Воскресенье, 23.07.2017, 05:40
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяЛюблю - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Люблю (by Луисана)
Люблю
katya_shev@Дата: Пятница, 02.09.2011, 16:52 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
1. Итоги
Я ухожу, оставляя горы окурков,
Километры дней, миллионы придурков,
Литры крови, подаренной или потерянной,
Оставляю друзей - тех что на половину
Себя на радио волнах - коротких и длинных,
Осчастливленных мною и обиженных мною...
За окном моросил дождь, в камине горели поленья, но теплее почему-то не становилось. Она сидела на полу и в руках крутила бокал с вином, перед ней стояла большая розовая коробка, которая явно не вписывалась в черно-белый интерьер комнаты. Вся её жизнь - зебра, то черное, то белое... и теперь, чтобы миновать эту затянувшуюся на пять лет мглу, она должна была проверить себя. Она не хотела делать никому больно, просто не имела права, поэтому она должна была поворошить то, что так хотела забыть, разбередить рану, зашить которую не удалось не одному врачу. Она судорожно сделала глоток вина, думая, что это придаст ей храбрости перед тем, перед, чем она робела все эти пять лет. Она отодвинула крышку
И... сначала слегка закружилась голова, она даже и не могла предположить, что один лишь запах сможет произвести на неё такое впечатление. Вся её жизнь, счастливая жизнь за эти доли секунды проплыла перед глазами. А ведь это были духи, её духи, любимые... - Channel №5. Перед глазами встала картина: она вся в слезах пытается запихнуть все свои вещи в сумку, слезы застилают глаза, и она уже не видит ни сумки, ничего.... Тогда она с силой швыряет первым попавшемся в руку предметом в стену, "Будь ты проклят!". Она уже не могла отступить, хотя она боялась, очень боялась, за сим последовал еще глоток. Первый шок прошел, она сделал глубокий вздох, уже прошло пять лет, ни больше не меньше и все же, сердце ее не стало стучать медленнее. Она взяла первое, что попалось ей в руки - большой, мохнатый альбом для фотографий с зайчиком на обложке, на нем была надпись: "Самой любимой девушке на свете", тук-тук, где-то глубоко-глубоко внутри её что-то екнуло. После очередного глотка вина, она решила отложить бокал, ведь его содержимое, как, в общем, и ничто, не могло никак на неё повлиять, и лишь мешало сосредоточиться. Она сделала глубокий вздох и открыла первую страничку, на фотографии стояла девушка, вся в белом с играющей улыбкой и блеском в глазах, какая же она красивая... и счастливая, где же ты моя маленькая девочка? Что с тобой сделалось? В горле стоял ком, под фотографией она прочла подпись: "Мия Коллуччи". Она посмотрела в зеркало: на против неё сидела красивая девушка, похожая на японскую фарфоровую куколку: черный шелковый халат облегает тонкое, хрупкое тело, волосы убраны назад и спадают прядями на плечи, лицо тщательно напудрено, глаза подведены длинными черными стрелками. Но в этих серо-голубых глазах, столько боли и отчаяния, что хочется их закрыть, лишь бы не видеть всего этого. Как же так могло получиться?
Мия, она ведь всегда мечтала стать певицей, чем же она занимается теперь? Теперь она глава звукозаписывающей компании Mia Culpa и смотрит на Юные дарования Аргентины.
Еще страничка: это она с папой, это она в Барилоче, на показе мод... она уже не могла остановится, она пролистывала его страницу за страницей... вот фотография Мариссы и Пабло, это их выпуск из колледжа. Они здесь оба такие счастливые, молодые, окрыленные своим счастьем. Казалось, ничто не сможет разлучить их. Марисса - ее любимая, дорогая сестра, которая ее всегда понимала и поддерживала ее, свою глупую сестренку, каждый день моля бога, чтобы ее единственная извилина не разогнулась. Здесь Мари в обнимку с Пабло, который целует ее в лоб. Любой увидел бы на этих фотографиях счастливую пару, которая в настоящее время наверняка имеет кучу маленьких детишек, но она Мия знала правду, жестокую правду. Ведь именно к ней прибегала по ночам Марисса вся в слезах, кричала, кляла его, пробовала порезать себе вены, в итоге она потеряла ребенка, его ребенка и уехала, но, куда этого никто не знал. Пабло сделал с ней тоже, что и Он некогда сделал с Мией. Как же ей бедняжке должно было быть больно, Мари... А это Соня, Соня Рэй, её бывшая мачеха. Это - она на отдыхе, на Мальте, Соня здесь стоит, обнявшись с Франко, такая веселая, красивая, молодая, счастливая, как и сам Франко. А теперь, что теперь? О женщине, которая заменила ей мать, которая любила её, была ей сестрой и подругой, она узнает из каких-то дешевых журналов. Пять лет не много не мало, Соня потеряла свою былую популярность и стала объектом едких шуток журналистов. Пять лет, с тех пор как она рассталась с Франко, она ничего не знала о Соне. Из-за чего они расстались? Какая-то очередная мелкая ссора, она слишком импульсивна, он законченный пофигист и трудоголик, она не выдержала и уехала в другую страну, Франко спился и в итоге в конец посадил сердце, долго лечился в Швейцарии, Мия ежемесячно посылала туда изрядную сумму. Она не видела его вот уже пять лет, своего дорогого Папочку, готового исполнить любой каприз своей принцессы... как он там? Что с ним? Внезапно вдруг захотелось стать маленькой девочкой, прижаться к любимому папе, почувствовать его тепло и знакомый запах... как же все смогло так изменится? Когда она успела стать такой жестокой и циничной? Когда она потеряла веру в любовь, дружбу, все лучшее, что есть у человечества? Она посмотрела в зеркало, нет Мия Коллучи, та нежная и беззащитная девочка умерла, ее больше нет... она засмеялась, своим холодным привычным смехом... чего-то слишком она рассентиментальничалась. Неужели она забыла про свой принцип: если что-то может затронуть твое сердце, сделать тебя слабой, немедленно бросай это, иначе потом будешь жалеть... но она, в конце концов, просто хотела проверить себя, она перевернула страничку и смех затих...
"Мануэль Агирре" - огнем вспыхнули буквы, "Мануэль Агирре" - вслед повторила Мия осипшим голосом, и дело было даже не в том, что эти пять лет она находила утешение в сигаретах, алкоголе, полной отдаче себя в работе, просто она никогда не могла произнести этого имени спокойно, без нездорового блеска в глазах и легкой дрожи в коленях. Не смогла и сейчас. На фото стоял Мануэль, которого она всегда любила и улыбался, своей лучезарной улыбкой, своими глазами - двумя кружками горячего шоколада, в котором хочется навсегда увязнуть. Он был ее наркотиком, она не могла без него, задыхалась... он дурманил ее, она готова была ради него на все... но он, как любой наркотик, разрушил ее жизнь, сломал ее. Наркотики ломают жизнь больного, причиняют такую боль ему и его окружающим, что эта боль, боль сердца, бежит к воспаленному мозгу вперемешку с этой жгучей любовью, она пересиливает даже эту зависимость. Не убивает, просто пересиливает. Но, к сожалению люди еще не придумали, лекарств, способных убить эту пагубную зависимость, она продолжала терзать ее и теперь. Разве что немного меньше... А потом, когда ты немного отходишь от действия этого наркотика, то понимаешь, как больно он тебе сделал, что он разрушил твою жизнь. Ты обещаешь себе, что навсегда завяжешь, хотя отчетливо понимаешь, что всегда будешь хотеть его, хотеть вернуть те чудесные мгновения, в которые он доставлял удовольствие. Тебя удерживает только боль и воспоминания об этой боли.... Несмотря на то, что чувства притупились, боль она осталась... Она попробовала унять эту дрожь и как не странно, у неё это получилось. Она давно готовила себя к этой встрече с Ним, она же научилась жить без него, значит теперь научиться жить с ним, таким далеким и любимым, чтобы каждый раз, когда она его видела, мысль о том, что он никогда не будет принадлежать ей, убивала раз за разом ее сердечко, в котором иногда теплилась надежда и всплывали счастливые воспоминания. Она закурила сигарету, "Что ты сделал с моей жизнью?" - она пустила струйку серебристого дыма на фотографию, она чувствовала, как почти закрывшаяся рана начинает кровоточить, швы расходятся, но она терпела, она специально мучилась, она ведь хотела проверить себя, сможет ли смотреть на него. Ведь именно он лишил её этой сказки, разбил все мечты. Она должна добить его, свое раненое сердечко, чтобы это уже не смог сделать никто другой, она должна снова пережить все эти годы за этот вечер, испить чашу унижений и боли сполна, чтобы кому-то не пришлось делать это за неё. Она бросила взгляда на журнал на столике: "Мауриссио Сарес, основной заместитель мэра города, сделал предложение Мии Коллучи" - гласила надпись над фото, сделанным наспех в каким-то корреспондентом. Он ведь ни в чем не виноват, она тоже, ей надо начать все сначала с чистого листа... и она продолжила листать свой альбом.
Почему все, что ей дорого уходит из её жизни, оставляя только боль? Мама, папа, Соня, Марисса - верный друг и сестра, Пабло, Ману...
Время летело незаметно, о проведенных часах со своим прошлым напоминали лишь окурки в пепельнице, которых становилось все больше. Музыкальный центр в который раз проигрывал "Tiempo" - это была самая первая запись их диска, подаренная ей на день рождение Пабло, даже без печати.
К восьми часам утра, она была уже одета и накрашена, на столе стоял экспрессе, в пепельнице дымилась недокуренная сигарета, а журнал "Музыкальный бестселлер" был открыт на странице с её новым проектом. Ничего не напоминала о той ночи, только стало еще хуже где-то глубоко в душе. Через свою жизнь она пронесла принцип - все, что нас не убивает, делает нас сильнее, все равно каждое воспоминание о нем будет отдаваться болью, с этим надо просто смирится. Её размышления прервал телефонный звонок, для того, чтобы выйти из оцепенения, ей хватило двух секунд. Привычным жестом она открыла раскладушку:
- Мия Коллучи, - зазвучала в голосе сталь
- Мия, это я, Мауриссио
- Привет, - она попыталась изобразить некое подобие радости, но попытка оказалась неудачной, и она решила забить на это, - зачем ты звонишь?
- Я хотел сказать, что у тебя назначена встреча с одной журналисткой, слышала о журнале "Правда жизни?"
- Да, но не разу не читала. По-моему он только критикует всех, мешая распространению продукции.
- Ты бесспорно права, поэтому именно ты поедешь на это встречу, ты сможешь выдержать это испытание
- Во сколько? - она засунула в сумку две пачки сигарет и направилась на выход
- В восемь... кстати, ты подумала над нашим разговором. Я не буду тебя торопить, но, когда решишь, скажи.
- Ладно, до встречи.
Опять вечер, дождь, свечи, бутылка вина и ее воспоминания, но теперь розовая коробка опять лежала в кладовке, заваленная старыми вещами... Она решилась... почему? Не известно... просто поняла, что так надо, что это должно свершится, что что-то должно произойти. Она набрала привычный номер 952 - 3114 - 785 - 32, она не была уверена, что поступает правильно, но повернуть она не могла. "Здравствуйте, вы позвонили Мауриссио Саресу, сейчас меня нет дома, оставьте ваше сообщение после звукового сигнала, благодарю" - произнес холодный мужской голос.
- Мауриссио, это я Мия... я согласна, - и повесила трубку, ее голос звучал таким далеким, будто это было не она. Ну, что ж, пути назад нет...
2. она.
Больно бывает не только от боли,
Страшно бывает не только за совесть,
Странно, опять не хватило воли,
Я множу окурки, ты пишешь повесть...
Ее разбудил звонок.
- Да, Мия Коллучи слушает, - сказала она серым бесцветным голосом
- Мия, это я, Мауриссио, - услышала она взволнованный голос, - я получил твое сообщение, Мия, я так рад ,что ты согласилась...
- Да, я тоже
- Давай встретимся? - продолжал ее новоиспеченный жених, не замечая тона Мии, - ты ведь сегодня не занята
- Нет, я занята... Мне кажется, что мы сможем поговорить и так...
- Я хочу устроить большой праздник по поводу помолвки...
- 11 июля подойдет?
- Да, все как ты скажешь...
- Приготовления я возьму на себя...
- Мия...
- Да?
- Спасибо....
- За что?
- Я знаю, ты меня не любишь. Но ты меня обязательно полюбишь...
- Я попытаюсь, но боюсь я уже никогда не смогу любить, - ей даже стало жалко Мауриссио, она не могла иначе, она ненавидела ложь...
- Пока,
- До встречи...
Она закрыла глаза и рукой нащупала на тумбочке пачку сигарет, закурила. Она любила смотреть как с каждой затяжкой огненное кольцо подступает все ближе и ближе к фильтру, как сгорает бумага и превращается в пепел, который потом бесшумно падал в пепельницу, как серебристый дымок проникал глубоко внутрь ее, заполняя все пусто пространство...
Она стояла на балконе, выпуская голубые колечки в серое небо.. она наслаждалась одиночеством и тишиной. Она любила вставать на заре и вот так курить у балкона, смотреть как пепел растворяется в падении. Все еще спят, только тогда она могла быть настоящей. Не надо было не перед кем притворяться. Ей на руку упала капля. Дождь. Она любила дождь, она словно оживала в эти минуты, когда с неба словно чьи-то слезы лилась вода, она позволяла дождю ласкать ее, подставляя ему свое лицо, свое тело и самое главное - свою душу. Он всегда был нежен с ней, он никогда не делал ей больно, он словно смывал всю накопившуюся за эти годы грязь. Дождь. Но все хорошее когда-нибудь кончается. Последняя капля упала ей на губу, он как - будто хотел попрощаться с ней, хотел сказать, что она больше никогда не будет принадлежать ему...
Город начал понемногу просыпаться, чашка черного кофе уже стояла на столе. Она оделась и вышла из огромного серого здания, которое называла "домом" вот уже пять лет...
Свадьба. Она выходит замуж, замуж - за Мауриссио. Теперь она сеньора Сарес. Значит все кончено? Все кончено вот уже пять лет. Списком приглашенных займется Мауриссио, у нее ведь нет друзей, знакомых, никого....
Она мчалась со скоростью 180, подставляя свое лицо ветру... мимо мелькали витрины магазинов, салонов, ресторанов... на соседнем сидении лежал ежедневник, последняя галочка была проставлена...
Как красив закат в Буэнос-Айресе...
- Алло, Питер?
- Да, сеньорита
- Я сейчас нахожусь на Санта - Алегре, у меня кончился бензин..
- Да, я скоро буду...
- Спасибо...
Она посмотрела на часы - половина 11, что ж теперь можно и пойти развеется... из-за угол выехала черная беха и оттуда вылез Питер. Питер - верный друг и слуга семьи Коллучи, он ничуть не изменился: все такой же добрый, веселый, только еще больше посидел. Смешно, единственный человек, который остался с ней после всего случившего, это был ее дворецкий...
- Эх, готово - прохрипел он
- Да, спасибо, не жди меня...
- Сеньорита Коллучи, уже поздно, это не самое подходящее время, чтобы гулять одинокой девушке...
- Питер! Мне уже 22 года, не волнуйся, - сказала она более мягко
Старый-старый Питер, для него она еще была маленькой девочкой...
Как красив ночной Буэнос-Айрес...
Она зашла в ближайшую забегаловку. Чем хуже место, тем меньше вероятности встретить там какого-нибудь назойливого знакомого, который начнет рассказывать о своих бедах или, упаси боже, корреспондента. Она уже представила себе заголовок завтрашних газет: "теперь, чтобы найти продюсера юные дарования Аргентины вынуждены обходить кабаки и дешевые забегаловки, где ныне обитает акула шоу-бизнеса Мия Коллучи"" Вот будет лицо у Мауриссио.
- Двойной мартини, - сказала она симпатичному бармену.
- Прошу вас.
Она вспомнила как однажды она пришла домой, а отец заподозрил, что она пила, она тогда издала истошный вопль, замахала руками и сказала: "папа! алкоголь разрушает волосы и кожу!"... но теперь она больше не маленькая девочка.
Пустой стакан переходил к бармену и возвращался в ее руки всегда наполненным, она не замечала сколько пьет, но когда она захотела встать, она почувствовала, что не сможет сама сделать и шагу. А Питер как назло увез машину и, наверное, уже спит... она заметила на себе чей-то пристальный взгляд, брюнет, сидевший недалеко от нее брюнет не сводил с нее взгляда. На его лице было редкое самодовольство, все они мужики одинаковые, хотя этот ничего... Мия наградил незнакомца улыбкой, которая скорее смахивала на ухмылку, но пусть не обольщается, самец. У него на лице написана похоть, чуть ниже под самодовольством! В этот момент зазвонил телефон, Мия посмотрела на голубой экранчик, на котором засветилась надпись: "Работа: Мауриссио", мимоходом она заметила, что, пожалуй, стоит перенести своего "муженька" в группу личное, она откинула раскладушку:
- Да, - сказала она заплетающимся языком...
- Мия, где ты? Уже половина третьего, а тебя нет, - возбужденно затарабанил Мауриссио
- Мауро, запомни раз и навсегда, я уже взрослая женщина и сама решаю, где мне быть!
- Но...
- Если ты мне понадобишься я позвоню, - она со злостью бросила трубку на стол. Кретин.
А тем не менее, нужно было возвращаться домой, завтра на работу, а потом готовиться к этому "празднику". Так теперь главное встать, ну... "Сеньорита, может вам помочь?" - ее подхватил на руки тот самый брюнет. Но у нее выбора не было, так что она просто повисла на своем спутнике. Они кое как вышли из бара. Мия изо всех сил пыталась высвободиться из его рук и идти сама, но раз за разом падала и в итоге сдалась на милость незнакомцу. Его сильные руки сжимали ее тело. Они свернули в темный переулок, парень прислонил ее к стенке и внимательно оглядел. "А ты тяжелая...", "раз так, то как-нибудь сама доберусь", - сказала Колуччи и плотоядная ухмылка слезла с лица брюнета. "Не куда ты не пойдешь" - он одной рукой прижал ее к стене, дугой расстегнул пиджак и залез под рубашку, его дыхание обжигало ее, его губы скользили по ее телу. Он целовал и ее, и уже начал расстегивать брюки, она не могла сопротивляться, тело еще не слушалось. Вдруг он резко отошел от нее, и она сползла по стенке. Последнее что она помнила, была еще белая сумочка, падающая в лужу...
Как чудовищно болит голова, где она, что с ней? Она с трудом открыла глаза и обнаружила, что лежит у себя дома на кровати, на которой сидел...
- Мауро? Что ты здесь делаешь? Что случилось?
- На сначала выпей, - он протянул ей стакан минералки, и Мия с жадностью принялась пить, - после нашего разговора мне позвонил Питер и сказал, что волнуется за тебя и вы с ним расстались у Санта - Алегре, я подоспел во время и этот подонок не смог сделать тебе ничего плохого...
- Спасибо, который час?
- Половина восьмого.
- Черт, я должна быть на работе...
- Ни на какую работу ты сегодня не поедешь, ты выспишься и отдохнешь, ты не забыла завтра 11?
- У меня сегодня запись с "Сумасшедшими девчонками"! я не могу, - она попробовала встать.
- Их примет Роберта...
- Нет, ты мне пока не муж, а я не маленькая девочка, - в сотый раз повторила Мия, - если бы я каждый раз после таких прогулок не ходила на работу, ты бы меня давно уволил и не надо тут заниматься черт знает чем, я тебе очень благодарна, но позволь мне самой решать, что мне нужно, а что нет. А теперь выйди пожалуйста, мне надо переодеться.
Уже через час она, как ни в чем не бывало, беседовала с "Сумасшедшими девчонками" о записи нового альбома. Все встало на свои места, но сегодня по случаю предстоящего праздника у нее был сокращенный день и в шесть часов она была дома у Мауро, где происходило празднество. Рабочие перетаскивали мебель, украшали комнату...
Так стол на двадцать персон.... Двадцать персон? Она думала, что Мауро устроит праздник человек на 500, странно... ну 20 так двадцать. На ночь она осталась здесь же...
3. Ты белый и светлый...
Ты белый и светлый,
Я - я темная, теплая,
Ты так откровенно любишь,
Я, Я так безнадежно попала,
Мы, мы - шепчем друг другу секреты,
Мы все понимаем и только этого мало...
- я тебя люблю...
- я знаю, я тебя тоже...
- я хочу всегда быть с тобой...
- правда?
- Я обещаю, верь мне...
Она провела рукой по одеялу, и открыла глаза, значит это был сон? Она увидела у себя на кровати охапку белых роз, Мауро... Она посмотрела на календарь - 11 июля, значит все?
И вот уже пять часов, Мауро сказал, что ей строго на строго запрещено спускаться раньше шести. Ну, что ж. Она окинула взглядом свой гардероб, сегодня она должна быть лучше всех... ее выбор пал на белый костюм: пиджак на голое тело и брюки.
Она посмотрела в зеркало: белые туфли на каблуке, белый брюки, белый пиджак лишь на двух пуговицах, который слегка обнажал ее загорелое тело, темно русые волосы спускались локонами на плечи, минимум украшений: тонкая цепочка и платиновое колечко на безымянном пальчике - подарок Мауро. Осталось разобраться с косметикой: стрелки на глаза - а-ля 80, перламутровый блеск и немного тона. Ах, да разумеется ей дорогие Dupont, эта фирма изготовляла преимущественно мужские духи, но последнее время Мия предпочитала именно Dupont, с его необычным запахом, тем более, что одеколон как нельзя лучше подходил к ее наряду. Что ж - довольно эффектно, она еще посмотрела на себя и улыбнулась своему отражению. А между тем стрелка на ее Breguet медлено подползала к цифре 6. Она открыла дверь и стала спускаться по лестнице, на пятой ступеньки она остановилась и не смогла больше сделать ни шагу.
- Мия, дорогая, а вот и ты, а это мой сюрприз, я поговорил с Питером и решил позвать всех твоих друзей! - сияющий Мауро указал рукой на несколько человек, сидящих на диване...
Но Мия его не слушала, весь зал как будто зашатало, благодаря тяжелым стараниям ей удалось вернуть зал в исходное положение, с дивана поднялась невысокая девушка в зеленом платье и медными волосами, какие были только у одного человека.
- Поздравляю, сестренка, - неуверенно произнесла она. Мауриссио тем временем пригласил остальных приглашенных в другую залу, чтобы дать Мии побыть со своими ...
- Мари?
- Твой жених, - она презрительно посмотрела на Мауриссио, - каким-то образом нашел меня, и вот я здесь, но,,. если ты не рада меня видеть...
- Мари!
- ???
Мия бросилась на сестру и обняла ее. Господи, спасибо тебе, спасибо!
- Мари, милая моя, родная! Как же я скучала, - говорила Мия, гладя на Мариссу у неё на плече, - почему ты уехала:
- Я, так больше не могла, ты не представляешь, как ты была нужна мне...
- Почему ты не звонила?
- Я хотела начать новую жизнь и..., - сестра подозвала маленького мальчика, стоявшего неподалеку
- Это мой сын - Антонио, знакомься, сынок, это твоя тетя!
- Привет, Тонни! У тебя есть сын? - спросила она, когда мальчик отошел
- Да, я вышла замуж, а потом развелась и в итоге мы остались с Антонио вдвоем...
- Мари, - Мия повисла на ее шее, позволяя предательской слезинки продолжать свой путь у нее на щеке.
"Доченька!" - тихо произнес голос у нее за спиной, она замерла, она боялась повернуться, боялась, что, если она обернется этот голос, все окажется сном.
- Папа, - спросила она, по-прежнему стоя к отцу спиной.
- Моя Мия
- Папочка, - она обернулась и чуть не вскрикнула от счастья, когда увидела своего дорого отца, но как он изменился: поседел, высох. Она бросилась к нему, она даже не думала, как любит его.
"папа, папа, прости меня, что я бросила там тебя, я... я не могла, прости..." - она обнимала его, целовала лицо, руки. Как же она по нему скучала. Ее бедный пап, что с ним стало... Она села на диван, держа в одной руке руку Франко, а в другой - Мари. Господи, как же ей их не хватало, сколько она плакала без них. А ведь это он лишил ее всего этого, из-за него она отреклась от того, что любила. Она боялась на мгновение отпустить их, потому что боялась, что они уйдут на этот раз навсегда. Она ничего не замечала вокруг, ее переполняло счастье, как же она могла жить без них...
- Мия, помнишь на твои пятнадцать лет, мы устроили большой праздник, - сзади, тихо, незаметно подошла женщина, трое сидящих замерли и каждый почувствовал, как рука другого сжимает его все сильнее, - ты тогда была такая красивая в роскошном розовом платье и короне, - продолжал голос, такой родной и полный нежности и печали, - после праздника ты подарила эту корону мне, я сохранила ее и сберегла для моей принцессы, - голос умолк, заглушаемый рыданиями...
Марисса аккуратно высвободила свою руку и отошла за диван, Мия резко обернулась, перед ней стояла ее мама, женщина воспитавшая ее... "Соня!" - девушка прижала к себе рыдавшую женщину, которая действительно была Соней Рей, некогда блестящей и талантливейшей актрисой, мудрой и красивой женщиной... лишь один человек так и сидел не шелохнувшись, "Соня, ты здесь?" - хриплым голосом, наконец, спросил Франко, он поднялся и, опираясь на трость, обернулся. Да, это действительно была его Соня все такая же прекрасная, она обнимала и целовала своих дорогих девочек, ее карие глаза были полны слез.
- да, это я Франко, я пришла к Мии, - она виновата опустила глаза, как бы прося разрешения остаться... - мне уйти
- Милая моя, Соня, - франко упал на колени и обнял ее ноги, - прости меня, прости, я был дураком, я хотел бежать за тобой, но моя гордость... сколько я страдал, я не могу без тебя, я прошу... - он не успел договорить, нежно, как ребенка, Соня подняла его
- Франко, мой дорогой Франко, - только и сказала она.
Теперь они вместе, все вместе. Когда Мауро приоткрыл дверь все семейство уже сидело в обнимку на диване. Мия с сестрой пошли на верх, чтобы привести себя в порядок, когда они спустились все были уже внизу. Мия стала понемногу становится самой собой, нет, не той девочкой со смеющимися глазами, а обычной Мией Коллучи. Почти все гости собрались, а Мауриссио все глядел на дверь. Мия подошла и поцеловала его в щеку, она была благодарна ему за то, что он сделал. Ей так не хватало семьи.
- ты довольна, моя королева, - спросил Мауро, целуя ее руку
- Да, спасибо, я не ожидала...
- Но мы ждем еще несколько человек...
- Кого, надеюсь не с курса? - Мия попыталась сохранить спокойствие, хотя сердце принялось стучать так быстро, что отстукивало 100 ударов вместо привычных 80.
- Нет, это секрет!
- Мауро! - в голосе блеснула сталь, но тут подоспела Мари:
- Мия, будь поласковей с женихом, все-таки именно ему мы обязаны нашей встречей, - аккуратно напомнила Мари...
- Мауро, сказал, что мы ждем еще несколько человек, возможно с курса... - Мия бросила на Мари многозначительный взгляд: "А вдруг это Мануэль?"
"Не думаю, - бес слов ответила она, - в конце концов, список, как я понимаю, составлял Питер, значит это не может быть Мануэль", казалось Мия немного успокоилась.
- А вот и еще один твой друг Мия, - сказал, расплываясь в улыбке Мауро, подставляя щеку для очередного поцелуя. Но зале никто не шелохнулся.
- Поздравляю, Мия, - улыбнулся белоснежной улыбкой, выныривая из под букета кремовых роз, блондин с удивительными голубыми глазами.
- Здравствуй, Пабло, - но смотрела она не на нового гостя, а на Мари, которая, казалось, сейчас упадет.
Кивнув Соне на Мари, Мия поспешила к гостю:
- Какого черта ты здесь делаешь? - сказала она это, так тихо, что этого почти никто не услышал, очаровательно улыбаясь гостям.
- Твой жених, Мауро, позвал меня сюда
- Пабло, я тебя предупреждаю, подойдешь к ней ближе чем на три метра, я сделаю так, что больше ни одна девушка не посмотрит в твою сторону!
- Мия...
- Ты меня понял? - спросила Мия, оглядывая публику и держа "друга" за локоть так крепко, что дорогой французский лак слегка облупился на краях.
- Да, - мэрскому сынку пришлось опустить глаза
- Пабло, я очень рада, что ты приехал! - продолжила она громче, но все так же холодно.
Поставив букет в вазу, она шепнула Соне, чтобы та ни на шаг не подпускала к Мари Бустомантэ. Теперь по сценарию Мауро должен был произнести речь о предстоящей свадьбе, пару окружили и они оказались в центре круга:
- Надеюсь больше не будет сюрпризов? - спросила шепотом Мия
- Нет, только приедет моя сестра с мужем, - так же шепотом ответил Мауро и Мия вздохнула с облегчением, - я очень рад, что смог собрать семью моей очаровательной супруги и нашу, чтобы соединить их нашим с моей дорогой Мией браком, - Мия попыталась выглядеть как можно более счастливой, но не переставала смотреть на Пабло, который то и дело бросал взгляды на Мариссу, - я сделал...
- Братик, с каких пор твоя дорогая сестричка больше не принадлежит семейству Сарес? - в зал впорхнула очаровательная брюнетка, следом за ней зашел юноша, Мия мельком увидела, как Соня с Франко держат Мари, чтобы та не упала и пристально посмотрела на сестру, моля бога лишь о том, чтобы она продержалась до конца речи...
- Поприветствуем мою сестру - Сицилия Боннели, известная модель, и ее муж Мануэль Агирре! - Мия, наконец, заметила новоприбывших и сама еле устояла на ногах. Словно электрический заряд прошел по всему телу, лишь она увидела Его, стало трудно дышать, и Мия лишь отчаянно открывала рот, силясь поймать им воздух.
- Дорогая все в порядке? - заботливо спросил Мауро, который недоумевал, что случилось. Мари, увидевшая своего старого друга, на несколько минут смогла отбросить мысли о Пабло и переводила взгляд с Мии на Мануэля, как будто следя за теннисным поединком, которые молчали и продолжали стоять, тупо глядя друг на друга.
- Очень приятно, - наконец сказала Мия, сделав глубокий вздох, и привычным жестом отбросила волосы назад
Сестра Мауро подошла к ним и чмокнула, как полагалось, Мию в щеку. Ману не так быстро отошел от встречи как Мия и стоял бы так еще долго, если бы Сицилия не схватила его за руку:
- Дорогой, поздоровайся, - она сердито надула губки
- Да, - только и смог выдавить из себя мексиканец.
- Ману? - Мия, как будто только что увидела спутника модели, изобразила задумчивость. Господи, как же она боялась этой встречи, в он ведь совсем не изменился, и глаза все теже - глаза, в которых хочется утонуть, только разве стал чуть старше и теперь женат, женат, женат - эхом отдалось в голове и гулко отозвалось в сердце. Но она не зря столько мучилась и тренировала свое бедное сердечко и даже, если ей хотелось плакать и кричать, она понимала, что должна играть, играть лучше всех, - неужели это ты? Мауро, ты же сказал, что больше не будешь звать никого с курса!
- Я... Мия, дорогая, так вы знакомы с Мануэлем?
- Да, мы с ним вместе учились, - Мия старалась смотреть ему в глаза, часто моргая, чтобы не дать никакой лукавой слезинки предательски упасть на щеки.
- Но, почему Питер не сказал мне о нем, я же просил его собрать всех твоих друзей, - Мия на мгновение заколебалась, она привыкла быть сильной и должна бороться до конца, все внимательно наблюдали за развивавшимися событиями, наконец, молчание слишком затянулось...
- Ах, Питер, Мауро, Питер служит у нас уже тридцать лет, немудрено, что он мог кого-то забыть...
- Да, ты как всегда права! Ну, на чем мы остановились? Ах, да, я очень долго ждал этого момента, и вот теперь, когда она готова и может сказать мне: "Да", мы сообщаем вам, что решили пожениться! - Мауро внимательно посмотрел на Мию, но та лишь поцеловала его. В этот поцелуй она вложила все ненависть и любовь к Ману, всю боль, которую он ей причинил, все воспоминания о нем. Когда она оторвалась от него, она лишь украдкой бросила на Ману взгляд и увидела слезы у него на глазах, хотя ей возможно только показалось.
- А теперь всех прошу за стол!
Гости расселись, во главе стола сидел хозяин дома, справа от него Мия, рядом с которой сидела Марисса с Антонио, слева - Сицилия, Ману и Пабло. Лишь шестеро человек молчали и изредка поглядывали на сидящих за столом, в то время как все остальные вели оживленную беседу.
- Мия, - тихо позвала ее Мари
- Да, ну как ты, после встречи с ним, - она не отрывая взгляда от тарелки, кивнула в сторону Пабло, - у тебя был такой вид...
- Ничего, я просто не ожидала увидеть его здесь, да и он похоже тоже, не волнуйся со мной все в порядке, теперь у меня есть Антонио...
- Зайка, ты устал? - спросила Марисса, наклонившись к сыну
- Мама, я хочу спать, - сонно ответил малыш, потирая глазки
- Прошу прощения, - поднялась Марисса, - мне надо отвести сына в кроватку. Мауро ничего, если мы переночуем у вас?
- Да, конечно, наш с Мией дом - дом ее друзей, - он поцеловал Мию в руку, краем глаза Мия отметила, что у Пабло был вид будто его ошпарили кипятком и с трудом сдержала улыбку, он теперь уже в упор смотрел на Мариссу, которая шла за ручку с сыном.
- Ай - яй! Простите, - Мануэль пролил немного вина и теперь вытирал костюм салфеткой не без помощи Сицилии.
- Давай я отнесу его и закину в машинку, он еще возможно успеет высохнуть? - улыбнулась ему Мия самой очаровательной из своих улыбок...
- Нет, не стоит, я и так похожу, - как можно вежливее и холоднее ответил мексиканец
- Дорогой, ну что ты, тем более, что мы останемся здесь на ночь! - Сицилия улыбнулась своими здоровыми 32 зубами, и посмотрела на Мию, - Спасибо тебе огромное, мой братец был прав, когда говорил, что ты само очарование!
- Мануэль, не упрямься, я скоро, - сказала Мия и поймала себя на мысли, что Сицилию бы украсил фингал и еще пара - тройка синяков, и подумала: "не дай бог останется Пабло, не дай бог!"
Ману стянул пиджак и отдал Мие, которая, когда проходила мимо Пабло шепнула ему: "не волнуйся, это не твой малыш, это ее сын". Тихо по лестнице застучали каблучки.
"Моя сестра с ее мужем!" Дура, он женат, он забыл тебя, а ты все терзалась, мучилась, может ты зря не дала ему ничего объяснить, прогнала его! Плакала ночами, отказывала парням, а он долго не мучился, нашел себе хорошенькую брюнетку, ну что ж Мануэль Агирре, тебе еще придется горько пожалеть о том, что ты родился на свет. Я не привыкла проигрывать, хоть я все еще и любл... глупости, хоть я и любила тебя давно, в прошлом, в другой жизни, зато теперь я замужем и не позволю тебе заново сломать мне жизнь!
Проходя мимо бесконечной череды комнат, она увидела Мариссу, стоящую в дверном проеме.
- Мари..., - Марисса приложила палец к губам и казала шепотом:
- он уснул... он как ангелок, когда спит
- у Пабло был такой вид, когда ты назвала его сыном, он решил, что...
- этого его ребенок?
- Да, но я сказала, что это только твой сын.


 
katya_shev@Дата: Пятница, 02.09.2011, 16:53 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Давай пройдем в другую комнату, не хочу его будить, он потом очень тяжело засыпает?
- Отлично.
- Знаешь, я даже немного испугалась за тебя, когда ты увидела Ману... - продолжила Мари, когда они зашли в комнату напротив
- Со мной все в порядке.
- После стольких лет, ссор и обид, тут появляется он...
- На твоей помолвке с красавицей женой, сестрой твоего жениха, - закончила Мия
- Да, я думала ты убежишь, заплачешь, но ты была удивительно спокойна.
- Хочешь сигарету? - спросила Мия, закуривая свои любимые Vogue
- Ты куришь?
- Да, уже пять лет...
- Ты изменилась, очень сильно, я поняла это, когда только увидела тебя...
- Не я изменилась, он меня изменил, - она пустила колечко из дыма и проследила за ним
- У меня создалось такое впечатление, что у тебя как будто умерли все чувства, но оказалось, что я была не права, - улыбнулась Марисса
- Он, он лишил меня всего, он лишил меня вас, за это я его ненавижу, он сделал меня железной, бесчувственной, но я...
- Ты его любишь?
- Не знаю, но какое это имеет значение, он ведь женат...
- Ты прекрасно знаешь, что это ничего не значит... значит, ты любишь Мауриссио?
- Не знаю, а ты любишь Пабло?
- Люблю, но я в какой-то степени была готова к этой встречи, я знала, что она обязательно произойдет, но теперь я не одна, теперь у меня есть Тонни и ты и он самое главное сокровище в моей жизни...
- А у меня сигареты, пойдем, нас наверное ждут, поговорим вечером... - улыбнулась Мия
"Черт возьми, неужели она больше меня не любит, совсем ничего не осталось, я, как дурак, надеялся, ждал, что может она все еще любит меня, что все еще можно исправить. Нет Мануэль! Уже нельзя ничего исправить, она выходит замуж и похоже счастлива, но как же... она красива, она стала еще прекраснее. Кретин, ты хочешь ее вернуть, нет ты не можешь больше вмешиваться в ее жизнь, просто не имеешь права. Хочешь опять ей сделать больно? Ты должен быть рад за нее, за то, что она счастлива. Ты не достоин ее любви, ты не достоин и своей любви...", от мыслей Мануэля оторвал женский смех, доносившийся с лестницы. Он взглянул на Пабло, тот тоже сидел убитый и понурый, ну его любимая хотя бы не выходит прям при тебе замуж и с тобой не сидит приставучая брюнетка, усмехнулся он, а потом подумал, что было бы лучше: если бы все было как есть или если бы он застал Мию с ребенком, с не его ребенком...
часы отбили полночь, гости начли понемногу расходиться и к часу остались только Мия с Мауро, Мари с Соней и Франко, Сицилия с Мануэлем и Пабло. Когда молчание в очередной раз затянулось. Соня, нервно поглядывая на Мариссу и Мию, улыбнулась Мауро:
- Мауро, спасибо за чудесный вечер, но уже поздно нам пора.
- Дорогой я провожу Соню с Ф... маму с папой, - поправила себя Мия, она привыкла называть их по именам и теперь привыкала заново к таким родным словам.
Соня с Мией помогли Франко подняться, и, когда они проходили мимо Мауриссио, Соня на секунду остановилась и подошла к нему:
- Вы замечательный человек, я очень благодарна вам за то, что вы подарили мне мою семью, спасибо вам! Я очень рада, что у Мия выбрала именно вас, - и она звонко поцеловала его в щеку, незаметно смахнула набежавшую слезинку и ушла.
Когда вся семья подошла к двери, Соня с Франко еще раз обняли и поцеловали своих дочерей:
- Мия от всей души поздравляю, - сказала Соня, одной рукой обнимая с Франко, а другой пожимая кончики пальцев Мии
- Счастья тебе дочка, - Франко поцеловал Мию в лоб, - пока девочки, - франко развернулся и скрылся за порогом, а Соня, бросив выразительный взгляд на сидящих за столом сказала:
- Мия, Мауро очень любит тебя не делай ему больно, если не можешь полюбить его, то ничего не обещай, только не рань его, он слишком тебя любит. Мари, ты всегда была у меня умницей и все знаешь сама, Dije
- Очаровательная женщина, - Мауро поцеловал руку вошедшей Мии
- Да, соня - чудо
- Кстати может ваш друг тогда тоже останется? - Мауриссио кивнул в сторону Пабло
- Нет, - сказал Пабло, Мия к своему удивлению заметила, что он ни разу не попытался приблизиться к Мариссе, лишь смотрел на нее, значит все, что говорила Марисса было правдой... - я засиделся у вас, мне уже пора.
- Я тебя провожу, - Мия быстро увела его за руку, - спасибо, - сказала она, когда Пабло уже открыл дверь, - Пабло, скажи... ты любил Мариссу? Ты за весь вечер ни разу не попробовал заговорить с ней, приблизиться... Ты еще любишь ее, я видела как ты на нее смотрел...
- Мы ведь все еще друзья?
- Мы были друзьями, но думаю и теперь сможем... знаешь я пожалуй выйду с тобой мне надо покурить, а то у меня от этой постоянной болтовни Сицилии раскалывается голова...
- Ты куришь?
- Да, только не надо говорить, что я изменился, - Мия стряхнула пепел с сигареты, - ты ответишь?
- Мия, я ее любил, но я не хочу сейчас говорить об этом... я не хочу снова подходить к ней слишком близко, она как пламя, о которое можно обжечься... мы можем встретиться и поговорить.... А ты, скажи, ты еще любишь Мануэля?
- Не знаю, - честно ответила она, - теперь я с Мауро, пять лет я жила без него, смогу и дальше...
- пока Мия... ах да поздравляю тебя с помолвкой! - крикнул он, когда Мия уже собралась уходить.
4. Дым от сигарет.

Назад от праздников ко вторникам,
Назад от финиша к исходникам,
И пусть в моих поступках не было логики,
Я не умею жить по-другому.
А ведь она и правда не знала, хотя, наверное, нет - знала, но боялась признаться. В любом случае это уже не имеет значения. В дверях она столкнулась с ним, но прошла мимо, стараясь изо всех сил не поддаться искушению вернуться. Дверь сзади захлопнулась и она остановилась, она почувствовала, что он тоже...
- Мия, - неожиданно позвал он, - у вас есть сигареты, хотя, откуда, ты же не куришь?
Она слегка приоткрыла дверь и услышала, как он тихо выругался:
- только Vogue, - она протянула свежую пачку
- ладно, ты что куришь? - он начал искать по карманам в поисках зажигалки, но остановился, увидев, как Мия закрывает рукой сигарету, чтобы поджечь...
- огоньку? - спросила она
- да, спасибо. Раньше ты не курила, - он присел на ступеньку
- ты тоже, - усмехнулась она и села рядом
- и теперь ты выходишь замуж, - сказал Ману довольно тихо, не надеясь на ответ, эта фраза предназначалась только для него самого. Она сидела совсем рядом, настолько близко, что дымок, который она выпускала, сплетался с его серебристым дымком, запах ее духов пьянил его, ее запах... так хотелось зарыться в ее волосы почувствовать ее тепло, ее запах, утонуть в нем...
- Да и ты женат, - ответила она, и он от неожиданности вздрогнул.
- Ты... любишь его?
- Разве это имеет значение, а ты - Сицилию?
- Это скорее привычка... скажи, а ты думала... - он смущенно замолчал
- О нас? Да, думала, - спокойно ответила она
- Ты никогда не хотела все вернуть? - уже более уверенно произнес он и в первый раз за всю их беседу посмотрел на нее, лучше бы он этого не делал... на какие-то доли секунды у нее перехватило дыхание от этого взгляда.
- Вернуть, - как же она хотела этого на протяжении всех эти пяти лет, она было даже захотела признаться в этом, но тут ее взгляд упал на маленькое платиновое колечко на безымянном пальчике, - нет.
- Ясно, - его голос предательски дрогнул, но Мануэль сделал вид, что это у него от сигаретного дыма.
- Совершать новые ошибки - нет, это ведь была всего детская влюбленность, своеобразное приключение, - она заиграла пальчиками в воздухе, разговор принимал опасное русло.
- А я хотел, - от такого ответа она даже поперхнулась, но тоже извернулась и закашляла, - но, знаешь, ты права, это было бы ошибкой.
- Теперь мы повзрослели...
- Хоть я и любил тебя
- Какая разница, это все в прошлом! - сказала Мия, срываясь на крик, но они оба были слишком взвинчены, - чего ты хочешь? Это все в прошлом! Зачем ты заговорил об этом? Если сам говоришь, что это было ошибкой? Прости, но Мауро уже наверное заждался, - сказала как можно спокойнее, - Сицилии что-нибудь передать?
- Нет, я еще посижу. Спокойной ночи.
Значит она меня больше не любит. вернуть, нет....нет-нет-нет - звучал ее голос до сих пор. Для нее это была детская влюбленность, приключение. Она никогда не любила меня, дурак.,. она "не хочет совершать новые ошибки", значит то, что он видел в ее глазах обман зрения? Может он просто слишком надеялся, вот ему и показалось... но ведь он ничего не делал, он не искал ее, он хотел сбежать от этой любви, которая ела его изнутри, все сильнее и сильнее...
- Мия, солнышко, где ты была? - услышала она, словно из тумана голос Мауриссио.
- Я, я в душ, и... спать, - она быстро прошла мимо комнаты и, где разговаривали Сицилия с Мари и Мауро и взбежала по лестнице.
- Простите, мне нужно посмотреть как там Тони, - вскочила с кровати Марисса, только она заметила хрустальные капельки на глазах Мии.
Бежать, далеко-далеко, чтобы больше его никогда не видеть. Не слышать. Сегодня, она так хотела, чтобы все прошло так, как хотел Мауро, она выходит замуж, а тут появляется он. После стольких лет, именно в день их помолвки, зачем он мучает ее, он говорит, что любил ее, он любил? Нет, он всего лишь играл ею, ему, наверное, доставляло какое-то особое удовольствие видеть, как она мучается. Нет, больше она не ошибется, не позволит ему себя сломать, никогда. Где твоя сила Коллучи?
Она вбежала в комнату, ничего не замечая, и ворвалась в ванную. Слезы, как капельки дождя покатились из глаз. Как бы ей плохо не было. Она не могла себе позволить заплакать там, она была обязана держаться, она была должна, теперь, когда рядом никого не было, когда она была одна... Рывком сняла себя одежду и подставила свое заплаканное лицо под горячие струи.
Почему, почему? Почему именно сейчас? Как же она ненавидит его, как же ненавидит, но еще сильнее любит. Как же это больно, больно до крика.
Она тихо сползла по стене, содрогаясь в беззвучных рыданиях, капельки воды перемешиваясь со слезами бежали вниз по ее телу. Постепенно она успокоилась, первый шок от встречи, от такой близости с ним прошел, теплые струи, казалось, смывали все беды и несчастья. Она надела теплый махровый халат и посмотрелась в зеркало, но увидела там не светскую львицу, а маленькую девочку с красными глазами и опухшим носом. Она сделал несколько глубоких вздохов и выдохов, краснота слегка ушла, теперь никто и не заметит.
- Мари? Ты здесь? - ослабевшим голосом спросила Мия.
Марисса сидела на кровати с ногами и задумчиво глядела на сестру.
- ты плакала из-за него? - наконец спросила она.
- Что так заметно?
- Нет, просто я твоя сестра, иди сюда...
Мия легла и положила голову ей на колени, и Мари как любящая мать стала водить рукой ей по волосам, через несколько секунд, он заметила темно зеленое и мокрое пятнышко на платье:
- Мия, что случилось, что ты так расстроилась?
Мия пересказала ей их разговор:
- я, я такая дура, я думала, что он меня тогда любил, - уже в голос рыдала Мия
- нет, ты не дура, - Мари подняла её и посмотрела ей в глаза своим необычным успокаивающим взглядом, - он любил тебя, очень любил, я знаю это, и, возможно, любит и сейчас...
- нет, Мари, не он никогда не любил, идиотка, а плакала и сейчас тоже плачу. Почему? Я столько лет спокойно жила без него!
- Может это судьба? Но раз ты плачешь ты все еще любишь его?
- А что мне делать? Я так больше не могу, я выхожу замуж, понимаешь выхожу замуж! Я не могу бросить Мауро, он всегда любил меня и это ему мы обязаны нашей встречей!
- Скажи, ты хочешь поломать жизнь и себе, и ему?
- Нет, но это лучше чем быть одной.
- Ты же любишь Ману?
- А толку, он женат на Сицилии, понимаешь женат! Он забыл меня, он сломал мне жизнь и я не позволю сделать это снова... как же я ненавижу его...
- Ненавидишь?
- Ненавижу, - сказала Мия, - и... люблю, - добавила она чуть тише.
- Завтра мы разберемся, а теперь давай спать? - Марисса помогла Мие подняться и уложила ее в кровать, а сама легла рядом, они так и уснули в обнимку, совсем как в школе...
5. злая насмешка судьбы
Она боялась выходить из комнаты, боялась случайно встретить его, но после двух ссылаться на усталость она не могла. Накинув на себя шелковый халатики и просидев добрых полчаса перед зеркалом, она, наконец, спустилась вниз. Но к счастью внизу сидела только Мари играла с Антонио:
- Тони, какой ты у меня сладкий, так и хочется защекотать! - приговаривала Марисса, щекоча извивавшегося и смеющегося мальчишку.
- Доброе утро, тетя Мия, - сказала она, заметив Мию.
- Привет, - тихо ответила последняя
- Ну, как ты ничего?
- Да, уже лучше, а где все?
- Сицилия еще спит, Мауро уже на работе, кстати ,если я не ошибаюсь, те шикарные розы ,которые стоят на камине предназначены именно тебе...
- А, да... - рассеяно ответила Мия, вынимая карточку из пышного букета, - а... - она облокотилась на каминную полку и посмотрела на Мари
- Он уехал еще на рассвете, я почти не спала и видела, как отъезжала его машина. Тонни, солнышко, иди погуляй... - неожиданно сказала она
- Мари что-то случилось, - Мия села на пол рядом с сестрой, когда Тонни ушел
- Ты заметила, что вчера Пабло совсем не обращал на меня внимания? - в ее темно карих глазах стояли слезы
- Да... - честно ответила Мия
- Мия, я люблю его.
- Я знаю, - она обняла Мариссу
- Что мне делать? И это после всего того, что он сделал?
- Не плачь, тихо-тихо, все образуется, я поговорю с ним, он предложил мне встретится, чтобы поговорить о тебе... Но Мари, я тебя прошу ради тебя самой, не мучай себя. Если он тебя не любит, значит, просто не достоин...
- Мамочка, смотри, что я нашел? - Антонио протянул ей сорванную незабудку, - ты что плачешь?
- Нет, золотце, - Марисса быстро смахнула слезинки, - мамочка не плачет.
- Мари, я сейчас на работу, мне по дороге тебя подкинуть? - спросила тетя Мия
- Ой, слушай, я не знаю, мне надо завести Тони домой и отдать няне...
- Не волнуйся, Линда, экономка Мауро, - Мия хотела сказать "наша экономка", но язык всячески этому препятствовал, - чудная женщина, она с удовольствием посидит с Тони, Ты ведь хочешь остаться у тети? - спросила она, глядя на Антонио.
- Да, да, ура, - принялся бегать вокруг девушек мальчик, раскинув руки и изображая самолетик.
- Ну, тогда я скоро, - Мия чмокнула Мари и побежала наверх.
Марисса была журналистом как раз в том самом журнале "Правде жизни", убедившись в том, что Мари уже сдает отчет, Мия села в свой порш и нажала на газ, но ехала она не на работу, она рез свернула в какой-то переулок и остановилась.
"Алло, Пабло? Да, это я.... Помнишь ты сказал, что мы можем поговорить... отлично, тогда через пол часа у меня дома... это не далеко... гераней ,47, 7 этаж. Жду...".
В дверь раздался звонок.
- Привет, Пабло...
- Честно говоря, я не ожидал....
- Проходи, будь как дома, - и удивительно это квартира настолько напоминала квартиру Пабло, что он почувствовал будто оказался у себя дома: черно-белые краски, большая и пустая квартира с красивым балконом.
Он сел на диван, зачем она его позвала, он ведь даже ни разу не подошел к ней, не попытался заговорить, хотя ему так этого хотелось, хотелось зарыться в ее мягкие волосы, вдохнуть ее аромат... или может она хотела поговорить о Мануэле? Нет, врятли, она не стала бы, он это понял еще тогда, на лестнице...
- Кофе, - услышал он в далеке голос?
- Нет, спасибо, я ничего не хочу.
- Пабло, - она села рядом, - помнишь, ты вчера сказал мне, что мы еще друзья. Я так и не получила ответа на свой вчерашний вопрос...
- Какой?
- Пабло, прошу тебя, ты прекрасно понимаешь, о чем я, я тебя знаю еще с раннего детства!
- Да, - неожиданно сказал он
- Ты любишь Мариссу, - решила на всякий случай переспросить Мия, она была шокирована его ответом, она не ожидала такой прямоты.
- Да, люблю, - повторил он.
- Но, но что случилось? Почему вы расстались? мари говорила мне, что она застала тебя с Сольситой, а потом ты уехал, не сказав ей ни слова...
- Да, как она может так говорить, после всего того, что она сделала? Да, как она могла. Хочешь узнать почему я тогда была с Соль, почему уехал. Так слушай! - закричал Пабло, но Мию не волновал его тон, ей в голову пришла страшная мысль...
- Все эти пять лет, каждый день я просыпался с мыслью о ней, каждое воспитание отдавалась во мне страшной болью, что я только не делал, чтобы забыть ее, у меня были сотни женщин, но не одна не могла заменить ее. Я пил, очень много, но потом кое-как вылез, я часто хотел найти ее, поговорить, но я не мог, слишком больно было. Еще когда мы были детьми, тогда на третьем курсе, я полюбил ее, ее медные волосы, карие глаза, улыбку. Я помню все: нашу первую встречу, первый поцелуй, каждую ссору, каждою мелочь, связанную с Мариссой. Тогда из-за этого дурацкого спора я бегал за ней весь год, я слишком любил ее, но на каждое признание она отвечала мне отказом, лишь в конце года мы помирились. Но начался следующий пятый курс и все пошло по новой, мы с Мариссой поссорились в очередной раз и она ушла к Диего, как мне было больно, но я все равно добивался ее, мое желание быть с ней, любить ее было настолько сильным, что смогло перебороть все и гордость и сомнения. Но Диего изменил ей, у Мариссы начался тяжелый период, ты сама знаешь, что она очень болезненно реагирует на расставания, тогда я поддержал ее, вот, казалось счастье было уже близко. Мы поговорили по душам и все простили друг другу, она говорила, что любит меня и всегда любила, что с Диего она была лишь для того, чтобы позлить меня. Мы сидели в парке, обнявшись, она была рядом, я чувствовал ее тепло, я мог поцеловать ее, я готов был кричать о своей любви. Казалось, жизнь налаживается, я понял, что ради того, чтобы просто вот так лежать рядом, я готов на все. Тут мимо проходил Диего, ты знаешь, мы всегда недолюбливали друг друга. Он прошел с самодовольной улыбкой и остановился напротив нас:
- Смотрите-ка они снова вместе, наша дорогая парочка: Бустомантэ и Андраде. Что Паблитто, опять поспорил с Томмасиком: ляжет под тебя Марисса или нет?
- Не смей так говорить о ней, - пусть он срывался на меня, но ее честь я не мог позволить...
- Пабло, не обращай внимания, - Марисса слегка придерживала меня и лишь благодаря этому я еще не надавал ему по морде.
- Какого это, Андраде, быть шлюхой, сегодня с одним, завтра с другим, у Вико появилась подружка? - тогда я не выдержал, я встал и врезал ему прямо по его наглой физиономии, я уже не мог остановиться, я бы избил его до смерти, но меня остановила Мари:
- Ты что идиот, ты убьешь его!
- Я вступился за тебя!
- На хрена это мне надо, он хотел поиздеваться над тобой, вывести тебя из себя, спровоцировать! Бустомантэ, ты ничуть не изменился!
- Этот урод оскорбил твою честь!
- Да пошел ты! - и она увила Диего в школу. Я был так зол на этого ублюдка, который все испортил, я знал, что Мари ненавидит, когда я так себя веду. Мне было так стыдно перед ней, я вспоминал минуты, проведенные вместе, и готов был даже попросить прощения у Диего, лишь бы снова быть с Мари. Тогда, когда я ходил по коридорам, один, ко мне и подошла Соль:
- Паблитто, дорогой, ты часом не Мари ищешь?
- Да, а ты ее видела?
- Да, она лечит Диего, - улыбнулась Соль, сделав акцент на слове "лечит", но я знал, что Соль ненавидела Мари за то, что я любил ее, я сначала не поверил, но, когда я подошел к комнате Диего дверь была приоткрыта. И я увидел Мари, она лежала с ним на кровати и ... целовалась. И это после всего того, что между нами было, после ее "люблю", ее поцелуев, я не мог поверить в это, но я видел это своими глазами. Как она могла поступить так со мной? Я как идиот бегал за ней, молили на коленях прощения, вступался за нее, закрывал глаза на все ее многочисленные "ненавижу". Я задыхался, это был удар ниже пояса. Я не мог закрыть глаза и на это. Мне было плевать на все и на вся, хотел одного умереть, забыть все и забыть ее, чтобы больше не мучаться.
Я допивал двухлитровую бутылку портвейна, когда в комнату вошла Соль. Портвейн не помог, стало только хуже, я надеялся, что чувства притупятся, как это обычно бывает и боль немного поутихнет, я был настолько зол и пьян, хотя нет просто зол, что схватил Соль и прижал к стене, но она не сопротивлялась. Я овладел ей прямо на полу, в этот момент вошла Марисса, она зашла как ни в чем не бывало. Ее лицо все исказилось, но мне было приятно видеть боль у нее на лице, все с меня хватит, я устал бегать за ней, я устал от всего, я устал любить. Я встал и захлопнул дверь прямо у нее перед носом, затем выставил Соль. Господи, так плохо мне не было еще никогда. Я перевернул всю комнату, но легче не стало, я хотел умереть, нет, сначала убить Диего, а потом умереть! Я ненавидел его, за то что он есть, я ненавидел Мариссу зато, что я люблю ее, я ненавидел Соль за то, что она оказалась рядом, я ненавидел себя. Я стал себе противен, я посмотрел в зеркало, на меня глядел пьяный и злой подонок. Я не знал, что мне делать, куда идти, тогда я вспомнил о письме отца, он уезжал в Нью-Йорк к жене и сказал, что, если я захочу, я могу поехать вместе с ним. Тогда я решился, больше ничто меня не держало, после того как Марисса разбила мне сердце, я хотел провалиться сквозь землю, подальше от этого проклятого города, подальше от этого проклятого колледжа, и я уехал. Но я не смог ее забыть, я хотел но не смог.
Мия посмотрела на Пабло, на его глазах стояли слезы.
- Пабло, - осторожна начала Мия, - Марисса мне ничего не рассказывала про Диего, она говорила, что ты просто избил его, а она решила ему помочь...
- Как же, помогла! - закричал Пабло
- Пабло успокойся, - Мия взяла за руку друга, - Марисса... любит тебя, правда, я ее сестра, я знаю
- Мия, я устал, - Пабло закрыл лицо руками, - я устал ее любить, это причиняет столько боли!
- Если все произошло как ты говоришь, то я не могу требовать от тебя любви к ней, но прошу, вам надо поговорить.
- Я не могу, да и не хочу.
- Пабло, я умоляю тебя, - Мия действительно умоляла его, в ее глазах было столько сочувствия, что Пабло не мог ей отказать, - поверь, я знаю, как это больно, когда тебя отвергают или тем более предают.
- Ладно, я поговорю с ней... - тихо сказал
- Спасибо тебе.
Значит Мари целовалась с Диего? Нет, не может быть, это абсурд какой-то. Уж кто-кто, а она прекрасна знала, что Мари целовалась с Диего только перед Пабло, чтоб позлить его. Чтоб она его любила? Никогда. Увлеченность? Врятли, слишком уж Марисса была счастливой после примирения с Пабло. НО Пабло же своими собственными глазами видел как она с ним целовалась, не станет же он это выдумывать. Только одна вещь в этой истории ей не нравилась, и звали эту вещь - Соль. Риварола всегда бегала за Пабло, она ненавидела Мариссу за то, что он ее любил, впрочем, как и все остальные. Но с другой стороны, даже если Соль специально послала Пабло комнату Диего, то не могла же она заставить Мариссу с ним целоваться. В любом случае это надо было выяснить. Слишком много было страданий и горя, прожитых зря лет и неудач. К сожалению только один человек мог ей помочь.

Спустя несколько часов ее порш несся по до боли знакомой дороги, но она остановилась не у старого красивого здания с надписью "Elite way school".
Чтобы залезть в вагончик ей потребовалось снять туфли и иначе она могла упасть, похоже с тех пор в нем никто не был, пожалуй, оно и к лучшему. Все здесь напоминало ей то время, когда они здесь учились. Это было их тайное место, куда они сбегали от всех, здесь проходили их первые репетиции, именно этот вагончик служил местом встречи влюбленных. На легла на матрас и почувствовала себя как дома, так не хотелось уходить, но стрелка на часах показывала половину шестого, и она не могла здесь больше оставаться. Она достала из сумочки конверт и положила его на матрас, так чтобы он сразу бросался в глаза.
6. Привет.
Привет... мы будем
счастливы теперь и навсегда...
Он пришел на десять минут раньше, как давно здесь не был, здесь все напоминало о ней. Неудивительно, что Мия назначила встречу именно здесь, но чего она хочет, чтобы мы поговорили? О чем? Но Мия тогда сказала ему, что Марисса до сих пор любит его. Зачем это она сказала. Тут его взгляд упал на конверт, как он сразу его не заметил? На нем было выведено Мииным почерком: "Прочитайте, когда будете вместе". Что ж, интересно, что это за послание...
- Пабло, - у входа стояла Марисса, на ней было обычное красное платье, но она выглядела в нем необычайно привлекательной. С ее приходом все как будто переменилось, свет что ли стал слегка потух, но она будто светилась изнутри, по трейлеру разливался запах ее духов.
- Привет, прости я не видел как ты вошла, - он заметил, что она прячет от него свой взгляд, он замолчал
- Мия хотела, чтобы мы поговорили, - неуверенно начала она
- Да, она даже нам оставила письмо, - Пабло увидел конверт и решил ухватиться за него, как утопающий за тростник, помахал в воздухе конвертом
- Что там?
- Не знаю, давай прочтем, - он неопределенным жестом указал куда-то в сторону матраса.
Они сели довольно далеко друг от друга и изредка бросали косые взгляды. Но в вагончике было темно и чтобы разобрать миин почерк им пришлось сесть поближе. Они сидели, словно на раскаленных углях, боясь придвинуться хоть на миллиметр, они вздрагивали от каждого случайного прикосновения рук. Пабло развернул конверт, в нем лежали два листка, на одном было написано для Пабло, а на другом для Мариссы. Каждый взял свой листик. Пабло сделал глубокий вздох и начал читать:
- Марисса, помнишь, ты мне говорила, что еще любишь Пабло, - Мари смотрела на Пабло исподлобья, но тут потупила взгляд, - и всегда любила. Прошло пять лет, но ничего не изменилось, не изменилась и ты, тебя все также бросает в жар от одного его взгляда. Я лучше многих знаю, что такое любовь, что такое предательство и измена. Начиная с момента вашего знакомства, вы все время ссорились, подавляя в себе ваше чувство, вы словно боялись быть вместе. Но прошло некоторое время и ты поняла, что ты действительно его любишь, понял и он. Но тогда он совершил ошибку, от которой страдал сам едва ли не больше чем ты. Но ты простила его, вроде бы вот оно счастье, но разные мелкие ссоры и обиды снова встали между вами. Только благодаря вашей любви вы снова оказались вместе, но судьба зло надсмеялась за вами, в тот же роковой день вы расстались. Ты застала его с другой, после чего он уехал, не сказав ни слова. Значит он никогда тебя не любил? Сколько ты плакала, терзалась, терпела, решила начать новую жизнь, вышла замуж и развелась, у тебя родился Тони, но его ты так и не смогла забыть... - Пабло дошел до точки. Она любит его? Не может быть, он пытался поймать ее взгляд, но она старалась всячески избежать этого.
- Мари, это правда? - осипшим голосом произнес он.
- Я любила тебя... я еще не прочитала свое письмо, - она развернула бумагу и стала быстро читать, с каждым словом ее сердце билось все сильнее...
- Пабло, помнишь наш с тобой разговор. Ты сказал мне, что устал любить ее, быть с ней... но тем не менее ты не можешь ничего с собой поделать, каждый день ты просыпаешься с мыслью о ней. Даже эти пять лет не смогли ничего с тобой поделать, ты уехал, чтобы не видеть ее, чтобы забыть, что она с тобой сделал. Но ты любишь ее. На третьем курсе ты надругался над ее чувствами и долго за это расплачивался, ты испил свою чашу до дна, вы помирились и опять все пошло поехало, но ты уже устал доказывать ей свою любовь, привязанность, ты был готов ради нее на любые жертвы и однажды она это поняла. Но видимо она никогда не любила тебя так как ты ее, ведь в день вашего примирения ты увидел е с другим, это уже было выше твоих сил, и ты все послал к черту и уехал... -- Марисса прервалась, - как ты можешь такое говорить после всего того, что ты со мною сделал? Да как ты посмел мне что-то говорить о своей любви, когда бросил меня тогда?
- Это ты изменила мне, а я как идиот бегал за тобой! - за орал Пабло
- Что? - у Мариссы на глазах заблестели слезы, она схватила конверт и швырнула им в лицо Пабло, от туда вылетел сложенный листок бумаги, на котором красивым угловатым почерком было выведено: "для Мари и Пабло". Она тихо села и дрожащими пальцами взяла листик, распрямилась и быстро, словно боясь обжечься развернула письмо.
- Пабло, Марисса, - голос ее был выше чем обычно, - я знаю, сейчас вы кричите друг на друга, обвиняете друг друга, но постойте. Сейчас вы узнаете, что было на самом деле, что произошло в тот день.
В тот день, когда вы расстались, Марисса пришла ко мне вся в слезах, из ее слов я только смогла понять, что Пабло изменил ей с Соль и уехал, не сказав не слова. Я не могла в это поверить, но Мари больше не хотела даже слышать о нем, любой разговор на эту тему переходил в крики и ругань со стороны Мариссы, лишь через некоторое время мне удалось добиться вразумительного рассказа. Пабло всегда был склонен к женскому полу, но любил он одну Мариссу, я знала этого, как и то, что она любила его. Меня поразил тот факт, что Пабло даже не пытался предпринимать никаких попыток, чтобы найти ее, поговорить. Лишь спустя пять лет я увидела Пабло, он снова не попытался даже заговорить с ней. Тогда я решила поговорить с ним наедине, потом, я уже больше не верила в любовь, но я должна была это сделать. Но Пабло рассказал мне другую историю, историю о предательстве Мариссы. Он застал ее за поцелуем с Диего. Это было уже выше его сил, и он уехал. Диего к тому времени скончался от СПИДа и лишь знал правду. Вот что произошло после того, как я уехала от Пабло:
Я остановилась перед небольшим особнячком, но красивым особнячком. Я постучала в дверь и услышала знакомый до боли в ушах голос: "Открыто, заходите!".
- Паола, отнести пожалуйста вещи на кухню, - к мне спиной на диване сидела блондинка. Я тихо подошла сзади и наклонилась к девушке:
- А ты так и не научилась здороваться, Риварола, - произнесла я, стоя у нее за спиной. Девушка подскочила как ужаленная и смотрела на меня круглыми как шары на новогоднюю елку глазами, - что ж Риварола, игра началась!
- Ты... но как ты меня нашла?
- Сольсита, дорогая, пора бы уяснить, что для продюсера такой масштабной фирмы как Mia Culpa нет ничего невозможного, как теперь тебя зовут? - Оливия Ренальдос, что ж ты никогда не отличалась хорошим вкусом, - я бесцеремонно уселась на диван, Соль всегда боялась более сильных людей и лебезила перед ними, но я для нее являлась не просто знакомой, а той ненавистной "Куклой Барби". Я не любила смущать или унижать людей, но здесь я должна была пойти на это.
- Что ты от меня хочешь, - как можно более спокойно сказала "Оливия"
- Я бы не отказалась от чашечки крепкого кофе и... - я провела в воздухе пальчиком круг, - если найдется неплохо бы пирожное, - я улыбнулась, не скрою мне приятно было видеть ужас и неприязнь в ее глазах. Чувства они ведь остаются, как ненависть и... любовь.
- Да, как ты смеешь! Заявилась в мой дом и возомнила себя хозяйкой? Не позволю! - завопила Риварола
- Как я смею, - я медленно поднялась, чтобы она смогла узреть меня в полный рост и подошла настолько близко к Соль, что чуть не задела ее нос, - как ты смеешь портить людям жизнь? Мало зла сделала в колледже, теперь ты у меня за все ответишь! - Соль присела под напором, - правильно лучше сядь, а сейчас ты, милая моя, вспомнишь тот денек, пять лет назад, когда ты послала Пабло в комнату Диего, где была Марисса
- Ах, так значит все дело в этой ненормальной? - засмеялась Соль, - так значит Пабло не простил ее? А что я молодец, Диего был бы рад услышать это. Наши влюбленные дурачки так ничего и не поняли...
- Риварола, не выводи меня из себя, - но Соль только смеялась мне в лицо, тогда я схватила лежащий рядом журнал и ткнула на его обложку, где был крупный портрет нас с Мауро, - что Соль? Интересно? "Знаменитая Мия Коллучи выходит замуж за зам. мэра города Мауриссио Сареса", - Соль вся перекривилась.
- Так вот слушай, теперь стоит мне щелкнуть пальцами, и ты со своими жалкими шмотками останешься на улице, без дома и без профессии. Я читала твое досье, ты насколько я знаю начинающая певица. Тобою занимается Роберта, я огорчу тебя, Мауро подарил мне всю фирму и, если я захочу, то ты будешь петь песенки только в перекрестках метро. Подумай хорошенько, прежде чем говорить нет.
Соль и вправду задумалась. Я довольная своим спектаклем, спокойно курила, сидя на против. Риварола видимо хотела что-то возразить, но не решилась. Разумеется, я немного преувеличила свои полномочия в компании. Мауро ничего мне не дарил, но в остальном я сказала правду, Мауро был очень влиятельным человеком в городе, и для него ничего не стоило сломать жизнь Ривароле по моей просьбе. Соль тем временем приняла решение:
- Знаешь, я скажу тебе все как есть, если ты поможешь мне с работой
- Ты не в том положении, чтобы ставить условия.
- Ну, тогда передай Паблитто привет, - ухмыльнулась она
- Соль, я тебя предупреждаю в последний раз.
- Тогда дай его номер, я сама позвоню.
- Ты сама выбрала, - я вытащила из сумочки раскладушку и набрала знакомый номер, - алло, милый, здравствуй, да у меня все в порядке, но есть некоторая проблема... мне нужно разрешение на снос дома... правда? спасибо, пришли факсом, номер 972 - 3486 - 799 - 87...
- Нет, подожди! - закричала Соль, - я согласна, только прекрати!
- Да, спасибо, - я подошла к факсу и нажала на кнопку, механизмы и задвигались, и через несколько секунд держала в руках документ.
- Что ты делаешь? - глаза Соль опять округлились на этот раз от ужаса, - я же сказала, что согласна!
- Я это сделала, чтобы доказать тебе, что я не блефую, - на самом деле я учла вариант отказа Соль и знала чем ее припугнуть, поэтому она заранее попросила секретаршу, чтобы, когда она в следующий раз позвонила, та ей выслала на указанный номер липовый документ с разрешением на снос дома.
- Ладно, я все расскажу.... В тот день ко мне подошел Диего и спросил, хочу ли я вернуть и быть с Пабло, я ответила, что естественно хочу, но Пабло любит Мариссу и тут мы бессильны. Тогда он сказал, что знает, как сделать так, чтобы они расстались. Мне нужно было лишь в назначенное время найти Бустомантэ и сказать, что, если он ищет Мариссу, то "она лечит Диего", а затем через пятнадцать минут зайти к нему в комнату. Я так и сделала. Когда я пришла, Пабло был жутко пьян и стал ко мне приставать...
- От остальных подробностей прошу меня избавить, - задумчиво ответила Мия, - ты знаешь, почему Пабло напился?
- Да, он застал Мари с Диего.


 
katya_shev@Дата: Пятница, 02.09.2011, 16:53 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Они целовались, но как ему удалось заставить ее поцеловать его?
- Наверное, ей очень захотелось, - улыбнулась невинной улыбкой Соль
- Риварола, ты забыла, - Мия помахала перед ней факсом, который не выпускала из рук.
- Хорошо, хорошо. Потом, когда я встретила Диего, он рассказал мне о своем плане. Он должен был разозлить Пабло настолько, чтобы тот избил его на глазах у Мариссы, это было рискованно, но он тем не менее решился. Он знал, что Андрадэ терпеть не может таких выходок и сразу придет ему на помощь. Он дошел с ней до своей комнаты и попросил немного побыть с ним, ей ничего не оставалось делать кроме как согласиться. Тогда Диего завел с ней беседу о том, как сильно он её любит, что он не может без нее, но он хочет, чтобы она была счастлива и пообещал, что отстанет от них с Пабло, если она поцелует его в последний раз, "в память о их любви"... тогда навсегда забудет про них и не будет больше досаждать им... эта дура согласилась, так как знала, что Пабло легко распаляется и это может плохо кончится...
- Тогда ты нашла Пабло и послала его к Диего, он решил, что Марисса целуется с ним по собственному желанию, затем Диего еще немного задержал ее, достаточно, чтобы Пабло успел напиться и ты пришла к нему.
Риварола, я убила бы тебя честное слово, но у меня нет времени, чтобы тратить его таким образом на такое ничтожество, поверь, ты еще заплатишь за это!
Вот что произошло в тот день, вот что стало причиной боли, страданий, мыслей друг о друге и любви. Злая насмешка судьбы. Теперь вы знаете цену ошибок, цену вашей любви, не совершайте больше ошибок.
Письмо упало из рук Мариссы на пол. Она стояла словно в трансе, боясь пошевелиться. Резкая боль запульсировала где-то в районе левой части грудной клетки, дышать стало необычайно трудно. Она не могла поверить, этого просто не могло быть, значит, все эти пять лет все ее страдания, вся эта бесконечная боль, все эти бессонные ночи, ночи без него, все это было впустую? Все это было напрасно. Но, если это правда, может он все еще любит ее?
Картины начались быстро сменяться: письмо на полу, его голубые глаза, в которых блестели хрустальные капельки, разноцветные стены, потолок вагончика, старая лампа и темнота...
Она зажмурилась и вся сжалась в падении, но ее подхватили чьи-то мягкие руки. Она боялась открыть глаза, запах, такой родной, дурманил ей голову, запах его волос, его тепло согревало ее, именно согревало, а не обжигало. Вдруг на щеку ей упала горячая капля, она медленно спустилась вниз к губам, она облизнула губу и ощутила солоноватый вкус.
- Пабло... - прошептала она и открыла глаза, она чуть не вскрикнула от счастья, когда увидела его так близко, его глаза, его губы...
- Марисса, Мари, девочка моя, - Пабло покрывал все ее лицо поцелуями
- Пабло, - ей так нравилось повторять это имя, - Пабло, дорогой не плачь, мой милый, мой любимый, не плачь, все прошло, теперь все будет по другому. Мы начнем все заново...
- Подожди я должен все сказать, Мари, я был идиотом, нет хуже, самовлюбленным эгоистом, я тогда ничего не захотел слушать, я так обошелся с тобой. Я ведь любил тебя, всегда любил и... - он улыбнулся, - люблю, люблю больше жизни. Ты не представляешь сколько я страдал...
- Теперь все позади, мы будем вместе, - она гладила его золотистые волосы, так приятно было опускать в них кончики пальцев, - Я люблю тебя, люблю...
Тихо на небе светила бледная луна... на пустыре стоял маленький вагончик, который стал местом соединения двух, измучившихся друг по другу сердец, в самом воздухе в эту ночь витала любовь и лишь изредка слышался нежный шепот: "Пабло...", "Марисса..."
В тот вечер она была одна, она сидела, укутавшись в теплый плед, и смотрела как догорают в камине дрова. Они уже, наверное, прочли их письма и лежат вдвоем в вагончике. Может теперь они будут счастливы, они ведь заслужили это счастье. Они действительно любят друг друга, и, если она смогла им помочь, значит она все-таки совершила какой-то хороший поступок за свою жизнь.
7. ты и я...
самолетами, пароходами,
я прорвусь к тебе -
мон-ами!
Господи, если то, что произошло сегодня ночью, было очередным сном, которое истосковавшееся по ней сердце заставило выдумать воображение, то он не выживет. Он сделал глубокий вздох и улыбнулся, в воздухе витал запах ее духов, значит, было.
- Марисса, - он с улыбкой кота, объевшегося сметаны, открыл глаза, но улыбка тут же спала, потому что рядом он никого не обнаружил. Она ушла? Нет, этого не может быть, просто не может. Она не могла уйти после вчерашнего... или могла...
- Марисса! Мари! - Пабло выбежал из вагончика в одних брюках и замер, увидев сидящую на спиленном дереве девушку, он выдохнул, девушка от крика резко повернулась, и ее огненно рыжие волосы рассыпались как искры по плечам.
- Пабло? - улыбнулась она
- Мари, как же ты меня напугала! Я думал, ты ушла... - виновато произнес он
- Дурачок, - она подошла настолько близко, что ее дыхание обжигало его, - я больше никуда не уйду от тебя.
Она лукаво посмотрела на него и укусила за губу, они стали целоваться, Пабло не отрывая своих губ от ее поднял ее с земли в вагончик и упал вместе с ней на матрас.
- Пабло, подожди, - Мари слегка отстранила его от себя
- Что?
- Мы должны вернуться домой...
- Но зачем? Здесь нам так хорошо, - он снова прильнул к ее губам
- Я сама не очень-то хочу сейчас куда-то идти, но...
- Давай не пойдем! - улыбнулся блондин своей улыбкой, которая могла стать достойным украшением любой зубной пасты.
- Мы должны вернуться. Ты забыл из-за чего мы снова вместе?
- Мия, - догадался он
- Ей мы обязаны своим примирением, тем что мы снова вместе. Мия, моя сестра, она сделал для меня столько, как никто другой. Когда мне было плохо, она всегда утешала меня, помогала мне. Мы должны поблагодарить ее.
- Мия, я не смогу выразить словами как ей благодарен. Ведь это она вернула мне тебя.
- И... - Марисса опустила глаза, - мой сын, я должна поговорить с ним...
- Твой сын, - Пабло сел
- Пабло, понимаешь, по прошествии двух лет после того случая я решила все начать заново, с чистого листа, понимаешь? Я вышла замуж, родила Тонни. Но, как видишь, ничего не вышло, он любил меня...
- А ты? Ты, любила его?
- Всю свою жизнь я любила только одного человека - тебя, - она поцеловала его, - и он понял это, он отпустил меня и отдал нашего сын. Тоша на протяжении этих трех лет был моей надеждой, моим спасением, я жила только ради него, ведь у него никого больше нет...
- Марисса... ты не должна ничего объяснять - Пабло обнял ее
- Нет, я хочу, мне надо выговориться... Я была одна, нас словно выбросили в океан без лодки, сначала было страшно, но потом мы привыкли. Я потеряла мать, отца, сестру, тебя. И вот несколько дней назад мне позвонил Мауро и сказал, что приглашает на торжество по случаю помолвки моей сестры, я даже не знала идти мне или нет, прошло немало времени. Прошло пять лет, я ни разу ее не видела, я также не знала как отнестись к тому, что позвонил именно ее жених, а не она сама. Но я решила прийти. Остальное ты все знаешь...
- Мари... - он поцеловал ее в лоб
- Уже половина третьего, ели мы поторопимся, то как раз застанем Мию дома на обед, - подорвалась Марисса
- Ну, еще только дин поцелуй и мы пойдем, - проурчал Пабло
- Дорогой, нет, иначе мы отсюда никуда не уйдем!
- Ну, всего один...
- Ну ладно, - она быстро чмокнула его в щеку и отскочила назад, чтобы он не успел ее поймать, - идем!
Где-то она уже видела эту машину, голубая беха... хотя каждый день она видит столько людей и машин, что и немудрено забыть. Но, нет, это была точно не машина клиентов. Надо бы узнать, не плохо бы списать номер, она уже было полезла в сумочку за блокнотом, как ей на спину что то запрыгнуло.
- Мия, - закричала у самого уха Марисса и спрыгнула на землю
- Мда, сестренка, ты так и не научилась хорошим манерам, - сказала Мия лучезарно улыбаясь Мариссе и Пабло
- Мия, - Мари чинно отошла к Пабло и обняла его, стараясь говорить как можно более серьезно, лишь лукавые искорки в глазах выдавали ее, - мы с Пабло помирились!!!! - она отцепилась от Бустомантэ, который тоже обнял ее и совершенно не хотел отпускать, и бросилась обнимать Мию и целовать ее:
- Сестренка! Спасибо тебе огромное, - Марисса, которая так и не прибавила в росте, повисла у нее на шее и болтала ногами в воздухе.
- Марисса Пиа Андрадэ, ты меня удушишь, прекрати немедленно! - улыбалась Мия и, как только Мари ее отпустила, обняла их обоих, - я так за вас рада!
- Спасибо тебе, я не знаю, что бы мы делали, если бы не ты, - Пабло поцеловал ее в щеку.
- Это надо отпраздновать, все сегодня я остаюсь дома! Только...
- Что? - спросила Мари
- Тебе очень идет голубой цвет, - усмехнулась Мия.
Марисса посмотрела на себя и засмеялась, они так спешили к Мие, что не успели переодеться и она так и осталась в голубой рубашке Пабло... и без всего остального. Компания смеясь зашла в гостиную и резко затормозила.
- ты? - выдавила из себя Мия
- о, Мия! - на диване сидела Соль Риварола собственной персоной и оживленно болтала с Сицилией
- какого черта ты здесь делаешь? Как ты посмела врываться в мой дом? - кончик носа Мии побелел, верный признак того, что она приходила в бешенство.
- Дорогуша, ты забылась! Этот дом мой и ты пока в нем не живешь! И я могу водить в свой дом кого угодно, а тем более лучших подруг.
Мия всю передернуло от светящейся счастьем и превосходством Сольситы. Хотя ей так же не понравился тон Сицилии, она была намного холоднее и сдержаннее, чем обычно. И, если Соль и правда ее лучшая подруга, то она не откажет себе в удовольствии рассказать об отношениях Мии и Ману. Ее размышления прервал смех вошедших Пабло и Мариссы, они застряли в дверях, потому что Пабло хотел донести ее на руках, а Марисса отчаянно сопротивлялась, но в итоге уступила ему.
- всем привет, - бодро сказала Марисса, одергивая рубашку, - и ты здесь? - тупо спросила она, увидев Соль.
- Надо же они снова вместе, - кисло улыбнулась Соль, - а я то думала, что вы расстались...
- Риварола, - Марисса было рванулась к ней, но Пабло ее удержал, - пусти меня, я задушу ее своими руками
- Эй, эй поаккуратней там, - завопила Соль
- Гадюка, мерзкая тварь, это из-за тебя мы страдали эти пять лет! Да отпустите меня наконец, - закричала Мари
- Она и вправду припадочная, а так сначала я бы не за что не подумала. Ты оказалась права Соль! - Сицилия с Брезгливым видом убрала прядку волос назад.
- Что за крики? - на лестнице показалась недовольная физиономия Мануэля
- Надо же вся четверка собралась вместе? Может что-нибудь спойте? - ухмыльнулась Соль
- Ману, милый, - вскочила Сицилия, переводя взгляды с мексиканца на Мию, и побежала к нему. Но Мануэль на нее не смотрел, он с туповатой улыбкой смотрел на Мари в одной рубашке и держащего ее Пабло, потом на Мию.
- Что здесь происходит? - по-прежнему ничего не понимающе спросил Ману
- Дорогой, к нам в дом ворвалась невеста Мауро и эта ненормальная с Пабло! - заныла Сицилия, обнимая мужа.
- Я убью ее, пустите! - визжала Марисса
- Да отпусти ты меня наконец, - Мануэль оторвал Сицилию от себя и стал спускаться дальше, Мия не могла сдержать улыбку и сочла лучшим отвернуться.
- Мари, да не стоит она того... - увещевал ее Пабло, - тем более я не хочу, чтобы моя жена набрасывалась на недостойных людей, - улыбнулся Бустомантэ
- ??? - Мари, молча обернулась и заглянула в его голубые глаза, - твоя кто?
- Жена, ну я, честно говоря, думал, что ты согласишься... - потупил взгляд Пабло, - Мари выходи за меня замуж!
- Да, - она прыгнула ему на шею и звонко поцеловала, - да я согласна стать твоей женой, сеньорой Бустомантэ!
Мия с улыбкой наблюдавшая эту картину, пожалела, что у нее нет с собой фотоаппарата: Марисса продолжала бешено целоваться с Пабло, лицо же Соль вытянулось до невероятных размеров и челюсть отвисла настолько, что можно было пересчитать все коронки на ее зубах, Сицилия глупо хлопала ресницами, а Мануэль чуть не упас с лестницы. А они не плохая пара, - усмехнулась про себя Мия, глядя на чету Агирре. Наконец, Марисса снова встала на пол и улыбалась всем стоящим в тридцать два зуба, тут к ним подошла Мия:
- Поздравляю, - она по очереди и обняла ребят, - будьте счастливы, вы это заслужили, кстати вы не против, если я буду свидетельницей на свадьбе?
- Мия, конечно нет! - они бросились ее обнимать, - спасибо тебе, спасибо, спасибо!
- Может мне кто-нибудь объяснит, что здесь твориться? - наконец пришел в себя Ману
- Все элементарно Ватсон! Сия юная леди, - она указала на Мию, - помогла нам разобраться в своих чувствах и объяснила ошибку, из-за которой мы страдали на протяжении этих пяти лет, а именно то, что сделала Риварола на пару с Диего. Они сыграли с нами злую шутку и мы усомнились друг в друге, не стали слушать объяснений, ничего.
- Я уехал, ничего не сказав, и оставил Марисситу одну, эту ошибку помогла нам осознать Мия и вот мы снова вместе и надеюсь будем вместе "пока смерть не разлучит нас".
- Ну, тогда ждать осталось не долго, - Мари взяла его за подбородок и поцеловала
Мануэль переваривал информацию и смотрел на счастливых лучших друзей, точнее бывших лучших друзей, затем он посмотрел на Мию. Значит усомнились друг в друге, не стали слушать объяснений? Это было ему знакомо. Он смотрел на обнимающихся Мариссу и Пабло, они были частичкой ей прошлой жизни, жизни, совсем не похожей на эту, счастливой жизни, жизни, где была Мия. Мия стояла совсем рядом, казалось, стоило протянуть руку и он коснется ее, но он знал, что она далеко от него, очень далеко.
- Ману, ты не хочешь нас поздравить? - донесся до него словно из тумана голос Мариссы, она стояла на расстоянии пятидесяти сантиметров и пристально смотрела на него своими карими глазами.
- Ах, да, поздравляю, от всей души, - он обнял Мари и похлопал по плечу Пабло, и все время поглядывал на Мию. Мари и Пабло переглянулись и это не скрылось от него
- Что не так?
- Да нет, просто я представляла себе все иначе, мы теперь уже и не друзья...
- Не друзья? Да, это было раньше, - прошептал Мануэль.
- Знаете, а давайте на один день наплюем на всех и проведем его вместе, в память о былых временах? Мия уже решила, что не пойдет на работу, думаю, ты тоже сможешь, ну, если хочешь, разумеется, - поспешно добавил Бустомантэ.
- Да, да, конечно, - улыбнулся мексиканец
- Тогда пойдем? - Марисса убрала спадавшие на лоб пряди назад.
- Мариссита, может все-таки переоденешься? - с легким недовольством спросила Мия
- А по мне она и так красавица! - сказал Пабло
- Хорошо, Миечка! Сегодня - все что угодно!
8. люблю...
Она побежала босиком по лестнице в комнату Мии и встала перед шкафом в полной растерянности, как не крути, а одеваться это было по Мииной части, тем более она совершенна не представляла как должна выглядеть девушка, которая наконец выходит замуж за своего любимого человека и едет с лучшими друзьями праздновать это событие. Но сеньорита Коллучи словно услышала ее мольбы и как добрая фея достала белый льняной сарафан с голубой вышивкой, белые очаровательные босоножки на невысоком каблучке и маленькую голубую сумочку. Она всегда со вкусом умела подбирать одежду, Марисса посмотрелась в зеркало и улыбнулась отражению - одежда была как будто специально на нее и подчеркивала ее природную красоту.
- классно выглядишь, - Мия довольная результатом что-то искала в шкатулке.
- Да уж...
- Кстати у меня есть маленький подарочек для тебя, а ну-ка подними волосы сзади, - она надела ей на шею красивое голубое колье - на тонкую цепочку было нанизано несколько крупных граненных бусин голубоватых оттенков.
- Это что серьезно мне? - Мари любовно погладила украшение на шее
- И не только, - Мия протянула ей изящный браслет, на обратной стороне которого было выгравировано большое красивое "М".
- Мия, - Марисса обняла сестру
- Сегодня твой праздник, я так рада за тебя!!!
- Спасибо, спасибо, миллион раз! кстати, куда мы поедем?
- Не скажу, но думаю брючный костюм это не очень подходящая одежда, - она раздвинула створки огромного шкафа и достала оттуда белые бриджи и черный топ с незамысловатым узором, прихватила заколкой волосы и повесила на плечо большую сумку с деревянной ручкой, - ну что, Мари, мир будет наш?
Пабло с Мануэлем молча стояли напротив друг друга, пока Ману не предложил Пабло футболку, тот радостно улыбнулся и принял презент, после этого молчание опять повисло в гостиной и парни очень обрадовались ,когда услышали легкий стук каблучков по лестнице.
Когда девушки спустились парням ничего не оставалось кроме как восхищенно смотреть на них. Марисса побежала по ступенькам и оказалась в объятиях Пабло. Мия, которая с улыбкой наблюдала эту сцену, периодически бросала взгляды на Мануэля, который не отводил от нее глаз. Но лишь стоило их взглядам столкнуться они отводили глаза и продолжали свою безмолвную игру. Чтобы не делал Ману, он не мог не смотреть на Мию, сквозь огромные окна проникал свет и Мия в солнечных лучах выглядела необыкновенной красивой. Она, же четко понимая, что эти глаза властны над нее, старалась задержать взгляд на Мариссе и Пабло. Но искушение было слишком велико, как только она отводила глаза, появлялось безудержное желание еще раз взглянуть на него.
- куда мы собираемся? - наконец спросил Ману, чтобы снять наваждение, именуемое "Мией Коллучи"
- я тоже спрашивала, но это секрет! - с заговорщеским видом произнесла сеньорита Андрадэ.
- Тогда поехали! Питер, принеси пожалуйста мне сумку с вещами, мы поедем в Суентолас.
- Куда? - хором спросили трое
- Увидите, - улыбнулась Мия
Через несколько минут, на протяжение которых Мия с увлечением рассматривала свой маникюр, а Ману родинку на руке, пришел Питер и принес с собой небольшую спортивную сумку. И вот ее порш летел. На удивление вся четверка активно болтала. Сначала Мия с Ману отмалчивались и лишь периодически вставляли свои "ага" и "точно", но Мариссе удалось их разговорить, они говорили обо всем на свете, начиная от основ мироздания и кончая формой правления у муравьем.
- Да нет же! Какое социальное общество? Ты что?
- Я считаю, что разделение на классы существует везде. Должна быть некая форма управления...
- Я, в принципе, согласен с Мией, как не крути, но должен же ими кто-то руководить
- Не говорите глупостей, это демократичное общество!
- Марисса, любое демократичное общество строится на соблюдении неких законов, которое должны соблюдать все члены общества, это я тебе уже говорю как юрист, - сказал Ману
- Ну, вы зануды, - Марисса надула губки и сложила руки на груди в знак протеста.
Постепенно разговор приобретал другой оборот, они стали вспоминать колледж, свои выступления.
- с каких это пор Сицилия с Соль лучшие подруги? - как бы невзначай поинтересовалась сидевшая за рулем Мия
- уже давно, меня самого не очень то это радует.
- Да ну? - Мия сделал удивленные глаза
- Прекрати ты прекрасно знаешь, что я никогда не любил Соль! Но Сицилия - моя жена, она может общаться с кем угодно.
- Это твоя жена, между прочим, назвала Мариссу сумасшедшей, - подал голос сзади Пабло
- А разве она ошиблась? - невинно спросил Мануэль и сразу же получил удар сзади журналом по голове.
- Кстати, а вы давно женаты? - спросила Марисса, она это спрашивала скорее не для себя, а для Мии, которая всеми силами старалась сделать вид, что ее совсем не волнует беседа о личной жизни Ману
- Два года. Три года назад я познакомился с Сицилией на фуршете одного моего знакомого из юридической фирмы.
- А по ее виду и не скажешь, что она занимается юриспруденцией, я думала, что ее работа - ходить по магазинам и беседовать с Соль на диване...
- А я всю жизнь считал, что ходить по магазинам - это призвание Мии Коллучи
- К твоему сведению, я пашу как ломовая лошадь каждый день, в то время как эта твоя итальянская принцесса расхаживает по дому в халатике.
- Я достаточно зарабатываю, чтобы обеспечить мою семью и делаю все возможное, чтобы моя жена ни в чем не нуждалась! - их голоса становились все громче, а на задним сидении за ними наблюдали две пары глаз.
- Надо же какой заботливый!
- Да, представь себе, я оказался очень даже семейным человеком!
- что-то раньше ты таким не был и любил погулять! Или Сицилия закрывает на это свои чудесные глаза ручками со свеженьким маникюром?
- Что завидуешь?
- Я, упаси боже, я привыкла всего добиваться сама и ни в чем не нуждаюсь!
- А по-моему тебе не хватает мужского внимания...
- Что? Да меня Мауро на руках носит!
- Только бы не надорвался.
- Ну, это уже слишком, - она так резко затормозила, что Мануэль несколько раз поблагодарил бога за то, что пристегнул ремень безопасности
- С ума сошла? Ты могла нас убить!
- Я бы убила тебя с удовольствием, - Мия уже потянулась к нему, но тут на ее пути оказалась верхняя часть Мариссы
- Брейк! Успокойтесь! Все, сели, Мия - вдохни-выдохни! Ману, что с вами вы как будто с цепи сорвались? Что проснулись мятежники? Вдох-выдох, а теперь поехали.
Первые пятнадцать минут ехали молча, но в воздухе висело напряжение.
- когда мне грустно или просто скучно, то я пою, - вздохнула Марисса и тихо затянула:
Dije, no voy a volver
No voy a sentir
No voy a pensar

- Пабло подхватил:
Y te vi
Y todo cambio
No pude negarme a tu Mirada

Мия смотрела в смотровое зеркало и видела взгляды ребят, припев должна была петь она, она сначала замялась, но потом еще раз посмотрела в стекло и поймала взгляд Мариссы, такой ясный и она уцепилась за него и запела:
Sera De Dios
Que no te puedo olivadar mas
Sera De Dios...
Господи, как же она давно не пела, и теперь спустя столько времени воздержания песня лилась из нее рекой, из каждой клеточки ее тела, наполняя все ее существо радостью. Она вся преображалась, когда пела. И теперь сидела счастливая в машине с лучшими друзьями, и человеком, которого теоретически ненавидела и пела, ветер развивал ее волосы, солнечный зайчик прыгал у нее по лицу. Ману залюбовался ей и, открыв рот, смотрел на Мию. Они допели Sera De Dios и вправду все почувствовали себя лучше, но опять замолчали, на каждого это напоминало свои воспоминания. Но Мия хотела еще и поэтому достала из бордачка тот самый диск Tiempo и нажала на кнопочку Play
Она вспоминала все, как в первый раз его увидела в холле и поняла, что этот незнакомый мексиканец занял место в ее сердце, все их ссоры, примирения, первый поцелуй, ее день рождение, Джульетту, пятикурсницу, которая встречалась с Мануэлем на третьем курсе, все слезы. Все бессонные ночи, когда она бесшумно рыдала над его фотографией, боясь разбудить соседок, отдых на Галлопагосах и наконец тот день, когда он...
Теперь все изменилось, он женился и похоже любит свою жену, раз так рьяно защищал, а она ведь его любила, очень любила, больше всего на свете. Глупая, наивная девочка, прошло много времени, она повзрослела, но по-прежнему его любит, любит все также, ничуть не меньше. Теперь она выходит замуж, замуж не за него, на протяжении этих лет она не могла представить себе никого кроме него рядом с собой перед алтарем, она тихо рассмеялась. Какая же она глупая, вдруг захотелось заплакать и убежать далеко-далеко.
На дороге была развилка с табличками "Сан-Валери" и "Суентолас", Мия повернула на право, они ехали по раздолбанной проселочной дороге. И вот, наконец, оказались на берегу красивого озера.
- я часто люблю бывать здесь, здесь всегда так пустынно... - Мия выпрыгнула из машины и достала сумку из багажника
- надо же здесь даже мангал есть, - удивился Пабло.
- Мари, мы тогда займемся шашлыками и обедом, а вы мальчики огоньком.
Через несколько часов они уже уплетали горячие шашлыки, Марисса в свободное время любила бывать на кухне, поэтому разговорами на время решили пренебречь. Мари быстрее всех съела свою порцию и теперь лукаво поглядывала на солнечные блики на поверхности озера и, наконец, спросила:
- Мия, а ты часом не прихватила пару купальников?
- Насчет пары не знаю, но ты может одеть мой, если я не ошибаюсь он лежит в пляжной сумке в багажнике
- Отлично, - Мари схватила белые босоножки в руку и потопала босиком по узкой тропинке.
Она перерыла весь багажник, но ничего там не нашла. Мари вставила ключик в дверцу и увидела на заднем сидении большую синюю сумку с красивым подсолнухом, она перебросила сумку через плечо и уже хотела захлопнуть дверь, как до её ушей донеслась "Unforgiven" с мииного телефона, на котором светился голубой экранчик, первой мыслью было просто захлопнуть дверь и пусть хоть обзвониться. Но с другой стороны это могло быть что-то важное и поколебавшись еще пару секунд, она нажала на клавишу с зеленой трубкой.
- Алло!
- Алло, Марисса это ты? - раздался всхлипывающий голос
- Мама? что случилось, ты плачешь?
- Где Мия?
- Зачем тебе Мия?
- Марисса Пиа Спиритто де Андрадэ, ты можешь хоть раз сделать то, о чем я тебя прошу? - зазвенел голос Сони Рей на другом конце провода.
Марисса сбежала вниз по склону и всунула трубку Мии
- Это мама...
- Алло, да Соня, - улыбнулась Мия, - что-то случилось? - с каждой секундой ее лицо становилось все бледнее, она выронила телефон из рук и как завороженная смотрела в одну точку. Мануэль испуганно смотрел на нее, а Марисса аккуратно подняла телефон из песка, из которого доносился голос "Мия, Мия!"
- Алла, мама это я... Что?... Где?... мы скоро приедем... - опавшим голосом сказала Марисса и захлопнула раскладушку, - мы должны ехать, все объясню по дороге, - она быстро побросала вещи и обняла Мию за плечи, - пойдем милая...
- Я сяду за руль, - сказала Ману
- Отлично, а мы поедем сзади. Больница Святой Керстин
- Марисса, что случилось? - спросил Пабло
- У Франко случился инфаркт, - она поймала на себе испуганные взгляды, - но он пока жив, - поспешно добавила она, - и нас срочно вызывают в больницу
Всю дорогу ехали в напряженном молчании, Мия сидела, вцепившись в переднее сидение на столько, что костяшки пальцев побелели. Марисса одной рукой обнимала Мию, а другой крепко держала телефон и смотрела на серый экран, в надежде, что кто-нибудь сейчас позвонит и скажет "с первым апреля", но ничего такого не происходило. Ману остановился перед большим белым зданием, четверка вылезла из машины и пошли к входу, Марисса подошла к регистратуре:
- Скажите, пожалуйста, где лежит Франко Коллучи?
- Четвертый этаж, палата номер 7, - улыбнулась молодая девушка
- Спасибо, - сухо ответила Марисса
Они поднялись на четвертый этаж и прошли по коридору, на стуле напротив двери с номером 7. Сидела Соня, рядом с ней сидела молоденькая девушка в белом халатике, видимо медсестра, Соня сидела, подперев рукой голову, и не сразу заметила новоприбывших. Мари села рядом с мамой и обняла ее. Наконец, вышел врач, обстановка сразу переменилась:
- Что с ним? - Мия схватила врача за руку
- А вы кто, простите?
- Я его дочь, Мия Коллучи, отвечайте
- Я боюсь, что должен сказать вам не приятную новость... У сеньора Коллучи был инфаркт, видимо на почве сильного эмоционального потрясения, но похоже он стал слишком сильным ударом для него.
- Что? - глаза Мии округлились от ужаса
- Нет, он еще жив, но, боюсь, мы уже не сможем ему ни чем помочь.
- Что вы хотите сказать? - поднялась Соня
- Мне очень жаль, но мы сделали все, что могли, думаю сейчас вам лучше пройти туда...
- Мия иди, - прошептала Соня
- Нет мы пойдем туда вместе, ты, я и ... Мануэль, - сказала Мия, - он любил тебя как сына.
Они осторожно открыли дверь. На кровати лежал Франко, его опутывали сотни проводочков, он был в них словно в паутине, он выглядел таким беспомощным.
- Мия, Мануэль, - подойдите ко мне, - тихо прохрипел он
- Да, папочка, - Мия села на кровати и взяла Франко за руку, Ману встал сзади
- Дети мои, я так рад, что вы...- он закашлялся, Мия не хотела плакать, но ничего не могла с собой поделать, - пришли сюда, Мия, не плачь, не плачь...
- Папа, - Мия обняла его, - папочка
- Ману, я хочу тебя кое о чем попросить, ты стал мне как сын, - он опять закашлялся, - береги мою девочку, пообещай мне
- Я обещаю, Франко
- Я знаю, ты сейчас будешь нужен ей...
- Франко, - он не выдержал и тоже заплакал.
- Соня, - еле слышно прошептал Коллучи. Соня ,до этого стоявшая у дверей, тихо подошла, Мия поцеловала отца в лоб и освободил ей место.
- Франко,
- Девочка моя, не плачь, все будет хорошо, я хочу, чтобы ты знала, я всегда любил тебя, всегда, все мои лучшие годы жизни это были годы рядом с тобой
- Почему, ты покидаешь меня? - Мия сзади беззвучно давилась слезами
- Я не могу остаться, все, любимая, я чувствую мне пора, прощай...
- Франко, нет! не уходи, побудь со мной, - но он ее уже не слышал он закрыл глаза, Соня положила голову ему на грудь и тихо повторяла "Франко!"
Мия подбежала к нему, схватила за руку: "Папа! Папа!", она трясла его, покрывала его лицо поцелуями, но она уже ничего не могла с этим поделать, он умер. Папа! Она сделала несколько шагов назад и отчаянно мотала головой: "нет, нет...". Она от ужаса закрыла рот руками и все еще продолжала кивать головой. Она выбежала из палаты, сбежала вниз по лестнице в холл и выбежала на улицу...
Ему хватило нескольких минут, чтобы полностью осознать все произошедшее. Он умер, умер человек, который заменил ему отца, который заботился о нем, помогал ему. "Береги мою девочку, пообещай мне... Я знаю, ты сейчас будешь нужен ей" - всплыли в памяти его слова. Мия, он оглянулся, но никого не увидел, он вышел в коридор, но и там никого не оказалось, он завертелся волчком на месте... Мия. Он вышел из больницы, ее машины не было. Господи, только бы она сейчас ничего не натворила, он встал по середине дороги и остановил ближайшее такси.
- Куда подвести?
- Никуда, - он рывком открыл дверь и вытащил ему оттуда водителя.
Он гнал по шоссе со скоростью 150 и проклинал машину, за то, что она едет так медленно, только бы успеть, только бы успеть. Он обещал, что позаботиться о ней. Он знал, куда она поехала. Время тянулось нестерпимо долго. Почему он поехал? Он чувствовал, что он нужен сейчас, больше чем когда - либо, может она прогонит его, скажет, что не хочет видеть, но он должен быть сейчас с ней с Мией, с его Мией.
Она сидела на песке, поджав колени под себя, ветер развивал ее волосы. Рядом надрывался ее телефон, на голубом экранчике загорались разные имена: Марисса, Пабло, Соня, Мауро. Но ей было уже все равно. Все тело пробирала мелкая дрожь, а слезы градом катились по лицу. Почему? Единственный вопрос, который она сейчас задавал себе: почему? Почему он оставил ее? Она ведь только - только нашла своего дорого папочку. Почему он решил, что она сможет жить без него? Какое он имел право вот так вот взять и уйти, он совсем не подумал о ней!
Как же она кляла себя за то, что при жизни так мало уделяла ему времени, так редко говорила, что любит его, говорила спасибо, она была просто маленькой капризной девчонкой, которая принимала всю его ласку и любовь как должное. Как она могла быть такой эгоистичной и циничной? Когда они расстались с Соней, ему было так тяжело, но она вместо того, чтобы ему помочь отправила его на лечение в Швейцарию и лишь высылала деньги, словно хотела откупиться от своего старика. Как же она теперь жалела об этом.
Внутри стало так пусто, осталась только боль. Слезы казалось никогда не кончаться, она выводила тонким пальчиком одно и то же слово: " Papa, Papa, Pap...", она не выдержала и закрыло лицо руками.
Машина остановилась, сразу за ее порше. Он вышел из машины и увидел ее, сидящую на берегу, она выглядела такой маленькой и беззащитной, что сердце резко сжалось. Она сотрясалась от рыданий, закрыв лицо руками. Он бесшумно стал спускаться по тропинке, боясь спугнуть самое дорогое существо в ее жизни. Он подошел сзади и увидел слово, которое она старательно выводила на песке: "Рар...", он присел рядом и приписал букву "а". Мия убрала руки и внимательно смотрела на него.
На него смотрела Мия, не акула шоу бизнеса, а его Мия. В ее серо-голубых глазах было столько боли и ужаса, что он не смог выдержать этого взгляда. Ее нос слегка опух от слез, глаза покраснели, но она была сейчас необыкновенна красива. Она потянула к нему руки и обняла его, уткнувшись носом в шею.
Ее дыхание обжигало его, от ее слез намокла вся его рубашка. Он нежно гладил ее по спине, свою маленькую девочку. Он был нужен ей, больше чем когда - либо.
В его сильных и нежных руках, она чувствовала себя более защищенной и умиротворенной. Его тепло, которое, казалось, исходило изнутри, согревало ее. Он нежно убаюкивал ее. Она хотела пролежать всю жизнь так, обнявшись с ним. Она вдыхала его такой знакомый и родной запах и слезы постепенно высыхали у нее на глазах. Она была так благодарна, что он пришел к ней, что это именно он рядом, что от его присутствия ей становится легче. Она должна была столько сказать ему, но не могла сделать это сейчас. Она слегка отстранилась и просто посмотрела ему в глаза, в этих глазах он увидел благодарность и то. Ради чего стоило жить все эти пять лет. Он нежно заправил прядь ее волос за ухо и вытер слезы...
- Мануэль...
- Мия...


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Люблю (by Луисана)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz