Четверг, 02.04.2020, 01:05
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяТы, мой ангел. Только ты - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Ты, мой ангел. Только ты (Мари/Пабло, Мия\Ману от MaRiЯ)
Ты, мой ангел. Только ты
auroraДата: Вторник, 15.04.2008, 18:37 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Слова (Ты, мой ангел. Только ты)
Автор: MaRiЯ
Название: Слова (Ты, мой ангел. Только ты)(3)
Статус: закончено
Размер: приблизительно 5 страничек (меньше не получилось)
Бета: сама себе бета + сестренка-филолог
Размещение: вкладывайте куда хотите, сколько хотите!
Персонажи/Пары (Пайринг): больше Мари и Пабло, хотя, Мия и Ману тоже есть
Жанр: Action/Romance
Рейтинг: K+
Дисклеймер: Крис Морена
Содержание (Саммари): Как часто мы совершаем ошибки, как часто верим лишь глазам и не хотим слышать никаких объяснений. Иногда одна маленькая ошибка рушит все. Но только самое сильное и одновременно хрупкое чувство способно выстроить мир заново, только умение прощать не дает нашим сердцам гаснуть.
Предупреждения: Готовить валерьянку и носовые платки не обязательно smile
От автора: Это мой первый фик. Я вложила в него часть своей души, надеюсь, это почувствуется. И одновременно последний, т.к. вряд ли смогу написать еще что-то подобное. Очень хочется, чтобы он вам понравится, ведь я постаралась написать так, чтобы были понятны не только чувства героев, но и просто было легко и интересно читать.
E-mail: Klea12@rambler.ru



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Вторник, 15.04.2008, 18:37 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
А помнишь, ты обещал, что никогда не сделаешь мне больно? Что не отпустишь и не отдашь никому? Что мы будем вместе летать в звездном небе, и ты не дашь мне сбиться с пути? Помнишь ли? Глупый вопрос. Тебе ведь никогда не снился этот сон…

- Я заказала тебе чашку крепкого чая. Может хоть она тебя немного взбодрит, - сообщила внезапно очутившаяся в гримерке Мия. Хотя, может, не так уж и внезапно. Уже несколько дней Марисса вообще много чего не замечала. Вот и сейчас, углубившись в свои мысли, она не услышала, как, звонко цокая каблуками, из коридора появилась красавица Колуччи.
Все еще рассеянно глядя на Мию, Мари честно попыталась уловить смысл только что услышанного, но удалось ей лишь пару раз бессмысленно моргнуть и произнести:
- Что?
Мия недовольно вздохнула и, изобразив лицо «великомученицы», которую достало весь день повторять все фразы по два-три раза, поправила волосы.
- Я говорю, что заказала тебе чай. Ты выглядишь, по меньшей мере, как сонная муха! Я же просила тебя выспаться перед выступлением.
- Я пыталась, - призналась Марисса, попутно размышляя, идет ли Колуччи роль строгой няньки. Больно уж забавно она выглядела в позе «руки в боки», отчитывая подругу, как шкодливую девчонку, которую поставили в угол, а она оттуда попросту сбежала. – А почему не кофе? – Поинтересовалась она, разглядывая уже свое лицо в зеркале.
«А Мийка не преувеличила! Правда, как «сонная муха», если вообще не «дохлая».
- Кофе портит цвет лица и зубы, - нравоучительно ответила девушка. – Ты же не хочешь, чтобы твоя улыбка была желтой?
- Да нет, - сморщилась Мари, - Я просто так спросила.
- Ладно, пойдем уже, - примирительно позвала Мия, сделав несколько шагов по направлению к двери. – Нам выступать через двадцать минут. Не хочу, чтобы ты уснула прямо на сцене.

- Пойди, поговори с ней.
- Зачем? Чтобы она снова послала меня к папочке? – Пабло медленно перебирал струны любимой гитары. Мелодия получалась грустной, даже немного тоскливой, но красивой.
- А ты хоть пробовал? – поинтересовался Мануэль, натягивающий на себя футболку.
- А то нет! Она и слушать не стала.
- А я ее понимаю, - задумчиво произнес Ману, потуже затягивающий шнурок на кроссовке. – На ее месте я бы тоже не стал.
Пабло оторвался от гитары и печально взглянул на мексиканца:
- Спасибо, друг. Обнадежил…
- Ну, а чего ты ждал? – ответил тот, выпрямляясь. – Не нужно было целоваться с той девчонкой у нее на глазах.
Пальцы вновь забегали по струнам.
- Я выпил лишнего. И вообще, это она меня целовала, а не я ее…
- Ага! – ухмыльнулся Мануэль, - А ты стоял как истукан, да?
- Все. Проехали, - закрыл тему Пабло, вновь отрываясь от гитары. – Сколько времени?
- Пора идти, - сказал Агирре, глядя на часы. – Девчонки должны быть уже там.
Пабло бережно поставил гитару на место, и парни молча вышли из комнаты.
- А что за мелодию ты все время наигрывал? – спросил Ману уже в коридоре.
- Да так. Возможно, новая песня.

… И ты никогда не говорил мне ничего подобного. А даже если бы сказал, это ведь всего лишь слова. Слова, рождающиеся из пламени костра. Костра, который сначала разгорается, полыхая жаром, дарующего долгожданное тепло и свет, а затем потухает, оставляя лишь пепел и угли. Слова, остающиеся в памяти, сожженным костром или искрами в глазах, способными разжигать те самые угли…
… пока не поздно…

- Мама! Что ты тут делаешь?! – Марисса недовольно уклонилась от материнских объятий. – Ты же должна была прилететь только завтра.
Соня откинула волосы назад и, ничуть не смутившись, заключила в объятия радостную Мию.
- Я решила сделать сюрприз своим маленьким девочкам! – сообщила она, отлипая от Колуччи. – А ты разве не рада, что я пришла на концерт?
- Конечно, рада. Просто … неожиданно… - не растерялась Мари. Она плюхнулась на стул и потянулась за чашкой чая, сделала глоток и тут же сморщилась от горечи во рту. – Мия! Что это за дрянь такая?!
- Китайский черный чай. Мне посоветовали его как самый бодрящий, - добродушно ответила та. – Как прошла поездка?
- Чудесно! Студия просто в восторге! – в упоении выпалила Соня. – И у меня для вас сюрприз! Мне удалось подписать еще один контракт. А это значит, что зимние каникулы мы проведем все вместе в Канаде! С Франко я уже договорилась!
- Соня! Я тебя обожаю! – Мия снова кинулась обниматься, а Марисса, наоборот, чуть не свалилась со стула от такой новости.
- Канада? Вы что спятили?
Пока Мари обалдело смотрела на обнимающуюся мать и сводную сестрицу, в зале появились Мануэль и Пабло. Мариссе стоило лишь заметить приближающуюся фигуру Бустоманте, как в груди больно екнуло. Она быстро отвела взгляд и, тупо глядя на чашку, тихо, почти не слышно, произнесла:
- А может оно и к лучшему…

… пока угли еще не погасли.
Когда они погаснут, останется лишь тепло. И оно постепенно уйдет…
А ты не боишься, что больше не сумеешь раздуть их? Что огонь не зажжется? Что искорки в глазах потухнут? Не боишься потерять меня навсегда?
… А я боюсь.

Концерт, вопреки ожиданиям Мии, прошел как всегда на ура. Публика подпевала уже полюбившиеся ей мотивы и каждый раз взрывалась бурными аплодисментами. Марисса все это время, хвала китайскому чаю, стойко держалась на сцене. Как ни старалась она не смотреть на Пабло, глаза то и дело предательски косили в его сторону. Пару раз он тут же отвернулся, поймав на себе ее взгляд… Откуда ей было знать, что он точно так же пытался не замечать ее. В общем и целом им обоим это практически удавалось. Только однажды голоса их предательски дрогнули под мотив Sera de dios, что, почему-то, вызвало у зала настоящий ажиотаж.
Когда последние звуки музыки, наконец, стихли, и ребята дружно откланялись, благодаря публику, Марисса первой нырнула за кулисы. Следом за ней, не долго думая, удрал Пабло, оставив Ману и Мию купаться в лаврах.
- Марисса, постой. Ну, постой же!
Она остановилась так внезапно, что он едва успел притормозить, чтобы не сбить ее с ног.
- Марисса, послушай, ты все не правильно поняла! Я же люблю только тебя!
- Но это почему-то не помешало тебе целоваться с той мымрой, - спокойно перебила девушка. Знал бы он, чего ей стоил этот спокойный тон.
- Но я не целовал… то есть целовал, но… Марисса!
Рыжая бестия развернулась и быстрым шагом направилась к выходу.
- Мари! Ну, пожалуйста!
Дверь гулко хлопнула, ненадолго оставив Пабло в одиночестве. Ненадолго, потому что Мануэль решил вынести Мию со сцены на руках, чему зал несказанно обрадовался. Поэтому появление этой парочки у себя за спиной, не стало для Пабло неожиданностью. Вслед за ними в коридор вместе с поздравлениями влетела Соня Рей.
- А где Мариссита? – тут же спросила она, и, не отыскав дочь глазами, вперилась строгим взглядом в Бустоманте. – Что ты опять натворил?!
- Ничего, - честно ответил парень. Но Соню, похоже, это не очень убедило, так как она начала напирать на него, тыча его своим пальцем в грудь и рассказывая, какой он гадкий и противный. И лишь раз пять или шесть приплетя еще и его славного папочку и обвинив во всех страданиях своей крошки, успокоилась, не без помощи Мии и Ману, решив, что этот «червяк» и слов ее не стоит.
Высвободившись из плена боевой Сони Рей, Пабло поспешил поскорее сбежать, пока той не пришло в голову что-то еще. Очутившись на улице, он почувствовал прохладу и поежился. Идти пешком было уже поздновато, а потому он потянулся за телефоном, чтобы вызвать машину. Перебирая телефонную книгу, рука сама остановила список на имени Марисса, и впервые за эту неделю, он по-настоящему понял, как ее не хватает рядом. Ему понадобилась еще минута, чтобы отогнать наваждение и найти нужный номер. Однако уже в машине, слеза все-таки скатилась по его щеке.

…Боюсь никогда больше не увидеть твоей улыбки, не почувствовать прикосновений и вкуса твоих губ. Боюсь застать тебя с другой, услышать, как ты даришь ей слова, что говорил когда-то мне, показать тебе свои слезы. Боюсь заснуть… ведь тогда ты придешь ко мне, чтобы нежно обнять… И боюсь проснуться, чтобы понять, что это неправда… Мне страшно… страшно потерять тебя…

До каникул оставались считанные дни. Все это время Марисса очень старалась не попадаться на глаза Пабло, а потому несколько раз даже сбежала с занятий. И вот, получив новый выговор от директора, она сидела у него в кабинете, дожидаясь прихода Сони.
Марисса закрыла глаза, чтобы не думать о предстоящем разговоре с матерью.
«Канада… - начала размышлять она. – Там сейчас, наверное, холодно… и его там не будет… он…»
Дальше мысли понеслись своим чередом, как не пыталась она отогнать их. Вспомнился их первый поцелуй, когда она еще не поняла, что влюбилась в него. А затем просьба, стать его девушкой. Ссора. Его слова. Поцелуи…
- Мариссита, ты плачешь?
-Что? Нет, мама, это просто от яркого света, - встрепенулась она, утирая щеку. – Солнце из окна светит так ярко, что глаза слезятся.
Соня присела рядом с дочерью и положила руки ей на колени.
- Солнышко, не ври мне, - попросила она тихо и ласково. – Скажи, что случилось? Это из-за Пабло, да? Ты поэтому пропускаешь занятия?
Марисса больше не смогла сдерживаться и заплакала:
- Мама, давай поскорей уедем! Пожалуйста…
- Конечно, солнышко. Если хочешь, то прямо сегодня… - успокаивала ее Соня, обнимая за плечи.

А помнишь, ты обещала, что всегда будешь верить мне? Что выслушаешь и постараешься понять? Что мы будем вместе преодолевать все препятствия, и ни что не разрушит нашу любовь? Ты должна помнить. Ведь это был не сон…

Требовательно затрещав, школьный звонок известил об окончании перемены. Ребята неохотно потянулись в класс. Среди однокурсников Пабло не заметил Мариссы, хотя точно знал, что та уже успела побывать у директора. Но на последний урок она видимо не спешила появиться.
Мия вошла в класс в обнимку с Мануэлем. Ребята, что-то озадаченно обсуждали. Что именно Пабло расслышать не сумел, но лица у этих двоих были такие, словно только что у них на глазах, по меньшей мере, ограбили кассу.
Стоило Колуччи оставить своего возлюбленного, как Пабло тут же примкнул к Ману.
- Что-то случилось? – спросил он.
Агирре молчал, не зная, стоит ли говорить об этом Пабло. Он даже покосился в сторону Мии, но, увидев, что подруга разговаривает с Вико, все-таки решился.
- Марисса уехала, - ответил он коротко.
- То есть, как уехала? Куда? – не понял Пабло. Но ответа получить он не успел - в классе появился учитель, попросивший всех занять свои места.

Едва урок успел кончиться, Бустоманте тут же утащил Мануэля в коридор подальше от лишних глаз. Возмущенные возгласы Мии он просто не услышал.
- Рассказывай все по порядку, - велел он, отпустив Агирре.
- А тут и рассказывать нечего. Марисса вместе с Соней улетела в Канаду полчаса назад.
- Но до каникул еще неделя!
- Ну да. Марисса уговорила Соню лететь раньше, а Франко и Мия присоединятся к ним потом.
- Почему ты мне раньше не сказал?! – простонал парень, запуская ладонь в волосы на голове. – Я бы мог еще успеть в аэропорт…
Мануэль наблюдал, как Пабло ходит от стенки к стенке, боясь, что тот начнет биться о них головой. Затем, сделав глубокий вдох, негромко произнес:
- Это еще не самая плохая новость.
Пабло остолбенел.
- А что может быть хуже?
- Она забрала документы…

… Почему же теперь ты словно стоишь у пропасти, а я кричу тебе, но ты меня не слышишь? Почему ты, не веря глазам, хочешь сделать шаг? И почему не можешь точно также поверить мне? Просто поверить…
Просто откликнись…
услышь…
посмотри на меня…
… не делай этот шаг!

Мануэль сдал в багаж третий Миин чемодан, облегченно вздохнул и пошел искать любимую, чтобы попрощаться.
- Ману! Ну, наконец-то! Я уж думала, ты не вернешься! – Колуччи обняла своего парня и чмокнула в щеку.
- И это что, все чего я достоин? – шутливо обиделся Мануэль. Девушка улыбнулась и со словами: «Конечно, нет!» - чмокнула парня в нос.
- Ну, я вообще-то ожидал большего, - не уступал Агирре. – Тебя ведь так долго не будет рядом…
Мия снова улыбнулась и поцеловала его уже как полагается.
- Дети! Мия, Мануэль, ну все, хватит. Мия, мы сейчас опоздаем! – прервал их идиллию Франко. И когда нехотя они, наконец, сумели оторваться друг от друга, девушка спросила:
- Ты ведь приедешь ко мне?
- Конечно, приеду. Как только смогу, - ответил он, заглядывая в ее серо-голубые глаза. Только что смеющиеся, они готовы были вот-вот наполниться слезами.
- Конечно, приеду, - повторил он, прижимая девушку к себе и в очередной раз понимая, как не хочется ее отпускать.

В комнате Пабло вновь звучала уже запомнившаяся Мануэлю мелодия. Она звучала здесь каждый вечер, а по жалобам сонных Томаса и Гвидо иногда еще и ночью.
- Снова играешь? – спросил Ману, закрывая за собой дверь.
Пабло кивнул.
- Она улетела? – спросил он. Пальцы его продолжали нежно перебирать струны.
- Ага, - подтвердил Ману, садясь на кровать. – Теперь мы оба одиноки.
- Нет. Ты через три дня будешь с ней, а Мари меня и видеть не хочет. Может, оно и к лучшему…
- Ты что сдался? - удивился Мануэль. – Так и не объяснив, что там произошло?
Музыка смолкла.
- Я не помню, что произошло тем вечером, - сказал Пабло.
- Бустоманте, ты что, действительно так напился?
- Ага, и уже сто раз пожалел. В упор не помню даже, когда ты ушел, - ответил парень. – И почему ты тогда не утащил меня оттуда?
- Так! Не раскисать! – потребовал Ману. – У меня есть идея.
Пабло с надеждой посмотрел на друга, после чего Мануэль выпалил что-то вроде восточной мудрости:
- Не можешь оправдаться – покайся!

Если ты уйдешь то, что же останется? Уйдя, сама не ведая, ты заберешь с собою все. Музыку, что живет в моей душе. Свет, который дарят твои глаза. Тепло, согревающее мое сердце. Да и само сердце…
…Оставишь только память… и ветер, фальшиво напевающий наши песни… и солнце, жгущее глаза… и дождь, плачущий вместе со мной…
Не уходи… Мне так страшно потерять тебя…

Марисса сидела и с удовольствием зашнуровывала новенький белый конек. До приезда Мии у нее не было никакого желания чем-либо заниматься. Думала она все время лишь о Пабло и о том, как же ей его не хватает. Соня не могла уделить дочери должного внимания, так как сразу приступила к работе. Однако Мия, подобно урагану, сумела все поменять. Ей даже удалось отвлечь Мари от тяжких раздумий, предложив освоить новый вид спорта.
Вот теперь обе девушки готовы были выйти на каток и штурмовать ледовое пространство. Выйти-то, они вышли, да и штурмовать начали весьма активно, сразу же сбив с ног трех девчонок. Все пятеро кучей плюхнулись на лед и долго потом поднимались.
- Вы чё нас тараните! – отряхиваясь, наехала на девчонок Мари.
- Мы? Да это вы, как ненормальные! – ответила одна из них, как ни странно на испанском. Мари такого никак не ожидала, потому на некоторое время даже потеряла дар речи.
- Стоять бы сначала нормально научились, - усмехнулась незнакомка, наблюдая, как Мия старательно пытается встать.
Марисса ничего не ответила и, протянув сестре руку, помогла ей принять вертикальное положение. Незнакомка же, сочла, что они и так отняли у нее массу времени, и вместе с подругами быстро удалилась.
- Кого-то она мне напоминает,- произнесла Мари.
- Да брось, мы же в Канаде! – отозвалась Мия. – Может просто на кого-то похожа.
- Ага, и говорит по-испански совершенно случайно! – не успокаивалась Мари.
Мия встала в полюбившуюся позу «руки в боки», отчего снова чуть не упала, но сумела таки удержаться на ногах.
- Сестренка, мы сюда зачем пришли?
- Хорошо-хорошо! – пошла на попятную Мари. – Чего мы тогда стоим?

Встречать Мануэля Марисса не пошла, полностью предоставив это Мии. Вместо того чтобы наблюдать, как эти двое не могут отклеиться, она решила пойти каток, куда попозже должны будут подтянуться и сами влюбленные.
Вдоволь нападавшись, Мари посчитала, что пора отдохнуть и пошла в кафе. Взяв себе чипсы и баночку Pepsi, девушка села за свободный столик. Как всегда мысли сами собой понеслись в сторону Пабло. Однако раздумья эти продлились недолго: за соседним столом весело щебетало четверо девчонок, трое из которых были ей уже знакомы. Четвертая была жутко похожа на ту, что ответила ей на катке.
По-английски Мари схватывала лишь отдельные фразы и слова, толком так ничего и не понимая. Но привлекло ее не это.
Те две похожие друг на друга девчонки, сестры, как заключила Марисса, не включались в разговор англичанок и общались между собой на испанском. По разговору Мари поняла, что одна из сестер, судя по всему, младшая, только что прилетела из Буэнос-Айроса.
«И где это тогда Ману с Мийкой шляются!» - недовольно подумала она.
- Ты уже показала маме оценки? – спросила та, которую Мари недавно сбила.
- Да, она осталась довольна. Я почти сразу прибежала сюда. Мне столько всего нужно рассказать! – отвечала другая.
- Да не торопись ты так! Все успеешь, у нас масса времени, - утихомирила ее старшая.
- Ты даже не представляешь, какую мы устроили гулянку! – с наслаждением начала рассказывать девчонка.
- Что-то по тебе не скажешь, что вчера хорошо погуляли.
- Не, не вчера, - сморщилась младшая. – Вчера нас официально поздравили с окончанием года и уже в 9 разогнали по комнатам, оттянуться толком не дали. Я про другую говорю. Мы еще за месяц примерно решили, что пора устроить прощальную вечеринку.
- А не рано вы расслабляться начали? – смеялась старшая.
- Не! В самый раз. Так вот, заказали мы столики в одном клубе, а потом нам говорят, доплачивать нужно – у них там какая-то группа выступать будет. Классная, кстати, группа! Erreway. У нас весь курс по их музыке тащится! Мы как узнали, денег не пожалели.
Ну вот, приходим значит в клуб, ждем выступления. Весело так сидели! Потом, когда они на сцену вышли, вообще беситься стали! Ну, они петь-то закончили и вроде как по домам. А мы с девчонками, не будь дурами, взяли и пригласили парней из группы к себе. Так и так, говорим, отмечаем. А девчонки у них подевались куда-то…
Марисса вспомнила, как они с Мией после концерта пошли к директору клуба договариваться о деньгах. Выбивали они, надо сказать, из него свои денежки долго и тяжеловато. Скупердяй еще тот попался! А потом, радостные, побежали в гримерку, где их уже ждал Мануэль. А вот Пабло почему-то не было.
- И что же было дальше?
- Дальше стало еще интересней! Мы выпили пару раз за знакомство. Фанаты мы, как никак! А тут с кумирами за одним столом! Когда еще такое будет? Правда, один из кумиров, Мануэль, кажется, после знакомства быстро куда-то исчез, но это не суть важно! В общем, выпили мы еще раз, и еще. За что уже не помню…
Старшая сестра двусмысленно усмехнулась: «Еще бы!»
- Короче, - смутилась девчонка, - начали мы с дуру в бутылочку играть на поцелуйчики.
- И что?
- А то, что мне выпало целоваться с этим красавчиком из группы!
- У-у-у! Да уж! Не забываемо наверно?
- Не то слово! – задыхалась от восторга девчонка, Марисса еле удержалась, чтобы не вскочить и не вцепиться ей в волосы. – Только потом появились девушки из группы с тем другим парнем и начали кричать. Точнее одна из них возмущалась и ругала парня, типа как он мог и все такое. А другая просто ушла, хлопнув дверью. До них, по-моему, так и не дошло, что мы просто играли…

Ребята наши Мариссу не сразу. На льду они ее не обнаружили, в кафе тоже. И собрались уже идти домой, решив, что Мари просто надоело их ждать, но встретились с ней как раз на выходе.
- Марисса, ты что нас так пугаешь? – взвилась Мия. – Я же сказала, что мы зайдем сюда!
- И вам привет, - сухо ответила рыжая.
- Ты ревела что ли? – спросил посерьезневший Мануэль.
- Упала просто. Больно до слез стало, - ответила девушка. Мия так и не смогла понять, лукавит она или нет. Марисса же на самом деле недавно упала и больно ударилась коленкой, поэтому точно не могла понять, отчего только что вытирала слезы.
- А ты не врешь? – Мануэлю тоже не верилось, что это не из-за Пабло.
- Да говорю же, что упала! Мне что раздеться, синяк показать? – возмутилась Мари. – И вообще, где вы были? Я уже домой собралась.
- Ну, - Мия виновато отвела взгляд, - мы ведь так давно не виделись!
- Ну-ну… - сердито пробурчала Мари.

…Это же так страшно, никогда больше не обнять тебя, не увидеть твоей улыбки и не услышать твоего смеха. Так страшно, не знать, где ты и с кем. Страшно не поцеловать тебя больше и не сжимать твою ладонь в своей… Я боюсь… боюсь, однажды проснуться и понять, что тебя больше нет рядом…

На каток Марисса пошла одна, так как хотела хорошенько обдумать вчерашние подробности того вечера. Через полчаса она поняла, что кататься не может. Во-первых, нога действительно побаливала, а во-вторых, она просто не видела проезжавших мимо, вшибаясь во всех без разбора. Только она собралась покинуть лед, как кто-то сбил девушку с ног, повалившись на нее всем своим весом.
- Смотри, куда прешь, придурок! – выругалась Мари по-английски, пытаясь спихнуть с себя упавшего. Эту фразу она вызубрила на днях, чтобы в случае чего ее поняли.
- Прости, я не успел затормозить, - виновато ответил парень и тут же усмехнулся: - Не знал, что ты так хорошо владеешь английским.
- Может, все-таки слезешь с меня? – недовольно спросила Марисса, игнорируя его колкость на счет языка.
- Извини, - смутился парень. Встав, он протянул Мари руку и помог подняться.
- Ну, и что ты тут делаешь? – спросила девушка, отряхиваясь.
- По-моему, нам надо поговорить.
- Пабло…
- Нет, стоп. Не перебивай, – остановил ее парень. – Я уже месяц пытаюсь объяснить тебе, что произошло, но ты не даешь мне такой возможности. Поэтому давай сделаем так: сейчас мы пойдем в кафе, сядем за столик и спокойно во всем разберемся. Хорошо?
Напор Пабло ей даже понравился, поэтому, немного подумав, Марисса кивнула, и оба они двинулись к выходу.
В кафе народу было немного, так как люди подтягивались лишь к вечеру, а сейчас время не ушло и за полдень. Марисса облюбовала столик у окна и уселась ждать, когда Пабло принесет ей сок.
- Держи, - сказал парень, протягивая стаканчик и усаживаясь напротив.
- Итак, - произнес он, дождавшись, когда девушка, сделав насколько глотков, опустит стакан на стол. – В общем, не знаю, простишь ты меня или нет, но… Короче, Марисса, я почти не помню, что произошло тогда в клубе после выступления. Я перебрал, знаю. Но я люблю тебя! Мари, прости меня, пожалуйста!
Марисса отвернулась. Она боялась сейчас смотреть Пабло в глаза, боялась сломаться, поэтому предпочла разглядывать в окно прохожих.
- Ты хоть представляешь, как мне было больно, видеть, как ты целуешься с какой-то девчонкой?
- Прости, я ни за что бы не сделал этого, если бы не выпил лишнего.
- Да зачем ты вообще к ним сунулся?
- Мари, я…
- Не помнишь, что там было, - спокойно закончила за него девушка. Она сумела себя пересилить и все-таки взглянула на любимые черты его лица. – Склероз у тебя, как я успела заметить, начинается еще до первой выпитой рюмки. Ну, ничего, сейчас освежу твою память…
Пабло смотрел на любимую и не знал, как себя вести. Она не кричала, не повышала голоса. Одним словом вела себя так, словно эта проблема больше не задевала ее за живое так сильно, как раньше. Парень даже испугался, не разлюбила ли она его.
«Нет! Не могла!»
- После выступления мы с Мией пошли за деньгами, - между тем спокойно начала восстанавливать картину событий Марисса, – а вы с Ману присоединились к компании, которая отмечала в том же клубе конец семестра. Это ты надеюсь, помнишь?
Пабло медленно кивнул.
- Отлично. Как я уже сказала, ты с Мануэльем присоединился к гуляющей там компании. Только у Ману, в отличие от тебя, болвана, хватило ума вовремя оттуда смыться! А что ты? Мало того, что напился, так еще и в бутылочку решил сыграть, идиот! – Пабло ошарашено смотрел на Мари, не зная, радоваться ему или расстраиваться. С одной стороны, перед ним снова сидела его прежняя Марисса, которая прямо, а главное справедливо, присваивала ему разной степени отсталости звания. С другой стороны, подробности вечера не утешали, а лишь помогали убедиться в еще большей справедливости этих званий.
- Из чего у тебя только мозги сделаны, Бустоманте?! – продолжила свою тираду Марисса. – Нет, это надо быть таким олухом!
Голова Пабло поникла. Он был согласен с Мариссой – он настоящий болван. Надежда на прощение постепенно начала угасать.
- Ты, конечно, балбес, Пабло… - произнесла Мари уже куда спокойней, - но я не могу жить без тебя.
Парень вскинул голову. Он смотрел на любимую, не веря своему счастью.
- Так ты меня прощаешь? – спросил он, заглядывая ей в глаза.
- Прощаю, - улыбнулась Мари. – Я же люблю тебя, глупенький!

Знаешь, наверное, наш костер должен усмирять иногда свое пламя, чтобы потом вспыхивать с еще большей силой, чтобы твои нежные слова срывались с губ и, словно искры, приятно обжигали мое сердце. Слова, которые навсегда остаются в памяти. Слова негаснущего чувства. Твои слова.

Мия и Мануэль вернулись домой лишь к ужину.
- А я тебе песню написал, - услышали они знакомый голос, едва вошли.
- Мне? Зачем?
- Я хотел подарить тебе ее. Знаешь, какой вчера был день?
- Погоди, дай подумать… какая-нибудь важная дата?
- Более чем! Сдавайся сразу, не угадаешь!
- Ну, уж нет! Хм… Пабло, я не знаю. Что особенного во вчерашнем дне?
- Ну, в этот день я впервые увидел тебя.
- Стой, мы же только в колледже познакомились!
- Нет, я видел тебя раньше. По телевизору, когда у Сони интервью брали. Тебе еще вопрос задали…
- Какой? – весело спросила Марисса.
- Хочешь ли ты пойти по стопам мамы.
- И что я ответила?
- «Вы чё, спятили? Я чё больная?» - изобразил Пабло Мариссин голос, за что, похоже, судя по звукам, получил.
Мануэль улыбнулся и обнял счастливую Мию.
- Вот видишь, - произнес он, - я же говорил, что все наладится!

Знаешь, наверное, стоит иногда доходить до грани, чтобы почувствовать, как важна эта жизнь, как нужен свет, что ты даришь мне, и музыка, живущая в наших душах. Чтобы понимать, как необходимо это тепло, согревающее сердце. Чтобы любить еще сильней, чтобы вздрагивать от каждого твоего прикосновения, чувствовать, что ты рядом.
Ты, мой ангел. Только ты.

by MaRiЯ



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Ты, мой ангел. Только ты (Мари/Пабло, Мия\Ману от MaRiЯ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020
Сайт управляется системой uCoz