Суббота, 08.05.2021, 10:01
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяСЕМЬЯНИН - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » СЕМЬЯНИН
СЕМЬЯНИН
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 11:41 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Название: Семьянин
Автор: Cato
Статус: закончила
Размер: для меня большой. Мучила долго. Вымучила. Так что не обессудьте
Бета: only me
Жанр: romance (как обычно)
Пейринг: глупый вопрос. Гляньте на ник. Ну ладно: Мари/Пабло. Ну и ещё Мия/Мануэль. Ну и второстепенные, естественно. Всё-таки сложно обойтись только двумя героями. Только если они на необитаемом острове или заперты в одной комнате на весь фик. И вообще, если я напишу про кого-то другого, значит наступил Апокалипсис
Рейтинг: PG /К+/. Короче, читайте все, кто хотите. И вообще, сейчас дети такие пошли, что они, наверное, сами нас могут много чему научить (посто я уже "старая" - 20 мне уже было)
Дисклеймер: отказываюсь от авторских прав на персонажей. Крис Морена, Яир Дори Интернешнл и бла-бла-бла – FOREVER
Саммари: Пабло ушёл от своей судьбы. Но та оказалась не такой хлипкой, чтобы сразу сдаваться. Воспользуется ли подвернувшимся шансом Пабло, вот в чём вопрос
Предупреждения: какие могут быть предупреждения? Я - сама доброта. Даже не матерюсь. В фиках. Мало ли кто читает
Размещение: знаете, я, прям, вижу, как кому-то приспичило слямзить моё "гениальное" творение. Но ежели правда захотели кому-то показать или куда-то поместить, то вперёд! Просто подпишите моё имя
От автора: есть у америкосов такой фильм. Я его сначала не видела, но суть знала. Мне понравилась мысль. Решила на эту тему пофантазировать. Фильм, правда, в процессе написания посмотрела. А вообще - ЛЮДИ! Куда катится мир? Почему многим авторам фиков так хочется убить героев. Особенно посредством самоубийства? Это удел слабых мира сего. А мне кажется, что наша четвёрка не из таких. Иначе Крис бы их уже поубивала таким образом. И вообще, самоубийство из-за того, что тебя бросил любимый/ая - это очень уж банально и пошло. Вы уж меня извините, если кто любит такие вещи. Это просто моя точка зрения. Просили же "от автора". Получите - распишитесь. И про беспробудное пьянство, наркоманию, табакокурение и прелюбодеяние! Ребята! Ну не увлекайтесь настолько! Вас почитать, так вы любите сериал про малолетних преступников и беспредельников. Я не против почти всего перечисленного (кроме наркоты), но не в таких же количествах!!!! Простите, но они не такие. Извините за нравоучения. Просто накатило. P.S. А про медведей поймёт тот, кто смотрел "Аргентинские дневники" с двойниками



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 11:42 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 1

21 июля 2018г
Звонил будильник. Этот мерзкий звук, казалось, проникал в каждый уголок, каждую щёлочку. Складывалось ощущение, что даже цветы отвернулись от источника шума и попытались поймать лучики восходящего солнца.
Впрочем, этот звук длился не очень долго. Он был остановлен плавным движением руки, "ласково" бросившей несчастные часы в самый дальний угол комнаты. Как ни странно, звук прекратился. Рука опустилась снова на кровать и упёрлась в чудную мягкую женскую грудь. Обладателя руки это нисколько не смутило, т.к. это было обычное его пробуждение. Разве что без этого жуткого звука. Грудь девушки мерно поднималась и опускалась - она продолжала спать, видимо успев привыкнуть к своему "мелодичному" будильнику. Рука опустилась чуть ниже, но девушка только вздохнула и перевернулась на другой бок. Рука пощекотала ей бок.
- Пабло, отстань! Я сплю.
Ухмыльнувшись, Пабло глянул на часы: самое время вставать.
После душа Пабло направился на кухню и стал рыться в холодильнике.
- Что-то ищёшь, пупсик? - Девушка уже встала.
- Ты же спишь!? "Пупсик??"
- Я пыталась, но потом решила тебя проводить. - Она призывно улыбнулась. Пабло отметил, что она очень соблазнительна - длинные светлые волосы, обрамляющие красивое личико, стройная фигурка в коротком халатике и длинные ноги. Всё отлично, но... Но ему надо было на работу.
Для Пабло Бустаманте работа всегда стояла на первом месте, а развлечения стояли после. В принципе его рейтинг пристрастий и сводился только к двум вещам: работе и развлечениям. В нём не было ни друзей - только приятели, с которыми можно было хорошо провести время, - ни, упаси боже, семьи, т.к. его отца убили в тюрьме, братья не желали с ним общаться из-за того, что он предал мать, а последняя, хоть и простила его, жила в Перу, и виделись они очень редко. Даже когда они виделись, их отношения напоминали, скорее вежливых соседей, чем близких родственников.
Жены и детей у Пабло не было тем более - он не собирался привязываться к кому-то. Да и вряд ли бы выдержал все эти бытовые проблемы и орущих и непослушных детей. У него даже не было кошки или собаки - слишком сложно ухаживать. А так он пропадал на работе в адвокатской фирме, где был одним из её основателей. Изначально он хотел податься в политику, но увидев, к чему это привело его папашу, решил, что умнее быть юридически подкованным. Он не брал взяток и не занимался НЕЛЕГАЛЬНЫМИ делами, но жил прекрасно - просто он был несколько беспринципным, когда дело касалось работы, и шёл на всё. Главное, чтобы его дело было выиграно. Он не знал поражений и заслужил особенную репутацию. Толстосумы платили ему баснословные суммы за то, чтобы он брался за их дела. И он брался. И выигрывал.
В сексе тоже недостатка не было: молодой (около тридцати), красивый, богатый и известный. Девушки вставали в очередь. Причём часть из них до сих пор надеялась его окольцевать, но он с такими не связывался, а честно расставлял все точки над i. И каждый раз появлялся с новой девушкой. К счастью Нью-Йорк к этому располагал. Эта девушка была одной из таких понятливых. Он познакомился с ней вчера и даже не помнил, как её звали.

Как это ни странно в холодильнике у красавицы ничего не оказалось. За это он и не любил моделей - они вечно сидели на диете, и он уходил голодный.
- У тебя хотя бы кофе есть?
- Только без кофеина. - "Чёрт!" - Хотя подожди, возможно остался от моей сестры.
Девушка стала рыться в верхних ящиках, встав на цыпочки, от чего и так коротенький халатик приподнялся ещё больше. Но Пабло хотел только есть.
- Нашла! - Девушка с такой радостью вытащила этот пакет, как будто нашла клад. - Наконец-то хоть кто-то избавит меня от этого ужаса.
Пабло мило ей улыбнулся и стал варить себе кофе. Позавтракав (две кружки кофе и пара фруктов), он поехал домой - переодеться. "Надо ей что-нибудь купить. В конце концов она нашла кофе". Да и в постели такое вытворяла, что он был полностью удовлетворён. Приехав домой и решив отправить кого-нибудь в ювелирный, он стал готовить себе нормальный завтрак, включив в гостиной телевизор.
"... приехала для съёмок у Спилберга. Он утверждает, что увидев её у Альмадовара, понял, что нашёл героиню своего нового фильма. Напоминаем, что Марисса Андраде выпустила пять альбомов, ставшими платиновыми в Южной Америке. Последний из них - англоязычный - оккупировал верхние строчки американских хит-парадов. За роль Анхелики в фильме Педро Альмадовара она номинировалась на Оскар. Теперь же Стивен Спилберг предложил ей главную роль в своём новом фильме, который пока не имеет названия. Известно лишь, что своё согласие на съёмки подтвердили Антонио Бандерас и Морган Фримен. Также Марисса собирается выступить со своим шоу в Нью-Йорке. Теперь новости спорта..."
Услышав из кухни имя "Марисса", он подсознательно попытался вспомнить, что же оно ему напоминает. Какие-то ассоциации носились в его голове, но спасительный ответ так и не пришёл.
Пабло, наконец, нормально поел и поехал на работу.
- Привет, Пабло.
- Привет, - Пабло улыбнулся Джастину - второму соучредителю фирмы. - Ну как наши дела?
- Не поверишь, отлично. Как Моника?
- Супер! - "Точно, её зовут Моника" - Такое вытворяла... А как..?
- Джулия прелесть. Самое странное, что я хочу снова её видеть.
Пабло приподнял бровь:
- Поддался женским чарам?
- Не смеши...

3 ноября 2018
Пабло проснулся оттого, что кто-то банально храпел ему в ухо. Кто бы мог подумать, что такая красотка, как Клаудия, храпит. Он встал и поехал домой. Вдруг на обочине он увидел женщину, которая кидалась на машины и что-то кричала. Он остановился.
- Мэм, Вам помочь?
Женщина вцепилась в него.
- Помогите мне, умоляю! Моя дочь умирает, ей надо срочно в больницу, а скорой всё нет! - Женщина показала на дочь, которая билась, как в лихорадке.
Не отвечая, Пабло бросился к девочке, поднял её на руки и рванул к машине. Положив девочку в мерседес, он побежал к водительскому креслу, махнув приглашающим жестом её матери. Пока они ехали, женщина либо молилась, либо причитала. Добравшись до больницы, Пабло понёс девочку внутрь.
- Девочке нужна помощь...
Даже не посмотрев на него, медсестра кинула:
- Простите, ей придётся подождать.
- Это срочно!
Медсестра обратила на них свой взгляд:
- У вас есть страховка?
- Нет, - Женщина, казалось, вся сжалась и лишь беспомощно глядела на дочь.
- Тогда мы не можем помочь. Езжайте в клинику для бедных.
- Ей нужна помощь. И срочно! Вызовите доктора Логана Джекмана. Я заплачу! - Пабло начал свирепеть.
Медсестра засомневалась. В это время девочке становилось всё хуже.
- Я сказал срочно сюда доктора Джекмана! - Пабло повысил голос на столько, что все застыли на месте и потом несмело оглянулись на него.
- Бустаманте, ты чего? - Из коридора вышел врач, но увидев его ношу, сразу кинулся к девочке. - Что с ней?
- Я не знаю, - Мать билась в истерике. - Она играла в парке и вдруг упала на землю и стала биться в конвульсиях. Помогите ей!
- Конечно. Носилки!
Когда девочку увезли, Пабло вернулся к медсестре, оставил ей свои данные и поехал на работу - домой он уже не успевал.

Через несколько часов в обеденный перерыв Пабло вернулся в больницу. В приёмной он увидел ту самую женщину. Она неожиданно вскочила - показался Джекман. Тот пошёл навстречу ей. Пабло поспешил туда же.
- Как она? - Женщина ещё не увидела Пабло. Всё её внимание было обращено на врача. Но Джекман увидел Пабло и кивнул ему.
- Всё в норме. Операция прошла успешно. Ей надо будет остаться в больнице ещё на несколько дней.
- Она точно поправится?
- Да, - ответил Логан Пабло. - Вы вовремя её привезли. Ещё бы минут 30 и всё.
- Я могу увидеть дочь?
- Нет, миссис Самерс. Она всё равно спит, - Но увидев её взгляд, смягчился. - Хорошо. Только минут через 15. Сейчас у неё берут анализы.
- Спасибо вам, доктор!
Джекман ещё раз кивнул Пабло и ушёл. Миссис Самерс, наконец, обратила своё внимание на Бустаманте.
- Спасибо вам огромное! Если бы не вы, моя дочь... - Она замолчала. - Спасибо! Чем я могу вам отплатить?
- Да что вы! Мне ничего не надо, у меня есть всё, что мне нужно. Главное, чтобы ваша дочь поправилась.
- Её зовут Мари. А меня Соня Самерс.
- Я Пабло Бустаманте. Мне очень приятно.
- Спасибо вам, мистер Бустаманте! Но я должна чем-то вам отплатить!
- У меня всё есть, спасибо, - повторил он.
- А вы в этом уверены? - Женщина отошла от истерики и пришла в себя. Она хитро глянула на Пабло. - Вы уверены, что вам больше ничего не надо?
- Да. У меня хорошая работа. Денег мне хватает.
- У вас есть семья?
- Есть. Мои мать и братья живут далеко.
- А жена, дети?
- Нет и не надо.
Соня с интересом посмотрела на него. Потом, будто что-то решив, тряхнула головой и улыбнулась ему.
- Спасибо ещё раз. Мы всегда рады вам. Заходите. А теперь извините, мне надо к дочери.
- Конечно.
Пабло посмотрел вслед удаляющейся женщине и почувствовал, что что-то изменилось. Он не смог бы объяснить что, но он ощутил какое-то предчувствие. Причём, он не мог бы сказать плохое оно или хорошее.

Стоя на светофоре, он снова услышал про Мариссу Андраде по радио - рекламировали её завтрашнее шоу. "Марисса... Марисса..." Опять что-то знакомое. Но ему снова не удалось ухватить мысль за хвост.
Даже когда он вернулся на работу, мысль пыталась найти свой выход. Тут к нему зашёл Джастин, и Пабло не замедлил поинтересоваться.
- Слушай. Я знаю, что вопрос покажется тебе неожиданным, но ты не знаешь... Как же её? Какая-то звезда южноамериканская, которая снимается у... Спилберга, кажется. Марисса...
- Да, друг. Ты совсем отбился от культурной жизни.
- Ты же знаешь, я не смотрю телевизор.
- Марисса Андраде. Её альбом звучит по всем радиостанциям.
- Я далёк от радио. - Когда-то он хотел быть очень близко, но не теперь. Когда-то он хотел петь в группе.
- Эх, ты. Она может быть даже Гремми получит.
- Ты-то откуда всё это знаешь? - Пабло удивлённо посмотрел на Джастина.
- Джулии она очень нравится. Мы идём на её концерт.
Джастин был такой же, как Пабло - работа и девушки. И всё. Был. Пока не встретил Джулию. Они встречались два с лишним месяца, а он уже хотел на ней жениться. Пабло его не понимал, но быть шафером согласился.
- На концерт... - Опять эта чёртова мысль, которая никак не найдёт выхода.
- Я как раз сегодня купил билеты. Где же они... - Он порылся в кармане пиджака. - А вот.
Джастин протянул Пабло билеты, с которых на него смотрела красивая молодая женщина. А мысль постепенно оформлялась.
Он хотел петь в группе... Он пел в группе в школе... Ещё когда жил в Аргентине. "Мятежный дух", кажется... Тогда они все были бунтарями. Вся четвёрка. Но особенно одна, с чьим появлением всё и началось. Спиритто... Да, точно! Марисса Пиа Спиритто. Она ему тогда безумно нравилась. Они всё время ругались. Это была смесь из двух таких похожих и одновременно непохожих друг на друга чувств - любви и ненависти. В основном он хотел её прибить. Но иногда... Иногда ему хотелась её обнять и никогда не отпускать. Она не была красивой в стандартном понимании, но от неё исходила такая энергия, а её шоколадные глаза... Взгляд ещё раз упал на билеты Джастина. Глаза. Точно такие же. Марисса?!
- Пабло, ты чего?
- Кажется я учился с ней в одной школе. Давно. Лет в 15. - Пабло ещё раз глянул на картинку. - А может у меня галлюцинации. Да ладно. Бог с ним!

Сегодня Пабло почему-то не захотелось веселиться. Он вернулся домой в попытке переключиться на что-нибудь другое, но эта дурацкая догадка не давала ему покоя. Он же может поверить - достаточно просто найти фотографии тех времён. Хотя не так уж просто: в своё время он спрятал все напоминания о том мятежном времени, и теперь придётся хорошо порыться.
В конце концов Пабло обнаружил нужную коробку на чердаке. Он сел в центре комнаты, поставил перед собой находку и, после глубокого вздоха, открыл свой ящик Пандоры. Фотографии, струны для гитары, афиша с выступлением их группы... Он взял фотографии и стал их рассматривать. Вот счастливое семейство Бустаманте, вот - он с лучшими друзьями. Томас и Гвидо. Он абсолютно потерял их из вида: ни разу не позвонил им сам и не дал свой номер телефона. Ещё какие-то фотки... Но почему-то Мариссы не было ни на одной из них. Друзья были, Мия Колуччи, Факундо... Но не она. Почему у него нет её фотографий? Хотя почему она должна была быть? Они же ненавидели друг друга.
Вдруг ему повезло: фотография с их концерта, сделанная каким-то доброжелателем. Единственная проблема - их всех было плохо видно. Но ему всё равно казалось, что Марисса Андраде - это та же самая Пиа Спиритто.
Для опровержения своих сомнений (или для их подтверждения) Пабло включил телевизор. Где-то через час он увидел рекламу её шоу и услышал часть её песни. Да, это она. Если насчёт внешности он мог и ошибиться, то голос был её. Пабло выключил телевизор, налил себе вина, сел в кресло и задумался.

Глава 2

Пабло медленно выныривал из объятий Морфея благодаря настойчивым прикосновениям нежных рук. Вскоре к последним присоединились и губы, которые постепенно добирались до лица. Почувствовав лёгкий поцелуй, Пабло с удовольствием ответил на него и нисколько не пожалел: поцелуй становился всё более страстным и сладким. Как бы ни смешно это не звучало, при всём своём богатом опыте Пабло ещё ни разу так не будили. Войдя во вкус, Бустаманте всё с большим пылом прижимал к себе девушку, даже не потрудившись открыть глаза. С каждым поцелуем и прикосновением он всё больше погружался в пучину страсти, но вдруг в его голове опять появилась предательница-мысль, похожая на предчувствие. Откуда эта девушка? Ведь я вчера остался дома один. Смотрел свои давние фотографии и предавался воспоминаниям. Смешно! Как какой-то старик с неудавшейся жизнью. Но дело не в этом. Дело в том, что заснул он точно один!
Хоть мысли и не давали Пабло покоя, его тело жило своей жизнью - он не отвлекался от своего увлекательного занятия. Пабло открыл глаза и увидел, что целует шейку с очень нежной кожей, которую никак не хотелось обделять ласками. Тёмно-русые блестящие длинные волосы наводили мысли о тончайшем шёлке. Он перешёл к точёному личику с ровным носиком, алыми от поцелуев губками и острому подбородку. Глаза были закрыты, но Пабло знал, что когда она их откроет, они будут тёмно-коричневыми, как горячий шоколад. Марисса! Он даже не осознавал всё это время, как хотел её. Хотя... Сейчас он хотел именно эту девушку, а не ту мятежную девочку, которой она была когда-то. Марисса. Стоп! МАРИССА???? Но откуда? Пабло вскочил с кровати. Он находился явно не в своей комнате - она была слишком маленькая. Никакого тебе стиля хай-тек, которым восхищались его знакомые. Ну взять хотя бы постельное белье - у него оно было чёрным и шёлковым. А тут... Хотя какие, к чёрту, простыни, когда перед ним на кровати лежала прекрасная женщина, ещё не отошедшая от страстных объятий, в самом, что ни на есть соблазнительном виде - распущенные волосы, лёгкая сорочка, одна из лямок которой сейчас была спущена, и откуда виднелся краешек её не менее прекрасной груди. Грудь?? У Спиритто? Но тем не менее, она была. Всё-таки Пабло позабыл, что когда видел её последний раз, ей было всего 15. Точнее даже не было. А сейчас она уже женщина к тридцати. Всё течёт, всё изменяется. Как обычно, великие оказались правы.
Марисса, наконец, открыла глаза, подёрнутые влагой. О чёрт! Пабло жутко захотелось броситься обратно в постель, но разум снова взял верх.
- Пабло? - Она вопросительно смотрела на него.
- Я... Эм... - Не закончив, он стал лихорадочно оглядываться по сторонам. - А где мои брюки?
- Справа от тебя лежат джинсы, - Марисса, похоже, начинала приходить в себя. - Но что..?
Пабло в это время, натянув джинсы и схватив лежащую рядом футболку, выскочил из комнаты, надеясь вернуть всё на свои места. Хотя... Что именно он собирался сделать, Пабло и сам не знал. Он только понимал, что заснув в своей квартире, проснулся в чужой, да ещё и в постели со Спиритто, которую не видел уже лет 15. Выбежав из комнаты, он очутился в коридоре, который, впрочем, очень быстро закончился входной дверью. Открыв дверь, Пабло уткнулся в Мануэля Агирре, который поднял руку для того, чтобы осчастливить их звуковым сопровождением своего прихода.
- Пабло, привет! Ты чего? - донеслось вслед стремительно спускающемуся по лестнице Пабло. Оказавшись на улице, Пабло понял, что его мерседеса здесь почему-то нет. Но это не могло остановить Бустаманте. С такой же скоростью он вернулся в квартиру. К счастью, дверь закрыть ещё не успели. Точнее, Ману как раз собирался это сделать, если бы не Пабло.
- Марисса, что происходит? - услышал он, забегая в квартиру. Перед ним стояла Спиритто в накинутом на сорочку халате и недоумевающий Агирре.
- Агирре, дай ключи!
- Какие ключи, Пабло?
- От квартиры, где деньги лежат! От машины, блин!
Мануэль продолжал пребывать в некотором шоке, но ключи дал. Смахнув их с руки мексиканца (вы когда-нибудь видели, как охотится хамелеон? Он просто сметает несчастных насекомых своим длинным языком. Глядя на действия Пабло, вспоминалась именно эта ящерица), Пабло снова убежал. Выйдя на улицу и выключив сигнализацию, Бустаманте понял, что бэха, стоящая у входа, как раз принадлежала Мануэлю. Сев в машину, он погнал к себе в центр Нью-Йорка. Только через пару километров он сообразил, что едет по Буэнос-Айресу. Какого чёрта?! Ведь я живу в Нью-Йорке?! КАКОГО ЧЁРТА ПРОИСХОДИТ? Это сон? Да, наверняка. Это просто сон. Как ещё такое могло случиться? Он остановился, пытаясь прийти в себя.
- Предъявите, пожалуйста, свои документы, сеньор, - Полиция не заставила себя ждать.
- Да, конечно, сейчас, - "Проверка документов во сне? Это уже не сон, а какой-то детектив!" Пабло лихорадочно рылся в карманах в поисках злосчастных документов. - Кажется, я их забыл дома.
- Пройдёмте со мной, - Полицейский был сама вежливость.
- Отлично! - Но делать было нечего. Пришлось подчиниться.

Через пару-тройку часов за Пабло пришли в камеру.
- Вы можете идти.
Покинув пределы полицейского участка, Пабло увидел Мариссу и Мануэля, ожидающих его у выхода. Заметив его, Марисса молча села в бэху Агирре, а мексиканец решил повременить.
- Пабло?
Тот только молча сел на переднее сиденье, т.к. Марисса устроилась на заднем. Проводив Бустаманте взглядом, Мануэль сел в машину. Некоторое время они ехали молча: Мари упорно смотрела в окно, Мануэль - на дорогу, а Пабло - в пол. В конце концов, не выдержал Ману:
- Пабло, может, ты объяснишь, что происходит? С чего это вдруг ты сорвался с места, уехал. Мы не знали, что и думать! Хорошо, что Мари обзвонила больницы и полицейские участки, в одном из которых нам сказали, что у них есть человек, называющий себя Пабло Бустаманте, т.к. документов при нём нет. Но... Ты почему молчишь?
- А ты хочешь, чтобы я спел? Я могу.
- Перестань! Что ты несёшь?
Пабло только пожал плечами. И снова наступила тишина, во время которой Пабло пытался понять, что ему делать и как себя вести. От раздумий его оторвала трель телефона. Марисса полезла в карман.
- Да, привет... Ну да, конечно... Может, заедешь пораньше, а Марк с Бласом к четырём приедут?.. Спасибо... Нет, у меня появилось неотложное дело... Да, пока, сестрёнка! - Мари положила было телефон обратно, но тот снова заиграл.
- Привет, Ми... Конечно, со мной... Что?.. Ах, да. Я сама заберу... - Она закрыла трубку рукой и обратилась к Ману. - Ману, не завернёшь к Николасу? Надо торт забрать, - и снова в трубку, - Мы заедем... С ним всё нормально. Насколько может быть нормально... Нет, не сказал... Я надеюсь... Ну всё, пока, Ми... До вечера. Поцелуй от меня Фаби и Анхелес... Я передам.
Марисса выключила телефон и обратилась к Ману:
- Тебе привет и поцелуй.
- Спасибо! - Мануэль как раз подъехал к кондитерскому магазину. Марисса молча вышла из машины. Через пять минут она вернулась с большой коробкой.
- Тебе помочь, солнце? - Ману почти уже вышел из машины.
- Нет, спасибо! - Она положила коробку на сиденье, а потом села сама.
Они проехали молча некоторое время, но Мануэль не собирался сдаваться так просто.
- Пабло, может быть, ты спросишь, как дети?
- Как твои дети?
- Очень смешно! Я имею ввиду твоих детей.
- ПО-МОЕМУ, было бы глупо спрашивать о моих детях у тебя, - Он глянул на заднее сиденье - Марисса упорно продолжала смотреть в окно, изображая безразличие. - Ну и как там мои дети? Их что, много?
Мануэль удивлённо уставился на любопытствующего Пабло.
- Вообще-то, их трое.
"И почему я не удивлён? Когда рядом такая красавица, просто невозможно не тащить её в постель при каждом удобном и неудобном случае". Бустаманте с интересом посмотрел в зеркало.
- Слушай, Марисса, а чего их так много? Не можешь держать себя в руках от моего сексапильного вида? Может хватит уже детей рожать?
К счастью, Мануэль подъехал к дому. Марисса молча открыла дверь и вышла вместе с тортом. Лишь в зеркале мелькнуло затравленное выражение глаз. Дождавшись, пока Мари зайдёт в дом, Пабло хотел было выйти, но ему рьяно "помог" Мануэль, который взял его за грудки и стукнул о машину.
- Ты что делаешь, идиот? Ты не подумал, что я могу тебя убить за такое? Ты, конечно, мой лучший друг, но ради Мари... После того, как она помогла мне с мамой, когда никого из вас не было рядом... Да и вообще! После того, что было, говорить такое! Только попробуй продолжить в том же духе и тебе не жить!
Мануэль для надёжности ещё раз врезал Пабло, на сей раз в живот, и отпустил.

Первый, кого увидел Пабло, когда зашёл в квартиру, был Агирре. Он перебирал какие-то коробки в зале и не обращал на Бустаманте никакого внимания. Далее по коридору была кухня, на которой, в свою очередь, находилась Марисса, также не удостоившая его взглядом.
В этот момент из комнаты вышла девочка лет пяти.
- Папочка! - кинулась она к Бустаманте на шею. Пабло ничего не оставалось, как обнять её. Тем более, что такое чудо нельзя было не обнять: у девочки были русые шелковистые волосы, убранные в два хвостика, большие карие глаза и хитрющее выражение лица, впрочем, делавшее её обладательницу самой милой девчушкой. В общем, его обнимала маленькая копия Мариссы.
- Папочка, ну что ты так долго?
- У меня были дела, малыш.
- Я не малыш! Мне уже пять лет, - с невообразимым чувством гордости сказала она. - И сегодня у меня день рождения!
- Да ты что?! - "удивился" Пабло ("Теперь понятно зачем торт"). - Значит ты совсем уже большая?
Девочка почему-то серьёзно на него посмотрела.
- Конечно я не такая взрослая, как Мартин, но и не кроха.
"Мартин? Что же всё-таки происходит и когда это закончится? Чувствую себя полным идиотом".
Словно подслушав его мысли и решив вызволить друга из затруднительной ситуации, Мануэль позвал Бустаманте в зал. Пабло выдохнул и поспешил на помощь, не заметив брошенный на него удивлённо-любопытный взгляд. Впрочем, Мануэль лишь отсрочил его гибель, потому что когда они закончили, девочка снова подошла к Пабло.
- Хочешь, я скажу тебе один секрет?
- Давай! - Пабло обречённо вздохнул.
- Я думаю, что ты инопланетянин. Ты не мой папа! - Глаза девчушки пронзали насквозь. Какая проницательность для её лет. Бустаманте впал в некоторое подобие шока.
- Почему ты так решила?
- Потому что ты - не он. Неужели ты не знаешь, что устами младенца глаголет истина? - Не дождавшись ответа, девочка продолжила. - Это, конечно, риторический вопрос, но ты мог бы как-то показать причастность к разговору.
- И что же ты теперь намерена делать?
- Скажи, а с папой всё в порядке? Где он? Когда он вернётся?
- Я думаю, что с твоим папой всё будет отлично, - "По крайней мере, мне хочется в это верить".
- Тогда я помогу тебе. - Девочка внимательно глянула на Пабло. - Только пообещай мне, что не сделаешь маме больно! Она и так расстроенная в последнее время. И братьям тоже!
- Обещаю, что намеренно не причиню им вред!
- Ну ладно. Тогда я расскажу тебе в общих чертах, что здесь творится. Ты знаешь дядю Мануэля?
- Вроде, да.
- Так вот. У дяди Мануэля и тёти Мии есть дочка Анхелес. Ей 3 года. Потом тётя Лухан с дядей Маркосом. У них сын Блас...
- Подожди. Можно вопрос?.. - Пабло нерешительно смотрел на девочку.
- Конечно!
- Как тебя зовут?
- Я Мелина. А ещё есть Мартин - ему 13 - и Феб. Ему год.
- Феб?
- Его зовут Фабрицио, в честь дедушки. Их обоих зовут в честь дедушек. А "Феб" значит "солнце". И мне кажется, что так красивее. Хотя только я его так называю, так что не проколись! И, кстати, ты никогда со мной не сюсюкался, поэтому твои "мы уже совсем большие" не прокатят, а только спалят тебя.
- Что это за выражения?
- Да ладно, они с эпохи динозавров. Если хочешь, я могу продолжить очень красивую, интеллектуальную и грамматически правильную речь, но это слишком скучно.
- Ты сказала, что братьев зовут в честь дедушек, но моего отца зовут Серхио, а не Мартин.
- Ты не в курсе? У меня три деда: Фабрицио, Мартин и Франко. А дедушка Серхио умер, когда меня ещё не было. Мама хотела родить трёх сыновей и назвать их в честь всех отцов. Они с тётей Мией раньше ругались по поводу того, у кого из них первой родится малыш Франко. Правда, сейчас мама больше не спорит на эту тему.
Пабло слушал это маленькое чудо и не понимал, как у пятилетнего ребёнка может быть такой развитый не по годам ум и, вместе с тем, вера в инопланетян! Но откуда ему знать, как ведут себя дети? У него их никогда не было, и иметь их он не собирался. "Вот уж попал так попал!" Но делать нечего. Пока не закончится этот ненормальный сон, ему приходилось вести себя адекватно сложившейся ситуации, хотя это было сложно.

Марисса перестала на него дуться, т.к. ей, видимо, было важнее устроить праздник в лучшем виде. Вскоре приехала Лухан, Мия с детьми, одним из которых оказался Фабрицио, как своевременно подсказала ему Мелина, оставшаяся часть семьи Агилар и ещё какие-то люди, которых он не знал. Можно сказать, что вечер удался: все были счастливы и довольны. Пабло тоже нашёл себе занятие: сначала он осматривался, но случайно наткнувшись взглядом на Мариссу, уже не мог оторвать от неё глаз. Она была прекрасна. Первое время он просто созерцал, но затем стал прислушиваться к её разговору с подругами. Оказалось, что она работала в реабилитационном центре. Она и её коллеги помогали людям, попавшим в беду. Будь то проблемы с родителями, неадекватными парнями или мужьями и вообще, любые проблемы, заставляющие людей страдать и уходить из дома. Она получала гроши, но явно была счастлива и удовлетворяла своё обострённое чувство справедливости, знакомое Пабло ещё со школы. Бустаманте невольно стал вспоминать прошлое.
Когда-то отец отправил его учиться в самую престижную школу Аргентины. Он спокойно проучился там 2 года, успев стать самым популярным парнем школы и даже повстречаться с, соответственно, самой популярной девочкой школы - Мией Колуччи. На третьем курсе, правда, они решили остаться друзьями, но его популярности это не убавило. Но... Случилось страшное, как поётся в одной опере (или ещё в одной старой рекламе, если вдруг кто помнит) - на злосчастном третьем курсе к ним поступили новенькие. Их было несколько, но повлияла на него только одна - Марисса Пиа Спиритто. Они сразу же поругались, потому что она не собиралась признавать его авторитета, и ругались ещё не один раз. Они очень успешно делали друг другу гадости, но в какой-то момент Пабло понял, что с ней интересно, что она поддержит и поймёт. Если она была не права, то всегда признавала это. И она много раз выручала его из неприятностей. Он не мог не отвечать ей тем же. То есть получалось, что они очень любили доставлять друг другу взаимные хлопоты и так же сильно любили их решать. Когда она стала встречаться с парнем... как же его? Пабло вспомнить не мог, но не мог забыть, что этот "красавец" успевал встречаться сразу с двумя - с ней и с Мией. Когда же Пабло узнал, что он хочет переспать с Мариссой, то был готов растерзать его на мелкие кусочки. Тогда он ещё не понимал, к чему это желание. После была группа - то, о чём он мечтал. Для него гитара была самой необходимой вещью. Он не представлял себя без неё и музыки. Таким образом группа стала логичным продолжением его желания. Но никакое событие не могло произойти без всевидящего ока и всезнающего носа Спиритто, и в результате она стала участницей группы. Даже название придумала она - "Мятежный дух", или в простонародье "Erreway". Они вместе репетировали, что позволило им ещё чаще видеться и ещё больше ругаться. Это также не помешало ей помогать ему - спасая его от отца, она прикинулась его девушкой, что некоторое время позволило ему дышать более спокойно. Тогда они в первый раз и поцеловались. Эти воспоминания... Лучший поцелуй в его жизни. Даже странно, как он мог забыть о нём. Эти ощущения настолько вдохновили его, что он написал красивую песню. Потом был второй поцелуй, но он струсил. Что ни говори, но Марисса была права - Пабло был трусом и папенькиным сыночком. Он боялся брать на себя ответственность за совершённые деяния. И в тот раз он поступил также: сначала сделал так, как подсказывало ему сердце, а затем испугался. Хотя... Всё равно он думал, что что-то сложится, но Марисса уехала в Италию к отцу, а он познакомился с Паолой. Он до сих пор не мог без содрогания о ней думать. Но тогда он решил, что влюбился и что она - его судьба. Паола умело расставила сети. И он поверил и как безвольный дурак убежал с ней. Но чуда не случилось - его догнал отец, открыл ему глаза и отправил учиться в Америку. Пабло не возражал - он был настолько разочарован в девушках, что ему было всё равно. Тогда он понял, что отец абсолютно прав, и его отношение к женскому полу имеет под собой серьёзные основания. С тех пор женщины были для него лишь источником наслаждения. Ни одна из них не то, что не получила его сердце, но даже не задела его. Теперь его сердце было в каменном футляре, о чём Пабло совсем не переживал. В некоторой степени он был даже этому ряд. Больше ни одна женщина никогда не делала ему больно. Но Марисса... Она пыталась тогда предостеречь. Пыталась. Теперь он не мог понять, как смог забыть её. Марисса же продолжала веселиться, не замечая такого погружения в прошлое.
Вечером, после того, как гости разошлись, а дети легли спать, Пабло сделал то, чего не мог не сделать: он поцеловал Мариссу.
- Ты потрясающая, ты знаешь об этом?
Марисса удивлённо на него посмотрела, но всё же ответила:
- Говори мне такие вещи почаще, - Она с улыбкой поцеловала его в ответ.
- Прости меня за сегодняшнее утро. Я... Я не знаю, что это было. Со мной что-то странное творилось.
Внимательный взгляд и...
- Куда же я денусь с подводной лодки, да ещё и с седьмого отсека? Но я надеюсь, что больше так ты меня пугать не будешь!
Через миг они оказались на кровати. Пабло никак не мог насытиться ей. Его губы и руки были везде. Как же он хотел её! Когда на Мари осталось только нижнее бельё, раздался детский плач.
- Это Фаби! - вскочила Марисса. Она быстро встала и накинула халат. Затем внезапно повернулась к нему. - Никуда не уходи, я сейчас!
Когда, наконец, она смогла успокоить Фабрицио, а заодно и Мелину, которая проснулась от плача, и вернулась в комнату, Пабло уже спал - сказался насыщенный бурными эмоциями день. Марисса лишь улыбнулась, провела рукой по его волосам и легла рядом, укрыв их одеялом.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 11:43 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 3

Звонил будильник. "Опять этот отвратительный звук!" Что ж, каким бы ни был этот звук, надо вставать. Не открывая глаз, Пабло потянул руку на другую половину кровати. Никого. "Значит всё-таки сон", - решил он, не зная, жалеть об этом или нет. Его размышления прервал женский голос.
- Пабло, вставай. Опоздаешь на работу!
Он открыл глаза и увидел выходящую из ванной Мариссу. Все сомнения превратились в прах. "Чёрт! Опять! Когда же этот сон, наконец, закончится?"
- И не забудь, ты сегодня отвозишь Мелину и Мартина в школу.
Лёгкий завтрак с неугомонными детьми, уход Мариссы на работу, оставившей его наедине с "маленькими чудовищами", коими являлись все дети на его скромный холостяцкий взгляд, и попытка отвезти их в школу. Благо, Мелина была на его стороне и объяснила куда и как ему ехать. При этом Мартин посмотрел на них, как на умалишённых, но девочка снова выкрутилась, показав, что она истинная дочь своей матери.
- У нас с папой такая игра. "Покажи, насколько ты хорошо знаешь город и распорядок дня".
Мартин на это ничего не ответил, видимо решив, что его родственники сбрендили. Объяснив папе путь, Мелина вышла из машины и отправилась в начальную школу (извините, я не в курсе, какая у них система образования. И "Детвору" я не видела. Но вряд ли это был садик.) "Радостно" добравшись до работы, Пабло с ещё большим счастьем обнаружил, что он работает в мебельном магазине, продавая её самую, и является чем-то вроде менеджера по продажам. В такой маленькой фирме сложно было сказать точнее, т.к. один и тот же человек обладал сразу несколькими должностями. В общем после многих не очень приятных недоразумений, связанных с его полным отсутствием знаний в данном вопросе, Пабло отправился домой, по пути забрав детей из школы. Дома его ждал кавардак: Мартин заперся в комнате и слушал какой-то рок, затем пришла Мия вернуть Фабрицио, но стоило ей уйти, как тот начал кричать. Пабло не знал, что делать с этим орущим созданием. Мелина, как на зло его бросив, побежала гулять с друзьями. Правда, когда вернулась с работы Марисса, всё, вроде бы, уже пришло в норму - Мелина вернулась, убрала свои игрушки и спокойно рисовала в комнате, Фаби тихо спал, помытый, переодетый и накормленный (и только Пабло знал, чего это ему стоило), Мартин выключил музыку, помог приготовить ужин и сейчас что-то наигрывал на гитаре. В общем семейная идиллия. На это раз Бустаманте даже не попытался пофлиртовать с Мариссой. Он просто упал на кровать и заснул мёртвым сном.
Как это ни странно, утром его ждала та же комната и те же люди.
Прошла неделя, в течение которой Пабло каждый раз просыпался с надеждой, что он вернётся домой. Однако, этого не происходило. Правда, с каждым разом эта надежда становилась всё меньше. Он уже привык к детям. Мартин был его копией в этом возрасте, только без пагубного влияния Серхио Бустаманте - он был самостоятелен, добр, упрям и обожал музыку. Кстати, талантом его Бог не обошёл - Мартин писал музыку, хорошо пел и нашёл применение всем этим талантам, играя в рок-группе. Правда, в отличие от "Erreway" она был из одних парней, но это было мелочью. Главное, им нравилось то, что они делали. И не только им - вся школа была от них без ума.
Мелина была просто чудом. Хотя она являлась точной копией Мариссы в детстве, то есть была милой, умной, доброй, справедливой и жутко упрямой и опять же самостоятельной девочкой. Она чудесно рисовала, всегда знала, как улучшить родителям настроение и, как ни странно, помогала по дому. Почему-то теперь она была уверена, что папа вернулся, а инопланетяне улетели обратно.
Фабрицио при ближайшем рассмотрении оказался самым замечательным малышом. Когда Пабло с ним возился, он забывал про всё остальное - такое наслаждение ему это доставляло.
Марисса... Марисса была Мариссой. Всё это время он просыпался в постели с одним и тем же человеком, и это не то что не нравилось ему или казалось приевшимся. Нет. Наоборот, он понял, что ни за что в жизни не хочет больше просыпаться каждое утро с новой женщиной. В том, что она была одна было своё блаженство. Потому что это была Марисса. Она была прекрасна, обаятельна, умна, весела, добра, справедлива, упряма, скора на решения и жутко сексуальна. Правда все эти дни ему так и не удалось насладиться этим последним качеством в полной мере - всё время что-то мешало. Однако сегодня он намеревался использовать все возможности, чтобы остаться с ней наедине. Попросив Мию присмотреть за детьми, Бустаманте пригласил Мариссу на ужин в шикарный ресторан. Когда он увидел её в вечернем платье, с одной стороны ему расхотелось куда-либо идти с ней, а остаться дома в постели, с другой же стороны - он не мог не похвастаться своей красавицей-женой перед другими. Этот вечер прошёл потрясающе и закончился так, как планировал и надеялся Пабло. Эта ночь была самой нежной и страстной одновременно. Но затем наступило утро. Утро и день, которые ввергли Пабло снова в состояния растерянности.

Глава 4

Пабло уже два часа, как проверял бумаги в своём кабинете, который, кстати, у него имелся, когда неожиданно ударили воспоминания. Именно ударили, потому что другого слова не подберёшь. Он вспомнил их прошлое. Их совместное прошлое с Мариссой.

* * *
Пятый курс они были вместе. Было сложно, но они справились.
Во-первых, Пабло больше не был сыном мэра. От этого не было денег, не было прежнего уважения и подобострастия. Да и какое может быть уважение, когда он предал собственного отца? Буэнос-Айрес судачил об этом достаточно долго, пока шли процессы над Серхио Бустаманте. Через несколько месяцев его всё-таки посадили, что было достаточно странным, ввиду его бывшего положения и всего того, что он знал и мог рассказать о некоторых высоких чиновниках. Но видимо, они всё-таки смогли добиться его молчания небольшим сроком и всяческими благами после.
В общем, всё имущество арестовали, и денег не было. Конечно, приехала Мора, но как это ни странно, она тоже жила за счёт бывшего мужа. Поэтому её сбережений хватило бы ну максимум на полгода при жесточайшей экономии. Тогда Пабло и Мора стали жить у Колуччи. Пабло посопротивлялся, но больше для вида. Франко дал ему работу, поэтому материальное положение более или менее наладилось.
Братья Пабло так и не простили, поэтому его семьёй стала Марисса. После окончания школы они поженились. Марисса посчитала, что пора бы и слезть с шеи родителей и переехать в отдельный, свой дом. Что они и сделали. Пабло устроился на работу - продавать мебель. Мари организовывала вечеринки и детские праздники. Казалось, всё устаканилось. Через год в семье Бустаманте появился Мартин, названный в честь дедушки. Мари стала сидеть дома с ребёнком, Пабло продолжал работать.
* * *

Пабло изумлённо моргнул. Как он может вспоминать того, чего не было? Что происходит? Неужели тело хранит воспоминания владельца? Или он просто сошёл с ума? Это было выше его сил. Может он правда всегда жил именно так, а как-то раз однажды ударился головой, и ему почудилось, что он шикарный адвокат с кучей денег? Бред. Пабло решил позвонить Мари, чтобы успокоиться, услышав её голос.
- Привет, солнце!
- Привет, родной! - Её нежный ответ отправил Пабло в воспоминания о ней и их ночи, которую он точно не забудет.
- Я просто звоню, чтобы тебя услышать. Как дела?
- Всё отлично, - рассмеялась она. - Только дел по горло.
В дверь постучали.
- Милая, прости, но кто-то стучит.
- Конечно. Пока. Я люблю тебя.
- Да... Я... - Пабло не мог продолжить. Любовь? Об этом он не задумывался. Хотя зачем задумываться о том, чего в тебе нет и не будет, потому что ты сам это выкинул из своей жизни, испепелив когда-то своё сердце и спрятав его от посторонних. К счастью Марисса не ждала его ответа, а просто положила трубку. В дверь ещё раз постучали.
- Да-да, заходите.
Дверь открылась и в кабинет зашла женщина. Челюсть Пабло не передала привет шахтёрам только потому, что в его жизни - той, другой жизни - их было большое количество. Женщина была молода, красива, шикарна, элегантна и сексуальна. Когда она закрывала дверь, Пабло успел увидеть, что работа приостановилась, и все служащие могли лишь смотреть ей вслед и нервно сглатывать.
- Кхе-кхе... - Пабло откашлялся, потому что его голос неожиданно охрип. - Здравствуйте.
- Привет, Паблитто! И почему же ты оказываешь мне такой холодный приём? Неужто за неделю я стала такой незаметной? - Она с показной горечью оглядела свою грудь третьего размера, тонкую талию и длинные идеальные ноги. - Или, может, что-то не то с макияжем?
В этот раз она даже не стала смотреть в зеркало, потому что прекрасно осознавала, что её длинные светлые волосы в идеальном порядке, тушь не потекла с длинных чёрных ресниц, опушающих огромные зелёные глаза, а помада не стёрлась с идеально очерчённых губ. Ровный носик, высокие скулы и идеальный овал лица. Да, сплошное "идеально". Она была идеальной с точки зрения мужского взгляда на красоту. Но Пабло уже взял себя в руки. Конечно, таких красавиц он не встречал, но в его прошлом "гареме" не было ни одной хоть сколько-нибудь некрасивой женщины, поэтому он спокойно ответил:
- Вы что-то хотели?
- Ты что, Паблитто? - Женщина удивилась. - Ты что, всерьёз обиделся на то, что я поехала на Гавайи с Карлосом? Это бред.
- Я не мог обидеться, потому что в первый раз Вас вижу. Кто Вы?
Женщина нервно рассмеялась.
- Ты что, правда меня не помнишь? Не помнишь наших волшебных ночей?
- Извините, я повторюсь: я вижу Вас в первый раз и не собираюсь продолжать наше знакомство.
- Ты что, решил остаться со своей семейкой? С этой серой мышкой Мариссой и вашими детёнышами?
- Уходите. - Пабло встал, прошёл к двери и открыл её. - Было "очень приятно" с Вами пообщаться.
- Ну-ну, - злорадно прошептала она и упорхнула из комнаты, оставив за собой сладкий аромат духов.
- Бред! - Пабло вообще уже не соображал. Сначала он хотел поделиться случившимся с Мари, но потом логично решил, что ей это вряд ли понравится. Поэтому он просто выкинул её из головы и продолжил работать.

Вечером Марисса как-то странно себя вела. Было ощущение, что вся эта неделя прошла зря, и она относится к нему с подозрением. Уложив детей, она не выдержала и решила-таки пообщаться с мужем.
- Пабло, что это? - Марисса протянула ему конверт без каких-либо отличительных признаков.
- Откуда же я знаю?
- Открой. - Мариссе явно было не до смеха. Почему, Пабло понял, открыв конверт и прочитав находящееся в нём письмо.
"Здравствуйте, Марисса! Я лишь хочу сказать Вам, что чем бы Вы не пытались удержать Пабло, он мой. Делайте, что хотите, скажите, что беременны или что там ещё может придумать Ваш воспалённый разум, но его Вы не получите. Он мой. Думаете за эту неделю Вам удалось его привязать? Вы ошибаетесь. С наилучшими пожеланиями, Химена Сернадес."
Он взглянул на Мариссу. Её лицо было бледным, руки нервно сжимались в кулаки, в глазах застыл какой-то непонятный блеск.
- Ты что, в это веришь? - Пабло недоумённо посмотрел на неё. - Это же полный бред. Я понятия не имею, кто это.
- Понятия не имеешь? А я сейчас освежу твою память.
Она взяла с журнального столика какой-то журнал и ткнула им ему в лицо. На обложке была та самая женщина, которая посетила сегодня Пабло. Обложка гласила о том, что Химена Сернадес, наконец, согласилась дать их журналу своё бесценное интервью. Увидев глаза Пабло, мелькнувшие узнаванием данной дамы, Марисса лишь сверкнула своими.
- Значит, понятия не имеешь, да? Кого ты пытаешься обмануть?
- Марисса, поверь. Я правда не спал с ней и не собираюсь. Тем более, с чего ты взяла, что она обратит своё драгоценное внимание на мою скромную персону?
- Пабло Бустаманте!!!!
- Прости, милая! - Он попытался её обнять, но Мариссу так просто не возьмешь. Она с ловкостью избежала его объятий. - Мари, правда! Я не знаю её. Ты права, я видел её один раз. Сегодня она приходила в наш магазин. Но это был первый раз, как я её увидел.
Он посмотрел на неё своими голубыми глазами, которые она так любила, и придал им выражения наичестнейшего человека, что удалось довольно быстро, т.к. он говорил правду.
- Ну разве эти глаза могут лгать? - спросил он, скосив их к носу. Мари не улыбнулась. Однако после внимательного осмотра его лица она решила ему поверить и прижалась к мужу.
- Если это правда, то учти - я за себя не отвечаю!
- Солнышко, это полный бред.
Он стал успокаивающе гладить её по голове. Однако, воспользовавшись тем, что она не видит его лица снова вспомнил о своей "прошлой" и "настоящей" жизни, пытаясь разобраться, что к чему.
- Знаешь, иногда я жалею, что поехала за тобой в Росарио. Может быть, сбежав со своей ненаглядной Паолой, ты наконец-то сбежал бы и из моих мыслей и моего сердца. Скольких проблем бы я избежала.
- Что? - Что за бред? Она не ездила за ним в Росарио. Там его нашёл папаша. Может быть именно тогда всё и поменялось? В его мире Марисса за ним не поехала, а в этом - поехала. - Слушай, может ты мне напомнишь эту ситуацию?
- Хочешь сказать, ты забыл любовь всей своей жизни? - не смогла не подколоть она его. - Забыл, как стоило мне уехать в Италию к папе, ты сразу же нашёл себе девицу, в которую влюбился без памяти и решил с ней сбежать, не послушав мудрого совета, исходящего от ненавистной Спиритто? А я как идиотка, с подачи Моры рванула за тобой, надеясь вытащить тебя из этой мм... ситуации? А потом приехал твой папаша, и мы усиленно врали, что сбежали с тобой вдвоём, но глупая Пепа всё испортила, рассказав тебе, что Паоле стало плохо. Ты рванул к ней. Серхио за тобой. Потом он тебе радостно сообщил о подноготной этой истории и увёз домой. - С каждым словом Марисса говорила всё тише, вспоминая этот кошмар и представляя, каким это было кошмаром для Пабло. - Тебе было плохо, меня ты не слушал, Мору тоже, и какое-то время я думала, что ты останешься самым чёрствым человеком на свете. Но что-то изменилось, а ты...
Она замолчала. До сих пор она не могла спокойно вспоминать тот спор. С одной стороны именно он помог Пабло понять, что он любит её, но с другой. Она чуть не умерла тогда. Но Пабло лишь крепче прижал её к себе. Она продолжила говорить, не понимая, зачем, собственно, всё это нужно. Ведь они оба были в курсе. Но почему-то ей не захотелось останавливаться.
- А ты решил поспорить с Томасом на коллекцию дисков, что я стану твоей девушкой. Да... Неприступная Спиритто, которая так ненавидит мэрского отпрыска. Знаешь, ведь если бы я тебя не любила тогда, тебе бы ни в жизнь не удалось меня очаровать. - Она посмотрела на него с улыбкой.
- Да нет! Просто тогда бы ты влюбилась в меня, - усмехнулся Пабло, хотя в душе его творилось невообразимое: Марисса спасала его от гнева отца, пыталась ему помочь зализать рану? Тогда понятно, почему его сердце не окаменело - все попытки предвосхищала доброта, нежность и забота Мариссы, которая уже тогда любила его, иначе ни за что не сделала бы всего этого. А чем он отплатил ей? Он на неё поспорил. Как он мог? Такое бы сделал Пабло из его мира. Но этот?
- И не надейся, супермен! Но как бы то ни было, я стала твоей девушкой, а потом всё узнала от бедняги Томаса, который решил тебе помочь от меня отвязаться. А потом снова ненависть, попытки сближения на 4 курсе и снова мы на разных краях пропасти. Выборы, Соль, Иван, Лола, Диего, Консуэлла, Хавьер и мы сами. Нам потребовалось столько времени, чтобы всё осознать и простить. Как бы я жила без тебя сейчас? - Марисса снова погрустнела. - А потом снова Паола. Учти, я надеюсь, что та ситуация позволила и тебе многое понять!
- Конечно! - "О чём она? Неужели Паола вернулась? Неужели..." Но в голове опять вспыхнули воспоминания из этой жизни.

* * *
Всё бы было у них ничего, но Пабло понял одну важную вещь: он находился полностью под властью Мариссы. Нет, он, конечно, её очень любил и хотел быть с ней. Но для него она стала вторым Серхио. Она говорила ему, что и как надо делать, о чём надо думать. Не буквально, конечно. А мягко, скрывая это под её заботой о нём. Он всегда ощущал, что недостоин её и что она может его бросить в любую минуту. Чтобы этого не произошло, Пабло стремился стать лучше, то есть, как раз-таки, делать то, что она считала правильным. В принципе, он всегда знал, что он слаб, а она всегда была очень сильной. И в конце концов ему стало не хватать свободы. Он постоянно находился в напряжении, боясь что-нибудь сделать или сказать не так.
Именно в это время в его салоне появилась новая секретарша. Она была молода и невинна. По крайней мере, так казалось со стороны. Она позволила ему быть сильнее. Он не боялся что-то напутать - именно она считала, что Пабло самый умный, красивый и лучший. Что именно он знает, что и как делать. Это подкупило Пабло, и он стал с ней встречаться. Сначала были просто ужины. Затем, всё пошло дальше. Самое смешное, что её звали Паола. С Мариссой в это время возникали проблемы, потому что она была вся в сыне. А Пабло, хоть и осознавал свою вину, но Паолу не бросал. Открылось же всё случайно.
Мия уговорила Мариссу отправиться по магазинам. Оставив ребёнка на бабушку с дедушкой, Мари с сестрой пошли в торговый центр. Когда Мия застряла в очередном отделе, Мари пошла в туалет освежиться. Зайдя туда, она сполоснула лицо холодной водой и вдруг услышала какие-то звуки из кабинки - очень похожие на то, что кому-то не терпелось выказать своё сексуальное желание. Она повела плечами и стала мыть руки - в своё время они с Пабло тоже с трудом себя сдерживали. И всё бы закончилось хорошо, но тут в туалет зашёл охранник. Принеся свои извинения Мариссе, которая почему-то оказалась единственной обитательницей дамской комнаты, он постучал в "живую" кабинку и открыл дверь. Марисса уже почти было ушла, но вернулась за забытым телефоном. Она взяла его со стойки и, случайно подняв глаза, увидела в зеркале Пабло с его сослуживицей в откровенной позе. Не было ни криков, ни слёз. Она просто молча оторопело наблюдала за тем, как охранник выводит их из помещения. На его призывы "Я тебе всё объясню!", она не отреагировала. Отправив сестре sms с предупреждением о том, что уходит, и матери с просьбой посидеть с Мартином ещё день, Мари выключила телефон и ушла бродить в парк. Посидев три часа на скамейке и приняв решение, она вернулась домой, где её ждал Пабло.
- Марисса...
- Что? Я готова тебя выслушать.
- Неужели не будет криков и разбитой посуды?
- Криком делу не поможешь, а посуда денег стоит. - Она помолчала. - Может, ты объяснишь, в чём дело?
Пабло неожиданно для себя самого разъярился от этого спокойного тона:
- Ты давишь меня! Ты как мой отец!
- Не смей сравнивать меня с ним! - В голосе Мариссы почувствовались металлические нотки.
- Почему же? Ты же с ним один в один. Вы оба считаете, что знаете, что для меня будет лучше. Сделай так, сделай этак. Даже имя для сына выбрала ты, не дав мне принять участие в этом таком ответственном решении. Я всегда должен был соответствовать твоим представлениям об идеале. Больше всего на свете я боюсь, что разочарую тебя и ты меня бросишь. Я должен десять раз подумать, прежде чем что-либо сказать. Те же ощущения, что и при Серхио. И знаешь, что? Я ухожу. Мне надоело это. С Паолой я чувствую себя мужчиной, а не мальчишкой, который всегда должен был соответствовать сначала статусу "сына Бустаманте", а потом "парня Мариссы Пиа Спиритто"!
- Но я же люблю тебя. Я хочу, чтобы тебе было лучше. - Её робкие возражения были прерваны ещё одной тирадой.
- Неужели? Он тоже считал, что всё делает мне во благо, но получалось далеко от идеала.
Почему-то он неожиданно замолчал, помедлил секунду, а затем развернулся и ушёл. Оставшись одна, Марисса села в кресло, поджав под себя ноги. Она ощущала всем телом, как её надежды и мечты, как бы высокопарно это не звучало, разбились вдребезги на мелкие осколки, которые вместо того, чтобы осесть на пол, кружились в воздухе как снежинки и пронзали её снова и снова. Казалось, им доставляет удовольствие рвать её бренное тело на части. В комнату ворвался холодный ветер - это открылось окно. Этот ужасный порыв смог утихомирить ненасытные осколки и унёс их с собой. Марисса, освободившись от какой-то парализованности, разразилась слезами. Но эти слёзы так и не дали ей облегчения.
Потом месяц они не виделись. Пабло было плохо, он знал, что Марисса проросла в него всем своим существом. Отказаться от неё - значило оторвать от себя часть тела, и эта рана не перестанет кровоточить. Паолу он бросил, потому что всё в ней стало его раздражать. Бустаманте понял, что обрёл свою долгожданную свободу, вот только какой ценой она ему досталась. И он начинал задумываться, а нужна ли она ему вообще? Последней каплей стал Мануэль, который поговорил с ним на тему "с Мариссой - хорошо, а одному - плохо". С такими мыслями Пабло решил помириться с женой.
Как это ни странно, она приняла его и сказала, что простила. Они решили, что это был отличный урок для них для всех, и теперь они постараются сделать всё правильно. Пабло решил, что здесь тоже поработало семейство Агирре, и успокоился такому неожиданному для Мариссы решению.
Он не знал, что этот месяц Марисса была не похожа на человека. После первых истерик и вопросов "за что?" и "почему?" она поняла, что в словах Пабло была своя правда. Однако, это ей нисколько не помогло. Она согласилась с тем, что давит на него, но оправдывала себя тем, что печётся о его же благе. Мартин это время жил у Сони с Франко, поэтому Марисса отпустила свой самоконтроль и дала волю настоящим чувствам - она стала маленькой никому не нужной девочкой, которую терзало одиночество. Она проклинала свой характер, который не позволил ей сохранить свою семью. Но не знала, что делать.
Она умирала без Пабло. Она так привыкла его видеть, чувствовать, слышать. Марисса пыталась взять себя в руки. Ведь не первый раз они расходились, но в этот раз что-то изменилось. Не было той сильной девушки, которая терпела, которая смеялась, которая мстила. Она не понимала как, но мятежницы не осталось. Осталась только потребность быть с Пабло до конца своих дней. Она докатилась до того, что хотела покончить жизнь самоубийством - она не только делала несчастной себя, она сделала несчастным человека, которого любила больше всего на свете. Она всегда причиняла матери одни проблемы. И не только Соне. Даже Фабрицио, который делал шаги ей навстречу, она благополучно отвергала. Мари не узнавала себя, но в каждой её клеточке бился Пабло. Пабло, который любил её и был с ней. Который помог ей стать лучше. Она уже была готова перерезать себе вены, но пришла Мия и стала говорить какие-то глупости о новых модных тенденциях. Она заставила её привести себя в божеский вид и потащила по магазинам. Лучше Мариссе не стало, но она отвлеклась и забыла о своих глупых мыслях, осознав, что это минутная слабость. И вот, когда она села в кресло, чтобы дать отдых ногам после марафона под названием "шоппинг", пришёл Пабло. К счастью для гордости Мариссы, она слишком устала, поэтому не бросилась ему на шею, а просто согласилась попробовать всё сначала ради сына и их самих.
После этого случая наступила нормальная жизнь. Марисса простила мужа, считая, что во многом была виновата сама, и попыталась исправиться. Пабло, в свою очередь, тоже старался, как мог. Жизнь наладилась. Пабло продолжал работать. Марисса пошла учить юриспруденцию. Закончив университет, она стала работать в коллегии адвокатов - была защитником, бесплатно предоставляемым для тех, кто не может себе позволить нанять адвоката. Это не приносило ей много денег, но она реализовывала своё обострённое чувство справедливости. Затем ушла в реабилитационный центр. Вскоре родилась Мелина, которая вследствие своего пола не смогла стать Фабрицио - Марисса давно простила своего первого отца и наладила с ним отношения. При полной поддержке Пабло она решила родить трёх сыновей и назвать их в честь своих отцов. О том, чтобы назвать сына Серхио, мысли не возникало. Но так как родилась Мелина, Фабрицио и Франко откладывались. Вообще Бустаманте были счастливы и готовы были иметь столько детей, сколько даст им Бог. Мора давно уже уехала и жила в Лондоне рядом с Фелиппе. Франко с Соней кочевали по разным городам. В Мии открылся талант дизайнера, что приносило им солидный доход - Мия придумывала, а Мануэль продавал. Лухан с Маркосом в основном жили на севере - рядом с семьёй Маркоса. Правда иногда они приезжали и в родные пенаты и жили в доме Сони и Франко. Мама Маркоса после рождения внука Бласа, да и при хорошем влиянии Лухан, стала оттаивать и приняла сына. Она, конечно, не считала его любимчиком, но более или менее нормальные отношения они восстановили. А отец Маркоса итак был счастлив.
Через три года после рождения Мелины Мари снова забеременела.
* * *

"Опять? Я точно схожу с ума". Пабло только поцеловал Мариссу.
- Родная, забудь эти глупости. Я с тобой. И никуда не уйду.
- Хотелось бы верить, - тихо прошептала она, но он услышал. - Я пошла спать и надеюсь, что то, что ты сказал - правда.
Она встала с дивана и ушла в спальню, оставив Пабло пытаться разложить свои шальные мысли-скакуны по полочкам. Значит в его жизни Мари за ним не поехала. Может, не смогла, может, не захотела. Может, мама не просила. Но факт остаётся фактом. Она не поехала и позволила вырасти ему бесчувственным Нарциссом. Хотя глупо обвинять в этом Мариссу. Но... Он опять подумал о воспоминаниях. Может быть, это правда его жизнь? А той, другой, не существует? Нет его блестящей адвокатской практики, нет его богатства, нет огромного количества ничего не значащих девушек? Нет блестящей актрисы и певицы Мариссы Андраде? Решив больше не ломать над этим голову, он пошёл спать.
Следующий день не принёс облегчения. Марисса, хоть и простила его, но он чувствовал, что она ничего не забыла. Сам Пабло никак не мог понять, что же всё-таки происходит. Ответ пришёл на работу на идеальных ножках Химены.
- Ну как ты, котик?
- Во-первых, не смейте называть меня подобными уменьшительно-ласкательными прозвищами и именами. Во-вторых, не смейте писать моей жене эти бредовые письма. Можно подумать, что Вы старая дева, пытающаяся хоть как-то отхватить себе мужика. И в-третьих, не смейте сюда больше приходить! - Пабло взорвался. Почему эта девица считает, что если она красива, то ей всё позволительно?
"Девица" в свою очередь тоже не осталась в долгу. Она наклонилась к нему и прошипела ему прямо в очи:
- То, что я захотела тебя, глупая блажь матушки-природы. Не такой уж ты и неотразимый. Но в данный момент я хочу тебя. А твоя пламенная речь... - Она рассмеялась низким хриплым голосом, услышав который оставшиеся живые мужчины этого мира точно бы попадали замертво к её ножкам. - Твоя пламенная речь не останется безнаказанной.
- Можешь говорить Мариссе, что хочешь. Она поверит мне!
- А зачем говорить? - Она ухмыльнулась и стала похожа на гадюку, заглотившую добычу целиком. - Пока, милый! Не скучай и наслаждайся последними спокойными секундами с твоей ненаглядной Мариссой.
Она гордо развернулась и вышла. Пабло оставалось только ждать, потому что он понятия не имел, каким будет следующий удар.

Вернувшись домой, он обнаружил тишину. То, чего он не находил вот уже больше недели. Абсолютная тишина. Ни Мариссы, ни рока Мартина, ни мультфильмов Мелины, ни плача или смеха Фаби. Тишина. Пабло уже было собрался искать семью по комнатам, но его взгляд упал на незнакомый диск на DVD-проигрывателе и какое-то письмо. Сначала он взял письмо.
"Я долго думала, что тебе написать. И поняла, что любые слова не смогут описать мои чувства. Возможно, тебе что-то скажет этот диск. А может и нет. Но я думаю, что ты поймёшь. Попозже, придя в себя и всё обдумав, я тебе позвоню, и мы решим, что делать дальше".
Подписи не было, но он даже не допустил мысли, что это была не Марисса. Он вставил диск в проигрыватель и сел смотреть. Его взору предстала удивительная картина: он сам очень мило целовался с Хименой в каком-то отеле. Очень милые поцелуи вскоре перешли в, как говорится, бурный животный секс. Внизу стояла дата: 28 октября. Затем ещё одна запись с похожим действом от 30 октября и ещё одна - от 1 ноября. К диску прилагалась записка.
"Фотографиям ты могла и не поверить, но видеозаписям! Это, конечно, скромная подборка, но можешь поверить, таких сюжетов я могу прислать тебе большое количество. Если ты интересуешься. Если не веришь, можешь сходить в этот отель и спросить свидетелей. Удачи, солнышко!"
"Не может быть, чтобы это было на самом деле!"
Первой его мыслью было разбить этот диск, но вдруг он решил ещё раз его посмотреть. Может это монтаж, и он сможет это доказать. Но увиденное, даже при тщательном просмотре, не изменилось и не было похоже на монтаж. Тогда он сам рванул в отель. Однако, узнав, что он и вправду останавливался в этом номере с самой Хименой Сегундес, он попросил оглядеть этот номер, придумав какую-то глупую причину. Ему поверили, и он оказался в этой "цитадели зла". Самое ужасное, что увидев ту самую кровать, в его мозг проникли противные воспоминания об этих выходных. Он вспомнил, как целовал её губы, как ласкал её тело, как шептал ей какую-то чушь на ушко. Свой оргазм и её хриплые стоны, которые заводили его ещё сильнее.
- Нет. Нет! НЕЕЕТ!!!
В эту минуту рухнула вся его жизнь. Та, которую он собирал по кусочкам все эти две недели. Жизнь, в которой у него были прекрасные дети, которых он обожал, и горячо любимая жена, от вида которой у него все внутренности переворачивало. Да. Он любит её. Очень. Сильно. Безумно. Он был влюблён в ту девчонку и любил эту женщину. Что же ему теперь делать? Он вышел из отеля и пошёл по парку, в котором увидел ту самую женщину, с появлением которой всё и началось. Нет, не Мариссу Пиа Спиритто Бустаманте, коей она оказалась сейчас. А ту самую Соню Самерс, из-за которой пошло всё наперекосяк. Не раздумывая ни секунды, Пабло кинулся к ней.
- Это Вы! Это же Вы! Что Вы со мной сделали??
- Успокойся, сынок, - ласково ответила женщина. - Всё хорошо.
- Что хорошего? Где? В чём? Сначала я помог Вам с дочерью. Потом оказался в чужой жизни, на чужом месте. Потом, привыкнув, всё исчезло. Что в этом хорошего? Чем Вы отплатили мне за добро!?
- Ты сказал, что тебе ничего не нужно. Эта жизнь лишь показывает тебе, чего ты был лишён и чего ты так не хотел. Это, если хочешь верить в подобные глупости, видение. Которое помогает тебе понять самого себя.
- К чертям подобные видения? Вы подарили мне надежду и любовь потрясающей женщины, а теперь её отняли!
- Извини, сынок. Я у тебя никого не отнимала. Я всего лишь показала тебе другую жизнь, которой ты в своё время лишился.
- То есть Вы хотите сказать, что я был бы таким, если бы случились определённые обстоятельства в моём прошлом?
Соня лишь улыбнулась.
- Но... Как он мог?
- Кто? - не поняла Соня.
- Пабло. Как он мог изменить ей? Она же потрясающая. Я видел много женщин. Никто ей в подмётки не годится. Она... Она - Марисса, и этим всё сказано. Как он мог поступить с ней так?
- Ты можешь всё исправить, если захочешь.
- Как? Она не захочет меня слушать и будет права. Я сам не хотел бы себя слушать. Тем более... что я могу сказать? Как можно ЭТО объяснить?
- Ты взрослый мужчина, решай сам. - Она окинула его внимательным взглядом.
- В принципе, ты можешь ничего не делать и отправиться домой. Просто включи этот диск, - она протянула ему непонятно откуда взявшуюся коробочку с диском, - и отправишься обратно.
- А этот Пабло?
- Он будет всё помнить. То есть все твои поступки останутся с ним.
Пабло взял диск, на котором было написано название группы ("Erreway") и диска ("Memoria").
- Но... - Пока Пабло читал название, женщина куда-то испарилась.
- Отлично. Я оказался в полной... И что же мне делать? Глупый вопрос.
Пабло поехал домой, поставил диск в музыкальный центр, но нажать на воспроизведение не решился.
"Я могу уйти сейчас. Этот дуралей Пабло поймёт, что потерял, но будет поздно. А если не поймёт? Но... Что будет с ней? Что будет с детьми? Что же мне делать?" Пабло ещё некоторое время не шевелился, но потом выключил центр.
- Я верну её. Она поймёт. Она всегда понимала. Я покажу ей, что изменился, и она простит меня. А я... Я останусь здесь навсегда. С любимой женщиной и любимой семьёй.
Приняв решение, Пабло успокоился и лёг спать.

Глава 5

Первым делом он пошёл к чете Агирре. Как это ни странно, Мануэль, хоть и смерил его долгим презрительным взглядом, но в дом впустил. Мия была менее спокойна: она начала кричать.
- Пабло, что ты делаешь? Ты совсем сдурел? Ты опять? Как ты мог снова ей изменить? Ты же любишь её? Или нет!?
- Мия, успокойся, конечно, я люблю её. Она самое дорогое, что есть у меня. Она и дети. Я не могу потерять её.
- Ты уже потерял её, - возразил Мануэль. - В прошлый раз я тебе помог. Но не в этот. Всё же было хорошо больше десяти лет! Я не понимаю, что случилось.
- Если честно, то я сам не понимаю, - Пабло горько усмехнулся. - Она самое прекрасное, что было в моей жизни. Я очень люблю её. Я не знаю, как это произошло. Действительно не знаю причин.
Мия с Мануэлем посмотрели на его лицо, на котором было выражение полного непонимания, растерянности и отчаяния, а затем переглянулись.
- В моё объяснение вы не поверите. Я уже и сам не понимаю, насколько всё близко к реальности.
- Мы готовы тебя послушать, - сказал Мануэль, не реагируя на возмущённый взгляд Мии.
- В общем... Это не моя жизнь. Ещё две недели назад я жил в Нью-Йорке и был успешным адвокатом. Но потом я помог женщине, дочке которой стало плохо - отвёз их в больницу. Она меня благодарила, а я сказал, что мне ничего не надо. А потом я увидел рекламу шоу Мариссы Андраде и вспомнил, как мы ненавидели и любили друг друга в школе. А потом я заснул и оказался здесь...
- Так, Пабло, стоп. Что ты несёшь? - Ману, впрочем как и Мия, смотрел на него как на умалишённого. - Может, по порядку расскажешь?
Пабло рассказал всё в подробностях, но выражения недоверия и сожаления о сдвинувшемся друге, с лиц четы Агирре не спали.
- Вы не понимаете, как я и предупреждал. - Внезапно он кое-что вспомнил. - Мануэль, помнишь, ты меня ударил, когда вы с Мари забрали меня из полиции?
- Конечно. Ты порол такую чушь, что... - Он вдруг удивлённо глянул на него.
- Вот-вот. И я об этом. Я ничего не понимал. И сказал... А кстати, что я такого сказал?
- Это когда поинтересовался, когда Мари перестанет, наконец, рожать детей?
- Что? - ужаснулась Мия. - Ты не мог ей этого сказать! Ты же знаешь, что...
- Не знаю. Что?
- Во время её беременности однажды ты, как обычно, был на работе, а она пошла в магазин. Именно тогда его решила ограбить какая-то банда. Её использовали, как заложницу. В результате она чуть не потеряла ребёнка, и её беременность стала протекать с осложнениями. Ты очень переживал тогда и считал, что это твоя вина - меньше надо было работать. А через несколько месяцев ты напился на своей корпоративной вечеринке. И в ту же ночь у неё начались схватки. Ты повёз её в больницу, но не справился с управлением, и вы попали в аварию. Марисса чуть не умерла. Но врачам удалось спасти и её, и её ребёнка. Но больше забеременеть она не сможет.
- Что? Из-за меня она не сможет больше родить? О нет! - Пабло был готов прибить этого Бустаманте. Но может ли он быть уверен, что он лучше? На этот вопрос Пабло ответа не знал.
- Может, ты и прав, - задумчиво сказал Мануэль. Но его перебила Мия:
- Ты что, правда веришь в этот бред?? Это же полнейшая чушь!
- Мия, успокойся, - попытался утихомирить её муж.
- Ни за что! Из-за него от моей сестры скоро ничего не останется, а ты говоришь "успокойся". Сколько я их знаю, Марисса всегда страдала из-за него. И в школе, и после неё. Но теперь!
- Мия! - предостерегающе начал Мануэль, но его в свою очередь прервал Пабло.
- А почему ты сестра Мариссы?
- Ты дурак? - Мия зло посмотрела на него. - Наши родители поженились.
- А почему у неё три отца?
- Нет, я точно прибью его!!! - Мия почти кинулась исполнять свою угрозу, но её удержал Мануэль, который и ответил на вопрос.
- Первый - Спиритто. Он оказался ей не биологическим отцом. Её настоящий отец - Мартин Андраде - нарисовался на 4 курсе. Узнав это, Марисса жутко поругалась с Соней, и вообще был ужас. Но, слава богу, они с Соней разобрались. Ну а третий - Франко. Когда Соня вышла за него замуж, он удочерил и её, и Лухан.
- Но Мари ведь ненавидела Спиритто. Почему мы назвали в его честь ребёнка?
- Она успокоилась, перестала так нервно на всё реагировать. Из-за Пабло, между прочим, - кинул Ману шпильку жене. Та лишь обиженно надула губки, т.к. возразить ей было нечего. И снова вернулся к Бустаманте. - Переосмыслила многое и поняла, что он хотел ей добра. Вот и помирилась с ним.
- Но всё это дела не меняет. Вы мн



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Суббота, 19.04.2008, 11:44 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Мари же спряталась в доме Колуччи. Увидев Мию, она попыталась улыбнуться, но снова чуть не начала плакать.
- Чёрт, Мия! Когда закончится этот водопад? Я так от него устала. К чертям его! К чертям Бустаманте! Как был бабником, суперменчиком и мэрским отпрыском, так им и остался. Век бы его не видеть! Нет, наоборот! Я найду его и оторву ему его причиндалы, которые он не знает, куда бы ещё примостить. Он станет у меня евнухом, и не будет нужен ни одной бабе в мире. Казанова хренов! А ты видала эту мымру? - Тут она погрустнела. - Знаешь, есть такая песня:
" Я видела её вчера вдвоём с тобой
Я видела её вчера, я шла домой
Боль без ножа. Да, хороша, как ангел
Я такой, конечно, не была"
Марисса усмехнулась. Очень горько.
- Она красива. Очень красива. Мне да неё, как до Луны.
- Марисса, перестань! У него было много красивых девиц. Вспомни хотя бы Консуэллу. Но он выбрал тебя! Женился на тебе! Любит тебя!
- Только не говори мне, что он спал с ней, а представлял, что спит со мной.
- Марисса, он мужик. Их нам никогда не понять. А к тому, что он с ней спал, больше приложила руку сама Химена. Ты же знаешь, что женщина может сделать с мужиком всё, что захочет. Тем более, если у неё такая внешность.
- Ты права, Мия. Поэтому тебе Мануэль не изменяет - ты сама кого хочешь соблазнишь. Глупо искать что-то другое, когда твоя жена одна из самых красивых и желанных женщин Аргентины. - Помелькав на телевидении в составе группы, Мия ушла туда работать, когда группа распалась. Эту деятельность она совмещала с дизайнерской. Теперь её хотела добрая половина испаноговорящих стран. - А я... Куда мне с моей внешностью. Я всегда удивлялась, почему я Сонина дочь, а не ты. Вы с ней похожи. Обе такие красивые и сексуальные, что на вас западают почти все мужики. Куда мне...
- Марисса, перестань! Хватит нести чушь. У тебя в школе было столько парней, что я готова была локти себе кусать от зависти. Неужели ты до сих пор не поняла, что во мне им нравится только внешняя оболочка. А ты... Они всегда тянулись к тебе, как к источнику энергии. Ты лучше, чем большинство этих красавиц. Самый добрый и необыкновенный человек. Парней в тебе привлекала не только твоя уникальная красота, но и ты сама. А то, что ты красива не так, как красивы стандартные куклы Барби, так тебе надо спасибо Господу за это сказать.
- А я и говорила. Пока мой любимый человек не стал спать с одной из таких Барби.
- Марисса! - Мия попыталась прочитать её чувства по шоколадным глазам, но они подёрнулись какой-то плёнкой. Мия боялась, что через какое-то время эта плёнка превратится в стекло. В твёрдую небьющуюся преграду. Тогда Марисса Пиа Спиритто исчезнет. Этого допустить было нельзя. Мия не представляла, как будет жить с человеком, похожим на Мариссу. С её оболочкой. Она была их энергетической подпиткой. Их солнцем и дождём. Всем тем, без чего не может существовать Земля. Её семья. Она даже не прошлась по единственной Мииной извилине. Как это ни парадоксально, Мия не сможет без этих глупых шуток. - Марисса, ты хочешь быть с ним? Скажи мне. Чего ты хочешь?
Мари подняла на неё заплаканные глаза.
- Я хочу открыть глаза и понять, что это был сон. Обычный ночной кошмар. Чтобы я никогда не видела ни этой женщины, ни этой плёнки.
- Мари, ты уверена, что запись подлинная? Может её сделали. Ты же смотришь кино. Они что угодно нарисуют на компьютере.
- Не знаю, - Марисса засомневалась. - В любом случае, существуют свидетели. Консьерж, например.
- Неужели твоя извилина осталась в гордом одиночестве и от горя решила распрямиться? - Если гора не идёт к Магомеду... - Свидетели есть. Но консьержу она могла заплатить, чтобы он всё подтвердил. Я бы на её месте так и поступила. А мы можем спросить у работников фирмы Пабло.
Загоревшись только что пришедшей ей в голову идеей, Мия стала тормошить несчастную сестру.
- Собирайся, мы едем к Пабло на работу!
- Но он, наверное, там, а я не хочу его видеть.
- Тебе и необязательно. Я всё выпытаю.
Т.к. Марисса в подобном состоянии не обладала хоть какими-то способностями к сопротивлению, Мия быстро её уговорила. Причём так, что Марисса сама заразилась этой надеждой и попыткой оправдать своего обожаемого Пабло. Вскоре они были в магазине. Мия зашла внутрь и стала задавать осторожные вопросы по поводу Химены. Как оказалось, все - по крайней мере, мужчины - видели её пару дней назад. Она приходила два раза. Правда её визиты не продлились долго - оба раза она вылетала из кабинета Бустаманте, злая как чёрт. А во второй раз люди даже слышали, как Пабло накричал на неё и выгнал.
- Вот видишь, Марисса. Он её выгнал.
- Они могли встречаться в другом месте, а отсюда он её выгнал, чтобы не раскрылся их секрет. Да и может они просто поссорились. Вот он и накричал на неё.
Мия не могла не признать справедливость выводов Мариссы.
- А если всё-таки я права?
- Мия, я не знаю, что делать. - Марисса жалобно на неё посмотрела. - Я хочу ему верить, но не могу. Что-то меня не пускает.
- Но ты хочешь быть с ним? Если тебе лучше без него, то...
- У нас трое детей. В любом случае избавиться от него я не смогу. А я... Ты же знаешь, что я всегда любила его. Если у меня будут доказательства, что это ложь, я не прощу себе того, что сомневалась в нём. Если же окажется, что он виноват... Я не знаю.
- Тогда ты должна простить его. Если тебе действительно это нужно. Простить и не думать, насколько правдивыми были эти отвратительные сплетни.
Марисса удивлённо посмотрела на сестру.
- И когда ты успела стать такой умной?
Мия ткнула её в бок, притворно обидевшись:
- Какой ужас! Моя сестра мне не верит! Ах, быть Мией - тяжкий труд!
Мия рассмеялась, Марисса улыбнулась. Но это было начало, как надеялась сеньора Агирре. Начало возвращения грозной Спиритто, перед которой отступал Дунофф и даже сам Серхио Бустаманте.
- Ну?
- Мне надо подумать. А теперь поехали, заберём детей из школы.

Как только в машину села Мелина, первый же её вопрос был:
- Я надеюсь, мы домой? Я соскучилась. И папу не видела два дня.
- Конечно домой, золотце, - Мари улыбнулась дочери и поймала одобрительный взгляд Мии. Вернувшись в квартиру, Мари нашла там Пабло, нервно ходившего по комнате. Он не знал, что удалось Мии, но жутко переживал. Отпросившись с работы, он успел всё убрать в доме, приготовить ужин и даже начал стирать. Лишь бы не думать о том, что Мари не вернётся.
- Папа! - кинулась ему на шею Мелина.
Пабло резко обернулся и подхватил дочь на руки:
- Здравствуй, кнопка! Как дела в школе?
- Этот вредный Хорхе опять ко мне цеплялся. Правда, после стакана сока, опрокинутого ему на голову, перестал.
Пабло улыбался дочери, но Марисса видела лихорадочный блеск в его глазах. Он боялся посмотреть на Мариссу. Боялся увидеть отрицательный ответ, который порвёт его в клочья. Но всё-таки Бустаманте было уже не 15 лет. Поэтому он переборол себя и глянул на Мариссу.
Он увидел то, что боялся больше, чем ответа "нет" - боль. Дикую нечеловеческую боль. Однако, ещё он разглядел там любовь и надежду. Даже крупицы надежды, лёгкой её дымки хватило бы для того, чтобы он не опускал руки. Но там была не крупица. Там было озеро. Озеро надежды. Мелина спустилась на землю с рук отца и пошла к себе в комнату, почувствовав, что сейчас она лишняя.
- Марисса, я...
- Пабло...
Они одновременно умолкли. Однако Пабло продолжил.
- Я люблю тебя и не смогу без тебя и без них, - он кивнул в сторону комнат детей. - Я не понимаю, как мог причинить тебе столько боли. Эта боль не даст мне спокойно жить всё моё оставшееся время. Если бы на твоём месте была другая, она бы давно меня бросила. Ещё в школе. Но ты... Ты ангел, и я не могу понять, чем заслужил любовь такой женщины. Ты самая прекрасная, красивейшая, умная, добрая, чуткая, сексуальная, упрямая, справедливая... Чёрт, у тебя столько достоинств, что их перечисление займёт весь вечер. Ты будешь права, если бросишь меня, но я тебя умоляю не делать этого. Я знаю, ты найдёшь мужчину, который будет носить тебя на руках, всё для тебя сделает и будет вечно любить тебя, но... Зачем тебе искать? На его месте могу быть я. Я люблю тебя, я всё для тебя сделаю и буду любить тебя вечно.
Глаза Мариссы как-то странно заблестели.
- Ты забыл про ношение меня на руках.
- Это глупо, ты права. Носить на руках, конечно! Я что, зря мышцы себе качал? - попытался пошутить Пабло.
- Я не знаю, изменял ли ты мне. Нет, не говори ничего, - прервала она его, увидев, что он пытается что-то сказать. - Дай сказать мне. Так вот. Я не знаю, спал ли ты с ней. Но я не хочу этого знать. Просто ответь мне, было это или нет. Только честно. Учти, я пойму всё по глазам.
- Я не спал с ней. И не собирался. - Пабло открыто посмотрел на неё. Он не боялся, потому что не лгал. Марисса некоторое время читала его глаза и, наконец, приняла решение.
- Я верю тебе. В этом заключается брак. Брак и любовь. В доверии. Я доверяюсь тебе и надеюсь, что такого больше не будет.
- Я тоже надеюсь. Всё, что причиняет боль тебе, убивает и меня.
- Пабло. Я... Я люблю тебя. Чего же боле? Что я могу ещё сказать? Не читал, случайно Пушкина?
- Кого? - Пабло ошеломлённо уставился на неё.
- Пушкина. Александра Сергеевича. "Евгений Онегин". Это знает каждый школьник. Правда не аргентинский, а русский, но всё-таки.
- В такой момент ты мне рассказываешь, что читают дети из России? Когда они вообще успевают читать?
- Между прогулками по улицам с медведями, - звонко рассмеялась Марисса.
- Какими медведями? - Пабло уже ничего не понимал.
- Ну в России же по улицам медведи ходят. Ты что не знал?
- Марисса, ты издеваешься? Россия нормальная цивилизованная страна. Одна Москва покруче многих городов будет, а ты про каких-то медведей.
- А Мия, между прочим, считает именно так.
- Это ещё раз показывает, что другая жизнь ей не интересна. Ей больше нравится не показывать никуда носа, кроме нашего континента. Чего это ты вдруг про Россию заговорила?
- Да так. Решила сбавить серьёзность разговора. А Россия... Просто мне интересно на неё посмотреть.
- Если ты так хочешь, мы обязательно туда съездим.
- Ты хоть представляешь, сколько будет стоить билет?
- Ну... Можно попробовать продавать туда нашу мебель, - Пабло уже раздумывал, как это можно провернуть.
- Эй-ей, Пабло. Ты отвлёкся.
- Да, прости. Так вот. А на чём мы остановились?
- Ты рассказывал мне, как меня любишь.
- Давай я лучше тебе покажу. И ты сможешь следить за мной, если всегда будешь рядом. Предлагаю не выпускать меня из постели. Тогда ты точно будешь уверена, и никакие злопыхатели нам не навредят.
Он обнял её так крепко, что ей показалось, что треснут кости. Но она не хотела другого. Пабло стал целовать её шею.
- О, мой бог! Марисса! Как можно желать кого-то ещё?
- Стоп, Пабло! - Пабло в шоке отстранился.
- Ты передумала?
- Балбес, в квартире дети, которые ещё не спят. Ты собрался им показывать, как надо детей делать?
Долго ли коротко, но таким счастливым Пабло никогда прежде не засыпал. Следующий день прошёл как в сказке. Он наслаждался каждым мгновением, понимая, сколько же он в жизни упустил. Но столько счастья сразу? Этого быть не может. Что и доказала сама жизнь.
Пабло купал Фаби, когда услышал из зала песню... "Memoria"! Что??? Нет!!! Пабло кинулся в зал и увидел Мартина с пультом в руках.
- Пап, это что, вы пели? Классная песня. Почему я её раньше не слышал?
- Откуда ты взял этот диск?
Мартин удивился такой странной реакции.
- Он уже был в музыкальном центре. Я просто включил его и всё. А какие проблемы?
- Никаких, прости.
Как можно было быть таким идиотом? Как? Как можно было оставить этот диск здесь? Почему он не сломал его, не выкинул или, хотя бы, не вытащил его и убрал подальше? Он идиот! Он сам всё испортил!
Пабло кинулся в парк, где встретил Соню, но, как ни странно, не нашёл её там. "Чёрт! Чёрт! ЧЁРТ!!!"
- Ты не можешь забрать всё у меня сейчас! Ты не можешь! Не имеешь права! - закричал он на весь парк, заставив шарахнуться шедших рядом людей. - Это нечестно! Это неправильно! Ты не можешь так поступить со мной! С ними! Где гарантия, что он не испортит всё!
Под конец, так и не услышав ответа, он просто зарычал, как раненый медведь.

Он сказал Мартину, чтобы тот не прекращал занятий музыкой, если это действительно то, чего он хочет. Мелину он попросил оставаться такой, какая она есть. Ведь она так похожа на маму. Он поцеловал Фабрицио, пытаясь наглядеться на него. Он весь вечер не отпускал от себя Мариссу. Мари не могла понять, что происходит, но не противилась.
- Ты лучшая женщина в мире. - Он поцеловал её и крепко обнял. - Запомни меня в этот момент. Обещай, что запомнишь меня и то, как я люблю тебя.
- Обещаю, - Марисса недоумённо смотрела на него. - Пабло, что случилось?
- Всё нормально. Просто я очень люблю тебя и боюсь потерять. - Он поцеловал её руку. - Ложись спать, а я ещё посижу.
Марисса пожала плечами и легла спать. Пабло остался сидеть в кресле, наблюдая за ней. Он наивно пытался не спать, чтобы не допустить... Чего? Своей телепортации? Бред. Интересно, сколько раз за последние две недели он употреблял это слово? Сто, двести? Но как это ни странно, усталость сделала своё дело, и Пабло уснул.

Глава 6

Проснулся Пабло от жуткой боли в шее. Вот чёрт, он заснул в кресле. Неужели не мог придумать ничего лучше? "Стоп. Я уснул в кресле? В кресле? И проснулся там же? Марисса!!!" Пабло открыл глаза и увидел... Да. Именно то, что и должен был - свою холостяцкую берлогу с незабвенным хай-тековским стилем. Нет! Он быстро вскочил и оделся. Выбежал на улицу, но там его ждали неприветливые улицы Нью-Йорка с вечно бегущими куда-то людьми. Никакого Буэнос-Айреса. Никакой Аргентины. Никакой Мариссы. За что они так с ним? Что теперь ему делать? Он вспомнил старый американский сериал про победительницу вампиров. Там был один вампир, которого прокляли цыгане - они вернули ему душу. С тех пор на вампира жалко было смотреть. Нормальной жизни ему не стало. Пока он не влюбился в эту самую победительницу и не вернул, а точнее отпустил, свою душу, испытав "великое счастье" со своей возлюбленной. Пабло чувствовал себя, как тот вампир. У него не было души, но ему вернули её вместе с Мариссой. А потом снова забрали. Только забрали Мариссу, а душу оставили. Что он такого сделал, что обречён оставшуюся часть жизнь страдать от отсутствия своей любви? Он был серийным убийцей? Придумал ядерное или бактериологическое оружие, уничтожившее уйму народа? Что?
Вдруг Пабло увидел рекламу "сегодняшнего шоу великолепной Мариссы Андраде, покорившей весь мир". На него нашло просветление.
- Какого чёрта я себя жалею? Ведь она жива. Она здесь. Конечно, она изменилась, но по сути осталась прежней? Если я смог очнуться, то и она может!

- Джастин, мне надо попасть на сегодняшнее шоу.
- Пабло, ты здоров? Ещё вчера ты не знал, кто она. А тут вдруг...
- Джастин, я умоляю!
- Да ладно, - Джастин удивлённо смотрел на друга. - На твоё счастье мне надо срочно уехать, и я отдам тебе свой билет. Заодно присмотришь за Джулией. Не то, чтобы я ей не доверял, просто...
- Доверяй, но проверяй?
- Да-да, именно.
- Спасибо, Джастин. С меня причитается!
Вечером Пабло наслаждался концертом. Марисса была великолепна. У неё был шик, которого не было у его Мариссы - всё-таки она известная актриса и певица. Но её глаза... он чувствовал, что без неё ему не жить.
После концерта, он попытался пробраться за кулисы, но ему это не удалось. Пабло начал свирепеть и устраивать скандал, когда на шум явилась она. Его душа, его Психея.
- Простите за шум, мисс. Просто поклонники... - стал извиняться охранник.
- Всё нормально, Джон, - ободряюще улыбнулась она ему.
- Марисса!
Марисса повернула голову в его сторону.
- Вы что-то хоте... Пабло? - Она в некотором удивлении уставилась на него, но быстро пришла в себя. - Пабло Бустаманте собственной персоной?
- Привет! - Пабло почувствовал себя глупым неудачником, который вознамерился пригласить на свидание самую красивую и популярную девочку школы. - Мы можем поговорить?
- Конечно. Всё нормально, Джон, я его знаю. Ну что ж, поехали? - Она снова обратилась к Пабло. Тот только кивнул.
- Прости, но я жутко устала, поэтому максимум, что я могу себе позволить, это пообщаться с тобой в машине, пока еду в отель. Мне завтра рано улетать домой.
Пабло был согласен и на это.
- Как ты поживаешь? - Несмотря ни на что Мариссе пришлось самой начинать разговор, хотя не она на него напрашивалась.
- Нормально. Работаю адвокатом. - Что ещё сказать? Нечего. Вот такая у тебя пустая жизнь, Паблитто.
- Ты даже не поддерживаешь отношения с бывшими друзьями. Они слишком хороши для тебя? - Марисса оторвала его от грустных мыслей.
- Марисса, а почему ты не поехала за мной в Росарио?
- Что? - Сказать, что Марисса удивилась - ничего не сказать. - Почему вдруг эта тема...
- Ты же пыталась меня тогда остановить. И не один раз. Ты знала, да?
- Что именно? Что у неё были какие-то дела с твоим папашей?
- То, что он заплатил ей, чтобы она переспала со мной.
- Не может быть! - Марисса в ужасе уставилась на него. - Он не мог... Хотя твой отец... Серхио всегда меня поражал своими незаурядными чертами характера. И в принципе, я не удивлена. Но купить... Это ужас.
- Почему ты не поехала? - Почему-то для Пабло был очень важен её ответ.
- С чего ты взял, что я собиралась ехать за тобой? - Она помолчала. - Ты прав. Собиралась. Но сначала меня утащили к директору из-за Лухан и держали там, пытаясь вылечить. "Марисса! Ты портишь репутацию нашего славного колледжа!" Бла-бла-бла и всё такое. Потом опять пришлось помогать Лухан из-за этого остолопа Дуноффа и Бласа. А потом... Смешно говорить, но я опять наскандалила, и меня заперли в прачечной. И два дня не выпускали. Когда я смогла дозвониться до твоей мамы, оказалось, что Серхио тебя уже нашёл. Я надеялась... думала, что ты вернёшься. Но ты сделал так, как решил твой отец. Что ж. Это был твой выбор.
- Ты потрясающая! Прости за все те глупости, которые я совершал в школе. Ты мне очень нравилась. Очень.
- Ты поэтому закрутил с другой, стоило мне уехать в Италию?
- Нет. Она... Она всё рассчитала. И дала мне то, чего мне тогда хотелось. Всё-таки она была старше и знала, как привязать мальчишку. Ты можешь мне не верить, но она всегда ревновала меня к тебе, потому что видела, как я к тебе неравнодушен.
- Пабло, зачем всё это сейчас? Прошло столько лет. Я похоронила всё это. Забыла. Зачем? - Марисса как-то странно смотрела на него.
- Я... Я... - Пабло пытался подобрать слова. Сказать, что он помнил её всё это время, значит наврать. Вдруг машина остановилась.
- Пабло, прости, мне пора. Было приятно тебя увидеть. В следующем году у нас встреча выпускников. Приезжай! - Она улыбнулась ему, чмокнула в щёку прощальным поцелуем и ушла, оставив за собой шлейф невысказанных слов, ощущений и разбитых надежд.
- А чего ты хотел, Бустаманте? Что он скажет, что до сих пор любит тебя? Это чушь, и ты сам это понимаешь. Ты сам вспомнил о ней две недели назад. Стоп. Сегодня же 4 ноября. Не две недели, один день. Это было вчера. И ты хочешь, чтобы... А чего ты хочешь?
Это был хороший вопрос. Чего же он хочет? Оставив этот вопрос без ответа, Пабло начал действовать. Для начала он позвонил в аэропорт и узнал, что первый рейс в Аргентину летит в 8 утра. Конечно, у неё мог быть и личный самолёт, но тогда дело было бы вообще дрянь.

В 7:30 он был в аэропорту. Самое удивительное, что Мариссу он дождался. Увидев её, он кинулся к ней бегом, как будто бы она тоже убегала от него.
- Марисса, подожди!
- Пабло? Что ты тут делаешь?
- Вчера я так и не сказал тебе...
- Что? Пабло, что ты мог мне сказать? Мы не виделись 15 лет. Ты исчез, не позвонил даже своим друзьям. Никто ничего о тебе не знал. Чёрт, я даже спрашивала у Серхио, но он отделался насмешками в мой адрес. Мы живём без тебя. Даже Томас уже ничего не говорит. Уже лет пять. И вдруг ты появляешься ниоткуда и чего-то требуешь. Чего? Что тебе надо? - Марисса уже почти кричала.
- Я не знал, что это причинило боль стольким людям.
- Бог со мной, но твои друзья? Как ты мог их бросить? Ты знаешь, что их чуть из колледжа не выгнали из-за тебя? Мы еле их оставили. А ты... - Марисса остановилась. Её глаза лихорадочно блестели, но она не могла. Из-за этой встречи она не сомкнула глаз. Пришли воспоминания о нём. О "славном" колледже. О её самой первой самой глубокой любви, которую она смогла выдрать из себя только через несколько лет и то только потому, что была Марисса Пиа Спиритто - сильная личность, с которой даже мэр не хотел связываться. Какого чёрта ему надо? Она уже было успокоилась, но тут снова он. Зачем она сказала ему, когда улетает? Хватит! Марисса приказала себе остановиться. Больше она не та глупая девчонка, которой была. Она изменилась. Стала сильнее и увереннее. Ещё бы. После стольких ударов... "Если это не убьёт тебя, это сделает тебя сильнее". Она жива, и это многое объясняет.
- Всё, Пабло. Мне пора. Я не думаю, что мы могли бы...
- Марисса, нет. Дай мне шанс. Шанс мне узнать тебя снова. Шанс тебе узнать меня. Я изменился. Неужели ты не можешь сделать это?
- Я не могу, Пабло. Прости.
Она грустно посмотрела на него, однако так, чтобы запомнить его лицо. Развернулась и пошла в самолёт.
- Марисса!
Она не обернулась.
- Марисса, - прошептал он, оставшись стоять в одиночестве среди огромного количества людей, спешащих на самолёт и домой. Теперь его жизнь состояла из полного одиночества.
- Какого.., - Пабло встрепенулся. Что за новость, себя жалеть? Он молодой мужик. Он может изменить свою судьбу. Это же так просто. Ну, точнее, нет. Не очень просто, когда дело касается Мариссы. Но он может попытаться. Он поедет в Буэнос-Айрес и попробует всё изменить.

Невозможное возможно, если ты веришь.

by Cato



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » СЕМЬЯНИН
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2021
Сайт управляется системой uCoz