магазины, а Марисса стала мятежницей, взбалмошной девочкой. Вроде бы ничего общего между сестрами, но было одно то, что объединяло их: потухшие глаза, в которых окружающие видели боль.
Что касается Альмы, то она взяла ото всех всё самое хорошее. От Мии: умение ухаживать за собой и внешность, от Мариссы: мятежный дух, от Мануеля: умение ценить дружбу, от Пабло: музыкальные способности. Причём тут Пабло и Марисса? Просто эту четвёрку связывала невидимая ниточка, они были частичкой друг друга, и это не могло не повлиять на Альму. Но человек не идеален, у каждого есть обратная сторона. Альма не умела прощать чужие ошибки.
Так они прожили ещё два года. Настало время отдавать Альму в школу. Мия с Мари очень долго спорили на счёт этого. Сошлись пока на обычной, но потом в двенадцать лет отдать Альму в “Elite Way School”. Да, “Elite Way School” снова стала школой-интернатом.
Пять лет пролетели незаметно. И вот настал тот день, когда Марисса с Мией шли на встречу своему прошлому. Их трясло от волнения. Ведь именно здесь они прожили самые счастливые года своей жизни, но здесь были так же боль, разочарование, слёзы.
- Мам, но я не хочу сюда! Это же настоящая тюрьма! Я не могу так!- Альма никак не могла привыкнуть к мысли, что её переводят в «какой-то задранный интернат» (её слова).
- Милая, тебе здесь понравится. Я тоже тут училась, - уговаривала Мия дочь.
- Ага, это было сто лет назад, - огрызнулась девочка, но, увидев лицо матери, сказала,- до рождения моей прабабушки.
Мог завязаться спор, но вмешалась Марисса.
- Мия, Альма, пойдём к директору. Сестрёнка, угадай кто?
- Дунофф?- пошутила Мия.
- Ты знала?
- Неужели, правда? Ни фига себе!
- Ага, я тоже чуть не упала, когда узнала.
- Мари, ты его уже видела?
- Нет, но я боюсь.
- Марисса Андраде боится Дуноффа? Мама роди меня обратно!
- Да я его не боюсь. Я боюсь за его здоровье. Марисса Андраде и Мия Колуччи вернулись! У него случится инфаркт.
- Мам, тёть, про кого вы говорите? У кого инфаркт?
- У твоего директора, будущего. Он был им еще, когда мы учились, - сказала Мари.
- Ну и что?
-Это были самые тяжёлые годы его жизни.
- А будет хуже, ведь я поступаю туда.
- О, мы уже согласны?- усмехнулась Мия.
- Да, я ведь не могу упустить шанс насалить ему.
- Милая, надеюсь, тебя не исключат в первый день?- спросила Марисса.
- В первый, нет, а вот во второй….
Они весело рассмеялись. По дороге к кабинету они шли молча. Каждый был погружён в свои мысли. Марисса с Мией вспоминали прошлое. Каждый уголок этого здания отдавался мучительной болью по всему телу, но больней всего было в сердце. Они никогда не затрагивались темы любви, своей любви. Только один раз за двенадцать лет Мия пронесла его имя, когда Альма спросила об отце. Мия молчала, но потом сказала:
- Альма, я могу сказать только одно, его имя. Мне очень больно вспоминать об этом. Его звали и зовут Мануель.
Всё они больше не говорили об этом. Не говорили, но по ночам вспоминали, вспоминали и плакали, обняв подушку и каждый раз говорили, что всё это в последний раз. Но следующая ночь, опять слёзы. Казалось, что их (слёз) не осталась, но нет, находились всё новые и новые.
А сейчас Мариссе с Мией так хотелось поплакать, но они не могли, ведь они забыли их друг для друга. А Альма думала, как, где и почему устроить прикол. Ну, вот они дошли до кабинета. Тут практически ничего не изменилось. За столом сидела секретарша, которая до ужаса напоминала кого-то Мии и Мариссе.
- Здравствуйте, чем могу помочь? Меня зовут Глория.
- Глория? Не может быть! А я смотрю, кого-то мне она напоминает,- закричала Марисса.
- Мари, не кричи. Я тоже так подумала.
- Простите,- сказала Глория,- а мы знакомы?
- Мать моя женщина! Это же я Марисса Андраде.
- Андраде? Простите, но я не знаю такую.
- Конечно, не знаете. Ты Марисса молодец. Она же ничего не знает. Я Мия Колуччи, а это Марисса Пиа Спиритто,- Мия сделала акцент на «Пиа Спиритто»,- а нынешнее Андраде. Вспомнила?
- Марисса? Мия? Вас захочешь, не забудешь. Третий курс, упаси боже. Марисса, а ты замуж вышла? А я всегда думала, что ты будешь Бустаманте.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 10.05.2008, 17:04 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глория задела самую больную рану Мариссы. Она тоже так всегда думала. Мия заметила глаза Мари, которые наполнились слезами, и сказала:
- Нет, она не замужем. Это её настоящая фамилия, в общем, долго объяснять. А ты тут снова работаешь?
- Да. Так чем я могу вам помочь?
- Ах, да. Мы хотели устроить сюда мою дочь,- сказала Мия.- К Дуноффу можно?
- Проходите, у него сейчас посетитель, но вы не помешаете.
Марисса, Мия и Альма прошли в кабинет директора. Там стояла девушка и о чём-то упорно спорила с Дуноффом.
- Нет, вы не можете мне отказать!
- Почему это сеньорита Линарес?
Марисса услышала знакомую фамилию, и фигура ей показалась знакомой.
- Лухи!!!!!!!!- на весь кабинет завопила Андраде.
Девушка обернулась и закричала:
- Марисса! Это…
Но Лухан не успела договорить, потому что рыжее бестия повисло на ней.
- Я так рада тебя видеть, подруга моя, сестрёнка!- кричала Марисса.
- Марисса! Мариссита!- слышался голос Лухан.
- Простите, не хочу портить вашу идиллию, но Мари мы пришли сюда по делу,- тихо сказала Мия, что её все услышали, даже на улице.
- Мия? Мия Колуччи? Неужели это ты? Мия, моя сестра?- спросила Лухан, когда оторвалась от Мари.
- Да, Лухан, это она, наша сестрёнка.
Теперь ещё минут пять ушло на объятия Мии и Лухан. А бедный Дунофф сидел, схватившись за голову, и что-то бормотал. Наверное, это было:
- Господи, скажи за что? За что они вернулись? Ведь я только вылечился от нервов?
После объятий и криков, наконец, Мия обратилась к Дунофф.
- Здравствуйте, сеньор Дунофф. Вы меня помните?- спросила Мия.
- Вас сложно забыть,- прошептал Дунофф.- Что вас принесло в мой скромный кабинет?
- Лухан, пойдём отсюда, подождём в приёмной, Мия долго будет разбираться с Дуноффом. А мы пока поболтаем.
Мари и Лухан вышли из кабинета и сели на диван.
- Давай, Лухи, рассказывай, как ты? Как жила все эти годы?
- Да, вот так и жила. Переехала в Мексику, но решила вернуться. Мари, я сейчас не хочу ничего вспоминать.
- Ну, ладненько, но потом обязательно расскажешь.
- Хорошо. Мари, а зачем Мия пришла к Дуноффу? Да и что за девочка там рядом стояла?
- Это Альма. Мы пришли её устраивать её в колледж. Даже странно, что моя племяшка молчала, мало, когда такое случается…
- Стой! Мией замужем?
- Нет, Мия не замужем, Альма дочь Ману.
- Странно, он мне ничего не говорил про дочь, только….- Лухан не успела договорить, потому что Мари её перебила:
- Как? Ты его видела? Когда?
- Да, мы встречались там в Мексики, последний раз я его видела около года назад. Даже странно, он мне говорил про дочь.
- Он не знает, что Мия родила. И ты ему не говори.
- Но он должен знать.
- Он ничего не должен!- закричала Мари.
- Хорошо, Мари, не волнуйся, я ему ничего не скажу. А как ты? Как Пабло?
Снова Пабло. Мариссе уже второй раз за такой короткий срок проехались ножом по ране. Пабло. Снова боль по всему тела, тысячи иголок вонзились в тело. Пабло. Снова дрожь. Пабло. Снова страх увидеть его глаза, его озёра, в которых так и осталась ледяная вода.
- Пабло. Не знаю Лухан. Я его не видела уже около двенадцати лет. Мне больно вспоминать о нём. Давай закроем эту тему?
- Я тебя понимаю, Мари. Мне тоже не легко.
Минута молчания в приёмной. Каждой из них больно вспоминать прошлое, каждая из них пытается спрятать эти воспоминания далеко, что бы лишний раз не проходится лезвием по сердцу. Тишину нарушила стук закрывавшейся двери. Из кабинета вылетела Альма.
- Детка, что случилось?- спросила Марисса.
- Да этот ваш директор полный придурок! Не хочет меня брать, потому что, видите ли: «я не хочу, чтобы этот кошмар повторился». Его слова! Всё я ни за что не пойду в этот задранный колледж!!!
- Мари, я её слушаю и думаю, что она твоя дочь. Представляю, каким был бы твой ребёнок!- сказала Лухан.
Мариссе снова проехались по больному месту. Ведь у неё мог быть сын, её сын. Но он… слёзы, эти проклятые слёзы навернулись на глаза. Она не хотела, что бы они побежали по щекам, но это не в её силах.
- Мари, что с тобой?- обеспокоено, спросила Лухан.
- А вы не знали? Тёте нельзя такое говорить, она из-за этого плачет,- сказала Альма.
- Лухан, всё хорошо. Сейчас всё пройдёт.
Через несколько минут Марисса, наконец, успокоилась.
- Лухи, а так и не сказала, зачем пришла к Дуноффу?
- Да, Сальвадор, начала Лухан, но увидела непонимающее лицо Мариссы, сказала - мой сын,- лицо Мариссы стала ещё более не понимающим,- натворил дел. Учится он хорошо, но поведение. Так, вот Дунофф отказался его брать на второй курс. Но ничего, я так просто не сдамся. Возьмёт, куда он денется.
- У тебя…сын, но… тогда ему… стой, значит…
- Да, Мари он его отец, но не знает и не должен узнать, - Лухан просто ответила на все вопросы Мари, которые последняя не успела сказать.
- Понятно,- сказала обалдевшая Марисса.
- Ну, ладно, Мари я побежала. Дел ещё много.
- Ну, давай, Лухи, если что звони, - сказала Марисса, протягивая Лухан визитку.
- О, ты у нас юрист. Всегда знала, что ты им будешь. Пока,- сказала Лухан и скрылась за дверью.
- Тётя Марисса, а кто это был?
- Моя лучшая подруга. Так давай с тобой разбираться.
- А что я?
- Так, ты теперь должна приложить все силы, что бы поступить туда. Что бы потом отомстить Дуноффу. Я права?
- Ну, я думаю, что да.
Альма Колуччи была зачислена в “Elite Way School”, много нервов правда пришлось потратить, но Альма сказала, что он поплатится за это. Мариссе с Мией аж страшно стало за Дуноффа, он как ни как не молод.
- Интересно, как там первый день у Альмы?- сказала Мия.
- Не знаю, Ми, в конце недели узнаем.
- Мари, ну это же долго. А вдруг её кто-то обидел?
- Мия, не глупи. Во-первых, она бы позвонила, у неё есть сотовый. Во-вторых, она сама кого угодно обидит.
- Точно. А вдруг ей что-то нужно?
- Мия! Она уже взрослая, сама, если что позвонит. Успокойся. Кто тут из нас психолог?
Бедная Колуччи уже изнервничалась. Для неё Альма была самым дорогим в жизни, впрочем, как и для Мариссы. Мия уже предположила все, что может случиться с её дочерью, и хотела рвануть в колледж, но Мари её остановила. Примерно так прошла неделя. В субботу зазвонил сотовый Мии. На дисплее высветилось «Альма». У Мии случилась истерика:
- Что-то случилось! Она ведь должна была уже приехать! Мари, что мне делать?!
- Ми, дай мне сотовый. Молодец. Алло.
- Мам?
- Нет, это Марисса.
- А где мама?
- Она сейчас не может подойти. У тебя что-то случилось?
- И, да и нет.
- В смысле?
- Ну, короче, вы можете с мамой в колледж приехать?
- Да, жди нас.
- Что с ней? Она себя хорошо чувствует?- подлетела к Мариссе Мия.
- Она да, а кто-то, по-моему, нет. Альма просит, чтобы мы в колледж приехали.
Через тридцать минут розовый Пежо, в стиле а-ля Мия Колуччи, и оранжевый Мерседес-Кабриолет, в стиле а-ля Марисса Андраде, припарковались у колледжа. Девушки влетели в здание. Альму они встретили возле входа.
- Солнышко, что случилось?- стала приставать Мия, в стиле а-ля Соня Рей.
- Мам, всё нормально, просто…- начала Альма.
- Просто, вас ждут в кабинете директора,- закончила Марисса.
- А как ты догадалась, тётя Марисса?
- Сама в такой ситуации сто раз бывала.
- Что ты сделала, Альма?- спросила Мия.
- Да, ничего такого.
- Ага, я тоже всегда так думала. Пошли, Ми, узнаем.
- А я тут постою, - сказала Альма.
- Нет, ты пойдёшь с нами,- сказала Мия.
- Да, что ты, мне и тут хорошо,- начала сопротивляться Альма.
- Пошли, - отрезала Мия.
Втроём они зашли в приёмную. Глория подняла голову и сказала:
- О, Колуччи. Не думала, что для вас работа важнее дочери.
- В каком смысле?- не поняла Мия.
- Вас уже неделю вызывает к себе Дунофф.
Альма, поняв, что сейчас будет буря, решила удалиться, но её остановили.
- Так, милая моя, стоять,- спокойно сказала Марисса.
Они (Мия, Марисса, Альма и Глория) зашли в кабинет директора. Дунофф что-то писал.
- Сеньор Дунофф, тут к вам сеньорита Колуччи.
- О, наконец. Я уже не ожидал вас увидеть.
- Простите, я была занята,- сказала Мия, укоризненно посмотрев на дочь. Девочка усмехнулась.- Что случилось, сеньор Дунофф?
- Она ещё спрашивает! Да это не ребёнок, а исчадие ада. Так скажу: Колуччи, Андраде, Бустаманте и Агирре, четыре в одном.
Две последние фамилии. Как же больно их слышать Мии и Мариссе. А Дунофф продолжал:
- Хуже не придумаешь!
- А что именно случилось?- спросила Марисса.
- Многое, сеньорита Андраде. Первое, не явилась на урок, объяснив это тем, что у неё закончилась любимая пудра. Второе, устроила вечеринку в колледже, без моего ведома.
- Ага, будто если бы сказали, то вы бы разрешили,- влезла в разговор Альма.
- Я не закончил, Колуччи. Так…. В-третьих, дала мне, директору этого приличного заведения, кличку – Гитлер.
- Ну, не она первая,- усмехнулась Мари.
- Сеньорита Андраде! Попрошу не перебивать меня. Так, на чём я остановился? Ага. В-четвёртых, пробралась на половину мальчиков второго курса, в комнату к Линарес. Такого даже Бустаманте не делал.
- Ну, он к девочкам пробирался, ориентацию вроде не менял, - сказала Мия.
- Сеньорита Колуччи, попрошу вас, меня не перебивать. В-пятых, устроила митинг из-за каких-то не справедливо поставленных пяти замечаниях Миранде Абригон.
- Но это было не справедливо, причём она моя подруга.
- Колуччи, помолчите! И всё это за одну неделю! За это исключают! Но так, как я знаю вашу маму, а так же тётю, то ставлю вам только замечания, но ещё одна выходка!
- Мы поняли, сеньор Дунофф!- сказала Мари.
- Андраде, вы так и не исправились! А на пятом курсе такой тихой были, но в конце! Кстати, почему вы с Колуччи бросили учиться?
- Это не ваше дело!- отрезала Марисса и вышла из кабинета, чтобы скрыть слёзы.
Через несколько минут вышли Мия и Альма.
- Ну, что поехали?- спросила Мари.
- Поехали. Альма, а что ты делала у мальчиков?
- Мам, что за глупые вопросы? Я…- но она оборвала свою речь и помахала рукой мальчику.- Вот.
- Кто это?- спросила Мари.
- Сесар Мансилья. Такой зайка. Скажи же симпатичный?
- Да, племяшка. А как его фамилия, повтори?
- Мансилья. Его родители у нас работают.
- Мия, ты думаешь о том же, о чём и я?
- Да, Мари, это Сантьяго и Рената. Может, подойдём, поздороваемся?
- Ну, пошли. Альма, они сейчас где?
- В учительской, наверное. А зачем они вам. Кстати, Сантьяго такой классный учитель. Он сказал, что я похожа на одну его ученицу. Правда, он не сказал на кого.
- Как? А он твою фамилию не слышал?- удивилась Мия, ведь Альма тоже Колуччи.
- Нет, мам, он ещё у нас не ведёт, со второго курса начнётся этика. А математичка заболела, но я знаю, что она у нас вести будет.
- Ладно, Альма, иди в машину в мою или в Мариссину. А мы сейчас подойдём.
- Тётя Марисса, а почему ты с мамой не поехала?
- Что бы я села в эту ужасную машину! Розовая, фу!
- На свою посмотри!
- Ладно, зря я спросила. Я пошла. Тёть, дай ключи, я в твою сяду.
- Видишь, Мия, моя лучше, - сказала Мари и показала язык сестре, прямо как в детстве, и направилась в учительскую.
- Господи, Марисса, когда же ты повзрослеешь?- вздохнула Мия и последовала за сестрой.
Мия с Мари зашли в учительскую и увидели мужчину лет 45.
- Извините,- сказала Мари,- можем мы увидеть Сантьяго Мансилья?
- Это я. Чем могу помочь?
- Здравствуйте Сантьяго. Неужели вы нас не узнали?
Сантьяго внимательней присмотрелся к девушкам, конечно, они изменились, за несколько лет, но узнать их было не сложно.
- Мия Колуччи? Марисса Пиа Спиритто?
- Андраде,- по привычки поправила Марисса, она забыла, что Сантьяго не знает о её отце.
- Андраде,- повторил Мансилья.- А я всегда думал, что ты будешь Бустаманте.
Мариссе снова проехались лезвием по сердцу.
- А кто твой муж, фамилия знакомая?- продолжил Сантьяго.
- Я не замужем, это фамилия моего настоящего отца, он работал в колледже после вас. В общем, долго объяснять.
- Понятно, - как-то неуверенно сказал Сантьяго.- А что вас занесло в колледж, решили вспомнить прошлое? Кстати, Мия, тут на первом курсе учится одна ученица, Альма, по-моему, она очень сильно похожа на тебя. Но и не только, от Мануеля, Мариссы и Пабло тоже кое-что есть.
- Я знаю, именно из-за неё мы приехала в колледж. Альма, вернее Альма Колуччи, - моя дочь.
- Как? Она ведь уже взрослая, получается…
- Да, я родила её сразу после колледжа.
- Неужели Мануель отказался от ответственности?
- А с чего вы взяли, что отец моей дочери он,- Мия побоялась произнести его имя.
- Мия, я не глупый, это понятно. Так же понятно, что ты не хочешь говорить на эту тему. Ладно, мы не будем. Вы, наверное, уже побывали в кабинете у директора.
- Да, Сантьяго, но мне не привыкать,- сказала Мари,- кстати, одна из причин замечаний является то, что она забралась в комнату к вашему сыну. Мы правильно поняли?
- Правильно.
- Зачем вы отдали своего сына в этот колледж?- вдруг спросила Марисса.
- А вы Альму?- вопросом на вопрос ответил Сантьяго.
- Он закаляет, делает тебя сильнее, в нём ты познаёшь жизнь.
- Вот, Марисса, ты и ответила на свой вопрос. Кстати, сын Лухан, Сальвадор, тут тоже учится на одном курсе с Сесаром.
- Мы уже её видели,- сказала Мия.
- Ладно, Сантьяго, нам нужно идти, а то мало ли каких дел натворит моя племянница. И чтобы не было лишних вопросов, мама с Франко поженились.
- Да, нам нужно идти, мы ещё встретимся, до свидания.
- Я и не сомневаюсь в нашей встречи, до свидания.
Когда Мия с Мариссой вышли из колледжа, слава Богу, ничего не случилось. Они ехали домой молча, без музыки, без слов. Сколько раз за день их ранили в сердце? Это было тяжело вынести даже им, самым сильным девушкам, которых видел этот колледж.
Как и говорил Сантьяго Мансилья, они ещё не раз встретились в колледже, не зря же в Альме были главные черты участников группы «ErreWay». За этот год Дунофф, наверное, посидел, раз 50, не меньше. Он хотел было не брать Альму на второй курс, но испугался мести со стороны её мамы и тёти. Альма сама хотела остаться в этом колледже, ведь там был её парень – Сесар Мансилья.
Так бы они и жили долго, ходили бы в колледж, выслушивали бы жалобы Дуноффа на Альму, если бы не случай.
Мия с Мариссой спокойно пили кофе в гостиной, уже давно не было такой спокойной субботы. Ни работы, ни вызовов в колледж. Альма позвонила и сказала, что сама доберется до дома. Идиллию нарушил звонок в дверь.
- У Альмы есть ключи?- спросила Мари. Мия кивнула в знак согласия.- Кто же это тогда?
Пока Марисса шла к двери, звонок не умолкал. Когда Андраде уже собралась открыть дверь, она (дверь) открылась сама, вернее её открыли ключом. На пороге Альма стояла с каким-то маленьким мальчиком с темными волосами и карими глазами, лет 4 на вид.
- Альма, что за шутки? Зачем так в дверь трезвонить, если есть ключи?
- Это не я! Это всё он!- сказала девочка, указывая на мальчика.
- Кто это?- спросила Мия, которая тоже вышла в коридор.
- Мамочка, знакомься, это мой сын.
Послышался грохот - Мия упала в обморок. Марисса тоже чуть не упала от такого заявления, но её спасла стена.
- Альма, сто это с ней?- спросил мальчонка.
- Не волнуйся, она просто шуток не понимает.
- Ничего себе шуточки! А если бы мать от инфаркта умерла!- кричала, только что очнувшаяся Мия.
- Я не виновата, что ты шуток не понимаешь.
- Тихо, успокойтесь, теперь, Альма, объясни нам, кто это?
- Это Хавьер. Он мой друг, можно сказать брат. Мы познакомились около недели назад в парке, он там с кем-то гулял…
- С папой,- перебил Хавьер.
- Да, с папой, ну так вот сегодня он потерялся. Сбежал, решил найти меня. Я его случайно встретила. Его отец сейчас на работе, а няня думает, что Хавьер спит. Вот вкратце история.
- А где он живет?
- Тётя Марисса, если бы я знала, отвела бы его туда. Мам, нам нужно отвести его домой, или хотя бы к отцу.
- И где мы найдём его папу?
- Он лаботает в таком больсом сдание, - сказал мальчик.
- Ладно, мы сейчас пока будем думать с Мией, где можно найти его отца. А ты, Альма, отведи ребёнка покушать, проголодался же, наверное.
- Неть, я не пойду. Незя, чтобы девушка угощала мусчину. Мне так папа говорит.
Мия с Мариссой и Альма рассмеялись, а Хавьер стоял с гордым видом. Всё-таки они смогли уговорить маленького мачо поесть. Когда дети вышли из кухни, Хавьер протянул Мии бумажку и сказал:
- Это вам, в знак благоданости, папа говоит, сто незя уйти не поблагодоив.
-Спасибо, Хавьер. У тебя хороший отец, много чего умного говорит, - улыбнулась Мия.
- Да, он говолит, стон не поблагодаил один раз и у него заблали самое главное в зизни - сказал Хавьер
Мия посмотрела на подарок и закричала:
- Ура! Мы нашли!!!!
- Мама, не кричи! Что ты там нашла?
Мия показала бумажку, которую ей дал Хавьер, это оказалась визитка: «М.А., студия звукозаписи «Music for life». Ждём вас. Настоящий талант не должен пропадать».
Все, кроме Мариссы, её срочно вызвали в суд, отправились в студию. Это и правда было огромное здание, очень красивое, явно построенное со вкусом.
- Альма, отведи Хавьера к отцу, я тебя подожду здесь.
- Я быстро, мам. Пойдем, Хавьер.
Альма взяла мальчика за руку и вошла в здание.
- Хавьер, малыш, ты знаешь, где кабинет твоего папы?
- Знаю,- гордо поднял голову Хавьер.
Мальчик провёл Альму по коридору, и они оказались перед огромной дверью.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 10.05.2008, 17:04 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Это двеиь в папин кабинет, пойдем я тебя с ним познакомью.
Они зашли в огромный кабинет, обставленный со вкусом. В нём сидело двое мужчин. Хавьер побежал к одному из них.
- Папа!
- Хавьер, малыш, что ты тут делаешь?
- Я убежал, потелялся, потом Альма меня нашла, пливела домой, там такие тёти холошие, смешные, одна меня с Альмой пливезла, мы тебя нашли.
- Подожди, подожди, не так быстро. Ты убежал? Зачем? Что случилось? А если бы с тобой что-то случилось! Ты подумал! – начал кричать отец Хавьера.
- Не ругайте его, он же ещё маленький,- влезла в разговор Альма.
- Простите, а вы кто?- спросил мужчина.
- Я Альма. Хавьер мне, как брат. Мы с ним познакомились около недели назад. Сегодня он убежал, я его нашла, привела к себе домой, еле-еле нашли место, где вы работаете, вот мы с мамой его и привезли сюда.
- Я так и ничего не понял.
- Ману, блин, объясняю. Твой сын убежал из дома, его нашла эта девочка и привела сюда. Правильно?- сказал другой мужчина.
- Да, а вам, Мануель, нужно таблетки с большим содержанием йода пить,- сказала Альма.
- Зачем?
- Чтобы мозги лучше работали,- рассмеялся второй мужчина.
- Точно,- рассмеялась следом Альма.
- Пап, а сто они смеюся?
- Не знаю, мой родной. Пабло, прекрати ржать!
- Да, ладно тебе, Ману! Слушай, а Альма тебе никого не напоминает?
- Напоминает,- моментально глаза Мануеля погрустнели.
- Мне все говорят, что я на кого-то похожа. Особенно в этом задранном интернате , “Elite Way School”. Запарили уже!
- Ты там учишься?- спросил Пабло.
- Да, на втором курсе, меня хотели не брать на второй, но мама постаралась и меня взяли. Вечно, этот Гитлер, директор наш, фамилия у него противная Дунофф, говорит: «Спиритто, Колуччи, Агирре и Бустаманте, четыре в одном». Понятия не имею, кто такие, ну кроме, конечно…
- Прости, кто?- спросил Мануель.
- Спиритто, Колуччи, Агирре и Бустаманте. А что вы их знаете?
- Ну, есть не много. А с чего он это вдруг?- улыбнулся Пабло.
- Ну, подумаешь, митинг устроила, ещё вечеринку, на урок не пришла, пудра кончилась, ну и ночью пробралась на половину мальчиков на курс старше. Что за это наказывать?
Пабло с Мануелем рассмеялись.
- Да! Бедный Дунофф! Он прав! Но даже мы такого не делали!
- А что вы там тоже учились?
Но их разговор прервал звонок мобильника и дикий крик из трубки:
- Альма! Может, ты там поселишься!
- Иду, мам! Не кричи, голос посадишь, а ты у меня уже старенькая, тебе беречься надо.
- Альма, я тебя убью! Быстро в машину!
Альма захлопнула крышку мобильника, посмотрела на Хавьера, Ману, Пабло и сказала:
- Ладно, я пойду, я то мама раскричалась, если что заходите, я оставила адрес в кармане у Хавьера. До свидания!
- Пока, Альма. Спасибо, что привела Хавьера. Мы, может быть, зайдём.
Когда Альма выходила из кабинета она услышала обрывок фразы Пабло:
- Ты заметил, как она похожа на них, на….
Всю дорогу Альма и Мия ругались, только ближе к дому успокоились, а дома вовсе помирились.
Вечером в воскресенье в дом Колуччи - Андраде постучали. Альма пошла, открывать дверь. На пороге стояли Пабло, Мануель и Хавьер.
- Привет, Альма, ты тут нас приглашала, вот мы и пришли. Прости, что без звонка, но телефон ты не оставила,- сказал Ману.
- Ой, здрасти! Я так рад, что вы пришли. Проходите. У меня как раз мама и тётя дома, познакомитесь, они у меня красавицы.
- А мы и не сомневались,- сказал Пабло.
Хавьер убежал в глубь квартиры и оттуда послышался счастливый голос Мариссы:
- Ой, какие люди у нас сегодня. Ты с папой пришёл, пойдём знакомиться с ним.
- Это твоя мама?- спросил Пабло, этот голос прошёл через него, задевая ещё не зажившие раны.
- Нет, тётя.
Марисса вышла в коридор, держа за руку Хавьера. Её взгляд поймал два голубых озера, последнее, что она поняла, было то, что вода в них тёплая. Следом за Мариссой выбежала Мия. Она увидела его, последнее, что помнила она, были его руки на её коже. Мануель сразу понял, кто выйдет следом, и был готов к её реакции, он успел подхватить Мию на руки. А Пабло тем временем уже подбежал к Мариссе.
Альма стояла и ничего не понимала. Её привел в чувства голос Ману:
- Альма, возьми Хавьера и погуляй на улице.
- Нет, я хочу остаться с мамой и тётей,- запротестовала девочка.
- Ты слышала, что я сказал? Иди, погуляй.
- А кто вы мне? Вот именно, никто.
- Иди на улицу!- приказал Мануель, и Альма решила послушаться.
На пороге она обернулась и сказала:
- Если все Мануели такие, то я рада, что росла без отца.
Тут до Мануеля дошло, что Альме около 13 лет, примерно столько лет назад пропала Мия, значит Альма его дочь.
Мануель с Пабло отнесли девушек в гостиную, положили на диван, их в гостиной было два, и сели рядом.
Первой очнулась Марисса.
- Пабло. Этого не может быть. Ты опять хочешь сломать мне жизнь,- шептала Марисса.
Пабло было очень больно слышать от неё такое, но он был виноват в этом. Он всегда был слабым, он боялся, что его засмеют за любовь. А он любил, он боготворил Мари, но только в душе. Марисса была самым важным в его никчемной жизни. Пабло прятался за маску злобы, высокомерия, ненависти. На третьем курсе Мари изменила его, на четвертом поддерживала, а на пятом… на пятом он сломался, не выдержал. Пабло снова натянул маску, он стал грубо обращаться с Мариссой, он понимал, что она захочет уйти от него, но Пабло не мог этого допустить, поэтому он стал поднимать на неё руку, повышать голос, опускать ниже плинтуса. Он боялся, что она уйдёт… и она ушла. После той прекрасной ночи, когда Пабло снял с себя маску, а потом снова испугался. После той ночи она стала сильной, она нашла силы уйти от него. А теперь она тут рядом, такая же красивая, всё такая же любимая, его Марисса. По её щекам бегут слёзы, а он не может терпеть её слёз.
- Мари, пожалуйста, не плачь.
- Пабло, уйди, прошу тебя. Давай забудем этот день.
- Нет, Марисса, я не уйду. Ты нужна мне.
- Да? Нужна? Нужна, чтобы отрабатывать свои удары? Нужна…
- Мари, ты мне нужна, чтобы любить.
- А это у тебя называется любовью? Интересно.
- Андраде, я люблю тебя!
- А кто тебе сказал, что я до сих пор Андраде? Я за мужем!
- Что? Этого не может быть! Не ври мне!
- А с какой стати мне тебя обманывать? Я тебе говорю правду.
- А где же кольцо?
- Я его не ношу.
- Почему? Муж не против?
- Нет.
- Я бы был против, если бы ты не носила обручальное кольцо.
- А ты мне кто?
- Я человек, который тебя знает, даже лучше, чем себя. Я вижу, что ты врёшь.
- Я никогда не вру!
- Да? А если я спрошу, любишь ли ты меня до сих пор?
- Нет, конечно.
- Опять врёшь. Ах, Мари, это не хорошо.
- Я не люблю тебя!!!!
- А мы сейчас это проверим,- сказал Пабло и поцеловал Мари.
Марисса ответила на поцелуй, потом резко оторвалась и убежала на улицу. Несколько секунд Пабло был в шоке, потом спохватился и побежал за любовью всей своей жизни.
Вернёмся к Ману и Мии. Колуччи до сих пор лежала без сознания, Мануель не на шутку испугался. Он хотел уже вызвать врача, как Мия очнулась.
- Мануель… Мануель… Мануель - шептала Мия.
- Да, милая, это я.
- Уйди, я прошу тебя, уйди.
- Нет.
- Не надо, хватит, я только не давно стала забывать твои обиды, моё сердце только стало заживлять раны, нанесённые тобой. Уйди, я прошу тебя.
- Мия, я изменился. Ты же знаешь, что тогда случилось.
- Знаю! Ты обвинил меня в этом! Угрожал! Я ведь была не виновата, он сам!
- Я это понял, Мия! Сколько раз я проклинал себя за свои поступки! Я и сейчас ненавижу себя! Но почему ты тогда ушла? Почему не сказала про дочь?
- Альма моя! Она не твоя дочь!
- Моя! Она сказала, что её отца зовут Мануель.
- Мануель,- начала Мия, но её перебил крик и звук тормозов. Ману и Ми выбежали на улицу и картина, которая оказалась перед их глазами повергла в шок обоих. На одной стороне тротуара лежала Альма вся в крови, на дороге, перед джипом Марисса, тоже вся в крови, рядом Пабло, а Хавьер плакал на траве перед домом Мии и Мариссы.
- Нет!- закричала Мия и подбежала к дочери.- Родная моя! Пожалуйста, очнись!
Мануель сохранил здравый смысл, хотя по его щекам бежали слёзы, а голос дрожал. Агирре вызвал скорую.
- Мануель! Помоги мне поднять её!- кричала, отчаявшаяся, Мия.
Мануель подбежал к Мии, оттянул от Альмы и сказал?
- Сейчас приедет скорая, её нельзя трогать.
- Почему, Мануель? Она моя дочь, ей сейчас плохо. А Марисса! Пабло! Нет!
- Мия, у них могут быть тяжёлые переломы.
- Нет!- закричала Мия.
Мануель прижал её к себе. Ему самому было плохо, но ей хуже. Они подошли к Хавьеру, мальчик был в истерике.
- Малыш, иди сюда, - сказал Ману.
Мальчик подбежал к отцу, залез к нему на руки и громко заплакал. Теперь Мануелю пришлось успокаивать сына и свою любимую.
- Папа, я стоял на дологе, Альма закличала побезала ко мне, откинула, потом тётя длугая заклисяла, плосилась безать, толкнула Альму, но плохая масина успела удалить их и езё дядю Пабло, котолый безал за тётей. А дядя из масыны убезал. Это я виноват!- кричал мальчик.
- Нет, малыш, ты не виноват.
Вскоре приехала скорая. Мариссу, Пабло и Альму увезли в больницу. Критическое состояние было только у Мариссы, остальные отделались шоком и ушибами. Когда Альма очнулась, она рассказала, что случилось.
- Я вышла из дома злая и не заметила, как Хавьер выбежал на дорогу, увидела я только тогда, когда на него ехал джип, я бросилась бежать, успела оттолкнуть его, но сама бы не успела отбежать, но меня толкнула тётя Марисса и Пабло, но машина успела ударить меня.
Когда очнулся Пабло, он первым делом спросил о состояние Мариссы.
- Пабло, у неё сломан позвоночник, повреждён мозг, есть вероятность, что она останется инвалидом,- сказал врач, не подозревая, что это новость могла убить Пабло.
Мари, его Мари, может остаться навсегда в инвалидном кресле.
- Эта не правда!!!!!! Не врите мне!!!! Она у меня сильная, с ней не могло такое случиться!!! Нет!!!!- кричал Пабло. Врачам пришлось вколоть ему успокоительное.
Срочно были вызваны Соня и Франко. Мия с Мариссой часто перезванивались с ними, но никогда не хотели, чтобы они приезжали, даже когда родилась Альма, хотя Соня с Франко рвались. Но сейчас они были нужны.
Пабло и Альма были выписаны через месяц, а Марисса впала в кому. Мия попросила Мануэля не рассказывать Альме, что он её отец, девочка и так многое пережила за такой маленький срок.

Маленькая вставка, мысли Мариссы Андраде.

«Ой, как хорошо, я спала. А почему у меня тело ломит? Как будто я с грузовиком дорогу не поделила. А что это за проводочки торчат из моего тела. А эта трубка в горле мешает. Что же такое случилось? Вспомнила, господи, как там Альма и Пабло? Пабло… мой Пабло… он же теперь не мой, он никогда не был моим ….
Чёрт, я не об этом должна думать!!! Как там они?
Дверь открылась, кто-то зашёл.
Мия…
Не говори так, всё будет хорошо, я поправлюсь, я ведь сильная. Подумаешь, кома! Так мелочи жизни!
Слава Богу, Мия вышла, мне так больно на неё смотреть, бедная моя сестрёнка. Хорошо, что с племянницей и Пабло всё хорошо.
А кто там опять в комнату ломиться?
Пабло? Уйди, пожалуйста, уйди, ты не должен был появляться в моей жизни, никогда! Столько боли мне принесли наши отношения! Я тебе теперь не верю, если бы любил, не предал тогда. Я не забыла, но простила. Я тебя всегда прощала, никогда не делала больно, только ты…
Тебе можно было всё: шляться по барам, когда я ждала тебя в колледже, и как ни в чём не бывало приходить, ничего не объясняя. А мне даже нельзя было общаться с друзьями противоположного пола, ты даже стал ревновать меня к Ману, а он мне, как брат. Сначала я думала, что это любовь, но потом, со временем поняла, что все мужики собственники. Но твоё поведение в последний год сломало мне жизнь, сломало мост, который был между нами, осталась только пропасть…
Что ты сейчас оправдываешься? Дело не изменишь! Может, если бы ты был со мной, если бы только мысль о тебе не заставляла меня плакать, наш ребёнок не родился бы мёртвым. Но тебе не было дела до меня, только секс, секс, секс. Скажи правду, ведь только о нём ты и думал?
Уходи, я не хочу тебя слушать, не хочу ранить своё сердце, даже, если там не осталось места для шрамов. Почему ты всё ещё здесь? Разве ты не понимаешь, как мне тяжело быть с тобой, чувствовать твой запах, тепло твоих рук.
А наш поцелуй у меня дома? Как ты мог? Я только стала оживать, только появилось желание жить дальше, только я стала забывать твои ласки, а ты пришёл снова. Ты снова решил напомнить мне те годы в колледже, Пабло?
Уходи, Пабло, уходи».

Прошёл год. Марисса так и не вышла из комы. Врачи уже не надеялись. За это время многое изменилось. Альма узнала, что Мануель её отец. Она была в шоке, перестала с ним общаться, ведь Альма не умела прощать. Она была уверенна, что Ману бросил их с Мией. Она просто не знала правды, её никто не знал, кроме Мии и Ману. Единственное, что обрадовало Альма, что Хавьер её брат, она так привязалась к этому мальчику. Мануель вымаливал прощение у девочки, но она была непреклонна. Мия тоже порвала все отношения с Мануелем, их ничего не связывала, ну, не считая любви, дочери, общей тайны.
Что касается Пабло, то он просто жил в больнице, забросил работу, его волновала только Мари. Он каждый день заходил к ней разговаривал, врачи уверяли, что это бессмысленно, она его не слышит, но Пабло не верил в это.

Мысли Мариссы Андраде.

«Пабло, опять ты пришёл, я же тебя просила, я больше не могу так, я не хочу быть здесь, я хочу умереть, не могу больше так жить, чувствовать, слышать видеть, но я не могу говорить».

Словно, кто-то услышал её слова. Потух свет, тело стало легким, Марисса куда-то поднималась. Перед ней возникла дверь, Мари вошла туда и попала на поляну, перед ней возник мальчик лет восьми, который ей кого-то напоминал.
- Здравствуй,- сказал мальчик и поклонился Мариссе.
- Привет, а ты кто?
- Твой сын, мама.
Марисса обомлела, её сын, её сын умер, значит, она тоже.
Марисса хотела броситься обнять мальчишку, но тот её остановил:
- Нельзя, мамочка, сейчас нельзя.
- Почему?
- Всё потом, сейчас я хочу тебе кое-что показать. Следуй за мной.
Мари послушалась и пошла за сыном, она до сих пор не могла поверить в происходящее, а то, что мальчик её сын она была уверенна, глаза Пабло, её рыжие волосы.
- Так слушай и не перебивай (характер Мари и Пабло: властный и упёртый). Я тебе расскажу историю.
Как-то в один из спокойных дней на Земле появилась на свет девочка, который с рождения решила его изменить. Даже её первый крик вещал об этом. Её плач был не такой, как у других детей, сколько в нём чувствовалось отваги, непокорности и силы. Её мама была очень счастлива ребёнку.
Прошло несколько лет. Характер рыженького бестия не изменился (А девочка была рыжей), а наоборот всё больше и больше давал о себе знать. Бедная её мама, ей всё тяжелее было с дочерью. Но она любила её больше всех на свете, а маленькое чудовище отвечало ей взаимностью, хотя никогда не показывало этого. Так они прожили 14 лет, пока уже рыженький подросток, не был направлен в школу-интернат. Там и начались беды и несчастья. Маму чуть не каждый день вызывали в школу. Но это было не столь важно.
Важнее было то, что там девочка обрела многое.
Впервые же дни она нагребла себе врагов и друзей. Особенно её врагами стали двое людей: добрая фею и голубоглазый ангел. Девочка не понимала, что эти люди станут для неё самыми близкими и любимыми, а особенно он – голубоглазый ангел. Он будет охранять её, пока у неё не появится свой ангел. Ведь у человека ангел появляется не с рождением, а позже. Ангелы сами должны выбирать себе подопечных, чтобы охранять их с полной отдачи. А эту девочку никто не хотел брать под своё крыло, потому что она всегда любила вляпываться в разные ситуации. А её «злейший враг» согласился охранять её. Он защищал её ото всех, кроме неё и себя. Слишком много боли они принесли друг другу. Она всегда во всех их ссорах винила только его, хотя сама была не меньше виновата. Она вечно подозревала его в чём-то, потому что боялась потерять, боялась, но теряла. Она никогда не давала ему объясниться, а если давала то не верила, хотя в голубых озёрах видела искренность, она боялась простить, а потом снова почувствовать вкус предательства на губах. Она уже достаточно испробовала его привкус. Сколько раз она себе говорила, что не простит, но всё время прощала, всё время, кроме последнего раза, но об этом потом.
Я повторюсь, он защищал её ото всех, кроме неё и себя. Она тоже очень много боли и страданий принесла себе. Девочка никому не позволяла проникнуть себе в душу, она всегда любила действовать в одиночку, ни на кого не опираясь, хотя всегда нуждалась в поддержки. Всегда нуждалась в маме и подругах, храбром рыцаре, доброй феи, хотя считала её глупой, и, конечно же, в голубоглазом ангеле, которого старалась всегда отдалить от себя, но одновременно и не отпустить. Много крови у неё испортилось.
Последний год в школе у рыженького бестия выдался самым тяжелым. Голубоглазый ангел ввёл себя очень странно: обежал её, делал больно, но был рядом. Она не могла это выносить, но не могла уйти от голубоглазого ангела, слишком сильно она его любила. А он не мог не вести себя так. Рыженькая умирала от горя и не понимания, у неё до сих пор не было ангела-хранителя, который мог защитить её. Но однажды голубоглазый ангел вернулся, но потом снова исчез, но оставил частичку себя, которую, к сожалению, у рыженькой забрали…
Она решила улететь далеко на небо, после главных потерей в её жизни – голубоглазого ангела и его частички.
Но в каждом несчастье есть что-то хорошее, теперь у рыженькой появился настоящий ангел-хранитель. Он оберегал её от несчастий, но однажды хотел сделать, как лучше, а получилось, как всегда. Он решил свести её судьбу с голубоглазым ангелом снова. Но попытка не удалась.
В момент опасности, рыженькая попросила своего ангела спасти племянницу и голубоглазого. Ангел-хранитель выполнил её просьбу, но он не смог упасти её от машины. Теперь этой девочке очень плохо, она на грани между смертью и жизнью. Её спасти может только она сама, но она не хочет бороться. Вот в принципе и всё.
Я вижу, что ты хочешь узнать, что же случилось с ним. Хорошо, я объясню тебе, хотя не имею права. Хотя, нет сейчас.
Ангел что-то прошептал и в мгновение появился другой, чуть по старше.

ПРОДА.
Новый ангел кивнул и начал говорить:
- Однажды в злом королевстве при правителе нечестным и властным родился четвертый наследник, голубоглазый ангел. Он сразу отличился от других детей короля, потому что его глаза горел огонь бунтарства. С самого детства ангелочек любил музыку, он с упоением слушал мелодии, напевал что-то. Но злой король запрещал ангелочку заниматься любимым делом, он хотел, что бы его сын занимался политикой. Но ангелочек не хотел. Его тянула к себе только музыка, волшебные звуки, возникающие из-под струн, манили его. Он думал, что никого не полюбит, как он ошибался.
Вскоре он встретил маленького чертёнка, которого поклялся защищать ото всех, ото всех, кроме себя и неё самой. И он не уберёг. Они расстались. Потом вновь сошлись. Так продолжалось долгое время, пока ангелочек не ошибся. Он испугался, испугался почувствовать себя беззащитным. А чертёнок делал его таким перед ней, он стал жестоким, как и его отец, король. Чертёнок не выдержал и сбежал, оставив ангелочка наедине с собой и своей болью и разочарованием. Он проклинал себя, пытался умереть, но его что-то остановило. Его ангел-хранитель, который появился у него с самого рождение, потому что забыл, что голубоглазый ангел встретить рыженького чертёнка и начнутся большие проблемы.
Вернёмся к нашему ангелу, который, после ухода любимого рыжего бестия, стал перебиваться с одной девушки на другую, менять их, как перчатки. Так продолжалось долгое время, пока он не встретил своего старого друга – храброго рыцаря. Они стали работать вместе, боль постепенно утихла, но её глаза преследовали его повсюду. Это всегда оказывалось миражом, пока не случилось на самом деле, пока он не увидел её глаза напротив своих.
Но теперь они могут быть вместе, но это только зависит от чертёнка. Чертёнок не хочет бороться за свою жизнь, но голубоглазый ангел не сдаётся, ждёт.
Сказка ещё не закончена, у неё могут быть два конца, хороший и плохой.
Мари стояла, даже странно, что она ещё стояла, от таких сказочек запросто можно умереть. Ей же рассказали сказку о ней и Пабло, причём два раза, но от разных людей, вернее ангелов. Мари никогда не задумывалась, что она тоже виновата в ссорах.
- Мама, не молчи, скажи что-нибудь. Ты всё поняла?
- Д… да, вроде.
- Так, значит, нет. Объясняю, нам нельзя называть имена. У каждого подопечного здесь есть свой ник. Ты ведь поняла, кто где?
Марисса кивнула.
- Молодец, теперь ты можешь задавать вопросы.
- А почему тебе около восьми, ведь тебе должно быть уже пятнадцать?- наверно, это самый глупый вопрос, который задавали ангелам, ну, что уж поделаешь.
- Тут ты можешь выбирать возраст сам, мне почему-то показалось, что восемь в самый раз.
- А почему ты выбрал меня, ведь со мной всегда много проблем?- опять глупый вопрос, хотя лучше, чем первый.
- Потому что ты моя мама, раз тебе не было позволено заботиться обо мне, так лучше, я это сделаю.
- Почему я здесь?- самый хороший вопрос.
- Потому что ты сама попросила забрать тебя, но это ещё пока не решено, сейчас я тебе кое-что покажу, и ты должна решить остаёшься ли ты здесь. Смотри.
Ангел-хранитель раздвинул облака, и Марисса увидела:
Взрослый мужчина ходит по улицам с опущенной головой, как видно у него материальное положение не низкое, но ему нет счастья. Глаза грустные с тех пор, как он потерял самое главное в жизни – любовь. Он сам всё испортил, сам заставил любовь уйти, но он не хотел этого.
Теперь он учёный-химик, живет один в Макале (Испания), иногда в его жизни появляются девушки, но, как и появляются, так и исчезают.
Картинка померкла и возникла новая. Лицо, которое появилось на экране, было знакомо Мариссе. Это была её лучшая подруга.
- Вот, его любовь, которую он потерял. Им кто-то должен помочь найти друг друга, для их счастья и счастья их ребёнка,- сказал чей-то голос.
Облака закрылись, и Мариссин ангел-хранитель сказал:
- Я же знаю, что ты, мамочка, у меня умная. Если это так, то ты, наверное, догадалась, кто этим кто-то должен стать. Ты же понимаешь о чём я?
Марисса улыбнулась и кивнула. Как же её сын похож на Пабло и неё саму. Такой же упрямый, властный, нежный, ранимый, с голубыми, как озёра глазами, рыжими непослушными волосами.
- И последняя история, мама.
Снова раздвинулись облака, и появилась картинка. Этих людей Марисса узнала.
Они ехали по дороге. Парень ввёл машину, а девушка к нему приставала.
- Дорогой, любимый, ну дай мне повести машину.
- Малышка, ты же не умеешь.
- Ну, и что? Тут же никого нет.
- Родная моя, сейчас темно, давай завтра.
- Ну, - девушка сделала жалостливое лицо.
Парень сдался, ведь нельзя отказать любимой девушке.
Девушка села за руль. Они проехали несколько метров, когда на дороге появился человек. Он прекрасно видел машину, но с дороги уходить не собирался. Девушка не успела затормозить и сбила человека. Пара перепугалась, и отвезла пострадавшего в больницу. Там его осмотрели и сказали, что всё в норме, он не сильно пострадал.
Когда мужчина пришёл в себя, оказалось, что он хотел покончить жизнь самоубийством, но у него не получилось.
Даже это не вернуло жизнь пары в прежнее русло, девушка была уверенна в том, что является убийцей. Она сникла, но её парень не помогал ей, а наоборот больше топил. Он уже чувствовал смерть близко: смерть близкого человека, а также свою смерть. Последний случай был большой удар по его психике, он сорвался.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 10.05.2008, 17:05 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Так продолжалось долгое время, пока девушка не ушла из его жизни, забрав с собой дочь. Только тогда он осознал свою ошибку, но вернуть ничего назад было нельзя. С горя он женился и у него родился сын. И по судьбе должно было случиться так, чтобы он встретил свою любовь снова.
- Сейчас они в ссоре, и кто-то должен помочь им помириться,- снова этот голос.
- Мамочка, ты ведь опять всё поняла?- улыбнулся ангел.
- Ты ведь сам сказал, что я у тебя умная.
- Что ты решила, мама? Пора давать ответ.
- Если я соглашусь, то больше никогда тебя не увижу?
- Если ты захочешь, то я могу приходить к тебе во сне.
- А раньше ты не мог приходить ко мне, сынок?
- Я приходил, но ты стала бояться, и мне запретили. Так ты согласна?
- Конечно, да.
- Тогда ты сейчас же отправишься назад. И ещё, ты никому не должна рассказывать, что здесь было. Ты ведь не расскажешь?
- Нет, не расскажу, а можно ещё кое-что?
- Что ты хочешь, мамочка?
- Обнять тебя.
- Это запрещено, можно только тем, кто живёт здесь. Если ты обнимешь меня, то останешься здесь навсегда.
- Пожалуйста, я очень хочу этого.
- Хорошо, нам разрешили.
Марисса подошла к своему сыну, нагнулась и обняла своё рыжее солнышко с голубыми глазами. Она готова была простоять так вечность, но тело снова стало тяжёлым. Мари поняла, что она вернулась на землю. Стало больно, потому что она снова потеряла сына.
«Мы ещё встретимся с тобой, мой ангел-хранитель, мой сынок».

Тем временем Пабло снова проводил время у кровати Мариссы, он рассказывал ей, как провёл день, рассказывал о своих чувствах, а так же просил прощение за свои поступки, но никогда не называл причину его действий.
Он смотрел на неё, столько боли было в его глазах, он уже почти потерял надежду на её спасение, кода Мари открыла глаза. Пабло подскочил со стула:
- Мари! Моя девочка! Я всегда верил в тебя!- кричал Пабло, но заткнулся, когда увидел слёзы, бежавшие по щекам любимой и единственной девочки,- Что случилось, родная? Тебе плохо? Позвать врача?
- Нет,- еле-еле прошептала Мари.
- Что нет?- Пабло совсем забыл позвать медсестру, а так же то, что Мариссе нельзя разговаривать.
- Пабло,- прошептала Мари,- прости…
- Тебе не за что извинятся, это ты прости меня, Мари,- нашли время выяснять отношения.- Надо позвать врача,- дошло.
Пришёл лечащий врач Мариссы, его очень обрадовало выздоровление девушки, хотя доктор и не верил в него, на что Пабло ответил, что не полюбил бы слабую девушку. В этот день к Мариссе не пустили, а желающих было много – Пабло, Соня, Франко, Мия, Альма, Лухан, Мануель (чей приход не обрадовал Мию и Альму), даже Хавьер пришёл.
На следующий день можно было пройти к Мариссе только двум людям, и общем решением было принято, что это будет не Паблито, он и так там засиделся. Первой вошла Соня. Ну, их диалог можно не пересказывать, он был примерно таким:
- Мариссита! Доченька!
- Мама, я тоже рада тебя видеть.
- Солнышко моё! Тебе лучше?
- Да, мам, всё хорошо.
- Моя бедная девочка!
- За что мне это?
- Мариссита!
- Выведите её отсюда!
- Родная моя доченька!!!
- Мам, всё хорошо, приходи завтра, ну или через недельку.
Следом за Соней зашла Мия.
- Привет, сестрёнка.
- Привет, Ми. Давай рассказывай.
- У меня всё хорошо, у Альмы тоже.
- Ми, милая, можешь лапшу китайскому императору на уши вешать, а не мне.
- Я правду говорю.
- Так, давай мне про Мануеля Агирре.
- А что про него? Он мне никто.
- Ну а как же! Единственное, что вас объединяет это - дочь, любовь и общая тайна.
- Какая тайна?- испугалась Мия.
- Так значит, про любовь это точно. А про вашу тайну я всё знаю. Не спрашивай откуда, я всё знаю. Пойми, Ми, ему тоже тогда тяжело пришлось, он недавно потерял отца, можно сказать на своих глазах, потом пронёсся ураганом возле своей смерти, а потом и это. Прости его. Ведь ты его простила, причём уже давно. Я права?
Мия только слабо кивнула, говорить она не могла, потому что захлёбывалась в слезах.
- Мия, сестрёнка, у вас всё будет хорошо. Вы будете счастливы: ты, Ману и Альма.
- Альма его не простит.
- Простит, или я не Марисса Андраде де Бустаманте!
- Бустаманте?
- Что Бустаманте?
- Ты только что сказала, что Альма простит или ты не Марисса Андраде де Бустаманте!
- Тебе показалось, я такого не говорила.
- Ага, ага, показалось,- Мия слабо улыбнулась.
На следующий день к Мариссе можно было пройти тоже только двум людям, и общий совет решил, что это будет не Пабло (бедный Паблито, не пускают к любимой), а так же это будут не Соня и Мия.
Зашёл Мануель.
- Ну, здравствуй, друг. Давно не виделись.
- Привет, Мари.
- Ты же знаешь, что мне с тобой поговорить надо. Догадываешься о чём?
- Если честно, Марисса, то нет.
- О Мии, дорогой мой, и о вашей дочери и общей тайне.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю, Ману, знаю. Так же я знаю, что ты всё понял и хочешь быть с Мией. Она тебя простила.
- Она да, но Альма нет.
- Девочка простит или я не Марисса Андраде де Бустаманте!
- Бустаманте?
- Что Бустаманте?
- Ты только что сказала, что моя дочь простит меня или ты не Марисса Андраде де Бустаманте!
- Вы что с Мией с ума сошли! Она мне тоже такой заявила! Тебе показалось, я такого не говорила.
- Ага, показалось,- «согласился» Ману.
Следом за Ману зашла недовольная Альма.
- Привет, родная. Что с тобой случилось, племяшка?
- Да тут вся комната этим жуком Агирре провоняла.
- Альма, он ведь твой отец.
- У меня нет отца.
- А Мануель кто?
- Так, мумия, восставшая из мёртвых.
- Альма, у меня тоже была похожая ситуация, только в два раза хуже. Но я простила и Соню и Мартина. Тебе тоже нужно простить.
- Я на маму и не обижалась.
- Ты меня прекрасно поняла!
В общем, когда Марисса вышла из больницы, семья Колуччи – Агирре воссоединилась. Мануель перевёз любимых девушек к себе. Теперь была дружная семья: Мануель Агирре, Альма Колуччи Агирре, Хавьер Агирре, Мия Колуччи де Агирре. Вою миссию Мари выполнила, но про вторую пару она не забыла. Марисса решила набраться сил, потому что второе воссоединение было сложнее.
Марисса Андраде де Бустаманте (успела уже, вернее её заставили. Пабло приехал к Мариссе, завязал ей глаза и повёз куда-то, сказав, что это сюрприз. Мари согласилась. Когда её дорогой Паблито развязал ей глаза, оказалось, что они в загсе. Ну и что оставалось делать Мари?) Марисса Андраде де Бустаманте сидела в кухне с чашечкой кофе и смотрела телефонный справочник города Макале, когда забежала разгневанная племянница, а за ней, как хвостик Сесар.
- Я больше так не могу! Что так сложно запомнить?
- Что случилось, Альма!
- Ничего!- крикнула Альма и хлопнула дверью в ванную.
- Привет, Сесар. Что там у неё случилось?
- Да, блин, её достали в школе, особенно Гитлер, директор.
- Я поняла,- сказала Марисса.
- Он никак не может запомнить, что Альма теперь не Колуччи, а Агирре. И вечно её Колуччи называет, а Альма бесится.
- Знакомая ситуация,- улыбнулась Мари.
- А ещё он говорит, типа, вторая Спиритто. Вечно его поправляла. А вы знаете кто она такая?
- А тебе интересно?
- Очень, говорят, она такие штуки в школе вытворяла, вернее они: Колуччи, Агирре, Бустаманте и Спиритто. Ну, кто такие Колуччи, Агирре, Бустаманте, мы выяснили, а про Спиритто ничего. А ещё говорят, что у них своя группа была, и вообще их курс был самым мятежным.
- Ну, что, правда, то, правда.
- Ну, так вы знаете, кто такая Спиритто?
- А ты у папы спрашивал?
- Нет.
- Так спроси, он знает.
- Сесар, ты опять языком чешешь, запарил уже всех,- послышался голос Альмы из ванны.
- Марисса, подскажите, как с ней быть? Одно мучение.
- Спроси у Пабло, он тебе скажет.
- А он откуда знает, у него не было девушки-мятежницы.
- Как не было?! А я?
- Но, вы же не его девушка, вы его жена, это другое.
- Ладно, даже, если ты считаешь, что жена это другое, Пабло знает у тебя ответ на этот вопрос. Он со Спиритто встречался.
- Правда? Вот прикольно, группа, состоящая из пар, ведь, как я понял, Колуччи с Агирре тоже встречались.
Альма вышла из ванны и, сказав Мариссе спасибо за приют, утащила Сесара из дома Бустаманте.
Марисса улыбнулась и продолжила изучать справочник. Снова её отвлёкли.
- Привет, любимая. Чем занимаешься?
- Да, так работаю.
- Марисса, мы говорили об этом. Я не хочу, чтобы ты работала.
- Почему? Я хочу работать!
- В деньгах ты не будешь нуждаться, зачем тебе работать?
- Я хочу работать для удовольствия!
- Мия же не работает!
- Не забывай, Бустаманте, я не Мия!
Марисса всегда называла мужа Бустаманте, когда дулась. Пабло прочувствовал это и подошел к жене. Марисса отвернулась. Пабло склонился над ней, она чувствовала его дыхание на своей щеке и таяла, но сдаться так быстро не могла.
- Малыш, ты что обиделась?
- Нет, просто так с тобой не разговариваю.
- Ну, любовь моя, прости дурака мужа,- все эти слова Пабло говорил жене шёпотом на ухо, чем вызывал дрожь по всему телу у Мари.
- Только, при одном условии, нет двух.
- Каких?
Марисса развернулась к нему лицом, их губы оказались в нескольких сантиметрах друг от друга.
- Первое, ты разрешишь мне работать.
- Так, а второе?
- Если ты поцелуешь меня.
- Ну, насчёт первого я подумаю, а второе выполню с радостью,- и чтобы не дать жене времени на возмущение, Пабло поцеловал её.
Утром Марисса проснулась в объятиях Пабло. Осторожно она встала с кровати, чтобы не разбудить любимого Паблито, вышла из комнаты. Она до сих пор не могла привыкнуть к этому и всегда, когда чувствовала его руки на своём теле, боялась, что это в последний раз, поэтому отдавалась желанию без остатка.
Вчера Марисса всё же нашла адрес и телефон нужного ей человека в Макале, сегодня она решила ему позвонить.
- Алло, здравствуйте, а могу я услышать Маркоса Агилара?
- А кто его спрашивает?
- Старая знакомая.
- Минуточку.
- Алло,- послышался мужской голос на другом конце провода,- кто говорит?
- Привет, Маркитос! Это я Марисса Андраде!
- Марисса? Привет! Как жизнь?
- Всё хорошо. А ты? Впрочем, сейчас это не важно. У меня для тебя предложение.
- Какое?
- Я помогу тебе, помирится с Лухан.
- Как?!
- Приезжай завтра в Буэнос-Айрес, приходи по адресу, а встречу с Лухан я тебе устрою.
- А что я тебе за это должен?
- Сделать Лухи счастливой. Согласен?
- Конечно, согласен, Мари!
- Значит, до завтра. Пока, Маркос!
- Пока, Мари! Я тебя люблю!
Со второго этажа спустился разгневанный Паблито.
- Дорогой, с тобой что-то случилось? Что ты такой злой?
- А ты не догадываешься, Марисса?
- Марисса? Ни Мари? Почему так официально? Ты ведь знаешь, что мне нравится, когда дорогие и любимые люди называют меня Мари.
- Вот именно ЛЮБИМЫЕ!
- Ты меня разлюбил?
- Это ты меня разлюбила, раз какие-то там уроды называют тебя Мари и в любви клянутся!
- Это ты о чем?
- А сейчас ты скажешь, что ни с одним из них разговаривала!- бедного Пабло душила ревность, он поднял трубку, а какой-то мужик говорит его жене, что любит.
- Да ты подслушивал, Бустаманте!
- Значит это, правда? Ты мне изменяешь?
- Не переводи тему, Пабло! Ты подслушивал?
- Если да, то что? То, что я услышал, мне хватило на всю жизнь!
- Значит, ты мне не доверяешь! А я тебя обломаю! Я тебе никогда не изменяла, потому что люблю, а вот на счет тебя можно было бы и усомнится!- кричала Марисса.
- И кто этот ублюдок, с которым ты разговаривала?
- Маркос.
- Какой ещё такой Маркос?
- Одноклассник наш!
- Что ему от тебя нужно было?
- Это я ему позвонила!
- Зачем он тебе понадобился, Марисса?
- Надо!
- Зачем?
- Надо, я же говорю!
- Зачем?- настаивал Пабло.
- Чтобы помирить их с Лухан! Доволен?
- Теперь да, Мари.
- Я уже снова Мари! Как у тебя быстро мнение меняется, Бустаманте! Ты истинный сын своего отца!
- Только вот не надо начинать, Мари!
- А то что?
- Всё, Марисса!- крикнул Пабло и, подойдя к Мариссе, поцеловал жену.
Марисса пыталась отбиваться, но, хотя она и сильная, Пабло всё-таки сильнее. Пабло целовал её до тех пор, пока полностью не удостоверился, что она успокоилась. Когда он оторвался от её сладких губ, Марисса сказала:
- Я ненавижу тебя, Бустаманте!
- Да?- Пабло поднял правую бровь.- Почему же ты с такой любовью отвечаешь на мои поцелуи?
- Потому что одновременно люблю тебя.
Марисса позвала Лухан к себе домой, чтобы она помогла ей в кое-чём.
Лухан зашла в дом к Бустаманте, но там никого не оказалось.
- Мари, ты где?
- Её здесь нет, только мы, ты и я, Лухан.
- Маркос? Что ты здесь делаешь?
- Я пришёл попросить у тебя прощения.
- Я давно тебя простила.
- Значит, мы можем быть вместе?
- Нет.
- Почему?
- Нет,- сказала Лухан, еле сдерживая слёзы.
- А так?- спросил Маркос и поцеловал Лухан.
- А так можем.
Марисса с Пабло наблюдали за этой сценой в окно, они, конечно, понимали, что это не красиво, но любопытство взяло вверх.
- А ещё,- сказала Лухан,- у тебя есть сын.
Маркос молчал, нормальный человек упал бы на месте, а Маркос не очень нормальный, вот он и молчал.
- А что он молчит, Мари?
- Пабло, любимый, у него шок.
- Понятно.
Ночью Мариссе приснился сон. Прилетел её ангел-хранитель.
- Мама, я знал, что ты у меня молодец, ты всё правильно сделала. Я люблю тебя. Ладно, мне пора, у нас собрание.
На следующий день Пабло и Марисса сидели на диване.
- Мари, слушай, а ты случайно не скрываешь от меня дочь или сына?- шутливо спросил Пабло, не зная, что проехался по самому больному месту Мариссы.
- Есть сын,- сказала Мари и опустила глаза, чтобы не показать мужу слезы. Она ничего не говорила ему о сыне, слишком много боли причиняет Мари мысль о ребёнке. Она откладывала разговор об этом с Пабло, но время настало.
- Что? Почему ты мне не сказала? Как ты могла? Где он?
- Поехали,- тихо сказала Марисса.
Они ехали молча, Марисса молчала от боли, Пабло от обиды и гнева, он же не знал…
Они подъехали к кладбищу.
- Мари…- начал Пабло.
- Тихо,- сказала она.
Марисса подвела его к маленькой могилке и показала надпись: «Антонио Андраде Бустаманте 12.07.2005-12.07.2005».
Пабло всё понял, прижал к себе Мари и тихо сказал:
- У нас с тобой будет ещё много Андраде Бустамантиков. Я люблю тебя.
Две фигуры в обнимку стоят перед крохотной могилой, а не послушный ветер играет с их волосами.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Falsas Esperanzes (М/П и М/М от Дашуси)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz