Воскресенье, 28.05.2017, 11:41
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяFragments of freedom - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Fragments of freedom (Вико/Рокко)
Fragments of freedom
katya_shev@Дата: Суббота, 11.06.2011, 21:51 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
… - Вик, не дури! - Августо перехватил её руку, мешая скидывать вещи в рюкзак. - Куда ты пойдешь? Успокойся, уже скоро всё кончится. Ты закончишь колледж, поступишь, найдешь себе хорошего мальчика и забудешь это, - уговаривал он, не решаясь погладить её по руке - реакцию сестры на подобные изъявления нежности предугадать было нетрудно.
- Ты забыл вписать в план пятилетки электрический консервный нож, - с привычной резкостью отозвалась Пасс.
Августо проигнорировал её усталый выпад и продолжил:
- Прекрати, Вико. Это всего лишь один день. Уже в понедельник у вас всё починят, и ты вновь вернёшься в колледж, - он просяще посмотрел на Вико, стараясь отговорить её от дурацких поступков.
- Конечно, - брюнетка ответила ему раздражённым скептическим взглядом. - А до понедельника ты предлагаешь мне жить на вокзале, в какой-нибудь картонной коробке.
Парень вспыхнул от переполнявшей его досады. Он не мог пригласить её к себе - Ромина бы такого не позволила. Если бы жена не была беременна, он бы ещё рискнул, но сейчас она стала ещё более истеричной и ревнивой.
- Вико, ты же знаешь, что… - он не закончил предложение.
Вико и так знала. Он никогда ничего не мог. Он лишь бесил её своей занудной идеальностью, которая до окончательного безумия радовала родителей. Августо - славный папомамовский зайчик, их первенец, их гордость, её пример для подражания… Она даже не считала нужным скрывать свою неприязнь. Зачем ей его надежность, если он никогда не может ей помочь? Ей не нужны его сюсюканья, увещевания, беседы о будущем, его нескрываемая, унизительная жалость.
- Слушай, - воскликнул он, словно ему в голову пришла совершенно потрясающая идея, - побудь сегодня в вагончике!
Вико ни чуть не удивила его осведомленность. До того, как Августо стал сознательным гражданином, с идеальной женой в бигуди и со скалкой в руках, успел повстречаться с Фелиситас и вникнуть во многие подробности тайной жизни учеников ЕВС.
- Не кажется, что это тот же вариант с коробкой? - издевательски спросила она, проигнорировав золотой укол в вену от совести.
- Но Ромина не… - он в очередной раз попробовал оправдаться, и Вико, глядя на его взволнованное лицо, успокоилась.
- Я знаю, знаю, - пропела она с пугающей, неестественной мягкостью, хотя у неё и мелькнула язвительная мысль, что ему не стоило жениться на гребанной идиотке, способной ревновать мужа к родной сестре. - С твоим решением согласна, но вещи мне всё равно нужно взять, убери руки.
Августо тихо вздохнул.
Вико проверила, живы ли батарейки в плеере и, закинув рюкзак на плечо, торопливо подошла к двери. Уже взявшись за ручку, она всё же остановилась и небрежно бросила:
- Пока, братик. Спасибо.
Августо нудным голосом затянул своё обычное: "Береги себя". В качестве заключительного штриха ему оставалось только перекрестить непутёвую сестрицу и помолиться о ней.
Вико бесшумно проскользнула мимо спящего Гектора, стараясь не смотреть в его сторону. Рассеянный взгляд наткнулся на сумку отца. Рука привычно скользнула в одно из отделений. Странным, скорее мужским движением засовывая за пояс потертых джинсов фляжку, слишком шикарную для безработного алкоголика, и сжимая в руке пачку сигарет, Вико тихонько прикрыла дверь.
В вагончике, естественно, не обнаружилось ни похотливых парочек, ни оплакивающих сломанный ноготок девиц, ни сочиняющих очередной хит сезона принцев. К выпускному курсу необходимость в прежнем излюбленном местечке отпала - подавляющее большинство однокурсников обзавелось собственными квартирами. Вико бережно устроила плеер в кармане и только потом позволила себе зашвырнуть рюкзак в угол. Усевшись на крыльце, она достала конфискованную флягу и выплеснула содержимое. Вико и здоровый образ жизни не всегда сосуществовали вместе, но алкоголь она не переносила. А вот сама ёмкость ей даже понравилась - изящная и наверняка очень дорогая. Жаль, что они окончательно расстались с Тато, краденые вещи - как раз его профиль. Впрочем, профессия бывшего б/ф Вико не слишком пугала. Во всяком случае, у неё регулярно были деньги. Просто Тато предпринял попытку распускать руки, чего Вико простить не смогла.
Она зашла внутрь, достала из кармана пачку и фыркнула, - отец всегда тяготел к бессмысленной роскоши. Сигареты выглядели колоритно: туго свернутые сухие листики с проступающими прожилками, аккуратно перевязанные ниточками. Все это великолепие находилось в упаковке с изображением чего-то восточного. Она затянулась и слегка закашлялась - вкус был более чем странным.
Дверь в вагончик с пугающе громким шумом распахнулась.
- Пасс, бросай косяк! - взъерошенный парень расплылся в чеширской улыбке.
- Идиот, - лениво отозвалась Вико, - это просто гадость без никотина. Хотя на вкус вроде ничего, приятная горечь.
Он осторожно присел рядом с ней, отобрал сигарету и медленно облизал её губы, забирая себе немного эвкалиптового привкуса:
- И впрямь, приятная горечь, - театральным полушёпотом резюмировал он.
Эскурра с самого первого курса был её маленькой слабостью. Вико не любила его, с детства прекрасно понимая, что рядом с таким парнем придется постоянно забывать о гордости, вышивать крестиком банальное: "Вернись, я всё прощу" и заливаться бромом, чтобы спокойно реагировать на чужие пересуды о похождениях дражайшей половины. Однако это не мешало им весело проводить время друг с другом, щедро даря Мие Колуччи отменные поводы для самых горячих сплетен. Впрочем, большую часть времени Томми проводил с Фели. Он завоёвывал её, гордился этим, предавал, просил прощения, вновь завоёвывал, не прощал её измен и капризов, уходил, и опять завоёвывал…
Они оба были слишком ветрены, слишком избалованны, они не дополняли, а отражали друг друга, и их пара была неправильной, как два левых сапога - внешне ещё куда ни шло, а вот попробуй походить…
Сначала общественность даже умилялась такому накалу чувств, но потом они в очередной раз расстались, Томас ушёл в крестовый поход по бабам, Фелиситас завела новенький блокнотик с координатами своих многочисленных кавалеров и сблизилась со своим безответно влюбленным поклонником, по совместительству бывшим лучшим другом Томаса, и их перестали считать парой. Только Вико всё казалось, что Томас что-то испытывает к бывшей подружке. Хотя, её это мало интересовало. С ним всего лишь было забавно. Они купались в фонтанах, болтались по ночным улицам и много смеялись. Она прекращала быть уничтожающе саркастичной, и её стальные четырехсантиметровые лезвия становились обыкновенным бордовым маникюром. Они даже не переспали, хотя оба к этому стремились. Томас пару раз умудрился явиться в её комнату в таком пьяно-накуренном состоянии, что был в силах лишь плюхнуться на кровать и собственнически обнять её. Несколько раз их бессовестным образом прерывали. Однажды Вико… уснула, просто отключилась после довольно продолжительной бессонницы. После этого они оба смирились. Будучи везучим по природе, Томас понял, что имеет дело с уникальным случаем "непрухи", и решил ждать. А Вико порой казалось, что это даже к лучшему. По крайней мере, она не была занесена в "список кисок" Томми, да и отношениям это придавало ни на что не похожий оттенок.
- А ты что здесь сидишь? - внезапно спросил Эскурра. - Из дома ушла? - он один из немногих знал, что у Вико небольшие проблемы с родителями.
Впрочем, в Elite Way School это не было новостью. Каждые выходные разгневанные родители посещали колледж, беседовали с преподавателями и любимыми чадушками, а Вико наблюдала однокурсниц, которые размазывали тушь и выли что-то о том, что их не отпустили на самую крутую вечеринку сезона.
- Ну… да, - она слегка опустила глаза.
- У меня то же самое, - радостно отозвался Томми. - Точнее, я не сам ушёл, меня выгнали, - хмыкнул он, ероша волосы. - Ну представь: прихожу я вчера домой, начинаю нести чушь про розовый трамвай и исчезающий танк. Конечно, мамочка пришла в ужас, отобрала все деньги и выставила на улицу. Папаши дома не было, заступиться было некому, разве что горничной, - мечтательно протянул он, - но мамочка её не особо жалует… Так что до завтра мы оба бездомные, - подытожил парень. - Блин, жаль только, что денег нет, но зато я из дома успел самое дорогое прихватить… Так что забей на предков, детка, все они угребки конченные. Лучше пойдем прошвырнёмся, - Томас взял девушку за руку и увлёк за собой.
Он хотел выиграть вечность, а получил лишь пару недель - отсрочку от казни. В большее он уже не верил. Он вообще ей не верил. Он прорезал рентгеном все её уловки, видел фальшь, знал, что она играла. Но всё равно предпринял эту нелепую, недостойную попытку надавить на жалость, выторговать что-то, продемонстрировать свои чувства. Она разглядывала довольно глубокие ранки на его руках и плакала. По бледному лицу медленно стекали две глицериновых слезинки. Рокко только усмехнулся. Пообещал себе, что пробует в последний раз, хотя и знал, что вряд ли сможет уйти первым.
Фелиситас осторожно погладила его запястье, потом обняла. Все мысли о том, что она играет, его моментально оставили. Сердце стучало в горячем восточном ритме. Через секунду он уже целовал её, и это было так же глупо и прекрасно, как бегать по утренней росе или купаться ночью без одежды.
Фели отстранилась. Он понял, что слишком поторопился. Сделал ложные выводы. Он примерно знал, что она скажет дальше: какую-нибудь стандартную речь, заботливо выписанную Мией из очередной девичьей мелодрамы.
Просто на секунду нарушил границы их так называемой дружбы, забыл о скорбном выражении её личика, увлекшись ловлей солнечных зайчиков и седых космонавтов-одуванчиков.
- Ох, Рокко… - протянула Фелиситас, слегка хмурясь и закусывая губку. - Прости меня, Ро, но я не могу… Прости…
Рокко почти не изменился в лице. Он изо всех сил старался сдерживаться, быть невозмутимым.
- Я так хотела, чтобы у нас всё получилось… Но я правда не могу. Я просто слишком его люблю… Слишком люблю… - повторила Фели ещё раз. - Наверно, это очень глупо, ты не поймёшь этого, но я постоянно думаю только о нём.
Великолепно. Он не поймёт? Конечно, он не поймёт. Он ведь не любил её с детства, после того, как однажды попытался утешить заплаканную несчастную девочку, боящуюся собственной матери. Он не ловил в сачок все её случайные взгляды и прикосновения. У него не перешибало дыхание всякий раз, когда она просто проходила мимо или что-то говорила ему. Он не мечтал о ней, загадывая робкие желания на падающие звёзды. Он не поддерживал её во всем, он не рассказывал, стараясь, чтобы это звучало смешно, почему Томас её недостоин. Действительно, понять всю глубину чувств Фелиситас ему было не дано.
- Рокко, ты очень славный, правда, и я очень тебе благодарна… - парень скривился, - но мы не можем быть друзьями… Ты замечательный человек, но давай не будем больше общаться. Это слишком сложно, Рокко. Это из-за Томаса, - доверительно призналась Фели. - Я пойду, - она хотела погладить его по щеке, но брюнет отстранился. - Прости, - тихонько бросила она, уже прикрывая за собою дверь и унося самые любимые его воспоминания: о девочке, которая училась верить в себя и смущенно краснела под его взглядами.
Томас вёл Вико в высотный дом, где, по его словам, жили его лучшие друзья. Впрочем, Вико слушала плеер и не слишком вникала в его трёп.
Томми очаровал консьержку, они зашли в лифт и Вико наконец заинтересовалась пунктом назначения. Парень заразительно улыбнулся:
- Мы едем к Мари и Хуане, которые живут на крыше.
Обратно они спускались пешком - наперегонки с дурью. Томас что-то говорил о том, что им срочно нужно поесть мороженого, а Вико даже поделилась с ним одним наушником, что свидетельствовало о неожиданно возникшей между ними близости. Они хором мечтали довести до инсульта папу, достичь Нирваны, покинуть неблагополучные кварталы, заполучить строптивую девицу Ванессу и далее по плей-листу.
У кафе обнаружилось, что у Томаса нет денег. Они уютно устроились на скамье, Томас вывернул наизнанку свой рюкзак, не желая верить, что судьба может быть такой жестокой. Вико попробовала было спросить, чем он занят, но Томми строго ответил, что должен о ней заботиться и добыть пропитание, а это не женское дело. Вико только прыснула в ответ на подобное заявление, но возражать не стала, со странной полуулыбкой наблюдая, как Томас снял кед, потряс им и поймал одинокую мятую купюру.
- Хм, буду знать, где современная элита хранит свои средства, - прокомментировала Вико.
Томас не отозвался. Явно не удовлетворившись результатами археологических раскопок, он что-то самозабвенно черкал на мятом листе бумаги.
- Придумал! - он энергично подскочил на лавке. - Мы уже почти богаты! Погнали!
Он снова взял Вико за руку и на бешеной скорости потащил какими-то арками и закоулками, перебегая через дороги, успевая за секунду разозлить более десятка водителей.
Как ярко выраженная топографическая кретинка, Вико не очень поняла, как они умудрились за пять минут оказаться на другом конце города, но спрашивать не захотела. Они зашли в какое-то жутко солидное здание, забили на лифт, пробежали несколько этажей и оказались в шикарно обставленной приёмной, где, судя по осуждающе-возмущенному взгляду идеального вида секретарши, взъерошенные подростки смотрелись неуместно.
Впрочем, Томаса такие мелочи не интересовали. Он почти дотанцевал до двери, пытаясь выплеснуть переполняющую его энергию, и вежливо пропустил Вико вперед, в кроличью норку.
Вико с интересом огляделась, а Томми приблизился к тихо дремлющему за офисным столом мужчине и проорал ему на ухо:
- Привет, папочка! Опять много работы на выходные?
Мужчина испуганно вздрогнул и поправил очки.
- Познакомься, папочка, это Виктория. Мы с ней скоро поженимся и пришли за твоим благословением. У нас, конечно, очень сложные отношения, она хочет, чтобы наш первый ребёнок был мальчик, к тому же, ещё и собирается назвать его Рокко! Вот что за имечко, а? Так могут звать лишь какого-нибудь замороченного полупидорка. А я мечтаю о девочке, такой же прекрасной и очаровательной, как и её мамочка! Так что ты представляешь, какая Виктория упрямая! - страдальчески протянул Томас. - Но я всё равно её люблю, нашему браку ничто не помешает. Так ты дашь нам своё благословение? - патетично воскликнул парень.
Отец Томаса кивнул, нисколько не удивляясь.
- Конечно. Говори, сколько тебе нужно и проваливай, - мужчина подошёл к вопросу по-деловому, уже успев привыкнуть к выходкам сыночка.
Томас вновь извлёк на свет листочек и ручку, уселся на стол, подложив под лист толстую папку, нарисовал симпатичного пингвина с голодными глазами, составил уравнение, решил неравенство методом интервалов, изобразил синусоиду, отметил критические точки, что-то разделил, умножил, прибавил и вычел, возвёл результат в четвертую степень и протянул сей шедевр математической абстракции отцу.
Тот только фыркнул и выдал Томми четверть указанной суммы.
- Спасибо за частичку благословения, - расплылся в улыбке Томас, дальновидно попросивший в несколько раз больше, чем ему было нужно на самом деле.
Изображенный им пингвин на этот раз выглядел пухленьким и слегка осоловевшим.
- Кстати, ты придёшь сегодня домой? - уже у двери осведомился Федерико.
- Если бы ты сам чаще там бывал, ты бы знал, что мамочка меня выгнала.
- За дело? - видимо, явление было вполне обычным.
- Конечно, задело. Так задело, что больше не вернусь. И на ваш дурацкий ужин во вторник не приду. И Фелиситас не приведу, - картинно капризничал парень.
Вико наблюдала этот торг с затаённым азартом.
- Брось, малыш. Мамочка не со зла.
- Ну, не знаю… - почти всхлипнул он. - Не знаю. Я погружён в пучину отчаяния. Я не могу быть одиночкой, крабом отшельником. Я не могу выдержать этого бремени. Лучше пойду дам скандальное интервью. Или повешусь. Что будет в предсуицидальной записке, ты уже знаешь.
Отец Томаса невозмутимо молчал, выслушивая этот поток сознания, но глядя на него, Вико поняла, откуда у Томаса такие смеющиеся глаза. Когда Томми грустно уткнулся в плечико девушки, сердце Федерико не выдержало, и он дал сыну ещё одну часть денег. Если бы брюнет вновь решил изобразить пингвина, тот бы не поместился на листе.
- Прекрати. Сегодня, так и быть, погуляешь, но в понедельник позвонишь матери и извинишься, во вторник придёшь на ужин. Только купи себе приличный костюм, а то придёшь, как обычно, в рваных джинсах, кедах своих идиотских, а на футболке - стыд какой-нибудь, - мужчина явно издевался. - В среду пришлёшь матери цветы и поблагодаришь за приятный вечер.
Томас послушно закивал.
- Приятно было познакомиться, Виктория.
- Взаимно.
Томми обнял её за плечи и открыл перед ней дверь. Оказавшись в приёмной, они синхронно расхохотались, а секретарша смерила их недоумённым взглядом.
- А вы в курсе, что власть поменялась? - подскочил к её столу Томас, - отец отошёл от дел, так что теперь я тут главный. Вы можете быть свободны, милая, в ваших услугах мы больше не нуждаемся.
Глаза Консуэлло против воли наполнялись слезами. Ну надо же, она только-только освоилась на новом месте, могла себе позволить тонны глянца и косметики, дорогую одежду и аксессуары, и даже начала откладывать на старость, как вдруг прокололась с работой.
Томас, не ожидавший такого эффекта, немного смутился.
- Извините, милая, я просто пошутил.
Консуэлло оставалось только хлопать ресницами и удивляться приступу идиотизма, не позволившему ей распознать дурацкую шутку.
Вико схватила этого клоуна за шкирку и потащила на улицу, пока он не успел довести кого-нибудь ещё.
- А знаешь, почему она мне поверила? - спросил Томас, хитро глядя на Вико.
- Потому что ты психически болен и сам веришь во всю чушь, которую несёшь?
- Не-а, - покачал головой он. - Просто тебе всегда верят, когда рядом находится такая шикарная женщина.
- Тогда выходит, чтобы тебе поверила я, тебе нужно поставить рядом ещё одну шикарную женщину? - осведомилась Вико.
- Точно. Вообще, для нормальных отношений, мне нужно одновременно четыре, - признался парень.
- Стоп, а почему не две? Чётное число, вроде должно работать?
Томас улыбнулся, смешно чмокнул её в нос и ответил:
- Две - мало…
Они, наконец, добрались до мороженого, пирожных и прочих радостей жизни. Томас как-то чересчур активно подбивал Вико что-нибудь выпить, в результате чего девушка попросила земляничный ройбуш. Томми лишь разочарованно вздохнул. Они сидели за столиком, изредка перебрасываясь слегка ехидными фразами, и Вико казалось, что она покинула свой привычный мир, и перенеслась в какое-то странное пространство, где не было места обычным проблемам. Растекалась световым потоком, падала на небо и царапала спину звёздами… и какие ещё сравнения? Да неважно. Просто забылась.
Правда, Вико довольно быстро вернулась на землю, когда заметила, каким взглядом Томми проводил прошедшую мимо них официантку. Впервые на своей памяти она его ревновала… Чёрт, да всего пару месяцев назад она даже помогла ему познакомиться с какой-то милой девушкой, а сейчас смотрела на него, подумывая, как бы отвлечь его от созерцания точёных ножек.
Но ей не пришлось ничего делать - его мобильник начал завывать Emmanuelle, и Томас, слегка порозовев, взял трубку.
- А, Фели, хай. Что делаю? Ну, пироженку ем. О-очень вкусно. Да замечательно. А ты там как? Неужели? Ты за этим позвонила? Мне теперь заказать водки и станцевать на столе? - сыпал вопросами почему-то возмущенный Томас. - Слушай, я не то чтобы не рад… - начал оправдываться он. - Просто мне всё равно. Ну да, всё равно, только не надо орать. Нет, ты, конечно, моя седьмая первая любовь, а такое не забывается, но я скверный человек, очень скверный, а ты так чиста душой… Я недостоин тебя, милая. Прости. Ты обязательно найдешь своё счастье. Всё будет, - ласково пообещал ей Томас и, отключившись, добавил, - когда дотянешься языком до локтя.
Вико была по меньшей мере шокирована этим разговором. Она думала, что Томас любит Фелиситас, пусть не самой верной и чистой любовью, но глупо было требовать от него прыжков выше головы…
- Слушай, почему?.. - Вико не сумела удержаться от вопроса.
Томми пожал плечами.
- Ну, она позвонила и сказала, что "кинула этого придурка". А где гарантия, что через три дня она не будет так говорить обо мне? Я просто устал от неё, - серьёзным тоном признался Томас и тут же лукаво улыбнулся. - Ты лучше скажи, это было очень круто?..
Вико осмысливала полученную информацию и проигнорировала его вопрос, а Томас вновь буравил молоденькую официантку внимательным взглядом.
Брюнетка ощутила странное негодование. В очередной раз попытавшись отвлечь его, она неожиданно ляпнула самую большую глупость на свете:
- О чём ты думаешь?
Она замерла, боясь услышать издевательский комментарий Томаса по поводу таких замечательных вопросов. Но он только пожал плечами:
- Слушай, а давай позвоним Рокко?
Вико возмущенно поперхнулась.
- Эскурра, ты последняя сволочь! Ты ж знаешь, что он сейчас переживает из-за Фелиситас, что ты ему скажешь? "Привет, я в курсе, что тя Фели кинула, я с ней согласен, ты полный придурок?", - девушка чуть сощурила пылающие малахитовые глаза и поставила окончательный диагноз, - урод ты конченный.
- Ебануться о карниз, нехер низко так летать, - медленно и удивленно протянул Томас, отвечая ей таким же раздражённым взглядом. - Вообще-то, Пасс, все в курсе, что вы мило общаетесь, вот я и хотел, чтобы ты ему позвонила и позвала к нам. Меня он не переносит, но если бы он явился, было бы поздно убегать. Я же знаю, что он сейчас слушает свою кретинскую музыку со скрежетом цепей и творит на голове очередной хаос, - с какими-то отеческими нотками в голове проговорил Томми и насупился.
Вико оставалось только удивляться его тонкой душевной организации. Оказывается, что Томас по-своему привязан к Рокко, и это после их соперничества, ревности и многочисленных драк... Девушка осторожно погладила его по руке:
- Извини. Я же не думала, что ты так переживаешь из-за него.
Томас ничего не ответил.
- Ну хватит дуться, а? - жалобно попросила Вико. - Я и сама знаю, что я очень грубая и вообще ужасная, - прошептала она ему на ухо.
- Да нет, не так запущено. Ты просто кактус, - таким же загадочным шёпотом ответил оттаявший Томас, а Вико прыснула.
- Ладно, давай звонить Рокко…
Неизвестно, что именно Томас имел против нежно любимой Рокко музыки, но попускала она нехило. Уже через час парень сидел рядом с ними, нарочито игнорируя выпады Томми, любующегося его свежим зелёным цветом волос.
- Как говорят: хочешь стать звездой, залезь на ёлку! Но наш Рокко пошёл ещё дальше, он решил сам стать ёлкой. Слушай, может, нам с Вико водить вокруг тебя хороводы?
- Вико, бельчонок мой, почему же ты не сказала, что это одноклеточное находится рядом с тобой? - Рокко брезгливо поморщился.
- Ну, я как-то забыла, что вы не ладите, - неумело выкручивалась Пасс, - вы же дружили раньше… - она отвела глаза.
- Дорогая, ты, видимо, года три провела в коме. Давай не будем вспоминать детство. Находясь в более сознательном возрасте, я просто не мог нормально воспринимать эту инфузорию в туфельках, - ехидно тянул Рокко.
- Прекрати говорить обо мне в третьем лице! - вспыхнул Томас, но тут же отвлекся на фланирующую между столиками изящную девушку.
Вико попыталась сдержать негодование и переключила своё внимание на друга. Она не хотела показывать, что в курсе его переживаний, и не знала, как его поддержать.
- Рокко, прекращай ссориться с Томасом, - попросила она, - вам же нечего делить, - случайно оговорилась Вико и тут же умолкла.
Рокко невозмутимо пожал плечами, а потом вдруг улыбнулся.
- Да я понял уже. Спасибо.
Вико придвинулась ближе к Ро и шепнула:
- Между прочим, это была идея Томаса.
Томми тем временем качался на стуле, всё глазея вслед официантке.
- Слушай, Эскурра, учись управлять своими низменными желаниями, - поучительно обратился к другу Рокко, а в ответ на реплику Вик только улыбнулся.
Томас решил сделать ещё заказ, а Рокко вдруг извиняющимся тоном обратился к Пасс.
- Я понимаю, что для меня это звучит слишком банально, но я хочу напиться. Ты не против?
Поражаясь тактичности и предупредительности Ро, Вико только пожала плечами, предоставляя парню полную свободу действий.
Впрочем, через некоторое время Вико пришлось пожалеть о своем милостивом разрешении. Они втроём сидели в такси, направляясь в пустующий дом Рокко. Парни пребывали в не совсем трезвом состоянии. Рокко в ответ на укоризненные взгляды водителя пустился в туманные рассуждения о деградации современной молодежи, Томас, никогда и ни в чём не знающий меры, пытался горланить песни и хватал Вико за коленки, периодически путая её с Рокко. Фуэнтес в ответ пытался шутить и весело отвечал: "Не сейчас, дорогой. Подожди, пока приедем домой".
Когда они подъехали к дому Рокко, Томми захотел большего: шампанского, девиц и продолжения празднества. У Вико мелькнула мысль отключить и ограбить обоих - всё равно к утру никто из них ничего не вспомнит. Она выдрала ключ из рук Ро и открыла дверь, не представляя, как их утихомирить.
Однако Томми тут же слегка притих и захотел спать, а Рокко вел себя не так уж и буйно, просто нёс малопонятную чушь на незнакомом языке.
Вико решилась проводить Томаса в спальню, дабы убедиться, что тот не уснул на коврике под дверью. Он обнял её за талию и шептал какие-то глупости, коим Вико вдруг умилилась. Каким же он иногда бывал милым… когда переворачивал её мир вверх тормашками и поражал своими идеями… Томми улегся на кровать, и Вико остро пожалела, что он опять в таком состоянии. Объяснить ему что ли, что у них во многом из-за этого до сих пор ничего не было. Если бы они оба были пьяными, тогда другое дело, а так… Она помогла ему снять кеды и рубашку, и аккуратно повесила последнюю на спинку стула. Из кармана выпал сложенный листок. Вико развернула его, намереваясь полюбоваться на пингвинов, но там оказался номер телефона, явно написанный девичьей рукой и обведённый пошлым сердечком. Вико усмехнулась - что ж, Томми не зря весь вечер пялился на ту фифочку. Она аккуратно сложила листок и сунула обратно в карман. Та неожиданно возникшая ревность вдруг испарилась с уксусно-содовым шипением. Ей даже захотелось, чтобы у Томаса всё было хорошо, с любой девушкой, хотя Вико и знала, что желание это более чем глупое.
Томми заворочался, и Вико подошла к нему, чтобы совсем уж по-матерински поправить одеяло и нежно погладить по волосам.
Через пару минут она отправилась на поиски Рокко. Тот умылся и пил кофе, явно пытаясь протрезветь.
- Не умеешь ты ловить кайф. Раз уж напился, то побуянил бы немного и отключился, зачем возвращаться в обычное состояние?
Рокко слегка поморщился, потому что быстрая речь пока воспринималась с большими затруднениями.
- Ммм, - коротко ответил он и зачем-то кивнул.
Вико слегка усмехнулась.
- Может, спать пойдешь?
Ро тут же встряхнул лохматыми зелёными волосами.
- Вик, а ты Томаса… ну… того? - вдруг смущённо спросил парень.
- Довела до комнаты и уложила спать. "Того" не было, - Вико прекрасно поняла вопрос, но всё равно съязвила, хотя Рокко вряд ли мог распознать иронию.
Рокко замолчал, пытаясь так сформулировать свой вопрос, чтобы Вико его поняла, и не пришлось бы произносить неизвестно кем запрещённое слово.
Глядя на его мученическое выражение лица, девушка сжалилась.
- Да всё я прекрасно поняла. Нет, ни "того", ни другого. Ничего нет и не было.
"Просто он как комета: появляется, радует и исчезает", - но вслух Вико не стала этого говорить.
- А ты что, интересуешься? Хочешь подступиться, но боишься, что я ревновать буду? Но Томми всегда в свободном поиске, так что не парься. Ты ведь столько трындел о том, что любишь и мальчиков, а сегодня путь свободен.
Вико иногда раздражали его псевдо гомосексуальные замашки. Она прекрасно знала, что он любит Фелиситас, но порой ему нравилось играть на публику, строить из себя мальчика-не-как-все, а потом недоумевать из-за многочисленных тупых вопросах о его ориентации и разглагольствовать о том, какие ограниченные кретины с косным мышлением учатся в ЕВС.
Рокко вновь поморщился:
- Если тебя интересует, я не гей, так что Томас может спать спокойно, - в первой части фразы девушке почудился какой-то подтекст, и ей вдруг стало чуть-чуть не по себе.
Это был странный день, начавшийся с порции агрессии и базарной брани, а завершившийся весельем и мимолётным приступом нежности. И чувства она испытывала более чем странные и сейчас не могла разобрать иероглифы в глазах Рокко.
- Ты сняла очки? - поинтересовался вдруг Ро.
- Какие очки? - недоуменно переспросила девушка.
- Зеркальные, которые иногда кажутся хирургическими вставками, мешающими смотреть тебе в глаза, - торжествующе проговорил он, явно гордясь тем, что справился с такой сложной фразой.
- Рокко, я тоже люблю Гибсона, но не идентифицирую себя с Молли. Тем более там было наоборот, а ты всё переврал.
Она прошлась по комнате и подошла к окну.
- Ложись лучше спать, а? - попросила она.
- Хорошо, мам, - передразнил Ро, наблюдая за тем, как Вико водит пальчиком по гладкой поверхности стекла, аккуратно вырисовывая какие-то буквы. - А ты?
- А я с тобой.
Она подошла и легла рядом, умостив голову на его плече.
- Завтра в колледж? - неуместно поинтересовался Рокко, почему-то слегка смущенный.
- Угу, - она зевнула и прикрыла глаза. - Не хочешь с ней встречаться? - попробовала угадать Вико.
- Ну да… - он тоже закрыл глаза - в ожидании сна.
Или в попытке переместиться в один с ней дремотный мир. Или просто в ожидании…
The end


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Fragments of freedom (Вико/Рокко)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz