Суббота, 23.09.2017, 12:14
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяУстами младенца (My love is your love) - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Устами младенца (My love is your love) (by auny)
Устами младенца (My love is your love)
katya_shev@Дата: Среда, 13.07.2011, 09:21 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
НАЗВАНИЕ: Устами младенца (My love is your love)
АВТОР: я, любимая, то бишь auny
БЕТА: Knopo4ka
EMAIL: auny@mail.ru
ЖАНРЫ: Romance, ну может еще Angst самую чуточку
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Мари/Пабло, Мия/Ману, в общем и целом
СОДЕРЖАНИЕ: встречаются, женятся, расстаются, мучаются, поговорить никак не могут, трагедия и практически хэппи-энд.
СТАТУС: окончено
ОТ АВТОРА: На самом деле, обыкновенный дамский романчик, такие в метро читают. Но я на гениальность и не претендую, просто захотелось попробовать что-нибудь написать. Теперь читайте, хех…=)

Глава 1.
Я не хотела идти на эту вечеринку. На все отчаянные попытки Лиз, моей соседки, затащить меня “за компанию” на какое-то сборище, я отвечала отказом. Очень твердым отказом. У меня спокойная, нормальная жизнь, жених-бизнесмен, который меня любит – мне незачем посещать все эти вечеринки.
- Этот Оскар сделал тебя безумно скучной. Ты с таким ожесточением цепляешься за свою “нормальность”, что мне становится страшно. Марисса, это ведь не ты! Как он смог за столь короткий срок превратить мою неординарную подругу, рядом с которой невозможно было впасть в депрессию даже на секунду, которая не пропускала ни одной вечеринки, имя которой знал весь Буэнос-Айрес, в серую мышку? В монашку? – Лиз всегда была импульсивной. Даже какой-то немного нервной. Сейчас, говоря свой монолог, она размахивала руками перед моим лицом и повизгивала в конце каждого предложения.
- Не говори глупостей! Он мой жених и любит меня, – я бросила взгляд на фотографию Оскара, стоящую на прикроватном столике. Мистер Безупречность.
- Я слышу это в тысячный раз. И знаешь, почему не умирает моя надежда на то, что ты, в конце концов, одумаешься?
Я посмотрела на нее с удивлением. Она ехидно улыбнулась и с победной интонацией в голосе продолжила:
- Ты постоянно твердишь, что он любит тебя, но ни разу еще не сказала, - она выдержала театральную паузу, - “Я люблю его”!
А ведь она права...
- Ты опять придираешься к мелочам! Конечно же, я его люблю! Стала бы я иначе выходить за него замуж. Просто я не кричу об этом на каждом углу, вот и все! – Улыбка Лиз становилась все шире. Кажется, я начинаю оправдываться... Хорошо, что меня прервал телефонный звонок. Оскар, легок на помине.
- Здравствуй, любимый!
- Вспомнишь говно, вот и оно, - пробурчала Лиз и скорчила рожу. Я засмеялась и вытолкнула ее свободной рукой за дверь.
- Нет, милый, я не над тобой! Когда ты, наконец, приедешь?
- Малышка, думаю, дня через четыре, у меня еще один контракт наклевывается.
- Но...
- Я знаю, что обещал приехать завтра, но, сама понимаешь, работа.
Ну-ну. Я решила немного позлить его, просто ради развлечения.
- Хорошо, Оскар, я все понимаю. Не беспокойся, я найду, чем себя развлечь. Кстати, одна моя знакомая устраивает вечеринку...
- Нет, - резко ответил Оскар, – никаких вечеринок. Ты же знаешь, как я их ненавижу. Марисса, я запрещаю тебе!
А это он зря! Во мне вдруг встрепенулась прежняя Марисса Андраде, которой никто никогда не смел ничего запрещать.
- Слушаюсь, господин! – зло ответила я и бросила трубку. Итак, я не хотела идти на вечеринку, но обстоятельства меня заставили.

Глава 2.
Я нажала на звонок и уставилась на обшарпанную дверь. Давно я не ходила на вечеринки, особенно к Белен. В ожидании я начала ковырять старую обивку на двери и улыбнулась, вспомнив, красное лицо сто раз отчитывающей меня за эту дурную привычку хозяйки. Радостная Белен открыла дверь и, не скрывая удивления, поздоровалась.
- Марисса! Я так соскучилась! Мы не виделись уже... сколько? Полгода? – я кивнула. С тех пор, как я начала встречаться с Оскаром, я потеряла контакт со старыми друзьями. Белен оглядела меня с головы до ног, а посмотреть было на что: я решила отрываться по полной и залезла в дальний угол комода, где еще висели мои старые тусовочные платья, которые Оскар грозился выкинуть сразу же, как приедет. “Ну, раз этот козел не прискакал, - решила я – то виноват сам!” Я надела любимое little black dress, полностью закрытое спереди, но открывающее всю мою безупречную спину. И даже немного ниже.
– Я думала, ты совсем меня позабыла... Но ничего, я не обижаюсь! – Белен улыбнулась и выглянула на лестницу, – А где Лиз? Я думала, это она тебя привела.
- Лиз обещала прийти позже, - честно говоря, я сомневалась, что сегодня еще увижу Лиз. По пути она увидела очередного “мужчину ее мечты”, заходящего в магазин вин, и, подправив прическу, отправилась его покорять. Уверена, выбрав вместе бутылочку Божоле 1985 года, они отправятся в его квартирку где-нибудь недалеко от центра города и проведут эту ночь вместе.
- Проходи, - она кивнула на комнату и протянула мне стакан с каким-то пойлом, - найди себе собеседника, развлекайся. Думаю, оргия начнется позже...
- Оргия? – я вопросительно подняла бровь.
- Прости, я забыла, что ты теперь посещаешь лишь венские балы!
- О нет, дорогая, я как раз мечтала попасть на оргию, - я гордо вошла в гостиную, наполненную людьми, пытавшимися перекричать друг друга. Похоже, за эти полгода Белен умудрилась поменять всех друзей: не было ни одного знакомого мне лица. Ну и ладно! Я одним махом залила в себя... Ээ, микстуру от кашля? Какая гадость! Я откинула стакан и схватила со стола бутылку джина.
- Привет! Миленькое местечко, не так ли? – ко мне подкатил какой-то длинный и тощий мужик с огромным носом. Мда... Я промычала что-то в ответ, и он воспринял это как сигнал к действию: начал молоть какую-то чушь мне на ухо. Толстяк в ужасных бежевых брюках и жилете, расходящемся на пузе, стоящий в дальнем углу, пялился на мою задницу. В любом другом случае мне бы это польстило, но не сейчас. Я извинилась перед тощим и ушла в другую комнату, опять же заполненную людьми, но музыка на мое счастье здесь была потише.
- Марисса! – окликнул меня визгливый женский голос. Ее я узнала сразу: Инес, стареющая крашенная блондинка, некогда работающая моделью, а сейчас заведующая какой-то мелкой авангардной галереей. Мы с ней иногда пересекались, пару раз мило болтали за чашечкой кофе. В общем, она пока была единственным знакомым лицом, кроме Белен, на этой вечеринке, и я ухватилась за нее как за спасательный круг.
- Давненько я тебя не наблюдала в таких местах. Ты разве не вышла замуж?
- Еще только собираюсь. Тебе не кажется, что эта вечеринка безумно скучная?
- Подожди немного. Мы все ждем обещанный Белен сюрприз.
- Какой? – это уже немного интересно.
- Не знаю. Некий особый гость... – послышался звонок.
- О боже, неужели это он? – воскликнула Инес, и я, спиной чуя что-то не то (голая спина о-очень чувствительная), обернулась. “О боже, неужели это он!” – в точности повторила я про себя фразу собеседницы. Он почти не изменился за эти годы. Лишь стал повыше ростом и шире в плечах да во взгляде появился лед и чувство полного превосходства над окружающими. Заметив мою заинтересованность, Инес решила меня “просветить”:
- Пабло Бустаманте - легенда Буэнос-Айреса. Напивается до чертиков, а потом разбивает сердца девицам, находя в этом особое удовольствие. Занимается всем, что только можно вообразить, и даже больше. Говорят, давным-давно некая особа разбила ему сердце, и с тех пор он ни одну девушку не ценит. Похоже, это его новая “любовь до гроба”, – с ехидством добавила она. Я перевела взгляд на спутницу Пабло.
- Внешность для “Порше”, а мозги для инвалидной коляски. Впрочем, как всегда.
- Вы знакомы? – удивилась Инес, но вопрос оказался обращенным к моей удаляющейся спине.

Глава 3.

Медленно потягивая джин, я стояла у окна, время от времени сплетничая с находящимися рядом людьми, и краем глаза наблюдала за Пабло.
- Вы слышали последнюю новость? – спросила у меня какая-то пышнотелая румяная женщина. Я отрицательно качнула головой. Она продолжила с жаром. – Ах, это так ужасно! Вы знаете, папа Катрин Тодо бросился под такси на центральной улице в самый час пик!
- Ему повезло, что он нашел такси в такое время дня, - я не знала ни Катрин Тодо, ни, тем более, ее папы, так что на них мне было наплевать. Зато пышнотелая тут же от меня отстала.
Кажется, Пабло не видел меня или не узнал. По крайней мере, никакого внимания с его стороны мне не перепадало. Зато ему самому внимание оказывалось в неограниченных количествах от двух моделек: к пришедшей с ним блондинке добавилась еще одна, по-видимому, столь же тупая. Он смеялся над их шутками, но делал это с легким опозданием. Твердой рукой он налил виски в стакан. Лишь только блеск в глазах выдавал, как много он уже успел выпить.
- Не советую заглядываться на Бустаманте, он опасен, – проскрипел рядом толстяк, рассматривающий меня еще вначале. Я лишь усмехнулась. Толстяк решил продемонстрировать мне свое безупречное чувство юмора:
- Он, скорее всего, голубой, большинство Дон Жуанов – скрытые гомосексуалисты.
- Какая глупость! Вот вы, например, на мачо не очень-то смахиваете... – я глотнула джина и отошла от него. Как мне надоели все эти жуткие типы, пытающиеся меня подцепить. Тощий идиот, что подкатил ко мне первым в этот вечер, нашел где-то маску Микки Мауса и разгуливал в ней по квартире. Пабло, заметив это, подозвал его.
- Где ты ее взял? – спросил он.
- Валялась в соседней комнате.
- Тебе надо носить ее постоянно. Каждый день. Всегда. На работу. Она идет тебе. В ней ты становишься ни на кого не похожим, - процедил Пабло и, не дожидаясь ответа, отвернулся. Тощий даже не нашел, что возразить. Я громко засмеялась, и Пабло, повернувшись на мгновение, посмотрел на меня туманным взглядом.
Через пару часов я уже не стояла на ногах. Вечеринка не привнесла в мою жизнь ничего интересного, и пора было признать: она оказалась пустой тратой времени. Но мои размышления в пустой комнате, где я, еле держась на ногах, искала свою сумочку, прервал голос:
- Какая встреча...
Его голос... В нем сочетались сексуальность, вкус виски и стремительность хищника. По моей голой спине побежали мурашки. Молниеносно обернувшись, я увидела его глаза в десяти сантиметрах от моих. Казалось, они смотрели прямо в душу и сокрушали на своем пути все непробиваемые, годами возводимые стены.
- Не ожидала тебя здесь увидеть, - с неожиданной хрипотцой проговорила я и отвела взгляд.
- Я тоже.
- Почему ты оставил своих спутниц? – он посмотрел на меня, явно не понимая о чем речь. Потом, наконец, вспомнил.
- А, эти... Я почувствовал себя лишним в их милой компании, - он усмехнулся. - Думаю, им и без меня будет уютно спать на диване.
Я улыбнулась в ответ и, увидев сумочку за креслом, аккуратно обошла Пабло и медленно нагнулась, чтобы поднять ее. Не думаю, что в тот момент я отдавала себе отчет в действиях. Скорее, я положилась на свои пьяные желания, а единственное, чего, вернее, кого, я в тот момент хотела, был Пабло Бустаманте. Ни одной другой мысли в голове не осталось, а я всегда делала то, что думала. Ежесекундно ощущая его взгляд на своем теле, я снова повернулась к нему лицом.
- Выпивка кончилась, – сказал он, допивая последний глоток виски прямо из бутылки и отправляя ту в полет. Я провела ее глазами.
- Пять лет прошло, верно?.. – вдруг спросил он. Я кивнула.
- Ты стала еще красивее, - произнес он. Мы неожиданно оказались очень близко друг к другу, и я даже не заметила, как наши руки сплелись. Легкие вдруг отказались дышать. Я еле сдерживалась, чтобы не кинуться на него прямо в этой гостиной.
- У меня дома есть еще пара бутылок водки? – почему-то спрашивая, а не утверждая, выговорила я.
- Тогда в путь?
- Едем, - облегченно выдохнула я. “Черт тебя подери, Марисса Андраде, что ты творишь?” – слабо вскрикнул во мне голос разума, но я тут же от него отмахнулась. В конце концов, должен же хоть кто-то поучаствовать в обещанной оргии.

Глава 4.

Я была в шоке от самой себя. Я понимала, что по отношению к Оскару я поступала по-свински, но не могла ничего с собой поделать. После потребления спиртного в неограниченных количествах я становлюсь неуправляемой, но пагубнее всего на меня подействовал наркотик в лице Пабло. Я-то думала, что давно вылечилась от него, а оказалось, что это было всего лишь заблуждение. Все эти мысли лезли мне в голову, пока мы шли по бульвару, пытаясь поймать такси, но я отгоняла их. А стоило Пабло остановиться и посмотреть на меня, как я забывала обо всем на свете. Мы все шли, целуясь через каждые две минуты, и смеялись, как сумасшедшие. Похоже, нас боялись все таксисты, так как ни один не останавливался. Марисса и Пабло всегда были грозой таксистов! В конце концов, один лихач все же решил рискнуть.
Мы целовались всю дорогу. Такси ехало по улицам, и цифры на счетчике выскакивали в унисон с моим учащающимся пульсом. Время ускорило свой ход, и, в то же время, казалось, что оно остановилось. Рекламные вывески превратились в одну светящуюся ленту, дома сменяли друг друга. А мы будто находились в вакууме и не замечали ничего вокруг, кроме губ, рук, тел друг друга. Таксист лишь хмыкал время от времени, глядя на нас в зеркало. Мы доехали за десять минут.
- Сдачи не надо... – промычал Пабло, на секунду от меня оторвавшись, и сунул таксисту несколько бумажек. Тот опять ухмыльнулся, и я расслышала сквозь шум заводящегося мотора: “Молодежь!”
Спугнув по пути мучающуюся бессонницей консьержку, которая презрительно пожала плечами и прошипела вслед: “Хоть бы на людях-то себя сдерживали, бесстыдники!” – вызвав наш смех, мы заскочили в подъезд. Мы даже под ноги не смотрели, и поэтому чуть не свалились с лестницы. Но ангелы-хранители нас, похоже, берегли. Мы еще минут пять стояли у двери, пока Пабло пытался открыть ее. Ключи уже два раза выпадали у него из рук, и он начинал нервничать. Я прислонилась к стене, спиной ощущая ее холод, и с улыбкой смотрела на его потуги. Наконец, последняя преграда, мешавшая нам овладеть друг другом, была преодолена, и мы оказались в квартире. Пабло подхватил меня, на ходу пытаясь расстегнуть мое платье. Ха! Я так легко не сдаюсь! Ну ладно, не я, а моя одежда... Но недолго держались бойцы: моя туфля полетела в стену, его рубашка – на стол, платье – на люстру, другая туфля вместе с брюками отправилась куда-то в район кресла… Падение. Кровать. Шелк. Кожа. Губы. Пабло... О, черт

Глава 5.

Я проснулась оттого, что солнце светило мне в глаза, как лазер. Похоже, оно решило меня ослепить. Но еще более ослепительной была улыбка Оскара на фотографии. У меня пересохло во рту, я протянула руку к стакану, стоявшему на полу у кровати, глотнула и поперхнулась. Водка. Со стоном я откинулась на подушки и рукой нащупала лежащее рядом тело. Что за?.. Нет, Оскар не мог приехать, у него контракт. Тогда кто? Я не хотела смотреть, но, в конце концов, нужно было узнать, с кем я провела эту ночь, раз уж я ничего не помнила. Я тихонько приподняла простыню и заглянула под нее. Я отказывалась верить своим глазам: голый Пабло Бустаманте не может вот так спокойно посапывать в моей кровати! Сосредоточившись на люстре, я попыталась вспомнить все, что вчера произошло. Через несколько минут мои действия все же увенчались успехом: картинки вечеринки у Белен начали сменять друг друга со скоростью света.
Я решила освежиться и отправилась в ванную. Господи, что ж у меня рожа-то такая помятая? Приняв холодный душ и наскоро наложив макияж, я вернулась в комнату. Кажется, Пабло начинал просыпаться. По крайней мере, он стал издавать какие-то непонятные звуки. В конце концов, его нечленораздельное мычание преобразовалось в нормальную человеческую речь:
- Мое сегодняшнее похмелье стоит занести в историю болезни. Мое появление на свет по сравнению с ним – пустяк, – да он в таком состоянии еще и шутить пытается. Похвально.
- На, выпей, - я протянула ему найденный мною стакан с остатками водки. - Может, легче станет.
Пабло открыл глаза и уставился на меня. Медленно протянул руку. Сделал пару глотков и зажмурился. Открыв глаза, спросил:
- Ты – мой сон, да? – я засмеялась.
- Нет, Паблито, я – твоя жестокая реальность, - я убрала влажные волосы с его лба и почувствовала, что он весь горит.
- Пабло, да у тебя жар!
- Не выдумывай, я просто перепил за все эти дни, - он резко вскочил с кровати и тут же упал обратно.
- Пабло? – он не ответил. Только этого мне не хватало!
Следующие три дня я выхаживала его. Поначалу он бредил, метался по кровати, бормотал что-то нечленораздельное. Когда он на несколько минут просыпался, я всыпала ему в рот свои немногочисленные запасы лекарств. За то время, что он был в отключке, я даже прибралась в квартире. В каком-то углу мне повезло найти невесть откуда взявшийся медсправочник (Я встречалась с медиком? Господи!), в котором я вычитала парочку рекомендаций. Теперь лечение приняло более-менее организованный характер. Я даже обнаружила недалеко от своего дома аптеку! На следующий день после лошадиной дозы лекарств он уже спал спокойно. Наконец, Пабло пришел в себя. Он открыл глаза и наткнулся на фотографию Оскара. Резко схватив, он швырнул ее об стену. По комнате разлетелись осколки. Надо бы убрать, а то кто-нибудь из нас ноги порежет.
- Это не очень-то культурно.
- Он мне не нравится.
- Ну, во-первых, ты же не голубой, чтобы он тебе нравился. А во-вторых, он - мой жених. Между прочим.
- Тогда все ясно. Где он?
- Уехал по работе.
- Когда вернется?
- Должен завтра прие... – меня прервал звон будильника.
- 12 часов, Паблито! Тебе нужно выпить лекарство!
- Не надо, я здоров.
- Но...
- Марисса, - он привстал на кровати и положил руки мне на лицо. Я смотрела в его глаза и понимала, как сильно я по нему скучала. Мне вдруг захотелось остановить это мгновение. Я не думала о скором приезде жениха, мне было все равно. Спустя годы я снова ощутила себя Мариссой Андраде, какой я была в школе. А Марисса-школьница не существует без любви к Пабло Бустаманте. Все возвращалось на круги своя...
- Марисса, - продолжил Пабло, - напомни-ка мне, почему мы расстались 5 лет назад?
- Ты думал не головой, а членом, мной управляла гордость. Мы разрушали друг друга. Мы запутались и решили, что лучше будет разойтись, - я тараторила, как из пулемета.
- Решили? – казалось, я сейчас в нем утону, но глаз я не отвела.
- Ладно, я решила, - твердо ответила я.
- Наверное, я сейчас делаю самую ужасную глупость в своей жизни... Как ты сморишь на то, чтобы начать все сначала? Когда я просыпался, еле-еле продирая глаза, и видел твое размытое лицо, мне казалось, будто я уже умер. Потому что это невозможно. А сейчас я понимаю: нет ничего невозможного. Я не хочу прожить всю свою жизнь, видя тебя только в пьяных снах. Марисса, я не хочу снова тебя потерять! Что... что ты думаешь?
- Я.. – я сглотнула, не зная, что ответить. Внутри все подмывало кричать “Да!”, но разум делал слабые попытки сопротивляться. Я не могла сосредоточиться под внимательным, пронизывающим взглядом Пабло. Меня сбивало с толку его дыхание. Мне хотелось его поцеловать, но я понимала, что, сделав это, окончательно упаду в бездну. Мои раздумья прервал телефонный звонок, и я с облегчением втянула в легкие воздух. Хотела взять трубку, но Пабло опередил меня.
- Привет, кто это? – спросил он с невозмутимым видом.
- Оскар... – я встрепенулась и попыталась отобрать у него трубку, но он ловко увернулся, похоже, и правда был здоров. – Какой Оскар?
- Отдай мне трубку! – прошипела я, но он лишь усмехнулся.
- А! Так ты и есть тот самый Оскар, жених Мариссы! Откуда я знаю? Она сама мне про тебя рассказывала. Только, парень, вынужден тебя огорчить, - он бросил на меня взгляд: я ждала, чем все закончится, и рассматривала складки
на простыне. В какой-то степени, я была даже рада, что ответил Пабло, так как не испытывала ни малейшего желания разговаривать с Оскаром. Пабло же, нахально скалясь, взял инициативу в свои руки:
- Ты уж извини, но, кажется, именно сейчас Марисса согласилась стать моей девушкой. Нет, Оскар, это не шутка. Ты проиграл. Советую сюда больше не звонить. Да, и еще... – тут Пабло повернулся ко мне и, улыбаясь как Чеширский кот, сказал, - Он бросил трубку.
- Бедный Оскар... Лучше было послать ему открытку, - почему-то устало прокомментировала я.
- Значит, - Пабло сел рядом, - я не ошибся? Ты согласна начать все заново?
- Почему бы нам не совершить эту самую ужасную глупость вместе? – Пабло, испустив победный клич, кинулся меня целовать.
- Ой, Паблито, ты что, возомнил себя Чингачгуком? Не похож ты на Великого Змея...
- Потому что я – Великий Пабло!
- И все такой же самонадеянный! – я захохотала.
Он был такой смешной, как маленький ребенок. Что называется, счастья полные штаны. А вот на мне штанов не было... Куда бы мне запихнуть мое счастье?




Сообщение отредактировал katya_shev@ - Четверг, 14.07.2011, 21:48
 
katya_shev@Дата: Среда, 13.07.2011, 09:21 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 6.
Прошло полгода

Мия проснулась с чувством, что сегодня должно произойти что-то хорошее, очень хорошее. Она улыбнулась, по-кошачьи потянулась и сладко зевнула. Тоскливо бросив взгляд на пустую соседнюю половину кровати, она с нежностью провела рукой по подушкам: Мануэль уехал позавчера по делам фирмы, в которой работает. Кинув беглый взгляд на будильник, который показывал 08:03, Мия решила в постели не валяться. В конце концов, кто раньше встает - тому Бог подает. Внезапно она ощутила огромное желание убрать в квартире и, что удивительно, даже не наведя марафет, а лишь на 10 минут зайдя в душевую кабинку, кинулась за пылесосом.
Через 4 часа упорных метаний по небольшой двухкомнатной квартире, за которые она наверняка прошла марафонскую дистанцию, Мия измученно упала в кресло. Но, не просидев и минуты, помчалась в любимую ванную, чтоб расслабиться. “C ванильной пеной”, – она даже зажмурилась в предвкушении.
Телефонный звонок застал девушку лежащей в теплой воде и поющей любимые песни.
- Алло... Да, Марисса, привет! – Мия улыбнулась, услышав голос любимой сестры.
- Встретиться? Конечно, смогу. Когда?
- Ладно, договорились. А зачем? Что?! – трубка выпала у нее рук, но, упав на пол, все же осталась целой. Придя в себя, Мия подняла кричащий голосом Мариссы предмет.
- Нет, Мари, со мной все в порядке. Я просто не ожидала от тебя такого сильного желания сходить вместе со мной по магазинам
- Вечернее платье для праздничного ужина? Сестренка, ты обратилась к специалисту!
Мия была очень рада, так как просьбу сходить с Мариссой в магазин она слышала, пожалуй, первый раз в жизни. Только какое-то легкое чувство наигранности ненавязчиво кольнуло ее слух, но она не обратила на это внимания.
Ровно в 16:00 Мия выходила из такси у места встречи. Мариссу она заметила не сразу. Ища подругу глазами, Мия огляделась и ее поразила красота этого дня. На небе сияло солнце, растворяясь в зеленой листве и кидая маленьких “зайчиков” на лица прохожих. Казалось, все в городе, да что там, на планете, радуется чему-то, и девушке хотелось петь вместе с птицами, щебечущими на своем незнакомом, но таком понятном сердцу языке. Из восхищенного состояния ее вывел оклик Мариссы, сидящей метрах в пяти в кафе. Девушки мило поздоровались, и Мия, с интересом глядя на подругу, начала:
- Итак...
- Итак, мне нужно вечернее платье, и я подумала, что ты тоже будешь не прочь обновить гардероб.
Мия расцвела и, схватив Мариссу за руку, выскочила из-за столика.
В магазине Марисса подбирала платье не себе, а Мие, что было более чем подозрительно. Но Мия в окружении восхитительных туалетов окончательно растеряла всю бдительность. В итоге, в руках Мии оказалось 4 огромных пакета с различными нарядами, а у Мариссы лишь один маленький – с новой маечкой. Разницу Мия заметила лишь в кафе, куда они зашли отметить обновки.
- Мари, почему же ты ничего не купила? Мы ведь пошли специально для тебя?
- Сегодня не мой день. Удача отдала предпочтение тебе, - она засмеялась и случайно толкнула стол. Мия даже не успела понять, что случилось, как свежий черный кофе окатил ее белое платье. Хорошо, что он успел остыть, иначе не миновать бы Мие ожогов первой степени.
- Мия, извини! Ты в порядке?
- Да, все нормально. Мне нужно переодеться, - она даже не расстроилась, - Похоже, сегодня мне ничто не сможет испортить настроение. Хороший день!
- Надень то новое голубое платье.
- Но оно же вечернее!
Марисса глянула на часы.
- Семнадцать минут восьмого, по-твоему, не вечер? – ехидно спросила она, а затем резко добавила. - Хватит рассиживаться, ты похожа на мокрую курицу!
Эта фраза оказалась сильнодействующим средством: Мия, испуганно озираясь, вскочила и бросилась к туалету. Марисса ухмыльнулась ей вслед и пошла в том же направлении.

Глава 7.

Через полчаса они, наконец, вышли из кафе и, болтая о том о сем, направились вверх по улице.
- Ой! – Марисса хлопнула себя по лбу, - я забыла в кафе мобильник. Подожди меня здесь, сейчас вернусь!
И она побежала обратно. Мия огляделась: улица была пуста, ни одного человека в поле видимости. Девушка присела на лавочку и поставила рядом пакеты. Через пару минут ее телефон запищал, получив смс. “Извини, мне пришлось срочно уехать. Подожди немного – я отправила тебе такси. Марисса”
- Странно… Ладно, подожду, - прошептала Мия. Внезапно до ее слуха дошел цокот копыт. Она испуганно обернулась и увидела в темноте мигающий огонек. Через несколько секунд можно было различить карету. Она подъехала к Мие вплотную, и паренек-кучер спросил звонким голосом:
- Вы – Мия? – она лишь ошарашено кивнула в ответ. Парень спрыгнул на землю.
- А я за вами. Располагайтесь, - он помог ей сесть в карету, а затем поставил возле своего сидения ее пакеты. Мия никак не могла понять, что происходит. Вокруг были живые цветы, даже шляпа кучера была украшена ими.
- Куда мы едем? – спросила она, когда карета тронулась.
- Скоро увидите, - он загадочно улыбнулся.
Мия растеряно смотрела по сторонам. Сердце стучало дуэтом с цокотом лошадиных копыт. Она закрыла глаза и расслабилась, ожидая конца поездки.
Через некоторое время карета остановилась возле какого-то дома. Похоже, это был ресторан, но нигде не горел свет. Он казался заброшенным, ни одного звука не доходило до ушей Мии.
- Вас ждут, - нарушил парень тишину, и Мия вздрогнула от неожиданности. Он опять помог ей, на этот раз спуститься. Кивнув на пакеты, сказал. - Не волнуйтесь, их доставят в целости и сохранности. Заходите внутрь.
Она направилась к входу. Медленно приоткрыла дверь и вошла. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Внезапно одна за другой зажглись две свечи, и Мия увидела Мануэля, сидящего за столиком. Она радостно улыбнулась.
- Так это ты все организовал!
Он поднялся и пошел к ней на встречу.
- Ты восхитительна… - сказал он, подойдя почти вплотную. И это действительно было так. Голубое платье, мерцающее золотыми в дрожащем свете блестками, открывало ее плечи и шею, которые будто были сделаны из мрамора. Мануэль поцеловал ее, а затем, приобняв, подвел к столу. Только они сели, как по залу разлились звуки скрипки. То тут, то там стали зажигаться другие свечи, и казалось, что вокруг них танцуют балет огненные мотыльки. Подошедший официант поставил на стол два бокала с вином.
- Мия, я хотел сделать этот вечер сказкой для тебя.
- Так и получилось! Скажи, а Марисса ведь тебе помогала, да? Вы сговорились? – Мануэль засмеялся и кивнул.
- Да, она помогла мне все устроить. И не далее как полчаса назад она позвонила и сказала, что это был первый и последний раз, когда она ходила с тобой по магазинам. И добавила, что испытала настоящий кайф, облив тебя кофе.
Мия насупилась, но потом тоже засмеялась. Они стали разговаривать, и так незаметно шло время. Вдруг Мануэль заговорил серьезным голосом:
- Мия, я…заманил тебя сюда, чтобы еще раз сказать “Я люблю тебя”. Ты - самое ценное в моей жизни. Ты – моя принцесса, мой ангел. И я предлагаю выпить за нас и нашу любовь, которая, я уверен, будет вечной, - он посмотрел ей в глаза и увидел, что они мерцают не только от дрожащего света свечей, но и от слез.
- Почему ты плачешь? – взволнованно спросил он.
- От счастья. Ману, это так красиво. Я тоже тебя люблю, - Мия подняла бокал, и они чокнулись. Мия сделала пару глотков и заметила блеск на дне. Она допила вино и зачарованно уставилась на кольцо.
- I would love you more than life, If you’ll only be my wife, - пропел Мануэль, подходя и садясь перед ней на одно колено. – Мия Колуччи, ты станешь моей женой?
Вода в уголках глаз оформилась в капельки, и Мия улыбалась уже сквозь слезы.
- Да!
Мануэль засиял и начал ее целовать. Они целовались и целовались, а вокруг них порхали мотыльки свечей, и сладкие звуки скрипки заставляли сердца петь в унисон.

Глава 8.

Уже было около 11, а Мия все обсуждала с Элизой, дизайнером, какое идеальное получилось платье. Оно уже висело в комнате, ожидая, когда же хозяйка наденет его, чтобы стать самой красивой на свете и осчастливить любимого мужчину. “Завтра, - думала Мия, - уже завтра сеньорита Мия Колуччи станет сеньорой Агирре. Осталось совсем немного”.
- Мия, я, пожалуй, пойду, - сказала Элиза. - Ты должна лечь спать, иначе будешь завтра клевать носом.
- Да, ты права. Только вряд ли я сегодня засну.
Мия проводила женщину до двери и поднялась в спальню. Ей, как и ожидалось, не спалось. Она думала о Мануэле, который веселился на мальчишнике (при этой мысли она нахмурилась), о Мариссе, которая должна была приехать утром и помочь ей. Внезапно тишину прорезал звонок. “Кто бы это мог быть”, – Мия бросила взгляд на будильник: 3:24.
- Кто там? - кутаясь в халат, неуверенно спросила она.
- Это я. Марисса.
- Марисса? Почему так поздно?.. Нет… Почему так рано? – удивленно вопрошала Мия, открывая дверь. На пороге она увидела насквозь промокшую Мариссу. С ее волос, как с сосулек, капала вода, глаза были опухшими и черными от потекшей туши. Мия резко втянула ее в квартиру.
- Что случилось? Ты плакала? Ты на машине приехала? Авария? Что?! – Мия встревожилась не на шутку: Марисса была в ужасном состоянии. Девушка с хрипом втянула воздух и отрицательно махнула головой.
- Нет, все в порядке. Я просто решила, что тебе и ночью может понадобиться моя помощь, - она сделала попытку улыбнуться, но это было похоже на гримасу бездарного клоуна.
- Ты могла приехать утром, как мы договаривались.
- Я мешаю? Мне уйти? – Марисса посмотрела на подругу твердым, решительным взглядом.
- Нет, что ты! Я как раз о тебе вспоминала. У нас, наверное, телепатическая связь, – Мия ее приобняла, но вдруг нахмурилась и принюхалась.
- Марисса! Ты курила?
- Немного… Нашла сигарету в машине. Захотелось.
- Ты же бросила.
- Какая разница! Сегодня может опять начала!
- Хорошо, не нервничай! – Мия испуганно посмотрела на нее. Что-то явно было не в порядке. – Давай сделаем так: иди в душ, а я тебе пока постелю здесь. Нам уже просыпаться скоро!
Мия помогла Мариссе подняться, и та устало поплелась в ванную комнату. Мия с тревогой посмотрела ей вслед. “Что-то случилось!” – пульсировало у нее в голове.
Через некоторое время, когда Марисса уже лежала на диване, уставившись немигающими глаза в стену, Мия присела возле нее. Она нежно убрала волосы с лица подруги и, взяв ее за руку, опять задала вопрос:
- Мари, ты ничего не хочешь мне рассказать?
- Нет, Мия. Я в полном, - она очень четко выделила слово “полном”, – порядке.
- Не держи меня за дуру, Марисса! Я же вижу, что ты плакала…
- Сегодня плохой день, - перебила Мари, - мне не везет, - она вздохнула и продолжила, - Я потеряла сережку, и у меня украли кошелек. Да ты за окно выгляни: льет как из ведра! Где уж тут взяться хорошему настроению… Но, Мия, хватит думать обо мне! Завтра твоя свадьба, и это я должна о тебе заботиться. Поэтому немедленно отправляйся в спальню, и чтоб через 5 минут ты дрыхла без задних ног. Поняла?
- Ладно-ладно, - Мия, как бы защищаясь, помахала руками и поцеловала подругу в лоб. – Спокойной ночи.
- И тебе сладких снов, невестушка! Да побольше эротики, со всякими там неизвестными мачо – завтра тебя обяжут думать до гроба только о муже!
Но попытки Мариссы шутить не смогли сбить Мию с толку. Она легла спать, твердо зная, что добьется правды. Но сестра права: завтра ее, Мии, свадьба и самый счастливый день в ее жизни, поэтому нужно спать. И ничто не испортит ей настроения.
Марисса же снова отвернулась к стенке и продолжила сверлить взглядом стену. По мозгам ржавым гвоздем долбило: “Изменил… Он мне изменил.”

Глава 9.

Утро перед свадьбой началось с настойчивого трезвона. Мия, чтобы не слышать ужасные звуки, мешавшие ей спать, зарылась под подушки. Но внезапно раздавшийся звонкий голос, вещавший, как из громкоговорителя, на весь дом, долетел до ее ушей и сквозь несколько слоев пуха.
- Мариссита, солнышко, вы только встали?
- Нет, мама, мы еще спим, к твоему сведению! – раздраженно ответила Марисса. – Зачем ты приперлась в такую рань?
- Доченька, какая рань? Свадьба через час! Уже 10 и скоро приедет Франко!
- Что!? 10 часов?! – заорала Мия, моментально проснувшись и сев на кровати, но тут же со стоном упала обратно. - Почему меня не разбудили? Марисса!
- Я уже здесь, успокойся! Мы все успеем, - Марисса резко раздвинула занавески.
- Нет, я никуда не поеду… - промычала Мия.
- Почему? – Марисса повернулась и вперилась в нее красными глазами.
- У меня все болит! Мне плохо! Я никуда не хочу!
- Так, быстро вставай и в бегом в ванную. Будем приводить тебя в порядок! – и Марисса умчалась.
Мия, еле-еле поднявшись, заковыляла в ванную. Квартиру заполнил размеренный шум воды. Внезапно раздался крик. Марисса и Соня бросились наверх и нашли Мию рыдающей, на полу.
- Мия, малышка, что случилось? – кудахтала Соня.
- У меня… месячные.. – между рыданиями выдавила Мия.
- Как же ты рассчитывала день свадьбы, интересно? – строго и немного нервно выкрикнула Марисса.
- Они... раньше… срока, - Мия продолжала плакать. – Все плохо… Я хотела идеальную свадьбу… а получается… черт знает что-о-о… Я так не хочу-у…
- Успокойся!
- Не-ет… Не могу-у…
Вдруг Марисса резко схватила душ и, включив на полную, направила на Мию. Струя окатила последнюю с головы до ног, и, будучи лишь пару секунд включенной, успела залить весь пол.
- Эй, ты что! – взвизгнула, моментально прекратив всхлипывать, Мия и посмотрела широко открытыми, ошарашенными глазами. – Совсем с ума сошла!
- Так то лучше! – ухмыльнулась Марисса. – Хоть какие-то признаки здоровой человеческой агрессии. Я не понимаю, в чем проблема?
Мия в ответ лишь посмотрела на нее глазами побитой собаки.
- Ясно, - Мари поджала губы. – Ты просто боишься, и поэтому начинаешь цепляться за мелочи, чтобы все отложить. Но я не дам тебе совершить глупость! Раз уж ты больше не пребываешь в истерике, мы все же начнем собираться. В конце концов, все не так уж плохо, как кажется. Расслабься! Время у нас еще есть: любая приличная девушка обязана опоздать на свою свадьбу. Пусть жених помучается, - она твердо посмотрела на Мию и продолжила, - Ты – в душ. Ты, мама, ищешь обезболивающее. Я готовлю вещи. Затем мы дожидаемся стилиста...
- Не надо никого ждать, Марисса, он уже здесь, - встряла Соня.
- Прекрасно, - Марисса повернулась к матери. – Почему ты еще здесь?
- Ухожу-ухожу, - защебетала Соня, пятясь к выходу.
- Приступай, - Марисса кивнула на кабинку, - мы ждем внизу, - и ушла из комнаты.
Закрыв дверь, она прислонилась к стене и потерла глаза пальцами. Как она могла потерять счет времени, ведь не спала же всю ночь! “Марисса, возьми себя в руки! Здесь и сейчас ты – единственный здравомыслящий человек. Не смей думать ни о чем, кроме свадьбы Мии! На тебе висит все! Иди!” До слуха донесся шум воды. Марисса удовлетворенно кивнула и направилась вниз. В гостиной она обнаружила свиту в полном составе: Элиза, стилист (классический полуголубой парень), Франко и Соня, активно роющаяся в аптечке. Франко, в отличие от остальных людей, которые спокойно сидели, наматывал круги по комнате.
- Папочка, - ехидно и тихо начала Марисса, затем рявкнула, – сядь! И так тошно, еще ты карусель устраиваешь. Скоро ураган начнется!
Франко испуганно опустился на расстеленный диван, где еще недавно спала сама Марисса. В комнате повисло напряженное молчание.
- Нашла! – заорала Соня, отчего Элиза подпрыгнула и, наверное, со страху, уместилась на коленках у стилиста.
- Господи, мама, ну так не орать надо, а тихо отложить в сторонку! – Марисса плюхнулась на диван возле Франко. Похоже, Элиза решила не слезать со стилиста, а у того аж глаза выпучились. Потому что Элиза была размеров не малых, а вот паренек этот особыми силовыми характеристиками, по-видимому, не отличался.
- Что за крики? – послышался сверху голос Мии, а через секунду появилась и она сама. Соня подскочила, как на иголках, и, схватив таблетку и стакан воды, кинулась к ней. Она запихала бедной девушке в рот медикамент и влила воду. Когда Мия наконец смогла дышать, Соня заботливо погладила ее по спине и твердой рукой подвела к остальным.
- Начнем?
На удивление, сборы завершились очень быстро. Мия молча выполняла все указания и казалась куклой в руках кучки нетерпеливых детей. Но когда ее наконец подвели к креслу, она будто проснулась. Губы сами растянулись в улыбке, Мия расцвела, как роза, что красовалась на ее платье. Она повернулась к остальным и, подмигнув, радостно спросила:
- Поехали?

Глава 10.

Пабло стоял у раскрытого окна, раскачиваясь на каблуках. Он смотрел на аллею, куда выходили окна комнаты. Солнце, пробиваясь сквозь листву, кидало блики на его лицо, и Пабло щурился и улыбался ему в ответ. Дятел в голове, мучавший его с самого утра, затих. Зато теперь его доставал Мануэль, наматывавший круги по помещению.
- Ну, где же они? – вскрикивал он время от времени.
- Не мельтеши, - Пабло повернулся к нему, подошел и, взяв за плечи, усадил в кресло.
- Вдруг она передумала? – Мануэль снова вскочил.
- Не говори глупостей! С какого перепугу она передумает? – улыбаясь, отвечал Пабло.
- А вдруг что-то случилось по дороге?!
- Чушь, они скоро приедут. Сядь и не нервничай. Я пойду, разведаю обстановку, - Мануэль услышал хлопок закрывающейся двери, оглянулся, тяжело вздохнул и опустился в кресло.
Пабло шел по проходу и насвистывал какую-то веселенькую мелодию. Он заглянул в главный зал, весь усыпанный белыми цветами: гости разговаривали, всем уже надоело ждать начала церемонии. “Пора бы им уже поторопиться!” – подумал он, тихо закрывая дверь. Пабло вышел на улицу. День был замечательный! После недели непрекращающихся дождей, наконец, выглянуло солнце. Подарок молодоженам? Пабло никак не мог перестать улыбаться. Мануэль и Мия женятся, они с Мариссой - свидетели. Сегодня ночью он хотел сделать ей предложение...
Из-за угла показалась машина. Пабло пригляделся: украшенная шарами и лентами. “Слава Богу!” Машина, за ней еще одна подъехали к входу и припарковалась. Из машин вывалилось семейство Колуччи и личный состав невесты.
- Наконец-то! Сколько можно было вас ждать! – он подошел к ним.
- Приличные девушки, Паблито, - Мия остановилась возле него, безмятежно улыбаясь, - обязаны опоздать на собственную свадьбу.
- Кто тебе сказал эту глупость?
- Марисса, - Мия похлопала глазами.
- А! Ну, конечно же. Как это я сразу не догадался? – Пабло посмотрел на подошедшую Мариссу и ухмыльнулся.
- Иди, давай, а то женишок руки там скоро на себя наложит, - слегка подтолкнула она Мию к Франко, который приобнял ее и повел к дверям, и пошла следом.
- Марисса, - Пабло схватил ее за руку и развернув к себе, продолжил, – милая, мы еще не поздоровались.
- Не. Смей. Меня. Трогать! – холодно отчеканила она и, вырвав руку, отвернулась и, яростно стуча каблуками, направилась к собору.
- Что это с ней? – озадаченно спросил Пабло у Сони.
- А? Что, Пабло? Ты что-то спросил? – Соня явно была где-то за пределами сознания.
- Что с Мариссой? – повторил он.
- Волнуется, наверное. Точно волнуется, сейчас все на нервах! – и она ушла за девушками и Франко.
Пабло стоял и смотрел им вслед. Он не понимал, почему Марисса так грубо ему ответила. Нехорошее предчувствие застряло где-то в районе солнечного сплетения. Пабло пожал плечами и направился за всеми: сейчас начнется церемония. Он разберется с этим позже.

Глава 11.

- Любит, не любит, любит, не любит…
- Мануэль, что ты делаешь? – священник немного удивленно посмотрел на жениха и улыбнулся, отчего в уголках глаз собрались добрые морщинки. Антоний видел на своем веку сотни таких молодых парней, ждущих невесту, и каждый из них проявлял волнение по-разному. Один все время сдергивал с себя галстук, а его мамочка тут же подбегала и завязывала его снова. Другой измерял шагами периметр зала (386 обычных или 671 короткий - сообщил он позже). А, например, этот, Мануэль Агирре, гадал на цветах. Ладно бы на ромашках, но он гадал на каждом, который попадался под руку, а цветов в зале было предостаточно. Невеста сама все оформляла, говорят, она очень любит цветы. Племянница Антония организовывает свадьбы (почти семейный бизнес), и это она помогала Мие Колуччи все сделать в соответствии с ее желаниями. Малышка Кларисса рассказывала, что подружилась с этой девушкой и ее женихом. “Они очень любят друг друга. Этот брак не распадется, поверь мне. Уж я-то знаю, это мой бизнес!” – говорила она. И Антоний верил, но не племяннице, а самому себе. С первого взгляда он понял, что эти люди сдержат свои клятвы. И это не бизнес, это Божья воля.
Из транса Мануэля вывел голос священника. Он поднял глаза с белой астры, больше похожей на пожухлый гигантский одуванчик, и посмотрел на святого отца. Седая бородка, лучики-морщинки – он казался добрым волшебником из сказок детства. Нет, он и был волшебником! Нужно только дождаться Мию, и сказка станет явью!
- Жду, святой отец.
- Да, невесты всегда опаздывают, - задумчиво ответил тот. – Это твой друг сюда идет?
Мануэль посмотрел на проход у дальней стенки: Пабло медленно, опустив голову и засунув руки в карманы, плелся к ним навстречу. Ману кивнул.
- Что с ним? Почему он такой грустный?
- Я не знаю… Наверняка что-то случилось! – Мануэль нервно сглотнул и кинулся навстречу Пабло.
- Пабло, что? Что с ней?!
- Ты чего, Мануэль? – он поднял глаза и непонимающе поглядел на жениха.
- Они приехали? – нетерпеливо спросил Ману.
- А?.. Да! Конечно! Я сразу и не понял, что ты имеешь в виду! Они уже здесь, так что церемония скоро начнется, друг. – Пабло похлопал его по плечу и пошел дальше. – Пойдем к алтарю.
- Пабло, - осторожно позвал его Мануэль, - все хорошо?
Пабло остановился, не оборачиваясь, помолчал с секунду. Затем резко развернулся и с сияющей улыбкой кивнул.
- Безупречно!
Мануэль улыбнулся в ответ и последовал за ним.
“Черт, я не понимаю, что случилось! Что она так на меня взъелась? Мы 2 дня не виделись, и ни поцелуя, ни улыбки. Мы даже не ссорились, что удивительно. Нужно поговорить с ней после венчания, пусть объясняется”.
Пабло оторвал взгляд от носков своих ботинок и начал рассматривать лица гостей: здесь были и их друзья и близкие люди, и какие-то знакомые, и коллеги. Он услышал торопливый стук каблучков, повернул голову и встретился глазами с Мариссой. Улыбнулся ей, но она, напряженно прищурившись, осмотрела его с головы до ног, презрительно, оценивающе, ядовито, и резко отвернулась. Пабло уловил ее еле заметный ободряющий кивок Мануэлю: сейчас, наконец, появиться Мия. Через секунду зазвучала музыка, и двери распахнулись.


 
katya_shev@Дата: Среда, 13.07.2011, 09:22 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 12.

“Почему он ведет себя, как ни в чем не бывало? “Милая”! Я похожа на круглую дуру? Я ему горло порву, если он подойдет ко мне! Марисса, как ты могла поверить ему? Опять? А ведь знала, что он обманет. Он всегда обманывает”, – я стояла в туалете, сжимая пальцами раковину так, что ногти сливались с ней цветом, и разговаривала с собственным отражением. Разговаривать с этой зазеркальной Мариссой было проще, чем мысленно себя отчитывать, можно представить, что она – очередная глупая подруга. Безумно, непроходимо глупая! В эту секунду меня раздирала на части ярость. Она появилась почему-то только сейчас, когда я увидела его, такого обычного, родного. В его глазах не было чувства вины, я не заметила даже намека на угрызения совести. Мне хотелось засунуть голову под струю воды, но я не должна была это делать. Идеальная свадьба – идеальная подруга невесты. “Блядь!” – я скинула на пол мыльницу и пнула вывалившийся желтоватый кусочек. Он отлетел к двери.
Я снова посмотрела на свое отражение: бледная кожа, синяки под глазами, размазанные тени, искусанные губы, растрепанные волосы. Стоило признать, что выглядела я ужасно. “Ну уж нет! Я не буду страдать и ныть, никто не должен понять, как мне плохо. Я, Марисса Пиа Андраде, жила припеваючи и без тебя, Пабло Бустаманте! И буду жить так и дальше! Мне не больно. Мне не больно! Не больно!” – я повторяла это как мантру, но сама себе не верила. И это бесило еще больше. “Если бы мне не было больно, то не было бы этих морщинок в уголках глаз, - я водила пальцем по зеркалу, чертила линии на отраженном лице. – И я бы могла дышать, не ощущая, как каждый глоток воздуха дерет горло. Не сгибались бы колени от желания сесть, прислонившись спиной к холодному кафелю, и заплакать”. Я убеждала себя, что нужно быть сильной. Распрямить плечи, заморозить слезы, и выкинуть сердце в мусорку. Миллиарды раз разбитое, его уже не склеишь “Моментом” дешевой лжи и бредовых надежд.
Я сделала глубокий вдох, закрыла глаза и медленно выпрямилась. Пора взять себя в руки, Марисса! Шаг к двери, еще один, взгляд упал на кусок мыла. Я со всей дури стукнула его каблуком, так что осталась лишь пыль да пара осколков. Как от моего сердца…
Наскоро приведя себя в порядок, подмигнув Мие, которая вертелась перед зеркалом под восхищенные крики Сони, я вышла в коридор. Там было пусто: все ждали в зале. Яростно стуча каблуками по полу, пытаясь то ли расколоть его на части, то ли сломать себе ноги, я направилась туда же. Первым, кого я увидела, открыв дверь, был он. И он… улыбался. Улыбался, глядя на меня! Сволочь! Какое счастье, что мы стоим далеко друг от друга! Из последних сил себя сдерживая, я отвернулась. Нельзя портить друзьям свадьбу. Взгляд упал на Ману, нервно теребящего какой-то цветок. Я улыбнулась ему, он ответил тем же. До слуха дошли первые ноты мелодии, все гости замолчали. “Ману! Цветок!” – зашипела я. Он обернулся, я начала делать ему знаки, но он непонимающе пожал плечами. “Цветок, дурак! Выкини его!” – но у жениха, похоже, от волнения отказал слух, зато Пабло сразу все понял. Двери резко распахнулись, и одновременно с этим Пабло выхватил из рук вздрогнувшего Мануэля общипанное растение и засунул его в карман. Мануэль виновато улыбнулся. Пабло кивнул в сторону прохода, и Мануэль, улыбнувшись еще шире и прищурившись, уставился в сияющий проем. Солнце слепило глаза, и пока никто не мог разглядеть невесту. Через секунду двери бесшумно закрылись, создав ощущение, что Мия появилась из ниоткуда.
Франко медленно и осторожно вел ее по проходу. Она казалась совершенно спокойной, раздаривала улыбки направо и налево, но время от времени немного вздрагивала. Она действительно сильно волновалась, непонятно было только почему. Несмотря ни на что, ей сейчас должно было казаться, что все практически идеально. Все так, как ей хотелось. За ними даже шли двое очаровательных малышей-двойняшек, дети Луны и Нико, и разбрасывали по сторонам белые и красные лепестки. Франко подвел дочь к алтарю и отошел к Соне, комкающей в руках платочек.
Мия замерла, переводя взгляд с Ману на священника и обратно. Отец Антоний ободряюще ей кивнул, и Мия расслабленно опустила плечи. Священник начал свою речь.

Глава 13.

Я чувствовала его взгляд. Он смотрел на меня, не отрываясь. Я опустила веки, еще раз пронося перед глазами наш разговор после венчания.
- Марисса, объясни мне, что произошло? Почему ты ведешь себя так… странно?
- Пабло, я не желаю с тобой разговаривать. Вообще. Никогда. Не подходи ко мне, если не хочешь испортить всем праздник!
У меня, наверное, глаза горели, как у безумной. Каждое слово давалось с трудом. Мне было противно смотреть на него. Подъехала машина, в которой мы должны были ехать. Вместе.
- Я поеду с родителями, - сказала я, отвернувшись, и направилась к следующему автомобилю, куда садилась Соня. Он смотрел мне вслед. Больше всего раздражал этот его взгляд невинной овечки. Он строит из себя ангела, но лжет на каждом шагу. Лжет, причиняя мне боль. Почему я вообще решила, что он изменился? Как был бабником, так и остался! А я все такая же дура…
- Сестренка, ты почему одна сидишь, не веселишься? – прервал мои размышления голос Ману. Я открыла глаза и увидела его лицо с улыбкой от уха до уха.
- Устала, - и быстро добавила, - танцевать устала.
- Я тебя не видел среди танцующих, – Мануэль разглядывал меня, прищурившись и немного наклонив голову набок.
- Помимо слуха у тебя и зрение отказало? Тебе надо обратиться к врачу немедленно! Как бы у тебя не было нервного срыва, - я приложила руку к его лбу, изображая озабоченность. Он засмеялся, взял меня за ладонь и, не отпуская, поднялся.
- Завтра же схожу к доктору, раз ты так волнуешься. А сейчас, пока у меня не отказали еще и ноги, позволь пригласить на танец подругу невесты. Я улыбнулась и встала со стула. Как по заказу началась новая мелодия. Он повел меня ближе к центру зала и, когда остановился, приобнял. Я положила голову ему на плечо и расслабилась. Он медленно кружил меня, и я чувствовала себя в полной защищенности. Рядом с Ману все проблемы казались ничтожными, я знала, что он, как старший брат, которого у меня никогда не было, всегда защитит.
- Марисса, ты ничего не хочешь мне рассказать?
Я отрицательно замычала и завертела головой, не поднимая ее.
- Пабло пожирает тебя глазами. Почему вы не вместе? Опять поссорились?
- Между нами все кончено, и я не хочу больше о нем ничего слышать, - пробубнила я, уткнувшись в его пиджак.
- Мари, - Мануэль остановился и, взяв мою голову в руки, поднял ее, - что случилось? К чему такое поспешное решение? Еще вчера все было хорошо.
- Я в этом сомневаюсь. У нас всегда все плохо. Поэтому никаких “нас” нет и больше не будет.
- Но…
- Тема закрыта, - я резко прервала его.
- Ладно. Не хочешь рассказывать – не надо. Просто, - он все еще внимательно смотрел мне в глаза, – позови, если будет нужна помощь. Хорошо?
Я кивнула. “Только помощь мне не нужна, я сама со всем справлюсь”, – мысленно ответила я. Медленная песня закончилась, а ди-джей не ставил новую. Мануэль потянул меня к бару у дальней стены.
- Мия сейчас будет кидать букет, - объяснил он. Потом задумчиво оглядел меня с головы до ног и добавил. – Хотя ты, наверное, должна остаться.
- Смеешься, да? Пойдем, - теперь за руку его вела я.
- Ну куда ты меня тащишь? – он остановился на полпути. – Не хочу я стену спиной подпирать. Давай стоять здесь.
За спиной послышались девчачьи визги. Я обернулась и увидела толпу молоденьких девушек, за ней виднелась фигурка Мии в пышном платье. Мануэль ухмылялся и приговаривал мне на ухо: “Сейчас представление начнется!”
- Честно говоря, у меня нет желания смотреть на все это! – Я прокрутилась на каблуках, краем глаза заметив приготовившуюся к броску Мию и наткнувшись на взгляд Пабло, прислонившегося к колонне, и пошла к бару.
Через долю секунды меня нагнала волна женских воплей, которая сменилась криком Ману: “Марисса, осторожно! Обернись!”
От неожиданности я, не задумываясь, выполнила его приказ. На меня летел букет, который я машинально поймала. Реакция у меня всегда была хорошая. Но вот понять, что произошло, я смогла, только когда Мануэль подскочил ко мне и сказал: “Я же говорил, что ты должна остаться”.
- Что за чушь! – я зло смотрела на букет в своих руках. – Мануэль, я… я хочу уйти! Прости…
И я побежала к дверям. Они очень легко раскрылись, выплюнув меня на улицу. Я бежала, не разбирая дороги. Все, что произошло за последние сутки, казалось чьей-то глупой шуткой. Я хотела очутиться как можно дальше от всего. И от Пабло в особенности. Я остановилась и посмотрела на букет, который все еще крепко держала в руке. Бледно-розовые маленькие розочки, обернутые белыми же и розовыми лентами. На глаза вдруг навернулись слезы, маленькие, колючие. Я опустила веки и подняла голову, чтобы не дать им упасть. Я не хотела плакать. “Интересно, Бог существует? – я посмотрела на рыжеватое предзакатное небо – Если он есть, там, наверху, и все видит, то почему позволяет людям причинять друг другу боль?”
- Ты так шутишь, да? – заорала я. Но ответом мне была тишина пустой улицы. Я откинула букет в сторону и снова побежала.

Глава 14.

Я сидела на лавочке и смотрела на залив. Закатное солнце окрашивало в кровавый цвет и небо, и воду. Время от времени волны накатывали на берег с тихим шелестом. Я не знала, как я оказалась здесь, да это и не важно. Легкий бриз, играющий с моими волосами, успокаивал, расслаблял. Все, что сейчас меня окружало, дышало умиротворением. Я не думала ни о чем, я просто смотрела на море и слушала крики чаек и шум волн. Казалось, я отделилась от окружающего мира и создала свой. Внезапно в него ворвался посторонний звук. Это был мужской голос. Но, на удивление, он не разрушил картину идеального мира, а, наоборот, дополнил ее. Низкий, немного хрипловатый, он звучал в унисон с морем. Я закрыла глаза и лишь слушала эти звуки, не вникая в смысл. Из транса меня вывел легкий толчок в плечо. Я пришла в себя и удивленно захлопала ресницами, все еще не глядя на этого человека.
- С вами все в порядке? – наконец разобрала я.
- Да, - я растерянно кивнула и посмотрела на говорившего. Это был высокий мужчина лет тридцати навскидку. Темно-рыжие волосы кольцами падали на его воротник. Широкое, веснушчатое, загорелое лицо, мощная челюсть, сломанный нос и озабоченный взгляд зеленых в рыжую крапинку глаз. Это было волевое, притягательное, неординарное лицо. У него был усталый вид и немного ссутулившаяся спина, но сразу бросалась в глаза какая-то странная сила и даже некая первобытность. Он был похож на льва, царя зверей.
- Я вам не помешаю? – снова спросил он. Я прекратила его рассматривать и мотнула головой. Незнакомец опустился на другой конец скамейки. Снова молчание. Он тоже начал смотреть на залив, уже ставший темнее, так как солнце практически село. Я время от времени невольно кидала взгляд на этого мужчину. Он притягивал к себе внимание, но я не знала чем. С последним лучом солнца, осветившим наши лица, незнакомец заговорил, возможно, просто так, а может, заметив мой интерес.
- Почему вы пришли сюда?
- Я … - я растерялась, - я не знаю. Меня будто что-то привело. А вы?
- Я прихожу сюда каждый вечер, чтобы увидеть закат, - он говорил ровно, спокойно.
- Зачем?
- Я вспоминаю… свою историю, - он помолчал немного, затем вдруг добавил, протягивая руку - меня зовут Федерико.
- Марисса, - я крепко стиснула протянутую ладонь.
- Откуда вы, Марисса? – он с интересом рассматривал мое праздничное платье.
- Я ушла с праздника. Мне нужно было побыть в одиночестве, - я замолчала. Федерико тоже не говорил ни слова, глядя на уже темно-синюю воду.
- А... – я нерешительно замолчала, затем все же продолжила, - что у вас за история?
Я спросила на удачу. Сомнительно, что он расскажет. Но мне было интересно, что случилось в жизни этого мужчины. Я была уверена, что это грустная история. Он не отвечал. Но примерно через минуту, словно очнувшись, вдруг начал рассказывать.
- Все началось пять лет назад. Я писатель, Федерико Наварро. Быть может, вы слышали обо мне когда-то… На одной литературной выставке я познакомился с девушкой. Она была необычной, странной. В ней было что-то неземное. Ее звали Натали. Весь вечер мы с ней разговаривали обо всем на свете. С ней было легко, как будто я знал ее всю свою жизнь. Но в тот день я так и не выяснил, ни где она живет, ни ее номер телефона. Даже не знаю, почему. Не подумал. Может, я решил, что мы больше не расстанемся… Как бы то ни было, вечер закончился, и мы разошлись. Утром я проснулся с ощущением пустоты, казалось, я упустил что-то важное. Я не знал, что делать, как найти ее. Неделю я не спал, бродил по городу. Я забросил работу, ни с кем не общался. Я искал. И вот, ровно через семь дней я увидел ее здесь, сидящей на этой скамье. И я понял тогда, что другой возможности не будет, либо сейчас она останется со мной, либо я потеряю ее навсегда. И знаете, она осталась. Она рассказала мне, что тоже всю эту неделю искала встречи со мной и уже отчаялась, поэтому пришла сюда. Это ее любимое место в городе, - он сделал глубокий вдох и продолжил, - Мы стали жить вместе. Но через год она вдруг пропала. Она ушла, оставив записку. Всего пять слов: “Прости. Так будет лучше. Натали.” Банально, да? Кому будет лучше? Почему? Я задавался вопросами и не находил ответа. Я снова начал искать ее, но, увы… Она как сквозь землю провалилась. Уже четыре года ее нет рядом. И каждый вечер я прихожу сюда в надежде, что снова найду ее, сидящей на этой скамейке. Когда я увидел вас, у меня сердце прыгнуло сальто-мортале. У вас рыжие волосы, как и у моей Натали.
- Простите…
- Нет, что вы, это просто я – идиот, - и он снова замолчал. Мы так и сидели в тишине, пока ночь опускалась на город. Я бросила взгляд на часы – без трех минут полночь. Федерико поднялся.
- Вы не уходите? – он посмотрел на меня.
- Нет, мне некуда идти, - ответила я, не поднимая глаз.
- Вы… если хотите… вы можете переночевать у меня, - он замер в нерешительности.
- Нет, спасибо. Я хочу остаться здесь.
- Уверены? – я кивнула. – Но вы замерзнете, ночной ветер холодный. Вот, - он снял с себя ветровку и протянул мне, - возьмите. Потом как-нибудь отдадите. Вы знаете, как меня найти.
- Спасибо, - я взяла куртку. Он встряхнул головой и пошел прочь. Я подтянула ноги на скамейку и закуталась в ветровку. Ветер стал сильнее и свежее. Он трепал волосы и соревновался со слезами, кто солонее. Они выигрывали 1:0.

Глава 15.

Пабло со стоном вынырнул из сна. Видения каких-то горящих домов, кричащих людей сменились глубокой синевой сумерек, в которые была погружена комната. В глаза будто насыпали песок, голова гудела, как колокол. Он был словно в тумане, не понимая, спит ли еще или уже проснулся. Пабло на ощупь потянулся и включил светильник, но луч света резанул по глазам как наточенный нож. Он резко выключил его и на несколько секунд будто потерял зрение, но вскоре глаза привыкли к темноте. Пабло попробовал встать, но у него не получилось. Рука по привычке потянулась к соседней подушке, но Пабло с удивлением обнаружил, что она пуста. “Где Марисса?” Он прошелся рукой по простыне и нащупал почти у самого края кровати бутылку. Непослушными пальцами он подтянул ее к себе. Пустая. Пабло кинул ее на пол и услышал звук удара стекла о стекло. Медленно придвинувшись к краю и осторожно опустив голову, он увидел еще несколько валяющихся бутылок. Только одна стояла на полу, гордо возвышаясь над остальными. Пабло схватил ее и услышал всплеск: на дне было немного жидкости. Он влил в себя эти жалкие остатки былой роскоши, почувствовав, как по пищеводу побежал горячий ручеек, взорвавшись атомной бомбой в пустом желудке. Он вновь откинулся на подушки и попытался вспомнить недавние события. Из пустоты на него вдруг, как падает топор на голову осужденного, нашло озарение: она ушла. Она бросила его. Она не вернулась домой, и после свадьбы он ее больше не видел. Пабло вспомнил, как она послала его перед церковью, как села в другую машину, как потом поймала букет. Он вспомнил злость, что появлялась в ее глазах, когда они встречались с его, Пабло, глазами. Снова в сознание ворвалась картина ее маленькой удаляющейся фигурки. Черт!
Пабло не спеша приподнялся на руках, затем сел. Через минуту поставил ноги на пол, встал и осторожно, чтоб не наступить на разбросанные по комнате пустые бутылки пошел к двери. Он спустился вниз, в гостиную, здесь было темнее, чем в спальне. Он зажмурился и включил ночник. На этот раз свет не ударил по глазам, и Пабло, моргнув пару раз, открыл их. Он обвел комнату взглядом: повсюду были ее вещи. Она не возвращалась и ничего не забирала.
Пабло увидел на столике на половину заполненный стакан и практически пустую бутылку с виски. Он медленно подошел, взял его и, подняв глаза, наткнулся на свое отражение в зеркале. На него смотрел небритый, опухший мужчина с красными воспаленными глазами-щелочками. Он замер. И тут Пабло вдруг охватила ярость. Он разозлился на нее, разозлился, потому что не мог понять, что произошло, почему она порвала с ним и исчезла из его жизни. Он разозлился на себя, что не заметил перемен и не смог удержать ее, не заставил объясниться. Он с размаху швырнул стакан в зеркало. Во все стороны посыпались осколки вперемешку с золотыми брызгами. Некоторые попадали в Пабло, резали кожу, кололи, кусали, разрывали, но он этого уже не замечал. Он крушил все подряд: ломал мебель, срывал полки, бил зеркала и светильники. Он остановился лишь когда его руки схватили гитару. Он удивленно рассматривал ее, словно не мог понять, как она здесь оказалась. Он осторожно, с лаской провел пальцами по гладкому дереву, а затем изо всех сил ударил ее об стену.

Глава 16.

- Я знал, что сегодня снова увижу тебя здесь, - Федерико приближался к скамье, устало улыбаясь. Я нисколько не удивилась переходу на “ты”, почему-то я сразу впустила этого человека в свою жизнь. – Ты даже не уходила?
- Нет, почему же. Я гуляла по городу, а потом вернулась сюда. Здесь спокойнее всего, здесь я забываю обо всем, что случилось.
Федерико нахмурился на мгновение, казалось, он собирался что-то спросить, но он только качнул головой и посмотрел на море. Затем вновь глянул на меня.
- Ты, наверное, есть хочешь?
- Ну… было бы неплохо. Я сегодня ни куска в рот не взяла.
- Не зря я по дороге зашел в булочную, - он перегнулся через край скамьи и поднял с земли пакет. – Ты какие пирожки больше любишь: с картошкой или с творогом?
- Честно говоря, не отказалась бы от обоих. – Я улыбнулась.
Он в ответ заговорщически мне подмигнул и протянул открытый пакет.
Когда желудки были наполнены, а пустая тара выброшена в мусорку за ненадобностью, Федерико, не отрывая взгляда от залива, заговорил.
- Не хочешь рассказать, что с тобой произошло?
Я вопросительно посмотрела на него.
- Вчера я поведал тебе свою историю, сегодня твоя очередь... Да ладно, я, в общем-то, не настаиваю. Просто, может, выговоришься, и легче станет.
- Возможно… Мы познакомились еще в колледже… - начала я под мерный гул сиреневых волн. Он слушал, не перебивая, даже не глядя на меня. Казалось, что я разговариваю с пустотой, но я не могла остановиться. Когда я дошла до последних событий, он поднял голову и стал смотреть на меня.
- В тот день у Мануэля был мальчишник, и Пабло должен был остаться у него ночевать. Я же забрала платье и ехала к Соне. Я хотела отправиться утром к Мие вместе со всей честной компанией, что отвечала за сборы невесты. На пути к маме мне позвонила какая-то женщина, сказала, что она живет подо мной, и в данный момент ее заливает водой. Разумеется, я кинулась домой, но везде было тихо. Я зашла: в квартире сухо. Я прошлась по комнатам, но все было в порядке. Я решила заглянуть и в спальню напоследок, мало ли, и… - мой голос дрогнул, но я продолжила. – я поймала их с поличным… Знаешь, какая мысль первой пришла мне на ум?
Федерико отрицательно кивнул головой, внимательно и настороженно глядя мне в глаза.
- Как красиво, - я горько ухмыльнулась. – Как красиво они смотрятся на моих темно-синих простынях. Это было удивительно живописно. Как в дорогих голливудских фильмах. Их тела сплелись каким-то неописуемым образом, ее длинные, цвета темного шоколада волосы были разбросаны по подушкам. Я стояла и смотрела на них. Мне не хотелось на них наброситься, выцарапать ей глаза, побить его, нет… Я до сих пор не понимаю почему, но тогда я впала в ступор. Мне захотелось убежать, спрятаться, лишь бы больше не видеть его, забыть о нем. И я убежала, поехала к Мие. У меня такое чувство, будто он меня предал. Словно этой изменой он осквернил некую святыню. Хотя… наверное так и есть, любовь ведь та же святыня, верно?
- И после этого ты с ним не общалась?
- На свадьбе я сказала ему, чтобы он никогда больше ко мне не подходил… Как ты думаешь, что было самым смешным в этой истории? Я случайно поймала букет невесты! После этого я и пришла сюда… - я замолчала.
- Ясно, - он ненадолго замолчал, затем вновь заговорил. - Но тебе не кажется странным этот звонок?
- Звонок? Да не в звонке дело! – я всплеснула руками и быстро поднялась со скамьи. Отошла на пару шагов, до песка, поближе к морю. Ноги в босоножках моментально утонули в колючих крупинках, стало неудобно идти, и я сняла обувь. Я смотрела на темное небо, сливающееся с водой по цвету. За время моего рассказа успело стемнеть. Прохлада забиралась под платье, и по коже побежали мурашки. Я поежилась и потерла руками предплечья. Неожиданно на плечи упала куртка.
- Ты забыла кое-что.
- Спасибо.
- Ты и эту ночь собираешься провести здесь или все же примешь мое приглашение?
- Вообще-то, здесь не так уж плохо, как может показаться, но если ты настаиваешь…
- Настаиваю, - прервал меня Федерико. Я набрала в легкие побольше соленого морского воздуха и повернулась к нему лицом.
- Тогда пойдем?
Он улыбнулся, приобнял меня за плечи и повел прочь от берега.

Глава 17.

- Добро пожаловать в мою скромную холостяцкую обитель! – сказал Федерико, заходя вслед за мной и закрывая дверь. Я огляделась: обычная квартира, мебели мало, очень чисто. Ничто особо не выделяется. Кроме картин. На стенах висели картины, и на каждой была изображена маленькая рыжая девочка верхом на единороге. Я замерла и только переводила взгляд с одной на другую.
- Они прекрасны! – выдохнула я.
- Да… - Федерико подошел к одной из картин и нежно коснулся ее пальцами. – Это картины Натали.
Он долго смотрел на нее, затем повернулся ко мне:
- Ты, наверное, хочешь спать?
- Я бы с удовольствием сначала сходила в душ. Можно?
- Конечно, - он улыбнулся, достал из шкафа полотенце, затем футболку, - Сойдет?
Я кивнула. Он протянул мне вещи.
- Дверь в ванную - справа. Я пока постелю тебе здесь.
- Спасиб


 
Lacky_LadyДата: Среда, 13.07.2011, 23:21 | Сообщение # 4
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 25
Репутация: 2
Статус: Offline
Мило, конечно, но вот только на Snu вообще не похоже. Написано как-то не в ее стиле. Это точно она писала?
 
katya_shev@Дата: Среда, 13.07.2011, 23:27 | Сообщение # 5
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Я сегодня утром кинула так как было подписано, а вечером села читать и поняла, что это ни разу не Сну

 
AlipaДата: Четверг, 14.07.2011, 15:23 | Сообщение # 6
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 19
Репутация: 0
Статус: Offline
Я на каком-то сайте давненько находила следующее:

НАЗВАНИЕ: Устами младенца (My love is your love)
АВТОР: я, любимая, то бишь auny
БЕТА: Knopo4ka
EMAIL: auny@mail.ru
ЖАНРЫ: Romance, ну может еще Angst самую чуточку
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Мари/Пабло, Мия/Ману, в общем и целом
СОДЕРЖАНИЕ: встречаются, женятся, расстаются, мучаются, поговорить никак не могут, трагедия и практически хэппи-энд.
СТАТУС: окончено
ОТ АВТОРА: На самом деле, обыкновенный дамский романчик, такие в метро читают. Но я на гениальность и не претендую, просто захотелось попробовать что-нибудь написать. Теперь читайте, хех…=)


Если интересно, могу продолжение выложить или на почту сбросить?!)))
 
katya_shev@Дата: Четверг, 14.07.2011, 21:47 | Сообщение # 7
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
кидай ты

 
AlipaДата: Пятница, 15.07.2011, 13:49 | Сообщение # 8
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 19
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 17.
- Добро пожаловать в мою скромную холостяцкую обитель! – сказал Федерико, заходя вслед за мной и закрывая дверь. Я огляделась: обычная квартира, мебели мало, очень чисто. Ничто особо не выделяется. Кроме картин. На стенах висели картины, и на каждой была изображена маленькая рыжая девочка верхом на единороге. Я замерла и только переводила взгляд с одной на другую.
- Они прекрасны! – выдохнула я.
- Да… - Федерико подошел к одной из картин и нежно коснулся ее пальцами. – Это картины Натали.
Он долго смотрел на нее, затем повернулся ко мне:
- Ты, наверное, хочешь спать?
- Я бы с удовольствием сначала сходила в душ. Можно?
- Конечно, - он улыбнулся, достал из шкафа полотенце, затем футболку, - Сойдет?
Я кивнула. Он протянул мне вещи.
- Дверь в ванную - справа. Я пока постелю тебе здесь.
- Спасибо.
Я стояла под душем и смывала с себя вместе с грязью прошлую жизнь. Снова, в который раз, это все равно поможет лишь на время. Но даже недолгое облегчение может помочь справиться с болью. Жесткие струи бежали по телу, укутывая его в призрачный кокон. Нужно запомнить это ощущение, сохранить. Я хотела навсегда остаться в этом коконе. У меня уже не получится стать бабочкой. Крылья не растут повторно, если кто-то их оторвет.
Я вышла в комнату. Федерико сидел на расстеленном диване, пустым взглядом уставившись на свои пальцы. У него были длинные пальцы, такие бывают лишь у писателей и музыкантов. У Пабло тоже были… Нет, Марисса! Хватит мучить себя! Бустаманте больше никогда не появится в твоей жизни!
И встряхнула головой, будто выбрасывая из нее ненужные мысли.
- Все в порядке? – Федерико поднял голову.
- Да.
- Тогда я пойду… Спокойной ночи! – он встал.
- Спокойной ночи, Федерико.
Он направился в спальню. Уже почти зайдя, он обернулся.
- Называй меня Феде, ладно? Так меня звали друзья.
- Как скажешь. Феде.
Мы улыбнулись друг другу, и он закрыл за собой дверь.
Этой ночью я, наконец, заснула. Но как бы я не боролась с мыслями, мое сознание упорно подкидывало мне воспоминания о Пабло. Мне снилось одно наше утро. Мы проснулись рано-рано, уж если быть точным, то мы и не засыпали. Так, валялись в постели, разговаривали. Потом решили идти завтракать, есть то хотелось обоим. Обязанности повара взял на себя Пабло. На самом деле, он в отличие от меня любил готовить, хоть и делал это нечасто.
Я заварила себе мате и забралась с ногами на стол. На мне была его рубашка, я всегда носила их дома, застегнутая лишь на пару пуговиц снизу. Мы болтали о чем-то, и вдруг в окна заглянуло рассветное солнце, окрасив кухню в розово-рыжий цвет. Оно светило мне прямо в глаза, и я откинулась немного назад. Из-за этого правая половина рубашки соскользнула вниз, обнажив плечо и грудь. Пабло замолчал и лишь смотрел на меня, слегка прищурившись.
- Ты знаешь, я всегда хотел быть художником, - внезапно произнес он почему-то хриплым голосом.
- Знаю. Но стал музыкантом. Наверное, это судьба.
- Не смейся.
- Я не смеюсь, я констатирую факт.
- Будь у меня сейчас холст и краски, я бы нарисовал шедевр, - он сделал рамку из пальцев и посмотрел через нее на меня. – Ты прекрасна. Я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю, Пабло.

Глава 18.
Я проснулась из-за настойчиво щекочущего нос запаха свежезаваренного кофе. Встала и, принюхиваясь, пошла на кухню. В глаза ударил солнечный свет. Я прищурилась и добрела до стула.
- Доброе утро! Кофе будешь? – весело спросил Феде.
- Доброе. О, да! Ты мой спаситель! Я безумно хочу кофе, – на стол передо мной опустилась большая чашка с черной ароматной жидкостью.
- Спасибо, - я сделала большой глоток, затем с надеждой спросила, - Я ошибаюсь, или… ты жаришь яичницу?
- Да, - он поставил на стол две тарелки, - с ветчиной
- Супер! - я накинулась на еду, одновременно прихлебывая горячую жидкость.
- Ты давно разговариваешь во сне? – вдруг спросил Феде.
- А… - вопрос поставил меня в тупик, - я разговаривала?
- Ага. И улыбалась.
- И что же я говорила? - я нахмурилась.
- По-моему, ты и сама знаешь. Верно?
Я кивнула.
- Давай не будем об этом. Забей.
- Ладно.
После этого разговора мы ели в тишине. Затем Феде собрал пустую посуду и начал ее мыть. Неожиданно в голову пришла мысль.
- Феде, у тебя есть телефон? Мне нужно позвонить.
- Да, в коридоре, висит возле двери.
Я быстро поднялась и выскочила из кухни.
Держа в руках телефонную трубку, я в задумчивости рассматривала кнопки, затем все же набрала номер.
- Привет, вы позвонили Мануэлю и Мие. К сожалению, сейчас нас нет дома, но вы можете оставить свое сообщение после гудка, – тараторил автоответчик голосом Мии, иногда прерываемым воплями Ману.
- Ребята, привет, это я, - послышался щелчок и раздался встревоженный возглас Мии.
- Марисса, где ты?!
- Вы… - я растерялась, - дома? Разве вы не должны были поехать в свадебное путешествие?
- Планы поменялись: у нас были небольшие проблемы с покупкой дома, а тут еще ты пропала! Где ты? Мы уже собирались в полицию… да, Мануэль, это она… в полицию звонить собирались! Мануэль, да прекрати, дай мне с ней поговорить! – в трубке послышался шум, наконец, Мия снова заговорила, - Извини, он отбирает у меня трубку. Поговори пока с ним, ладно?
Снова небольшой шум, и в трубке послышался голос Ману:
- Мари, привет! Мы ужасно волновались! Где ты?
- Я у… одного друга. Да и зря вы переживали, я уже взрослая девочка, между прочим.
- Но ты могла бы и раньше позвонить! Хорошо, что мы не стали Соню на уши поднимать.
- Они уже уехали на эти свои острова?
- Да, вчера.
- Хорошо. Я так и знала, что вы паниковать начнете. Но я не думала, что вы останетесь в городе. А как же медовый месяц?
- Позже съездим. Зато мы купили дом!
- Классно! А что за проблемы? Мия что-то говорила…
- Ничего серьезного, все уже решилось. А что за друг?
- Просто хороший знакомый. Я поживу у него пока.
- А Пабло?
- Мануэль, я же просила.
- Извини. Не повторится, - он замолчал ненадолго, потом добавил, - Здесь Мия рвется с тобой поговорить, поэтому прощаюсь. Береги себя и больше не заставляй нас волноваться, o’k?
- Хорошо, пока!
- Марисса, значит, все наладилось? Ты не хочешь встретиться, поговорить? – голос Мии был озабоченным.
- Нет, Мия, не хочу. Позже. Мне уже лучше.
- Ладно, в душу не лезу… Но ты хоть придешь на новоселье? Нет, постой, - она поспешно добавила, - Ты должна прийти на новоселье и я не принимаю отказа.
- Но…
- Мари, я прошу тебя.
- Так и быть, приду. Когда? – я решила не спорить, у нее был такой умоляющий голос.
- Через четыре дня, в пять вечера. Записывай адрес.
- Я запомню, - она продиктовала, адрес был легким.
- Ладно, мне пора.
- Марисса, я буду ждать тебя. И… не наделай глупостей.
- Постараюсь, мамочка. Пока, - я повесила трубку.
В гостиной сидел Феде, разбирая какие-то вещи. Когда я зашла, он поднял голову и улыбнулся мне.
- Не хочешь прогуляться?
- Мне нечего одеть, не в платье же идти.
- В данный момент я как раз пытаюсь решить эту проблему. У меня нет, - он запнулся, вздохнул и продолжил, - женских вещей. Но, думаю, этот спортивный костюм можно будет подогнать под тебя. Попробуй.
Я взяла протянутую одежду и ушла в ванную. Одевшись, подогнув рукава и брючины, я посмотрела в зеркало, вздохнула и подмигнула себе.
- А что, рэп-стайл сейчас, кажется, в моде!
- Я готова! В путь? - я вышла, нет, скорее, выпрыгнула из ванной и покрутилась перед Феде. Он засмеялся.
- Тебе даже идет.
- Я знаю. Спасибо.

Глава 19.
Мануэль подошел к двери и нажал на кнопку звонка. Никто не открывал, и в квартире было тихо. Он позвонил еще раз, и еще, и еще. Тишина. “Странно… Ладно, где-то здесь наверняка должны быть запасные ключи.” Он поднял руку, и пальцы сразу же нащупали их над дверью. “Ну вот, сотню раз говорил им не оставлять их здесь, но они же идиоты!..” – причитал Ману, входя в квартиру. От увиденного он замер и только хлопал глазами: это был не дом Мари и Пабло, а какая-то свалка. Повсюду валялись осколки и обломки, пустые бутылки и какие-то бумажки, обои кое-где повисли клоками, вокруг не было ни одного целого предмета. И посреди всего этого безобразия на полу лежал Пабло. Мануэль кинулся к нему, не зная, жив ли он вообще, но тут он услышал громкий, зычный всхрап.
- Пабло, твою мать! Какого хрена?! – он ногой расчистил участок пола и сел возле друга. Начал трясти его, но не дождался в ответ никакой реакции.
- Пабло, урод, проснись!
Он начал бить его по щекам и, в конце концов, добился от него неразборчивого мычания и слегка приоткрытых глаз. Пабло поморщился, поморгал немного, прищурился, наводя резкость изображения и, наконец, изрек:
- Ману, что тебе здесь надо? Проваливай давай! Не мешай мне расслабляться!
- Расслабляться?! Ну-ка, вставай! Пойдем-расслабимся, - он за шкирку поднял его и потащил в ванную. Мануэль запихнул голову Пабло под кран и включил холодную воду. Это жалкое подобие душа подействовало довольно быстро, и Пабло начал вырываться. Мануэль ослабил хватку, и Пабло резко разогнулся и, как собака, струсил воду.
- Так лучше? – Пабло кивнул, - сначала я хотел дать тебе таблетку Алка-Зельтцера, но понял, что вряд ли смогу ее найти. В чем провинилась твоя квартира?
- Мне просто нужно было немного разгрузиться.
- Немного, - Мануэль присвистнул, - у нас с тобой разные понятия о мере.
- Мануэль, она ушла от меня, она снова меня бросила, - перебил его Пабло. Ману стал серьезным.
- Я знаю. Но мне показалось, что Марисса ушла, потому что ты сделал что-то… плохое. Ты сделал ей больно.
- Я? Больно? Но чем?
- Без понятия. Она не захотела говорить на эту тему. Слушай, ты оставил здесь хоть одно место, где бы можно было посидеть и поговорить.
- Я не трогал спальню.
- Тогда пошли туда. Будем думать над ситуацией вместе.
Они поднялись наверх. Пабло немного шатало, и Мануэль придерживал его.
- Пабло, это называется порядком? – Мануэль слегка пнул валяющуюся на полу пустую бутылку, и она откатилась к центру комнаты, присоединившись к компании других, таких же пустых.
- Я не говорил, что здесь убрано, - нервно ответил Пабло, заходя и садясь на кровать. Он схватил с тумбочки пачку сигарет и вытащил одну.
- Ах, да. Ты просто здесь ничего не крушил, - ехидничал Ману.
- У тебя есть зажигалка? - зло перебил его Пабло.
- Нет, я не курю. Но подожди… - задумчиво ответил Мануэль и подошел к противоположной стене. Он нагнулся и, подняв с пола, кинул Пабло требуемый предмет. Тот моментально зажег сигарету и затянулся. Мануэль же сел на пол и начал шарить под прикроватной тумбочкой..
- Что ты там ищешь?
- Секунду… - пробурчал Мануэль, - Вот! Это блестело на солнце рядом с зажигалкой.
- Что это? – Пабло протянул руку.
- Это женская серьга. Мари ведь не носит серьги, верно?
- Да, уже давно, - Пабло ошарашено рассматривал лежащий у него на руке маленький металлический квадратик с крючочком. Затем перевел взгляд на Мануэля, - Но ты же не хочешь сказать, что я ей изменил?!
Мануэль сердито смотрел на него.
- Именно это я и утверждаю.
- Но это не так! Клянусь тебе, - он повысил голос, - Не стал бы я ей изменять. Я уже нагулялся за последние годы, мне хватило. У меня есть Мари, и я счастлив.
- Была. У тебя была Мари, - исправил Ману, - Почему я должен тебе верить?
- Ты любишь мятные леденцы? – неожиданно спросил Пабло.
- Что?!
- Просто ответь, ты любишь мятные леденцы? – спокойным тоном повторил он.
- Ну, да, - ошарашено сказал Мануэль.
- Я тоже. Я их обожаю. Марисса… она как мятные леденцы. Она – такой же заряд свежести и бодрости на каждый день. И вот представь: ты каждый день ешь эти мятные леденцы. Ты уже этого даже не замечаешь, но на самом деле ты не можешь без них жить. И вот однажды ты приходишь в магазин, а они закончились. Все. Их больше не продают. Ты в отчаянии. Ты начинаешь покупать жвачки и тянучки, но они не могут тебе заменить обыкновенные мятные леденцы. НИКОГДА. Ни одна девушка не смогла заменить мне Мариссу. И когда мы вновь сошлись, я поклялся себе, что никогда ее не предам. Понимаешь?
- Да. Я тебе верю, друг. Но тогда… откуда эта серьга?

Глава 20.
Мы шли по берегу. Медленно, с наслаждением погружая голые ноги в прохладный влажный песок. Уже четвертый день мы гуляли здесь, уходя только на ночь. Мы рассказывали друг другу разные истории из наших жизней, таких разных и таких похожих. Главное различие было в том, что Феде все время вспоминал Натали, а я старалась не думать о Пабло. Только вот не получалось, блин. Иногда Феде ловил мой отсутствующий взгляд и, понимая, о чем я сейчас вспоминаю, старался отвлечь всевозможными способами. С ним было легко.
Мы провожали закатное солнце и возвращались домой. Да, за это короткое время его квартира уже стала моим домом. Новым домом. Конечно, я не собиралась здесь жить. Но Феде не прогонял меня. Возможно, ему просто нужен был собеседник. С тех пор, как его любимая ушла, он замкнулся в себе. В конце концов, его друзья бросили бесплодные попытки отвлечь его и пустили на самотек. После этого он уже не заводил новых знакомств. И тут появилась я. Мы просто нашли друг друга. Я прогоняла его отчаяние, а он избавлял от боли меня. Симбиоз.
Но сегодня что-то поменялось. Поначалу я не могла уловить этих изменений. Казалось, все было как обычно. Пришли поздно, попили чай и собрались спать. Но он не ушел как обычно, пожелав мне спокойной ночи.
Я стояла возле расстеленного дивана. Он подошел ко мне и нерешительно начал:
- А…ты… тебе удобно здесь спать?
Теперь я все поняла. С полуслова, с полувздоха я это почувствовала. А, черт возьми, почему бы и нет? Я теперь свободная женщина. И могу спать, с кем хочу. Ему же не помешало наличие “любимой” девушки! Я внимательно посмотрела на Феде. Мне никогда не нравились мужчины с рыжими волосами. Но ему они удивительно шли, они были густыми, красиво окаймляли лоб. Мне никогда не нравились ни веснушки, ни сломанные носы, но его глаза… необычные, зеленые в рыжую крапинку, с длинными черными ресницами. Я смотрела в них, но не тонула, как в глазах Пабло, а... Он осторожно приблизился. Я почувствовала его дыхание, близко. Я первой потянулась к нему и коснулась губами. Он ответил на поцелуй, очень нежно, основательно. Я отбросила все мысли и отдалась на волю судьбы…
Уже минут сорок я изучала потолок его спальни. Было раннее утро, наверное, часов пять. Я не ожидала, что он сейчас проснется, поэтому, когда он зашевелился, я вздрогнула. Потом отдышалась и посмотрела на него. Он потянулся, затем лег на спину и тоже стал разглядывать потолок. Тишина играла с прозрачными солнечными лучами и маленьким ураганом летала вокруг. Федерико заговорил, и тишина спряталась за занавеской, прислушиваясь:
- Наверное, зря мы это сделали.
- Да нет, почему же? По крайней мере, мне это помогло определиться, - тишина осторожно выглянула и тут же испуганно вернулась в свое убежище.
- Не тот, да? – я моргнула, для кивка не было ни сил, ни желания, - И ты не та. К сожалению или к счастью, не знаю… Что теперь будешь делать?
Я пожала плечами.
- Надеюсь, мы с тобой останемся друзьями?
Он улыбнулся.
- Знаешь, пожалуй, это первый раз в моей жизни, когда так легко остаться с девушкой друзьями после проведенной вместе ночи. Забыли?
- Зачем? Что было, то было. Я ни о чем не жалею… - тишина насторожилась, - Завтракать будешь?
Занавески колыхнулись – тишина убежала, здесь ей уже не было места.

Глава 21.
“Да, неплохой домик!” - я захлопнула дверь такси и пошла по дорожке. Послышался шум отъезжающей машины, я нажала на звонок. Мелодичная трель сменилась бодрым постукиванием каблучков, и дверь открылась, обнаружив за собой улыбающуюся Мию. Она кинулась обниматься с криком: “Как я рада, что ты пришла!”
- Мия! Мия, успокойся! Или я сейчас развернусь, и ты меня больше не увидишь!
Это ее вразумило, и она уже спокойнее взяла меня за руку и завела в дом. Мануэль подскочил с кресла, будто сидел на иголках, и бросился к нам. Мия выставила вперед руку, останавливая его:
- Милый, не надо. Она сегодня нервная, - затем немного тише добавила, - впрочем, как всегда.
- Не выдумывай. Я спокойна, как мумия.
- Да-да, конечно, - Мия решила не спорить, от греха подальше, и с невозмутимым видом продолжала - Проходи, располагайся, где тебе будет удобнее. Подожди немного, Ману не хочет проводить экскурсию по сотне раз.
- А мы еще кого-то ждем?
“Конечно, дура! Неужели ты думала, что они его не пригласят? Так, набери побольше воздуха и сделай вид, что тебе все равно. Ты же умеешь, ты хорошая актриса, Марисса. Ты не первый раз это делаешь.”
- Да. Пабло, - Мия наблюдала за реакцией.
- Как я могла забыть, - Я равнодушно пожала плечами. Мия слегка прищурилась: она, разумеется, поняла, что я играю, но не подала виду. Я плюхнулась на диван, рядом сел Ману.
Пабло не заставил себя долго ждать. И пяти минут не прошло, как в дверь позвонили. Мия, как радушная хозяйка, встретила его радостным щебетом. Я окинула его взглядом: свежевыбрит, выглажен, чуть ли не вылизан. Неплохо устроился, похоже. Вот только весь в каких-то мелких царапинах, порезах…
- Теперь, когда все в сборе, я покажу вам дом, - с улыбкой Мануэль поднялся и похлопал Пабло по плечу. Тот ответил легким кивком.
- Нет, Ману, я лучше здесь останусь. Мы с Мией поболтаем о своем - о женском, - Ману с Мией переглянулись, и она, резко поднявшись, заговорила быстро-быстро:
- Марисса, ну… ты знаешь, мне нужно разобраться с ужином. Да и я в доме не очень пока ориентируюсь, ты все же иди с ребятами. Мануэль придумал одну интересную вещь, он вам сам все покажет, - и она стремительно скрылась за дверями. Я вздохнула и встала под тревожным взглядом Мануэля и настороженным - Пабло.
Ману водил нас по комнатам и рассказывал разные истории, пытаясь разрядить обстановку. Мы с Пабло молча следовали за ним. Я старалась не встречаться с ним взглядом, но все время чувствовала, что он на меня смотрит. Наконец, Мануэль вывел нас к широкой лестнице, спускающейся в гостиную, с которой мы и начали путь.
- А вот отсюда, при соответствующем освещении классный вид открывается. Вы пока постойте, подождите. Я только свет переключу, - и он в припрыжку спустился с лестницы.
Мы замерли, никто не начинал разговор. Через минуту Пабло подошел ко мне, я сделала шаг назад.
- Мари, ты не думаешь, что нам нужно поговорить?
- Нет, зачем? Твоя блядь такая тупая, что ты уже соскучился по разговорам с умными людьми?
“Дура! Этим ты только показываешь, что тебе не наплевать! Мануэль, ну где ты?”
- О чем ты? – он старался ловить мой взгляд.
- О твоей любовнице. И не строй из себя пай-мальчика, пожалуйста!
- Мари, я тебе не изменял. С чего ты это взяла? – казалось, он искренне удивился. Я засмеялась, но смех получился искусственным. Мне надоел этот разговор, держать себя в руках становилось все труднее.
- Тебе определенно надо было стать актером, у тебя талант. Я бы даже сказала, талантище! Не ври мне, Пабло. Хотя бы сейчас не ври. Я видела вас: тебя и твою шлюху.
- Но…
- Да какие “но”, Пабло? Прекрати! – я уже переходила на крик. Еще чуть-чуть – и я взорвусь.
- Марисса, но это невозможно! – он тоже повысил голос и стал подходить ближе, пытаясь взять меня за руку.
- Я видела вас своими глазами. Ты намекаешь, что у меня глюки? Уверена, ты подцепил ее на мальчишнике. Какая-нибудь стриптизерша или, хуже того, проститутка. И не подходи ко мне! Не смей ко мне приближаться! – я попятилась. Он все старался взять меня за руку. Ему уже почти удалось, но я отдернула руку и быстро сделала еще один большой шаг назад. Внезапно каблук соскользнул, и я, не удержав равновесия, полетела вниз. Последней мыслью было: “Черт бы побрал эти каблуки!” А потом кто-то ударил меня по спине и выключил свет…

Глава 22.
Темнота ушла так же резко, как и появилась. До слуха дошли несколько взволнованных голосов.
- Что сказал доктор? – это, кажется, Ману.
- Цитирую: “Не беспокойтесь. Я сейчас приду,” – а это Пабло.
- И где же он пропал?
- Не знаю.
- Как это вообще произошло?
- У вас дурацкие лестницы.
- Ах, конечно! Значит, во всем виноваты наши лестницы?!
- Не ори. Это просто случайность.
- Не ори?! Ты посмотри на нее. В каком она состоянии!
Сейчас они еще подерутся. Пожалуй, стоит показать им, что со мной все в порядке. Я слегка приоткрыла глаза и увидела их: спорящих Мануэля и Пабло и печально переводящую взгляд с них на меня и обратно Мию.
- Прекратите! Она ужасно выглядит. Наверное, ей нужно кого-нибудь увидеть.
- Вас я уже вижу прекрасно, но мне это не особо помогает.
Немая сцена. Затем все подбегают к моей кровати с криками: “Ты пришла в себя!” и кидаются обниматься. В тот же момент в палату заходит доктор с медсестрой.
- Вижу, пациентка очнулась! – он подошел ко мне. Медсестра отогнала ребят в сторону, - Сеньорита Андраде, вы родились в рубашке! Упасть с лестницы – и отделаться синяками и ушибами. И не переживайте, ребенок не пострадал.
- Вы не правы, доктор. При падении я стукнулась головой, и теперь у меня галлюцинации.
- О чем вы? – он нахмурился.
- Мне показалось, будто вы сказали, что у меня будет ребенок, - я захихикала, - Ребята, представляете…
- Вам ничего не показалось. У вас действительно будет ребенок. Пять недель беременности. Вы не знали?
Я ошарашено уставилась на врача. “Какой ребенок? У меня? Пять недель? Как я не заметила? С этой свадьбой я совсем потеряла счет дням. Но тогда… Господи, что ж это такое!? Ребенок от Пабло… За что ты меня так, а?” – я подняла глаза к потолку, пытаясь сдержать невесть откуда взявшиеся слезы.
- Марисса, у нас будет ребенок? – Пабло шагнул к кровати, но Мия схватила его за руку, оттягивая назад. Я завертела головой.
- Мия, пусти! – он вырвался и сделал еще один шаг вперед, - Мари, я…
- Доктор, мне плохо. Пусть он… они уйдут, пожалуйста.
- Да-да. Время посещений закончилось. Вы сможете навестить ее завтра.
- Но, доктор!
- Нет, молодой человек, завтра-завтра, - он мягко вытолкнул их за дверь и вышел за ними.
Толстая медсестра подошла ко мне и легонько похлопала по руке.
- Ничего, доченька, сейчас ты поспишь немного, а потом все будет хорошо. Главное, что с ребеночком все в порядке.
Меня вдруг разобрал дикий смех. Она смотрела на меня круглыми белесыми глазами и приговаривала:
- Ну-ну, девочка, успокойся.
- Эй, а у вас есть виски?- сквозь смех выговорила я.
- Дочка, это же больница!
- А, да… Тогда дайте мне медицинского спирту! Очень хочется!
Толстуха цыкнула и пулей вылетела в коридор. Я услышала ее шаркающие шаги и испуганный голос: “Доктор Освальдо, она, кажется, бредит”. Дверь открылась, и снова зашел врач.
- Давай, доктор, заваливай! Побредим вместе!
- Ирен, дайте ей успокоительное. Пациентке нужно поспать.
- Доктор, а выпить на брудершафт?
- Потом, сеньорита Андраде, потом, - он прикрыл за собой дверь. Толстая медсестра подскочила ко мне и точным и аккуратным движением ввела лекарство. Через несколько минут изображение заволокло туманом, веки стали тяжелыми, и я снова куда-то провалилась.
 
AlipaДата: Пятница, 15.07.2011, 13:51 | Сообщение # 9
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 19
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 23.
Пабло уверенно поднимался по лестнице, намереваясь добиться правды. Он уже примерно представлял, что все-таки произошло той ночью. Повезло, что существуют такие феноменальные люди, которые даже в пьяном состоянии запоминают увиденное и услышанное. Пабло был уверен, что девушка, которую видела Марисса с ним в постели, была на мальчишнике. Но, увы, все мало что помнили, и уж точно их не интересовало, с кем там зажигает Бустаманте. Все, кроме одного – Матиаса. Друг Мануэля, человек исключительной внимательности и бабник, хранящий в памяти тысячи женских лиц и знающий имена каждой. Он-то Пабло и просветил:
- Девушка, с которой ты ушел?.. А, припоминаю! Симпатичная певичка, я к ней подкатывал, но, похоже, кроме тебя ее никто не интересовал, - он усмехнулся, - И что она в тебе нашла? Друг, не в обиду, но ты был пьяным в стельку, а она тебе еще и подливала.
- Матиас, значит, ты с ней знакомился? Как ее зовут? – с жаром спросил Пабло.
- Подожди секунду… - он задумался, прикрыв глаза, - Л-л… что-то на Л… Вспомнил!..
Пабло остановился перед картонной дверью, настойчиво постучал. “Вот и встретимся, наконец”. Через минуту послышался приглушенный вскрик: “Сейчас!” Пабло облокотился на косяк и сложил руки на груди. Затем послышались шаги, замок щелкнул, и дверь беспечно распахнулась. Перед ним стояла девушка в махровом халате, похоже, она была только что из душа: кожа была влажной, кое-где блестели капельки, длинные мокрые волосы разметались по спине.
- Ну, здравствуй, Лола, - отчетливо и громко произнес Пабло. Ее глаза расширились, она нервно сглотнула, но, быстро взяв себя в руки, улыбнулась немного кривой, неискренней улыбкой и, всплеснув руками, воскликнула:
- Пабло, сколько лет, сколько зим! Я не видела тебя с тех пор, как ты окончил колледж! Как ты оказался на моем пороге?
- Мимо проходил, дай, думаю, загляну к старой подруге… Можно зайти? – и, не дожидаясь ответа, он попытался обойти девушку, но она загородила ему путь рукой.
- Паблито, прости, но я в данный момент занята. Давай в другой раз поболтаем?
- Хм… я тоже в потолок не плюю и хотел бы с тобой… пообщаться именно сейчас, - он мягко, но уверенно отодвинул ее руку и направился вглубь квартиры, - Милая квартирка!
- Спасибо, но… - она торопливо пустилась вдогонку, - Пабло, что тебе нужно?
Он, не отвечая, ходил по комнатам. Лола, нервничая все больше и повышая голос, бегала следом.
- Это что, обыск?! Пабло, мы не виделись пять лет, и вдруг ты врываешься в мой дом и рыщешь по комнатам? Тебе не кажется, что это, по крайней мере, наглость?! Пабло, немедленно остановись, или я вызову полицию!
Но он не обращал на ее крики ни малейшего внимания. Он искал… и он нашел. Резко затормозив, он остановил взгляд на журнальном столике. Там валялись пара браслетов, подвеска, шарфик и серьга, такая же, как сейчас лежала в его кармане. Медленно он приблизился к столу и двумя пальцами взял сережку. Внимательно обсмотрев ее со всех сторон, он протянул:
- Красивая… А почему одна? Потеряла?
Лола в замешательстве переводила взгляд с предмета в руках Пабло на него самого.
- А… Ну, да. А что?
- Лола, ты такая хорошая девочка… Только глупая, - он вздохнул и приторно улыбнулся, - А я тебе презент принес.
Он опустил руку в карман, потом протянул ей две серьги.
- Спа… спасибо, - она ошарашено сгребла их с его ладони и, хлопая ресницами, посмотрела на парня, - но ты не должен был ничего помнить.
- А я и не помню, Лола. Ты, - он развернулся на пятках и спокойно опустился в кресло, - мне сейчас все расскажешь, не так ли? И советую в следующий раз, когда не захочешь, чтоб тебя нашли после очередной интриги, не называть каждому встречному своего настоящего имени…
- Я не буду тебе ничего рассказывать! – вдруг резко сказала она, - Ты не можешь ничего доказать!
- Лола, малышка, я бы на твоем месте спокойно все поведал старому другу Пабло, пока тот добрый. Не то он может разозлиться и сделать тебе что-нибудь плохое, - он говорил все это нравоучительно-слащавым голосом, будто маленького ребенка наставляя, - Объясни, зачем ты это сделала? Ты же не сама додумалась, верно? Кому ты помогаешь?
- А… Пабло, я не могу тебе рассказать, прости, - она, смирившись, пожала плечами.
- Лола? – он посмотрел на нее исподлобья, склонив голову набок, - Не води меня за нос. Говори! У меня кончается терпение…
Она поджала губы и опустила глаза к полу, размышляя. Наконец, подняв голову и глядя куда-то за Пабло, она произнесла:
- Ладно… Меня попросили оказать небольшую услугу – сымитировать измену. Нарисовать картинку и заставить нужного человека ее увидеть.
- Кто?
- Я уже не помню, где мы познакомились…

Глава 24.
Я хотела уйти из больницы на следующий же день, но врач не отпустил меня. Поэтому уже пятый день я лежу в этой блекло-желтой палате и изучаю взглядом потолок.. Время тянется, как застарелый кисель. Нудно, сонно, серо. Непрекращаемые дожди, прерванные ненадолго парой солнечных деньков, сменились жалкими свинцово-бледными недоразвитыми тучами по всему небосклону. Лишь изредка ночью небо проясняется, чтобы утром снова оказаться огромной бесцветной амебой…
И ничто не мешает мне размышлять об этой дерьмовой ситуации, в которой я оказалась. С одной стороны отчаянно хотелось поверить Пабло, он так убедительно отрицал измену. Но, с другой, я боялась, что он вновь обманывает меня, поэтому, для начала, попросила ни под каким предлогом его не впускать. Но мысли о нем постоянно появлялись в моем воспаленном мозгу, сбивая с толку. И еще это существо под ребрами!.. Похоже, беременность не лучшим образом сказывалась не только на моих умственных способностях, но и на эмоциях. Я могла проплакать всю ночь из-за светившей в окно луны, что не давала мне спать, или смеяться, почти в истерике, над глупым лицом приставленной ко мне нянечки после очередной жалкой попытки постебаться над собой и окружающими.
Где-то полчаса назад заходил доктор Освальдо справиться о моем самочувствии. Сказал, что скоро я смогу поехать домой. А я так этого хотела! Эта палата уже осточертела, но самым неприятным впечатлением была семейная пара, не далее как вчера занявшая соседнюю палату. Девица собиралась рожать в ближайшее время. Она была очень молодой и всего боялась, таким же молодым и смущенным выглядел ее муж. Врач обмолвился, что им всего восемнадцать лет. Раньше они бы вызвали у меня только иронию, но теперь что-то изменилось. Их нежное, полное любви отношение друг к другу порождало отчаяние, раздражение и даже некоторую зависть. Мне сейчас действительно хотелось оказаться на месте этой девушки, чтобы кто-то обо мне заботился, читал сказки на ночь и с восторгом верещал всем вокруг, что “они ждут девочку, и она будет похожа на красавицу-маму”. Да почему “кто-то”? Кого я обманываю? Мне нужен был рядом только один человек, и я сама должна была решить, смогу ли впустить его снова в свою жизнь.
- Господи, малыш, из-за тебя я стала сентиментальной, как малолетка!
Я положила руку на живот. Так необычно чувствовать, как внутри тебя растет маленькое чудо, которому ты необходима. Оно будет любить тебя и только тебя и никогда ни на кого не променяет.
- Мое маленькое чудо…
Раздался стук в дверь, и она слегка приоткрылась. Я увидела глупое лицо нянечки:
- Сеньорита Андраде, к вам посетитель.
- Но я никого не жду, - я удивилась. Кого это леший принес? Мия с Мануэлем навестили меня утром, заодно рассказав, что мама и Франко все еще в своем путешествии. Пабло не должны были пустить дальше регистратуры. Друзья-подруги не могли знать, что я лежу в больнице…
- Сеньор Федерико Наварро. Так он представился. Пустить его?
- Феде?.. Конечно, пустить!
Я совсем про него забыла. Ушла тогда вечером к Ману и Мие, предупредив, что вернусь поздно вечером, и так и не появилась. Он волновался, наверное.
- Мари, здравствуй! – он завалился в палату, скрытый за огромным букетом ярко-желтых цветов, - Как ты? Я все морги уже обыскал!
- Ну, я тут с лестницы упала… - совесть подняла свою рыжую голову, нахально скалясь мне в лицо, и я принялась изучать собственные бледные худые руки. Могла ведь и предупредить человека!
- Ты в порядке? – он опустил букет, который тут же вырвала из его рук медсестра и стала мостить в вазу, и, нахмурив брови, посмотрел на меня. Он выглядел очень устало, потеряно, гораздо хуже, чем в нашу первую встречу. Неужели он так за меня волновался?.. - Да, живу потихоньку. Я должна тебе кое-что рассказать…
- Я тоже. После твоего исчезновения кое-что случилось…
- Что? – я подтянулась и присела на кровати. Нянечка, только что закончившая пристраивать букет, кинулась ко мне и поправила подушке, чтобы мне было удобнее. Сервис, блин, пять звезд.
- Позже. О чем ты хотела поговорить? - он сел рядом.
- Феде, я беременна! – выдохнула я. Он захлопал глазами, а челюсть стремительно опускалась вниз.
- От… меня?
- Нет, ты что! Срок уже пять недель, - я улыбнулась. Получилось даже забавно, - От Пабло.
Оправившись от первоначального шока, он спросил:
- И что ты теперь будешь делать?
- Не знаю. В первую очередь я хочу отсюда свалить. Можно будет… у тебя пожить?
- Да. То есть, нет, - я непонимающе на него посмотрела, - Дело в том, что мне нужно будет уехать. Вот.
Он протянул мне конверт.
- Что это? Письмо? – я взяла его в руки. Обыкновенный конверт, с парой марок и адресом отправителя и получателя.
- Это завещание, - его голос дрогнул, - завещание Натали. Прочитай.
Я аккуратно достала три листа: один из них был с напечатанным текстом, а два других исписаны ровным, каллиграфическим почерком. Я стала читать. Фактически, это было письмо, адресованное Федерико. Мне стало немного неловко, я не люблю вмешиваться в чужие дела, но, в конце концов, он сам дал мне его. Натали писала о том, как любила его, и что не хотела привязывать его к себе. У нее было больное сердце, и она могла умереть в любой момент, поэтому решила уйти, пока была в силах. Через некоторое время она узнала, что беременна, но не решилась тревожить его. Однако, уже находясь при смерти в больнице, Натали приняла решение сообщить ему о четырехлетней дочери. Она писала, что не хочет мешать ему, у него, наверное, семья, поэтому она только просит проследить за судьбой девочки, чтобы она попала к хорошим приемным родителям. В конце она желала ему счастья и говорила, что всегда любила его при жизни и будет любить после смерти. На третьем листе была указана контактная информация, в том числе адрес приюта, в который попала девочка.. Я подняла глаза и встретилась взглядом с Федерико. Только сейчас я поняла, что это не из-за меня он такой расстроенный и растерянный. Я положила свою руку на его.
- Значит, у тебя есть дочь. Когда ты к ней поедешь?
- Как можно скорее. Ты не хочешь поехать со мной?
- Я не помешаю вам?
- Нет. Понимаешь, мне… страшно, - он смотрел на меня умоляющими глазами.
- Хорошо, - я серьезно кинула, - Я сделаю все, о чем попросишь.
- Нет, подожди! Я дурак! – он растерянно обвел взглядом палату, - Ты же больна, а тут я со своими дурацкими просьбами…
- Феде, со мной все в порядке. Я поеду вместе с тобой, - твердо сказала я и еще раз посмотрела на лист с контактной информацией, - Насколько я понимаю, это недалеко.

Глава 25.
Машина мягко заехала за ворота и припарковалась. Мы вышли. Прохладный ветер заиграл с волосами, кинув несколько прядей на глаза. Я откинула их и огляделась: большой светлый дом, возле него детская площадка, чуть дальше небольшой парк, все огорожено забором – закрытый, по-видимому, очень хороший приют. Вокруг играли дети разных возрастов, несколько подростов скучковались в парке.
- Пойдем? – я повернулась к Феде, тот нервно рассматривал малышей и постукивал пальцами по крыше машины. Кивнул, приблизился ко мне. Я взяла его за руку и немного потянула вперед, - Она ждет тебя, Федерико.
Двери приветливо распахнулись, запуская нас в уютный коридор. Маленькая женщина лет сорока, сидевшая на диванчике и разбиравшая какие-то бумаги, подняла голову и приветливо улыбнулась.
- Здравствуйте, синьора. Я Федерико Наварро, приехал забрать дочь. Я звонил…
- Да-да, - она поднялась и улыбнулась еще шире, - Я так и поняла. Я Мелисса – директор приюта. Подождите немного здесь, я сейчас приведу Марину.
Она вышла из комнаты, Феде устало сел в кресло, я примостилась на диване.
- Как думаешь, я ей понравлюсь? – шепотом спросил он.
- Не сомневаюсь, - также тихо успокоила его я.
После этого мы сидели молча и ждали. Наконец, дверь медленно приоткрылась и в комнату заглянула маленькая рыжая девочка с большими грустными зелеными глазами, а за ней зашла Мелисса.
- Марина, познакомься, это Федерико, - Феде, словно до этого сидел на иголках, вскочил.
- Вы – мой папа? – маленькое солнышко распахнуло свои и без того огромные глаза и уставилось на него. Феде улыбнулся и подошел к ней ближе.
- Да, - солнечная девочка расцвела в ответ, и в комнате будто стало светлее. Повисло молчание.
- Может, вы хотите прогуляться по нашему парку, пообщаться? – ненавязчиво подсказала Мелисса. Феде кивнул, подошел к дочери вплотную и нерешительно протянул ей руку. Девочка с пару секунд смотрела на нее, а потом резко вцепилась в нее своей маленькой ручонкой и радостно потянула его к выходу:
- Пойдем, папа, я покажу тебе мои “секретики”. Я их больше никому не показывала, только тебе.
- Я удостоился такой чести… - засмеялся Феде. Напряжение как рукой сняло. У самых дверей он оглянулся, и я сказала ему глазами: “Иди!” Думаю, им стоит побыть наедине.
Я поболтала с Мелиссой: она рассказала мне о детях, об устройстве приюта, о себе. Было интересно, но мне стало немного душно, и я решила выйти на улицу. Недалеко от меня Феде качал дочку на качелях. Малышка задорно смеялась, и я тоже заулыбалась, глядя на них. Федерико заметил меня и помахал рукой, призывая подойти.
- Марина хочет познакомиться и с тобой, - объяснил он, когда я приблизилась к ним, - вы тут повеселитесь, а я, пожалуй, узнаю насчет документов.
- Ты – моя новая мама? – воистину, детская непосредственность.
- Нет, - я села на соседнюю качель и начала слабо покачиваться, - я просто подруга твоего папы. На самом деле, я скоро стану мамой своего малыша, - я погладила живот. Марина проводила глазами мою ладонь, и ее глазки засияли ярче.
- Малыш в твоем животике, да? – я кивнула, - А у него есть папа? – и не дожидаясь ответа продолжила с умным видом, - Я надеюсь, что у него будет папа, потому что без папа очень плохо. Да, очень-очень плохо. Я рада, что у меня теперь есть папа Феде.
Я замерла на месте, изображение помутнело, на месте копошащихся детей остались лишь несколько разноцветных пятен.
- А без мамы плохо? – вдруг спросила я, и сама испугалась, что напомнила ребенку о недавнем горе. Девочка посмотрела на меня серьезно и немного грустно.
- Плохо. Только моя мама всегда рядом со мной. Она там, на небе, - она посмотрела наверх, - вместе с ангелами. Она смотрит на меня и охраняет. И она привела ко мне папу, чтобы мне было не скучно. Мамы, - она, наверное, вспомнила чужую фразу, а, может, и нет, - никогда не покидают своих детей, где бы они ни находились.

Глава 26.
В кармане завибрировал мобильник. Пабло нетерпеливо достал его, кинул взгляд на экран – Мия. “Лишь бы ей удалось!”
- Да, Мия, привет! Ну, как?
- Знаешь, Паблито, - Мия засмеялась в трубку, - оказалось проще, чем я ожидала. Она даже не сопротивлялась. Надеюсь, эта встреча будет безопаснее прошлой: кафе на первом этаже, - она хмыкнула, затем серьезным голосом продолжила, - Пабло, только не наделай глупостей. Я не хочу пожалеть, что помогла тебе с ней встретиться. Она сейчас практически здорова, но врач сказал, что ей нельзя нервничать. Любой стресс может закончиться печально, понимаешь?
- Да, я все прекрасно понимаю, не беспокойся. Я просто хочу ей все объяснить. Произошло… недоразумение, и ей не за что на меня обижаться.
- Ладно, Пабло, удачи! Мы сейчас поедем в аэропорт, встретим папу с Соней, и будет здорово, если вы, помирившись, придете к нам на ужин.
Они попрощались, и Пабло, спрятав телефон, сел в машину. Рука автоматически потянулась к ключам, но он, передумав, взял с сиденья маленький диктофон и еще раз прослушал запись. Он не знал, поверит ли Марисса рассказу Лолы, оставалось только надеяться. Пабло посидел некоторое время в тишине, изучая дорогу перед собой, наконец, завел двигатель и, не спеша, тронулся в путь. Он бросил взгляд на часы - встреча должна была состояться через 2 часа 28 минут…

Я пришла чуть раньше назначенного времени и теперь ждала за столиком, мешая ложечкой кофе. По привычке я заказала эспрессо, но не могла сделать ни глотка. Уткнувшись глазами в малюсенькую трещинку на чашке, я думала о Пабло, о ребенке, о Федерико и его дочери. Все смешалось в голове, казалось, что ответы где-то на поверхности, но я никак не могла их ухватить.
Федерико уговорил меня поговорить с Пабло, да я и сама особо не сопротивлялась. Без него было ужасно плохо, с ним могло оказаться еще хуже, но нельзя было прятаться вечно. В конце концов, я жду его ребенка, и он об этом знает. Я понимала, что веду себя как малое дитя, закрывая глаза руками и думая, что так меня никому не видно. Нам действительно нужно было встретиться. Поэтому, когда позвонила Мия и стала меня выманивать, я сразу же согласилась. Она тогда, похоже, даже опешила от моей сговорчивости.
Время от времени в сознание врывались отдельные реплики, на которые я не обращала внимания. Внезапно я услышала знакомое имя и прислушалась:
- …Колуччи и его жены Сони Рей. Давайте обратимся к нашему корреспонденту за более точной информацией. Хосе Игнасио, вы меня слышите?
- Да, Антонелла, слышу вас хорошо. Итак, мы находимся на 15-м километре дороги, связывающей аэропорт с городом. Здесь произошла авария. На большой скорости столкнулись две легковые машины…
- Нет… - я со всей силы оттолкнула стол, стукнувшись локтем о спинку стула, и вскочила. Чашка полетела на пол, с разочарованием плеснув на меня свое содержимое. Превысив скорость света, я подлетела ближе к телевизору, повторяя про себя: “Господи, только не это! Господи, пожалуйста…”
- К сожалению, живых не осталось. Я вынужден сообщить о смерти известного аргентинского бизнесмена Франко Колуччи и его звездной жены, знаменитой Сони Рей…
- НЕТ! – я не сразу поняла, что закричала во всю мощь голосовых связок. Я кинулась к выходу, готовая бежать, бежать туда и убедиться, что это все – лишь глупое недоразумение. Но время словно затормозило, все происходило, как в замедленной съемке. Я расталкивала стоящих на моем пути людей, откидывала попадающую под ноги мебель, но меня будто погрузили в вязкий кисель, который сводил все мои усилия к нулю. В меня вдруг вцепились несколько рук, я начала вырываться, кусаться и царапаться, что-то кричала. Все органы чувств внезапно отказали, стало очень светло, до слепоты, и тихо.
Я не знаю, что происходило в реальности, но жгучую, едкую тишину как гром среди ясного неба разорвал голос:
- Марисса?
Я подняла глаза и неожиданно врезалась в его голубые, испуганные глазищи, как в бетонную стену.
“Помоги мне…” - только мысль-мольба.
“Девочка моя…” - он болезненно прищурился.
“Мама… умерла…” – его зрачки расширились, превратившись в две черные дыры в бескрайней вселенной моей боли. Прошли вечности, прежде чем я уткнулась в его грудь. Я прижалась к нему, желая исчезнуть, раствориться в нем… Внезапно, боль со свистом бухнулась в живот. Я вдруг осознала, что она начала разрастаться внутри меня, хотя секунду назад казалось, что она и так заполнила все, что можно было. Я становилась пустотой. Ангелы покидали меня один за другим, и я не могла их остановить. Я клещом вцепилась в Пабло, стараясь, чтобы он не ушел от меня вслед за ними. Для него даже могли оставить место в строю…
Мама оставила меня, мой малыш мог исчезнуть, не появившись… Пабло я не отдам! Но боль диктовала свои условия. Я стала погружаться в темноту, но до последнего момента держалась за него, постепенно, вжившись в роль клеща, сворачиваясь в нем в клубочек. Не отдам! Пожалуйста, не отбирайте и его…

Глава 27.
На похороны я не попала. Выкидыш вкупе с тяжелым нервным срывом – врачи не решились отпускать меня из-под присмотра. Пабло ни на шаг не отходил от моей кровати, даже во сне я чувствовала, что он рядом и благодарила за это Бога. Все обиды и разногласия мгновенно потеряли свою значимость. Я не раз спрашивала себя: “Неужели нужно было столько потерять, чтобы простить ему эту глупую измену? Которой, ко всему прочему, как оказалось, и не было вовсе!”
Я больше никогда не увижу маму, я не поцелую моего малыша, а ведь я уже так привязалась к нему, я чувствовала его, мы были единым целым. Каждую ночь я видела один и тот же сон: ко мне приходила мама, такая молодая, цветущая и, улыбаясь, баюкала на руках ребенка. Она шептала мне, что всегда будет со мной, что, как и в жизни, будет заботиться и защищать, что мне нужно снова жить и любить, что все еще будет хорошо… Я плакала и просыпалась, каждый раз теряя их вновь. Рядом, положив голову на мой живот, спал Пабло. Я гладила его по волосам и целовала в лоб, он в ответ крепче сжимал мою руку. Он – самое главное, что у меня осталось…
Мануэль сразу же после трагедии отправил Мию в какой-то санаторий на восстановление после срыва. Он организовал похороны, и на следующий же после них день уехал вслед за ней. Ребята очень переживали смерть Сони и Франко, но, слава небесам, они-то были в живых. Так получилось, что в тот день их машина сломалась по дороге, и они разминулись с родителями. Тем не терпелось оказаться дома, и они взяли авто напрокат, но почему-то не успели предупредить ребят. Мия с Мануэлем, прождав их в аэропорту, уехали прочь. Страшные вести застали их уже дома из уст служанки. Позже я узнала, что Мию в тот момент буквально подкосило, и после этого она почти два месяца не могла встать на ноги. Но Мануэль звонил сегодня утром, сообщил, что ей уже гораздо лучше. Она идет на поправку, вчера они даже гуляли пару часов у моря, и Мия довольно уверенно стояла на ногах. Она еще чемпионкой по бегу станет, я уверена! – я улыбнулась, и Феде улыбнулся вместе со мной, - А как ты? Марина? Вы ладите?
- Да, она замечательная девочка, очень общительная. Смотри, она уже и с Пабло подружилась! – он кивнул в сторону берега, где Пабло учил Марину кидать голыши, чтоб те прыгали. Они так задорно смеялись, что я тоже невольно присоединилась.
- Пабло любит детей…
- Жаль, что ты потеряла ребенка, - Феде погладил меня по плечу, - Ты бы сейчас была…
- На четвертом месяце, - закончила я. Но помолчав с минуту, я лукаво усмехнулась, - Но знаешь, есть такое предположение…
- Ты снова беременна?!
- Это еще не точно, но… я надеюсь. Это было бы чудом. Это все, чего я хочу в данный момент.
- Я надеюсь, что это чудо случилось! – он ободрительно потрепал мои волосы, и я улыбнулась ему. Он перевел взгляд на хохочущую парочку, - А Пабло, кажется, ревнует. Нет-нет, да и кинет на нас недобрый взгляд.
- О, да! За ним так забавно наблюдать. Ну что ж, он имеет право отыграться…
- Не понял? Кстати, а что там с изменой? Ты сказала, ее не было, я не уяснил…
Я вздохнула и кивнула.
- Не было. Теперь я верю Пабло. Знаешь, оказалось, все же лучше было послать Оскару открытку. Да, это все устроил Оскар! Этот козел решил отомстить за то, что я его продинамила. Он знал, какая я ревнивая и, получилось, еще и доверчивая. Конечно, я склонна винить во всем беременность, гормоны и так далее… - мы дружно засмеялись, но, успокоившись, я продолжила, - Но факт остается фактом – я повелась, как последняя дурочка.
- Главное, что все разрешилось и вы снова вместе... А я говорил, что мы с Мариной уезжаем?
- Нет!?
- Да, я решил увезти ее в Испанию, на родину ее мамы.
- Я не знала, что Натали – испанка.
- Ты, наверняка, не знала, и что моя мать – ирландка. Да-да, так что после Испании мы поедем туда, а там уж видно будет.
- Я буду скучать, - я замолчала и посмотрела на залив. Солнце уже садилось, расплескивая алую краску вокруг. Я снова заговорила, - Все так изменилось с нашей первой встречи. Мы оба навеки потеряли близких нам людей, но и обрели навсегда других, не менее любимых.
- Как ты? Надеюсь, уже легче?
- Да, я, наверное, впервые слушаюсь маму. Я снова начинаю жить, я люблю и любима. Я не одна, я это точно знаю. И как сказала одна моя знакомая, маленькая, но очень умная девочка: “Мамы никогда не покидают своих детей, где бы они ни находились, на Земле или на Небе”. А устами младенца, как известно, глаголет истина.

The end.
 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Устами младенца (My love is your love) (by auny)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz