Воскресенье, 28.05.2017, 19:43
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяCan't fight the moonlight - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Can't fight the moonlight (by krochka_boo)
Can't fight the moonlight
katya_shev@Дата: Суббота, 09.04.2011, 00:20 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Название: Can't fight the moonlight.
Статус: окончено
Размер: миди
Бета: нет
Размещение: с разрешения
Персонажи/Пары (Пейринг): Пабло/Мари, немного ММ
Жанр: романс
Рейтинг: PG
Дисклеймер: отказываюсь от всех прав на героев
Содержание (Саммари): группа… диск… клуб… домашний уют… и к чему привело, спрашивается?

Пролог

Она не пишет стихов,
Она не любит вино,
Она считает что мы
Знакомы очень давно,
Она заваривает чай,
Когда чайник остыл,
Она делает все так,
Чтоб я ее не забыл,
Она мечтает о лете,
Когда его нет,
И на каждый вопрос
У нее есть ответ.
Дельфин, Вера.

Под веками расползались разноцветные пятна. Нахальные подвижные точки были подобны берущим барьер молодым лошадям. Тело затекло и отказалось повиноваться хозяину, наказывая его за каждое движение неприятным покалыванием. Он с явным трудом потянулся и открыл глаза. Не обращать внимания на ее требовательно-обжигающий взгляд было нелегко, но Пабло демонстрировал весь диапазон своего самообладания. Несколько раз протяжно вздохнув, он откинул плед, встал и оправил уютный, мягкий светло-голубой свитер.
- Ты в курсе, который сейчас час? - первой нарушила тишину Марисса, выпустив в воздух изрядную порцию раздражения.
Он несколько секунд помолчал, понимая, что время сейчас самое подходящее для жестокой смертной казни, а все его попытки кое-как наладить отношения заранее обречены. Сколько же таких попыток умерло в эмбриональном состоянии? Когда-то он прочитал, что умершие попытки в духовном плане приравниваются к удачным. Впрочем, едва ли стоило сообщать об этом Мариссе.
- И который? - выдавил он.
- Поздний, - наконец она позволила себе заметно разозлиться. - Ты репетицию проспал, Паблито, - с нарочитой снисходительностью оповестила она.
- Какой ужас, - преувеличенно всплеснул руками Пабло, - а почему нельзя было меня разбудить? - приподнял он брови, не понимая подоплеки состоявшейся трагедии.
- Да потому, что твоя идиотка запретила. Сказала, что ты в последнее время очень устаешь и плохо себя чувствуешь. Лично я склоняюсь к версии, что у тебя женские недомогания, - ехидно улыбаясь, выплюнула Спиритто.
Пабло порозовел и разозлился. К замечаниям в свой адрес у него уже успел выработаться иммунитет, но вот слушать колкости, адресованные его девушке, спокойно он не мог.
- Марисса, хватит цепляться к Соль, - отчеканил он, артикулируя каждый звук, и, повысив голос так, что тот взмыл к белоснежному потолку, и, рассыпавшись крошками, упал к ее ногам.
Но, девушка будто бы его не слушала - стоя у зеркала, она поправляла темно-рыжие пряди, выбившиеся из прически, мило улыбалась собственному отражению и переводила строгий взгляд на Пабло.
- Ты слышала? - глупо спросил он, успев утомиться от этого разговора. - У тебя что, есть к ней какие-то претензии? Соль изо всех сил старается с тобою подружиться.
Марисса оторвалась от созерцания зеркального двойника, и, брезгливо-изучающе, словно на муху в разрезе, уставилась на парня. Тот судорожно сглотнул.
- Боже, да плевать я хотела на эту твою… Соль, - имя далось Спиритто с героическими усилиями. - Меня просто раздражает твоя разболтанность. Я не для того терплю этот караван-сарай в доме, чтобы ты вечно спал и бездельничал.
Разговор по душам с Мариссой Пиа Спиритто - о, это как с трамплина в прорубь, как выйти на сцену в женском платье, как жить в шалаше на дереве - обжигающе, ошеломляюще и неловко. Он бросил на нее растерянный взгляд, уронил через плечо кривую улыбку и собрался с духом, предварительно досчитав до двенадцати.
- Вообще-то, ты права. И я правда иногда немножко… отлыниваю. Я буду собранней, правда, - по-детски обещал он, - только не надо вести себя как черт-знает-кто. Ты бываешь порядком странной, не обижайся только. Ты так привыкла все контролировать!.. Но в жизни, как и в доме, стены отнюдь не бумажные.
- И что? - инертно, почти что против воли вырвалось у оторопевшей от внезапного щелчка девушки.
- Я к тому, что жизнь ты не разлинуешь и не сомнешь, как страничку из ежедневника. Нельзя же абсолютно все контролировать.
Марисса села в офисное кожаное кресло, несколько раз покрутилась, а когда остановилась, то Пабло заметил на ее лице жалостливую и насмешливую улыбку.
- Ты так мил в своей наивности, лукаво изрекла она. - Нет, - резко посерьезнела, - правда думаешь, что открываешь мне глаза? К сведению, я вовсе не стремлюсь подчинить все своему контролю. Но, думаю, ты, Паблито, никогда не поймешь людей, имеющих будильники и ежедневники. Будешь считать их странными и обвешанными комплексами.
- Типа того, - поразившись столь точной характеристике, правдиво ответил он.
- И нечего на меня со священным ужасом смотреть, - вещала Марисса, - я тебя не убью, не съем и даже не покалечу, так что успокойся, а то я подумаю, что ты меня боишься.
Пабло ничего не ответил, только смущенно кашлянул и наградил ее очередным выразительным взглядом.
- Что, правда? - хихикнула она. - Ты не прекращаешь мне льстить, - продолжила Спиритто, сама понимая, что лестного в этом факте ничего нет. - Я, конечно, всегда знала, что раздолбаев вроде тебя аккуратность, пунктуальность и честолюбие пугают…
Он не дал ей договорить.
- Скорее педантичность, скрупулезность и перфекционизм, - Пабло несколько раз крутанул кресло, вместе с сидящей в нем Мариссой. - Не преуменьшай свои заслуги перед Родиной, - слегка улыбнулся он.
- Перестань, а то у меня голова закружится, - остановилась она. - Какие еще заслуги? Хорошие оценки?..
- А если вспомнить, что в школе ты была чирлидером?
Марисса поперхнулась и с притворным ужасом воззрилась на парня.
- Откуда дровишки?
- Из леса, я к же ж. Мия сказала, - довольно усмехнулся он.
- Это самое главное из моих жизненных достижений, не считая взрыва в кабинете химии, - покачала головой Спиритто, - но я предпочла бы это не афишировать.
- О, я нашел твое слабое место! - радостно воскликнул он и посмотрел многозначительно. - Теперь буду тебя шантажировать.
- Только попробуй, - шутливо предостерегла Марисса, уже хотела добавить что-то еще, но тут в комнату влетел Ману.
Запыхавшись, словно бежал кросс, а не с первого на второй этаж, он выдавил:
- Пабло! Марисса! Скорее, там Соль!..
Бессмысленным взглядом он обвел помещение, и, повернувшись, повлек за собою друзей, на ходу заражая их тупой паникой.

Глава 1

Она живет в ноябре,
С выходящим на север окном,
В комнате города, рвущего стены дождем,
Она мечтает увидеть бушующий пеной залив,
Там где волны ломают усталый коралловый риф.
Она так одинока в этом странном квартале мечты,
Где таких, как она, принимают пустые углы,
Где на завтрак едят кипяченые запахи снов,
Где живут продавцы нарисованных трав и цветов.
Дельфин, Окно.

Пабло прибежал первым. Все-таки, не зря он каждое утро отлеплял себя от подушки, одевал любимые кеды и наматывал круги в ближайшем парке. Тренировки явно не прошли даром, и теперь Бустаманте, преисполненный радости, с совершенно неподходящей для этого случая горделивой улыбкой смотрел на двух катающихся по полу девушек. Ману пришлось несколько раз прикрикнуть на друга, чтобы тот, наконец, помог ему размотать клубок из светлых идентичных волос и стройных тел.
Марисса пришла к финишу последней, пораженная до глубины души милой беседой с Паблито. К ее появлению обе блондинки уже старательно размазывали по лицу косметику, рыдая, каждая на груди у своего парня. Спиритто вдруг ощутила инфернальную пустоту внутри, как вдруг Соль, в очередной раз всхлипнув, произнесла:
- Пабло, я, наверно, лучше уеду.
В ее словах не было ни грамма лицемерия или желания, чтобы ее уговаривали остаться. Девушке действительно хотелось хоть как-то разрулить создавшуюся конфликтную ситуацию, она до смерти устала разбивать головой кирпичные стены, и теперь решила сменить профиль.
- Малыш, я еду с тобою, - нежно ответил парень и утер ее слезы.
Ману с Мией молчали, решение можно было бы считать принятым, как вдруг Спиритто, поражаясь сама себе, воскликнула:
- Ну уж нет! - и тут же, испугавшись, с громким треском захлопнула рот.
- У? - переспросил Пабло, уставший ото всех моральных потрясений этого дня и подумавший, что последняя реплика Мариссы ему попросту пригрезилась.
- Ты не уедешь, - твердо ответила Спиритто. - Я хочу репетировать, а не искать тебя целыми днями по кабакам и чужим квартирам. У нас скоро первый официальный концерт, надо готовиться день и ночь, разучивать новые песни… Гораздо удобнее это делать, не мотаясь каждый день через весь город. Тем более, ты сам говорил, что на данном этапе для нас всех должна быть важнее музыка, а не личные проблемы, - закончила она, радуясь, что ее голос был лишен эмоциональной окраски, переводя дух и не понимая, что именно послужило катализатором для ее воистину базарного красноречия.
- Вообще-то, я не мог такого сказать, - резонно, как ему казалось, вымолвил Пабло.
- Значит, это был не ты, но не важно, - не сдавалась Марисса. - Так ты остаешься?
- А как же Соль? - ответил он вопросом на вопрос. - Она же хочет уехать, - Пабло перевел взгляд на Ривароллу. - Милая, может, останешься?
Не успела та и рта раскрыть, как рыжая, небрежно пожав плечами, изрекла:
- Слушай, Соль может уехать, если хочет. А ты оставайся. По-моему, ничего страшного в этом нет.
- Разлука укрепит ваши чувства, - влезла quasi романтичная Мия.
- Да причем здесь чувства, сестричка? Мы о музыке говорим…
- Чувства всегда причем, - коварно улыбаясь, ответствовала Колуччи, заставив щеки Спиритто покрыться нежно-розовой краской.
- Пабло, я, пожалуй, и правда лучше уеду одна, - осознав всю важность творческой реализации, приняла решение Риваролла.
- Я буду приезжать к тебе, солнышко, - пообещал парень, ласково ее целуя.
Далее его голос понизился до таинственного шепота. Обнявшись, парочка прошествовала на второй этаж, забрать вещи Соль.
Мия и Ману, пошептавшись еще более загадочно, последовали их примеру, оставив Мариссу в гордом одиночестве сидеть на ступенях, вычленяя из головы остатки мыслей и пытаясь постигнуть, что толкнуло ее уговаривать Пабло остаться, тогда как еще вчера она только и мечтала о том, чтобы он невзначай исчез из ее дома, группы, жизни и памяти.

Секунды плодились и размножались, мутировали в минуты и часы, кружили ее в своем сумасшедшем венском вальсе, а она все сидела на лестнице, подобрав под себя босые ноги, периодически отвечая на приветствия и прощания сновавших туда-сюда Мануэля и Мии. Хотя, вряд ли теперь их стоило ждать домой, а Соль с Пабло вообще уехали еще давно и…
Далее мысли трусливо исчезали, помахав на прощание ручкой и оставив после себя записку: "Прощай, подруга, сама выпутывайся, мы тебе не помощники".
Она и выпутывалась. Как могла.
Гамлетовские раздумья Мариссы прервал хлопок двери. Она вытянула шею и увидела Пабло. Странно, и когда она успела привыкнуть, что он навсегда сменил место дислокации, и теперь будет вечно обретаться в ее доме?
- Эй, проводил Соль? - обратилась к нему Спиритто, устав от бесплотных и никчемных раздумий.
- Ага. Совершенно не представляю, что на нее нашло, но она мне так и не сказала.
- Мия тоже молчит. На нее это тоже не похоже, она обычно смирная и болтливая до безобразия, - пожала плечами Марисса.
- Бред какой-то, - вздохнул Пабло и устремился в сторону столовой.
Мари последовала за ним и наблюдала, как он, суетясь, поставил на стол тарелку холодной картошки, чашку не менее холодного чая и мороженое. Щелкнув пультом, он на чем-то остановил свой выбор, но она слишком сосредоточенно разглядывала его, чтобы обращать внимание на такие детали. Кажется, программа была интересной - ежесекундно демонстрировали красивых девушек в разной степени раздетости.
- Ой, извини, забыл тебе предложить, - с набитым ртом спохватился он. - Будешь?
Марисса неожиданно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Тщательно разрабатываемые ею проекты: "Как подсыпать Бустаманте мышьяка" и "Как спустить его с лестницы, чтобы смерть была мгновенной", вдруг утратили свою важность, став полностью ненужными.
- Ух, какая… - проглотил он последнее слово. - А фигура… А походка… Просто прелесть, - указал он на самую высокооплачиваемую модель Латинской Америки.
Спиритто закашлялась.
- Вообще-то, это моя мать, так что избавь меня от слишком подробных описаний твоих эротических фантазий, ладно? - вздохнув, попросила она.
- Соня Рей - твоя мать?! Вот это да! - неизвестно чему радовался Пабло. - Сколько же ей лет?
- Тридцать четыре.
- Не верится даже! Стоп, она тебя что, в пятнадцать родила?
- В шестнадцать, - поправила Марисса. - Смею тебя заверить, это был самый разумный поступок в ее жизни, - хихикнула она.
- А Мию во сколько? - бестактно интересовался парень.
- Не во сколько, Мия мне сводная сестра, - с легкостью пустилась в объяснения Мари.
- Странно. Вы такие дружные…
- Да ты просто фильмов глупых насмотрелся и всяких штампов нахватался. Злая мачеха, враждующие сестры, тиран-отчим и все такое… Мы с предками живем душа в душу. Конечно, редко видимся, они вечно в разъездах, но они все равно о нас заботятся. Когда мы с Мией начали музыкой увлекаться, они нам инструменты купили и студию оборудовали… А Ману вообще с нами живет, еще со школы, представляешь, какой это невроз для Франко, не думать о … ну, в общем, ты понял, - закончила пламенную речь Спиритто и теперь вопросительно смотрела на Пабло, ожидая от него ответной откровенности.
- Я тоже отца никогда не вижу, - кисло поведал он. - А мать постоянно путешествует, - своей последней фразой он поставил на теме точку. - Кстати, я ведь новую песню придумал, пойдем посмотрим.
Он шел впереди, до безумия радуясь тому факту, что Марисса не может видеть выражения его лица, на котором так явно проступила беспричинная радость, что он несколько застыдился. С чего бы такие восторги?!..

В комнате Пабло убрал с лица блаженную улыбку, улегся на диван и кивком головы указал ей на прикроватную тумбочку.
- Где-то там посмотри, - сказал он скучным голосом, словно у него внезапно разболелась голова.
И правда, какая радость - эта, млин, чирлидер-отличница-председатель-всего-чего-можно-и-французского-клуба-в-частности подарила ему свое нетленное расположение! Аплодисменты в студию. И гранату. Его девушка уехала, а он расшаркивается перед Мариссой, которая в кой-то веки встала с той ноги.
Рыжая устроила серьезные розыскные работы или даже археологические раскопки.
- Этот что ли? - она извлекла из кипы бумаг мятый листочек в линейку.
- Вроде да, - индеферентно кивнул Пабло. - Читай, наверно, - сымитировал он раздражение.
Получилось вполне достоверно, он даже сам обрадовался. Правда, через пару минут он понял, что голоса Спиритто все еще не слышит.
Парень привстал на локтях, оглянулся и заметил Мариссу, катающуюся по полу от гомерического хохота, и зажимающую себе рот.
- Ты чего? - удивленно спросил он.
Конечно, его творчество часто оказывало на окружающих ошеломляющее действие, но к смеху он пока не успел привыкнуть.
- Марисса, что случилось? - переспросил блондин.
- Оугхм, - издала она нечленораздельные звуки. - Пабло, это ты писал? Что это вообще такое? - потрясла девушка листком.
- Наверно, а что там?
- "Пролетела стая птиц и закапало с ресниц", - выразительно продекламировала Мари.
Не хватало только табуреточки, чтобы на нее взгромоздиться и толстой, переброшенной через плечо косицы, а выражение ее лица и голос вполне подходили для детсадовского утренника.
- Так сие что? - не отступала она, продолжая нервически похихикивать.
- Черновик, - буркнул Пабло.
Обида залегла в уголки его губ и глаз, скользила по лицу и забивалась внутрь, но она не обращала внимания на его детские капризы.
- Слушай, это очень мило, в минималистком стиле. Почти как хокку, - продолжила Марисса. - Если мы когда-нибудь все-таки выпустим диск, это творение можно будет пустить бонус-треком. Или, зачем мелочиться… - задумчиво протянула она, - давай лучше сразу клип снимем!
Пабло зарылся лицом в подушку, представив себе такой неординарный видеоряд и застонал от смеха.
И они оба продолжили наполнять комнату радостными звуками, и состязаться в остроумии, и кататься по приспособленным для этого горизонтальным поверхностям. А когда в пылу полемики и яростного боя подушками они упали - как тривиально - на наиболее подходящую для этого плоскость - кровать, и ее губы уткнулись ему в шею, а его руки вдруг начали бесстыдно согреваться у нее на груди… это выглядело очень и очень естественно.

Пабло сначала и не понял, почему Марисса так резко отдернулась от него. Только потом, когда он будто со стороны, сквозь приятный полумрак комнаты, увидел эту картинку, он и сам весьма резво отскочил в сторону.
Почему с этой девочкой он забыл обо всем и почувствовал себя так покойно и уютно, что захотелось обнять ее крепко-крепко, накрыться теплым одеялом и, сплетя из тел что-то целостное, уснуть? Просто уснуть и видеть красочные детские сны. Все остальное… пусть подождет.
Но, он тут же упал с небес, с отсутствующим и непонимающим видом Рипа Ван Винкля. Какая, к черту, девочка? Что он себе напридумымал?
Дикообраз, выставивший иголки, как минимум. Или - мегера, просто мегера. Глаза гневно сверкают, дыхание прерывистое… будто он предпринял попытку изнасилования. Серия спонтанных и невинных тактильных контактов, и что с того?
Он бы всенепременно озвучил свой вопрос, если бы не услышал трели мобильника. Разговор занял у него ровно минуту, а потом он схватил Мариссу в охапку, и, с криками: "Оъясню по дороге!", перемежаемыми нервическим: "Карету мне, карету!" залез сам и усадил ее - в такси, никакого другого мало-мальски подходящего экипажа не было.

В салоне Марисса молчала, повернувшись к окну и наблюдая индустриальные пейзажи ночного города. Ее сейчас не слишком занимала причина их поездки. Она прокручивала в голове события сегодняшнего дня - слишком много глупостей она успела сделать - сначала уговорила Пабло остаться, потом "поцеловала" его… В высшей мере нелепо. За окном мелькали разноцветные огни, неоновые рекламы и вывески. Таксист уныло напевал себе под нос незамысловатый мотивчик, а Пабло, ритмично хрустя костяшками пальцев, переживал, сам не зная, из-за чего. Звонок его ни чуточки не испугал, когда ходишь по ночным клубам с Мией, нужно быть готовым к любым неприятностям. Его куда больше занимала по-детски дующая губы рыжая девушка, отвернувшаяся к окну.
- Марисса, а тебе неинтересно, куда мы едем? - он придвинулся чуть поближе.
- Честно говоря, мне интересно другое. Какого ты меня запихнул силой в это такси? Я тебе не марионетка на веревочке, - запальчиво начала она.
- Вообще-то, нам нельзя терять времени. Мию и Ману хотят забрать в участок, - чувствуя глупое мстительное удовлетворение, улыбнулся парень.
- И ты молчал?! - мгновенно завелась Спиритто, но понимая, что надо поторапливаться, тут же начала давать водителю ценные указания - о том, как лучше подъехать к ночному клубу с многообещающим названием "Ад".

Глава 2

Мне же лететь,
Лететь дальше всех,
Даже во сне,
Верить в параллели откровенья.
Лететь,
Лететь выше всех,
Падать больнее,
Но зато какие ощущенья!..
Земфира, Ощущенья.

Вопреки расхожему мнению, девушка не увидела ни сатаны, ни раскаленной лавы, ни стенающих грешников, ни даже бесят. Место было обычным. То есть пафосным и удручающим. Марисса чуть брезгливо разглядывала веселящуюся толпу, морщилась от слишком громкой и монотонной музыки, одномоментно выискивая Мию и Ману. Чужие лица казались ей враждебными, а от шума вдруг начала кружиться голова - и она расслабилась, позволила себе стать ведомой - ухватилась за вовремя предложенную руку Пабло. Он почему-то сразу увидел, что ей стало дурно.
Ладонь была теплой, пальцы - длинными и чуть шершавыми. Удивительно, но прикосновение его руки было очень нежным, но в то же время крепким и надежным, таким, что она забыла обо всем мире. А мир, в свою очередь, забыл о ней. В этой ирреальной гармонии секунды начали останавливаться, медленно стекать вниз, оставляя после себя прозрачные, едва заметные следы, а люди вдруг слились в одно большое монохромное пятно. И все вокруг оказалось таким же черно-белым и неважным.
Было только его дыхание где-то рядом и ощущение его ладони - ей подумалось, что этот отпечаток она всенепременно сохранит на всю жизнь.
Ад был маленьким, камерным, вмещающим в себя только их двоих, остальное - просто излишества, элементы декора. Что ж, если ад и впрямь не так страшен, как его рисуют, да еще и Пабло рядом с ней… тогда она готова остаться здесь. Желательно навсегда.

Когда она открыла глаза, Пабло, Мия и Ману уже стояли рядом, периодически бросая на нее тревожные взгляды. Мари тут же прикрыла веки - просто чтобы не отказывать себе в удовольствии послушать их перебранку. Точнее, тираду любимой сестры, в которую изредка вклинивался робкий голос Мануэля. Паблито, как и она сама, довольствовался неблагодарной ролью молчаливого слушателя.
- Но, Мия…
- Да не желаю я больше выслушивать твои жалкие оправдания!.. - бушевала она. - Разве я когда-нибудь давала тебе повод так обо мне думать? Мне надоело быть постоянной мишенью твоей ревности, понимаешь?
Мануэль, наконец осознав, что его сказочной просто необходимо выговориться, перенес свое внимание на вновь открывшую глаза девушку.
- Марисса, ты очнулась? Ты нас всех очень испугала.
- А что случилось?
- У тебя сильный жар, ты упала в обморок и уснула…
- А Пабло пришлось разрываться между поисками и заботой о твоем здоровье, - перебила парня Мия, многозначительно посматривая на сестру. - Правда, он с честью выполнил возложенную на него миссию, - поведала блондинка.
- Мия, а что у вас с Ману случилось? - проигнорировав умозрительное замечание Колуччи, проявила интерес Мари.
- Ничего эпохального, просто Мануэль решил, что мне не пристало цивилизованно общаться с другими людьми, и решил распугать всех вокруг с помощью кулаков и придурошных инсинуаций. А Пабло пришлось чертову кучу денег отвалить, чтобы нас не задержали.
Марисса живо представила себе подобную ситуацию и ухмыльнулась, глянув на угрюмого Мануэля, как всегда мучавшегося чувством вины.

Абстрагировавшись от истерии, Спиритто поискала глазами Пабло. Тот обнаружился у окна - извлекал из кармана зажигалку и пачку сигарет.
- Вообще-то, не следует курить в моей комнате, - громко и требовательно, как и положено больной, оповестила Мари.
- Извини, не буду, - он демонстративно смял пачку.
- Зачем ты вообще куришь?
- Странный вопрос, - пожал он плечами. - Мне это нравится, - Пабло умел отсекать все ненужное одним только тоном. - Ты как?
- Нормально, завтра будет еще лучше. У нас ведь репетиция, мне болеть нельзя.
- Да плевал я на репетицию, если ты… - как-то резко начал он, но, испугавшись, тут же стих.
- Спасибо за заботу, - легкая, едва заметная улыбка тронула уголки ее губ.
- Спасибо, что уговорила остаться, - в тон ей ответил парень.
Оба замолкли, слишком уж велика была событийность последних дней, слишком уж закружилось все вокруг, и, наверно, им следовало держаться вместе - хотя бы чтобы не падать, когда жизнь ускоряет свой бег.
Они не заметили, как остались одни, не заметили, что Мия, всегда умевшая великолепно чувствовать моменты, погасила верхний свет, но и Мари, и Пабло отметили друг у друга лихорадочный и завораживающий блеск глаз.
Марисса списала это на воспаленное жаром воображение.
Пабло аналогично списал это на ее повышенную температуру.
И, он уже направился к двери, как вдруг, стремительно повернувшись к ней, и, насмешливо улыбнувшись, спросил:
- Может, снова уговоришь меня остаться?..

Глава 3

Days before you came
Freezing cold and empty
Towns that change their name
And a horn of plenty

Days before you came
It always seemed enticing
To be naked and profane
There is no denying
Days before you came
Thunderbolts and lightning
Each day a brand new vein
Each tourniquet colliding
Placebo, Days before you came.

Она медлила с ответом, перебирая в уме все возможные варианты. В конце концов, Мари уже хотела притвориться, что не услышала, но неожиданно выпалила:
- Если только споешь мне колыбельную.
- По рукам.
Пабло, силясь не показывать внутреннего волнения, почти как перед первым свиданием, аккуратно лег на край ее кровати.
- Тебе не холодно? - заботливо поинтересовался он. - Может, еще одеяло принести?
- Не стоит.
- А где ты раньше училась? - слегка скованно спросил он.
Пабло вообще не знал, с чего следует начинать беседы с молодыми девушками, ему просто не приходилось брать инициативу в свои руки, ведь барышни падали к его ногам, аки спелые персики. Правда, персики подчас оказывались гнилыми, но главного это не меняло - самый известный ловелас школы, "непревзойденный" Паблито Бустаманте растерялся и чувствовал себя несколько нелепо.
- В колледже, - пожала плечами она, - ничего особенного. Мы с Мией и Ману учились вместе, эти годы я до сих пор с восторгом вспоминаю. А ты?
- В жутком гадючнике, ты, наверно, слышала - Elite Way School. Место, куда донельзя богатые предки отпрысков своих сплавляют, чтоб те под ногами не путались. Ну а детки отрываются по полной программе, - с оттенком сожаления бормотал он.
- У тебя там первая группа появилась?.. Мне Ману что-то такое говорил, - вспомнила Спиритто.
- Да, но к последнему курсу я сменил колледж, и группа распалась, - меланхолично вспоминал Пабло.
- Был рад, что ушел?
- Нет, впал в депрессию…
… разговор потек совершенно свободно, они искренне желали узнать друг друга, и теперь общались так, словно собеседник только что вернулся с Марса, и теперь должен ответить на волнующий всех, ставший риторическим, вопрос…
- … ты ее любил? - тихо, но вместе с тем отчетливо спросила Марисса.


 
katya_shev@Дата: Суббота, 09.04.2011, 00:21 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Очень, - легко признался парень. - Раньше мне казалось, что никого я так не любил, и, наверно, не буду… и…
- И что?
- Она была единственной, кого я вообще любил. Остальные девушки меня мало интересовали.
- А она?
- Тоже, - обречено пожал плечами Бустаманте.
- Но почему ты ушел? - не смогла понять Марисса.
Двое людей безумно любят друг друга, что же еще надо?
- А мы слишком поздно друг другу об этом сказали. C`est un peu comme "Le petit Prince", - пояснял он. Я любовался ею украдкой, сочинял восторженные песни, но при встрече осыпал ее колкостями и издевательствами, она кокетничала с другими, изводила меня своею холодностью, всячески пыталась мне наглядно показать, какое я ничтожество. Мы предпочитали судить по словам, а не по поступкам. Когда я сказал ей, что ухожу, мы чуть не признались друг другу в любви.
- И ты ушел? - с трогательной жалостью спросила Мари.
- Да. Мы оба были одинаково глупы тогда. А больше мы и не виделись… Марисса, что это у тебя глаза на мокром месте? - неожиданно спросил он, приподняв ее подбородок.
- Неправда, - попробовала возмутиться она.
- Ну да, конечно. Ладно, забудем, это давно было, я уже ничего такого не чувствую.
Марисса вытерла глаза рукавом пижамы, сильнее закуталась в одеяло и пристально посмотрела на Пабло, лежащего совсем близко. Лунный свет пробивался через окно и падал прямо на его лицо.
- Сегодня полнолуние, - с тоской резюмировал парень.
- Что такое недовольство? Ты лунатик или оборотень? - весело спросила она.
- Узнаешь, - игриво пообещал Паблито. - А если серьезно, то почти что лунатик. По крайней
мере, в полнолуние я никогда не могу уснуть.
- Ну, похоже, сегодня сон тебе и так не грозит.
Марисса тут же испугалась подтекста своих слов и пояснила:
- В смысле, что скоро рассвет будет…
- Я понял. - С неким торжеством ответил Пабло. - А у тебя кто-то есть?..
Они лежали под одним одеялом, так близко, что через несколько сантиметров их губы могли встретиться, и оба чувствовали какое-то странное, магическое волнение, разлитое в воздухе, словно какая-то из добрых волшебниц взмахнула, пролетая над этим домом по своим делам, своей палочкой.
- Да, - словно нехотя призналась Мари и, вздрогнув, замолчала.
- Поздно, Дубровский, я жена князя Верейского, - непонятно прошептал Бустаманте сам себе. - Не мерзни, - он, не раздумывая, притянул девушку к себе.
- Что ты говорил? - каким-то непостижимым образом ее лохматая голова уже покоилась на его груди, и говорить ей приходилось ему в подбородок.
- Неважно. Расскажи-ка лучше про своего парня, - попросил он, удивляясь внезапному проявлению мазохистских наклонностей. Дурная наследственность, что поделаешь? - Как его зовут?
- Хосе Аркадио Бондиа, - как на допросе, пробурчала она, снова не понимая странного шепотка Пабло.
- Милое имя, - одобрил он. - И давно вы встречаетесь?
- С детства. Он по соседству жил, наши семьи дружили. А теперь он с отцом путешествует, но к новому учебному году приедет, - с неразличимой эмоцией рассказывала она. - Расскажи-ка лучше мне про Соль, - мстительно вернула Марисса.
Пабло покачал головой.
- Забудь, - и положил руку ей на лоб. - Ого, у тебя опять температура подскочила? Сейчас принесу тебе воды, выпьешь лекарство, - резво вскочил он, а Марисса не успела ничего возразить.
Он вернулся через пару минут, со стаканом теплой воды в руке, ступая практически бесшумно. Несколько раз Пабло окликнул Мариссу, но та и не думала отзываться, - замотавшись, как в кокон, в одеяло, она уснула.
Пожав плечами, он поставил стакан на тумбочку и, в который раз, направился к двери. Постоял немного, словно что-то прикидывая в уме, и - лег рядом с ней, провел рукой по спутанным волосам, пробормотав только:
- Надеюсь, я ее скомпрометирую.

Мия с жадным интересом наблюдала идиллическую картину, открывшуюся пред ее взором в комнате сестры.
Паблито в это время начал просыпаться - тянуться и сладко зевать, перекатываясь под одеялом. Тот факт, что в полусонном копошении он наткнулся на Мариссу, его только порадовал.
Но, наверно, тут была виновата судьба или, точнее, злой рок - уже второй день подряд он был вынужден просыпаться под обстрелом чужих взглядов.
- Мия? - потер глаза парень и привстал, - что ты здесь делаешь?
- Тебе тоже доброе утро, - веселилась блондинка. - Как спалось?
- Прекрасно, даже полнолуние не помешало.
- Не сомневаюсь, - прыснула Колуччи. - Завтракать будешь, Ромео? Или приказать принести завтрак в постель?
До Пабло наконец дошла причина буйного веселья Мии. Он покосился на мирно спящую Мари и смущенно пробормотал:
- Все было не так, как ты думаешь… - инспирировал парень.
- Так далеко моя фантазия не заходит, - вынуждена была признать Мия. - Почему-то, в своем воображении я рисую кружок пенсионеров, обсуждение важных международных проблем и совместное чтение вслух.
- Пенсионеров? Может, пионеров?
- Ах, извини, оговорилась.
- Тогда уж комсомольцев, - прояснил ситуацию дотошный Пабло.
- Забей. Лучше расскажи мне все скабрезные подробности, - нетерпеливо попросила Колуччи.
- Э, вообще-то, все было очень невинно, - начал Бустаманте, испуганный напором Мии. - Мы разговаривали, а потом уснули. Честное слово, - присовокупил он, словно опасаясь, что от него потребуют неких обязательств.
- Тьфу, ну что такое? - словно трагическая актриса, возвела руки к небу Мия, - а я-то уж обрадовалась.
- Сваха - твое лучшее амплуа. Но вообще-то мы с Мариссой друзья, она очень славная девушка.
- Пабло, когда я говорю парню, что он "славный" и хороший друг, это означает, что он полный идиот.
- Спасибо за информацию. Родители воспитали тебе лицемеркой, но это уже не мои проблемы, - огрызнулся он.
- Вообще-то, друзья не спят вместе. Никогда не знала, чем эти друзья вообще занимаются.
Марисса, разбуженная страстными речами, с улыбкой смотрела то на сестру, то на парня, лежащего рядом. Она отнюдь не чувствовала себя смущенной, а вместе с Пабло они смотрелись весьма органично.
- Доброе утро, - начал парень, радуясь, что Мия, возможно, все-таки отстанет от него. - Как себя чувствуешь?
- Прекрасно.
- Я не сомневалась, - мгновенно вклинилась Колуччи. - Миленько выглядите, - резюмировала она. - Марисса, пойду распоряжусь, чтоб тебе принесли завтрак в постель. Пабло, позавтракаешь?
- Д-да, - предпринял он попытку встать.
- Лежи-лежи, соня, скоро все принесут, - ласково и нежно пообещала Мия и незаметно удалилась.

Марисса в это время давилась от хохота, - ей была хорошо известна давняя привычка сестрички всем найти пару. Чаще всего жертвой экспериментов становилась она сама, но в таких ситуациях оставалось просто ждать, энтузиазма Мии обычно хватало всего на пару дней.
- Она всегда такая?
- Нет, только с друзьями. Обычно куда более вредная.
- Интересно, как ты ее терпишь? - не мог успокоиться парень.
- С любовью и благодарностью. Хотя, нельзя сказать, что ее привычка сватать всех своих знакомых в радиусе пяти километров мне нравится.
- И что, все в молоко?
- Да. У меня вообще парень есть, просто Мие он не нравится.
- Теперь считай, что один готов.
- Серьезно? Тогда нам придется объявить Мие письменную благодарность.
- Я только за. Альтруизм и благородство должны быть вознаграждены.
Еще несколько минут разговор шествовал в том же, полушутливом, ключе. Но, соответственно, был и полусерьезным - ровно до тех пор, пока Пабло не надоело заниматься словесной эквилибристикой, и он не нашел языку Мариссы более достойное применение.

Глава 4

Would you believe me when I tell you?
You are the queen of my heart
Please don't deceive me when I hurt you
Just ain't the way it seems
Can you feel my love buzz?
Nirvana, Love Buzz.

Сколько раз они успели поесть, не вставая с постели?.. Количество трапез стремительно приближалось к бесконечности. Конечно, не обошлось без Мии, которая с усердием ученицы начальных классов следила за режимом питания больной.
Марисса не понимала, как это случилось, но факт оставалася фактом - Пабло лежал рядом, не предпринимая более попыток обмануть весь мир и назвать ее своим другом.
Было так приятно обнимать его, гладить по волосам и робко прикасаться к губам… Было так непривычно осознавать, что еще неделю назад она ненавидела этого человека. Но наверно, в ее случае ненависть это просто своеобразная защитная реакция души на попытки чего-то инородного стать частичкой тебя.
- Ого, сколько времени!.. - присвистнул Пабло, не выпуская ее ладони и глядя на наручные часы. - Нам пора, погнали. - Он критически оглядел себя и ее, - Нет, не годится, надо переодеться, какие-то мы оба… мятые. Даю тебе пятнадцать минут на сборы, просьба не опаздывать. Форма одежды - смокинг.

- Пабло, у тебя появляется дурная привычка запихивать меня в машину, ничего не объясняя, - капризно протянула Марисса.
- Хотел сделать тебе сюрприз, но раз ты такая вредная, скажу - у меня приглашения на вечеринку. В мой любимый клуб, - хмыкнул он, кладя одну руку ей на колено.
- Спасибо, конечно, но я не люблю клубы.
- Вчера я заметил.
- Слишком уж ты проницательный.
- Так найди себе какого-нибудь идиота, - предложил парень.
- Спасибо, но, в общем, и целом, ты меня вполне устраиваешь.
- Чем же я тебя пленил?
- Неземной красотой в сочетании с тонкой душевной организацией.
- Не предполагал за собою таких достоинств.
- Ну, вот, так ты еще и скромник! Я нашла сокровище… - промурлыкала она.
- Не отвлекай меня, Мари. Мы сейчас в аварию попадем!..

Она поняла. Она почувствовала.
Она была частью ЭТОГО. Когда шла по завуалированным проходам, когда разбивала все правила о сумасшедший ритм музыки, когда следила за флуоресцентными вспышками огней, когда кожей встречала чужие запахи и чужие взгляды, когда закрывала глаза, когда все внутри нее двигалось.
Она чувствовала себя пустой. Сосудом, который можно заполнить чем угодно.
Она брала и отдавала. Без самопожертвования или скупости, в гармоничных сочетаниях.
Здесь были сотни людей. И все они представляли собою единый организм. И все они были по-своему одиноки.
Это было безумство. Вся элита, слетавшаяся на Вальпургиеву ночь, нервно курила за углом.
Она боялась, как вампир, что скоро наступит рассвет.
Она не бросала монетку, но знала, что сюда обязательно вернется.

- Устала?
- Еще чего. Я могла бы танцевать еще двое суток.
- Еще чего, - передразнил он. - А меня бы бросила?
- Конечно.
- Я обиделся.
- Извини.
- Ты слишком прямолинейна.
- Это только впечатление. В глубине души я скользкая, как улитка.
- Фу. Ненавижу улиток, - поморщился Пабло, - они мерзкие.
- Они никогда не смирятся с твоей холодностью.
- Надеюсь. Приехали. Ты сама дойдешь, или тебя снова на руках нести?
- Конечно, неси, - благосклонно позволила Мари. - Хоть какая-то от тебя польза.

Он чувствовал себя счастливым. Ощущение было сладким, как мед, но отнюдь не приторным. За окном почти что посветлело. Небо было очень нежного оттенка, ему почему-то думалось о каких-то картинах, когда он изучал взглядом полупрозрачную пастель утреннего неба. По идее, оно должно было быть серым и монолитным, но вместо этого он видел импрессионистские мазки свежих красок.
Спать почему-то снова не хотелось. Да и зачем ему терять драгоценное время, когда можно лежать рядом с самой любимой девушкой в мире и обнимать ее?
- Пабло, ты чего не спишь? - сонно пробормотала она.
- На тебя смотрю.
- Спасибо. С утра я тебя ведром ледяной воды окачу. Я из-за тебя уснуть не могу.
- Ты же могла еще двое суток танцевать? - поддразнил блондин.
- Я тебя обманула.
- Всегда знал, что ты - врунья. Только не мог найти улик, - довольно ответил Пабло.
- Давай завтра возрадуемся и возведем хвалу небу? - жалобно попросила она. - С тобой спать невозможно, - энергично потрясла головой девушка. - Ты мой сон спугнул.
- Мне жаль.
- Ему жаль, - фыркнула Мари. - А мне теперь овец считать?
- Вряд ли. По-моему, из тебя выйдет никудышный пастух.
- Это уж точно. Все овечки разбегутся с громким блеянием.
- Тогда, предлагаю заняться чем-то поинтереснее.
Она не ответила.
Мари молчала даже тогда, когда руки Пабло залезли к ней под футболку, когда его губы изучающе скользили по ее шее, и когда она почувствовала дикий страх.
Но, потом резко выпалила:
- Н-нет, вдруг Ману и Мия что-то услышат?
- Ну и что? - не понял Пабло. - Тем более, вряд ли их еще можно чем-то удивить.
Нельзя сказать, что Мари не нравились прикосновения Пабло. Как раз наоборот, но чем большее удовольствие она начинала получать от его поцелуев и ласк, тем сильнее в ней становилось ощущение, что делать этого категорически нельзя.
- Подожди, не надо! - рявкнула она, понимая, что тихие шепотки вроде: "Пабло, пожалуйста, перестань" возымеют диаметрально противоположное действие.
- Ты боишься? - с неконтролируемым удивлением поинтересовался он.
- Конечно, нет, но… я… ммм… Я должна сказать Мие! Она обязана знать, она всегда все знает!
- Может, скажешь позже или ты ее попросишь свечку подержать? - Пабло не знал, списывать ли странное поведение Мариссы на неприсущее ей жеманство или просто на женскую глупость.
- Прекрати ерничать.
- Да я и не начинал.
- Начинал.
- Нет.
- Да.
- Детский сад какой-то, - возмутился Пабло. - Ты можешь мне толком объяснить, что с тобою происходит? Голова болит? - не без ехидства спросил он.
- Ладно-ладно, - решилась она. - Я боюсь. Выудил из меня это признание, теперь доволен? - несколько сердито спросила она, складывая руки на груди.
- Извини. Я сегодня неуклюжий, неловкий и недогадливый, - мгновенно размяк Пабло, почувствовав глупое мужское самодовольство.
- Знаешь, чем этот день отличается ото всех?
- Скажи.
- Да ни чем.
- Даже не знаю, что лучше - снова обидеться или заткнуть тебе рот моим методом? - почесал он в затылке.
- Сам решай.
- Да? Тогда тебе придется некоторое время помолчать, извинений-то от тебя все равно не дождешься…

Глава 5.

Ты белый и светлый,
Я, я темная, теплая,
Ты… плачешь не видит никто,
А я, я комкаю стекла, дура,
Ты, так откровенно любишь,
Я, я так безнадежно попала,
Мы, мы шепчем друг другу секреты,
Мы все понимаем, только этого мало.
Земфира, Маечки.

Ману снова был вынужден выступать в роли вестника. К сожалению, не было у него для этой парочки приятных известий…
Минуту он просто смотрел на воцарившуюся в отношениях его лучших друзей гармонию, потом все же решился:
- Ребята, просыпайтесь скорее! - потряс он Мари за плечо.
- Что-то стряслось? Как Мия? - испуганно пролепетала она.
- Мия лучше всех. А вот для вас у меня не слишком хорошие новости. Хотя, это вам решать… - забормотал Мануэль.
- Давай скорее! - не сдержался Пабло. - Считай, что у меня с собой флакончик с нюхательными солями.
- В общем, там, внизу, вас ждут…- он набрал в грудь побольше воздуха. - Ну, короче, твои родители, Марисса, вместе с твоим парнем, его предками и нашим новоприобретенным продюсером. Хосе нашел, - он не знал, стоит ли радоваться по этому поводу. - Ну и Соль пришла, Пабло, тебя проведать. Она волнуется, ты ведь на ее СМС-ки не отвечаешь и не приезжаешь.
Конечно, с их стороны было свинством забывать о том, что вокруг есть люди, чего-то от них хотящие и ждущие выполнения обязательств. А теперь эти люди неожиданно, словно лавина, свалились на их приятно пустые и обновленные головы. Развитие романтических чувств редко способствует улучшению работы мозга. Эйфория, с которой они наполняли свои дни друг другом, начала отступать.
- М-да… Давай в темпе, встаем, одеваемся, идем, решаем проблемы, - бодро начал парень.
- Пришел, увидел, победил, - перекривляла Мари. - Мне бы твою уверенность.
- Да, тебе не повредила бы, - парировал он.
- Помолчите, - поморщился обескураженный нашествием Ману. - У вас в запасе есть еще минут двадцать, не торопитесь. Мия развлекает гостей светской беседой. Уж она-то это умеет… - с некоей гордостью констатировал мексиканец. - Хотя, все равно есть риск, что один отщепенец прокрадется сюда…

Марисса попыталась выскользнуть за дверь, но Пабло схватил девушку за руку. Она чувствовала себя нашкодившим ребенком, который забыл разом все родительские наказы, потому что дорвался до свободы. А Пабло, напротив, ощущал странное воодушевление. Видимо, некоторые препятствия его только раззадоривали, и ему в голову лезли всякие глупые мысли о Бонни и Клайде, которые тоже были одни против целого мира.
- Не нервничай, мы справимся. Я тебя люблю.
- Я тоже…

- До-оо-чень-ка! - раскинула объятия Соня Рей. - Солнце мое, как я соскучилась!! Теперь иди, кисонька, обними папочку. - А кто этот очаровательный молодой человек?
- Пабло Бустаманте, - слегка робея перед моделью, откровенные фотографии которой он так часто видел в журналах, представился он.
- Как мило! А я - Соня Рей, - Пабло хотел сказать какой-то банальный подходящий комплимент, но ветреная звезда снова переключила свое внимание на Мари, которая о чем-то шепталась с Франко. - Прекрати, папенькина дочка, я скоро ревновать начну. Луиза с Винченсо уже уехали, они только Хосе привезли, у них билеты на самолет, а сам Хосе уже в своей комнате, тебя дожидается, у него для вас всех бо-ольшой сюрприз, для вашей группы, но пока вы туда не ходите, Мариссита вас позовет, надо же дать возможность влюбленным побыть наедине, - тараторила Соня. - Мари, да чего ты застыла? Кыш, тебя ждут. Подарки свои потом получишь. Кстати, я не хотела говорить, это еще один сюрприз, но мы с папочкой завтра утром уезжаем. Поживем в загородном доме, нам всем нужен отдых, а портить его вам я не хочу, - сообщила женщина. - Кстати, Пабло Бустаманте, твоя красотка -девушка уже тебя заждалась… - вряд ли что-то могло прервать вдохновенный монолог Сони.
Она упорно толкала непокорных детей прямо в объятия "любимых". Оба уже развернулись, чтобы, как всегда, разойтись в противоположных направлениях, но Марисса неожиданно его окликнула:
- Пабло, Пабло, подожди!
Но, он почему-то ничего не ответил, только развернулся на ходу, окинул ее странным взглядом и почти бегом припустил к Соль.
Мариссе ничего не оставалось, как растянуть губы в улыбке, изобразив на лице небывалую радость и поспешить к Хосе.

И - завершение, достойное и местами даже логичное - она добежала до комнаты и повисла на шее у Хосе. Все хорошо. Все правильно. Если Пабло будет с Соль.
Можно не обращать внимания на слезящиеся глаза. А можно сделать вид, что это от радости. Все правильно. Все хорошо.
Только, почему ей вдруг захотелось забиться в самый пыльный, темный и холодный угол и ударяться головой о стены, чтобы жалкие остатки мозгов покинули черепную коробку?
Все правильно…

Глава 6

Can't fight the moonlight.
Leann Rimes.

Марисса никогда не смотрела фильм "Римские каникулы", но Пабло постоянно лезла на ум такая вот аналогия. Поигрались, потом разбежались. Вернулись к обычной, повседневной жизни. Вот и все. Да и что у них было-то? Один день? Звучит смехотворно.
Правда, смеяться не хотелось. Хотелось выть.
Марисса стала прежней, - носилась, как фурия, по дому, тиранила всех, как попадался ей под руку, и отдавалась музыке. Правда, Пабло не попадался на ее пути, да и едва ли она осмелилась бы сказать ему хоть слово. Сама не знала, почему. Не она уехала с этой… Соль, не она посещает ее каждый день, не она все разрушила в одночасье. Но, слишком мрачным и пугающим было выражение его лица.
Он шатался по дому, сочинял еще более странные песни и курил гораздо больше обычного.

Мари лежала на кровати, вперившись взглядом в газетную страницу.
Правда, у нее тут же появилась более достойная мишень для взглядов -Мия.
- Ну и что ты можешь сказать в свое оправдание? Ты не видишь, что происходит с Пабло? - сложив руки на груди, начала она.
- А мне какое дело? Пусть напишет еще одну песню. Плевать. Пусть трахается с Соль, подцепит СПИД. Пусть курит и завтра умрет от рака легких. Мне все равно.
- Да неужели, - издевательски протянула Мия. - А теперь давай разберемся. Во-первых, с Соль он порвал в тот день, когда ты должна была порвать с Хосе. Катается он домой, его мать приехала. Во-вторых, вы - просто кретины. Особенно ты. И то же самое, в-третьих, и далее по пунктам. Ладно, Мари, это тебе просто пища для ума. Я пошла, спокойной ночи.
- Но, Мия, подожди!..

После продолжительных поисков он обнаружился курящим на крыльце.
- Фак, ну почему… - неожиданно яростно воскликнул он.
Правда, тут же осекся, потому что почувствовал чье-то присутствие.
- Мне следовало сдержаннее быть, но я не знала, что меня услышат… - театрально продекламировал он.
Мариссе эта реплика запомнилась надолго. Все-таки, весьма редкий случай - она идентифицировала литературный источник его странных и нелепых цитат.
- Почему не спишь?
- Ответ очевиден, - пожал плечами он.
- Полнолуние?
- Угу.
- Тогда тоже было полнолуние.
- Я помню… - Пабло низко склонил голову и спрятал взгляд.
- Я все помню, ты все помнишь… Что мы будем делать со своей памятью?
Он снова ничего не ответил.
- Я хочу тебе все объяснить, - решилась она. -Все это время я думала, что ты встречаешься с Соль. Тогда, я ведь окликнула тебя, а ты не подошел, но очень-очень странно посмотрел и убежал. А потом уехал вместе с ней. И стал таким странным и угрюмым, что я боялась к тебе подойти.
- Да? Значит, мы не поняли друг друга. Это уже неважно.
- Мне - важно. Я тебя люблю.
- Я тебя тоже нет.
- Неправда, - упрямо покачала головой она.
- Ну и что?
- Мы нужны друг другу, - с оттенком отчаяния сказала она.
- Для каких же целей? Репродуктивных? Спасем мир от глобального старения населения? Говори за себя, я эгоист.
- Прекрати. Я тебе нужна, - словно мантру, повторила она. - Ты до сих пор не научился засыпать без меня.
- Подумаешь, беда. В жизни есть вещи и похуже, чем парочка бессонных ночей.
- Нет. Нет ничего хуже бессонницы, когда ты лежишь в соседней комнате, а я точно знаю, что не усну, что ты не спишь, но что мы не будем рядом. Хуже этого нет ничего, - она полувопросительно воззрилась на Пабло.
- Есть. Когда тебе не умеют верить.
- Я научилась, правда. Прости, я вела себя, как идиотка.
- И то верно. Кстати говоря, в чем-то ты права. Про соседнюю комнату. Я тут подумал, раз с концертом мы успешно справились, все песни записали, что я здесь делаю? Загостился, мне пора домой.
- Пабло, - угрожающе начала она, - я снова уговорю тебя остаться, - и, всхлипнула. - Не уезжай. Я без тебя сдохну.
- Не уговоришь, - бросил парень, тронутый ее речью. - Ты поедешь со мной.
- Правда?
- Правда. Только помолчи хоть пять минут и не смей плакать…

- Куда мы едем?
- Ко мне домой. Надеюсь, родители спят. А завтра с утра переедем в какой-нибудь отель. Запишу тебя под именем мадам Бовари, - хмыкнул он.
- Кого-кого?
- Марисса, ты невежа.
- А ты книжный червь. И немножко дурак.
- Спасибо, я польщен. Черт, смотри, свет везде горит. Небось, предки прием устроили.
- Это твой дом?!
- Мавзолей.
- Это уж точно. И куда мы теперь поедем?
- Дай подумать. Поехали сразу в отель. А вещи завтра завезем. Кстати, я тебя люблю.
- Правда? А я тебя больше не отпущу от себя, даже если мне придется приковать тебя к батарее.
- Только услышала про отель, сразу принялась озвучивать свои странные фантазии? Думается мне, ты тайная эротоманка.
- Точно. Так что остерегайся. Тебе же придется со мной в одном номере ночевать…
- Уже теряюсь в догадках, что ты мне устроишь…
***
Она не устроила ничего неожиданного, - взгромоздилась к нему на колени и принялась жадно целовать, будто боялась прерваться хоть на секунду. Парень, несколько смущенный таким напором, снял ее с колен и издевательски пропел:
- Марисса…
- Да?
- А вдруг соседи что-то услышат?!..


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Can't fight the moonlight (by krochka_boo)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz