Четверг, 02.04.2020, 00:36
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяЧетверо у экрана, не считая чертей - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Четверо у экрана, не считая чертей
Четверо у экрана, не считая чертей
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 19:05 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Автор: Миита
Статус: окончено
Размер: макси
Бета: как всегда - нет
Пайринг: Мия-Мануэль-Марисса-Пабло/Сабрина (нет, это не групповуха, вы сами всё поймёте:)
Жанр: не люблю я всех этих новомодных иностранных слов... Скажу по русски: комедийный ужастик-породия
Рейтинг: читайте все, если интересно
Дисклеймер: Патрисия Мальдонадо и бла-бла-бла, да ещё плюс создатели фильма "Звонок". Ну и, конечно же, я, любимая
Саммари: да, что сказать - посмотрели Пабло и Ману порнуху... Ну и поделом им. Теперь Мари будет последовательницей общества почитателей Кармен, Мия станет розовой с ног до головы, а Мануэль познакомится с куриноголовыми русалками. Не говоря уже о Пабло, который мило побеседует с зелёными обезьянами...
Примечания: этот фик будет немного проще понять тем, кто смотрел "Звонок", так как данный фик - пародия на этот фильм
От автора: всё в этом фике, начиная общей идеей и заканчивая эпиграфами к главам придумала исключительно я
Размещение: кто читал другие мои творения, знают, что размещать можно где угодно, хоть на личном сайте Путина, только не подписывайтесь своим именем. И ещё: АВТОРСКИЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ!
Предупреждения: когда будете ржать, не свалитесь со стула, а то больно ударитесь головой об пол:)



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 19:06 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 1.
"Порно, порно - весело, задорно!
Ты друзей всех позови,
С ними порно посмотри,
С ними порно посмотри,
И все девушки твои!
О-па, о-па, вот такая ж**а,
О-па, порно - весело, задорно!
Проведёшь денёк отлично.
Всё узнаешь о любви.
Всё расскажут о любви,
Только неприлично!
О-па, о-па, посмотри порнуху!
О-па, слухай, слухай в оба уха!
("Порно-частушка", автор Миита)

- Мия, что будем делать на выходных? - спросила Марисса, лениво потягивая сок из трубочки.
- Не знаю... Может, погуляем с нашими парнями?
- Не охота... Мы каждые выходные гуляем с ними, уже надоело!
- Мне не надоело, - мечтательно протянула Мия, - Ты же знаешь, как я люблю Мануэля!
- Знаю, знаю, только не разводи мне тут розовые сопли!
- Фи!
- А ты не нарывайся!
- А что я такого сказала? Просто сообщила, что очень люблю Ману...
- А мне это по барабану!.. Тьфу, из-за тебя уже в рифму заговорила!
В таком же духе девицы переругивались минут десять. Они были сёстрами, с тех пор, как Франко и Соня поженились. За короткий срок, прошедший со времени свадьбы Колуччи и Рей, они стали настоящими подругами. А их бесконечные скандалы... Пережитки прошлого, так сказать. Еще интересный момент: девушки наконец-то помирились со своими любимыми, представленными в лице Агирре и Бустаманте. Теперь все живут счастливо и без проблем. ПОКА без проблем... Наконец, Марисса и Мия закончили ругаться и продолжили разговор:
- Так чем займёмся?
- А давай спросим у Пабло и Мануэля!
- Впервые в жизни в твою пустую голову залетела мысль, и та идиотская! - Андраде как всегда в своём духе.
- А что? - обиделась Колуччи и тут же съязвила, - В мою хоть какая-то залетела, а твою вообще последний час никакие не посещают! Или не ты спрашиваешь меня уже в двадцатый раз: "Чем займёмся на выходных?"
- Не остри, - буркнула рыжая.
- Вообщем, ладно, - хлопнула Мия ладонью по столу, - Ты как хочешь, а я пойду спрошу у Мануэля, что мы с ним будем делать в субботу и воскресенье, - и девушка встала и решительно направилась к выходу из столовой.
- Подожди, Барби, я с тобой! - крикнула Мари и побежала догонять сестру.
Два блондина, крашенный и натуральный, обнаружились в комнате отдыха, оживлённо обсуждающие каких-то "классных девчонок, ну просто обалденных, с ногами от ушей и..."
- Вы это про кого? - грозно спросила Мия. Ману и Пабло испуганно икнули. Потом Мануэль тихо спросил у друга:
- Как будем выкручиваться?
- Как вкрутились, так и выкрутимся, - был ответ.
- Ребята, вот у меня сейчас в голове две мысли, - изрекла Мия.
- Вау! Регистрируем рекорд: в голове плохо изученного вида позвоночных Миюс Колуччус отмечено нахождение сразу двух мыслей одновременно! - зааплодировала Мари.
- Заткнись! Как вы объясните нам фразочку "эти девчонки просто классные, ну обалденных, с ногами от ушей?" - блондинка была полна решимости.
- И где вы вообще нашли таких мутантов? С ногами от ушей? И как вы на них купились? Если у этих девиц ноги от ушей, то где же у них, простите, грудь, попа и прочие достоинства? - поддержала сестру Андраде.
- Вот именно. И вторая моя мысль: каким бы образом мне тебя убить, Ману? - Мия со злорадством посмотрела на будущий труп, - Утопить, повесить, зарезать... Нет! Я не буду тебя убивать. Просто кастрирую.
- Блин, Пабло, спасай! Я ещё молодой, мне эта часть тела дороже головы, - умоляюще прошептал Мануэль.
- Это заметно... Щас всё будет в шоколаде, - ободряюще сказал Бустаманте и обратился к девицам, - Девочки, неужели вы не поняли, что мы это про вас? - лучезарно улыбаясь, спросил Паблито.
- Что про нас? - не врубилась Колуччи.
- Мы про вас говорили! Что это вы такие классные и с ногами от ушей!
- Да? - недоверчиво спросила Марисса.
- Ага!
- Угу! - радостно подтвердили ребята.
- Дорогой, так ты правда думаешь, что у меня ноги от ушей? - счастливо спросила Мия, забыв про идею кастрирования.
- Эээээээ, да... - заблеял Ману и тут же был задушен. Колуччи всё-таки нашла способ убить своего ненаглядного. Только убийство это было не на почве ревности, а на почве любви, - Отпусти, - прохрипел несчастный мексиканец. Но разве мы не знаем Мию Колуччи? Естественно, она его не отпустит. В конце концов, Агирре упал в обморок от нехватки кислорода. Не обратив на это внимания, Мия плюхнулась на пуфик, положила бездыханного Маноло к себе на колени и сказала:
- Ребята, чем займёмся на выходных?
- Да, чем? - спросила Мари, усаживаясь на колени Бустамантику. Мари не дура и поняла, что парни говорили не про них, но виду подавать не стала, твёрдо решив про себя отыскать девушек с ногами, отходящими прямо от органов слуха и оттаскать их за непосредственно эти органы слуха, в просторечье уши.
- Даже не знаю, - протянул Паблито.
- А у меня есть идейка, - послышалось с коленок Мииты. Это от ласк куколки пришёл в себя Манусик.
- Какая, дорогой? - смачный поцелуй.
- Сколько нам лет? - спросил Ману. Все посмотрели на него с... кхм... недоумением. Уж не возвращается ли к нему амнезия после той потери памяти?.. - Да не смотрите на меня так, я просто спрашиваю.
- Мне 17, - ответила Ми.
- Аналогично, - Марисса.
- 18, - Паблик.
- А мне вообще 19, - сказал эмигрант, - А что делают в таком возрасте?
- Целуются! - радостная реплика от Колуччи. Мануэль с жалостью посмотрел на любимую, - Ну... занимаются любовью, - неуверенно предположила Ми, поймав взгляд Ману.
- Правильно. А ещё? - спросил он.
- Пьют пиво! - со счастливой улыбкой заявил Пабло.
- Да. А что ещё делают?
- Избивают тупых мексиканцев, - раздражённо ответила Марисса, - Говори!
Мануэль обвёл всех торжественным взглядом и выдал:
- Смотрят порно!
Минута молчания.
- Я знала, что такая мысль может прийти только в твою извращённую голову!! - заорала Мия, спихивая с коленок своего парня, - Значит, мало тебе на меня смотреть, на других захотел пялится?!!
- Что ты, дорогая, - испуганно забормотал Ману, сообразив, что угроза кастрирование снова замаячила на горизонте, - Просто... Нам же нужно... набираться... эээээ... опыта!
- Опыта?! Опыта?!! - лицо Мииты стало наливаться краснотой, - Ах опыта тебе, значит?!! Для каких-нибудь "девчонок, с ногами от ушей" тебе нужен опыт, да?!!!!
Мануэль отполз в дальний угол комнаты и затрясся. Потом он состроил огромные, полные наивности глаза и уставился на Пабло, явно моля о помощи. Бустаманте поморщился, и с выражением на лице а-ля "ну, блин, у тебя голова и задница местами поменялись", сказал Мие:
- Да ладно тебе, Ми, ты что? Мануэль же пошутил. Ведь ты пошутил, Мануэль? - Паблито кинул грозный взгляд на друга, а потом незаметно ему подмигнул.
- Д... да... п... пш... пш... пш...
- Хватит пар пускать! - прорычала Миита.
- Пш... шутил.
- Ну вот! - весело сказал мэрский сынок.
Колуччи недоверчиво поглядела на возлюбленного, но потом всё же решила помиловать его.
- Иди сюда, ацтек поганый, - буркнула она. Ману на четвереньках подполз к своей нимфе и уселся рядом с ней, дав себе слово молчать до конца разговора во избежание телесных повреждений.
- Мы так и не решили, что будем делать, - напомнила Марисса.
- Давайте посмотрим не порнуху, а простой фильм! - предложил Бустик.
- Да ну...
- Скучно...
- Стрёмно...
- Тогда предлагайте другие варианты!
Тишина.
- Да, вариантов вы предложили на редкость много, - ухмыльнулся блондинчик, - Прямо не знаю, какой выбрать.
- Не смешно! - рявкнула Андраде.
- Ладно, ладно. Вообщем, вы как хотите, а я возьму фильм и посмотрю его...
- Где же, интересно? Насколько мне известно, твой папочка уехал. А поскольку вы с ним в ссоре, он не разрешил служанке пускать тебя ни в дом, ни в твою квартиру.
- Ну...
- Ладно уж, генератор идей, - поморщилась рыжая, - Так и быть, поглядим какой-нибудь фильмец у нас дома.
- Я знал, что ты согласишься, - широко улыбнулся Пабло, за что тут же получил подзатыльник. Потерев ушибленное место, он обратился к Барбите и ацтеку, - Мия, Ману, вы согласны посмотре...
Закончить ему было не дано. Точнее, он мог бы закончить, но его бы никто не услышал, кроме Мариссы, так как Агирре и Колуччи уже вовсю катались по полу и целовались.
- Что ж, примем это за знак согласия, - вздохнула Мариссёнок и потянула своего парня к выходу...
***
- Блин, Пабло, ну зачем ты это сделал?!! - орал Мануэль.
- Если бы я этого не сделал, то Мия бы тебя кастрировала!!
- Ну и что!
- Ах, вот ты какой!! - и так уже час. Был вечер, почти ночь, и ребята сидели в укромном месте под лестницей и ругались.
- Нельзя было придумать другую отговорку?! Типа: "Да нет, никакие длинноногие девицы не заменят вас, любимые. Мы хотим посмотреть эротический фильм, чтобы потом доставить вам удовольствие..." Я так хотел порнуху посмотреть!..
- Вот и сказал бы всё это! Вечно я тебя выручаю, а ты потом недоволен! - огрызнулся Пабло, - Говорил ведь тебе, не надо в колледже обсуждать Паолу и Верджинию! А если и обсуждать, то на нашем тайном языке! А ты... Если бы ты это не ляпнул, может Мари с Ми и согласились бы на просмотр твоей гадости. В крайнем случае, мог мне эту фразу, "классные девчонки, с ногами от ушей", на нашем тайном языке сказать.
- Ну да! Знаешь, как на тайном языке выглядела бы эта фраза? "Хер не хрен - фи, жо па синяя пернуль"! Если бы Марисса и Мия услышали это, то отправили бы нас в ближайшую психушку.
- То есть в кабинет Дуноффа, - мрачно пошутил Бустаманте и сказал, - Знаешь, пора бы нам меня тайный язык.
- Да, но об этом потом... Блин, я не хочу все выходные смотреть какие-нибудь дурацкие комедии!
- Я тоже... Знаю!!!!!! - вдруг заорал Паблусич, - Знаю, как нам избавить от девчонок на субботу и воскресенье и заодно посмотреть эротику!
- Порно, - поправил Мануэль.
- Без разницы. Слушай: в пятницу, то есть завтра, пойдём с сестричками-Колуччи как ни в чём не бывало выбирать сопливую мелодраму или что-нибудь в этом роде. А потом, в последний момент, в субботу утром, скажем, что Блас в наказание заставил нас все выходные заниматься регби!
- Гениально, - уныло произнёс мексиканец, - Естественно, эти ненормальные притащатся сюда и начнут убивать ни в чём на этот раз не повинного Эрредию.
- Так мы подговорим его!
- Ну да! С таким же успехом мы можем подговорить Кармен поставить нам пять по литературе.
- Хм, действительно... Стоп! Есть же испытанный метод по укрощению строптивых старост!
- Ну?
- Элементарно, Ватсон! - щёлкнул пальцами Паблито, - Шантаж!
- И чем же мы будем его шантажировать?
- Ну... Найдём. Спросим у кого-то.
- Да уж, твой план, конечно, не надёжный, но другого нет. Ладно, пошли спать, а то Блас нас сейчас засечёт и тогда уж он нас будет шантажировать, а не мы его!
Глава 2.
"Если у вас нету Бласа, значит у вас, значит у вас... Некому чистить унитазы!"
Если у вас нету Бласа,
Некому будет орать,
Некому будет указы
Вам раздавать, вам раздавать, вам раздавать.

Бласунчик гремит басами,
Бласунчик не даст вам жить.
Думайте сами, решайте сами
Убить или не убить.

Если у вас нету Бласа,
Некому будет кричать,
Блас, вам, зараза, не скажет:
"Вынужден вас, вынужден вас, вынужден вас наказать".

Бласунчик гремит басами,
Бласунчик не даст вам жить.
Думайте сами, решайте сами
Убить или не убить.

Может, не в рифму пишу я,
Может, плохой я поэт,
Но я бы Бласа пришила,
Вот мой совет, вот мой совет, вот вам совет.

Бласунчик гремит басами,
Бласунчик не даст вам жить.
Думайте сами, решайте сами
Убить или не убить.
("Песенка о Бласе", автор Миита)

*Если бы у людей не было Бласа, его следовало бы выдумать

Утро пятницы. На уроки пришли только Лаура и Маркос. Все остальные, включая учителей, решили прогулять учёбу в этот день. Все разбежались по своим делам. Все, кроме... догадайтесь кого? Правильно, Бласика, бессменного узурпатора этого колледжа. Нет, он бы сегодня тоже с удовольствием смылся, но вчера у него с Дуноффом состоялся вот какой разговор...

- Эрредия?
- Да, сеньор Дунофф.
- У нас проблема.
- Какая?
- Ты свободен в пятницу?
- Ну... в общем-то...
- Значит, свободен. Слушай: на втором этаже гадкие четверокурсники чем-то засорили туалет. Наш сантехник заболел, а послезавтра, как назло, приезжает комиссия с проверкой.
- Вы на что намекаете? - прозаикался староста, почуяв неладное.
- Я не намекаю, а говорю прямым текстом: сортир придётся чистить тебе.
- Что?!!!
- Возражения не принимаются! - гавкнул Марсель, - Настоящий воин должен уметь всё! В том числе и чистить засорившиеся унитазы. Завтра приступай к выполнению задания. И не смей перепоручать его ученикам!

Бедный Эрредия крался по стеночке в сторону "писательных комнат". Знаете, почему крался? Ха, колледж "Элитный путь" - это логово подлых предателей и мерзких шантажистов. Если кто-нибудь, даже самый завалящийся первокурсник, увидит ЕГО, старосту, чистящего СОРТИРЫ, то... Ой, лучше даже не думать об этом. Да, милый мой Бласик, ты забыл, что помимо предателей и шантажистов, в этой школе ещё обитают и шпионы...
"Куда это он так крадётся?", - удивлённо думал Рокко, рассматривая надзирателя, попутно не забывая снимать его на камеру.
Тем временем Блас, озираясь, скрылся в туалете.
"Хм, он что опустился до такой низости, что писает в ученическом туалете?", - Фуэтнос-Эчагуа посчитал, что кадры с писающим старостой дорогого стоят и решил "немножко подглядеть". Он и не знал, что его ждёт ещё более чудесная картина...
- Фух, до тубзика добрался незамеченным, - произнёс Эрредия, - Теперь нужно выполнить задание.
Челюсть Рокко медленно отвалилась. Задание в сортире?!!
- Так, Бласусочек, вспоминай, как ты чистил раковины, когда жил в деревне у бабушки, - бормотал мужик, доставая откуда-то ёршик. Рокко поперхнулся. Бласусочек. Полный прицеп. Просто финиш. Бласусочек... Даже Марисса со своим "Эрределюсисюсичкой" не переплюнула это.
В это время Блас корчился над "дыркой для какашек", в просторечии толчком, не зная, с чего начать. "Что он делает?!", - лихорадочно соображал рокер. Тут в его голове стало проясняться. "Вспоминай, как ты чистил раковины, когда жил в деревне у бабушки". Ёршик. Стоящий над унитазом Блас... Уж не собирается ли староста ЧИСТИТЬ СОРТИР?! Жених Вико приоткрыл дверь ещё чуть-чуть, чтобы можно было полностью просунуть камеру. Благо, Эрредия стоял спиной и не видел этого.
Староста просунул ёршик вглубь толчка и начал ворочать им (ёршиком, а не толчком). Потом дёрнул за ниточку, отходящую от сливного бачка и, глядя как вода журчит и беспрепятственно сливается, удовлетворённо сказал:
- Тааак, отлично, приступаем к объекту номер два, - после этого бородатенький, собственно говоря, приступил к этому самому объекту - то есть ко второму унитазу.
Рокко понял, что больше не сможет сдерживать смех и просто разоржётся, поэтому он решил, что и за уже получившийся "кинофильм" ему могут дать Оскара, а точнее пять бутылок отличного виски, и пошёл прочь.
***
- Мальчикииии, - пискляво голосила Мия, таким образом, видимо, призывая Пабло и Мануэля.
- Мы тут, - обречённо подал голос Ману из другого конца коридора.
- Мальчики, - тут же подлетела Колуччи, - Когда пойдём выбирать фильм?
- Э...
- У...
- Ладно, пока замнём этот вопрос. А какой мы выберем фильм?
- Э...
- У...
- А давайте посмотрим мелодраму "Любовная любовь"!
- Какая любовь? - поперхнулся Пабло.
- Любовная! - радостно повторила Миита. Агирре и Бустаманте переглянулись и Мануэль осторожно ответил:
- Ну... давайте...
- Ииииииии, - запищала куколка и повисла на шее мексиканца.
ПРОШЛО ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ
- Ииииииии, - пищала куколка, повиснув на шее умирающего мексиканца.
ПРОШЛО ТРИДЦАТЬ МИНУТ
- Ииииииии, - пищала куколка, повиснув на шее полуживого мексиканца.
Пабло решил, что друга нужно спасать. Он аккуратно и ненавязчиво отцепил Колуччи от бедного, задыхающегося Ману. Мия недовольно зыркнула на Паблито и хотела снова прыгнуть на своего возлюбленного, но тут, к счастью для бедного ацтека, послышался голос Мариссы:
- Мия, иди сюда! У меня к тебе дело.
Когда блондинка ушла, Агирре прислонился к стене и сполз по ней вниз. Если бы коварная Андраде видела эту картину, то точно поставила бы Мануське диагноз: "Психическое расстройство, вследствие которого произошло соплевидное стекание по плоской вертикальной поверхности." Но к счастью, рыжей бестии рядом не оказалось. Иначе бедный мексиканец просто застрелился бы. Неважно, из чего. Даже из пальца.
- Ну, Мануэль, вставай, - Пабло помог товарищу подняться.
- Па... бло.
- Да, да, это я.
- Па... бло.
- Чего тебе?
- Па... бло.
- Ооооо, друг, ты совсем плох. Пошли, тебе надо выпить...
***
- Зачем ты меня звала? - Мия подлетела к Мариссе.
- Дело есть. Пошли в столовую.
Девочки пришли в буфет. Марисса, пробормотав: "Подкреплюсь немного", заказала себе: тарелку супа гаспачо; карпачо, тоже одну порцию; один бутерброд с сыром; два с копчёной колбасой; три пироженных; две булочки; одну огромную шоколадку с фундуком; чашечку с мороженным; стакан сока; чашку кофе, немного мармелада и три карамельки.
Мия оглядела всё это великолепие, шумно сглотнула слюну и попросила стакан минералки.
- Так вот, - сказала Мари и принялась за еду, - Хрум пуш вмрум, чавк ням, фьюп хрюк чавк чавк, ням! - проглотив порцию супа, она спросила, - Ну, как тебе моя идейка?
- Отлично, - вздохнула Миита, - Только я оттуда ничего не поняла. А так идейка замечательная.
- Как ты не понимаешь! - возмутилась Андраде и, заложив за щёку кусок мяса, объяснила ещё раз, - Ням, чавк хрусь! Хрюк чавк, чавк, хрюк! Хрум прум флум!
- Да-да, я же говорю, чудесная идея. Теперь я кое-что поняла. Цитирую: "...хрюк, чавк, чавк, хрюк...". Вот.
- Ну ты и тупина! Я говорю: надо разобраться с теми девицами, про которых Пабло и Мануэль так увлечённо вчера беседовали!
- Ага, я же говорю - чудесная идея. И как ты выяснишь, кто они? - поморщилась Мия и отхлебнула минералку.
- Да просто! - воскликнула Марисса и, оттяпав добрую половину бутерброда, начала тираду, - Хрюк чавк, хрюк! Хрум прум флум, пуш вмрум, чавк ням, фьюп хрюк чавк чавк, ням!
- Марисса Андраде-Колуччи, мать твою за пятку!!! - заорала блондинка, - Хватит жрать! Говори нормально!!! - и Ми отобрала у сестры пироженные, мороженное, конфеты и шоколадку.
- Лучше много думать, но говорить невнятно, чем лопотать, как диктор в телеке, и при этом совсем не думать, - ехидно заметила рыжая, - Моя идея проста, как всё гениальное. Нужно проследить за нашими недоносками!
- И что потом?
- Оттаскать за волосы из любовниц.
- Лично я считаю, что нужно оттаскать за волосы Мануэля, а него его бабу.
- Вот и таскай своего ацтека, а я Пабло не трону. Зато его крашеную выдру...
- А с чего ты взяла, что она крашенная?
- Все дуры крашеные.
- А почему ты решила, что она дура?
- Потому что на Бустаманте может клюнуть только дура!
Мия пару секунд пялилась на Мари, а потом принялась хохотать. Справившись, наконец, с приступом смеха, Колуччи простонала:
- И ты говоришь, что у меня одна извилина в голове? Раз на Бустаманте может клюнуть только дура, то угадай с трёх попыток, кто ты тогда!
- А я и не клюнула на него. Я в него влюбилась.
- Да, это разные вещи, - подметила блонди, не замечая, что развернула ту самую пресловутую шоколадку с фундуком и вцепилась в неё зубами.
- Что это мы разглагольствуем! Надо действовать.
- Что, прямо сейчас? - удивилась Мия, дожёвывая пироженное.
- А когда?
- Ну... Потом как-нибудь. После выходных.
- Ты совсем дура? И когда же мы этим займёмся? Уж никак ты захотела сбежать с контрольной по литературе? - прищурилась Мари. Колуччи надулась и, облизав креманку из-под мороженного, утрамбовала во рту мармелад.
- Эй, эй, ты сожрала половину моего обеда! - возмутилась бестия.
- Да? - изумилась Ми, оглядывая свои руки, измазанные шоколадом. В её глазах заплескался ужас. Барбита достала откуда-то зеркальце, оглядела рот, перепачканный чем попало и...
- ААААУУУУИИИИИОООУУ!!!!!
Мари заткнула уши и поставила сестричке диагноз: "Истеричное невосприятие собственных потребностей в пище."
***
- Мы уже обошли половину колледжа, никто ничего не знает про Бласа, - простонал Мануэль и глотнул из бутылки мартини.
- Дай мне, - Пабло отобрал у него бутылку и тоже сделал глоток.
- О, вон Рокко идёт, спроси у него?
- Да ну, давай лучше за виски сгоняем...
- Не, я всё-та... ик... ик... ки. Всё-таки спрошу.
Агирре подлетел к Фуэтнос-Эчагуа.
- Рок... ик... ик... ико.
- Ты это к кому обращаешься? - хихикнул Рокко.
- К тебе, к кому же ещё, - неожиданно чётко вымолвил мексиканец.
- Ну, и что ты хочешь?
- Компромат.
- Всё так серьёзно?
- Да.
- На кого же?
- На Бласа Эрредию.
- Отлично, а при чём я?
- А у тебя ничего нет?
- Есть один любопытненький кинофильм, - прищурился Фуэтнос-Эчагуа, почуяв наживу.
- О! Дай нам с Пабло, пожалуйста!
- Сколько?
- Чего? - вытаращился мексиканец.
- Дашь сколько?
- А сколько надо? - деловито поинтересовался Агирре, сразу раскусив нашего "режиссёра-любителя".
- Сто пэссо и чудесная плёнка твоя.
- Пабло!
Блондин подошёл.
- Я нашёл, чем шантажировать Эрредию.
- Отлично!
- У Рокко есть.
- Здорово!
- Плати!
- А почему как платить, так сразу я?! - но, тем не менее, Паблито достал из кармана бумажку. Рокко притащил камеру и достал кассету. Произведя "деловой обмен", парни разошлись в разные стороны. По дороги Ману и Пабло увидели, как Мия, размазывая по лицу что-то коричневое и липкое, с неописуемым визгом несется в свою комнату...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 19:07 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
***
Блас сидел в учительской и писал донос. Он был чрезвычайно доволен тем, как прошёл сегодняшний день. Он почистил унитазы, - теперь сортир буквально сияет, - и его при этом никто не заметил (наивное мясо, как же, не заметил его никто, ага). Теперь Эрредия строчил "стук" Дуноффу на какого-то третьекурсника... Жизнь сияла всеми цветами радуги. Преимущественно голубым... Но не будем о недостатках.
Внезапно дверь затряслась. Буркнув: "Кого там чёрт принёс", староста крикнул:
- Войдите!
В учительскую ввалились несравненная парочка, представленная Агирре и Бустаманте. Возведя глаза к небу, Блас протянул:
- О, Бог мой, ну что вам нужно?
Парни хитро переглянулись, затем Мануэль подошёл к бородатому и тоном, каким приглашают друга на обед, сказал:
- Да так, Бласусочек, сущий пустячок.
Эрредия вздрогнул и побледнел. Но многолетняя, прямо-таки пожизненная привычка всем грубить вылезла наружу:
- Какое право вы имеете меня так называть? - прошипел он.
- А тебе не нравится? - склонил на бок голову Агирре.
- Это... откуда вы узнали, как меня звала бабушка?
- Бабушка? - пропел Мануэль, - А мы думали, ты сам такое выдумал. В порыве, так сказать, вдохновения.
- Какого вдохновения? - прохрипел староста.
- Ну как же. Чистить унитазы - что может быть романтичнее...
Блас посинел. Потом позеленел. Потом покраснел. Затем побелел... В конце концов, взяв себя в руки, надзиратель ровным тоном произнёс:
- Вам никто не поверит, даже если вы всем это расскажете.
- Да, милый Бласусочек, нам, может, и не поверят. А вот кассете оч-чень даже поверят, - и Мануэль расплылся в довольной улыбке. О, как же долго он об этом мечтал! Как же долго он молил Бога предоставить ему шанс поквитаться с ненавистным бывшим ухажером Мии! И вот это случилось. Эрредия стоит ни жив, ни мёртв и лихорадочно соображает, что делать.
- У вас есть кассета? - прозаикался брюнетик.
- Да, вот она, - Бустаманте тоже включился в игру. Он достал из кармана вышеупомянутый предмет и помахал им перед носом Бласа. Тот, было, дёрнулся и хотел отобрать компромат, но Паблито ловко спрятал руку за спину и сказал:
- Неееет, Эрредия, дорогой мой, ты не отнимешь это у меня. А если полезешь в драку, то знай наперёд - я сильнее тебя и у меня есть сообщник, а ты один, к тому же слабый, как тюфяк.
- Вы не посмеете, - процедил Блас.
- Ещё как посмеем! Опозорим тебя перед всей школой. И тогда тебя никто не будет боятся! И я даже знаю, какую кличку тебе дадут: "Грозный Блас - повелитель унитазов."
- Что вы хотите? - староста понял, что придётся идти на компромисс. Полной победы ему в этом сражении точно не видать.
- Самую малость, - Мануэль продолжал улыбаться так, что уголки его губ сходились на затылке, - Нужно, чтобы ты подыграл нам.
- Да-да, совсем чуть-чуть подыграл, - наслаждаясь ситуацией, старательно выговорил Паблито.
- Да что вам надо?!! - нервы бессменного "властелина колледжа" сдали.
- Нужно, чтобы ты подтвердил одну нашу мысль.
- Да. Если завтра или послезавтра Мия Колуччи или Марисса Андраде прибегут к тебе с дикими криками и визгами, ты должен... - и парни разъяснили Эрредие его роль в спектакле "Тайный просмотр порнофильмов". Когда да тупоголового "Бласусочка" дошло, что от него нужно, он утвердительно кивнул головой и приказал Агирре и Бустаманте (цитата) "выметаться отсюда к чертям собачьим, пока я вообще о вас Дуноффу не рассказал!.." Да уж, Бласик под конец битвы решил показать гнилые зубки. Но, естественно, последнее слово осталось за мексиканцем:
- Эрредия, война проиграна, спрячь шашку, а то с твоими навыками в фехтовании ты сам себя заколешь, - с этими словами блондинчики покинули учительскую, оставив старосту наедине с кассетой.
Глава 4.
"Задатки маньяка"
Три признака того, что Вы становитесь извращенцем:
- обнаружить в себе задатки актёра
- обдурить старосту и собственных девушек ради порнухи
- встретить учительницу в магазине, где ты выбираешь эротику и позорно сбежать при этом

- Марисса, как тебе вот этот? - Мия воодушевлённо тыкала под нос сестричке диск с какой-то сопливой мелодрамой.
- Нет, я лучше посмотрю какой-нибудь боевик-мясорубку, - мечтательно протянула Мари, читая описание фильма с жутким названием: "Кровавая месть". Парни же со скучающим видом стояли в сторонке и ленивым взглядом осматривали стеллажи с киношками. Никакого желания участвовать в выборе блокбастера у них не было. Внезапно Мануэль отошёл от друга и направился к продавщице. Пабло недоумённо поглядел на друга, но промолчал и с места не сдвинулся.
Тем временем Агирре подошёл к девушке в форменном костюме и с бейджиком, и спросил у неё шёпотом:
- Девушка, у вас... у вас имеются в продаже... эротика? - язык почему-то не повернулся сказать "порнуха".
- Конечно, - продавщица засмеялась, - А почему вы шепчете? Это совсем не стыдно - в вашем возрасте все смотрят такие фильмы.
- Понимаете... Видите, стоят две девушки? Одна из них, блондинка, моя подруга. Если она узнает... Мне не жить.
- Ну и зря, - покачала головой девушка, - Поверьте, после совместного просмотра эротического фильма сексуальный накал в паре увеличивается.
- Вы это объясните моей девушке, она совсем... - но договорить Ману не успел, так как к кассе приближались Мари и Миита, держа в руках два диска.
***
Вся группа Erreway в полном составе ехала в такси. Мия душила Мануэля в объятьях, не забывая при этом без умолку трендеть. Марисса спала, Пабло просто смотрел в окно. Скоро начнётся операция "П", как её окрестили наши парни - с минуты на минуту должен позвонить Блас и сообщить об их мнимом наказании. Ацтек и супермен притворно расстроятся, чуть ли не расплачутся, выйдут из такси и "поедут" в колледж.
- Мануэль, в этой мелодраме такая любовь, такая любовь, - захлёбывалась восторгом Колуччи, - как у нас с тобой! У нас ведь с тобой любовь? Любовь, да? Ну конечно любовь, потому что мы любим друг друга! А если мы любим друга, значит у нас любовь!..
Бедный, бедный Агирре. Как же он устал от непрерывных речей своей "слегка сумасшедшей" подруги... Но, тем не менее, жить без неё не мог. Да уж, судьба причудлива, господа!
"Пилик-пилик-пилик", - заголосила мобила Пабло. Все подпрыгнули от неожиданности. И лишь на лице Ману отразилась блаженная улыбка. Порнофильм ждёт!
- Алло, - ответил Бустаманте.
- Кто звонит? - прошептала проснувшаяся Мари.
- Блас, - ответил сын мэра, заслонив рукой мембрану.
Пару минут в машине царило молчания. Из трубки слышался "разгневанный" голос Бласа. Бустик старался проявить все свои актёрские способности. Сначала он делал вид а-ля "ничё не понял", потом "да ты чё, охренел?"; в конце разговора, а точнее непрерывного монолога Эрредии, Паблито вымолвил:
- Ладно, Блас, я всё понял, я передам Агирре, - и отключился.
- Это был Блас? - полюбопытствовала Миита.
- Да, - "грустно" ответил блондин.
- Что ему нужно? - недовольно поинтересовалась Андраде.
- Мы наказаны, - "обречённый" ответ, - Я и Мануэль.
- За что?!!
- Эрредия сказал, что засёк нас, когда мы хотели подложить Дуноффу в кабинет самодельную бомбу.
- Так он нас всё-таки засёк? - "испуганно" заорал Мануэль.
- Ага. И сказал, что в наказание мы все выходные должны провести в колледже, занимаясь регби.
- Как?.. - растерянно и расстроено спросила Ми.
- Малыш, мне жаль, - Ману обнял девушку и почувствовал укол совести.
- Когда Блас сказал приезжать? - нарочито спокойно выговорила Мари.
- Прямо сейчас.
- Поехали, - приказала Андраде.
- Но... Он сказал только нам приезжать!
- Мне плевать!! - взорвалась рыжая, - Сейчас я покажу этому гаду!!
Парни были готовы к такому повороту событий.
- Ладно, давайте поедем. Только ничего не изменится, - вздохнул Агирре, - А то вы не знаете нашего обожаемого старосту! Да он вреднее трёх Марисс вместе взятых. Так что... Придётся смириться!
- Да, Мари, - неожиданно поддержала своего парня Мия, - наверное, действительно лучше нам с тобой поехать домой. Посмотрим фильмы вдвоём, а в понедельник все встретимся.
Рыжая примолкла. Она не любила признавать поражение. Но вариантов на самом деле не было. Мануэль чуть не рыдал от счастья, но старался сохранять на лице выражение вселенского страдания.
- Остановим такси? - поинтересовался Пабло.
- Да. Так жаль... - протянула Колуччи и крикнула таксисту, - Остановите, пожалуйста, машину.
- Но вы же сказали ехать до улицы Св. Мадонны! - воскликнул водитель.
- У нас непредвиденные обстоятельства, мы выйдем, а девушки поедут дальше, - пояснил Агирре. Такси затормозило, парни чмокнули девушки и выползли из машины. Пару минут они стояли молча, а потом, когда авто скрылось из вида, кинулись обниматься.
- У нас получилось!! Ура! Ура!! - орал Мануэль.
- Даааа!! - вторил ему Паблито... Наконец, эмоции поутихли, гормоны улеглись, глаза перестали вылазить из орбит, сопли не текли из носа. Друзья начали решать, в каком магазине купить заветное порно. Поспорив минуты две, решили вернуться в тот магазинчик, где полчаса назад их девушки выбирали кино.
Доехав до места, парни, как угорелые, понеслись к прилавку.
- Я хочу купить порно!! - заорал Мануэль продавщице. Та отшатнулась от него, а потом подала стопку с дисками. С выражением полнейшего счастья Мануся и Паблуся начали ворошить гору эротики, как вдруг...
- Агирре, Бустаманте!
Как по команде неразлучные товарищи обернулись. Знаете, кто к ним приближался? Хильда Акоста собственной персоной.
- Что, пришли фильм выбирать? - щебетала Хильдуська, - Я вот тоже решила посмотреть какую-нибудь мелодраму.
- Что делать? - прошептал Агирре, судорожно вцепившись в один из дисков, - Если она увидит, что мы собираемся смотреть...
- Если только один вариант, - так же тихо ответил Паблито, бледнея, - Смываться скорее.
- А как же порнуха?
- Хватай быстрее любой фильм и плати, а потом сматываемся.
Выхватив из общей кучи первое попавшееся кино, мексиканец судорожно расплатился и понёсся к выходу. Паблито решил брать пример с друга.
- Эй, вы куда? - недоумевала историчка, - Вот странное поколение...
Глава 3.
"Не открывайте дверь незнакомцам!"
Если к вам стучится тётя,
Не впускайте тётю в домик.
Тётя может бяку сделать,
Ну, там, деньги все потырить,
Или вам по репке врезать,
Или сразу два в одном.
Дверку вы заприте сразу,
На замочек лучше даже.
Или пёсика спустите,
Вы с железной-то цепочки,
Пусть сожрёт он тётю эту,
Пусть сожрёт её к чертям.
Ну а если вы открыли,
Тёте дверку-то входную,
То, друзья, тут без вариантов.
УНОСИТЕ НОГИ НА ХРЕН!!!!!
("Полезный стишок", автор Миита)

- Попкорн принёс?
- Да. Плед тут?
- Вот он. Коврик для ног?
- Здесь. Мухобойка?
- Есть. Кока-кола?
- Угу. Платочек?
- Зачем?
- А вдруг там грустно будет?
- Это же не мелодрама, а порно.
- И то правда. Начинаем?
- Ага.

- Что это они начинают? - недоумённо спросила Мия у Мари.
Естественно, несравненная Андраде не могла не воплотить в жизнь свой план "Слежка за Мануэлем Агирре и Пабло Бустаманте". Как только такси завернуло за угол, Марисса и Ми выскочили из машина, оставив матерящегося таксиста возмущаться (цитата) "придурочными подростками, которые сами не знают, куда им, ****, надо". Затем сестрички следовали буквально по пятам за своими возлюбленными, очень удивляясь их маршруту и недоумевая, что же им понадобилось в магазине DVD-фильмов. Но эту проблему рыжая предложила "отложить на потом".
Сейчас Колуччи и Колуччи-Андраде сидели в засаде у окошка, благо квартира Паблито была на первом этаже (в моём фике так нужно). К слову сказать, Бустаманте-младший и Бустаманте-старший помирились и блондину разрешили посещать и общий дом, и собственную квартиру. Сейчас, по мнению девушек, к парням должны были завалиться любовницы, те самые девушки с ногами от ушей. Даааа, у наших несравненных блондинчиков сегодня и вправду будут гости, точнее гостья...

- Ну, с Богом, - вздохнул Ману и, перекрестившись, вставил в DVD-плеер диск. Представление начинается, друзья!
Сначала на экране были только помехи. Агирре и Бустаманте недоумённо переглянулись. Наконец, помехи кончились. И тут началось! Вместо ожидаемых голых тёток и сцен насилия ТАКОЕ... На экране появилась девица самой противной наружности - вся в каких-то прыщах, со спутавшимися грязными волосами и синеватой шелушащейся кожей. Эта, кхм, девушка начала странно размахивать руками и что-то бормотать с умным видом. Что-то типа: "Уси-пуси-карапуси и чучхелла с сыром" (от автора: спасибо за эту бесценную фразу моему однокласснику Андрею). Вдруг тётька исчезла и пред обалдевшие рожи наших охотников за порнухой предстала другая баба, которая была постарше первой. Женщина выглядела нормально, без всяких там спецэффектов типа прыщей или километровых ногтей. Она стояла в вполоборота к зрителю и ковырялась в сумке. Потом баба вытащила оттуда помаду и начала подкрашивать губы у зеркала, которое висело на стене (всё действо происходило в какой-то обшарпанной комнатушке). Закончив "make-up", мадам повернулась лицом к Паблито и Мануэля и как-то нехорошо, зловеще улыбнулась. Парней передёрнуло...

- Что это? - прошептала обалдевшая Миита. Девушки, как вы уже, наверное, поняли, через окошко тоже видели этот "кинофильм".
- Не знаю. По-моему, наши друзья спятили, - заключила Мари.
- Что это за бабы? А, может, это их... ну... любовницы? Ну, Ману и твой хахаль засняли их на камеру, а теперь вот сидят, любуются. А в прокате они другой фильм взяли, который, может, попозже посмотрят.
- М-да. Если это так, то у меня вообще никаких мыслей в голове, кроме одной - какая из этих сеньорит принадлежит Мануэлю, а какая Пабло?
- Знаешь, Мари, меня это совершенно не волнует, но одно знаю точно - я убью всех четверых.

- Что это? - ошарашено спросил Ману, не отрывая взгляд от экрана.
- Не знаю, - в том же духе ответил Бустаманте. Тем временем действия на экране активно развивались: обе бабы, - и молодая, и старая, - исчезли с экрана. Далее последовала ещё более увлекательная картинка - два гроба. Зелёный и синий. Мммм, а в гробах... Паблито и Манолито. Как вам такой поворот? Вы в шоке? Дорогие мои друзья, наши красавцы были в неменьшем шоке. Увидеть себя в гробу (пикантная деталька - в гробу под цвет собственной комнаты) - это круто. Мануэль чуть в обморок не упал. Ту же фразу можно сказать и про Пабло, только без слова "чуть". Мексиканец досматривал диск в гордом одиночестве.
Тем временем, разноцветные гробики на экране задвигались, задёргались и объединились в один огромный гроб. И в гробу уже лежали не наши парни, а та самая прыщавая девица, которую Бустаманте и Агирре лицезрели в начале кино. Мадемуазель встала из огромного, просто чудовищного по размеру гроба, и показала обалдевшему ацтеку неприличный жест, в просторечье fuck. Затем кадр снова сменился. На этот раз взору представало озеро. Вокруг озера стояли люди, взявшись за руки. Прошла минута. Внезапно эти люди... сиганули в воду!! (озеро находилось в углублении). И вновь кадр сменился. Теперь на экране был телефон. Простой, не сотовый. Аппарат на экране зазвонил и Ману с удивлением осознал, что телефон в квартире тоже звонит.
Прибалдевший от происходящий событий Мануэль снял трубку и растерянно сказал:
- Алло...
- Алло, - раздалось на другом конце. Голос был странным - каким-то хриплым и каркающим, - Это квартира Пабло Бустаманте?
- Ага.
- А кто говорит?
- Мануэль. Мануэль Агирре.
Внезапно в трубке послышался посторонний треск и шум. Голос быстро и скомкано произнёс:
- Похоже на линии помехи, я сейчас к вам зайду.
- Кто "я"? - для порядка решил поинтересоваться крашенный блондинчик, но на том конце уже послышались короткие гудки. Одновременно с началом гудков экран огромного телевизора померк и DVD-плеер, как-то странно всхлипнув, "выплюнул" диск назад. От этого звука очнулся Паблито. Обведя мутным взором комнату, он наткнулся взглядом на Мануэля и, решив не заострятся на насущных вопросах, снова отключился.

- Что это было?..
- Не знаю...
- Кто им звонил?..
- Не знаю...
- Это их любовницы?..
- Не знаю...
- А делать что будем?..
- Не знаю...
- Может, домой поедем?
- Не знаю...
- А я знаю. Нужно дождаться развития событий.
- Вау! Какое умное решение.
- Ещё варианты будут?

Ману в полной прострации стоял в центре комнаты с телефоном в руках и пялился на валяющего без сознания Паблусика. Пробормотав: "Ну, блин, лучше бы "Любовную любовь" смотрел", Мануэльчик собрался упасть в обморок, но не тут-то было. Сюрпризы продолжались - раздался звонок, на этот раз в дверь. Агирре, находящий в состоянии тихой шизофрении, побрёл открывать. Наш ацтек даже не удосужился посмотреть в "глазок". Ну и зря. Потому что за дверью скрывалась та самая прыщавая и синекожая Василиса Прекрасная, подробное описание которой можно прочитать чуть выше. Далее последовал очень занимательный, живой диалог:
- Ты кто?
- Я - Сабрина!
- О! А я Мануэль, - да-с, приятное знакомство.
- Знаю.
- Откуда?
- Мы же только что по телефону разговаривали, и ты представился.
- А, точно.
- А где Пабло?
- Да он в обмороке валяется, - тоном а-ля "он отошёл покурить" сообщил мексиканец.
- Ну и ладно.
- А ты зачем, собственно, к нам пришла?
- За сущей ерундой. Мне вам новость сообщить нужно.
- Какую?
- Вы через семь дней умрёте.
- Чё, реально? - в какой-то степени даже обрадовался Ману.
- Ага.
- А кто "мы"?
- Ты, Пабло, Марисса и Мия.
- Почему мы умрём?
- Так вы ж диск смотрели. Я его сама записала. Кстати, если надо будет похороны заснять, ты мне скажи, я за сто пэссо всё сделаю. Я на режиссёра учусь, - пояснила Сабрина.
- А почему Мия с Мари умрут? Их же не было с нами.
- А они за вами следят. Вон, в окошко подглядывают.
- Ага вижу, - истерично-счастливо улыбнулся Агирре, заметив девушек.
- Ой, ну мне пора, заболтались мы уже. Пока!
- Пока!
Мануэль закрыл за незваной гостьей дверь и прошёл в комнату. Очнувшийся Паблито лежал на полу и стонал. Увидев, как вошёл друг, Бустаманте хрипло спросил:
- Ману, кто приходил?
- Да девушка одна, Сабрина, - весело начал мексиканец, - Сказала, что через семь дней я, ты, Мия и Марисса умрём... ЧТО????!!!!!!!! - пришло запоздалое озарение. Дурацкая улыбочка сползла с лица, уступив место гримасе ужаса. С ацтека как будто спал гипноз.
- КАК?!!!!!!!!! - до Паблуси тоже дошло. Пару минут в комнате стояла гробовая тишина, и только слышно было, как кашляет очумевший от вставленного в него диска DVD-плеер...
Внезапно дверной звонок снова дал о себе знать. Парни подскочили и, не сговариваясь, залезли под кровать. Точнее, залез Пабло - для Ману места не нашлось. Что ж, судьба - Мануле пришлось-таки идти открывать.
Подойдя к двери, он затрясся аки осиновый лист. И опять же наш умный крашенный блондин не додумался глянуть в "глазок"! Мануэль открыл дверь. А там...
Глава 4.
"Сабрина Гусман агент 007 или Тайная Шпионка"

*"Бонд, Джеймс Бонд, к вашим услугам, господа!"

ТЕСТ НА ПРОВЕРКУ ВАШЕЙ АДЕКВАТНОСТИ:
1. По ночам вы просыпаетесь от того, что вас будет чёрт (для женщин) или ведьма (для мужчин). (да-10; нет-0; меня ночью даже пушка не разбудит - 0; я по ночам не сплю-10)
2. Вы ловите себя на том, что всё чаще заводите милую беседу с кастрюлями, микроволновками и другими предметами бытовой утвари. (да-10; нет-0; да как вы смеете! Я говорю только с рыбками и хомячками!-10; я вообще не говорю {специально для тех, кому подошёл этот вариант - обратитесь к логопеду. Пока не поздно...})
3. Вам везде мерещатся посланцы неведомых миров. (да-10; нет-0; да! В этой *****й стране одни посланцы! Я их лично всех послал! Уроды! Идиоты! Однозначно! Развалили страну! Докатились! Всех птиц перестрелять! Птичьему гриппу "нет"! Дебилы, недоноски! Всем молчать!.. {специально для тех, кому подошёл этот вариант - уважаемый Владимир Владимирович Жириновский, и как вам не стыдно, читаете детские фан-фики, идите проспитесь!})
4. Всё чаще вам кажется, что у вас открылся третий глаз. (да-10; нет-0; эх, да зачем мне третий глаз! Вот третий рот не помешал бы, тогда можно было бы сразу три бутылки пива одновременно пить... {специально для тех, кому подошёл этот вариант - у вас синдром Бустаманте, лечение не поможет, несите свой крест и не нойте}; не, нафига мне лишний глаз? Вот хорошо бы увеличить количество того, что между ног находится, тогда бы... - 10000 {специально для тех, кому подошёл этот вариант - у вас синдром Агирре. Возрадуйтесь! Никогда не придётся тратить деньги на виагру})
ОТ 30 до 40 БАЛЛОВ - друг мой, ты псих. Добавить нечего.
ОТ 20 до 30 БАЛЛОВ - пока всё не так безнадёжно. Ну, подумаешь, поцеловался пару раз с табуреткой и покалякал с марсианами! У всех бывает.
ОТ 0 до 20 БАЛЛОВ - милый, ты здоров. Внимательно проследи, чтобы вокруг тебя не было людей, которые набрали от 30 до 40 баллов, иначе твоё психическое здоровье может реально пошатнутся...
(автор теста - Миита)

- Какого, мать вашу, чёрта?!!! - в своих лучших традициях завопила Андрадище, вваливаясь в холл. От неописуемого облегчения, что за дверью скрывалась вовсе не прыщавая девица, а всего лишь (всего лишь?! Про этих двух полярно-чокнутых так не скажешь. Ещё неизвестно, что хуже - Сабрина или наши сестрички) Мия и Марисса, у Мануэля даже слюни потекли изо рта и из жо... Не будем.
- Да, какого... эээ... - Мия никак не могла решиться произнести нехорошее слово, - ...лешего?! - выкрутилась Барбита.
- Марисса, радость моя, ты пришла, - зарыдал появившийся Паблито и кинулся на шею своей радости, - Мари, спаси меня, нас хотят убить!..
- Кого? - засобиралась в обморок Колуччи.
- Нас, - обречённо вымолвил Ману, подхватывая Мииту, которая чуть не брякнулась головкой о калошницу, - Тебя, меня, твою сестричку и Паблито.
- Как?!! Что за баба к вам приходила?! - бесновалась бывшая Спирито.
- Долго рассказывать...
- А мы не торопимся!!!! - заорала Мари так, что треснула милая вазочка в зале (милая вазочка?!! Интересно, откуда в квартире Паблика МИЛАЯ ВАЗОЧКА?..;).
В конце концов, ребята расселись на коврике необъятной комнаты квартиры Бустика и поделились впечатлениями. Точнее, делились Мануэль и Марисса; Мия рыдала, повиснув на плече Агирре, мысленно перебирая в уме последние тенденции в мире моды относительно гробов, а голубоглазик икал и тоже перебирал в голове последние тенденции в моде, только относительно крепких спиртных напитков. Наконец, сведения иссякли, оставив в голове пугающую пустоту (на что Мари бы несомненно завопила: "Это только у вас в голове после разговора пустота, у меня там мозги, независимо - до или после беседы!..").
- И что будем делать? - заныла Колуччи, - Я вообще ничего не понимаю...
- Зато я понимаю, - мрачно заключила Мари, - Мы захотели мирно провести выходные, но нашим парням так не терпелось посмотреть порнуху, что они, каким-то чудом подговорив Бласа, выпроводили нас домой, а сами пошли в магазин, выбрали неизвестно какой диск, так как испугались Хильдочки, и причапали домой. Мы, - то есть я и ты, Мииточка, - решили проследить за придурками, и тоже причапали домой, только в отличии от наших обожаемых парней, - Андраде злобно покосилась на "обожаемых парней", - нам досталось менее удобное место - не в кресле у телевизора, а на каких-то камнях у окна. Дальше выяснились интересные подобности - на диске оказалось не порно, а какая-то хрень, в главной роли с девушкой по имени Сабрина. И эта самая Сабрина пообещала вам, - снова взгляд, адресованный парням, - что все мы умрём через семь дней, то бишь спустя неделю.
- Без вариантов, - подвёл итог Мануэль.
- А, может, сбежим?
- Ну ты, Бустаманте, тормоз! Она ж колдунья, она нас везде достанет! - с умным видом изрёк мексиканец.
- Что будем делать?
- Ничего. А что нам остаётся делать? - пожала плечами Мари, - Будем ждать. И молиться. Агирре прав - без вариантов.
На такой чудесной мысли все собрались разойтись, как вдруг Мия предложила:
- А, может, есть смысл вернуться в колледж? Там всё-таки безопаснее - охрана и всё такое... А в домах, что у нас с Мари, что тут - пусто. Так что...
- Мама родная, вот так номер! Колуччи ДУМАЕТ и ПРЕДЛАГАЕТ ИДЕИ... - задохнулась воображаемым восторгом рыжая, а потом, успокоившись, добавила, - Кстати, если серьёзно... - Андраде задумалась, - Думаю, так и надо поступить.
- Что, в путь?
- Нет, Бустаманте, в задницу!..
- А ты не хами...
- А ты не нарывайся...

- Как страшно-то, - задрожала Колуччи. Сначала Erreway`цы пытались поймать такси, но такси ввиду ОЧЕНЬ позднего времени не наблюдалось (ребятам казалось, что они пробыли в квартире от силы час, а на самом деле они проторчали там до трёх ночи). Пришлось идти пешком. Страшно, темно... Фонари кидают тусклый, бледный свет лишь на маленький клочок земли, всё остальное окутано зловещей теменью... Сейчас ребята находились как раз между двумя фонарями.
- Иди сюда, малыш, - обнял девушку Мануэль.
- Мне тоже, кстати, страшно!! - завопила Мари так, что не оставалось никаких сомнений, как ей страшно.
- Иди уж сюда, психованная, - Паблик тоже обнял "свою истеричку". Так и шли наши певцы, обнявшись. Колуччи, несмотря на то, что её сжимали крепкие руки ацтека, дрожала всеми частями тела (особенно языком):
- Мне страшно, Ману, я боюсь, Ману, мне плохо, Ману, мне холодно, Ману...
- Ну, зайчик, смотри, вот и фонарь..., - четвёрка почти поравнялась с маленьким кусочком света, как вдруг фонарь на мгновенье погас, потом снова зажёгся и перед глазами обалдевших пар предстала чудесная картина...
- Бу, - весело произнесла Сабрина, стоявшая рядом с фонарным столбом, и широко улыбнулась во все семьдесят восемь зубов.
- ААААААААААА!!!!!! - заорали Erreway`цы так, что полопались все остальные фонари на улице, и ринулись подальше от дружелюбной девушки. Бежали они минут пятнадцать, потом в голову Андраде всё же пришла замечательная мысль - остановиться и обернуться, чтобы посмотреть, есть ли погоня. Погони не оказалось, зато выяснился отличный факт - ребята не сдвинулись ни на метр от злополучного фонаря.
- Мы что, бежали на одном месте? - озадаченно произнёс Ману.
- Во хре...
- Быть мной...
- Мама род... - повырывалось изо ртов друзей-подруг обрывки фраз. Прибавить тут нечего.

- Это был худший день в моей жизни, - простонала Ми и плюхнулась на свою конфетно-розовую кровать. Сегодня она была одна в комнате, что не странно - Вико и Фели спали дома, ведь сегодня суббота, а точнее воскресенье, ведь уже давно перевалило заполночь. Колуччи стянула с себя брюки, потом кофточку, затем она хотела, было сесть на стульчик и стереть косметику, как вдруг сзади послышался голос:
- Ой, а где ты купила такой красивый комплектик белья?
Совершенно не удивившись и не задавшись элементарным вопросом на тему "Кто находится в моей комнате почти в четыре утра?!", Миита с радостью ответила:
- Ой, это мне папа подарил, это из его последней коллекции... - и блондинка разразилась тирадой на тему моды. Потом она всё же спросила, - А ты кто?
- Обернись и узнаешь, - резонно заметил голос. И Ми обернулась...
- МАМААА!! - завопила куколка, прижимая к себе молочко для снятия макияжа. Думаю, для вас, догадливые мои читатели, не будет новостью, что с Миитой вела беседу никто иная, как Сабрина Гусман?
Сабри стояла около шкафа и невозмутимо рылась в вещах Колуччи. Блонди прекратила вопить и с ужасом и даже некоторым интересом начала наблюдать за действиями прыщавой. Наконец брюнетка закончила процесс ковыряния в чужих вещах и вынырнула из шкафа со словами:
- Ой, мне так понравились вот эти вещи, - наглая девица потрясла перед обалдевшей Мией почти всем её запасом шмоток, - Тебе они всё равно не пригодятся, ты же умрёшь через неделю, а мне ещё жить и жить... Можно возьму? - сочла нужным поинтересоваться Сабрина.
- Ага, - прошептала Ми и, проводив взглядом выходящую из комнаты нечисть, упала в обморок.

- Ужас! Чтобы я ещё раз решил посмотреть порнуху... Уж лучше на голую Мию погляжу, и здоровью вреда меньше, - бубнил Ману, раздеваясь. У него комната выглядела так же, как и у Мии (не в том смысли, что она была розового цвета, просто Маркос и Фран, равно как и Пасс с Митре укатили на выходные домой). И вот, мексиканец снял себя штаны и нырнул под одеяло. Он уже начал погружаться в сладкие порно-сны, как почувствовал, что... с него стягивают одеяло! Спросонья Мануэль недовольно протянул:
- Эй, хватит! У меня щас тут самое классное...
- Мне тоже интересно! - возразило неустановленное существо.
- Забирайся под одеяло, крошка, - Агирре, извращённая душа, решил, что это Мия с ним говорила... Простим ему эту оплошность, в конце концов, ему же впоследствии и будет хуже...
Мексиканец почувствовал, как кто-то скользнул к нему под одеяло. Ацтек решил обнять "Мию". Положив руку на предполагаемую талию, он с удивлением понял, что девушка в ночнушке. "Странно", - подумал Ману, - "Мия же вроде не носит ночнушки..."
Затем выяснился ещё одна деталь - "Колуччи" вся была покрыта чем-то скользким и... бее... каким-то липким... Мануэль отдёрнул руку и воскликнул, стаскивая покрывало:
- Мия, ты чем-то испачкала... а... а... - крик застрял в горле мексиканца, но не на долго, - АААААА!!!!!
Ну и кто лежал на кровати? Конечно же, наша старая знакомая Сабри.
- Ты что здесь делаешь? - задал гениальный вопрос Мануэль.
- Ты же сам меня пригласил, - обиженно пробурчала Сабрина.
- А... А... А теперь выпроваживаю.
- Ну и ладно, всё равно ты через семь, а точнее уже шесть дней умрёшь, - и Гусман, гордо подняв голову, удалилась, оставив Мануэля в ступоре разглядывать испачканную простынь.

Марисса молча, без единого звука, легла поверх своего оранжевого одеяла прямо в одежде с твёрдым намерением не заснуть и попытаться подумать и прояснить ситуацию. Но, в конце концов, даже такая железная сеньорита, как Андраде тоже человек и тоже устаёт... Мари постепенно начало клонить в сон, мозг стал затуманиваться, как вдруг... кто-то начала щекотать её за пятки! У рыжей было единственное слабое место - она боялась щекоток, поэтому Марисска тут же начала хохотать и отбиваться от неизвестного злоумышленника. Потом до бывшей Спирито дошло, что ни Лауры, ни Лухан в комнате нет (Лухан на выходные забрал Блас). Так кто же её сейчас так бессовестно щекочет?..
- Эй... ха-ха-ха... Кто... хи-хи-хи... это?..
- А кто тебе нужен? - поинтересовался Щекотальщик (или Щекотлальщица).
- Хи-хи-хи-хи... Никто... ха-ха-ха-ха...
- Ну и ладно, а я поиграть хотела... - обиженно пробубнил голос и прекратил щекотать Мари.
- А ты кто? - уже спокойно, без хихиканья поинтересовался Андраде и зажгла маленькую бра. На краешке кровати сидела... думаю, вы уже догадались, что, посетив комнаты Агирре и Колуччи, Сабрина не погнушалась заглянуть и к рыжей?
- Ты... чего? - прохрипела Мари.
- Пришла напомнить, что через неде... шесть дней вы умрёте.
- Напомнила, а теперь вали, - уверенность вернулась к Мариссе вместе с наглостью.
- Эх, хамы вы, - вздохнула гостья и, подхватив с пола чемодан с вещами, наполненные вещами Мииты и направилась к выходу. У самой двери она обернулась и сказала:
- Мне понравилась у тебя одна кофточка, можно я её возь...
- НЕТ!! - заорала Андраде, подлетела к Сабри и, вытолкнув её в коридор, с треском захлопнула дверь.

Пабло тщательно проверил, заперт ли замок, потом проследил, закрыто ли окно, и нырнул под одеяло с книжкой, на корешке которой золотыми буквами было выгравировано "Эммануэль". Да, что поделать - Бустаманте просто не мог без, извините, голых сисек. А вся прелесть этой чудесной книги была в том, что она была снабжена замечательными красочными иллюстрациями, что позволяло в полной мере насладится сюжетом. Чем Паблито и занялся. Может поэтому он не заметил, как милая девушка с грязными, сальными волосами и крупными красными прыщами долго и тщательно скреблась сначала в дверь, потом в стекло, но, надо сказать, безуспешно...
Глава 5.
"Шесть дней до смерти"

Жили-были четыре друга. Два мальчика и две девочки. Девочки любили мальчиков, мальчики любили девочек. Девочек звали Мия и Марисса, а мальчиков Пабло и Мануэль. Марисса вышла замуж за Пабло и родились у них мальчик и девочка, мальчика назвали Бенхамин, а девочку Камила; Мия вышла замуж за Мануэля и у них родилось шесть девочек и шесть мальчиков. Три девочки были названы Луисанами, ещё троих обозвали Миями; а все шесть мальчиков получили имя Мануэль. И все эти две семьи умерли в один день и похоронили их в одном гробу. Happy end.
И какое же отношение, спросите вы, эта счастливая сказка имеет к данному фику? И я вам отвечу: никакого.
Продолжаем чтение.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. "Мировая пьянка".

*Алкоголь - враг человечества. Так давайте же его истреблять!..

Подопытные: Мия, Марисса, Пабло и Мануэль.
Состояние здоровья подопытных: лёгкое психическое расстройство.
Выдвигаемые идеи: повесится, утопиться, застрелиться, выпить пива.

Совершенно разбитые измученные ребята сидели в столовой и с отвращением разглядывали бутерброды. Они уже рассказали друг другу о том, что случилось ночью и теперь не знали, как быть. Выдвигались различные идеи, которые вы можете прочитать выше. Наконец, решили, что самый нормальный вариант - это напиться и (цитирую Андраде) "на всё наплевать и растереть". Чем и решили заняться наши друзья.
ВЕЧЕР:
Мия рыдала около пустого шкафа, который вчера так нахально был ограблен нечистой силой. Что надеть на дискотеку? И вообще, что нужно надевать, когда идёшь в клуб напиваться? С этим наболевшим вопросом куколка решила пойти к сестре.
- Привет, Марисса! - уныло произнесла Колуччи, вваливаясь в оранжевую комнату Андраде.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Воскресенье, 20.04.2008, 06:44 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Здарово, куклита, - буркнула Мари, натягивая ядовито-фиолетовую кофту, - Зачем припёрлась? Мне и без тебя так хорошо, что застрелится хочется.
- Я пришла за советом.
- Советую: вали отсюда, пока жива.
- Какую мне кофточку надеть?
- Любую из твоих восемнадцать тысяч кофт.
- Ты забыла? Меня ограбили.
На лице рыжей отразилась что-то, напоминающее сочувствие. Марисса вздохнула, встала, подошла к шкафу, и, покопавшись там секунды две, выудила что-то малиново-зелёно-оранжевое с голубыми вставочками. От этого зрелища у Мии подкосились ноги.
- Одень это, - и Мари кинула шмотку прямо на голову Мииты. Та застонала и, со словами: "Мне слепит глаза от такого жуткого сочетания цветов", напялила на себя кофту и подошла к зеркалу. Зрелище было впечатляющее. Самое ужасное, а, может, самое замечательное то, что Колуччи такое сочетание цветов шло.
- А ты неплохо смотришься, - кинула Андраде, натягивая капри пурпурного цвета.
- Неееет, Мари, я не могу выглядеть также, как ты, - занудила Мия.
- Есть варианты? - изогнула тонкую бровь бунтарка.
- Вариантов нет, как, впрочем, и брюк, - буркнула Ми.
- Эту проблему легко решить, - захохотала Марисса и кинула сестричке брюки, - Лови!
Конечно же, Миечка не поймала. Ну не дано ребёнку!
Брюки оказались чем-то рваным, цвета ржавой водосточной трубы.
- Я это не надену! - захныкала Колуччи.
- Значит пойдёшь в трусах, - меланхолично открыла Америку сестрёнке Мари.
Пришлось несчастной блондинке напяливать и штанишки.
- Умопомрачительно выглядишь, - выговорила Андраде и потянула Барбиту к выходу, чтобы та не успела посмотреться в зеркало и закатить вселенскую истерику.

- Что б... б... будем ззззз... ззззз...
- Чё ты как... как... как... пчела?
- Я? Это я как пч... пч... пч... шмель?!
- Чё, слабо вы... выговорить, да?
- Н... н... нет... я могу выгро... выгув... выгрув... сказать!
- Ну, так ик... ик... ик... говори!
- Что буд... ик... будем заказывать?
- Пиво!
- Водку!
- Мартини!
- Сок... Пиво! - тут же поспешно исправилась Мииточка.
Такой занимательный диалог происходил под барной стойкой клуба "Четыре поросёнка" (название идеально подходит к состоянию Erreway`цев, не находите, друзья?;), где валялись наши подопытные. Ребята уже несколько часов методично наливались "градусными" напитками. Результат не замедлил вылезти наружу.
- Чьи это черти? - удивлённо спросил Бустаманте, проводя рукой перед собой.
- Мануэль, твои? - икнула Мия.
- Не, у меня только русалки.
- Где?
- Да вот, в стакане с виски плавают.
- Ааааа, ясно. Мари, может, твои черти? - горела желанием выяснить правду Колуччи.
- Ты чё? У меня вон леший на плече сидит, никаких чертей нету.
- У меня тоже нет чертей, - пробормотала Ми, - Я ещё не до такой степени напилась! И вообще, не мешайте мне, я с Бетховеном разговариваю.
- Значит, это мои чёртики, - безразлично констатировал Паблито, - Эй, идите сюда, черти! Давайте поболтаем. Ой, а почему все черти чёрные, а один розовый?
- Это ко мне, - сказала Колуччи.
- Ты ж говорила, у тебя нет чертей!
- Так это и не мои! Это Бетховена.
- Ну, забирай своего розового чёрта... Эй, а почему вместо двух официантов один? Хотя так даже лучше - теперь сразу два заказа можно сделать.
- Да это у тебя в глазах двоится! - снисходительно пояснила Мия и спросила, - Ману, ты чё, брата-близнеца привёл?
- Не, у меня братьев нет.
- А почему я вижу два Мануэля?
- Это у тебя в глазах двоится, - передразнил подругу Паблито, - Чё от меня черти-то убегают? - тут же озадачился он.
- Да от тебя даже мать родная убежала, - безразлично заметила Мари, - А уж нежные черти с тонкой душевной организацией тем более сбегут. О! Они ко мне прибежали. Идите сюда! Тут у меня ваш брат, леший.
- О! Фиолетовые пони! - счастливо произнёс Мануэль, - Классно! Я хочу на них покататься.
- Где пони? - икнула Мари, - Я только табуретки вижу.
- Не, это не табуретки, это пони. Я тебе как специалист говорю.
- Ну иди, покатайся.
Агирре оседлал табуретку, которая ему показалось лошадкой, и лихо поскакал по клубу. Такое чувство, что он даже тренировался до этого... Проехав пару кругов мексиканец, очевидно, вымотался и решил отдохнуть.
- Где бы мне прилечь? - озадачился он.
- Вон, иди ко мне, под пальму, - позвал Паблито, лежащий в небольшой выемке у сцены, - Тут поющие зелёные обезьяны есть!
- А мне вот знаете, что сейчас мерещится? - внезапно засмеялась Мия.
- Ну?
- Как будто к нам приближается Сабрина.
- Во прикол! И я то же самое вижу, - удивился Ману.
- И я!
- Значит, у нас коллективные глюки, - заключила Мари и тут же исправилась, - Точнее глюк. Коллективный глюк.
- Я вовсе не глюк, - обиделась подошедшая Сабри. Малюсенькая деталька: она была одета в шмотки Мииты - розовую кофточку и белую юбочку. Это невероятно подчёркивало её красные прыщи вкупе с грязными волосами и несомненно, делало девушку ещё краше.
- Ты не глюк? А кто ты? Галлюцинация? - решила блеснуть умом Барбита.
- Мия, тупица! Глюк - это и есть галлюцинация, только сокращённо, - пояснила Мари и обратилась к Гусман, - Ты на хрена пришла? Мы тут поминки устраиваем.
- В честь кого?
- В честь нас. И тебя мы сюда не звали. Здесь все только по приглашению.
- И черти тоже?
- Да. Черти - это гости Пабло, лешего я пригласила, русалок Мануэль, а Бетховена Мия. Кстати, Мия, зачем тебе композитор?
- Какой? - удивилась вышеназванная.
- Ну, Людвиг Ван Бетховен, композит... ик... композитор.
- Ты чё? У меня собака Бетховен! Розовая такая, в синюю крапинку. Вон, балет танцует на барной стойке.
- Понятно. Ты бы хоть пояснила, а то мы думали ты в мир музыки окунулась.
- А можно мне с вами? - Сабри состроила глаза, как у шрэковского кота.
- Не, нельзя... Хотя... ты умеешь балет танцевать? Помогла бы тогда Бетховену, - заботливо произнесла Миечка и откинула от себя восемнадцатую бутылку пива.
- Не, зачем балет? - махнул рукой Ману, - Ты вот скажи - умеешь плавать? Была бы тогда седьмой русалкой у меня в стакане.
- А хочешь у меня чёртиком быть? - реплика Бустика. Сабри поджала губы, - обиделась, наверное, - и, развернувшись на каблуках, вышла из клуба, оставив Erreway`цев наслаждаться обществом чертей, леших и собаки по имени Бетховен.

ДЕНЬ ВТОРОЙ. "Похмелье - расплата за фиолетовых лошадок"

*Разговор трёх друзей:
- А я вот вчера на Багамы ездил, с хорошенькими мулатками познакомился.
- Круто. А я у Буша на ленче морских гребешков ел.
- Да, ребята, я тоже с вами вчера под мостом был, только не так сильно напился...

Подопытные: всё те же
Состояние здоровья подопытных: сушняк; сильные головные боли; розовые, зелёные, синие и оранжевые круги, звёздочки и птички перед глазами; полная атрофация мозга
Выдвигаемые идеи: ввиду атрофации мозга ИДЕЙ НЕТ

"Где я? Что со мной? Почему болит голова? Кто стонет рядом? КТО Я?!" - такие мысли вихрем пронеслись в совершенно пустой голове Андраде. Впервые в жизни мысли влетали у неё в одно отверстие и вылетали в другое, не натыкаясь на такое милое и несущественное препятствие, как мозг. Мари попыталась открыть глаза и тут же выяснила весьма неприятный факт - глаза слиплись, как будто их склеили. Тогда рыжая решила поднести руки к лицу и, собственно говоря, попытаться разлепить свои гляделки. Но тут же выяснился ещё один факт - руки не поднимались, как, впрочем, и ноги. И вообще - тело не двигалось.
"Что ж, попытаемся разобраться с вопросами", - решила Марисска, - "Итак. Вопрос "где я?" временно останется риторическим, так как глаза открыть не представляется возможным. "Что со мной?"... Очевидно, я умерла и лежу в морге. Или, - во что мне больше хочется верить, - я сильно напилась. Если моя вторая теория верна, то вопрос "почему болит голова" отпадает. "Кто стонет рядом?"... Мммм, а правда, кто? Я что, переспала с кем-то? Хм. Ладно, отложим на потом. И, наконец, главный вопрос "кто я?". Надо попытаться вспомнить... Так, я люблю оранжевый цвет и ненавижу розовый... Розовый любит моя сестра... А как её зовут? Не помню. Мая, Муя, Мэя, Моя... Моя... МИЯ! Так, имя сестры я вспомнила, а своё никак. А как её фамилия? Кажется, Колуччи. Значит, и у меня такая же? Но почему мне так не хочется, чтобы моя фамилия была Колуччи?.. Почему-то мне кажется, что я не особо люблю Мию... Она меня обзывает... "Бешеная Андраде"... Андраде?!!! Вот, значит, какая у меня фамилия! Андраде... Почему-то хочется назвать себя сосиской... Сосиска, сосиска... МАРИССКА!! Я - Марисса Андраде! Фух, Слава Богу, выяснила. Теперь всё же попытаемся разлепить глаза", - Мари, пересилив боль от ядерного взрыва в голове, всё же открыла свои прекрасные очи. Сначала, как и полагается, замелькали оранжевые и голубые круги. Потом картинка прояснилась (коммент от автора: нет, вот все говорят - умная Марисса, умная. И чего она так страстно желала открыть глаза? Чего она так хотела увидеть? Неужели не могла догадаться, что где бы она не находилась, она всё равно увидит ПОТОЛОК?..)
Как я и предрекала, перед глазами Андраде предстал сеньор Потолок во всей своей красе. Белый, ровный и гладкий, только из середины торчит какой-то блестящий шар, местами треснувший... "Хм, я что, в диско-клубе?"
Тут рядом снова кто-то застонал. Мари попыталась повернуть голову. Зря, однозначно зря. Шея была словно железная. (коммент от автора: ой, я кстати такую страшилку интересную знаю, про училку с железной шеей, которая захотела у одного своего ученика отобрать нормальную шею. Она его заманила на кладбище, голову отрубила и выбросила, а шею его себе приделала. Круто, да?)
- Ты кто? - прохрипел кто-то слева, и Мари отчаянно позавидовала этому кому-то слева, ведь он мог разговаривать.
- А ты? - послышалось справа от Андраде. Тут люди, лежащие по обе стороны от рыжей, завели милую беседу:
- Я не знаю, кто я. По-моему, кукла.
- Да? А мне кажется, что я ацтек.
- Странно. Я, по-моему, знаю одного ацтека.
- Как его зовут?
- Не помню. Эммануэль вроде.
- Эммануэль - это девушка! Может, Мануэль?
- Ага, точно!
- А это не я, случайно?
- А у тебя волосы крашенные?
- Не знаю.
- Хм. Ну, может ты и Мануэль. А я кто?
- Ты же сказала, что ты кукла.
- Ну да. А зовут меня как?
- Я знал одну куклу.
- "Знал"? А она чё, умерла, что ли?
- Вполне возможно.
- А как ту куклу звали?
- Му-Му.
- Как-как?
Внезапно у Мариссы разлепились губы и она захохотала. Му-Му - вот как она теперь будет звать Мию.
- Кто это хохочет?
- Я, - пояснила ржущая Мари.
- Тоже мне, ржунья. Мне что-то не весело. Ой, а ты не знаешь, как меня зовут?
- Знаю. Мия.
- А, да, точно! Мия! Вспомнила. А ты кто?
- Марисса.
- А тот парень, который не знает, крашенный он или нет, он Мануэль?
- Вчера был Мануэлем.
- Супер! А где такой блондинчик... ну... Павлик...
- Может, Пабло? - подал голос Ману.
- Точно, Пабло.
- Да вон он, спит в обнимку с бутылкой.
- Ясно.
Следующие полчаса ребята по крупицам восстанавливали своё прошлое. К ним присоединился проснувшийся Пабло, который, как ни странно, помнил больше всех. В конце концов картина вчерашнего вечера кое-как нарисовалась. Вместе с этой картиной нарисовался и угроза приближающейся смерти от рук нечисти.
- Осталось четыре дня до нашей смерти, - мрачно изрекла Андраде, - Это так мило.
- Надо прожить эти четыре дня так, чтобы было, что вспомнить перед смертью! - с жаром произнесла Мия, - Я предлагаю устроить эротический день и эротическую ночь.
- Я ЗА!!! - заорал Мануэль.
- Я ТОЖЕ!!!! - вторил другу Паблито.
- А я в меньшинстве, - вздохнула Мари.
- Марисситочка, ну любовь моя, ну давай, ну согласись, - захныкал Паблунька. Андраде с жалостью посмотрела на возлюбленного и смилостивилась:
- Ну ладно уж. И каким же образом мы его устроим? - вопросительно уставилась на Мииту. Та покраснела и забормотала:
- Свечки поназажигаем ароматические, простыни чёрные понастелим и... ну... дальше по сценарию...
- И кто ж тебе его писать будет, сценарий-то? - захохотала рыжая, - Уж не Мануэль ли?
- Хватит, - Агирре встал между двумя огнями и примирительно взмахнул руками. Настроение у него заметно улучшилось после милого предложения его девушки, - Давайте для начала уедем из клуба.
Такое предложение все восприняли положительно.

Поездка до колледжа прошла без проблем, не считая того, что: у ребят не было денег (что поделать, слишком уж пиво вчера вкусным было); не хватало некоторых частей одежды (у Мариссы - резинки для волос, у Пабло - футболки, у Мануэля - брюк, у Мии - (?!) лифчика); перед глазами прыгали всё те же разноцветные геометрические предметы.
Но, несмотря на все неприятности, ребятишки всё же сейчас сидели в столовой и всё с тем же отвращением, что и вчера, разглядывали бутерброды. Мыслей в голове так и не появилось. Даже у несравненной Мариссочки. Наконец, мексиканцу надоело пялится на булку с колбасой и он сказал:
- Ну, посидели на посошок, теперь давайте устраивать эротический день... сейчас уже половина двенадцатого ночи. Так что, получается, всё это действо будет происходить уже завтра... Как быстро летит время! Скоро нам всем крышка.
- Угу, - вяло откликнулись остальные.
Снова молчание. Потом Мари внезапно сказала:
- Я ничего устраивать не буду, не умею. Пабло, сам стели всякие простыни с наворотами.
- Угу, - буркнул Паблито, понимая, что спорить с Андраде - это всё равно, что писать жопой, perdon, попой.
- Кстати, Мия, у меня тоже вкуса нет, - поспешно заявил Ману, - Я доверяю обустройство спальни тебе.
- Ладно.
- Дуноффа в школе нет? - спросила Марисса.
- Нет.
- А Бласа? - нервничала рыжая.
- С Бласом мы разберёмся, если что, - захихикал Ману и подмигнул другу. Они так и не рассказали девчонкам историю с кассетой.
- Ну, начинаем подготовления.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. НОЧЬ. ОПЕРАЦИЯ "Ударим эротикой по импотенции".

*Серхио говорит Франко:
- А я Иннес яйца Фаберже купил!
- Какие?
- Оба.

Подопытные: Мия, Мануэль
Состояние здоровья подопытных: ну про Манулю говорить не буду, всё и так ясно; Мия нервничает, боится, вообщем - как всегда.
Выдвигаемые идеи: ну какие тут идеи? Никакой теории - сплошная практика...

Мануэль ломился в закрытую дверь спальни Мии. Та возилась с приготовлениями уже несколько часов и мексиканец тысячу раз пожалел о том, что согласился на то, чтобы организатором ночи страсти была Колуччи. Наконец, - слава богам, - дверь распахнулась сама. На пороге стояла Мия (ну а кто ещё там мог стоять?) в самом, что ни на есть Эротическом одеянии с большой буквы. Откуда начать описывать - сверху или снизу? Ладно, думаю сверху будет эстетичнее.
Волосы блондинки были щедро облиты блёстками, которые образовывали на её шевелюре подобие корки. Губы накрашены ярко-красной помадой, причём неровно (торопилась, бедняжка, наверное), глаза подведены идеально, только почему-то лаком для ногтей. Красивое тело прикрывала ОЧЕНЬ короткая ночнушка под которой пряталось розовое кружевное бельё (ну а вы что, ожидали, что она в тулуп вырядится?). Ноги были босые, но зато упакованные в рванный мешки (как показалось мексиканцу). На самом деле (во всяком случае, по задумке дизайнера) это были колготки в сеточку.
Вот в таком чудесном образе обольстительницы Миита подошла к Ману и, впившись страстным поцелуем в его губы, затащила парня в комнату. И зачем было украшать её? Агирре всё равно ничего не успел разглядеть - ни свечи, испускающие жуткие миазмы, ни блестящие чёрные простыни.
Парочка уже почти повалилась на кровать, как вдруг мексиканец отстранился от девушки и чихнул. Та хотела продолжить поцелуй, но Мануэль опять чихнул. Потом снова и снова...
- Что с тобой, любимый, ты заболел? - озабоченно поинтересовалась Мия.
- Нет... а... а... апчхи! Просто у меня... а... апчхи, аллергия... а... а... апчхи... на... апчхи... свечи...
- На свечи?!
- Да... апчхи... на их... апчхи... запах... а... а... апчхи!
- Но на острове ты устроил мне романтический вечер со свечами и у тебя не было аллергии, - озадачилась Колуччи. Нет, всё-таки не зря Марисса без конца твердит про её "прямую извилину" - ну нашла подходящее время выяснять детали, нет бы вынести свечи сначала! Тем временем Мануэль, чихнув в двадцатый раз, произнёс:
- У меня аллергия только на... а... а... а...
- ?
- ...а... апчхи! Только на ароматические свечи!
- И что делать? - блонди уставилась на мексиканца.
- Убери отсюда их! Апчхи!
- Кого?
Ману вымученно чихнул и выдавил:
- Свечи, Мия, свечи...
До Барби, наконец, дошло. Она начала носится по комнате как сумасшедшая и выносить всю "красоту". Даже зачем-то всю косметику на столе свалила в косметичку и выкинула в коридор. Потом уселась на кровать рядом с Мануэлем. Тот выглядел шикарно. Особенно обаяния ему добавлял красный распухший нос и слезящиеся глаза.
- Что будем делать? Отложим эротический вечер на потом? - спросила Ми.
- Ты что, - испугался Агирре, - Нет, давай продолжим...
Вот она, железная мексиканская выдержка! Нам ни ветер, нам ни холод, нам ни бури ни по чём - импотенцию ударим эротичным кирпичом!
Дубль два. Влюблённым удалось-таки принять горизонтальное положение. Страсть переливалась через край пополам со слюнями и соплями, и голубки не заметили, как скользкие простыни доставили их прямо к краю кровати... БУХ! Два тела эротично грохнулись на пол, эротично при этом застонав.
- Больно, - завыл Ману, схватившись за ногу.
- Мне тоже, - захныкала Мия, потирая руку. Жалобы, адресованные неизвестно кому, продолжались минут десять. Потом Мия внезапно замолчала и, уставившись на Агирре, сказала:
- Да, здорово получилось. Вот тебе и "эротическая ночь". Дальше, я думаю, продолжать точно нет смысла.
- Ага, - вздохнул Мануэль, - Зато потом будет, что рассказать внукам... Апчхи!

Подопытные: Пабло, Марисса
Состояние здоровья подопытных: как и у первой пары
Выдвигаемые идеи: утопить, повесить, зарезать и застрелить Бустаманте.

В отличии от Колуччи и Агирре, у Андраде и Бустаманте ситуация была диаметрально противоположенная - Пабло уже давно закончил все приготовления, но вот Мари в комнату никак затащить не удавалось. Она хныкала, брыкалась, отпрашивалась в туалет, поесть, попить...
- Марисса! - умолял Паблито, - Ну пошли уже. Что случилось?! Почему ты не хочешь идти?!..
- Я... я... я... устала!
- Но Мари! Мия с Мануэлем уже давно закрылись в комнате!
- Удачи им!
- Мари...
Тут Бустику в голову пришла замечательная идея. Он крепко обхватил рыжую за талию, и, не обращая внимание на дикие вопли и удары в пах, потащил её в комнату.
- Идиот! Кретин! Недоносок! Тупица! Даун! Что ты делаешь?! Я не хочу! Не хочу! Не хочууууу... у... у... - продолжение гневной тирады застряло у Андраде в районе передних зубов, так как сыну мэра удалось затащить её в комнату. Вот это сюрприз - Пабло постарался на славу.
На стенах были развешены ярко-зелёные куски бархата, при взгляде на которые начинало рябить в глазах. Кровати Томаса и Гидусика (эротическая ночь должна была проходить в комнате Паблуни) были застелены пурпурными одеялами, а кровать самого Паблито была ядовито-оранжевой. По логике следует догадаться, что свечи были тоже цвета перезрелого апельсина, равно как и всё остальное убранство комнаты, которое включало в себя... шестнадцать ярких шариков, на которых было написано "Marizza". Шары были везде - на полу, на стенах, на кровати...
- Ну как, милая, тебе нравится? - блондин нежно убрал прядь рыжих волос со лба бунтарки, которая находилась в трансе.
- А... а... а... Пабло!!! Супер!!!! - Марисса отмерла и кинулась душить возлюбленного в объятьях. Тот не растерялся и, прижав Мари к стене, начал целовать. Потом пара потихоньку начала продвигаться в сторону ложа, как вдруг в голове у дочери Сони зашевелились нехорошие воспоминания, к которым присоединялось отвратительное предположение...
- Пабло, - девушка попыталась оторваться от парня, - Пабло, на кровати... НЕТ!!!!!
БААААААХ! Лопнуло ровно шесть шариков, на которые рухнули наши подопытные. Мари, контуженная на оба уха, закрыла глаза. Паблик понял, что натворил, и глаза его приобрели форму только что лопнувших шаров.
- Мариссита, - зашептал он, - Мариссита, девочка моя, что с тобой?
Андраде казалось, что на уши ей накинули отличную меховую шапку-ушанку. Звук долетал до её бедных ушек как сквозь барьеры. Причём в голове рыжей поселилась твёрдая уверенность, что этот самый звук, прыгая через барьеры, непременно сломал себе ноги и руки.
- Марисса, ты жива? - испуганно шептал супермен, - Мари, не пугай меня, солнышко, ответь!
Мари открыла левый глаз и вымолвила: "Да", о чём тут же пожалела - в голове взорвался фейерверк. Это было даже хуже лешего на плече... Вообщем, спустя сорок минут ситуация, если можно так сказать, нормализовалась - Марисска могла членораздельно говорить и относительно хорошо воспринимать голос Паблика, у которого от страха, что эротическая ночь провалилась, даже глаза вылезли из орбит.
- Мари, ну ты как? Нормально?
- Вроде.
- Ну... Давай провожу тебя до комнаты...
Мари с жалостью посмотрела на Бустика и сказала:
- Не строй из себя супермена. Марисса Пиа Андраде никогда не сдаётся! Продолжаем...
Уж кого-кого, а нашего Паблёныша два раза просить не надо. И снова страстные поцелуи, объятья и бла-бла-бла, подробное описание которых можно почитать в любом фике с пайрингом М&P и жанром romance. И вот, оба уже почти постащили с себя всю одежду, как вдруг... со стены с тихим шелестом слетела бархатная ткань, накрыв влюблённых с головой. Те сначала пытались выпутаться, но своими брыканиями закручивались в бархат ещё больше. В конце концов, Марисса не выдержала и, захохотав, спихнула с себя Бустаманте. Тот, пыхтя от злости, с рычанием пытался сорвать с себя ненавистную тряпку. Благодаря своим тщетным усилиям он грохнулся на пол, а потом тоже засмеялся.
Мари слезла с кровати и легла рядом с Пабло, прошептав:
- Ох, Паблито-Паблито, мы с тобой просто сногсшибательная парочка. Давай обойдёмся без эротических ночей? - на что блондин вздохнул и произнёс:
- Ты права. Как всегда.

УТРО. "Прогулочка по аду"

*Вы ещё не знаете Сабрину Гусман? Тогда она идёт к вам!
*Самый страшный и мучительный ад - это место, под названием Земля:
Черти прыгают в аду,
Черти врут и на ходу
Они гадости творят,
Погубить тебя хотят,
Пыль в глаза тебе пускают,
И кошмарами пугают,
Обещают всё, что хочешь,
Тебе голову морочат.
Черти лгут, тебя не любят,
Кто же эти черти? Люди.
("Черти", автор Миита)

Подопытные: так, меня этот пункт уже начинает раздражать
Состояние здоровья подопытных: тяжёлое психическое расстройство
Выдвигаемые идеи: БЕЖИИИМ!!

Всё та же ненавистная столовая. Всё те же намозолившие глаза бутерброды. Но теперь ко всему этому прибавился ещё и отвратительный, воняющий мокрой тряпкой яблочный сок. Ребята сидели, понуро свесив головы. Да уж, ничего не скажешь - после убийственной пьянки с синими слонами такой провал. Эротическая ночь не удалось ни у одной пары... И ни одна пара не хотела в этом признаваться. Сцена "Молчание ягнят" длилась долго, но шебутная Андраде не могла больше двадцать минут сидеть молча и без дела, поэтому она начала ёрзать на стуле и расплёскивать по всему столику сок. Потом, наконец, успокоившись, она глубоко вдохнула и выпалила:
- Предлагаю погулять в парке.
Мизансцена "Молчание ягнят" сменилось картиной "Чувак, ты реально не въезжаешь, чё-то смысл не догоняешь". Все вылупились на Мари круглыми глазами. Мия и Мануэль предпочли промолчать и снова уставились на бутерброды, но Паблито, естественно не удержался:
- Мари, ты здорова? Какой парк? Какой, к чёрту, парк?! Сначала нас до одури напугала нечисть, потом мы надрались в каком-то второсортном клубе, потом целый день боролись с похмельем, потом... потом... да к чёрту!!! Да, я признаюсь и заявляю на всеобщее услышанье - у нас с тобой не удалась ночь!
- У нас тоже, - пискнула Ми и снова принялась изучать еду.
- Вот! Вот!!! - Бустик срывался на истерику, - У нас ничего не получается!! Осталось три дня, даже меньше!!! Мы скоро все подохнем!! Какой парк, скажи мне, какой парк?!!
- Мы сами виноваты в том, что случилось!! - завопила Марисса, вскакивая, - Сегодня, милый мой Пабло, понедельник!! Сегодня уроки!! Я не собираюсь последние дни своей жизни доживать, слушая бред Хильды или Кармен! Я лучше прогуляюсь!! Кто со мной? - горящие карие глаза уставились почему-то на Мануэля. Тот съёжился и, переглянувшись с Миитой, пробормотал:
- Ну я, впринципе, не против...
- А ты, Мия?
- Если Мануэль согласен, то и я...
- Вот и здорово!! - победно заорала рыжая, - А ты, Паблунечка, сиди и кисни в этой тюрьме! Пойдёмте, - Андраде схватила влюблённых за руки и на буксире потащила их к выходу. Пару секунд Бустаманте сидел молча, потом отпихнул от себя булочку, как будто именно она была виновником всех его проблем, и порысил за своей ненаглядной сумасшедшей.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Воскресенье, 20.04.2008, 06:45 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Грязный-грязный автобус. Ситуация, как в известном афоризме - слева пахнет духами, справа одеколоном... Зашёл бомж и от всех стало пахнуть одинаково. Догадайтесь, чем?
Наконец, еле плетущаяся тачка остановился и, выдохнув удушливое облако бензина, выплюнуло ребят на улицу. Ну, улица - это сильно сказано. Скорее какая-то лесопарковая зона с парочкой перекосившихся домишек.
Ребята уныло поплелись по дороге, изредка кашляя и чихая от пыли. Прогулка на природе уже не казалось такой замечательной идеей.
ПРОШЛО 30 МИНУТ.
- Эй, люди, куда мы зашли? - опомнился Мануэль, оглядываясь. Вокруг стояла стена леса. Миленько!
- А? Что? - рассеяно спросила Мари.
- Мы, кажется, заблудились, - констатировал Пабло. Гробовое молчание. Язык у всех почему-то прилип к нёбу, руки и ноги стали ватными.
Вдруг Мия почувствовала, что кто-то сзади докоснулся до её плеча. Переселив неизвестно откуда навалившуюся лень, Миита развернулась назад и... не увидела никого. Тогда она развернулась назад, решив убить Мануэля, который, как ей показалось, так глупо пошутил над ней, но его, равно как и Мари с Пабло, не было.
- Эй, ребята! - вяло позвала блондинка, - Вы где?.. Не смешно. Выходите!
Тишина в ответ. Внезапно оцепенение спало с девушки и она, осознав весь ужас ситуации, заорала. Её высокий голос разнёсся и, ударившись о деревья, эхом врезался Барбите в уши.
- Папочка, - прошептала Ми. Ох, зря...
- Ты меня звала, дочка? - послышалось за спиной. Колуччи медленно обернулась и облегчённо выдохнула - сзади на самом деле стоял её отец. Ну и что, что у него синевато-зелёная кожа и странно поблёскивающие глаза. Подумаешь.
- Папуля, - девушка кинулась в шею отцу, - Папуля, ты не видел ребят?
- Нет, дочка. Пойдём, - и Франко, довольно сильно схватив Мию за руку, потащил её вглубь леса. Как на автопилоте блонди плелась за ним. Вдруг она заметила, что под ногами у неё не земля, прикрытая опавшей листвой, а... угли. Красноватые дымящиеся угольки. А вокруг уже не огромные деревья, а... какие-то чёрные штуки, похожие на... котлы?!!!!
В мозгу куклиты прояснилось. Вопросы червяками полезли в голову...
- Папочка, - осторожно начала она, - А что ты делал в лесу, а?
- Гулял, - буркнул Колуччи.
- Гулял?!
- Да. Кстати, мы пришли.
- Куда?!
- Сюда, - мужик повернулся к Мие и...
- АААААА!!!!! - она кинулась прочь. Знаете почему? У нашего милого лже-Франкито было свиное рыло. Даааа, такого и в страшном сне не увидишь.
Мия бежала минут десять, потом остановилась и отдышалась...

Мари проснулась посреди какого-то поля. Она огляделась и пришла к выводу, что всё же ещё не проснулась и это сон. Ну, разве может на полянке быть не трава, а раскалённые камни? А вместо цветочков кости? Конечно же, нет. Такого просто не бывает! Ну да, как же, не бывает. Милая Мариссита, в этой жизни всё бывает! И тот скелет, который приближается к тебе, это вовсе не глюк...
- Здарово! - скелетище дружелюбно помахал рукой.
- Привет! - "Вау, вот это сон. Обалдеть прямо."
- Как дела?
- Нормально. А что ты делаешь в моём сне?
- В каком?
- Ну, в этом.
- Это не сон, - скелет подошёл к Андраде и уселся рядом с ней, при этом больно задев её костями.
- А что же?
- Это реальность, - от мертвеца нестерпимо воняло чем-то. Смутные подозрения заколыхались в голове рыжей. Разве во сне можно, скажите на милость, ощущать запахи и прикосновения? Нет. Так значит из этого следует... Первым позывом Мари было заорать и кинуться, куда глаза глядят. Но потом на поняла, что это глупая идея. Как бы невзначай в промелькнула мысль о том, что ребятам сейчас, наверное, тоже не сладко. Кстати, где они? Ладно, неважно пока.
- Ты зачем ко мне пришёл? - между прочим, поинтересовалась Марисса, потихоньку давая "задний ход".
- Проводить тебя, - ответила нечисть и обворожительно улыбнулась, демонстрируя картину под названием "Рай кариеса" или "Страшный сон стоматолога".
- Куда проводить? - тянула время девушка, оглядываясь и намечая пути отступления.
- На прогулку.
- Ааааа, прогулку... - три, два, один... Старт! Андраде пулей, со скоростью обкуренного зайца сиганула вправо и понеслась прочь от своего странноватого собеседника.

Очевидно, нечистая сила решила пожалеть нежных и слабонервных парней, поэтому не стала их разделять по одному. У Манули и Паблуни на пару секунд потемнело в глазах, а потом, когда зрение вновь к ним вернулось, девчонок рядом не было.
- Блин, куда они делись, мать их? - обозлился Бустаманте. Тут следует заметить, что он употреблял и другие выражения, покрепче, но не буду их тут приводить.
- Тоже мне, шутницы, - пробурчал Агирре.
- Чё, пошли их искать?
- Обойдутся.
- Не, ну как-то стрёмно... Вдруг с ними что-то случилось?
- С твоей сумасшедшей всё что могло, уже случилось.
- Я серьёзно.
- И я.
- А твоя пустоголовая Мия? За неё не боишься?
- С ней рядом Андраде. А это даже лучшая защита, чем я.
- Ну давай поищем для приличия!
- Ну... давай...
Парни пошли наугад. Сначала деревья стояли сплошной стеной, но потом лес внезапно расступился и перед глазами двух блондинов предстало премиленькое озерцо. Голубенькое такое. С волнами. Ну, всё пучком, то есть.
В глазах Паблито мелькнул испуг, и он дрожащим голоском спросил:
- А вдруг они... того?
- Чего?
- Ну... Утопились.
- В честь чего?
- Несчастной любви.
- Да ну? У нас с Мией вполне счастливая любовь.
- Давай нырнём, проверим, вдруг они утонули?
- Ныряй.
- Я плавать не умею.
- Эх, что с тобой делать? - скептическим взглядом окинул Мануэль друга и снял штаны. Тут же раздался хохот Бустика - трусы мексиканца были синенькие, с беленькими русалками.
- Ничё смешного, - огрызнулся Агирре, - Между прочим, я на них ползарплаты потратил.
Ману глубоко вздохнул и, не замечая хихиканья товарища, нырнул...

Мия отдышалась и огляделась. Потом икнула раз, другой, третий. Замечательная картинка - красные угли и чёрные котлы, откуда доносились недвусмысленные стоны (только не подумайте ничё плохого) - всё это исчезло. Даже учитывая свои скудноватые умственные способности, Миита допендрила, что это был ад, поэтому она была несказанно рада, что этот пейзаж сменился другим... Но каким! Кошмар безумной Барби - вот как можно окрестить то, что сейчас разглядывала куклита. Откуда начнём-с? Справа или слева? А давайте сверху.
Итак, небо над прелестной головкой Колуччи было тёмно-розового цвета. Облака были пастельно-розовые, солнце конфетно-розовое. Земля под её стройными ногами была светло-розовая, трава бледно-розовая. Птички (?!) тоже были розовые, явно как и зверюшки (?!!). Розовым было ВСЁ.
Ми, еле живая от непонятного ужаса, кинула мимолётный взгляд на свои руки, чтобы проверить, не испортился маникюр и...
- НЕЕЕТ!!!!! - руки, равно как и ноги, да, впрочем, и всё тело были аналогично розовыми...

Мари, измученно ловя ртом воздух, сидела на каком-то камне и пыталась оценить situetion. Что же это получается? Они пошли прогуляться в лес, а попали в ад?! Даже не надо было быть супер-умной Мариссой Андраде, чтобы понять, что всё это козни гадкой Сабриночки Гусман. Что-то подсказывало рыжей бестией, что ей придётся ещё многое пережить...
Бунтарка сейчас находилась в довольно странном месте, которое можно было бы назвать преисподней, если бы не одна деталь - вокруг был скудный лесок. Хм, в аду есть лес? А в лесу ад? А если это не ад и не лес, то, что же, позвольте поинтересоваться?..
Марисса тупо пялилась на деревья, пока не заметила, как между ними мелькает что-то белое. Девушка насторожилась. Белое... Тем временем картинка прояснилась - "что-то белое" оказалось людьми. "Что-то белое" оказалось людьми, одетыми в длинные рубашки. "Что-то белое" оказалось людьми, одетыми в длинные СМИРИТЕЛЬНЫЕ рубашки. "Что-то белое" оказалось ПСИХАМИ.

Вода была довольно холодной и мутной. Мануэль неплохо плавал, а виной тому был один чудный случай. Расскажу вам о нём. Однажды, когда Ману было около пятнадцати лет, он ещё жил в Мексике. Как у всех подростков, гормоны у него бродили везде - даже в ушах. Как-то раз Агирре и его одноклассники узнали, что девушки из соседней школы будут купаться в местной речушке голыми. Без купальников. Мексиканец с дружбанами решили "чуточку подглядеть". Бедные парни не учли одного - милые девушки уже несколько лет занимались карате...
Когда наших шпионов заметили, все товарищи Мануэля сбежали, оставив нерасторопного парня одного на съедение голым мегерам...
Его топили минут пятнадцать. Потом сильно избили. Потом снова топили. И лишь потом отпустили домой. С тех пор мексиканец панически боится девушек, весом больше шестидесяти кило. Может поэтому он выбрал тощую Мию?.. Зато благодаря тому случаю Мануэль замечательно плавает и может задерживать дыхание на очень длительное время.
Но это так, лирика. Не будем обращать внимания на этот эпизод, ведь у каждого есть свои скелеты в шкафу. Кстати, о скелетах...
Агирре изучил всё озеро вдоль и поперёк. Ничего, даже отдалённо напоминающую Мию и Мариссу, на дне не было. Зато на дне нашлась другая миленькая вещица - золотая (как показалось ацтеку) монетка. Ну не упускать же случай? Мануэль подплыл к предполагаемому сокровищу и начал его детально изучать, не замечая, что его обступили со всех сторон какие-то странные существа с лицами пьяных куриц, туловищем а-ля "похудевшая Фелиситас" и рыбьими хвостами. И лишь по разноцветным волосам на их башках можно было догадаться, что это русалки...

- Мама, - прошептала Мия, - Всё розовое...
- Разве это не твоя мечта? - весело спросил кто-то сзади. Колуччи, наученная прежним горьким опытом, мгновенно обернулась. Миленький чёртик. Миленький розовый чёртик стоял сзади. Ми не нашла ничего лучше, как спросить:
- Ты кто?
- Чёртик.
- Какой?
- Не помнишь?
- Нет.
- Ну как же - пьянка, собака Бетховен, розовый чёрт... Было?
- Было...
- Так вот, я и есть тот самый розовый чёрт. Розовый чёрт, исполняющий мечты.
- ?!
- Ты хотела, чтобы всё было розовое, вот всё и стало розовым. Желание клиента - закон.
- А я что, твой клиент?
- Да. Все умершие - мои клиенты.
- Я умерла?!!!
- Пока нет... Но сейчас мы это исправим...
Никогда до этого Мия Колуччи не бегала марафон со скоростью сто двадцать километров в час.

"Блин", - подумала Марисса, разглядывающая сумасшедших, медленно приближаясь к ней. Их было штук тринадцать. Да уж, любит нечисть число тринадцать, ничего уж тут не поделать.
Внезапно от общей кучи психов отделился один псих. Мужского пола. Он подошёл прямо вплотную к Андраде и рыжая не без удивления узнала в этом чуваке Хавьера. Нехорооошие подозрения закопошились в её бедной головушке... Она внимательно вгляделась в лица остальных сумасшедших и поняла, что ВСЕ они её ОДНОКЛАССНИКИ!!
Аланис, который, очевидно, являлся вождём всей этой стайки, встал в позу оратора и громко произнёс:
- Сестра наша, мы рады тебя приветствовать!
- Э... Сестра? - озадачилась Мари.
- О да! Сестра. Будущий член нашего общества "Почитатели, поклонники и последователи Кармен".
- Но... Вы же психи! Я... я не могу быть вашей сестрой...
- Да ты-то, как раз, и можешь. Кто в школе "Элитный путь" носит звание самой психованной и сумасшедшей? - скептически скривился Хавьер.
- И что вы будете со мной делать?..
- Ты станешь нашим идолом! Мы будем тебе поклонятся, молится на тебя, а потом принесём в жертву...
Никогда до этого Марисса Андраде не бегала марафон со скоростью сто двадцать километров в час.

- Эй, мексиканец! Золотишка захотелось? - послышался противный писклявый голос откуда-то справа. Мануэль даже не увиделся тому, что услышал голос под водой. Ведь звуки под воду вроде не проникают!.. Друзья мои, ну это же Агирре! В последнее время он стал тупее Колуччи.
Можно было бы сказать, что Ману испытал шок, увидев КТО с ним разговаривал, но это было бы неуважение по отношению к нему. Он испытал не просто шок, он... Ещё не придумали люди такого слова, вообщем. Существа скалились и постепенно сужали круг, отрубая блондину все пути отступления...
Никогда Мануэль Агирре не плавал со скоростью сто двадцать километров в час.
Мексиканец вылетел из воды, как пробка из бутылки и, схватив в охапку уже порядком заскучавшего Паблито, понёсся, куда глаза глядят.

Когда Ми врезалась в Мариссу, она даже не почувствовала боли от очень сильного удара в лоб. Никогда ещё встреча с сестрой не приносила ей столько радости.
- Мари!!! - рыданья пополам с соплями и слюнями повисли на шее несчастной Мариссы, которая уже была не рада, что сбежала от психов-одноклассников.
- Уйдииии, - застонала Андраде.
- Мари, со мной такое, такое, ТАКОЕ случилось!!.. Папа... свинья... бежала, бежала, а потом... розовая рука! Чёрт, ну... Бетховен... розовый...
- Я всё поняла, - уныло протянула Мари, тщетно пытаясь от себя отцепить любимую Миюсю. Внезапно где-то вдалеке послышался отдалённый гул, переросший в крик:
- ААААА!!!..
Выяснилось, что это летит Мануська, а за ним Паблуська, и истошно визжат. Вот только одно непонятно: от чего вопил Пабло? Ведь он-то ничего такого не видел. Заметив Мариссу, Бустаманте кинулся ей на шею, спихивая оттуда Мию и тут-то рыжая и пожалела - уж лучше, если на тебе висит хрупкая куколка, чем здоровенный боров. Мануэль в свою очередь повис на Миите.
Ребята, захлёбываясь словами, выплёскивали друг на друга впечатления, которых у них накопилось очень много. Вообщем, не буду вас утомлять подробностями, но в конце Erreway`цы сошлись на том, что в ситуации можно разобраться и в каком-нибудь более спокойном и менее опасном месте. Общими усилиями они вспомнили путь до шоссе, потом нарыли в карманах мелочь и ввалились в подошедший автобус. В другую дверь вывалились все остальные пассажиры, посчитав, что в маршрутку сел цыганский табор. Но, как говорится, всё что ни делается, всё к лучшему - у друзей появилась возможность всё спокойно обсудить.
- Чем дальше, тем хуже, - вещала Марисса, - Сначала опустошение шкафа Мии, потом фиолетовые пони, следом убойная эротическая ночь, теперь вот такая хрень с адом, или куда мы там попали... Что-то мне всё это не нравится. Что вообще за ерунда? Хотели прогуляться в парке, но заблудились. Потом нас зачем-то разделили и с нами стало творится неизвестно что. У меня одноклассники-психи, у Мии розовые черти, у Мануэля разноцветные русалки. А осталось очень мало. Три дня.
- Куда мы поедем? - неожиданно спросила Ми, - В колледж или...
- Я думаю, нужно в колледж. Там, по крайней мере, охрана есть, - вздохнул Ману.
Воцарилась тишина.
Через полчаса дружбаны прибыли по месту назначения. Они как-то не подумали о том, что выглядят сейчас просто сногсшибательно - грязные, оборванные и очень уставшие.
Естественно, по всемирному закону подлости, в холле они натолкнулись на Бласа. Эрредия сладко улыбнулся и пропел:
- Ага, знаменитая подпольная группа. Как вас там? "Мятежный пук"?
- Заткнись!! - проорала Андраде и, если бы не Пабло, который её сдерживал, она бы точно оставила парочку автографов на холеной морде старосты.
- Скоро заткнуться придётся вам, - растягивал слова Бласик, - Вас не было в школе два дня...
- Врёшь!! - снова завопила Мари, - Нас не было один день!! Мы уехали сегодня утром, а сейчас шесть вечера!!
- Нет, сеньорита Спи...
- АНДРАДЕ!!
- Андраде, - мирно согласился узурпатор, - О пропаже четырёх учеников, - Бустаманте, Колуччи, Андраде и Агирре, - заявили во вторник утром. А сейчас вечер среды.
- Что?! - пропищала Мия, - Так это значит... значит... уже кончается четвёртый день... - и грохнулась в обморок.
- Какой день? - не врубился Эрредюльчик.
- Да так, - быстро проговорила Мари, - Вообщем, ладно, мы побежали, - и, схватив в охапку Мануэлю, отрубившуюся Колуччи и охреневшего Паблито, Андраде понеслась вверх по лестнице, не обращая внимания на вопли Бласусочка.
- Что же это получается? - пыхтел Бустаманте, пытаясь угнаться за своей полоумной девушкой, - Мы гуляли в этом чёртовом парке два дня?..
- Выходит так, - буркнула Мари, - Хотя Бласу нельзя верить, может, сейчас и не среда... - тут рыжая заметила идущую по коридору Фернанду, - Фер!!!! Какой сегодня день недели?!!
- С... с... с... реда... - прозаикалась Байрон и кинулась прочь от этого "звезданутого квартета".
- Чёрт!! - завопила Марисса, - Осталось два дня. В субботу утром за нами придет эта дура Сабрина! Что делать?!!
- А что можно делать? - безнадёжно произнёс Мануэль, - Я устал и хочу спать. Всё равно ничего мы не придумаем. По крайней мере, в таком состоянии.
- Хм, а ты прав, - протянула Мари, - Ладно уж, наверное, на сегодня хватит приключений. В конце концов, получается, что мы два дня не спали. Так что, давайте расходится!
Мануэль, Мари и Паблито попрощались и разошлись в разные стороны - Агирре потащил свою возлюбленную, которая так и не пришла в себя, в её "розовое царство", а Бустик и Андрадка поплелись по своим комнатам.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. "Примеряем гробы или Мия Колуччи репетирует похороны".

*Мия спрашивает у врача:
- Доктор, как там мои анализы? Всё серьёзно, да?
- Об этом потом. Лучше скажите свои параметры.
- А зачем вам?
- Да это не мне. Это плотнику...

Подопытные: достали уже!!!!
Состояние здоровья подопытных: ОЧЕНЬ тяжёлое психическое расстройство, шизофрения, атрофация мозга. Вообщем, капитальный пипец.
Выдвигаемые идеи: ввиду тяжёлого диагноза идеи самые офигительные.

Мия проснулась и потянулась. Милое утро. Солнышко, птички, тра-ля-ля. Трам-пам-пам. Тили-тили. Взгляд Колуччи по плавной траектории скользнул и наткнулся на розовую остановку. Всё розовое. И бельё на ней розовое. В голове зашевелились воспоминания: вот она из ада попадает в жуткое розовое царство... Розовый чёрт, который хочет её убить...
Блондинка вздрогнула и поморщилась. Надоело ей быть приторно-конфетно-сиропно-сахарной. Надоело быть розовой. Надо что-то менять...
Тут же в её прелестную головку, украшенную парой зеленовато-голубых глаз, залетела мысль о том, что осталось два дня. А потом... потом придёт Сабрина и... мамочки, даже страшно представить, что будет.
Ми картинно вздохнула (зрителей не было, но играть на публику вошло у Барбиты в привычку) и подошла к зеркалу. Мия Колуччи - законодательница моды и должна остаться ею даже после смерти. Она не должна погибнуть в какой-нибудь грязной канаве... бее... Нет. Она должна умереть по-другому.
Перед глазами куколки возникла картина: вот она лежит на роскошной розо... нет, только не розовой. А какой? Ну, скажем белой. Лежит она на роскошной белой кровати в шикарном роз... белом платье, а на лбу у неё белая повязка... Нет. Повязки не надо. Она же ещё не мертвец, в конце концов. Пока не мертвец...
Вокруг её смертного ложа столпились родственники и друзья. Марисса, рыдая, говорит, что никогда больше не будет обзывать её безмозглой куклой и тупой Барби, Франко обещает, что купит ей всю последнюю коллекцию Гуччи, Мануэль... Мммм, какую же роль отвести мексиканцу? Хм. Пусть он стоит на коленях перед умирающей возлюбленной и, шепча ей признания в любви, расцеловывает её бледные руки...
Мия мечтательно улыбнулась, но тут же себя одёрнула. Какие-то у неё некрофилически-садистские замашки обнаружились. Но всё равно, к похоронам надо подготовится.
Ввиду очень небольшого количества серого вещества, мысль в голове Барбиты оформлялась довольно долго. Но по прошествии часа она, со счастливым видом и криком "поняла!", схватилась за сотовый.
- Алло, это похоронная контора?

Марисса сидела на кровати, поджав под себя ноги, и думала. Она - главная мятежница и бунтарка колледжа. Она, как Мия, не играет на публику, и даже наедине с собой она бунтарка. И мятежница.
Сколько там до смерти осталось? Два дня? Нужно сделать что-то особое, из ряда вон выходящее. Чтобы было, что вспомнить в раю. А кто сказал, что Марисса Пиа Андраде попадёт в рай? Ладно, не отвлекаемся. Что же такого сделать-то, а? Убить Пабло? Ммм, заманчиво, но всё же после смерти хочется греться в лучах райского солнышка... Зачем из-за этого придурка брать грех на душу? Что же ещё сделать... Придушить Соль! Да что такое?! Что, кроме убийства ничего больше нельзя сделать?
А может... может...
- ЗНАЮ! - заорала Мари и вылетела из комнаты.

- Ну почему у вас нет оранжевых гробов? - хныкала Мия.
- Девушка, в сотый раз вам повторяю. Оранжевых нет. Есть обыкновенные деревянные, самые простые. Есть обтянутые красным и чёрным бархатом, есть белые с медными ручками...
- Но мне нужен оранжевый!! Я хочу оранжевый! А розовых нет? - на всякий случай поинтересовалась Колуччи.
- Девушка, хватит нести чушь, - разозлились на том конце, - Вы бы ещё голубых и салатовых попросили. Это же не свадьба, а похороны!
Тут в голову куклиты залетела мысль (!):
- А вы можете просто обтянуть обыкновенный гроб оранжевой тканью?
Тишина. Потом кхеканье, бульканье, следом голос:
- Ну... э... за... определённую... плату... А зачем вам? - внезапно поинтересовалась сотрудница.
- Понимаете, просто через два дня меня убьют, - невинно забормотала Ми, - Раньше я любила розовый цвет, но потом этот противный чёрт меня чуть не убил, и поскольку он был розового цвета, то я теперь этот цвет ненавижу. А моя сестра любит оранжевый. Она у меня псих, я подумала и поняла - если и мы сёстры, то я тоже псих. Ну и почему бы мне тогда не заказать гроб оранжевого цвета?
- Э... э... э... - консультант была сражена на повал, - Э... Ну... Мы всё сделаем... С вам тысяча.
- Чего?
- Долларов.
- Ладно. Только ещё одно условие.
- Какое? - простонала тётка, ожидая, что чокнутая клиентка попросит что-нибудь типа фиолетовых цветочков по краям крышки или миленького узора на ручках.
- Заказ должен быть доставлен в колледж "Элитный путь" через чёрный ход. Сегодня. Желательно через двадцать минут.
- Но... Мы за двадцать минут и доехать-то не успеем... К тому же...
- Три тысячи. Долларов.
- Ладно, будет сделано.
- До свидания.

Марисса кралась в сторону комнаты Мануэля. Бласа на горизонте не было. И аллах с ним. Тем временем рыжая добрела до двери с табличкой "Агирре. Бланко. Агиллар. Урколла" и тихонько отворила дверь.
Ману сидел на кровати и смотрел в потолок. Заметив вошедшую Андраде, он растянулся в улыбке до ушей и начал:
- О, Мари! Привет. Тебя Блас не заметил? Зачем ты пришла? Скоро же уроки...
Рыжая глубоко вздохнула и решилась. Быстрым шагом она подошла к мексиканцу и...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Воскресенье, 20.04.2008, 06:45 | Сообщение # 6

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Гроб доставили через шесть минут пятнадцать секунд. И всё равно Мия закатила дикий скандал, потому что ей показалось, что "гроб обтянут не оранжевой тканью, а какой-то тряпкой цвета прокисшей мочи". Поэтому заплатила она не три тысячи, как обещала, а только полторы. На робкое замечание сотрудников о том, что "сеньорита предлагала большую сумму", Колуччи взяла ноту ля третьей октавы и завопила, что "если немедленно вы отсюда не уберётесь, то уберу вас отсюда я". Конфликт был благополучно разрешён.
Когда блонди осталась одна, она придирчиво осмотрела гроб и пришла к выводу, что он очень даже ничего. Миленький. Нет, всё-таки надо было добавить чуточку розового... Ну, как напоминание о прошлом. "А что, хорошая идея!"
В мире нет ничего невозможного, не так ли?
Мия взяла с тумбочки розовый карандаш для подводки глаз и, хищно улыбаясь, подошла к гробику...

Марисса быстро подошла к Мануэлю и страстно его поцеловала, даже не дав ему опомнится. Агирре от удивления и страха за психическое здоровье подруги сначала вылупил глаза и не отвечал на поцелуй, но потом всё же начал шевелить губищами. Наконец, обоим стало реально не хватать воздуха и они отлепились друг от друга. Немая сцена. Потом Мари вытерла губы и пробормотала:
- А ты неплохо целуешься. Миите повезло.
- Ты тоже, - отмер Ману, - А что это, собственно говоря, было? Ты решила уйти от Бустаманте ко мне? Турнуть Мию захотела?
В глазах Андраде мелькнул дьявольский огонёк. Она состроила мину а-ля "умираю от несчастной любви" и елейно-отчаянным голоском запела:
- Ману, я решила признаться тебе в своё тайном грехе!
- Каком? - икнул мексиканец.
- Я давно сгораю от страсти, - рыжая сжала зубы, чтобы не заржать и процедила, - к тебе!
- К... к... ко мне?!!
- Да! Я ненавижу Мию не потому, что она тупая, а потому, что именно она заняла место в твоём сердце, а не я! Я так люблю тебя, милый мой мексиканец, - и Мари повисла на шее блондина, всхлипывая от смеха.
- М... Мари, а... Пабло?
- Я не люблю его! Просто я хотела забыть о тебе!
- Но... но Мари... - беспомощно залепетал Мануэль. Не хватало на его голову ещё одной истерички, - Ты же моя подруга!
- Да! Да! Да! Но я люблю тебя!! О, любовь моя! Я хочу тебя! - Мари прикусила язык. Что-то она увлеклась.

Была на свете розовая-розовая комната. И стояли в этой комнате два розовых-розовых стула. И стоял на этих стульях оранжевый-оранжевй гроб в розовую-розовую крапинку. А рядом с этим оранжевым-оранжевым гробом в розовую-розовую крапинку стояла кукольная-кукольная девушка в розовой-розовой кофточке.
"А что, классно получилось", - удовлетворённо подумала Ми, - "Мило. Ярко, по-летнему, свежо... Интересно, как я буду смотреться в этом гробике?"

Глаза у Ману были красивые. Чёрные. Блестящие. Квадратные. Он прозаикался:
- Т... ты... что?!!!! ХОЧЕШЬ МЕНЯ?!!
Марисса поняла, что если продолжит этот спектакль, то мексиканца хватит дедуля Кондратий. Поэтому она постарался как можно ласковее улыбнуться и протянула:
- Я пошутила.
Дед Кондратий всё же схватил Мануэля. А вот интересно, за какое место?

Была на свете розовая-розовая комната. И стояли в этой комнате два розовых-розовых стула. И стоял на этих стульях оранжевый-оранжевй гроб в розовую-розовую крапинку. А в этом оранжевом-оранжевом гробу в розовую-розовую крапинку лежала кукольная-кукольная девушка в розовой-розовой кофточке.
- Так, что-то мне как-то неудобно, - бормотала Мия, ворочаясь в гробу, - Как-то давит... И стенки узковатые. И подушка неудобная, - Колуччи неловко крутанулась и... задела рукой крышку. Послышался сухой щелчок.

- Ману! Ману! Очнись, Мануэль! - Андраде хлестала друг по щекам. Агирре открыл правый глаз и внимательно уставился им на Мари. Потом нервно вздохнул и начал:
- Мари, я, конечно, уважаю твои глубокие чувства, но пойми, нам нельзя быть вместе. Я люблю Мию и...
- Мануэль! - простонала рыжая, - Я же пошутила! Как ты мог купиться?
- П... п... пошутила?... - как-то обречённо выговорил ацтек.
- Да!
- Но зачем было меня целовать?..
- Хотела совершить идиотский поступок, чтобы было, что перед смертью вспомнить.
- Ты меня чуть не убила, живодёрка.
- Да ладно! А целуешься ты всё-таки классно...
- Мари, мне как-то перед Мией... стыдно, - потупился Ману.
- Почему?
- Ну... не знаю. Давай сходим к ней?..
- Пошли.
Друзья дошкандыбали до двери Колуччи и вошли. Увиденная картина пригвоздила их к полу. Описать вам её? Или уже запомнили? Розовая-розовая комната, розовые-розовые стулья... И гроб. Оранжевый, в розовую крапинку. Закрытый. И никого в комнате нет.
- Что это? - прошептала Андраде, повиснув на Ману.
- Не знаю...
Внезапно из гроба достался стон.
- Господи, Мию что, уже убили?!!! - завопила Марисса, - Я задушу эту Сабрину!!!
- Тише ты! - цыкнул Агирре и подошёл к гробу. Послышалось глухое: "Быть мной - тяжкий труд... Помогите..."
- Кажется, Колуччи там, - констатировал Ману, - Совершенно непонятно, зачем ей это чудо, которое напоминает гроб лишь по форме, но тем не менее. Она отчего-то туда залезла. Нужно её спасти, пока она не задохнулась там.
- Я позову Пабло, - прошептала Мари и понеслась за Бустиком. Тот, когда ему объяснили ситуацию, сначала упал в обморок, потом почему-то зарыдал, а потом притащил плоскогубцы и вскрыл последнее пристанище, вытащив оттуда бледную испуганную Мию. Слов не было, равно как и букв. И даже звуков. Но на сегодняшний день это не последнее испытание, которое выпадет сегодня на их долю.
Послышался стук в дверь. Потом филенка отворилась и в комнату вошла Сабрина.
Глава 6.
"Неожиданная развязка."
Заключительная, слава тебе Господи.

Никаких эпиграфов, всё, надоело уже.

Все замерли. Не успели они отойти от шока после милого случая с Колуччи, как тут ещё и Гусман припёрлась собственной персоной.
Мари в себя пришла первая:
- Ты зачем пришла, **** *******?!!! Сказала же, что через шесть дней придёшь!!!
- Да заткнись ты, - буркнула Сабри, - У меня новость. Хорошая для вас и плохая для меня.
- Хорошо, что не наоборот, - сквозь зубы прокомментировал Паблито.
- Не нужна нам твоя новость!! - визжала Мари, - Катись отсюда на ***!!!
- Да не ори!!! Дай сказать!!! Вы же поёте, да? Вы группа Erreway?
- Ну, да, - осторожно сказал Ману.
- Ну и вот!! Я хотела вас убить через семь дней, но мой папуля заинтересовался вами!! Он известный продюсер, Джонни Гусман!!
- И что? - неожиданно спокойно спросила Мари.
- Он сказал мне, чтобы я вас не убивала! Он хочет быть вашим продюсером!! - выпалила Гусман и уставилась на ребят. Можно, не буду говорить, как они высказались по этому поводу? Но Сабри, гадко ухмыльнувшись, сказала:
- Если вы не согласитесь, я вас всё-таки убью.
Erreway`цы переглянулись и Пабло сказал:
- Э... Сабрина... не могла бы ты выйти?
Девица гордо вздёрнула нос и, хлопнув дверью, покинула комнату. Пару минут все молчали, потом Мари сказала:
- Вот уж чего не ожидала...
- Это точно. Что нам остаётся делать?
- А по-моему, это не самая плохая развязка, - подытожила Мия, - Но, Мануэль, если ты ещё хоть раз заикнёшься про девиц с ногами от ушей... И решишь посмотреть порнуху... Пеняй на себя.

ЭПИЛОГ.

Знаете, что самое интересное? То, что всё закончилось даже лучше, чем наши мятежники ожидали. Джонни Гусман оказался не самым плохим дядькой, хоть он и был лешим. У него были большие связи в мире шоу-бизнеса. Ему удалось раскрутить группу, и теперь во всей Европе слово Erreway равносильно словосочетанию Джордж Буш. Ну, или Бил Клинтон, кому как больше нравится.
Мия теперь без ума от оранжевого цвета, даже волосы она покрасила в рыжий. И одеваться стала, как Марисса. Андраде долго крестилась, увидев сестру в наряде а-ля "аланжевое солнце", а потом заявила, что не может ходить в таком же прикиде, что и Колуччи и срочно пересмотрела свои приоритеты. Теперь она тащится от зелёного цвета.
Мануэль после случая с русалками профессионально занялся плаваньем, а Пабло больше не читает "Эммануэль". Кстати, ни Агирре, ни Бустаманте теперь не переносят порнуху, хотя так и не видели её.
Блас уволился из школы и выиграл олимпиаду по чистке засорившихся унитазов. Теперь он с каким-то чумовым дядькой бегает от одной квартиры к другой, завывая: "Вы всё ещё кипятите? Тогда мы убьём вас!" Теперь в Аргентине точно никто не кипятит.
Что ещё сказать? Ах да, розовая собака Бетховен, танцующая балет на барной стойке, приобрела большую популярность и теперь она совершенно счастлива, так как её приглашают в самые дорогие рестораны города. Она даже придумала целое шоу под названием "Глюки". Только бедную поющую зелёную обезьяну она в свой представление почему-то не берёт.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Четверо у экрана, не считая чертей
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz