Вторник, 18.02.2020, 08:19
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяРАДИ ТЕБЯ. - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » РАДИ ТЕБЯ.
РАДИ ТЕБЯ.
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:27 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
РАДИ ТЕБЯ.
НАЗВАНИЕ: Ради тебя
АВТОР: Кэми (Катя).
БЕТА: Лунный свет и Звездное сияние.
EMAIL: www.Rjqjn.rambler.ru
ЖАНРЫ: POV, Drama, Angst
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Марисса/Леон, Марисса/Пабло, Мия/Мануэль и другие.
РЕЙТИНГ: PG-13 /T/
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Особых ограничений нет, но если Вы наивные создания, лучше положите данный текс обратно на полку, пылиться дальше.
ДИСКЛЕЙМЕР: Права на главных персонажей принадлежат Крис Морене и остальным создателям сериала. Но некоторые герои полностью принадлежат мне.
СОДЕРЖАНИЕ: Я писала о любви. В частности, на что готова пойти настоящая любовь и есть ли у неё "срок годности".
СТАТУС: Окончен.
ОТ АВТОРА: Пять минут моей славы.... Впрочем, решать Вам. Но ни смотря на Ваше мнение, я горжусь этим романом, и всегда буду гордиться. Посвящать это кому-то определенному я не решусь, скажу просто....



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:28 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Посвящается ей...

Я знала, что поступаю правильно. Если бы был хоть один шанс избежать этого,... но его нет. А так будет лучше. Я знаю, что причиню тебе боль. Я знаю, что ты возненавидишь меня. Ну и пусть. Зато я буду любить тебя. И ты будешь жив. Мне пришлось пойти на это. У меня не было другого выхода. Но никогда, никогда ты об этом не узнаешь. Никогда.....

Глава 1

- О чем ты опять задумалась? - вопрос Леона застал меня врасплох. Я пришла в себя от нахлынувших вдруг воспоминаний и посмотрела на него. Пять лет назад я вышла за Леона замуж. Я никогда не любила его, хотя он ни разу за все прожитое вместе время не повысил на меня голос и не поднял руки. Он был добр и нежен со мной. Вообще он был хорошим мужем и заботливым отцом. Но не для меня. С ним я жила как в золотой клетке. У меня все было и ничего. Леон никогда не отказывал мне, делал все, что я просила. Он любил меня. Но его любовь убивала. Порой от его заботы я впадала в бешенство и тогда наружу вылезала прежняя Марисса. Я кричала, била посуду, ругалась на него. А он все мне прощал. И тогда меня мучила совесть. Когда проходили эти вспышки гнева, я понимала, как обидела его. Мне становилось стыдно. Он ни в чем не виноват. Я сама выбрала эту судьбу. Я сама во всем виновата. Почти во всем.....
У меня была дочь. Она - смысл моей жизни. Ради неё я стерплю любые унижения, и ради неё я пойду на любые жертвы. Она - это все, что у меня есть. Только ради неё я буду жить. Не важно, что она не от любимого человека. Она моя дочь, и только моя. Ради неё я отказалась от прошлой жизни. У неё должна быть полноценная семья. К тому же Леон её очень любит. Я похоронила Мариссу Спиритто пять с половиной лет назад. Теперь я Марисса Монтесино - примерная жена и заботливая мать. Просто кукла. Идеал.

- Ни о чем. Просто я сегодня очень устала, - ответила я. Как мне надоели "эти выходы в свет", каждый раз я чувствую на себе сотни завистливых взглядов. Им было чему завидовать. Леон был генеральным директором крупнейшей в мире парфюмерной компании. Вокруг него всегда крутились большие деньги и красивые женщины. Но, как ни странно, на последних ему было плевать. Он ни разу мне не изменил. Мне было бы легче, если бы я знала, что у него есть другая. Я тоже ни разу не изменила. И в тоже время изменяла каждый раз, когда мы были вместе. Это так тяжело спать с одним, а представлять другого. Что тебя целует не этот мужчина, что ты слышишь не его слова и видишь перед собой бесконечно голубые глаза..... Я столько раз видела во сне твое родное лицо, слышала твой голос, касалась пальцами твоих волос. До боли в глазах я старалась вновь ночь за ночью оказаться в прекрасном сне, где мы вместе. Я так скучаю...Пабло. Это имя стало священным. Эти воспоминания стали роскошью, эти мечты стали второй жизнью.
Я опять куда-то улетела. Хватит. Надо взять себя в руки. Я улыбнулась Леону. В который раз я подумала, что могла бы полюбить его. Очень обидно.
- Дорогая, может, пойдем домой? - обеспокоено спросил он - Я вижу ты какая-то замученная.
- Да. Я хочу домой, - благодарно ответила я. Мы встали из-за столика и направились к выходу. Этот ресторан мы посещали часто, поэтому пока мы дошли до дверей, встретили много знакомых. Все они жаждали перемолвить хотя бы одним словечком с Леоном. Как же я устала улыбаться. Хотите, верьте, хотите, нет, но я учила эту улыбку. Каждый день я репетировала перед зеркалом. Я старалась изгнать с моего лица присутствие Мариссы-мятежницы. У меня это получилось. Теперь я была одна из тех светских дам, которых волнует здоровье любимой собачки и новый лак для ногтей. Смешно, я стала похожа на Мию...Мия. Я так ненавидела и презирала тебя. Сначала. А потом была группа....Наша группа. Я люблю покупать ваши альбомы. Мия, Ману и Пабло. Как же вы далеко от меня. Как же я хочу туда, в прошлое. В наш вагончик, для репетиций, в колледж. Я ушла, а вы остались. Скоро у вас концерт. Я пойду, обязательно пойду.... Хватит врать! Ты никуда не пойдешь! Это не твой круг. Ты теперь другая, не забывайся! Такие концерты не для тебя. Ну вот, я опять начинаю злиться! Мы уже ехали в машине. Леон молчал. Он всегда чувствовал, когда ко мне лучше не лезть. А!!!!! Как я хочу выпрыгнуть из этой чертовой машины и побежать, куда глаза глядят. Босиком. Хочу чувствовать ветер в волосах, асфальт под ногами. Хочу вдыхать запах свободы! Хочу! Хочу! Я стала чаще вдыхать, но чувствовала лишь запах кожаных сидений и туалетной воды Леона. Запах моей клетки. Успокойся. Зачем напрасно мучить себя? Досчитай до десяти. Хотя мне это никогда не помогало.
Когда мы подъехали к дому, я уже почти успокоилась, и хотелось лишь плакать. Это то немногое, что я могла себе позволить. Мне доставляло какое-то мазахиское удовольствие запирать в ванной, включать наши старые песни и плакать.
Я вышла из машины, не дождавшись помощи водителя. Дом не стал для меня родным и уютным, но там, в детской спал мой дорогой человечек. Моя доченька - Кэти. Ангелочек. Она была так похожа на меня. Меня прошлую. Такая же буйная мятежница. "Сумасшедшая".... Маленький чертенок. Всего четыре года, а уже доводит до нервного припадка свою няню. Молодец девочка! Вся в меня. Я не позволю сломать тебе жизнь. Не хочу, что бы ты стала похожа на одну из "барби", которых сейчас я вижу каждый день. Ты будешь такой, какой когда-то была я. Ты будешь настоящей. Я знаю, ты, как и я полюбишь всем сердцем, раз и навсегда. И когда я пойму это, то сделаю все, чтобы ты была счастлива. Я не стану запирать тебя дома. Я стану твоей сообщницей. Я помогу тебе. Ты будешь счастлива. Я обещаю тебе это.
Я смотрела на спящую Кэти, и слезы щепали глаза, а грудь сжимала переполнявшая меня нежность. Я осторожно поправила её волосы. Она зашевелилась и засопела. Я отдернула руку. Поздно. Она уже проснулась. Её большие, карие глаза открылись, и она увидела меня. Улыбка тронула её губы, и я улыбнулась ей в ответ. Как же я тебя люблю!
- Мамочка! Ты уже вернулась! Я ждала тебя, - она сонно потянулась и села. Я присела перед ней на корточки. Теперь мы смотрели друг друга в глаза.
- А зачем мой котенок ждал меня?- тихо спросила я.
Она наклонилась ко мне и, схватив за нос, рассмеялась.
- Я соскучилась!
Меня переполняло счастье. Все проблемы теряют свою значимость, когда твой ребенок смеется. Я смотрела в её счастливое лицо и чувствовала себя прежней Мари. А что бы сделала Марисса-мятежница? Правильно! Она бы проскользнула тайком на кухню и наелась бы мороженного. Заговорчески подмигнув, дочери, я протянула ей руку. Теплая ладошка крепко схватила меня. Весь дом уже спал. Мы, тихо посмеиваясь, спустились по лестнице и проскользнули на огромную кухню. Кэти взобралась на стул, а я подошла к холодильнику. Там было много разных сортов, но я знала - она любит клубничное, как и я. Достав коробку с мороженным я торжествующе, подняла её над головой. Звонкий смех малышки раздался в тишине. Я проложила палец к губам и зашипела на неё.
- Тс! Нас услышат,- странно это было. Бояться, что тебя поймают на собственно кухне. Но это была наша с ней игра. Кэти зажав ладошкой рот, подбежала ко мне. Взяв меня за руку, она потянула меня к себе в комнату. Как два вора, мы проделали путь обратно так же тихо и осторожно. Забравшись на кровать, мы прижались друг к дружке и тихо разговаривая, принялись уплетать мороженное. Она рассказывала мне о своих детских делах. Как сшила сегодня платье для любимой куклы, и как потеряла мячик, а потом нашла его. Дети любят, когда их слушают внимательно. Им важно, чтобы их дела считали важными. Я люблю её слушать. Я вижу, как она тянется ко мне. Я хочу, чтобы она доверяла мне. И я люблю рассказывать ей о том, как провела день. Ей нравилось слушать, что я рассказываю. Я люблю спрашивать её мнение. Она становиться такой серьезной, когда дает мне совет.
Мы уже почти съели всё мороженное, когда я почувствовала, как она засыпает. Ложка упала на одеяло. Её ресницы в последний раз вздрогнули, и она закрыла глаза. Кэти так мило сопела во сне. Я ещё полежала с ней, обнимая любимую дочку. Потом, осторожно высвободившись, я укрыла её потеплее и тихо вышла из комнаты.
В нашей спальне было темно. На часах - два ночи. Леон уже спит. Я осторожно, чтобы не разбудить его разделась и, натянув пижаму, скользнула в пастель. Он перевернулся в мою сторону. Его рука легла на мою талию. Он спал. И во сне он придвинулся ко мне и обнял сзади. Я лежала, не шевелясь, ощущая спиной его тепло. Я так устала. Засыпая, я опять представила себя в объятиях Пабло.....

Глава 2

Я проснулась оттого, что солнце нещадно светило мне в глаза. Я люблю солнце. Стоит закрыть глаза и представить, как солнечный лучик касается лица, проникает под кожу и солнечная энергия разливается по венам и артериям, наполняя их силой. Я начинаю ощущать себя светлой и солнечной. Так, теперь душ и чашка крепкого кофе. Вчерашнее настроение улетучилось куда-то, впрочем, туда ему и дорога! Я сладко потянулась и встала с пастели. Леон уже ушел на работу. Я помню, что он поцеловал меня перед уходом и что-то сказал. Что? Ни как не могу вспомнить. Ну и ладно! Я накинула коротенький халат и пошла в ванную. Я люблю ванну. Она выполнена в моем стиле. "Мятежном" стиле, и оказываясь, тут я, ощущаю себя прежней. Хотя Леон и не хотел красить стены в рыжий цвет,...но я настояла. Теперь стены были как раз под цвет моих волос. Класс! Вода приятно стекала по коже. Вдоволь наплескавшись, я вышла. На полу, как всегда остались лужи. Я посмотрела на них, как на старых знакомых и приятная мысль проскочила в голове " Так-то! Это моя маленькая победа над приличным поведением!".
С довольной улыбкой я спустилась на кухню.
- Доброе утро, мисс Монтесино. - попреведствовала меня горничная Лиза.
Я поморщилась. Терпеть не могу когда, меня так называют. Я подавила желание забраться с ногами на стул и, кивнув ей в ответ, чинно уселась за стол.
- Кэти ещё не встала? - спросила я.
- Нет. Хотите, я могу разбудить её?- предложила Лиза.
- Нет! Пусть спит,- я вспомнила ночную вылазку - пусть выспится. Я сама её разбужу. Попозже.
Лиза поставила на стол чашку моего любимого кофе, тарелку с тостами и свежую газету. Я с наслаждением вдохнула запах еды и почувствовала, как сжался желудок. Как же я голодна! Но я как всегда старалась, есть неторопливо. Боже....Я бы полжизни отдала за большой и сочный гамбургер!!!!
Попутно я листала газету. Тут мой взгляд ухватился за знакомое название, и я чуть не подавилась. Оттолкнув от себя тарелку, я впилась глазами в заметку:

Модная группа Erreway приехала с концертом. Эти современные и молодые люди уже покорили Аргентину и Мексику, и теперь они в Бразилии! Группа родилась в стенах колледжа "Элитный путь" и состоит из трех солистов. Мия Коллучи, Мануэль Агирре и Пабло Бустоманте. Насколько стало известно Мия и Ману прилетели в Бразилию с целью поженится. Они уже обвенчались на родине Мануэля - Мексике, и теперь хотят узаконить свои отношения в нашей стране. От лица всей редакции поздравляем их с этим знаменательным событием. А что же голубоглазый сердцеед? Пабло Бустоманте недавно был замечен в обществе супермодели Соль. Как сообщает независимый источник, они ужинали в ресторане. И вели себя вполне прилично, как и полагается влюбленным. Впрочем, идиллия быстро закончилась. Супер-дива вылетела из ресторана, не дождавшись десерта с криками " Ты все никак не можешь её забыть!! Я тебя ненавижу!!!". Кто та, о которой он "не может забыть"? На этот вопрос нет ответа. Хотя ходят слухи, что эта четвертая солистка группы, которая покинула их в самом начале. К сожалению, мы не знаем кто эта девушка. Молодожены молчат, а Пабло бледнеет и уходит прочь.......... Так что милые девушки, у вас нет шансов покорить неприступного блондина! Уж если Соль не смогла..... Впрочем, может и надеться "та самая".... А лично я советую вам немедленно заказывать билеты. Можете не успеть!!!!!

Не может быть! Это не правда! Он не может все еще помнить обо мне! Я почувствовала, как вдруг резко стало холодно. Холодно и одиноко. Дрожащими пальцами я отложила газету. Поежившись, я встала и направилась к лестнице.
- Мисс Монтесино, вам плохо? - обеспокоено спросила Лиза.
Я покачала головой, даже не оборачиваясь. Какой большой дом. Как он сейчас на меня давит. Хочу подумать, но не могу, мысли разбегаются в разные стороны....Я столько лет запрещала это себе, что сейчас просто сработала защита. К чему она сейчас? От чего я хочу скрыться? И смогу ли? Даже здесь, где полно охраны я боялась. То, чего боюсь я, охрана не остановит. Это воспоминания. Что я тогда наговорила. Я почти не помню... Или не хочу. Опираясь на стенки, ноги уже не держали меня, я дошла до спальни. Забравшись на ещё не застеленную кровать, я беззвучно заплакала. Я не хотела ничего знать. Не хотела помнить, думать.....
Прошло около часа, когда я, наконец, успокоилась, и смогла решить что делать. Я должна поговорить с Мией. Как я найду её? Этот вопрос мог стать лазейкой назад, и я уже обрадовалась... Соня. Мама, как всегда влезла. Хоть и, не зная об этом. Она знает, где Мия. Я подняла трубку телефона и набрала родной номер.
- Мама, привет, это я.
- Нет.... У меня все хорошо.... Прости, что долго не звонила.... С Кэти тоже все отлично. И с Леоном. Мама, мне нужна твоя помощь. Устрой мне встречу с Мией.... Да, именно с Мией. Мне очень надо. Потом...все потом... Ты сделаешь?. Спасибо. Я знала, ты мне поможешь. Пока, целую, - я положила трубку.
Отлично. Через два часа. Два часа. Что я ей скажу? А узнает ли она меня. А я её? Я подошла к гардеробу и в задумчивости открыла дверцы.......

Глава 3

Я подошла к указанному Соней кафе. Страшно. И стыдно. Стыдно смотреть Мии в глаза. Она же ничего не знает, и наверняка сделала свои выводы. Не в мою пользу. Но что поделаешь. Сегодня я ей все расскажу. Она будет первой, кто об этом узнает. Надеюсь, она меня поймет. Так, все, хватит трусить. Глубокий вдох и я вошла в кафе. Мию я узнала сразу же. Она почти не изменилась. Только стала ещё красивее. Она как всегда притягивает взгляды. Поражает, как она держаться. Создается впечатление, что она даже из помойки выйдет с достоинством королевы. Родная, "бестолковая" Мия. Как же я по тебе скучала. Я с улыбкой подошла к столику.
- Мия.- Она обернулась на мой голос. Лед в её глазах. Обсалютное безразличие. Может, не узнала? Слабая надежда разрушилась, как карточный домик, когда Мия сказала:
- Привет. Садись,- сталь, холод и безразличие. Она даже не ненавидит меня. Ей просто на меня плевать. Может, я зря пришла. Я не ожидала увидеть такую Мию. Все-таки много времени прошло. Она сильно изменилась. Теперь я вижу. Прежняя Мия не умела ненавидеть. Прежняя Мия не стала бы спокойно смотреть на меня, а устроила бы взбучку. Я опустила глаза. Нет сил. Я хотела встать и уйти, когда рука Мии легла на мою.
- Подожди, - я резко вскинула глаза и увидела сострадание в её взгляде. Это, как пинок подействовало на меня. Я заплакала. Слезы тоненькими ручейками бежали по щекам. И я заговорила. Рассказала все. Ни на секунду не останавливаясь и лишь периодически закуривая новую сигарету.

Пять лет назад.

- Марисса, я тебя так люблю!!! - Мари и Пабло сидели в вагончике. Как хорошо, что они, наконец, вместе. Кажется, что ещё только вчера они и видеть друг друга не могли,... а сегодня они самые счастливые люди на свете. Как мало надо для счастья. Мари и Пабло. Два жарких сердца. Влюбленные глаза и нежные поцелуи, что может быть лучше?
- Паблитто, ты мой самый лучший "супермен"!- шутя, сказала Мари. Он теперь не обижается, он знает, как она его любит. Главное, чтобы его девочка была счастлива, а если ей нравиться подтрунивать над ним - всегда, пожалуйста, он ведь тоже не вчера родился!
- А, что их было так много? Есть с чем сравнивать? - она улыбнулась. Пабло поцеловал её улыбку.
- Ну.......- начала вспоминать Мари. Но так и не закончила. Пабло решил не испытывать судьбу и покрепче обнял Мари.
- Знаешь, - серьезно сказала Мари, чем встревожила Пабло. - Я бы смогла полюбить только Леона. Если бы не было тебя.
С Леоном она познакомилась в баре. После очередной ссоры с Пабло Мари сидела за стойкой и придумывала план мести, когда к ней подсел красивый парень. Слово за слово, они познакомились. Мари, в тайне желая заставить Пабло ревновать, пригласила Леона в колледж. Он пришел. Он был внимателен и кажется, всерьез ей увлекся. Пара свиданий и, как Мари казалось, ничего не значащих поцелуя, и Леон окончательно влюбился. А Мари уже опомнилась. Но было поздно. Для него. И вот, что странно впервые Мариссе было жалко посылать парня. Леон ей нравился. Он внимателен, заботлив, нежен и хорош собой, но не лежит у неё к нему душа,... что поделаешь, она однолюб. И вот сейчас с тяжелым сердцем она думала, как сказать Леону, что она его не любит.
- Хорошо, что я у тебя есть. - Пабло отвлек Мари от малоприятных мыслей.
Да, хорошо. Как же она его любит. Любовь Пабло и Мари граничит с ненавистью. Грань между ними настолько тонкая, что малейшее дуновение.... Но и тем она хороша, что невидима - есть чего бояться и к чему стремиться.
- Ты уже говорила с ним? - не особенно заинтересованно спросил Пабло. Сейчас его больше волновали непослушные волосы Мари. Они так вкусно пахнут. Ммм.........
Нет............ - вяло ответила Марисса. Пабло перестал лохматить её прическу и строго спросил:
- А ты вообще собираешься?
- Конечно! А что?- она насмешливо посмотрела на него.
Пабло замялся. А вдруг это просто очередная её выходка? Вдруг она наиграется и уйдет. Признать чего он боится - выше его сил.
Мари поняла, почему он замялся, и с нежностью коснулась пальцами его губ.
- Я тебя люблю.

Через два часа Мари и Пабло, наконец, явились в колледж. Марисса направилась к себе в комнату, а Пабло пошел в спортзал. Марисса шла по коридору с дурацкой улыбкой на лице. Но, как она не старалась взять себя в руки, все равно мир вокруг пел и веселился и Мари вместе с ним. Как только Мари открыла дверь, Луна сразу же сказала ей:
-Мари, тебя Леон ждет.
- Черт!!! Что я ему скажу?- Мари бессильно упала на кровать. Луна подсела рядом и с улыбкой поинтересовалась:
- А где же Марисска, которая не боялась даже мэру условия ставить. Не то, что парня послать?
Мари улыбнулась. Одно дело грубить левому человеку, даже если он президент, и совсем другое - хорошему парню, от которого ты ничего, кроме внимания и понимания не видела. Тяжело вздохнув Мари, все-таки поднялась с кровати и пошла вниз. Леон ждал её, как всегда на скамейке, перед колледжем. Сегодня у него в руках был огромный букет роз. Марисса на секунду замерла, борясь с желание повернуться и убежать. Но потом она решительно подошла к нему.
-Привет!
Он наклонился к Мари, с намерением поцеловать, но она увернулась. Леон вопросительно посмотрел на неё.
- Что-то случилось? - спросил он. - Да, кстати - это тебе. Самые красивые цветы, для самой красивой девушки! - с этими словами он протянул ей букет. Мари, криво улыбаясь, взяла их.
- Спасибо... Леон. Я хочу с тобой поговорить...
- Нет! Постой, мне тоже нужно кое-что тебе сказать!- перебил её Леон, и, схватив за руку, потащил в сторону парка.
-Леон...Постой....-пыталась сопротивляться Мари, но он, кажется, не замечал её замешательства. Он как будто витал где-то в облаках. Наконец они дошли до уединенной скамейки. Усадив Мари, Леон присел рядом и повернул её к себе.
- Послушай, Марисса. Ты самая удивительная девушка, которую я когда-либо встречал. Из тебя так и бьет энергия. Ты просто лучик солнца в моей жизни. Сразу, как я увидел тебя сидящей в баре, такую злую и прекрасную, я полюбил тебя. Тебя невозможно не любить. Просто удивительно, что ты не отказа мне...
Почувствовав, что Леон сейчас скажет что-то, что она не хочет слышать, Мари протестующее подняла руку. Но он даже не отреагировал.
- Подожди, я закончу.... Ну, так вот. И я хотел попросить тебя стать моей невестой.
- Что?????- Мари даже вскочила со скамейки и принялась нервно нарезать вокруг неё круги. Она думала, что он хочет, чтобы она стала его девушкой. Но никак не невестой! Он чокнутый!
- Лео! Ты что! Во-первых, я ещё школьница, во-вторых, я не собираюсь замуж ни за тебя, ни за кого-либо другого в ближайшее столетие! - пыталась убедить парня Мари.
Но он, кажется, и слышать её не хотел, пока Мари приводила все больше и больше причин, почему она не может этого сделать, Леон с улыбкой наблюдал за ней. Она даже не заметила, что он её не слушает. Как всегда она говорила сама с собой. Он давно заметил, что когда Марисса волнуется или злиться, то всегда начинает мыслить вслух.
- Мари, послушай, - наконец прервал поток её слов Лео. - Я не говорю, про сей момент. Я просто хочу знать, что ты всегда будешь со мной. Ты ведь любишь меня?- он заглянул в её глаза. В них смятенье.
- Любишь?- уже не так уверенно спросил он. Мари отвела взгляд "Сейчас, или никогда"!
- Леон. Ты не так меня понял, - начала объяснять Мари. Она так боялась посмотреть в его глаза, но все же надо. Какая там застыла обида! Как ей стало стыдно. Она ведь всего лишь использовала его, как орудие мести, а он влюбился.
- Ты очень хороший человек, - продолжала она,- но я не люблю тебя, прости. Мне очень больно тебе об этом говорить...
- Мари... Не надо так со мной!... - Лео почти простонал эти слова. - Скажи, что шутишь...
Мари с удивлением почувствовала, что готова сказать, что шутит. Слишком тяжело, оказалось, сказать правду.
- Я очень сильно тебя люблю. Я без тебя жить не могу. Скажи, у меня есть шанс? - с тоской в голосе спросил он. Она посмотрела на него своими большими и печальными глазами, и он все понял.
- Я все равно тебя люблю,- с болью в голосе сказал Леон, и быстро развернувшись качающейся походкой, пошел прочь.
Мари на автопилоте дошла до колледжа. У неё перед глазами все ещё стоял образ убитого горем Лео, а в ушах звенели его слова. Конечно, одна маленькая частичка её души ликовала. Пусть это и плохо, но она была рада, что Леон её любит. В конце концов, это простое женское тщеславие. Каждая из нас, как бы не любила своего молодого человека, все равно не упускает возможности пофлиртовать. Очаровывать и околдовывать - это в нашей натуре. И естественно, что победа - всегда победа. Но Марисса старательно прятала эти мысли поглубже. Ей было жутко стыдно перед ним. Ведь она действительно всего лишь использовала его. И боль Леона на её совести.
"Все будет хорошо. Это всего лишь увлечение, он справиться", подумала Мари. Сама себя, успокоив, она увидела спускающуюся по лестнице Мию.
-Мия! Постой!- Мари подбежала к ней. На время существования группы у них был установлен относительный мир. - Когда репетиция?
- Завтра, - ответила вполне дружелюбно Мия. У неё явно было хорошее настроение. Поэтому Мари решила больше не задерживать "её высочество" и отправилась к себе в комнату.

Утром её разбудил голос Глории:
- Спиритто. Марисса!- тихо шептала Глория и трясла Мари за плечо. - Да проснись же, наконец!
- Глория! Что тебе от меня надо? Сегодня выходной и я вольна, спать до скольки хочу!- Мари перевернулась на другой бок и с головой укуталась в одеяло.
- Марисса! Тебя ждут! Этот сеньор не может заехать позже, так что вставай! - терпение женщины подходило к концу. "Вообще-то я в няньки не нанималась, тем более к Спиритто! Упаси Боже от такой дочери!"
- Меня кто-то ждет? - сон как рукой сняло. Интересно, кому она понадобилась в семь утра?
- Хорошо, я встаю. - Мари действительно поднялась с кровати и, накинув рубашку, последовала за Глорией.

В кабинете директора её ждал солидный мужчина. Как только она вошла, он протянул ей руку и представился:
- Рекардо Монтесино.
- Монтесино? Вы отец Леона? С ним что-то случилось? - обеспокоено спросила Марисса. На душе стало тревожно.
- И да, и нет. Впрочем, может, прогуляемся? Нам нужно серьезно поговорить,- он был само "обаяние". Почему-то Мари это пугало. Она все ещё не отделалась от ощущения беспокойства. Посмотрев на Рекардо долгим, и оценивающим взглядом, она медленно кивнула. Он пропустил Мариссу вперед. Они вышли из колледжа и направились в тот самый злосчастный парк.
- Так о чем вы обирались со мной поговорить? - нарушила затянувшееся молчание Марисса.
- Ты уже знаешь, что я отец Леона. Вчера он пришел, а точнее приполз, домой в отвратительном состоянии. Он все время нес какую-то чушь про тебя и другого парня. Надеюсь у него это от выпитого. Послушай, я очень люблю своего сына, он у меня один и я желаю ему счастья. Позавчера Леон сказал мне, что сделает тебе предложение. Он тебя любит. А если любит, то ты ему не откажешь. Ты ведь не отказала?- чем больше говорил Рекардо, тем неспокойнее становилось на душе у Мари. "Какого черта он вмешивается? Это не его дела и Леон вполне самостоятельный, что бы сам решать за себя".
- Сеньор Монтесино! Мои отношения с вашим сынам лично Вас не касаются! - в своем духе ответила Марисса и уже развернула в направлении колледжа, когда Рекардо схватил её за локоть и повернул к себе.
- Послушай меня Мари, как я уже сказал, Леон мой единственный сын и я хочу, чтобы он был счастлив. А Раз он хочет быть с тобой, то значит будет. Он всегда получает то, что хочет, - голос Рекардо по-прежнему был мягок и учтив, но в глазах застыла угроза. Они казалось, были не живыми и шли в резкий контраст со словами. Марисса по-настоящему испугалась, даже коленки задрожали. Она с ужасом смотрела на Рекардо. Наконец она сказала:
- Но я не люблю его! Я люблю другого человека, Вы не можете приказывать мне с кем встречаться! Это моё личное дело, - получилось не очень убедительно.
- Ошибаешься. Могу. Если не хочешь неприятностей для этого молодого человека - согласись на предложение Леона.
Рекардо уже собирался уходить, как, вспомнив что-то, вновь обратился к Мари:
- Кстати, Леон не знает о нашем разговоре. И я думаю, не узнает, - с намеком посмотрел он в глаза Мари. А потом развернулся и уверенным шагом стал удаляться. Мари растерянно и испуганно смотрела ему в след. Сейчас у неё в голове было лишь две мысли. Правда или неправда. Нет, с одной стороны конечно глупо - ну что он может сделать? А с другой, а вдруг может? Как страшно.
Медленно, как во сне Мари побрела обратно в колледж. Поднявшись в свою комнату, она легла обратно в пастель. Мари думала. Она слышала посапывание Лухан и хотела, было разбудить подругу, но вдруг резко вспомнила слова Рекардо и выражение его глаз. Мороз по коже. Нет, не стоит её вмешивать. В конце концов, Лухан - бунтарка. Надо разобраться самой. " Я ничего не скажу Пабло. Пусть все остается, как есть. Сеньору Монтесино, как будто заняться больше нечем! Он, наверное, уже и забыл про меня,...про нас". Так успокоив, себя Мари задремала.

- Любовь моя, с добрым утром! - нежный голос Пабло и его легкий поцелуй в шею заставил Мари окончательно забыть о разговоре. Она улыбнулась и ответила Пабло долгим поцелуем, который был прерван громкими аплодисментами и гневными криками Бласа.
- Спиритто! Бустоманте! Хотите посетить кабинет директора? Марш в класс! - парочка решила не рисковать и под шумок прокралась в кабинет.
День прошел вполне мирно. Если не считать громкой перепалки Мии и Ману, то можно было на всех стенах написать: "самый тихий день в истории колледжа, с момента зачисления Мариссы Спиритто!". С утра Мари не покидало чувство беспокойства, но под вечер оно испарилось. И теперь она была уверенна, что ничего не произойдет...

Марисса сидела на кровати и думала, вернее мечтала. Как редко она занималась этим раньше! Просто повода не было, да и не о чем было мечтать. А сейчас, вы не поверите, но Мари мечтала о ребенке. Ребенке от Пабло. Голубоглазом ангелочке. Таком маленьком, толстеньком "супермене". Эти мысли порядком развеселили девушку, и она разразилась звонким смехом, представив Пабло в роли папаши!
Резкий звонок телефона немного испугал её и вернул с небес на землю.
- Алло! - все ещё смеясь, ответила она.
- Марисса? Вы меня узнали? - этот голос, как ножом обрезал все веселье. Конечно, она его узнала. - Что вы решили?
- Я вам уже все сказала утром! И отстаньте от меня, пожалуйста! - дрожащим голосом ответила Мари и бросила трубку. Она тряслась. Такое мерзкое состояние. "Бешеный псих! Маньяк!". Плохое предчувствие. Может, стоит позвонить Сони? "Ну, уж нет! А Паблитто? Ему тоже ничего не скажу!". Мари, как всегда проигнорировала все знаки. При всей её проницательности, она не видит очевидных вещей, которые происходят прямо у нее под носом.

Утром Мари проснулась оттого, что ей прямо над ухом вопила Лухан.
- Марисса!!!!!! Проснись!!!!!!!!!!!! Это важно!!!!! Мари, ну, пожалуйста!!!!!
- Лухи, что тебе от меня надо? Я спать хочу. - " Это уже не смешно! Второе утро начинается чтьх-то воплей".
- Мари, - уже спокойно сказала Лухан. Она села на кровать и легонько потрясла девушку за плечо. - Мари, с Пабло беда.
- Что!?!? Как беда? - Мари резко вскочила и, отпихнув Лухан, устремилась к двери. Лухан успела её перехватить.
- Постой, его нет в колледже.
- А где же он! - спросила растерянная Мари. Она начинала злиться на Лухан. - Хватит темнить! Где он?
Лухан с болью посмотрела на подругу и, опустив глаза, сказала:
- В больнице, - мир рухнул. Перед глазами лишь темнота. "Кто выключил свет?" - это последнее о чем подумала Мари, прежде чем упасть в обморок.
Взволнованный голос Лухан и звон мобильника привели её в чувство.
- Марисса очнись! Ну вот, посмотри на меня. Отлично, а теперь слушай, и не вздумай вновь падать. С ним ничего серьезного. Утром Пабло сбежал за букетом для тебя и попал под машину...- глаза Мари приобрели размер блюдец,- Нет, нет, он отделался легкими ушибами, а машина скрылась. Кстати, тебе звонят.
Лухан протянула ей мобильник.
- Алло.
- Доброе утро. Ну, как ваше мнение? Все ещё "нет"? Мой сын еще может вас принять, - отвратительный голос Мари узнала сразу.
- Пос....- трубку повесили. Вот кто виноват! Черт побери, что это все значит? "Что ты тупишь? Неужели не понимаешь? Он хочет любыми путями заставить тебя согласиться на предложение Леона. Проклятая дрянь, знает, куда надо ударить!!!!!! Ненавижу!!!!!!!!!!!!!!!!" Марисса бессильно колотила подушку. Лухан ничего, не понимая в ужасе, смотрела на неё. А Марисса тем временем переключилась на стол и стала скидывать с него вещи. Она плакала. И кричала одно лишь слово, от которого холодок пробегал по коже: "Ненавижу"......



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:28 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- И я сказала Пабло, что не люблю его. Что это была игра. Через три месяца я вышла замуж за Леона, - во рту был противный привкус кофе с неимоверным количеством табака. Я говори уже три часа. Я чувствовала все то, что пережила тогда. Слезы не душили меня, они просто медленно текли по щекам и капали в чашку. За все время своего рассказа я ни разу не посмотрела на Мию. И сейчас закуривая новую сигарету, я, наконец, подняла на неё глаза. Она тоже плакала. В её взгляде было столько сочувствия, понимания и боли, что у меня дыхание перехватило. Я глубоко вздохнула и прикрыла глаза. Вспоминать было больно, но я знала, что мне это было необходимо. Я столько лет прятала тот кусочек своей жизни, как можно дальше, что сейчас удивлялась, как я все точно помню. Как будто это было вчера. Такое невозможно забыть. Я навсегда запомнила выражение лица Пабло. Не знаю, кому из нас было больнее.
- Марисса, прости меня. Я столько лет считала тебя стервой, которая разбила сердце Пабло. - Мия не могла найти нужных слов. - Прости меня. Теперь я понимаю, как ты его любишь. Это просто удивительно.... Прости... - в голосе Мии ясно звучали слезы, и от этого мне стало ещё хуже. И в то же время сердце радостно стучало " Она меня поняла!".
- Мия не надо.... Это я должна просить у тебя прощения. Я столько врала...- я пересела на другой стул, и теперь мы сидели вместе, обнявшись. Меня впервые за пять лет прорвало. Я плакала, выплескивая всю боль и ненависть, и обиду... Мия нежно обнимала меня и шептала успокаивающие слова. Мне было так хорошо от ощущения близости искренне сочувствовавшего мне человека. Мия была моим прошлым, и я вновь чувствовала себя прежней Мариссой. Она первый человек, которому я все рассказала. И на душе сразу стало легче. А я и не замечала, той тяжести, которую несла так долго в своей душе.
Мы просидели так ещё около часа. Ни я, ни Мия, ни слова не сказали. Да и не нужны были слова. Потом Мия заметила, что мы в кафе остались одни. Заплатив, мы вместе, держась за руки, вышли. Я предложила прогуляться.
- Мия, только ты не думай, что я несчастна. Нет, конечно, без Пабло мне очень плохо. Но у меня есть дочь, - я улыбнулась при мысли о Кэти. - Она помогла мне забыть о боли, которую я перенесла. Знаешь, я раньше и не думала, как тяжело и легко быть матерью. Теперь я понимаю Соню, сколько она вытерпела со мной! - Мия засмеялась, впервые за весь вечер.
- Кэти - это моя уменьшенная копия, разве что волосы у неё не рыжие, а черные. Она так похожа на меня старую. Я родила ее через год после замужества. Когда я забеременела от Леона, я так плакала, мне казалось, что я никогда не смогу полюбить этого ребёнка. Он же не от Пабло. А я хотела ребенка от Пабло. Да! Не удивляйся, я думала об этом. Первые пять месяцев я не воспринимала растущий внутри меня плод за ребенка. А однажды ночью я проснулась оттого, что она толкнула меня. Я почувствовала движение жизни внутри меня. Это было так необычно и волшебно. Именно тогда я поняла, что уже всем сердцем люблю этого ребенка. Своего ребенка. Тогда я поняла - неважно от кого ребенок, главное, что он твой. Это такое счастье быть матерью. Ребенок - это единственный человек на свете, для которого ты это идеал, для Кэти - я целый мир. Я её мир, а она мой. Ради неё я осталась с Леоном. Я бы могла уйти. В первые месяцы я думала, что смогу обменять ребенка на свободу. А получилось, что Кэти ещё сильнее привязала меня к Леону. Вообще-то он не плохой. Он отличный муж и заботливый отец. У нас образцовая семья, - я криво усмехнулась. Мы уже дошли до пляжа. Было 11 вечера, и на город уже спустилась ночь. Мы брели босиком по влажному и прохладному песку. Я открывала пред Мией самые сокровенные уголки моей души, а она слушала и лишь изредка ещё крепче сжимала мою руку, в знак понимания и поддержки.
- Но меня уже тошнит от этого идеального существования. Мне надоело строить из себя идеальную жену крупного бизнесмена. Я держусь из последних сил, только ради Кэти. Она очень любит папу. Я не хочу делать ей больно. Она ещё слишком маленькая, что бы понять меня. А Рекардо я не видела со дня свадьбы. У него хватает мозгов не показываться мне на глаза. Раз в год Леон отвозит Кэти погостить к дедушке, он живет в Штатах. Целую неделю я живу, как в аду, зная, что моя дочь сейчас с человеком, который разрушил мою жизнь. Я ненавижу Бога, за то, что он так обошелся со мной, и благодарна ему за Кэти. Она стоит моих страданий, но Пабло.... Он не должен был страдать, он ничего не получил. Мне так плохо, стыдно и больно, когда я думаю о том, как он там, - я с мольбой посмотрела на Мию.
- Как он? Он все ещё ненавидит меня? У него есть кто-нибудь?
- Марисса, сейчас уже поздно мне, да и тебе пора домой. Давай завтра встретимся там же и ещё поговорим?
- Да. Очень хочу. Спасибо, что выслушала меня, - мы вышли на дорогу, и Мия поймала такси. Уже открывая дверцу, она повернулась ко мне и, поцеловав в щеку, сказала:
- Он все ещё тебя любит, - она быстро села и захлопнула дверцу.
Я смотрела в след удаляющейся машине и чувствовала себя очень усталой и счастливой.
С улыбкой я подняла руку, ловя такси....

Глава 4

- Мамочка!!!!! Ну, где же ты пропадала? - малышка неслась мне на встречу и я присела на корточки, что бы обнять её. Она налетела на меня и обвила руками шею. Не прошло и пяти секунд, как она отстранилась и, сморщив, свой маленький и хорошенький носик недовольно сказала:
- Фу! Мама! Чем от тебя так противно пахнет?
Я улыбнулась. С момента, когда я сказала Леону, что беременна, он запретил мне курить. И хотя после рождения дочери я частенько запиралась в ванной и тайком курила, Кэти об этом не знала. А теперь я и сама ощущала запах дорогого табака. И только тут сообразила, что сигарет я не покупала. Значит, Мия курит. С ума сойти! Кэти уже отошла на безопасное расстояние и обиженно смотрела на меня шоколадными глазами - точной копией моих.
- Зайка, я сейчас приму душ и мы поиграем. Кстати, почему это ты не спишь? - спохватилась я. - Уже почти полночь! И где папа?
Тут вмешалась няня Кэти - Андресса, это была молодая девушка, которая недавно приехала из Франции и нанялась в няни, пока не поступит в институт. Лион не хотел её принимать на работу, ему больше нравились дамы в возрасте, имеющие опыт. Но как только Мари представила, что будет вытворять её малышка, она категорически уперлась (чуть ли не единственный раз после свадьбы) и Андресса была принята. Сейчас девушка с испуганными глазами объясняла:
- Я укладывала её спать ещё два часа назад, но она претворилась спящей и, когда я задремала, убежала! Я только сейчас её нашла, - стараясь сохранить спокойное и невозмутимое лицо, я ответила:
- Ничего страшного, сейчас я сама её уложу. А где мой муж?
- Сеньор Монтесино позвонил из офиса и просил передать, что задержится.
- Хорошо, спасибо, - странно, задержится, но не на столько же. Мысль, что он с другой женщиной вполне логично пришла мне в голову. Но ничего, кроме беспокойства, что он поздно приедет, я не почувствовала. Этого и следовало ожидать. Быть может, два дня назад я бы и почувствовала, что-то похожее на ревность, но не сегодня. Этот день навсегда изменил меня. Вернее не изменил, а воскресил. Я просто не могла больше оставаться прежней. Даже дышать стало легче. И если Пабло не будет моим, я все равно больше не вернусь в золотую клетку. Я сегодня же скажу Лео, что хочу развода. Только бы Кэти осталась со мной. Это главное. Но я найду лучших адвокатов. В конце концов, он должен меня понять. Я ему все объясню. Нет, я не скажу, кто виноват, просто пусть он считает, что я ухожу к другому. Он должен сам захотеть развода! Точно! Как я раньше не подумала об этом? Это же так просто - если он сам подаст на развод, Рекардо не станет больше следить за мной. Пабло будет в безопасности! И я стану свободной. А Кэти...?
- Мамуля! - я и забыла, что все ещё сижу на полу. Андресса уже ушла, и я осталась наедине с дочерью.
Я поднялась и, взяв Кэти за руку, повела её в детскую.
- Но я не хочу спать!- капризно сказала Кэти.
-Солнышко мое, ты ни когда не думала, что надо бы ложиться пораньше? - спросила я.
- Неееет! Я хочу играть!
-Зайка, а ты знаешь, чем мы займемся завтра? - я поняла, что бесполезно заставлять её.
- Нет! А чем?- Кэти аж подпрыгнула от любопытства.
Я улыбнулась.
- О! У нас такие грандиозные планы!- продолжала тянуть я.
- Ну, что же мы будем делать?
- Завтра мы встанем часов в семь, и пойдем по магазинам.....
- Фу!!!!!!! Не хочу!!!!!!!!!! - воскликнула девочка и бросилась в мою спальню. Запрыгнув на кровать, она забралась под одеяло. Я осторожно села на самый краешек кровати. Мне было так смешно, что я еле сдерживала себя. "Пойдем по магазинам..." - фраза, которая вызывала у меня приступ рвоты, когда-то.
- Кэти. - ноль реакции. - Котенок! Ты же меня не дослушала. Мы пойдем в другой магазин, - один глаз показался из-под одеяла. Он смотрел на меня недоверчиво и обиженно, но в глубине я видела прыгающих чертиков.
- Мы пойдем и купим тебе собаку, кошку и кого ты ещё захочешь! - я даже закончить не успела, а Кэти с криком, напоминающем клич индейцев, бросилась ко мне в объятья. Леон не разрешал заводить животных, а мне и в голову не приходило спорить. Не приходило в голову к Мариссе Монтесино, а Марисса Пиа Спиритто, даже спорить не станет. Она все сделает по-своему.
- Собаку! Я хочу собаку! Большую и лохматую. И кошку, красивую! И рыбок и хомячка .... и.....лошадку,- фантазия Кэти рисовала все больше и больше животных, которые могли бы поместиться в её детской. Я слушала и смеялась.
К тому времени, когда ее, наконец, сморил сон, она перечислила, как минимум весь зоопарк.
Осторожно я перенесла дочь в её комнату и уложила на кровать. Ещё немного я посмотрела на спящую дочь. Она такая прелестная. Тихо выйдя из комнаты, я прошла в ванную. Сбросив пахнущую одежду, я включила душ и с наслаждением вымылась. Как приятно чувствовать себя чистой! Подсушив волосы полотенцем, я надела свою любимую красную пижаму и, накинув халат, вышла на балкон. За одним из многочисленных горшком с цветами, лежали мои сигареты. Было прохладно. Ярко-синее небо поражало своей бескрайностью. На нем, как на бархате рассыпались брильянтовые звезды. Хотела бы я быть звездой. Висишь себе на небе и смотришь на бестолковых людишек. Я затянулась, и почувствовала, как приятно расслабляются ноги. Почему-то, если я волнуюсь, мне просто жизненно необходима сигарета. Стоит только дыму проникнуть в легкие, я прямо ощущаю, как приятно бежит по телу кровь. И становиться так хорошо. Даже думать не охота. Но это только первые несколько минут. Потом это состояние проходит. Жаль. Я люблю курить ночью. Когда можно кожей почувствовать холод.
Я ждала. Ждала Леона. Спать мне хотелось. Я обдумывала, что скажу ему. Или не стоит ничего говорить? Как трудно найти верный выход из безвыходной ситуации. Подумав ещё немного, я пришла к выводу, что мне необходим сообщник. Нет! Я не собиралась никого убивать! Хотя у меня мурашки бегут по телу, когда я представляю себе, как мои пальцы сжимаются на шее Рекардо. Ладно, сейчас не о нем речь. Я так думаю, будет лучше, если я вызову ревность у Лео и заставлю себя возненавидеть. Я права? У меня это превосходно получиться! Мне понадобиться помощь, и я знаю, у кого её попросить.
Я выкурила уже полпачки, когда, наконец, увидела подъезжающею к дому машину Леона. Я смотрела, как он выходит и усталый идет в двери. Какая женщина?! Он, в самом деле, был на работе.
Леон подошел к ступенькам и, почувствовав мой взгляд, поднял глаза. Улыбнулся мне и помахал рукой. Я улыбнулась в ответ. Вот он зашел в дом. Через пару минут будет здесь. А я тем временем с горечью думала, сколько жизней разбил Рекардо, своим желание счастья для сына. Он даже ему жизнь разбил. Я не считаю себя виноватой зато, что собираюсь сделать. Я лишь пытаюсь быть счастливой. Я имею на это право! Имею!
Сигарета обожгла мне пальцы, и я выронила её. Ну, вот я опять злюсь! Вдруг я почувствовала, как Лео обнял меня.
- Почему ты не спишь? - шепотом спросил он.
- Тебя ждала,- так же тихо ответила я.
Он поцеловал меня в шею. Его руки стали медленно продвигаться вверх. Я не хочу!
- Лео, мне надо с тобой поговорить, - я вырвалась из его объятий. Он удивленно смотрел на меня. Я посмотрела на его усталое лицо. Он хороший, мне будет его жалко. Он ни в чем не виноват. Он всего лишь любит меня. Нет, не надо так думать, иначе я никогда не решусь. Сейчас я сделаю первый шаг к свободе.
- Лео, я хочу завтра прогуляться с Кэти по магазинам и познакомить её с одной моей старой подругой.
К моему удивлению Лео тяжело вздохнул и опустился в стоявшее рядом кресло. Он устало улыбнулся, даже скорее ухмыльнулся. Мне стало страшно.
- Я так и знал.
- Что... что ты знал, - дрожащим голосом спросила я.
- Знал, что как только они приедут сюда, ты захочешь увидеть их. Или его,- я хотела объяснить, но он опередил меня. - Я не собираюсь запирать тебя дома. Ты имеешь право на друзей. Ты думаешь, я не видел все эти, пять лет, как ты изменилась? Ты стала такой правильной. И я рад. Я знаю, что ты не уйдешь от меня, - уверенно говорил Лео. Боже, он, в самом деле, в это верит. Он подошел ко мне и крепко обнял.
- Я тебя люблю. Я без тебя не смогу.
Так скверно на душе. Я с тоской смотрела на небо и мечтала стать звездой.

Глава 5

-Марисса, я тебя люблю.
Зажмурившись, я стояла по колено в воде. Откуда этот голос?... Я не понимаю... Кто ты?...Где я?... Я медленно открываю глаза. Ничего. Только вода. Безграничное водное пространство. Надо мной серое, стеклянное небо. Трудно дышать. Я пытаюсь бежать, но ноги не слушаются... Мне страшно!!!
-Ты навсегда со мной!- опять этот голос. Я начинаю лихорадочно оглядываться вокруг. Пусто. Одиноко. Холодно. Страшно. Я чувствую, как рыдания подступают к горлу. Нет, я не должна плакать. Не должна. И все равно предательские слезы щекочут кожу. Сложно сдерживать себя, когда рядом никого нет. Нет!!! Я одна!!! Не хочу,... не могу... нет...

- Мамулечка! Мама. Ну не плачь... - дрожащий голосок Кэти вывел меня из ночного кошмара. Я резко села на кровати. Все ещё не могу отдышаться. Глотая воздух, я смотрю на Кэти, не сразу понимая, что уже не сплю. Она плачет. Плачет?
- Зайка! - хриплым голосом говорю я и Кэти подходит ближе. Я крепко прижимаю к себе малышку, ощущая её нежное тепло. Какого черта?! Мне никогда не снились кошмары! Я почти согрелась. Удивительно, насколько реальным был сон. Я до сих пор чувствую безжизненную воду под ногами. Мне стало так мерзко при воспоминании об этом, что я поскорее встала. Все ещё держа Кэти на руках, я подошла к стоящему рядом дивану. Это не кровать. Подальше от сна.
- Все Кэти, успокойся! Со мной уже все хорошо. Ну перестань плакать. - тихо говорила я, поглаживая дочурку по мягким волосам. Чего так испугалась Кэти? - Зайчонок, ну что ты, в самом деле? Чего ты испугалась? Мне сейчас станет стыдно! - уже пытаясь шутить, сказала я.
Осторожно подняв голову Кэти посмотрела на меня такими огромными и несчастными глазами, что я охнула.
- Ты никогда не плакала.
Вздохнув, я прижала к себе дочку и ответила:
- Ну, все когда-то бывает впервые.
Меня поразило её заявление. А ведь действительно, она ни разу не видела, как я плачу. Этого никто не видел, только зеркало.
Я сидела и медленно укачивала Кэти. Постепенно она успокоилась и теперь лишь тихонько икала. Надо что-то ей сказать, но не могу. Так мы и сидели, молча. Наконец, я сказала:
- А мой котенок не забыл, какие у нас на сегодня планы?
Это фраза волшебным образом переменила настроение Кэти. Она спрыгнула с моих калений и протороторив, что-то об одежде, умчалась прочь, на ходу крича:
- Мама! Я скоро! Только оденусь.
Этот неугомонный ребенок, даже не собирается дать мне время на завтрак! Улыбнувшись, я пошла в ванну, придумывая, что бы сегодня одеть.

Мы уже ехали в машине, когда я сказала Кэти, что сегодня познакомлю её с моей старой подругой.
- Хорошо. - Это все, что она мне ответила. Это и понятно, она думала, какую собаку хочет. Маленькую? А вдруг она нечаянно её раздавит? Большую? Нет, она займет слишком много места в комнате и туда не поместиться лошадка.
К тому моменту, как мы доехали до магазина, она решила, что если уж покупать, то самую большую! А ради лошадки, можно и стенку сломать! Вся в меня!
Около часа мы провели в зоомагазине. Кэти довела продавца до нервного тика, прежде чем остановила свой выбор на щенке сенбернара. Я с ужасом представила, каких размеров станет этот карапуз через пару месяцев. Наконец мы вышли из магазина. Мы опаздывали, так что я гнала довольно быстро, вызывая восторг у малышки.
Я подъехала к тому же кафе. Мия уже ждала меня. Она была не одна. С ней сидел какой-то мужчина. К сожалению, он сидел спиной к двери и я не сразу увидела его. Мия заметила, как мы вошли в кафе и радостно помахала мне рукой. Я стала пробираться к их столику. Кэти тихо шла сзади. Когда я почти дошла до них мужчина повернулся ко мне лицом. Не может быть! Как мне не хватало этого человека! Я почувствовала, как оседаю на пол. Но сильные руки Ману подхватили меня. Ману... Настоящий друг...Только он принимал меня со всеми моими недостатками. Он так помогал мне, он всегда был надежной опорой. Я снова плакала, но уже от счастья. Я обнимала Ману и просто наслаждалась спокойствием. Это было так нереально оказаться рядом с самыми близкими людьми. Почти со всеми. Не хватало лишь одного. Кэти! Мысль резко ворвалась в сознание и я огляделась в поисках малышки. К своему удивлению я увидела Кэти на коленях у Мии. Она вполне спокойно смотрела на меня, а Мия что-то тихо нашептывала ей на ухо. Я повернулась к ним, все ещё держа Ману на руку, и сказала:
- Мия, Ману познакомьтесь - это моя дочь, Кэти!
- А мы уже успели познакомиться - сказала Мия, хитро подмигнув Кэти. Та засмеялась и сказала:
- А она не такая уж старая! - Мия непонимающе уставилась на Кэти, а потом на меня. В её глазах читалось сначала удивление, потом непонимание, а потом смех, и все же строгим голосом она сказала:
- Нельзя называть тетю Мию старой! У твоей мамы всегда был плохой юмор!
- Дамы, позвольте и мне познакомиться с этой очаровательной леди! - влез Ману. Он галантно поклонился Кэти, а она, с видом королевы протянула ему руку, которую Ману, с самым серьезным видом, поцеловал. И где она научилась такому королевскому поведению? Пять минут общения с Мией уже дают о себе знать! Я всегда знала, что она и из людоеда джентльмена сделает!
Я поймала на себе теплый взгляд Мии. Пока Ману увлеченно что-то рассказывал Кэти, я подошла к Мии. Она встала, обняла мне и поцеловала в щеку. Стало так тепло и уютно. Мы уселись за столик.
-Что будете? - вопросительно посмотрел на нас Ману.
- Неколлорийную колу.- ответила Мия. Я закашляла, чтобы скрыть смех. В этом вся Мия! Взрослая женщина и вечно молодая девушка.
- Кофе,- наконец ответила я.
Ману посмотрел на Кэти. Она обрадованная таким вниманием со стороны взрослого мужчины, подражая мне, серьезно ответила:
- Кофе!
- А я бы порекомендовал вам сок! - продолжая дурачиться, сказал Ману. - Очень хорош апельсиновый!
- Хорошо, - благосклонно кивнула Кэти. Ману подозвал официанта и сделал заказ.
- Ну, рассказывайте, как вы дошли до алтаря? - поинтересовалась я.
- А, что это так странно? - с улыбкой спросил Ману и положил свою руку на руку Мии. Я так им завидовала. Они прямо светились от счастья. Ни за что бы не подумала, что эта парочка сойдется...Впрочем я и с Пабло не особенно "дружила"! Помню, как мы первый раз поцеловались, как выступали, репетировали...и много ещё чего. Вспоминая, я с горечью поняла, как все-таки я далека от них. Мия и Ману, так счастливы. К ним "госпожа удача" была благосклонна. Но не подумайте, что я злюсь на них! Нет! Я рада, что хотя бы они счастливы. Ведь если бы все были несчастны, то зачем жить? Зачем терпеть, зная, что ни ты, ни твой друг никогда не будите счастливы? Я почувствовала, как чья-то ладонь накрыла мои пальцы. Ману. Я подняла на него глаза и увидела в них любовь. В глазах Мии было то же чувство, что и в глазах Ману. Мия тоже сжала мою ладонь. Мы были вместе, спустя столько лет. Я опять плакала. Сколько можно? За сегодняшний день я пролила больше слёз, чем за всю свою жизнь! Мия тоже плакала. А Ману был на грани. Сопли, слезы! Как я это ненавидела. Не понимала. А сейчас не было другого способа выразить все чувства, которые кружили голову и разрывали сердце.
- Как идиоты! - улыбнулась я сквозь слезы. Мия засмеялась, а Ману отвернулся, укаткой смахивая слезу.
- Дети! - презрительный голосок заставил нас вспомнить о Кэти. Она уже пила свой сок. А мы и не заметили, как принесли наш заказ. Мне безумно захотелось закурить. Я уже потянулась, было за сигаретами, когда Мия, разгадав мои намерения, поднялась:
- Мы на пару минут! Не скучайте!- и, схватив меня за руку, вышла на улицу. Мы дошли до ближайшей скамейки и сели. Мия достала пачку. Я с интересом смотрела, как она достает сигарету и элегантно прикуривает.
- И Ману не против?
- Нет,- ответила Мия и протянула мне зажигалку.
- Как ты уже поняла, я все ему рассказала. Я просто не могла не сказать. Ты не обижаешься? - беспокойно спросила Мия.
- Нет, я даже рада. Ману мой друг, и мне было тяжело ему врать.- Мия облегченно вздохнула.
- Он все понял, и знаешь, то он мне тогда сказал? Он сказал: "Если бы я был на месте Мари, не уверен, что поступил бы так же. Я бы скорее прибил этого подонка". Ты сильная, ты смогла больше. Надо очень сильно любить, что бы пожертвовать собой, ради любимого. Я никогда не любила тебя, но я всегда тайно восхищалась тобой. В тебе было столько энергии, бунтарства и сумасшествия. Ты всегда делала все по-своему. Тогда я не видела в тебе ничего женственного, а теперь я понимаю, у тебя сердце настоящий женщины. А это главное. - Мия замолчала. Я не знала, что ей сказать. Я сама, лишь совсем недавно узнала новую Мию. Я полюбила её. Я хотела стать её подругой.
- Мия, пусть это глупо, но я хочу дать клятву.
Она с интересом стала наблюдать, как я вытаскиваю булавку из сумочки. Я чувствовала себя десятилетней девчонкой, но мне было плевать. Я, Марисса Пиа Спиритто, не боюсь показаться смешной. Я осторожно поднесла булавку к пальцу. Подняв глаза на Мию, я увидела в них смех и решительность. Она со мной. Больно было совсем чуть-чуть.
- Ой! - Мия тоже уколола себе пальчик. Капля крови, и вот нас уже связывают кровные узы. Я с улыбкой смотрела на новоиспеченную сестру. Кто бы мог подумать? Я и Мия - сестры!
Все ещё улыбаясь, мы вернулись в кафе. Кэти явно не скучала. Я заметила на столике две пустые вазочки.
- Сколько же мороженного ты съела? - строго спросила я.
- Не много!
- Правда, Мари! Совсем чуть-чуть! - вмешался Ману, подмигивая Кэти. Спелись!
- Ладно, нам пора домой. - сказала я. - Я была очень рада вас видеть! Ману, спасибо, что понял. Я вас очень люблю.
Ману хотел было что-то сказать, но я подсознательно зная что, протестующее подняла руку:
- Нет. Я вас прошу, он ничего не должен знать. Я никогда не уйду от Леона. И я не хочу, что бы Пабло страдал снова. Пусть живет дальше, без меня. Он привыкнет. Это не может длиться вечно. Пообещайте мне, что никогда ничего ему не скажите.
Я смотрела в сомневающиеся лица друзей. Мия, ты должна меня понять! Прошу тебя. Я не хочу снова причинять ему боль. Вчера я решила, что не уйду, значит, не уйду. Я смотрела в глаза Мии. Пойми, для меня нет ничего дороже дочери. Я никогда не оставлю её. Ты должна понять. Ты женщина. Ты будущая мать. Я не могу по-другому. Если бы могла, то никогда бы не сдалась. Я должна сражаться за свою дочь. Мое время прошло.
- Хорошо. Мы обещаем. - Наконец сказала Мия. - Он никогда от нас ничего не узнает. Ни он, ни кто-либо другой.
Я посмотрела на Ману. Он нехотя кивнул в знак согласия. Я облегченно вздохнула. Мы вышли из кафе. Пока Ману прощался с Кэти, Мия шепнула мне:
- Не пропадай на долго, сестренка! - поцеловав меня, она залезла в машину. Ману просто крепко, по-братски обнял меня. Он не сказал ни слова, но я и так поняла, что он мой самый лучший друг.
Взяв Кэти на руки, она порядком устала и теперь клевала носом, я уложила её на заднем сидении машины. Щенок удобно устроился рядом. Сев за руль я поехала домой.

- Почему она не хочет ничего рассказать Пабло. Он же все поймет. Она разведется. Я не понимаю. Они же все ещё любят друг друга. - Ману, все никак не мог смериться с неизбежным. Он смотрел на Мию, не понимая, почему она такая грустная. Мия сидела и смотрела в окно. Потом она медленно повернулась к нему лицом, и сказала фразу, которая объяснила все. Он навсегда её запомнил.
- Потому, что она - мать.

Глава 6

Когда я поехала к дому, то увидела, что машина Леона уже во дворе. Значит, он дома и ждет нас. Я осторожно припоркавала машину поближе к дому и попросила охранника помочь мне перенести Кэти. Когда мы уже вошли в дом, навстречу вышел Леон и взял Кэти на руки. Он осторожно понес её наверх, а я прошла в столовую. Жутко хотелось есть. Тут я вспомнила про собаку, она же осталась в машине. Взяв со стола булочку, я вышла из дома и забрала щенка из машины. Такой хорошенький! Маленький, толстенький, беззащитный, он нуждался в моей помощи. Я принесла его на кухню и достала молока. Надеюсь, он будет его пить.
- Ты купила собаку? - это был не вопрос, а констатация факта. Я и не слышала, как он подошел.
- Да. Кэти ребенок и ей нужно с кем-то играть, - не оборачиваясь, ответила я.
- А почему она не играет с детьми? - вполне резонный вопрос, но как ему объяснить, что Кэти слишком шумная и неугомонная, чтобы сидеть и с удивительным упорством играть в куклы. Она другая, ей необходимо постоянное движение, приключения...
Я ничего не ответила. Опустив щенка на пол, я подошла к Леону.
- Ты сегодня рано.
- Да, у меня для тебя новость.- я вопросительно посмотрела на него.
- Я купил билеты выступление группы Erreway, и хочу сходить туда с тобой. - До меня даже не сразу дошло, что он сказал. Купил билеты? Он, что издевается надо мной? Нет, смотрит вполне спокойно, это не смешно! Он, что ничего не понимает? Нельзя быть таким идиотом! У меня вырвался смешок, потом ещё один, и я уже вовсю смеялась. Ха! В голове вертелась одна лишь мысль, точнее картина: Пабло на сцене и я рядом.....Отсмеявшись, я посмотрела на Леона, он все ещё стоял и спокойно смотрел на меня. Смех сразу же куда-то пропал. Справившись с эмоциями, я хрипло сказала:
- Я не пойду.
- Пойдешь, - ответ прозвучал, как выстрел. Я сделала шаг назад. Я не ослышалась, что у него за тон? Как он со мной разговаривает? Какое он имеет право диктовать мне, что делать?
- Нет! Я не хочу!
Он быстро подошел ко мне и, схватив за локоть, притянул к себе.
- Я сказал, пойдешь, - у меня мороз пробежал по коже. Голова закружилась, и я вспомнила, как когда-то Рекардо точно так же разрушил мой мир. Ужас, сжал горло, и я прохрипела:
- Отпусти... Мне больно.
Он отошел к бару и достал виски. Я смотрела на человека, с которым жила пять лет, от которого родила ребенка, и которого, как я считала, знала. Неужели я ошибалась, и только сейчас передо мной стоял настоящий Леон? Нет! Такого просто не может быть! Он точная копия своего отца, как я раньше этого не замечала? Я, наверное, сошла с ума! Опять захотелось смеяться. Я развернулась и пулей вылетела из кухни. Давясь смехом и слезами, я добежала до спальни, и закрыв дверь на ключ, села на кровать. Мысли путались. Я лихорадочно смотрела на комнату: стол, шкаф, диванчик, зеркало....А в зеркале девушка. Молодая, красивая и сумасшедшая. У неё взъерошенные рыжие волосы, заплаканные, безумные глаза, и кривая усмешка на губах... Неужели это я? Нет!!!! Я схватила подушку и с размаху запустила ею в зеркало. Отражение ответило мне тем же. Закричав, я выбежала на балкон. Свежий воздух. Раскидывая горшки с цветами в разные стороны, я достала пачку. Дрожащими пальцами открыла её.
Достав одну сигарету, я судорожно затянулась. Ноги стали подкашиваться, и я опустила на пол. Прислонившись к стене, я смотрела на небо, но не видела его. Мысли разбегались в разные стороны. Передо мной проносились картины прошлого: моё счастье с Пабло, знакомство с Леоном, наша свадьба, рождение Кэти... Пять лет жизни... как сон, ужасный сон. С глаз, как будто упала пелена, и я увидела настоящий мир. Это все ровно, что родиться заново, но с багажом дурных воспоминаний. Не хочу ничего делать, у меня нет сил, может оставить все, как есть? Слабая надежда, что мне все это приснилось, испарилась, даже не успев поселиться в моём сердце. У меня даже слез не было, я просто не могла поверить в произошедшее. В том, что мне придется идти, я не сомневалась - Леон выразился предельно ясно. Я застонала. Там будет Пабло, любимый Пабло... Я не смогу равнодушно слушать их, ведь я тоже когда-то была там. А если они будут петь наши старые песни? Я сойду с ума! Нет, я уже сошла! Как я посмотрю ему в глаза? Он ненавидит меня, и правильно делает, есть за что... Почему все так сложно?...Хотя почему сложно, все предельно ясно и просто: я опять в тупике. Я люблю Пабло, а замужем за Леоном. В душе я "мятежница", а в жизни идеальная жена. Я хочу петь, но у меня пропал голос. Хочу танцевать, но мои ноги связанны. Я хочу уйти, но короткий поводок мешает разбежаться...Я могу бросить все...могла...но не брошу...Я же Мать...
Я просидела около часа, прежде, чем успокоиться. Дыхание вновь стало ровным, высохли слезы и я смирилась...

Глава 7

Начинался новый день. Вчера я впервые не пустила Леона в спальню, он ночевал в кабинете. Я встала в пять утра, что бы посмотреть на рассвет. Вообще-то я больше люблю наблюдать за закатом, но сегодня я хочу увидеть рождение нового дня. Светало быстро, и удивительно красиво! Я с замиранием сердца смотрела, как сменяют себя разные цвета, от ярко-красного, рыжего, желтого, до белого. Вот солнце уже стоит высоко в небе, я посмотрела на часы, 5.15. Как мало надо солнцу, чтобы взойти, начать новый день. Я позавидовала этому небесному светилу, если бы я так могла! Но вчерашние проблемы никуда не ушли, мне ещё предстояло встретиться внизу с мужем. Интересно, что он мне скажет?
Было уже около шести, когда я, наконец, спустилась вниз. Ещё слишком рано, даже служанки не встали. Весь дом спит. Я заглянула в кабинет, Леон лежал на диване, на столе стоял включенный компьютер, он до позна работал, странно, но я не чувствовала ни капельки вины. Я усмехнулась - Марисса возвращается! Надо зайти к Кэти. Я уже почти подошла к её комнате, когда шальная мысль пронеслась в моей голове: если мы сейчас убежим, раньше чем, через час этого никто не заметит, а мы сможем далеко уйти! На мгновение это показалось мне спасительным выходом, но уже через пару секунд, я осознала всю глупость плана. Стало горько, очень горько и обидно! Нет! Не надо портить себе настроение с утра! Запихать, куда подальше эти мысли и жить дальше, как получиться! Как, там у Скарлетт О' Хара? "Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра!" Хороший девиз, мне нравиться! Силясь придать своему лицу весёлое выражение и надеясь, что она поселиться и у меня в душе, я вошла в детскую. Кэти спала, как ангелочек. Я долго на неё смотрела, и слезы тоненькими ручейками струились по щекам. Соленые и горькие. Какие все-таки слезы бывают разные...на вкус. Слезы радости, сладкие и желанные. Они чистые, добрые и очень редкие, только истинное счастье позволяет себе плакать. Слезы горя, это совсем другое... их ни с чем не спутаешь, они солённые, горькие, мутные и стыдливые.
Мои слезы были горькими. Нет, я не жалела, что родила дочь, я жалела, что никто ничего не может сделать. Я могу попросить помощи у Мии и Ману, но, что они могут? И вообще, какое я имею право впутывать их в это? Это моя семья...мои проблемы. Как тяжело быть одной! Я почувствовала, что сейчас разрыдаюсь в голос и быстро вышла из комнаты. Я сбежала по ступенькам ничего, не видя перед собой и в самом низу столкнулась с Леоном. Он подхватил меня, что бы я не упала, но как только почувствовав, кто это, я вырвалась из его рук.
- Не трогай меня! Никогда больше не прикасайся ко мне! - истерически закричала я. Мой голос сорвался, - Я тебя ненавижу! Ты подлец! Я всю жизнь жила рядом с первоклассным актером! Ты отлично играл свою роль! - мой крик перешел в шепот. Я тряслась и не знала, что ещё сказать...в голове было столько мыслей, упреков, жалоб и обид...я не знала с чего начать. Мне хотелось ранить его побольнее, чтобы он мучался, так же как и я, все эти пять лет... - Ты точная копия своего отца, яблочко от яблони не далеко падает! Такой же подлец, негодяй, недоносок..... - щеку обожгло, как огнем. Он ударил меня! ОН ударил меня по лицу! Я отлетела к стене, и прислонившись к ней спиной, подняла на него глаза. Господи, что у него за взгляд. На меня смотрел незнакомец, даже черты лица изменились. Как я раньше не замечала льда в глазах, жесткой морщинки на лбу и упрямо сдвинутых бровей. Как он изменился. Неужели это тот самый Леон. Я не могу поветь. Мне это сниться. Нет, не сниться и горящая щека постоянно напоминает об этом.
- Не смей так говорить о моем отце. - медленно, по слогам сказал Леон. - Ты, что думаешь, я ничего не замечал? Не знал, что ты любишь его, а не меня? Не чувствовал с чьим именем на губах ты засыпаешь? - его голос был наполнен горечью, - А ночью..когда я не спал и слышал кого ты зовешь! Пабло! Я ненавижу это имя! Мне оно противно! ПРОТИВНО!У меня был секретарь по имени Пабло, и знаешь что? - Леон подошел ко мне и присел на корточки. Он приподнял мою голову за подбородок и безумными глазами посмотрел на меня. - Я уволил его! - он засмеялась и я почувствовала его дыхание на своем лице. От его смеха у меня мурашки по телу пробежали, и сердце сжала ледяная ладонь...
Я сидела на полу, вжавшись в стенку и мечтала упасть в темноту, что бы спрятаться от ненавидящих глаз, устрашающего смеха и грубых, жестоких рук. Не слышать леденящего душу смеха.... Мне было страшно! Единственный раз в жизни я так боялась, и сейчас я предпочла бы умереть... Он успокоился и смотрел на меня, а я не рискнула поднять глаза.
- Сегодня вечером я за тобой заеду. И не вздумай что-нибудь выкинуть, а то.... - он не договорил, но у я все прекрасно поняла. Он нежно провел пальцами по горящей щеке, встал и отошел. Я услышала, как хлопнула входная дверь. К горлу подкатили рыдания и задыхаясь, я корчилась на полу, он невыносимой боли в сердце. Крик, нет, скорее шипение вырвалось из меня, и я наконец заплакала...громко, взахлеб, как в детстве.....



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:29 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 8.

Не помню, сколько я вот так лежала и плакала. Мне хотелось выплеснуть всю боль, которая накопилась в моем сердце, хотелось очистить память и не думать больше ни о чем, ничего не знать, ни чувствовать, ни желать... Хотелось навсегда остаться в таком положении... Уютном, как в животе матери. Матери....Соня, как я скучаю! Новые рыдания подступили к горлу. Я так редко видела тебя, мне было стыдно. Я знала, ты всегда гордилась мной, моей волей, моим характером, моей жаждой к жизни. Тебя всегда восхищало мое упорство, то как я готова была и в огонь и в воду за друзей броситься. Могла! Могла...
-Аааа...- как же больно!
- Мари! Ты что? - резкий, взволнованный голос раздался от куда-то сверху. Я почувствовала легкий запах духов и нежные прикосновения. Я узнала Мию по запаху, такому родному, теплому и знакомому, такие же духи были у Сони. Горько всхлипнув, я крепко обняла Мию. Я уже не плакала, слёзы кончились, а только мелко и прерывисто дышала.
- Дорогая, ну что ты? Успокойся! Объясни в чем дело? - голос Мии дрожал. Она успокаивающе баюкала меня.
- Сейчас... - прошептала я. Горло нестерпимо болело и безумно хотелось пить. Поднявшись, я проводила Мию на кухню и, взяв из холодильника сок жадно начала пить. Наконец в горле перестало першить, и я почти успокоилась, лишь мелко подрагивали пальцы.
- Кофе будешь? - спросила я Мию.
Она кивнула. Странно, но мне было совсем неинтересно, зачем Мия явилась в мой дом в семь часов утра, да и вообще, откуда она знает, где я живу?! Это было неважно, важно то ,что она пришла, когда мне было плохо. Очень плохо. Пока я готовила кофе, то с удивлением почувствовала злость. Куда-то делась жалость, освободив место для тихой, скребущейся ярости. Она не просилась наружу, не мутила сознание, а лишь жила внутри меня. Я ещё не разобралась, откуда она взялась, но была рада ей, как старой знакомой.
- Так, что все-таки произошло? - снова спросила Мия. Она разглядывала моё лицо с недоумением. Я прикоснулась пальцами к все ещё горящей щеке.
- Он ударил меня - совершенно спокойным голосом ответила я на её немой вопрос . Глаза Мии широко раскрылись. Непонятно чему она удивилась больше: поступку Леона или моему тону. Она выглядела очень комично и я бы рассмеялась...но не хотелось. Странно, но мое сознание просто отметило факт смешного поведения Мии, никак на него не отреагировав.
- Как...Как он посмел? - в глазах Мии уже сверкали искры недовольства. Это было ещё смешнее.
- Просто. Я ошибалась, я не знала с каким чудовищем жила. И я не удивлюсь, если он сговорился со своим папочкой, и пять лет назад передо мной был разыгран превосходный спектакль. А я поверила, ведь я искренне считала, что Лео ничего не знал, что отец тоже обманул его. И почему молчал мой внутренний голос? - я медленно попивала кофе и обсалютнно трезво рассматривала свое положение. Такое впечатление, что я рассуждала о чужой жизни. Не о себе, а о ком-то другом, какой-то другой женщине, которая казалось мне глупой и тупой коровой. Как можно было попасть в такую дурацкую ловушку? Надо быть полной кретинкой!
- Но ты же не собираешься этого терпеть. Послушай, Марисса. - Мия подсела поближе ко мне и понизив голос, смотрела мне прямо в глаза и как ребенку пыталась объяснить.- Ты взрослая женщина, ты уже не тот подросток, которого легко обмануть. Ты не обязана это терпеть, и не будешь. Ты должна понять, что никому не угрожает опасность, больше не угрожает. Мы предупредим Пабло, скажем Соне и всем тем, кто тебе дорог. Вместе мы справимся. Ты подашь документы на развод. Кэти оставят с тобой, ты мать, и по закону ты имеешь больше прав, чем отец. Ты же знаешь, что детей, чаще всего оставляют с матерью. Когда ты разведешься с Леоном, то переедешь жить к нам с Ману, мы будем тебе очень рады. Ты сможешь найти работу, или снова петь в группе- твое место всегда за тобой! И ты забудешь Леона, как страшный сон. Это останется в прошлом, позади. Ты должна начать новую жизнь вместе с нами.
Я смотрела на Мию и думала, она, в самом деле, ничего не понимает?
- Мия, очнись! Все не так просто! Рекардо большая шишка и Кэти никогда не отдадут мне! А я лучше проживу всю жизнь с Леоном, чем без своей дочери. Ты, это понимаешь?
- Мы что-нибудь придумаем, обязательно придумаем! Выход должен быть и он есть. - после паузы уверенно заявила Мия. Интересно это она себе говорила, или мне?
- Кстати, что ты тут делаешь? У вас же сегодня концерт? - спросила я.
- Я приехала пригласить тебя.
Я ухмыльнулась.
- Ага! Это ТЫ приехала меня пригласить, а ОСТАЛЬНЫЕ хотели бы меня видеть? - Я специально не спросила именно про Пабло, она и так меня поймет, а лишний раз произносить его имени не стоило.
- Это идея Ману, а Пабло..... он знает, что ты здесь, что ты замужем, что у тебя дочь... Он делает вид, что рад за тебя, но я вижу, как он страдает. Каждый раз, когда я произношу твое имя он вскипает, хотя и не подает виду. Ему больно, очень больно. И он не сможет простить тебя и забыть свою боль, если ты ему ничего не расскажешь.
Голос Мии звучал, как наставления. Она говорила правильные вещи, и умом я понимала её. Но так же, я понимала, что не стоит ворошить прошлое и создавать новые проблемы, если ничего не измениться. Какой смысл в прощении, если мы не сможем быть вместе? Пусть лучше он ненавидит меня, чем напрасно страдает.
- Нет, спасибо что не забыли, но я не хочу. И не проси. - Я не хочу, чтобы они знали, что я буду в зале. Иначе они станут искать меня глазами, петь старые песни, надеясь переубедить меня и заставить вернуться, а я не хочу. Не хочу давать им напрасные надежды. Это жестоко по отношению, прежде всего к Ману и Пабло.
- Как хочешь. - вздохнула Мия, и все же я видела, что она будет до последнего ждать меня. Спасибо тебе за это.
Она встала, и аккуратно поставив чашку на стол, вопросительно посмотрела на меня.
-Проводишь?
-Конечно, сестренка! - она улыбнулась столь нежному обращению.
Уже в дверях Мия повернулась и открыла рот, чтобы в последний раз попробовать уговорить меня, но я опередила её.
- Нет. Прости, - и, поцеловав её на прощание, я осторожно вытолкала её за дверь. Мия роскошной походкой красивой и уверенной в себе особы прошествовала к своей машине. Помахав рукой, она села за руль и медленно выехала за ворота.

Глава 9

Я спускалась по лестнице, а внизу меня ждал Леон. Утренняя злость переросла в полное безразличие к себе и ненависть к Леону. Я не хотела идти на концерт и до последнего тянула время. Я уже продумывала, как поправдоподобнее изобразить головную боль, как он заявился в мою комнату и совершенно не обращая внимания на горничную холодным голосом заявил:
- Если через пять минут ты не будешь, готова, я притащу тебя туда даже в ночной рубашке. И не вздумай выдумывать какие-либо отговорки, мне все равно.
Хлопнув дверью, он вышел и оставил меня наедине с изумленной девушкой. Слава Богу, у неё хватило ума не задавать вопросов. И вот я спускаюсь вниз. Но я все-таки придумала отличный план. В последний момент эта идея зародила в моем сердце надежду. Пусть он только посмотрит на меня. Ха! Ну и рожа! Впрочем, есть чему удивляться! Я надела джинсы, которые уже пять лет не носила ( и как только влезла?!), ядерно-зелёную футболку и драные кроссовки. Прическа - в стиле "Шухер, после гонки". Я наблюдала, как его глаза медленно расширяются, оглядывая меня с ног до головы. Подойдя к Лео, я пальчиком закрыла ему рот:
- Челюсть с пола подними,- с наглой улыбкой заметила я. Война, так война! Ты сам напросился, теперь ты узнаешь настоящую Мари.
Наверное, у меня был устрашающий вид, раз он мне ничего не возразил и смирившись с неизбежным проводил меня к машине. Интересно, что о нас подумают люди? Но это ещё не все, дорогой! Я достала из кармана жвачку и напихала её в рот.
- Как ты себя ведешь? Ты моя жена и должна соответствовать. - решился на возражение Леон. Он сел подальше и смотрел на меня с брезгливостью. Фу! Знал бы ты, как мне противно дышать одним с тобой воздухом.
- Это ты разоделся, как попугай. Ты, что ни разу на концертах молодежных групп не был? - я с насмешкой разглядывала его костюм от Армани. - Так только в филармонию.
По его лицу пробежала судорога отвращения, и он отвернулся от меня. А я скорчила рожу и начала насвистывать веселенькую песенку. И хотя я выглядела вполне уверенно и даже нагло, в душе у меня все ходуном ходило. Я боялась. Животный страх сжимал сердце и я огромными усилиями, не пойми, откуда взявшейся воли, заставляла себя не дрожать. Лучшая защита, это нападение, сказал какой-то полководец....И он конечно прав, но как это трудно. Мне надо выпить. Чего-нибудь покрепче, чтобы притупить страх.
- Налей мне выпить - громко сказала я Леону, он вздрогнул и странно посмотрел на меня. Но все же открыл бар (люблю за это лимузины, жать туалета нет..) и кивнул в сторону бутылок - "Что будешь?".
- Виски, - не долго думая ответила я - это было самое крепкое из представленного спиртного. Он собрался разбавить его содовой, но я выхвалила у него стакан и залпом выпила. Боже! У меня дыхание остановилось, и из глаз брызнули слезы.
- Дура! Ты, что с ума сошла! - закричал Леон. А я кашляла, и в горле все горело, как на пожаре. Ужас! В руках оказался стакан с водой и я жадно выпила её. Полегчало. И все равно, я как рыба глотала воздух, и из глаз катились крупные слезы.
- Психопатка! Что на тебя нашло? - Леон протянул мне платок, держась на приличном расстоянии - Армани жалко. А я уже чувствовала приятный шум в голове и легкость во всем теле. Хорошо... Тепло.... Дрожь... Отнимаются ноги....Кайф.....И не страшно.
- Мы приехали. Выходи.
Я очнулась от изучения приятных ощущений в своем теле и посмотрела в окно. У концертного зала стояла огромная толпа, а за ней мое горькое счастье....

Глава 10

Когда мы вошли в зал, то на меня обрушилось столько ощущений, что даже голова закружилась. Впрочем, она кружилась и от выпитого спиртного, но сейчас её кружил запах успеха. И пусть я не могу разделить его со "своей" группой, я ощущаю себя частью его, я качаюсь, упиваясь сладкий вкусом триумфа, слепну от тысячи вспышек фотокамер, глохну, от криков восхищенной толпы.
Я не помню, как мы оказались на своих местах, не помню, слов, которые без перерыва говорил мне Леон, я очнулась лишь, когда села на кресло. Как близко сцена! Я смогу дотянуться до них рукой....Сцена? Кресла? Какие кресла? Стоп, это не театр....Это вип-места....Они будут близко. Он меня увидит.... Нет! Я подскочила, как укушенная и уже повернулась к выходу, но Леон больно схватил меня за руку и резко потянул вниз. Я слишком резко приземлилась обратно в кресло. Посмотрела на него и задала вопрос, который мучил меня все это время, но ответ, на который я боялась услышать.
- Зачем? Зачем ты привел меня сюда? Ты, что не понимаешь, что мне плохо? Я не хочу этого видеть, я не выдержу, я уйду.... - у меня предательски задрожал голос, но я не отвернулась. Он смотрел спокойно, даже заинтересованно. Меня это взбесило. Я уже была готова залепить ему пощечину, как он, наконец, заговорил. От каждого произнесенного им слова, мое сердце опускалось все ниже и ниже.
- Я сделал это потому, что он должен понять, что ты теперь моя и навсегда останешься со мной. Я не для того женился на тебе, что ты в один прекрасный день ушла от меня и разрушила всю построенную мной систему. Больше не будет никаких воспоминаний, слез и писем. Всё должно остаться в прошлом, ты должна это понять.
Систему? Писем? Каких писем?!? Вопросы со скоростью света проносились в моей голове, и я даже не успевала произнести их в слух. Это даже хуже, чем я себе представляла. Письма. Это слово молниеносно пронеслось перед глазами и я, наконец, смогла произнести.
- Какие письма?- мой голос звучал глухо и шел прямо из сердца.
В его глазах промелькнуло минутное непонимание и почти сразу же - сожаление. Он не хотел мне этого говорить. Но, теперь я узнаю правду.
- Неважно, - ответил Леон и отвернулся от меня, давая понять, что разговор окончен.
- Нет! Ты мне сейчас же всё расскажешь! - прорычала я и, перегнувшись через подлокотник кресла, вцепилась в ворот его рубашки. Я почувствовала, как он вздрогнул, но не отпустила, а еще сильнее сжала отвратительно хрустевшую, накрахмаленную ткань. Мои глаза болели от напряжения, безумно хотелось моргнуть, но я боялась хоть на секунду потерять его из поля зрения. Я видела, как он сомневается,...но вдруг в его глазах промелькнула насмешка и в ту же секунду я услышала звуки музыки. Я почувствовала слабость во всем теле и, отпустив Леона, сползла в свое кресло. Крупная дрожь сотрясала каждую клеточку моего тела, и я не решалась открыть глаза. Я застонала и закрыла руками лицо. Пальцы ходили ходуном, и я хотела сжаться в маленький комочек и умереть. Я хотела тишины... Я так боялась посмотреть на сцену. Если я это сделаю, то не смогу больше мечтать... Я запомнила и пронесла сквозь время любимый образ, который не стерся со временем, а стал ещё нежнее, теплее и роднее, чем раньше. Я ревностно охраняла, ставший святым, образ Пабло. Я знала его в своих мечтах, таким, каким запомнила,... я не хочу видеть другого Пабло. А он другой. Я это точно знаю,... Столько времени прошло. Он не мог не измениться. Он ненавидит меня, в его жизни были другие женщины и они оставили в его душе свой след. Я все равно услышу их смех, почувствую запах, и увижу глубину глаз....Нет, не хочу! Не могу! Не буду!!!!!!!!!!!!!
- Хватит кричать! - я почувствовала дыхание Леона у себя на щеке. Я кричу?! Я не заметила, что стала говорить свои мысли вслух. Я опустила руки и открыла глаза. Сейчас я выцарапаю глаза этому негодяю.
Вспышка... звон...цвет... Меня, как током дернуло, стоило мне открыть глаза, как я встретилась взглядом с бесконечно голубыми глазами. Он не изменился, он даже смотрит на меня, так же нежно и печально. Он всегда смотрел на меня с печалью и какой-то непонятной тоской. И сейчас в его глаз можно утонуть - в них бескрайный океан тоски. Песня... он поет нашу песню. Сколько раз я слышала эти слова?... Он написал её для меня. Я помню, как он пел её, ещё тогда, когда мы оба не знали, что любим,... но это знали наши сердца. Именно они повели нас навстречу друг другу.
Я смотрела только на него и не видела и не слышала ничего вокруг. Он любит меня, до сих пор любит! Теперь я это точно знаю. Я вижу в его взгляде наше прошлое, наше счастье и надежду, которая не умирала ни на минуту, ни в его душе, ни в моей. Счастье наполняло меня нежной, теплой волной и я чувствовала, как внутренний свет, разливается по каждой клеточки моего тела... Счастье... Любовь... Тепло....
Я люблю тебя. Люблю. Люблю!!!

Она такая же прекрасная... Маленькая, нежная, ласковая и неугомонная. И почему я не могу забыть её...? Почему каждую ночь, во сне я вижу её шоколадные глаза, чувствую запах кожи, ощущаю шелк волос....? Сколько раз я пытался забыть тебя. Я не могу не думать о тебе. Я никогда не мог предположить, что так полюблю. Это слишком сильно для меня. Я думал, что не смогу с этим жить, не смогу нести такую ношу.... Когда ты ушла от меня, я думал, что умру. Я хотел умереть, от меня точно оторвали часть души, часть сердца... Мир рухнул, для меня перестал существовать день, умерла ночь, осталась лишь пустота, бесцветная, беззвучная пустота. Я не хотел воспринимать реальность, я верил, что стоит мне зажмурить глаза, а потом резко открыть их, и я снова увижу твой насмешливый взгляд, услышу твой голос...
- Ха! Ты поверил? Неужели ты думаешь, что я когда-нибудь уйду от тебя?- скажешь ты и я пойму, что все это был сон...
Сколько времени я провел в мечтах,... Я не хотел оттуда уходить, там была ты, мне было так хорошо с тобой.... Но это был не выход, я не понимал.... Но только в тот момент я понял, что не один. У меня есть друзья... Мия и Ману, так помогли мне. Я вернулся к жизни и стал думать, как вернуть тебя. Я хотел встретиться, но не мог пробиться через охрану.... Я писал письма, но ты не отвечала.... А через год я увидел твое фото в газете, у тебя на руках был ребёнок, и тогда я понял, что потерял тебя... Я оставил все попытки вернуть тебя... Я с головой ушел в работу, писал песни, музыку.... В каждом слове, каждой ноте, написанной мной - боль, она нашла свой выход в песнях. Они о тебе, о моей любви к тебе, в каждой строчке я кричу о своих чувствах, ты слышишь меня...?

Ты рядом, совсем близко. Хочу к тебе!!!! Забери меня к себе, прошу.... Я не могу без тебя. Как? Как я могла жить эти шесть лет? Я не понимаю... Ты для меня все, ты моя жизнь...
- Не устраивай сцен! - голос Леон дрожал от гнева, я чувствовала, как накаляется воздух вокруг нас.
- Иди к черту! - удивительно спокойно и тихо сказала я. Больше всего на свете, мне хотелось вцепиться в его лицо и самолично содрать с него выражение презрения. Скомкать, растоптать и размазать.... А потом всадить ему нож, в самое сердце.
- Сука! - прошипел он, и я даже сказать ничего не успела, как он подхватил меня и понес прочь из зала.
- Отпусти!! Убери руки!!! - я кричала и била его кулаками по спине, но он даже не замедлил шага. Уже запихивая меня в машину, он сказал:
- Тебе это дорого обойдется.
- Что? Мне? Я не понимаю!! Это ты привез меня сюда! Это ты заставил меня пережить все вновь!! Чего ты хотел добиться? Не понимаю,... Ты думал, что я разлюбила!? Ты не понимаешь!!! Такая любовь не умирает. Ты не поймешь, ты никогда не поймешь,... Ты никого не любил, и тебя никто не любит,... Мне ты противен!!- я уже не кричала, а лишь с трудом выплевывала слова. Мне было мерзко. Побольнее, я хочу ранить его побольнее, чтобы он загнулся.... - Я каждую ночь молила Бога, чтобы ты уснул и не прикасался ко мне! Я ненавижу тебя!!!
Я сорвалась... Я, наконец, сделала то, что хотела на протяжении всего вечера. Я с бешеным криком накинулась на Леона и вцепилась ногтями ему в лицо. Убить! Загрызть до смерти! Хочу!!!!! Хочу..... Кровь...Сладкая! Сладкая?!

ГЛАВА 11

Я наблюдала за солнечным лучиком. Уже около часа он пытался проникнуть через темные шторы, я видела его след на ткани. Он медленно приближался к щелке света, между шторами. Ещё чуть-чуть и он попадет в комнату. Я попыталась прикинуть, сколько времени ему потребуется: минута, две или пять? Вообще я заметила, что время движется быстрее, если наблюдаешь за ним. Стоит только загадать, что я вдохну, когда пылинка упадет на пол, и вот этот кусочек грязи становиться смыслом моего существования в ближайшие тридцать секунд. Он опускается на пол, и я делаю спасительный вздох. И ценит что-то по-настоящему, начинаешь только тогда, когда потеряешь это. В эти тридцать секунд я успела соскучиться по легкому и одновременно тяжелому воздуху. Я вспомнила, как приятно наливаются тяжестью легкие...
Резкая световая вспышка по глазам - это лучик, наконец, нашел проход. Я улыбаюсь ему, как родному, да он и стал для меня родным и единственным другом. Только он один с удивительным постоянством заглядывал в мою комнату на протяжении,... кстати, а, сколько я здесь? Я не помню, да это и не важно... Ничего не важно, только солнце, только свет, только этот лучик... Я протягиваю руку и легонько касаюсь струи света. Я улыбаюсь - мне так хорошо...
- Чему вы улыбаетесь, миссис Монтесино? - вопрос сиделки прозвучал наигранно, как всегда. Она разговаривает со мной, точно я ребенок! Солнечное настроение улетучилось в одно мгновение, и я уже недовольно хмурясь, смотрела на женщину. Таких, как она, мамы хотели бы видеть нянями для своих детей. Добрая, с лицом Матери Терезы, она внушала доверие, и прямо излучала любовь. Но лично я никогда не хотела бы иметь такую няню, слишком хорошей девочкой я бы выросла, этакой "леди Совершенство". А может это и к лучшему...? Я сладко потянулась и только собралась встать с кровати, как, на удивлении сильные руки сиделки, вжали меня в простыню.
- Нет, вам ещё нельзя вставать.
Во мне закипела кровь от такого нахальства, и я бросила бешеный взгляд в её сторону. Резкий голос нарушил тишину утра, и я не сразу поняла, что он мой:
- Я хочу встать!
Сиделка посмотрела на меня взволнованно и сочувственно:
- Девочка моя, не надо спорить, тебе врач запретил вставать...
- Я ХОЧУ ВСТАТЬ!!! - закричала я и стала вырываться из рук женщины. Она ещё крепче сжала меня и крикнула что-то в сторону коридора. Через секунду в комнате показались двое мужчин. Они схватили меня за руки, а в меня точно дьявол вселился - я, как бешенная кричала, брыкалась и старалась вырваться....
- Неет.... Пустите... - стон вперемешку с хрипом вырвался из моего горла. А они ещё сильнее сжимали запястья и лодыжки. Я, кажется, прикусила язык... как больно! Кровь, соленая... Соленая?! Я почувствовала запах спирта и, повернув голову набок, увидела сиделку со шприцом в руках.
- Нет, пожалуйста, не надо....- я с мольбой смотрела на женщину, стараясь поймать её взгляд. Она избегала смотреть на меня, и безжалостно протерев ваткой вену на локте, всадила шприц. Я почувствовала, как почти сразу затекли ноги, ослабли руки, а потом почти сразу все тело перестало подчиняться мне. Меня отпустили, и я бессильно раскинулась на широкой кровати. Резко стало клонить в сон, и уже засыпая, я слышала голоса, которые перетекли в мое сознание...
-Что случилось?
- Она опять волновалась...
- Сколько можно колоть ей это? Она не привыкнет...
- Нет, все хорошо, успокойтесь, скоро ваша жена поправиться...
- Я вижу только то, что уже в течение трёх недель она только и делает, что спит...
- Это вынужденная мера...
- Мне плевать! Я хочу, чтобы она выздоровела и забыла обо всем! Я за это вам плачу!
- Хорошо, хорошо, успокойтесь...
......
......
......
- Ну, как она?
- Скоро проснется, и вы можете с ней поговорить, только осторожно, она не должна волновать, иначе снова придется сделать ей укол.
- Хорошо...
Легкий шорох и колебание воздуха.
- Милая... - я чувствую на своей щеке чью-то ладонь, мягкую и нежную... Я открываю глаза и вижу... Леона. Леон... Мой муж.... На щеке шрам. Я улыбаюсь ему.
- Ну, вот ты и очнулась! Как ты себя чувствуешь, любимая? - беспокойство в его глазах, как мило! Ты беспокоишься обо мне!? Как мило! А разве не ты подверг меня всему этому кошмару? Разве не ты??? Не тебе ли я обязана своим положением, беспомощным и унизительным! Я попыталась поднять руку, но у меня ничего не вышло...
- Тихо, любовь моя, ты ещё слишком слаба. - Он взял мою ладонь и сжал её в своих пальцах.
Быть может я не смогу ударить тебя, но...
Я плюнула в него, и рассмеялась, он так смешно отпрыгнул в сторону и такими бешеными глазами посмотрел на сиделку, что у меня непроизвольно вырвался смешок, за ним другой, и я уже не могла остановиться....
- Черт побери! Что она сделала? Что с ней? - гневный голос Леона звучал, как раскаты грома и мне стало страшно. Страх сжал не только сердце, но и горло, я с трудом села в кровати и, подобрав под себя ноги, охватившись руками, истерично закричала. Я просто кричала и чувствовала, как звенят стёкла. Меня обняла, как железными тисками сиделка, и заговорила, обращаясь к Леону:
- Уйдите! Ей снова плохо! - А я, повернувшись лицом к женщине, доверчиво заглядывая ей в глаза, прошептала:
- Пусть он уходит! Я не хочу его видеть, зачем он так со мной?! Я боюсь его! Боюсь! - я плакала.
- Конечно, он уйдет. Все хорошо, - спокойный голос женщины, её убаюкивающие движения успокоили меня. Я почувствовала, как меня снова клонит в сон. Но мне же не делали укол, и я совсем не хочу спать...?!....

ГЛАВА 12

- Дорогая, я сегодня задержусь, - голос в трубке звучал устало.
- Хорошо, - ответила я и отключила связь.
Уже прошло больше трех месяцев, как я вылечилась. У меня был "приступ паники", как мне объяснил потом врач. Если это можно назвать излечение - я перестала чувствовать окружающий мир, перестала улыбаться, а что такое смех я даже не знала. Я жила, как на автопилоте: утром вставала и ходила прогуляться в парк с Кэти, потом завтрак и поход по магазинам, бессмысленные покупки и бесконечные счета, которые Леон беспрекословно оплачивал. Потом традиционный обед в кругу семьи и поход в кино с подругой. Я видела, наверное, уже миллион фильмов. Ужин и снова бесконечная ночь, без снов, они перестали мне сниться уже давно, я даже не помню, о чем бываю сны. Прошлое казалось мне кошмарным сном. Я предпочла забыть все, начиная с момента, когда прочитала ту злополучную статью в газете.... Все вернулась, и стало, как прежде. Леон даже собаку увез куда-то, что бы ничего не напоминало мне об этих событиях. И ещё мы переехали жить в Италию. Я не люблю эту страну...
Я никогда не пойму, для чего Леон повел меня на тот концерт. И не хочу понимать, пусть все останется как есть. Так легче, так проще. Не надо что-то делать, предпринимать, страдать и плакать. Не знаю, что мне кололи и какими лекарствами меня лечили, но я стала чувствовать себя....лучше. Я больше не мучаюсь воспоминаниями, я просто перестала придавать им какое-то особенное значение. Если я и вспоминала про Пабло, то не чувствовала больше ничего, кроме легкой грусти. У меня словно стерли только часть памяти - мои чувства, а про события забыли.... Это, как кино, я могу часами вспоминать прошлое и не плакать. Первое время это было забавной игрой - я вспоминала все печальные, или трогательные, или радостные моменты и прислушивалась к себе, ожидая, что вот-вот во мне проснуться забытые чувства.... Но нет, ничего.... Потом мне стало скучно, и я перестала вспоминать. Зачем? Ведь мы вспоминаем, что бы хотя бы ещё раз пережить все снова. Все чувства, увидеть себя вновь счастливой.... А я даже этого была лишена.... Только иногда меня начинают мучить вопросы: А правильно ли я поступаю? Разве можно жить во лжи? И может Леон вовсе не моя судьба? Но я быстро прячу эти глупые мысли подальше, пока они окончательно не овладели моим сердцем и не заставали вновь сомневаться...

- Мия, ты должна мне рассказать, где она!
- Я не могу, я дала слово...
- Я видел её на концерте, она с ним не по любви....
- Не важно.... Это её решение, и ты должен его уважать...
- Нет! Она любит меня, а я не могу больше без нее жить. Я устал просыпаться один.... Устал жить, каждый раз вздрагивая, слыша знакомый смех, или видя в толпе похожие глаза...
- Пойми меня...
- Нет! Не понимаю. Я и так слишком долго скучал по ней. Ты же все видела! Ты все знаешь!!! Скажи мне, где она, или я выясню это сам! - Пабло кричал на всю гостиницу. Перед ним стояла растерянная и заплаканная, но упрямая Мия. Она не знала, что делать, уже больше трёх месяцев от Мари нет ни слуху, ни духу. Только почти сразу после концерта Мии пришло письмо от Мариссы, в котором она окончательно прощалась и просила не искать её и не говорить ничего Пабло. Но она не учла, что на конверте был указан обратный адрес. А может, она это прекрасно знала? И вот именно эта деталь, могла склонить Мию на сторону Пабло и дать ему ответ, что Марисса в Италии. Мия волновалась за неё, но ещё сильнее она переживала за Пабло. В него, как будто бес вселился - он постоянно что-то делал, то искал по справочнику адрес Леона и Мари, и, найдя, ездил туда каждый день. То он часами сидел у ворот их дома и только на закате возвращался в номер. Иногда он сочинял музыку и песни, но они отличались от его старых произведений. В них была боль, отчаянье и жажда действий. У него блестели глаза, и он мог сутками не спать. Первое время Мия и Ману подозревали, что Пабло увлекся наркотиками, но потом, окончательно свихнувшись от подозрений, Мия напрямую спросила Пабло. Тот ответил, что он не принимал наркотики и не собирается этого делать. Друзья поверили и на некоторое время успокоились. Но потом прошло три месяца, а Пабло так ни разу и не увидел Мари. Как-то Ману совершенно случайно проболтался за ужином, что они с Мией встречались с Мари, и Пабло стал и днем и ночью осаждать супругов вопросами, просьбами и, наконец, требованиями ответа на один, единственный вопрос: "Где Марисса?".
Пабло тяжело дышал и смотрел на Мию с такой болью, что она физически ощутила её и ужаснулась: как можно жить с таким грузом на сердце? Это похоже на сеть, которая накинула где-то внутри и она не дает спокойно вздохнуть или просто закрыть глаза. И пытаясь скинуть её, она ощутила ещё больший груз и ужасную боль. "Лучше не стоит. Лучше не двигаться. Чем меньше движения, тем легче душе".
- Италия, она в Италии, - сдалась Мия...

Глава 13

- Милая, далеко не уходи! - крикнула я и села на скамеечку, под высокими деревьями. Тень от кроны дерева рисовала на дорожке причудливый узор. Я любила этот парк. Он единственный напоминал мне о родине. Здесь было мало народу, и лишь изредка до меня доносилась итальянская речь, напоминавшая, где я. Расслабившись, я, чуть прикрыв глаза, смотрела на играющую Кэти. Она бегала по дороге и пыталась поймать птичек, которые доверчиво подпускали к себе ребенка, надеясь получить угощение, но, увидев, что у неё ничего нет, взмывали высоко в небо, обиженно крича. Кэти, приседая на корточки, подкрадывалась к очередной пташке, что-то бормоча себе под нос.
- Зая, иди сюда, - позвала я дочь, тем самым не только спугнув птицу, но и вызвав бурную реакцию у Кэти.
- Мам!!! Ну, ты спугнула её!!! - обиженно закричала Кэти, но все же подошла ко мне. С сердитым лицом она стояла перед скамейкой, и высоко подняв нос, смотрела в небо.
- Солнышко, ты бы лучше покормила птичек, и они сами подойдут к тебе, - сказала я, намереваясь восстановить мир.
- У меня ничего нет! - резко ответил упрямый ребенок, даже не посмотрев на меня. Она, очевидно, решила свалить всю свою неудачную "охоту" на свою маму, прямо, как я в детстве. Улыбаясь, я стала рыться в сумочке, надеясь найти остатки печенья, которое взяла для Кэти.
- Сейчас, я найду печенье, и ты сможешь покормить птичек, - сказала я. Кэти, наконец, решила сменить гнев на милость и стала следить за моими руками. Но, как назло, достав пакет, мы обнаружили там только пару крошек.
- Ну вот! Ты всё съела! - недовольно протянула Кэти и, выхватив пакет из моих рук, запустила им прямо в урну. Спасибо, что не в меня.
- Тогда давай сходим и купим ещё! - предложила я.
- Может, возьмете моё? - раздавшийся за моей спиной голос показался мне знакомым и, обернувшись, я лишь на мгновение увидела ослепительно голубые глаза.... Потом была темнота...
- Марисса! - голос был слышан, словно через толстый слой ваты. Я открыла глаза, но ничего не увидела.... Только темный туман.... Постепенно он стал проясняться, и я стала различать небо, зеленую листву.... Вот я уже слышу крики птиц.... Небо стало совсем ясным, по нему лениво плыли большие облака.... Но вдруг что-то резко загородило небесный свод, и я вновь увидела голубые глаза. Пожалуй, они еще прекраснее, чем небо - решила я. Но, тут сообразив, кто их обладатель я снова зажмурилась. Может это сон? Или я умерла, и это ангел?
- Мари, открой глаза, - тихий и до боли знакомый голос расставил все точки над "и". Это Пабло, а я не сплю....
- Нет, - сказала я.
- Мари, - снова позвал меня Пабло, - почему ты не хочешь на меня посмотреть? - так же тихо спросил он.
- Если я открою глаза, ты исчезнешь.
- Я не для того искал тебя, что бы исчезнуть, - уверенно и уже посмеиваясь, ответил он.
Я решила рискнуть, и резко сев открыла глаза. Ох! Не так близко! Я не рассчитала расстояния, и теперь мы сидели почти в десяти сантиметрах друг от друга.
- Что ты тут делаешь? - шепотом спросила я, горло перехватила волна удушья.
- Приехал за тобой, - тоже шепотом ответил он.
- Мам! - растерянный и испуганный голос дочери вывел меня из состояния заторможенности, и я, все еще затуманенными глазами, посмотрела на Кэти. Она стояла рядом и дергала меня за юбку. Большие глаза смотрели с испугом то на меня, то на Пабло. Я услышала его шумный вздох:
- Она так похожа на тебя.
- Мам! А это кто? - спросила Кэти.
Я молчала и не знала, как ей представить Пабло. И ещё я боялась, что мой голос подведет меня. Кэти смотрела вопросительно. И я только хотела сказать ей, что Пабло мой старый знакомый, как услышала его вполне спокойный голос:
- Я Пабло, мамин друг, а тебя как зовут?
- Кэти. - уже более уверенно ответила дочь.
- Вот, твое печенье, - он протянул девочке пакет, - иди, покорми птичек.
Кэти вопросительно посмотрела на меня.
- Иди, - наконец выдавила я из себя. Кэти взяла пакет и нехотя пошла к столпившемся у маленького прудика птахам. Она часто оглядывалась, но потом её воображением полностью завладели птички, которые, завидев у неё в руках пакет, окружили ребёнка.
- Она красивая, - сказал Пабло, глядя на радостную Кэт. Я видела его лицо в профиль: четко очерченные полные губы, сощуренные от солнца глаза и упрямые светлые кудри. Я помнила, какие они приятные, мягкие и непослушные.
- Зачем ты приехал? - спросила я.
Он повернулся ко мне и, посмотрев печально, но вместе с тем решительно ответил:
- За тобой.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:31 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
ГЛАВА 14

Я смотрела на него, как на сумасшедшего, или он рехнулся, или я ослышалась....
- Очнись! Я жена другого! Я бросила тебя...! - начала я перечислять свои грехи, понимая, как будет тяжело уходить.... Снова....
- Мне все равно, я люблю тебя, - не дал мне закончить Пабло.
- Тебе все равно?! Хорошо! Тогда слушай: Я НЕ люблю тебя!!! - я почти кричала. Снова я должна заставить его ненавидеть себя. Почему?! За что!? Это труднее, чем тогда... Я поняла, что значит жить с пустотой в душе....
- Любишь, ты меня любишь.
Меня обескуражил его спокойный голос, расслабленная поза и уверенность в себе. Нет! Я не должна забывать о дочери....
Пабло, прости,...но я никогда не смогу уйти от Леона. Никогда! Прости.... - тихо, но уверенно сказала я и, встав, направилась к дочери.... Я слышала, как он тоже поднялся, и ускорила шаг, но через секунду почувствовала. Как он коснулся моей руки. В своих пальцах я почувствовала клочок бумаги, и услышала сзади его голос:
- Это адрес моей гостиницы, если ты захочешь, приходи.... Я буду ждать.... Сегодня вечером и завтра утром. В двенадцать у меня самолет. Если ты не придёшь, я уеду.... Навсегда. Я люблю тебя.
Легкое касание его губ на моих волосах и его удаляющиеся шаги.
Я так хотела крикнуть: " Я тоже люблю тебя", эти слова рвались из моего сердца, душили меня, и я уже открыла рот, но.... Ни звука.... Только воздух со свистом вырвался, да слеза скатилась по холодной щеке. Я хотела кинуться к нему, и навсегда замереть в его объятьях, больше ни о чем, не думая, ничего не боясь.... Я могу пойти с ним хоть на край света, лишь бы знать, что он рядом, стоит только протянуть руку и почувствовать его тепло.... Открыть глаза и увидеть любовь в его взгляде.....
- Мам! Пойдем домой. - Кэти появилась неожиданно и вырвала меня из мира мечты.... Я снова почувствовала себя связанной, это ощущение, забытое после болезни вновь вернулось ко мне. И с новой силой я ощутила верёвку, на своей шее и ясно увидела, как она все туже и туже затягивается.... Кажется - одно движение и я умру. Мне будет спокойно, удобно и тихо.... Я, наконец, смогу заснуть и не проснуться, никогда.....
- Мам.... - жалобно протянула Кэт и я, взяв себя в руки, подошла к дочери. Я протянула ей ладонь и она, ухватившись за неё маленькими пальчиками, радостно улыбнулась мне. Меня согревала мысль о родном сердечке, которое любит меня просто, потому что любит. Потому что я её мама, потому что я родила и воспитала её и просто, потому что любит.... Я ни на что на свете не променяю эту любовь.
Взявшись за руки, мы пошли домой. Я сжимала бумажку, которая могла перевернуть всю мою жизнь...

ГЛАВА 15

Я стояла перед его дверью. Мне стоило больших трудов пробраться сюда незамечено, я не хотела, что бы ему сообщали заранее, что я пришла. И вот я стою и смотрю: номер 44, тяжелая, темная дверь и ни звука не доноситься оттуда. Может, его нет? Вдруг он уже уехал и не стал меня ждать? А, что если он просто приехал проститься? Или встретил другую, сегодня... сейчас? Нет, не надо так думать! Теперь нужно собраться с мыслями и постучать. Всего лишь поднять руку и пару раз ударить безразличное дерево. Это не сложно. А что потом? Что он мне скажет? Что я отвечу? А вдруг я не смогу? Боже, ну почему, все так сложно?
Мне было страшно, я волновалась, и каждый раз подняв руку, я находила ещё один вопрос без ответа. Я не знала, что мне делать... Я хочу войти, но боюсь.... Я подошла к лестнице и, проверив, открыта ли она, бросила последний взгляд на ступеньки, решительно подошла и постучалась. Всё! Я сделала это, теперь осталось только ждать и не трогаться с места, потому что если я сделаю хоть один шаг, то убегу....
Дверь открылась и на пороге я увидела Пабло. Он только что вышел из душа: на бедрах полотенце и с волос стекают крупные капли воды. Он такой красивый и я почувствовала, как мое сердце на секунду замерло, и бешено застучало, каждое мгновение, набирая скорость. .... Я жадно смотрела на него, ни о чем, не думая.... Я чувствовала, запах его одеколона, легкий и ненавязчивый, я не люблю тяжелые и резкие запахи.... О чем это я? Он же тут передо мной, рядом, такой родной и любимый. Сколько я мечтала, сколько представляла себе эту встречу, я столько хотела тебе сказать, но сейчас,... я не могу ничего вспомнить.... Да и не нужны слова, они лишни, главное, что ты здесь и я пришла.
Прошло, наверное, минут пять, а мы всё стояли и смотрели друг на друга..... Я плакала.... Закрыв глаза, я поблагодарила Бога, за эту встречу и почувствовала себя в его объятиях.
- Пабло.... - прошептала я и ещё сильнее обняла его. Я никогда его не отпущу, мне все равно, я хочу всю жизнь чувствовать его тепло, его заботу и любовь. Это такое счастье, просто стоять, обнявшись и не замечать, как проходит время.
- Мари, любимая.
Он подхватил меня на руки и понес в спальню...
Нежные касания, легкие и невидимые.... Хоровод из одежды.... Два тела, два жарких сердца и одно счастье, одно наслаждение.... Нет ни слов, ни звуков, только дыхание - порывистое и сбивчивое....

- Почему ты пришла? - вопрос прозвучал слишком звонко. Уже полчаса, как мы лежали, прижавшись, друг к другу и боясь нарушить волшебство мгновения, и прогнать дух любви, который витал в воздухе. Я перестала гладить его руку и, вздохнув, уставилась в одну точку. Что мне сказать? Я и сама не знаю, почему сделала это, может, устала ждать, может, решила воплотить в жизнь свои мечты.... Не знаю.... Но я не контролировала себя, когда, собравшись и наврав что-то Леону, даже не помню что, я пришла. Я запретила себе думать, что будет дальше. Я просто хотела увидеть его, услышать его голос, почувствовать его руки.... Как мне это все объяснить? Как...? Рядом с ним, в его объятиях я чувствую себя необычайно уютно, тихо и надёжно. Так бывало только в детстве, когда я что-то ломала, то бежала к Соне, и она брала на себя всю мою вину. Я знала, что она всегда поймет, защитит и не бросит. Так и с Пабло, я знаю, что он никогда меня не оставит, что навсегда останется со мной. Я хочу просыпаться с ним каждое утро, видеть его глаза, расчёсывать его волосы. Хочу варить для него кофе, хочу растить наших детей, хочу каждый день ждать его с работы. Хочу видеть, как он идет к вершине своей карьеры, хочу быть рядом, надежной опорой и поддержкой. Хочу гордиться им, хочу, чтобы он знал, что я его самый верный друг и самый надежный тыл. Я хочу жить рядом с ним долго и счастливо, я хочу состариться рядом с ним...
- Я люблю тебя, - вот эти слова, вот всё, что я хотела ему сказать. Три слова,... всего лишь,... так мало и так много. Это старо, это избито, но это так и есть. И пусть я не отличаюсь оригинальностью, я ещё раз повторю:
- Я люблю тебя, - эти слова можно произносить миллион раз. Но каждый раз они будут звучать по-разному. Они могут быть пропитаны ложью, куплены за деньги, вырваны с кровью, сказаны мимоходом.... А могут идти из самого сердца и заменять миллионы слов и поступков. Порой мы не слышим этих слов, но видим. О любви не надо говорить часами, её надо испытывать, ею надо жить. Чтобы понять многие поступки влюбленных, достаточно послушать свое сердце и уловить в нем маленький и пока ещё тоненький голосок любви. Постепенно он окрепнет и станет постоянным советчиком, и тогда и ты поймешь, почему я рискую всем за одну лишь встречу, один взгляд, одно касание...
- Прости, что заставила тебя страдать. Но я не могла иначе... - я должна все ему рассказать, мне станет легче, и пусть я знаю, что он и так меня, простит, я хочу сама себя простить. Я рассказала все, как когда-то Мии. Боже, как давно это было.... Он слушал и молчал, ни разу не перебив мою исповедь, и только ещё сильнее обнимал меня. Я сказала последнее слово и замолчала, ожидая его слов. А он по-прежнему молчал. Минута, две, три.... Почему он молчит? Может, не простит? У меня все содрогнулось в душе от этих мыслей, стало холодно, но я не рискнула пошевелиться, и неподвижно лежала в его объятиях, сотрясаясь внутри от приступов паники. Тишина давила, и я совсем замерзла и не чувствовала ничего кроме ледяных слезинок, которые по одной медленно скатывались то из одного, то из другого глаза.
Я уже собралась проститься и уйти, как он, наконец, произнес:
- Я никуда тебя не отпущу. Никогда.

Легко.... Приятно и так спокойно. Несколько слов и я готова взлететь. Такое невесомое состояние. Но оно длилось не долго....
- Ты разведешься, и мы уедем домой. Купим большой и красивый дом и родим ещё как минимум двух детей. Я хочу мальчика и девочку, похожую на тебя. - Пабло расписывал наше совместное будущее, а моё сердце предательски сжималось от неуверенности и страха. Как и тогда, когда Мия пыталась уговорить меня на развод, я боялась, что Леон отнимет у меня дочь....
- Пабло, а как же Кэти? - вдруг он не захочет видеть девочку рядом с собой, ведь он, а напоминание о моей измене. Если она вообще останется со мной.
- Мы заберем её с собой. Я знаю, ты боишься, что он не отдаст тебе дочь, но ты же понимаешь, что закон на твоей стороне и ты её мать. Они не вправе отдать девочку отцу, если жива мать.
Его слова обнадеживали, и его уверенность передалась мне. Как хорошо, когда есть кто-то, кто поможет решить неразрешимые вопросы и поддержит в трудную минуту. Но оставался ещё один вопрос.
- Пабло, а ты не будет против Кэти...- тихо спросила я. Он вздохнул и повернув меня лицом к себе сказал:
- Любовь моя, я полюбил Кэти, как родную дочь с первой минуты, как только увидел её. Она так похожа на тебя, но это не главное, я люблю ее, потому что она твоя. Не важно, что она не моя дочь, она станет для меня самой любимой малышкой. Как я могу представить тебя без неё? Материнство изменило тебя, и я ещё сильнее полюбил новую Мари, настоящую женщину, заботливую мать и просто тебя.
Так не бывает! Это слишком для меня одной. Я не заслужила столько счастья. Слезы размывали образ Пабло, но даже сквозь мутную пелену я видела его глаза, его любовь и мне хотелось закричать, от счастья. Хотелось, чтобы весь мир знал, как мне повезло, что рядом со мной есть такой человек. Что я люблю, люблю больше жизни, больше света, воздуха.... Что мне трудно дышать от переполнявших меня чувств, что я только что стала самым счастливым человеком на свете! У меня, как будто крылья выросли, и я летала....
Опять поцелуи, легкий шепот.... Стук сердец и пьянящий аромат любви....

ГЛАВА 16

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и это утро тоже закончилось. Мы, как-то не сговариваясь, встали и оделись, я выпила чашку кофе и собралась уходить. Мы молчали, он не сказал мне ни слова, да я и не хотела говорить. На прощание, он поцеловал меня и нежно объяв, сказал:
- Я тебя никогда не брошу и всегда помогу, помни об этом.
Я вышла из отеля и остановила такси. Сев в машину и назвав адрес, я задумалась.
Я уже поняла, что жить дальше с Леоном не смогу, а попросить развода боюсь. Но это единственный выход, может он поймет меня и отпустит, ведь, в конце концов, он знает, что я не люблю его. И оставить мне Кэти. Больше всего на свете я боюсь лишиться дочери, я без нее не смогу. Она была смыслом моей жизни последние шесть лет. А теперь я вновь обрела Пабло и он мне не менее важен и дорог. Но я не хочу выбирать. ... Не смогу....
- Остановите, пожалуйста! - попросила я. Мы еще не доехали до дома, но мне хотелось прогуляться и привести мысли в порядок. Я шла по дороге, среди деревьев, пожалуй, единственной положительной чертой Италии, была прекрасная природа. Здесь удивительно красиво.
Но чем ближе я подходила к дому, тем страшнее мне становилось. Чего собственно я боялась? У меня было ощущение, что я сделала что-то постыдное и некрасивое. Отчасти, это так - я впервые изменила Леону. Но я же не люблю его, так почему меня мучают угрызения совести? Почему я так боюсь посмотреть ему в глаза? Странно.... А может, я просто отвыкла совершать неверные поступки. Это забытое для меня ощущение и я не могу так сразу его принять?
Подумав ещё немного, я пришла к двум выводам, первое - я не жалею, что пошла к Пабло и считаю, что это было нужно и мне и ему, хотя мне скорее больше. Второе - рано или поздно, я бы все равно изменила бы мужу. Может, это был бы и не Пабло, а кто-нибудь другой - я просто не смогла бы жить без любви. Только сейчас я поняла, что любовь к Пабло убивала меня, пока я не увидела, что он тоже любит. Я строила планы, мечтала, представляла себе жизнь рядом с любимым и порой жила в мире фантазий долгое время. Но рано, или поздно, мой мир бы все равно рухнул и я уверенна, что смогла бы это пережить.
И сейчас подходя к дому, я была совершенно уверенна, что хочу развестись с мужем и что буду биться за Кэти до последнего. Я удивилась, что во дворе не было охраны, обычно там полно народу, но не обратила на это особого внимания. Я подошла к двери и вошла в холл. Пусто. Странно.....
- Леон! Кэти! - позвала я. Тишина. Эхо. Что-то защемило в груди, и я бегом поднялась по лестнице, вбежала в детскую.
Пусто...

Молодой человек стоял у окна напротив дома семьи Монтесино. Он уже час ждал прихода женщины. Вот она вошла, непонимающе позвала мужа и дочку, поняв, что что-то не так бросилась в детскую. Переход к другому окну и он увидел, как она растерянно осматривает, пустую комнату, и падает на пол. Без чувств. Он дернулся вниз, к ней, но вовремя остановился - не время. Достал мобильный телефон, набрал три цифры и произнес:
- У женщины обморок. Пишите адрес... - назвав адрес, он аккуратно собрал в сумку вещи с кровати и спустился вниз. Бросив на стол перед консьержей ключи от квартиры он ни слова не говоря, вышел на улицу. Из-за угла выруливала скорая и парень, убедившись, что она направляется к дому Монтесино, поймал такси.
- В аэропорт, - короткая фраза и безукоризненное выполнение. Парень достал из сумки ноутбук и, подключившись к Интернету, проверил почту. Письмо. Прочитав послание, он обозначил пункт своего следования и заказал билет до Лондона.
"Далековато"...

- Он забрал мою дочку!!! Мою девочку!!!! Он увез ее,... увез..... нет..... - туман.... пелена.... Одна лишь мысль "он увез её" пульсировала в голове. Как через вату я слышала голос врача:
- Успокойтесь, сеньора... Что случилось?
" Он увез её.... Увез...."...
- Сеньора! Кому я могу позвонить? У вас здесь есть друзья или родственники? Сеньора!
"Нет! Он не мог уехать ничего мне не сказав! Не мог.... Где моя девочка? Моя Кэти...."
- Этот адрес был у неё в сумочке. Может, стоит позвонить? - другой голос. Женский.
- Да позвоните.
Что-то кольнуло меня в руку, на сгибе локтя, я посмотрела и увидела шприц. Опять! Нет!!!!
- Нет! Не надо больше уколов!!!! - закричала я. И попыталась вырваться из рук врача, но ему на помощь пришла та самая женщина - медсестра. Одной рукой придерживая меня, другой она набирала номер по телефону.
- Алло! Это скорая, соедините меня с номером 44. Да спасибо!... Алло, здравствуйте, с кем я говорю?.... Сеньор Бустоманте меня зовут Лора, я медсестра, мы нашли этот адрес в сумочке женщины,... её зовут....- она посмотрела мой паспорт, - Марисса Монтесино, вы её знаете...? Вы не могли подъехать.....
- Пабло!!!!!!! - истерично закричала я. Медсестра шарахнулась в сторону и, отпихнув врача, я схватила упавшую трубку:
- Пабло! Он увез её!!! Увез,...... где она?! ... - как безумная кричала я. Он что-то говорил мне, но я не слышала.
- Я сейчас приеду... - это единственное, что я поняла. Бросив телефон в сторону, я сжалась в комочек и попыталась придти в себя. Через две минуты я подняла голову и увидела испуганные лица врача и медсестры.
- Все в порядке, спасибо, - с трудом выдавила я из себя, - извините.... Со мной уже все хорошо.
- Вы уверенны, может, стоит проехать в больницу? - неуверенно спросил врач, он уже понял, что я не сумасшедшая.
- Нет, спасибо, - ответила я и, проводив их, поднялась в детскую. Остановившись в дверях я смотрела на пустую комнату и вспоминала... Почему-то именно сейчас вспомнилось, как рождалась Кэти, сколько радости я испытала, что пять часов боли - ничто, по сравнению с той неземной радостью - быть матерью. Я вспомнила первые зубики Кэти, первое и неуверенное "Мама", первые шаги, первые шалости.... Её звонкий смех, чистые слезы... её детский и такой невинный запах.... Нет...... Это так больно.
Я подошла к её кроватки и, опустившись на колени прижала к груди её любимого мишку. От него пахло теплотой, цветами и ещё чем-то, так пахла Кэти. Слезы душили меня, и я заплакала. Боль раздирала изнутри, из самого сердца, я не могла думать ни о чем, кроме как о Кэти... Я слышала её смех.... Слезы.... Нет.......



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:32 | Сообщение # 6

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
ГЛАВА 17

- Мари, успокойся, все будет хорошо, я тебе обещаю! - сказал Пабло. Час назад мы вылетели из Италии и направлялись обратно в Аргентину, домой. А ещё раньше, после того, как Пабло нашел меня в детской пришел адвокат Леона и отдал мне документы на развод. Как я хотела этого и как теперь боялась. Если бы время можно было бы повернуть назад я оставила бы все как есть. Лучше я прожила бы остаток жизни с Леоном, чем без Кэти. А ведь по документам выходило, что Кэти остается с Леоном. Адвокат показал мне бумагу, в которой говорилось, что в случае развода, Кэти остается с отцом. Не важно кто был инициатором. И там стояла моя подпись. Наверно я подписала эту бумагу, когда была не в себе. И что теперь делать я не имела ни малейшего представления. Пабло предложил уехать домой и пожить у Ману и Мии, до заседания суда, которое состоится в Буэнос-Айресе через месяц. Впрочем, это так для формальности. По бумагам выходило, что у меня не остается ничего кроме машины и квартиры. И Кэти я смогу увидеть только в суде. В последний раз. Потом полные права на ребенка будет иметь отец. Я смотрела в маленькое круглое окошко и думала, что мне теперь делать? Я могу попросить Леона взять меня обратно, я готова порвать все связи.... Все.... Я повернула голову в сторону и посмотрела на Пабло. Он сидел, закрыв глаза, может, спал. Как долго я мечтала об этом моменте.... Но я слишком дорого за него плачу. Прости меня Пабло, но я не могу без дочери, ты должен меня понять.... И простить.... Опять.... И почему я всем причиняю боль? Зачем?
Слеза щекотала щеку. Я смахнула её пальцами и снова посмотрела в окошко. Облака, небо.... А оно оказывается не такое, которым я видела его с земли. Оно страшное, бесконечное и вовсе не голубое, он серое, грязно-серое, как мокрый асфальт. Интересно, может оно такое от слез? Вдруг там за облаками тоже кто-то несчастен и он тоже плачет, от этого небо и становиться таким мокрым?
- Уважаемые дамы и господа, пристегните, пожалуйста, ремни безопасности, мы приземлимся через пять минут. Спасибо, - приятный и вежливый голос стюардессы прервал мои размышления, и я, пристегнувшись сама, наблюдала, как пристегивается Пабло. Вот он застегнул замок и посмотрел на меня.
-Я не говорила тебе, что боюсь летать?- спросила я. Он не ответил, а протянул руку, и крепко сжав мою ладонь, сказал:
- Не бойся.
Я почувствовала легкий наклон самолета, меня чуть вжало в кресло и вот первое касание взлетной дорожки. Всё, приземлились.

Пабло сказал, что нас встретят Мия и Ману. Я ждала этой встречи, но я никак не ожидала увидеть такого. Ману мы увидели сразу. Он стоял в толпе и высматривал нас, Мия была рядом....Она беременна. Небольшой живот все же сразу бросался в глаза. Меня как током дернуло. Больно...
Вот они заметили нас и спешат навстречу. Мия осторожно придерживает живот, а Ману идет рядом и как настоящий защитник семейства оберегает жену от толпы.
- Мари, дорогая! Наконец-то вы прилетели! - Мия подбежала ко мне и обняла. Её живот нисколько не мешал ни мне, ни ей, и я тут же забыла, как Мия выглядит без него. Странно, но ей безумно шла беременность. Почувствовав в груди секундный укол жалости к себе, я все же заставила себя порадоваться за Мию. Она посмотрела на меня, и я увидела в её глазах слезы - слезы счастья.
- Мари! - проговорил Ману и тут же заключил меня в медвежьи объятия. Я была рада вновь их увидеть.
- Ну, что поехали домой? - спросил Пабло.
"Домой", это слово звучало как-то по-новому, если раньше дом означал пустую жизнь с Леоном, то теперь от этого слова веяло теплом и нежностью.
Пока мы шли к машине, я мысленно произносила слово "дом", примиряя на него новую жизнь. Пабло и Ману о чем-то говорили, Мия смеялась, но до меня доносились лишь звуки, но не смысл. Я смотрела в окно, там проносились знакомые улочки, любимые когда-то кафешки.... Вот театр, где работала Соня, мама.... Мамочка. Тоска сжимала сердце и в глазах стояли слезы, но я не заплакала. Я не хотела портить такой прекрасный день своим друзьям, в конце концов, они стараются утешить меня. Я запрещала себе думать о Кэти, уверяя себя, что она с отцом, а значит в безопасности, не со мной, но не одна... Я верю, что все закончиться хорошо. По-другому и быть не может. Я заслуживаю счастья.
- Вот мы и приехали, - сказала Мия, я очнулась от своих мыслей и посмотрела на дом. Большой, светлый, красивый и такой уютный. Он был чем-то похож на мой, но.... Этот дом излучал любовь, даже на расстоянии, чувствовалась атмосфера счастья и спокойствия, царившего в нем. Мы вошли в большой и просторный холл. Легкий запах духов Мии, таких знакомых и родных напоминал маму, и я почувствовала себя дома. Улыбнувшись, я посмотрела на друзей и сказала:
- Я рада, что приехала.

Лондон встречал пассажиров рейса 56, холодным туманом и моросящим дождем. Светловолосый парень в дорогом деловом костюме сошел с трапа и уверенным шагом подошел к ожидавшей на парковке машине. За рулем сидела девушка. Она улыбнулась парню:
- Долго ты, - наклонившись, она, поцеловала его. Но парень явно был не в духе:
- Подожди, ты узнала то, о чем я тебя просил?
- Конечно, а как бы ты думал! - девушка, ничуть не расстроившись от холодного обращения, завела машину и, уверенно ее ведя, выехала на оживленную магистраль.
-Я давно хотела спросить, зачем ты делаешь это? Кто она тебе? - прервав молчание, поинтересовалась девушка.
Он молчал и смотрел на дорогу, она не хотела переспрашивать, так как знала - бесполезно, все равно, если не захочет, не скажет.
- Однажды она спасла меня, а теперь я спасу её, - фраза была произнесена тихим, но нежным голосом. Ревность тоненькой иголочкой кольнуло сердце девушки, но, бросив на парня быстрый взгляд, она успокоилась.
"Она старше его, к тому же у неё есть любимый человек, а мой милый любит меня". Он тем временем успел заснуть, и Лейла, сбросив немного скорость, поглядывала на него через зеркало.

ГЛАВА 18

Вода... Холодная.... Туман. ...
- Марисса, я больше не люблю тебя...!
- Нет... - мой голос, такой хриплый и далекий.....
Дрожь..., страх....
- Останься, - просьба..., моя.....
- Нет...........
Вода, туман.
Хочу бежать, но нет сил, хочу стоять, но подкашиваются ноги.... Хочу упасть.......Нет....
Не вижу... только чувства..... только холод..... только страх....
Замерзаю.... Тепло?! Откуда? Рука. ... Чья?
- Марисса, проснись.....
Открываю глаза.
Свет....
Небо.....
Голубое....
- Марисса, проснись! - голос Пабло вторгся в мой сон, и я резко села на кровати.
- Ты кричала, - сказал он. Я помнила. Это тот сон, только что-то изменилось, странно, но мне страшно. Это всего лишь сон, только сон, ничего больше. Я посмотрела на Пабло, он был в халате, значит, давно встал. Интересно, долго он смотрел, как я сплю? Холод прошел, и я с наслаждением потянулась. Солнышко во всю пробиралось сквозь легкие шторы. Вчера я толком не рассмотрела комнату, но сейчас с интересом огляделась и поняла - это истинная комната Мии Колуччи, теперь Агирре. Оттенки розового - от нежно-персикого, до тяжелого бордового, присутствовали в интерьере. Но, как ни странно, это не вызывало во мне отвращения. Даже скорее придавало ощущение уюта и чего-то родного и знакомого. Комната была большой, светлой и просторной. По середине стояла большая кровать, собственно на ней я и провела ночь, у большого окна диванчик, такой уютный, что мне сразу захотелось забраться на него с ногами. Две тумбочки по обе стороны кровати и огромный шкаф. Он занимал почти всю стену, но как ни странно не создавал ощущения громоздкости. Интересно, что я туда повещу? Я взяла только два чемодана и сейчас они скромно стояли в углу, дожидаясь своего часа.
- Я схожу вниз принесу тебе кофе, - сказал Пабло и, поцеловав меня, вышел из комнаты. Я откинулась на подушки и закрыла глаза. Так спокойно я себя давно не чувствовала. Вот она моя мечта. Просыпаться с любимым, кофе в постель и утренний поцелуй. Я представила, как Пабло варит кофе, и улыбнулась.
- С добрым утром! - Мия влетела в комнату и плавно приземлилась на кровать. Я открыла глаза и увидела искрящиеся глаза сестренки. Она сидела на краешке, отперевшись одной рукой на одеяло, а вторая покоилась на животе. Такая прекрасная. Счастье так и сквозила в каждом её взгляде, жесте, мимике. Мое сердце сжалось от тоски по Кэти. Наверное, это было заметно, так как Мия тут же обняла меня и прошептала:
- Все будет хорошо. Мы тебе обещаем. Главное, мы вместе, - я кивнула. Слезы просились наружу, но я сдержалась.
- У нас для тебя сюрприз! - через некоторое время сказала Мия. Я удивленно посмотрела на неё.
- Какой?
- Секрет! Скоро все узнаешь! - она хитро улыбнулась и встала с кровати.
- Кстати, это твой шкаф.
- Ну, это я уже поняла, но только тебе не кажется, что он большой? - осторожно спросила я, боясь обидеть Мию. Она посмотрела удивленно, но сквозь это удивление сквозило что-то фальшивое. Что-то не так. Интересно, что она задумала?
- А, по-моему, в самый раз! У тебя должен быть огромный гардероб, что бы вписаться в нашу жизнь.
Понятно, она думает, что я начну вести светскую жизнь! Ни за что! Я и так делала это на протяжении шести лет, и мне это опротивело!
- Нет!- отрезала я.
- Почему? Я думала ты будешь рада? - расстроено спросила Мия.
- Я не хочу! Я устала. Леон достала меня еженедельными выходами в свет. Я не хочу так больше!
- Милая, но теперь все будет по-другому! Ты будешь в кругу друзей, старых друзей. К тому же я не позволю тебе закапывать себя заживо. Ты зачахнешь, если не будешь веселиться, я и так тебя не узнаю.
Я недоверчиво смотрела на Мию. Конечно, она права. Но как мне не хочется вновь затягиваться в модные платья, надевать высоченные каблуки и тратить по два часа на прическу, а потом ещё час на мытье и расчесывание истерзанных волос. Это не для меня. И магазины. Бесконечные примерки - я не взяла с собой ни одного платья.
- Мия, я терпеть не могу магазины, ты же знаешь!
Не успела я закончить, как Мия с триумфом на лице открыла дверцы шкафа. Мои глаза приобрели размер блюдец - шкаф был битком набит нарядами. И не такими, к каким привыкла я. Тут были изящные и вместе с тем удобные платья, шикарные и легкие костюмы.... А обувь. О! Это мечта! Потрясающие туфельки на маленьких каблучках и кроссовки!
- Мия..... Как? Где? - я была потрясена.
- Это мое хобби. Я занимаюсь разработкой одежды. Моя последняя коллекция посвящена тебе. Ты меня вдохновила!
Мне стало смешно, вот бы никогда не подумала, что вдохновлю на что-нибудь Мию Коллучи! Одежда! Я вдохновила её на создание тряпок! Ехидно улыбнувшись, я схватила подушку и запустила ею в Мию. Она поймала её, и удивленно посмотрев на меня, послала её по обратному адресу. Какая наглость! Смеясь во весь голос, мы перекидывались подушками.
- Эй! Что здесь за бои? - голоса Ману и Пабло раздались раньше, чем они показались в дверях. Быстро переглянувшись с Мией, я подмигнула ей. И как только ребята показались в проеме, в них полетели мягкие подушечки с диванчика. Растерянные лица ребят, наш смех и крик Пабло - он опрокинул чашку с кофе, слава Богу, не на себя. Они тоже включились в игру. На мгновение я остановилась и посмотрела на самых дорогих людей в моей жизни и чуть не задохнулась от переполнявшего меня счастья. Пабло поймал мой взгляд и, поняв мое настроение, одними губами произнес: "Я люблю тебя!". И в тоже мгновение в меня полетела очередная подушка.

ГЛАВА 19

Наигравшись, мы вместе спустились на кухню и позавтракали. За столом Мия сказала мне:
- Сегодня у нас гости. Поможешь мне?
- Конечно, а кто придет? - спросила я, без особого интереса, меня больше занимали круасаны, которые я не ела с тех пор, как уехала с Леоном - берегла фигуру.
- Сюрприз, тебе понравиться.
Ответ Мии насторожил меня, но я быстро о нем забыла. Ману и Пабло отправились на студию, решить вопрос о записи нового диска и временного ухода Мии. А мы поехали в магазин. У Мии была маленькая и уютная машинка. Как я и ожидала - красного цвета. Странно, что не розового. Вела она её очень уверенно, и я первое время ожидая неизбежного столкновения со столбом или деревом, успокоилась. Руки сами по себе потянулись в сумочку за сигаретами.
- С ума сошла! Я же беременна! - возмущенно прокричала Мия и отняла у меня пачку. Прежде чем выкинуть её она с тоской посмотрела на сигареты, но все же швырнула пачку за окно.
- Извини, - смиренно проговорила я. В магазине я тихо улизну и все равно покурю!
- Даже не думай! Пока я беременна никаких сигарет! Пассивное курение, знаешь ли... - я подпрыгнула от неожиданности. Откуда, черт возьми, она знает, о чем я подумала?
- Ты думаешь, я первое время не так же размышляла? - спросила с улыбкой Мия.
Я перестала удивляться и с тоской уставилась в окошко. Как мне не хватает Кэти.
- Не грусти. Главное верь, что все будет хорошо, - сказала Мия. И почему она так хорошо меня знает? Может это у всех беременных прилив мудрости вместе с материнским инстинктом появляется? И как только она родит я вновь увижу родную бестолковую Мию?
Тем временем мы подъехали к торговому комплексу. Он был внушительного размера, и я прикинула, что чтобы обойти его нам потребуется ни как не меньше суток. Я с опаской зашла внутрь - ещё хуже, чем я предполагала: огромный продуктовый отдел на первом этаже, примерно такой же отдел одежды от известных, и не очень модельеров располагался на втором этаже. И на третьем этаже помещались остальные необходимые товары, от мебели, до рамок под фотографии.
Но, кажется, Мия частенько тут бывала. Судя по тому, как быстро и уверенно пробиралась она вдоль рядов с продуктами, она была тут как минимум раз в неделю. Когда подошла к концу наша "экскурсия", я уже катила две тележки битком набитые различными продуктами. Я уже устала удивляться и мне оставалось лишь смиренно принимать перевоплощение "Мисс Горничная Где-то Рядом" в "Мисс Я сделаю Все Сама, С Максимальной Выгодой". Чего стоило одно лишь её рассуждение о качестве куриных ножек. Нет, я явно схожу с ума. Медленно, но верно.
Слава Богу, к машине продукты принес служащий, и, набив до отказа маленький багажник, мы отправились домой.
После изнурительного приготовления ужина, во время которого я поняла, что Бог явно не создал меня для кухни, я поднялась наверх и упала на кровать. Голова трещала от усталости, но вместе с тем я чувствовала себя счастливой - эта усталость была приятной, ведь я сделала столько полезного для любимых людей. К тому же за весь день я почти не вспоминала о Леоне и Кэти. Конечно, мне не хватало моей девочки, и я все бы отдала, чтобы обнять её сейчас, но все же мое сердце уже не так болело. В конце концов, она с отцом, который любит её и не даст в обиду, как бы плохо он не относился ко мне.
- Ты ещё не готова? - что за привычка врываться без стука?!
- Сейчас, - пробурчала я, но не встала с кровати, у меня просто сил не было. И как это у Мии получается? Мало того она беременна, а носиться со скоростью хорошей торпеды.
- Вставай, через полчаса придут гости!
- Может, ты все-таки скажешь, кто придет? - спросила я.
- Нет. Скоро узнаешь! И вообще хватит меня нервировать! Мне вредно!
- Ничего подобного! Я читала, что нервы беременной женщины прочнее стали. Уж поверь мне! - я все же встала с кровати и подошла к гардеробу. Пожалуй, впервые мне стало интересно рассматривать одежду. Интересно, что мне подойдет? Вот этот костюмчик ничего. Я сняла с вешалки оранжевый брючный костюм свободного покроя. Легкие широкие брюки, коротенькая футболочка и рубашка. Интересное сочетание, но вместе смотрится бесподобно. Посмотрев на Мию, я увидела одобрение и гордость в её глазах.
- Жду тебя через пять минут внизу! - с такой же метеоритной скоростью она вылетела из комнаты, оставив после себя запах духов.
Когда я спускалась по лестнице вниз, раздался первый звонок в дверь. Быстро сбежав вниз, я успела раньше Мии, и, распахнув дверь, уставилась, не веря своим глазам, на пришедших. Томас и Пилар. Они почти не изменились, Пилар улыбалась и смотрела на меня с теплотой, Томас тоже был счастлив.
- Привет, Марисса! - сказала Пилар, и, наклонившись, поцеловала меня в щеку. Томас последовал её примеру, и они быстро прошли в холл. Я, все ещё не веря своим глазам, обернулась к Мии, ожидая объяснений.
- Пилар и Томас поженились в прошлом году, - просто ответила она на мой немой вопрос.
- Мы рады тебя видеть, хорошо, что ты вернулась, - сказала Пилар.
Они вели себя так, как будто я уезжала в соседний город по делам, а не причиняла боль их лучшему другу.
Снова раздался звонок, и я посмотрела на Мию - пусть сама открывает! Она покачала головой и кивнула в сторону двери. Ну, ладно.
Я с опаской открыла дверь и тут же попала в железные объятия двух вопящих девушек.
- Марисса!!!!! Мы так рады!!!!
- Луна, Лухан! - я, наконец, поняла, кто эти сумасшедшие и крепко обняла подруг.
- Хватит обниматься! Я тоже рад, что Мари приехала! - голос Маркоса раздался за нашими спинами.
- Маркос! Нико! - они тоже были здесь!
Следующие пятнадцать минут я обнимала все новых и новых прибывающих. Похоже, тут собрался весь наш третий курс. В одно мгновение гостиная наполнилась голосами, смехом и музыкой. Я оглядывала моих друзей и чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Пабло, Ману, Мия, Томас, Пилар, Лухан, Луна и даже Вико и Фелли. Все они были такими родными и любимыми, вот сейчас, они так напоминали мне тех сорванцов, какими когда-то были. Жизнь разбросала нас по разным путям, но дружба соединила через многие годы.
- Как насчет ужина? - спросила Мия. Все дружно закивали, и мы перешли в столовую.
Во время ужина Пабло спросил:
- Ты рада? - Он сел рядом со мной, с другой стороны сидела Мия с Ману, а напротив Томас с Пилар.
- Никогда не была так счастлива. Только мне так не хватает Кэти.
- Я знаю, поэтому послушай, что скажет Томми, он адвокат и хочет представлять твои интересы в суде.
- Да, Марисса, я хотел бы тебе помочь.
- Томми, спасибо тебе, - я была тронута их заботой, Пабло даже адвоката мне нашел. И так хорошо, что это Томми - он меня знает, он мой друг. Я знаю, что он сделает все что возможно, и даже больше.
Чтобы обсудить наши дела мы ушли в кабинет.
- Вот документы, - я протянула Томасу папку с бумагами, которые получила от адвоката Леона. Пока он читал, я спросила Пилар:
- Как ты?
- Замечательно! Когда ты уехала, то для многих это был большой удар. Это сблизило нас всех.
Да.... Но хоть какая-то польза от меня была, я смотрела, какими влюбленными глазами смотрит Пилар на Томаса.
- Марисса, - вновь проговорила Пилар, - помни, что мы всегда с тобой. Я работаю в известном журнале, пишу статьи и я выведу твоего бывшего мужа на чистую воду! У меня хорошо получиться!
Я улыбнулась - ещё бы!
- Марисса, - наконец сказал Томас, - случай очень тяжелый, но я попробую. Он перекрыл все выходы. Но, как говориться, где вход там и выход! Мы что-нибудь придумаем!
- Спасибо, вам! - я не знала, как мне выразить всю благодарность к этим людям, которые простили мне мои поступки и готовы на все, чтобы помочь. О таких друзьях можно только мечтать. Для меня же мечта воплотилась в жизнь.

- Что ты собираешься делать? - спросила Лейла. Вот уже около часа они караулили Леона Монтесино у его нового офиса.
- Я убью его.
- А потом?
- Уеду.
- А я?
- А ты поедешь со мной, если захочешь.
Лейла посмотрела на Кристиана. Он впервые предложил поехать с ним. Обычно их босс сам направлял их на одни и те же задания - они отлично работали вместе. Вообще-то она всегда работала одна и была дико возмущена, когда ей сообщили, что у неё будет напарник. Одно дело работать одной и отвечать только за свою жизнь, и совсем другое, когда помимо себя, ты отвечаешь еще за напарника. Особенно если это бестолковый мужчина. Она вообще не встречала настоящих мужчин, все они были или тряпками, или бабниками. Видимо все настоящие мужчины вымерли до её рождения.
Но Кристиан был другим. Он был независимым, сильным, смелым, красивым и настоящим. Она почти сразу влюбилась. Но много времени понадобилось, чтобы пробиться сквозь стену, которую он воздвиг вокруг себя. А когда пробила - ужаснулась. В его душе было столько ран, что она чувствовала его боль. "Я помогу тебе" - сказала она тогда. И действительно помогла - он стал другим, более мягким, нежным и человечным. И, кажется, по-настоящему полюбил её. И вот сейчас предлагает поехать с ним. Конечно, она согласна. Куда угодно, хоть на край света, или в другую галактику.
- Я люблю тебя, - прошептала Лейла.
- И я тебя. - Кристиан на минуту оторвал взгляд от здания офиса и нежно посмотрел на Лейлу.
- Вот он! - Лейла первая заметила Леона. Он вышел из офиса, окруженный толпой охранников.
- Ты, правда, хочешь его убить?
- Да.
Лейла вздохнула, признав неизбежное.
- Когда?
- Попозже. Может через неделю. Это не важно, главное итог.
- Как?
- Я застрелю его. Достанешь для меня пистолет, желательно "берету".
- Ты с ума сошел? Тебе не подобраться так близко! Лучше снайперскую винтовку.
- Я хочу видеть его глаза.
"Упрямый!"
- Хорошо.
Машина тронулась, незаметно и профессионально пристроилась позади машины будущего покойника.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 16.04.2008, 02:33 | Сообщение # 7

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
ГЛАВА 20

Я стояла на открытой веранде. Было уже около трех часов ночи. Примерно час назад ушли последние гости и Мия, отказавшись от моей помощи, вместе с Ману и Пабло приводила в порядок дом. На улице было прохладно, и мне нестерпимо захотелось покурить. Что бы Мия не говорила, я осторожно. Достав сигарету, я затянулась. Так хорошо! Ветер свободно гулял в моих волосах и щекотал кожу. Несмотря на неимоверное количество выпитого вина, я не чувствовала себя пьяной. Скорее это было ощущение свободы, чистоты и тихого счастья. Мысли были удивительно ясными, и я задумалась о будущем. Чем закончиться вся эта история? За последние три дня на меня свалилось столько всего, что я толком не успела на все отреагировать. И вот сейчас все события выстраивались в очередь и медленно проплывали у меня перед глазами. Я вспомнила утро, проведенное с Пабло, пропажу Кэти и Леона, приезд в Аргентину, дом Мии и Ману, мои старые друзья, слова Томаса и Пилар.... Столько всего. Но мне было уже не так одиноко, я знала, что за моей спиной стоят люди, которые всегда поддержат и помогут. Как приятно избавиться от чувства одиночества и вновь ощутить себя человеком. Боже, не дай мне потерять Кэти. Если ты оставишь её мне, то я буду всю жизнь благодарить тебя за это!
- Милая, тебе не холодно? - Пабло появился неожиданно, и я вздрогнула. Он подошел сзади и обнял. Откинув голову назад, я вздохнула. Сигарета давно догорела и сейчас обожгла мне пальцы. Я выкинула её.
- Нет.
- Я хотел тебе ещё кое-что сказать.
- Что?
- Мия не сможет петь в нашей группе, пока не родит. Не хочешь вернуться назад?
Я высвободилась из его объятий и удивленно спросила:
- Ты шутишь?
- Нет.
Вернуться! Но как? Через столько лет! Я так этого хочу, но в тоже время, мне страшно. А почему? Чего я боюсь? Того, что это отрежет мне путь назад к Леону и, возможно, к Кэти. Ну и что? Ведь я хотела навсегда уйти, так почему бы не начать снова петь? А если.... Никаких "если"! Я должна раз и навсегда поставить точку, и начать новую жизнь.
- Да. Я хочу снова петь. Только... - я должна это сказать, - Пабло, мне страшно!
Он подошел ко мне и крепко обнял.
- Я с тобой. Ничего не бойся!
Он нежно поцеловал меня и, подняв на руки, отнес на кровать...

Три месяца спустя....

- Марисса, быстрее! Мы выезжаем через пятнадцать минут! Ты же не хочешь опоздать в суд?! - крикнула Мия, пробегая мимо моей комнаты.
- Хорошо.
Я сидела на кровати, уже полностью одетая. Передо мной стояла коробочка с вырезками из множества журналов. Я взяла одну. На ней стояла дата моего первого концерта, после шестилетнего перерыва. Большая фотография с концерта и несколько строчек:

Вот она! Та самая незабытая любовь голубоглазого Пабло! Её зовут Марисса Монтесино, сейчас она разводиться со своим мужем Леоном Монтесино, который, как вы знаете, владеет крупнейшей парфюмерной компанией в Аргентине. Теперь понятно, почему сеньорита Монтесино бросила группу и Пабло Бустоманте, только не понятно, почему сейчас супруги разводятся? Может, муженёк застал свою жену в пастели музыканта? Или все-таки любовь пережила время? Это конечно интересно, но не так важно! Главное, что состав группы изменился, только не надолго. Мия Агирре ждет своего первенца, уже стало известно, что это мальчик, и поэтому временно оставила группу. А вот Марисса Монтесино останется в группе надолго, как стало известно, она заключила контракт с менеджером группы, на пять лет. А это значит, что через год-два мы сможем увидеть группу Erreway в полном, первоначальном составе!

И таких статеек было море. Каждый уважающий себя журнал считал обязательным написать обо мне. Как только меня не называли, и "блудной солисткой", и "неверной женой", и "единственной любовью Пабло Бустоманте".... И это было не самое страшное, меня то смешивали с грязью, то возносили до небес. Как я могла оставить мужа и бросить дочь? - это было мнение многих женщин, в основном всякие дамские клубы перемывали мне косточки. Они сделали из меня первоклассную стерву, шлюху и ужасную мать. Последнее было самым обидным. Как они могли так говорить, если даже не знали, что случилось на самом деле! И вообще это их не касалось...
А некоторые наоборот одобряли меня. Они считали, что я правильно поступила, уйдя от нелюбимого мужа, и искренне надеялись, что мне вернут дочь. Они были рады моему возвращению. И конечно рядом были дорогие и любимые люди. Друзья, семья и даже мама с Франко. Но самое главное, что рядом был Пабло, если бы не он я не справилась бы. Первую неделю наш дом окружали фотографы и журналисты - это было ужасное время. Невозможно и шагу ступить, чтобы о нем не знали все зрители SSN.
От Леона я не получила ни одной весточки и от Кэти тоже, все бумаги передавал его адвокат. На сегодня было назначено первое слушание, и я знала, что Кэти будет там. Сегодня я увижу мою девочку, смогу обнять, поцеловать... Я так давно хотела это сделать, каждую ночь, когда я не могла заснуть, я думала о ней. Мне опять захотелось плакать, но я дала себе слово не делать этого, я должна быть сильной, ради дочери и ради себя. Я взяла в руки наше с ней фото. С него на меня смотрела маленькая девочка с блестящими, шоколадными глазами и улыбкой ангелочка.
- Марисса! Сколько можно ждать?! - Мия появилась в комнате.
- Дорогая, ну что ты... - гневный голосок сменился нежным, когда она увидела в моих руках фото Кэти.
- Мари, послушай, все будет хорошо! - как я устала от этих слов! Мне кажется я слышала их уже миллион раз! Сколько можно! Внезапная ярость охватила меня, и я зло крикнула:
- Хватит говорить эти чертовы слова! Это всего лишь слова! Ты ничего не можешь сделать, и никто не может! А что если мне не вернут Кэти? Что тогда? - я вскочила с кровати и начала нервно бегать по комнате.
- Зачем мне этот чертов мир и группа и музыка и все это, - я окинула взглядом комнату, - если у меня не будет дочери? Ради чего.... нет, ради КОГО я должна буду жить? А, Мия? Ответь!
Я посмотрела на застывшую Мию. Она стояла, обнимая свой уже большой живот, по щекам катились слезы, и в глазах была боль. Мне стало стыдно, как я могла наорать на неё. Она не виновата, ни в чем не виновата,... Она столько сделала для меня.
- Мия, прости....- ну вот я не сдержала слово. Я снова плачу. Мия подошла ко мне и обняла, а я, вцепившись в неё, зарыдала.
- Ничего.... Это пройдет.... Ты должна быть сильной, - успокаивала меня Мия, - Успокойся, все, хватит.... Пойдем вниз, а то опоздаем.
Я, дрожащими руками стерла слезы и кивнула. Взявшись за руки, мы вместе спустились вниз. Ману и Пабло уже ждали нас в машине.

ГЛАВА 21

Мы подъехали к зданию суда за полчаса до начала слушания. Около суда собралась, по меньшей мере, сотня журналистов и ещё столько же простых зевак.
- Боже.... - простонала я. Только этого не хватало!
- Ничего, мы подъедем к другому входу. И завернув за здание, Пабло быстро поехал дворами и уже через три минуты, мы оказались около черного входа. Похоже, не нам одним пришла в голову столь блестящая идея, мы припарковались рядом с черным лимузином. Около него стоял водитель и, выйдя из машины, я узнала в нем Мурисио - водителя Леона.
- Мурисио! - крикнула я и подошла к нему. Он, старательно скрывая радость, равнодушно поздоровался:
- Добрый день, мисс Монтесино!
- Я рада тебя видеть, как ты? - меня так и тянуло спросить его о Кэти.
- Нормально.
- А ты не знаешь....
- Марисса, пойдем. - Пабло подошел ко мне и, взяв за руку, чуть ли не силой повел в суд.
Опасливо озираясь по сторонам, я вошла в зал. Томми поднялся мне на встречу.
- Привет.
Он пожал руку Пабло и Ману.
- Как ты? - вновь обратился он ко мне.
- Где он? - пропустила мимо ушей его вопрос я. Только я произнесла последний звук, как он появился в дверях. За руку Леон вел Кэти.
Кэти.....
- Кэти! - крикнула я и выбежала в проход.
- Мамочка! - Кэти вырвалась из рук отца и бросилась ко мне. У меня подкосились ноги, и я упала на колени.
- Кэти.... - уже простонала я и тут же моя девочка оказалась в моих объятиях. Я осторожно обняла крошку, боясь, что она исчезнет так же быстро, как и появилась. Но она не исчезла - я остро чувствовала её тепло и, судорожно обняв самое большое сокровище в своей жизни, я уткнулась лицом в её мягкие волосы и заплакала.
- Мама.... Мамочка, я так скучала, - говорила Кэти. Но я почти не слышала ее, я все крепче прижимала к себе дочь. Вот она, тут, рядом. Мое счастье, мой ангелочек. Её маленькие пальчики, заплаканные глаза и нежная кожа. Я, то целовала, то ещё крепче прижимала к себе малышку и твердила, как заклинание:
- Кэти, любовь моя, я тебя никогда не брошу.... Никогда... Жизнь моя.... Счастье мое..... Никогда мамочка не оставит свою девочку.... Никогда!!!!
- Марисса. - осторожно прикоснулся к моему плечу Пабло. Я с трудом оторвалась от Кэти и посмотрела на него. Не сразу сфокусировав взгляд, я все же увидела рядом с ним взбешенного Леона. Мной завладела бешенство и, встав с колен, я, прижимая к себе Кэти, крикнула:
- Как ты мог?! Увезти Кэти, не сказав мне ничего!?! Ты животное! Я тебя ненавижу!!!!!!! Только попробуй отнять у меня мою дочь! Я убью тебя! Слышишь, убью!!!!!
- Марисса, успокойся, прошу тебя! - нервно сказал Томми и втиснувшись между мной, Леоном и не менее взбешенным Пабло.
- Нет, что же вы прерываете даму, пусть продолжает, - сказал Леон.
- Ненавижу!!!!!!!!!! - закричала я и уже ринулась на врага, но Ману успел перехватить меня и, развернув к себе, сказал:
- С ума сошла? Он же играет на публику! Ты забыла о психушке в своей биографии? Если ты не прекратишь, то больше не увидишь Кэт!
Я понимала, что он прав и боковым зрением уже видела полицейских, которые спешили к нам. Но как тяжело было успокоиться! Как я хотела вцепиться в Леона и убить его, растерзать, уничтожить стереть с лица земли и из своей жизни! Но Ману прав, так нельзя. Я глубоко вздохнула и, посмотрев на большие испуганные глаза дочери, взяла себя в руки. Кэти я все ещё держала на руках и, приблизив к ней лицо, нежно прошептала:
- Солнышко, я тебя люблю! Ничего не бойся, мамочка с тобой.
Кэти улыбнулась и крепко обвила руками мою шею, а ногами обхватила за талию. Так мы и стояли, пока не подбежали полицейские, и Леон не отобрал у меня дочь. Кэти не сопротивлялась, а лишь молча плакала и смотрела на меня печально и горько.
Я только сейчас подумала, как же все-таки страдает моя дочь. Все наши разборки отражались в первую очередь на ней, она страдала оттого, что её, как куклу перетягиваю то на одну сторону, то на другую. Она любит меня, но она так же любит и папу. Она не должна выбирать, это кощунственно по отношению к ней. Дети не должны отвечать за поступки родителей, они не виноваты, в том, что появились на свет. И мне стало стыдно перед ней, ведь она не плод любви, а лишь дань супружескому долгу. Господи, за что ты так с нами? Я все сделаю, что бы моя дочь была счастлива, ты только скажи.

- Скотина, как она с ним жила? - Кристиан и Лейла сидели в пятом ряду зала суда. Десять минут назад туда пустили желающих послушать суд, но они выдели все, что произошло между Мариссой и Леоном. Кристиана так и подмывало прямо тут забить до смерти Леона, но Лейла повисла на его руке и зло шипела о перспективах дальнейших действий. Просидеть в тюрьме остаток жизни, в его планы не входило, поэтому пришлось взять себя в руки и молча наблюдать. И вот сейчас Лейла произнесла вслух вопрос, который мучил его с самого начала.
- Не знаю.
- Теперь и я хочу убить его.
- Если бы можно было убивать его много-много, раз я бы занимался этим каждую минуту.
- А как же я? - Лейла поцеловала Кристиана в шею, и её язык стал пробираться ниже. А рука осторожно расстегнула верхние пуговицы на рубашке.
- Лейла, не сейчас..., скоро..., после дела....
Хитро улыбнувшись, Лейла застегнула рубашку, и осторожно коснувшись губами его щеки села на место.
- Завтра..., я убью его завтра. Ты подготовила пистолет?
- Да, как ты и просил "берета", новая, чистая. Я узнала, что он завтра вечером собирается в театр, на какой-то спектакль, уточню сегодня на какой. Можно там?
Кристиан помолчал минуту и ответил:
- Посмотрим.
Сейчас его взгляд был прикован к Мариссе Пиа Спиритто. Для него она всегда будет именно Спиритто. Он грустно улыбнулся, вспоминая прошлое. Как будто почувствовав его взгляд Марисса, обернулась и посмотрела на него. Доля секунды и ему показалась, что она узнала, но нет.... Не узнала.... Снова отвернулась, и лишь в последнее мгновение он увидел в её взгляде презрение. И понятно почему, она считает его простым любопытным человеком, которому доставляет удовольствие рыться в чужом белье.

- По решению суда, на основе предъявленных истцом документов, брак между Леоном Монтесино и Мариссой Пиа Спиритто-Монтесино считается расторгнутым. Имущество делиться между бывшими супругами в соответствии с брачным контрактом. Права на их общего ребенка - Кэтлин Монтесино переходят к отцу - Лену Монтесино. Мать имеет право навещать дочь один раз в году на срок - одна неделя. Решение принято и обжалованию не подлежит.
Удар молоточка, и моя дочь остается с отцом. Нет......
- Кэти.... - я встала и посмотрела на дочь. Она плакала,... не могу видеть её слезы....
- Леон, пожалуйста, не делай этого, - я умоляюще смотрела на бывшего мужа, но он даже не удостоил меня взгляда. Леон быстро, взяв Кэти на руки, вышел из зала. Следом за ним выбежала парочка молодых людей. Я дернулась, было в их сторону, но Пабло больно сжал мои плечи.
- Пабло .... нет.... Моя девочка... Пабло, пусти! - я стала вырываться из его рук. Мне было больно, безумно больно.... От меня как будто оторвали часть души, я видела перед собой печальные глаза дочери, и мое сердце разрывалось на маленькие кусочки. Как она? Я же обещала ей!
- Пабло, я обещала,... понимаешь? - я повернулась к нему лицом и, заглядывая в глаза, молила отпустить меня.
- Пабло....
- Мари, успокойся, не надо.... - он был беспомощен и мог лишь крепко обнимать меня.
Как же так? Я доверилась ему, доверила свою жизнь, свое счастье и счастье моей дочери, а он... Он ничего не смог сделать!? Я бросила все ради него, а он..... Из-за него я лишилась дочери! Это все он!! Из-за него...... Мной овладела безумная ярость, она была перемешана с болью. Знаете, что значит потерять самого близкого человека? Когда, кажется, что не осталось ничего, кроме боли? Хочется заснуть, забыться, умереть, лишь бы не принимать неизбежное. Так хочется, чтобы время остановилось и пошло в обратную сторону, чтобы изменить, исправить..... В такие моменты, мы ищем виноватых, но все равно обвиняем лишь себя. Я готова сделать все что угодно, лишь бы вернуть тот миг, когда передо мной стал выбор. Почему я все делаю не так?
Нечеловеческий крик вырвался из моего горла.
- Это все из-за тебя....! - я яростно вырывалась из рук Пабло. Мне было все равно, что я делаю, как все это выглядит. Мне нужно было выплеснуть куда-нибудь отчаяние и страх, которые нещадно разрывали меня.
- Марисса... - растерянно говорил Пабло.
Больно..... Боже как же больно! Нет, не так сильно..... Прошу.... Пожалуйста, дайте мне спокойно умереть.... Вот здесь. Сейчас.
Боль.... Страх.... Снова боль.... Один и тот же круг.... Опять потеря. Не смогу.... Не хочу....Темно... Я не вижу света,... Я умерла..., умерла?

28 июня в 17.30 молодая пара купила билеты на спектакль "Дом, где разбиваются сердца". Высокий загорелый блондин, с удивительно красивым лицом, вел с собой девушку. Она была чуть ниже его, стройное, загорелое тело, идеальные черты классического лица. Большие синие глаза, длинные, темные ресницы, полные, чувственные губы и правильный нос. Блестящие, гладкие волосы, цвета хорошего, дорогого коньяка доходили ей до плеч. Красивая пара, бесспорно, притягивает к себе взгляды. Они прошли на свои места и сели за мужчиной в темном дорогом костюме. Мужчину звали Леон Монтесино, и над ним кружила смерть.
- Он так близко...Меня это возбуждает. - Лейла впилась взглядом в затылок своей жертвы и стала мелко и прерывисто дышать.
- Тихо.... - прошипел Кристиан и сжал руку своей спутницы. Он и сам кожей чувствовал приятный холодок. Так бывало всегда, когда предстояла убить какого-нибудь негодяя. Приятное томление, ощущение вседозволенности и безграничной власти над жертвой. Через час он будет смотреть в его, полные ужаса глаза и наслаждаться своей властью. Когда ты день за днем, убиваешь подонков, которые воруют государственные ценности, торгуют наркотой, делают из маленьких девочек проституток, то постепенно становиться приятно от мысли, что благодаря тебе на земле стало одной сволочью меньше. Что не умрет в какой-нибудь канаве от передозы подросток, и на сотню малолетних проституток будет меньше. Убийство нельзя полюбить, но месть можно. Они полюбили месть. Кристиан мстил за свое детство, проведенное большей частью на улице, своему брату, который заставил его уехать от кажется обретенного счастья, а потом умер, попав под шальную пулю. Лейла мстила отчиму. В десять лет она лишилась отца, и мать быстро нашла себе другого. Большой, вечно воняющий потом и пивом, никогда не трезвеющий мужлан сразу стал приставать к Лейле. Он грязно ругался, отпускал пошлые шуточки в её адрес, старался прижать её где-нибудь и залезть под юбку. Лейла пыталась просить помощи у мамы, но та беспробудно пила и не слушала дочь. И вот однажды отчим все-таки достал её. Для одиннадцатилетней девочки это было шоком. Не только болевым, но и психологическим. Когда отчим оставил её в покое и пошел выпить пива, сказав на последок "Я скоро, не скучай", она убежала. Два дня она скрывалась в трущобах Буэнос-Айреса, потом её нашел Джеймс Стейфорд, английский миллионер. Он являлся владельцем закрытого, нелегального и обсалютнно секретного общества, которое занималось борьбой с террористами, наркоторговцами и крупными сутенерами. Ей предложили жилье и обучение, а после и работу. Маленькой, озлобленной девочки нужно было куда-нибудь направить свою ярость, и она быстро стала одной из лучших.
Кристиан тоже прошел эту школу, но чуть раньше Лейлы. И вот сейчас восемнадцатилетний Кристиан и семнадцатилетняя Лейла были самыми лучшими агентами своей школы. За свою небольшую, но такую сложную жизнь каждый из них убил как минимум десяток подонков. И, несмотря на их юный возраст, они были взрослее и мудрее любого из своих сверстников - слишком рано им пришлось начинать жить самостоятельно...
Свет выключили, и на сцене стало разыгрываться очередная история чей-то жизни.
Через час был антракт и именно тогда, в чистом и пустом туалете театра расстался с жизнью Леон Монтесино. Убрав пистолет в сумочку Лейла подошла к застывшему Кристиану и обняла его.
- Ну, вот и все.
- Да.... Все.
Кристиан смотрел на мертвого мужчину у своих ног и чувствовал, как расслабляются плечи, с них как будто упал камень.
- Пойдем, нам пора, - тихо прошептала Лейла и, взяв Кристиана за руку, вывела из туалета. Через пять минут они уже садились в такси.
Этой ночью он сделал ей предложение.

Я открыла глаза и тут же закрыла их обратно - слишком яркий свет. Повернувшись на другую сторону, я села в кровати. В кровати? Как я тут оказалась? Странно. Я оглядела комнату, это комната в доме Мии и Ману. Я здесь живу уже около трех месяцев. Я резко повернула голову и тут же упала на подушку, невыносимая боль пронзила сначала плечи, потом голову и сейчас пульсировала в висках. Какого черта? Неужели я вчера напилась? Нет.... Боже.... Я опять села, но на этот раз осторожно, не делая резких движений. Кажется, был суд, и у меня забрали Кэти..... А может, мне это приснилось? Не, не может быть. Все слишком реалистично, я помню все, даже мелкие детали. А может, все-таки приснилось?
- Ты встала? - осторожный стук в дверь, голова Пабло показалась в дверях и я улыбнулась. Посчитав мою улыбку разрешением войти, он прошел в комнату, неся с собой поднос с завтраком. Я почувствовала бодрящий запах кофе и пленяющий аромат свежеиспеченных булочек. Поставив поднос на кровать, Пабло присел на корточки и, заглянув мне в глаза, спросил:
- Как ты?
- Отлично! Мне такой жуткий сон приснился, но это был всего лишь сон! - я схватила ещё горячую булочку и намазала её джемом.
- Марисса, это был не сон, - осторожно сказал Пабло. Булочка застыла на полпути от моего рта.
- Не сон? Как же? - у меня задрожали губы и руки. Булочка упала.
- Милая, прошу тебя, не плачь, - Пабло присел рядом и обнял меня. Я прижалась к его груди и тоскливо уставилась на пол. Тут мой взгляд зацепился за заголовок лежащей на ковре газеты и я, вскочив с кровати, схватила её.

Вчера вечером был убит известный бизнесмен Леон Монтесино. Он был владельцем крупной парфюмерной компании, и, как известно не нарушал закон. Его убили около 9 часов вечера в театре, где проходила премьера спектакля "Дом, где разбиваются сердца". Как сообщила полиция, он был застрелен из пистолета марки "беретта" прямо в голову. Убийца явно был профессионалом, на это указывает не только меткость попадания, но и полное отсутствие следов. Не было найдено ни оружие, ни гильз, ни подозреваемых. Хотя, как утверждает наш источник, работник гардероба вспомнил странную пару молодых людей, которые отсидели лишь первое отделение, а потом, взяв вещи, быстро ушли. Было ли это убийство по заказу конкурентов, или это личные счеты? Этот вопрос пока остается без ответа, следствие пока ничего не знает. Если это сделал профессионал, то полиция никогда не найдет убийцу...

- Пабло... Он умер, - я растерянно смотрела на Пабло и не могла поверить своим глазам. Его убили, не может быть! Я не знала грустить мне или радоваться. Конечно, смерть любого человека - это трагедия, но Леон другое дело. Он причинил мне столько зла. Он заставил меня страдать, из-за него я лишилась счастья и любви, я имею право радоваться его смерти. Пусть это плохо! Пусть! У меня праздник, и мне на всех плевать!
- Пабло, ты понимаешь, что теперь Кэти отдадут мне? Понимаешь? - я встала и подошла к окну. Солнце светило как никогда ярко и я чувствовала, что жизнь только начинается. У меня появился шанс, и я его не упущу. Я резко повернулась к Пабло, он читал брошенную мной газету.
- Пабло! - позвала я, он оторвал глаза от статьи и посмотрел на меня.
- Что?
- Я люблю тебя!
Я засмеялась. Так легко и здорово мне не было очень давно. Я подбежала к Пабло и, поцеловав его, повторила:
- Я люблю тебя! Люблю! Люблю...

На похоронах Леона было много народу. Его партнеры по бизнесу, коллеги и сотрудники, просто знакомые и незнакомые люди. Прилетел из Штатов его отец, но за все время, проведенное в Аргентине, он не позвонил и не подошел ко мне. Погода во время погребения, была солнечной, ясной и теплой. Никто не плакал, кроме Кэти. Она была потрясена смертью папы, и долгое время не хотела выходить из комнаты и лишь повторяла: "Я люблю папу, за что его так?". Я как могла, успокаивала дочь, и хотя я не могла сказать, что скорблю по Леону, но для дочери я готова пожалеть этого негодяя.
Я смотрела, как засыпают землей гроб с телом моего бывшего мужа, и вместе с ним хоронила свое прошлое. Всю боль, всё разочарование и ненависть. Я простила его, и даже не ради Кэти, а ради себя. Он больше никогда не причинит мне зла. Просто не сможет.
Вздохнув, я кинула в яму две белые розы и когда отходила назад увидела молодого человека и девушку, которые стояли чуть дальше от остальных. Где-то я уже их видела.... Ах, да! В суде! Это были именно они. Парень показался мне смутно знакомым.... Кого же он мне напоминает? Я хотела подойти к ним, и уже обернулась к Кэти, что бы предупредит, что отойду на пару минут, но они исчезли. Так быстро, что я даже не успела увидеть в какую сторону они ушли. И только строчки из газеты пронеслись в моей голове: "работник гардероба вспомнил странную пару молодых людей..."

- Ты рад?
- Да.
- Куда теперь?
- Что ты думаешь об Австралии?
- Мммм..., это там где много кенгуру?
- Да, именно!
- Ну, если ты собираешься их разводить....?
- Да, я буду разводить кенгуру, а ты растить наших детей!
- Детей?
- Ну да! Я хочу как минимум двоих!
- Ха! Размечтался! А как же моя фигура и наша работа?
- Ну, фигура у тебя и так потрясающая, а если ты чуть потолстеешь, то ничего страшного! А работа.... Ты знаешь, по-моему, мы заслужили отпуск!
- На всю жизнь!
- На всю жизнь.
"Красивая пара" - подумала стюардесса, когда приносила Кристиану и Лейле Фаллабела шампанское.

ЭПИЛОГ
Три года спустя.

Я стояла на веранде нашего нового, большого дома, который мы с Пабло купили сразу после свадьбы, и смотрела, как играют в бассейне Кэти, её младшая сестричка Таис и двоюродный братик Андрес. Пабло был на работе, он стал владельцем звукозаписывающей компании и является продюсером Мануэля Агирре. Ману стал сольным певцом, а Мия так и не вернулась на сцену после первой беременности. Сейчас она носит своего третьего ребенка. Её второй девочке, Луисе, полтора года и сейчас она вместе с мамой слушает, как идет запись нового альбома Ману. Мия стала всерьез заниматься разработкой одежды и уже успела завоевать славу в определенных кругах. Она стала стильным модельером, и я до сих пор вдохновляю её.
Сегодня к ужину мы ждем гостей, и я чувствую, что наступило то время, о котором я мечтала. Я замужем за человеком, которого безумно люблю, моя Кэти со мной, у меня есть вторая дочь. И любимая работа - я стала учредителем фонда помощи женщинам, пострадавшим от жестокого обращения со стороны мужей. Странно, скажите вы, но я решила, что это будет правильным. Я занимаюсь этим с любовью и большим рвением. Я рада, что могу хоть кому-нибудь помочь.
И еще, я счастлива. Именно об этом я мечтала, именно этого хотела. Вот так просто смотреть, как играют дети, как горит огонь в камине нашего дома и ждать Пабло. Я знаю, что когда он приедет с работы, то мы сядем все вместе за стол, и каждый будет делиться своими новостями, маленькая Таис будет смешно стучать ложкой и капризничать, а Пабло посадит её на колени, и будет кормить. Потом мы вместе посмотрим телевизор и ляжем спать. Я расскажу Кэти и Таис сказку, а Пабло споет колыбельную. А когда мы останемся они, то я засну в объятьях любимого человека, как и мечтала когда-то.
- Любимая, о чем задумалась? - Я не заметила, когда приехал Пабло.
- Да ни о чем, просто думаю, какая я счастливая.
- Ну, нет, счастливый здесь я! Ведь это у меня самая замечательная в мире жена и лучшие дети!

Вот так закончилась моя история. Я многое пережила, многое потеряла, но так же и нашла то, что стоило всех слез, и всей боли - я нашла счастье. Оно в моем муже, моих дочерях, моем доме, саду, воздухе. Оно там, где царит любовь. И если вы спросите "Счастлива ли я?", то я отвечу:
- Я самая счастливая женщина на свете.

by Кэми



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » РАДИ ТЕБЯ.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz