Понедельник, 24.07.2017, 03:29
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяХолодный мир - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Холодный мир (By Мариссита)
Холодный мир
MarizzEllaДата: Суббота, 29.05.2010, 17:49 | Сообщение # 1
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Название: Холодный мир.
Автор: Марисситта, она же Вебриночка.
Бета: Первые главы say, за что ей огромнейшее спасибо=). Безумно благодарна столь замечательному человечку и бете. А остальное без быты, о чём непременно жалею.
Жанр:Angst
Размер: миди, по моим меркам, а вы сами знаете, что это значит.
Статус: в процессе.
Рейтинг: R, пока что.
Герои: Главный герой, а точнее героиня Марисса.
Саммари: Модель холодного, в какой-то степени, даже циничного мира, который образовался между некоторыми пятикурсниками Elite Way School. Марисса и Пабло изменились до неузнаваемости. Жестокость. Обида. Боль. Страх. Непонимание. Возможно, где-то, в какой-то степени, даже отголоски насилия. И всё тому подобное… Всё это смещалось и не даёт героям, а в частности главной героине Мариссе Андраде, радоваться жизни.
Предупреждение: Ну, хочу сказать, что весь фик довольно-таки напряжённый, депрессивный, сложный, в какой-то мере жестокий и естественно холодный. Возможно, в дальнейшем будет какое-либо насилие. Ещё совершенно непонятно чем всё закончится. Так что если вы не любители такого рода произведений, то я не заставляю вас читать. Но на счёт характера фика я предупредила, так что в дальнейшем ко мне никаких претензий.
Дисклеймер: Яир Дорри и Крис Морена, я ни на что не претендую, хотя я сомневаюсь, что вышеуказанные лица обрадовались таким характерам героев.
Размещение: Если кому-то этот бред захочется вообще куда-то разместить, то просто не забудьте указать автора.
Пролог.

«Ты не ищешь, кто спасёт,
Ты решила не спасаться.
Ты согласна делать всё.
Ты согласна!»
(Тату «Ты согласна»)

Она не помнила таких ночей раньше. Было на столько темно, что не спасал даже свет от уличных фонарей, который попадал в комнату сквозь оконное стекло. Глубокая чёрная ночь. На небе не было ни одной звезды, а жёлтый диск Луны скрывался под серыми тучами. Она сидела на холодном подоконнике и смотрела в эту бездонную синеву ночи, пытаясь разглядеть в ней что-то знакомое и хотя бы отдалённо напоминающее реальность. Но ничего не получалось. В душе был какой-то горький, болезненный осадок и предчувствие чего-то нехорошего. А Мариссу Андраде предчувствия не обманывали никогда. Что-то обязательно случится.
Спустя некоторое время, она сползла с подоконника и затушила об него нетронутую сигарету, которая уже успела превратиться в длинную чёрно-серую палочку пепла. В последний раз, попытавшись что-то разглядеть в окне, она развернулась на сто восемьдесят градусов и достаточно уверенно направилась к двери, по дороге едва не зацепив ногой кровать Лауры. Добравшись до двери, она аккуратно её открыла и на миг запустила в комнату тусклый луч света, но, спустя несколько секунд, сломала его, когда, выскользнув в коридор, закрыла дверь обратно.
Как только Мари оказалась вне комнаты, чувство тревоги увеличилось ещё в несколько раз. Но упрямая Марисса всё-таки решила продолжить свой путь в учительскую. Ей безумно хотелось пить. Горло было сухим и неприятным, словно она целые сутки провела без воды в жаркой пустыне. В момент, когда рука девушки коснулась дверной ручки учительской, кто-то резко зажал ей рот и схватил за тоненькую талию…
Марисса даже не вздрогнула. Человек резким движением затолкнул девушку в комнату, закрыл дверь изнутри и отпустил, внимательно наблюдая за её дальнейшими действиями.
Мари, ни разу не взглянув на захватчика, медленно направилась в сторону баллона с водой, который стоял прямо напротив двери. Взяв, с рядом стоящего стола, стеклянный стакан, девушка до верха наполнила его прозрачной жидкостью и моментально осушила. Затем ещё. И ещё. И ещё.
- Жажда замучила? – ухмыльнулся захватчик.
- Как видишь… – осушая очередной стакан, ответила Марисса.
- О, да мы сегодня не в духе! – Отрывая спину от двери, молодой человек сделал несколько шагов вперёд. Марисса резко обернулась и сразу же выронила стакан из рук. Столкнувшись с полом, он вдребезги разбился. – Ты нервничаешь? Что с тобой? – Захватчик сделал ещё один шаг вперёд.
- Ничего. Мне надоело. Я больше не хочу… - Выдохнула она, отступая.
- Это не имеет никакого значения и ты сама прекрасно это понимаешь, разве не так? – Он оказался прямо перед ней, но из-за темноты, которой была заполнена комната, она не видела его лица. Только яростный блеск в глазах. Блеск неудержимого желания… Он страстно впился в её мокрые от воды губы и уже буквально через минуту ни на нём, ни на ней не оказалось ничего, что могло бы напоминать одежду, а ещё через две всё закончилось. Надев на себя брюки и поцеловав её на прощание в губы, захватчик уверенной походкой направился к двери, но перед тем как выйти, кинул:
- Это был последний раз, детка, но если захочешь ещё, обращайся…
- Сукин сын! – процедила она сквозь зубы, швырнув ему вслед осколок ранее разбившегося стакана, но он (осколок) лишь печально вскрикнул, ударившись о препятствие в виде только что закрывшейся двери. Из коридора послышался раскатывающийся смех захватчика.
Глава первая.
«Кусая губы…»

Осень всегда радовала её своими яркими красками. Так было и сейчас, даже несмотря на то, что настроение, вот уже который день не поднималось выше двойки по пятибалльной шкале. Был, как всегда скучный, урок экономики, который вёл не менее скучный Карлос. Марисса сидела у окна, рядом с Мануелем, и задумчиво смотрела на то, как с практически голых деревьев слетают, ещё не опавшие, жёлтые листья.
В последнее время у Мари появилась дурацкая, по мнению Мии, привычка: кусание губ. Порой она на столько сильно увлекалась этим занятием, что невольно прикусывала их до крови, и сейчас, даже невооружённым взглядом, можно было увидеть многочисленные ранки на её нижней губе. Но саму Мари это совсем не смущало. Она вообще не обращала на это никакого внимания, даже тогда, когда губы начинали слегка ныть от боли.
И вот сейчас, Марисса, вместо того чтобы записывать то, о чём безостановочно вещает Карлос, в тетрадь, сидела вовсе не на своём месте и с неуловимой грустью смотрела в окно, кусая губы. Эти весьма невинные действия Мари, спустя некоторое время, были замечены Мануелем. С укором взглянув на свою подругу, он шёпотом спросил:
- Снова кусаешь губы?
- Да, – спокойно ответила Марисса, не поворачивая головы.
- Мия убьёт тебя… – констатировал он.
- Ну и что…
- Что с тобой?
- Ничего. Всё нормально, Ману. Пиши. А то Карлос… - договорить Марисса не смогла, так как вышеупомянутый Карлос уже стоял перед их столом, с явно выраженным возмущением на лице.
- Спиритто, Вы опять витаете в облаках?! Я, кажется, ещё на прошлом занятии запретил Вам сидеть около окна!
Марисса делала вид, будто не слышит учителя и продолжала смотреть в окно.
- Спиритто! Я к Вам обращаюсь!!!
- Извините, сеньор… – попытался что-то сказать Мануель, но Карлос оборвал его.
- Агирре, Вас я ни о чём не спрашиваю! Я разговариваю с сеньоритой Спиритто, которая делает вид, будто ничего не слышит и продолжает пялиться в окно!
- Она не Спиритто… – Всё же сказал Ману.
- Как не Спиритто, а кто же? – Удивился Карлос.
- Андраде, сеньор, вот уже второй год…
- Чёрт возьми, какая разница?! – Закипел Карлос. – Андраде, я к Вам обращаюсь!
- Да, сеньор, – повернувшись к нему лицом, сказала Марисса.
- Что Вы себе позволяете?! – В очередной раз воскликнул он, но ответа не услышал, потому что в этот момент прозвенел звонок, оповещающий об окончании урока экономики. Марисса, медленно поднявшись со своего стула, быстро побросала ни разу не открывшиеся за этот урок тетрадь и пенал в сумку и спокойно вышла из кабинета, чувствуя, что ещё не много и её спина загорится от брошенных на неё удивлённых взглядов Карлоса и всего класса в целом.
***
Мари сидела в школьном кафе и с невозмутимым видом пила горячий чай, уткнувшись носом в тетрадь по математике, так как завтра «любимая» учительница обещала одарить пятый курс контрольной работой. В кафетерии, кроме самой девушки и буфетчицы, больше никого не было. Уроки ещё не закончились, но Мари посчитала, что на уроке физкультуры она присутствовать не обязана. Тем более что она не очень хорошо себя чувствует. Но вездесущий Блас Эредия не разделял её взглядов. И уже спустя несколько минут после начала занятий он заглянул в кафе в поисках прогульщицы. Когда его взгляд наткнулся на Мари, он, хищно улыбнувшись, сел за её столик. Почувствовав, рядом с собой чьё-то присутствие, девушка оторвала свой взгляд от тетради и посмотрела на старосту, а затем, сделав небольшой глоток чая, произнесла:
- Блас… Тебе чего от меня нужно?
- Хм… Я думаю, ты и сама прекрасно это знаешь… – нагло ухмыльнулся староста.
- Нет, представь себе, я к счастью, а быть может, и, к сожалению, не умею читать мысли людей…
- Да?! – наиграно удивился он. – Странно. А я всегда думал, что Марисса Андраде умеет и знает всё, но видимо я ошибался.
- Видимо, – закусила губу Марисса.
- Перестань! – Резко воскликнул Блас, ударив кулаком по столу. Марисса вздрогнула.
- Что?
- Строить из себя идиотку!
- А я и есть идиотка! – Не выдержала Марисса и тоже заорала, а потом ещё сильнее закусила нижнюю губу, да так, что появились небольшие капельки крови. Это не ускользнуло от взгляда старосты.
- Нет, Андраде, как не грустно мне это признавать, но ты не идиотка… И прекрати кусать губы!
- Не указывай мне, что делать, Блас!
- Как знаешь, я просто даю тебе совет.
- Мне не нужны советы от тебя. Да и вообще… Что тебе надо? – холодно сказала она.
- Собственно говоря, ничего особенного. Пришёл узнать, что делает ученица Андраде здесь, вместо того чтобы усердно заниматься на уроке? Прогуливаем?
- И вовсе я не прогуливаю…
- Неужели?! – воскликнул Блас. – Может быть, я конечно и ошибаюсь, но сейчас у вашего курса физкультура…
- Не ошибаешься.
- Тогда, почему ты не на уроке? – повторил свой вопрос Блас.
- Плохо себя чувствую… – вздохнула Марисса.
- В таком случае, тебе не надо сидеть здесь, Андраде! Иди к врачу! И чтобы вернулась со справкой, поняла меня?!
- Да пошёл ты… – сказала Марисса и, хлопнув дверью, вышла из кафе. Пока Блас задавал ей глупые вопросы, она успела собрать свои вещи со стола и передвинуться к двери кафетерия.
- Ну, Андраде… – вскипел староста, сжимая кулаки.
***
Марисса вошла в свою комнату, которую в последнее время начала ненавидеть. Её раздражали столь яркие цвета стен, ковров, ламп, кроватей. Ей хотелось чего-то более тёмного и тусклого. Присев на свою кровать, Марисса закрыла глаза и попыталась очистить голову от всех мыслей. Захотелось спокойствия и тишины. Одиночества.
В этот момент дверь комнаты «Арегуи, Линарес и Андраде», распахнулась. На пороге появилась Мия.
- Что с тобой? – спросила она, присаживаясь рядом с сестрой.
- Ничего…
- Не ври Марисса, я же ви…
- Хватит! Ты ничего не видишь Мия, так же как и все остальные! Ничего! Прекратите, наконец, приставать ко мне с глупым вопросом «Что со мной?». Хватит засовывать свой нос ко мне в душу! Надоело! – Не выдержала она и, вскочив со своей постели, повернулась спиной к сестре. Она подошла к окну и молча начала наблюдать, за только что начавшимся, дождём.
- Как скажешь! – резко сказала Мия, оскорбленная таким к себе отношением. – Я лишь пришла сказать, что сегодня вечером в квартире Пабло у нас репетиция. Я надеюсь, что на этот раз ты почтишь наше скромное общество своим присутствием. Через неделю у нас важный концерт, Марисса, а ты ещё ни разу в этом месяце не репетировала! – договорила в таком же грубом тоне Мия и направилась к двери, возле которой услышала негромкий ответ Мариссы.
- Хорошо.
- Что хорошо?
- Я приду…
- Ты всегда так говоришь… – горько произнесла Мия и вышла из комнаты, оставив сестру в своём холодном одиночестве. Марисса, схватив себя за голову, осела на пол и вновь закусила многострадальческую губу. На глазах появились слёзы.
***
После разговора с Мией у Мариссы на душе стало совсем мерзко. Захотелось разорвать своё тело и выкинуть из него миллион комков грязи, которые она ощущала внутри себя. И когда она стала такой безразличной, резкой, жестокой и… холодной? Когда? А самое главное, зачем? Но что-то внутри неё говорило о том, что как раньше уже не будет никогда. Ей сделали больно. У неё вынули сердце. Истоптали его, а затем неаккуратно попытались засунуть обратно, при этом несколько раз уронив на пол. Но она сама этого хотела…
Марисса поднялась с пола, повесила за спину любимый рюкзак и вышла из яркой, совсем не похожей на её жизнь, комнаты.
***
Мануель Агирре сидел на пуфике в общей гостиной и целовался с блондинкой, которая, обхватив его за шею, удобно расположилась на его коленях. Ману был настолько поглощён этим занятием, что не сразу заметил чьи-то настойчивые удары в бок.
- Мануель! – прозвучал у него над ухом знакомый голос. Нехотя он оторвался от своей девушки.
- А, это ты Мия, – равнодушно сказал Мануель, когда увидел того, кто его побеспокоил. – Тебе чего? Не видишь, я занят?
- Ты сам просил меня о том, чтобы я подошла к тебе после разговора с Мариссой. Я и пришла. Но не хочешь как хочешь, мне, в принципе всё равно, – не менее равнодушно, чем собеседник произнесла Мия и, пожав плечами, направилась к двери.
- Подожди! – остановил её Мануель, а затем ласково обратился к девушке, которая всё это время продолжала восседать на его коленях. – Вера, дорогая, оставь нас с Мией, пожалуйста. Нам надо поговорить с ней на счёт группы. Хорошо?
- Конечно, милый, – улыбнулась девушка и аккуратно слезла с коленей Ману. – Я буду ждать тебя в кафе. До встречи, – и, чмокнув его на последок в губы, Вера вышла из гостиной.
- Ну? – вопросительно посмотрел на Мию Мануель.
- Что «ну»?
- Поговорила?
- Естественно.
- Вижу разговор прошёл совсем не гладко, верно?
- И да, и нет. Это даже разговором трудно назвать. Мы перекинулись парочкой предложений и всё.
- Она придёт на репетицию?
- Нет… - покачала головой Мия.
- Она прямо так и сказала?
- Нет, просто…
- Мия, ты как всегда лезешь со своими выводами! Ты же знаешь Мариссу! Если она сказала, что придёт, значит придёт!
- Нет, не придёт…
- Почему?
- Просто я знаю…

***
Вечер начинал потихоньку вытеснять день. Серые прохожие, не замечая нечего вокруг, куда-то шли и бежали, и лишь она выделялась из общей массы людей. Это, наверное, единственное, что осталось от прежней Мариссы. Она ничего особенного, просто, не спеша, шла, внимательно всматриваясь в разноцветные деревья, и, выставив вперёд свою ладошку, пыталась поймать падающие листья. Начал накрапывать мелкий дождик. Мари подняла взгляд к небу, невольно вздрогнула, закусив губу открыла зонт, и так же медленно продолжила свой путь.
***
Пабло Бустаманте сидел в своей квартире на небольшом диване и наигрывал лёгкий мотив на гитаре, при этом его взгляд был направлен в настежь открытое окно. Там внизу спешили куда-то люди, не замечая ничего вокруг себя, но его взгляд привлекали совсем не они. Среди густой массы прохожих он увидел знакомый силуэт девушки. Она медленно шла, внимательно рассматривая окрестности, а когда начался дождь, посмотрела на небо. Он внимательно следил за каждым её движением, всё яростнее мучая струны гитары. Мелодия становилась всё жестче и жестче. Звук дверного звонка заставил его вздрогнуть и встряхнуть головой. Одна гитарная струна, которой за всё это короткое время досталось больше всего, в последний раз нервно и осуждающе звякнув, оборвалась. Нахмурившись, Пабло поднялся с дивана и пошёл открывать дверь. На пороге, естественно, стояли Мия и Мануель, которые пришли на репетицию.
- Привет, Пабло! Чего такой хмурый? Марисса ещё не пришла? – весело спросил Мануель, похлопывая Пабло по плечу и проходя в квартиру.
- Агирре, я же сказала, что она…
- Колуччи, это только твои догадки, – настаивал на своём Мануель. Сняв с себя слегка промокшую куртку, он отправился в комнату.
- Что ты хотела сказать о Мариссе? – обратился к Мии Пабло, когда Ману скрылся за дверью.
- Когда?
- Ну сейчас, ты сказала Мануелю, что она чего-то там. Чего?
- Ах, это… Ну, она не придёт…
- Почему ты так думаешь?
- Я разговаривала с ней, Пабло. Она сказала, что придёт… Но в её голосе… В общем, мне кажется, она не придёт. Даже не кажется, а я… Я уверена в этом… Я не знаю, что с ней… Я волнуюсь… – с грустью в голосе сказала Мия и прижалась к груди Пабло. Он провёл своей рукой по её волосам и прошептал:
- Ты права. Она действительно не придёт…
- Что?! Откуда ты знаешь? – отстранившись, спросила Мия.
- Я только что видел её из окна… И она шла совсем не сюда.
- Что с ней происходит, Пабло? Что?!
- Чёрт, Мия, откуда я знаю?! Да и не хочу я в этом разбираться! Мне всё равно!
- Но… Но, Пабло, вас же так много связывает!
- Нет! Это всё в прошлом, Мия! Этого больше нет! С меня хватит! – резко сказал Пабло.
- Ты всё ещё винишь её? Ты не простил ей?
- …нет… - тихо сказал он. – Пошли репетировать. Уже поздно.
- Ладно.
***
Запыхавшаяся Марисса стояла перед белым зданием городской больницы. Она всё-таки решила сходить к врачу и проверить своё здоровье, как её посоветовал Блас. Но она вот уже полчаса никак не могла себя пересилить и войти в огромное здание. Ей почему-то было страшно, даже несмотря на то, что она была уверена в том, что здорова как бык. Ещё раз закусив губу так, что из неё начала сочиться алая кровь, Марисса глубоко вдохнула в себя влажный аромат осени, смешанной с дождём, и уверенно направилась к входу в больницу.
***
В квартире Пабло, после звучания последней песни.
- Хм… Она действительно не пришла… - грустно сказал Мануель, убирая гитару.
- Мы говорили тебе об этом, Мануель… - сказала Мия.
- …НО ПОЧЕМУ? Я не понимаю, почему? Она же раньше жила группой… Не могла без неё… Помните, как в начале года она заставила нас начать репетицию сразу, как только мы приехали в колледж, несмотря на то, что летом мы тоже репетировали? Она была такой… Такой… Нет, я не знаю слов, которые можно подобрать к Мариссе.
- Она была жизнерадостной, Агирре… - помогла Мия. А потом подтолкнула его, указывая на Бустаманте, который за время монолога Мануеля переместился к окну, делая вид, будто его совсем не интересует Мари. А может быть, она его действительно больше не интересовала. Ни она. Ни её поступки.
- Пабло, что с тобой? - поинтересовался Мануель.
- Ничего…
- Ты лжёшь, Бустаманте. Что с ней? Почему она такая? Ответь.
- Почему я?
- Потому что только ты знаешь… Я уверен.
- Нет, Мануель, ты ошибаешься. Я ничего не знаю. А знаешь, что в этой ситуации самое интересное?
- Что?
- То, что я не хочу больше ничего знать. Мне плевать на неё и на её хренову жизнь. Мне всё равно, что с ней, где она и почему не репетирует. Мне всё это надоело. А сейчас, будьте добры, оставьте меня одного, прошу вас, - грубо произнёс Пабло, тяжёло вздыхая.
***
Выйдя из огромного здания городской больницы, Марисса села на влажные ступеньки и обхватила голову руками. Проходящие мимо люди, удивлённо смотрели на странную девочку в чёрном пальто, но её это мало волновало. Она хотела раствориться в дожде. Удариться о твёрдый асфальт и разлететься на миллионы мокрых осколков, от ударов которых иногда бывает намного больнее, нежели от стекла. Она хотела стать капелькой осеннего дождя.
Просидев на ступеньках не больше получаса, Марисса поднялась, и как ни в чём не бывало, спокойным размеренным шагом, изредка ловя взгляды удручённых её поведением прохожих, пошла прочь. Она лишь на миг остановилось около уличной урны для того, чтобы вытряхнуть в неё из своих карманов две последние пачки сигарет со вкусом ментола. Она не хочет больше курить. Не может. Не будет. Сейчас. Никогда. Пока что. Надо что-то менять.
Дальше она решила бежать. Не обращая внимания на глубокие лужи. Поддевая носком своих ботинок разноцветные осенние листья. Остановилась она посреди парковой дорожки. Начался ливень. Жестокий по отношению ко всем…кроме неё. Мари он ласкал своими на удивлёние тёплыми и мягкими каплями, будто она была чем-то особенным в его недолгой жизни. А она глотала слёзы неба ртом и танцевала… Танцевала… Танцевала под дождём. Музыкой для её весьма необычного танца служили листья, лежащие на асфальте, хлюпанье серых луж и шум осеннего дождя.
Прошло минут десять прежде чем последние капли упали на землю и удивлённые прохожие закрыли свои зонты. Марисса остановилась и легко улыбнулась. Впервые за несколько недель…по-настоящему…
Отдышавшись и успокоившись, она пошла дальше.
Мари начала ощущать себя как-то по-новому. Нет, ей всё так же было больно, холодно, одиноко и страшно… Но появилась какая-то маленькая-маленькая надежда, которая в глубине её души горела тусклым, слегка тёплым огоньком. В глазах появилось что-то новое, яркое, светящееся, неописуемое.
Проходя мимо одинокой красной машины, окутанной миллионами капельками дождя, она остановилась и разъединила их, написав на лобовом стекле несколько слов: «Всё будет хорошо… Может быть…», а потом, снова со всей силы прикусив нижнюю губу, направилась в сторону колледжа, пытаясь поверить в написанное.

 
MarizzEllaДата: Суббота, 29.05.2010, 17:50 | Сообщение # 2
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Глава вторая.
«Мы в ответе за тех, кого приручили» (Экзюпери).

Вечер мягко ложился на город. Небо уже было затянуто синим полотном с яркими жёлтыми пятнами. Марисса медленно приближалась к территории колледжа. Она знала, что, как только она зайдёт в колледж, на неё с дурацкими вопросами по поводу её отсутствия на репетиции накинется Мия, а потом и Мануель. Она знала, что будет им говорить, но в «любимую тюрьму» возвращаться всё равно не хотелось. Что-то мешало. Не пускало. Отталкивало, но она всё равно, упрямо, приближалась к колледжу. Когда Мари практически подошла к воротам, она увидела фигуру человека, который, облокотившись на стену высокого забора и скрестив на груди руки, смотрел на ночное небо. Сначала она не узнала его и спокойно сделала ещё несколько шагов вперёд. Но потом её будто ударила молнией. Она резко остановилась и зажала рот рукой, дабы не издать никакой привлекающий внимания звук. Это был он. Пабло. Человек, которого она меньше всего ожидала сейчас увидеть. Тот, кого она старалась избегать, дабы не сталкиваться с его холодным взглядом. Человек, который был косвенной причиной того, что она перестала ходить на репетиции Erreway.
Осторожно развернувшись на сто восемьдесят градусов, Марисса сделала несколько шагов в обратную сторону, но бежать было уже поздно. Он заметил её. Его глаза начали «ощупывать» знакомое тело, а затем Марисса услышала его хриплый, жёсткий и холодный голос.
- Убегаешь?
- Нет… - дрожащим голосом ответила она, но поворачиваться к Бустаманте лицом не спешила.
- Ты врёшь, Андраде! – резко повысил он голос. – Ты снова врёшь...
- Я не вру… Бустаманте! – теперь голос повысила Мари и, резко обернувшись, увидела прямо перед собой широкую грудь Пабло. Она не думала, а точнее не знала, что Бустаманте уже успел подойти к ней настолько близко. По её телу пробежала мелкая дрожь.
- Врёшь. Да к тому же ты ещё и боишься меня… - внимательно наблюдая за ней, констатировал Пабло. – Разве не так?
- Нет, не так! – не выдержала девушка и с силой толкнула Бустаманте в грудь, от чего последний лишь слегка покачнулся. – НЕ ТАК!!! И вообще, отойди от меня и больше никогда ко мне не приближайся! Я ненавижу тебя! Ненавижу! – кричала Марисса и с каждым разом всё с большей и большей силой наносила удары в грудь Пабло, а потом она резко остановилась и, в последний раз крикнув громкое «Ненавижу!», бросилась в колледж, оставив задумчивого, но совсем не озабоченного её поведением Бустаманте одного.
- Ты снова врёшь… Мари…сса, – повторил Пабло в пустоту.
***
Марисса забежала в колледж и, облокотившись на ближайшую стену, глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Всё её тело дрожало от ярости и безысходности.
- Ненавижу… Ненавижу тебя… Ненавижу тебя… - шептала она, ударяя своими маленькими кулачками в стену, но с каждым новым вздохом и произнесённым словом удары становились всё слабее и слабее. Марисса спустилась вниз по стенке и обхватила колени руками. Нет, она вовсе не плакала, хотя ей очень этого хотелось, но она должна была держаться, ей просто отчего-то стало очень больно. Сердце словно сжали в кулаке и не хотели отпускать. Было больно…
Прошло, наверное, около десяти минут, прежде чем Мари более или менее успокоилась и перестала дрожать. В этот момент чья-то рука коснулась её плеча. Девушка резко вскочила и уже собиралась сказать что-нибудь грубое, но во время поняла, что это всего лишь Мия… Всего лишь… И когда она начала так думать о своей, пусть и сводной, но всё же любимой сестре? Всего лишь Мия… Появилось какое-то разочарование.
- Мия… Это ты… - сказала Мари, подходя ближе к сестре.
- А ты кого-то ещё ждёшь?
- Нет… Я уже встретила… Не важно… Так что ты хотела?
- А ты не догадываешься? – И снова холодные нотки в голосе. Как же часто она слышит их в последнее время и использует сама…
- Нет.
- Ты опять пропустила репетицию, Марисса!
- Я знаю… Подожди, не начинай читать мне лекции, не надо. На этот раз у меня действительно уважительная причина.
- Какая же?
- Я была в больнице…
- С тобой что-то случилось?! – Голос Мии резко поменялся и вместо прежнего холода, Марисса услышала искреннюю озабоченность.
- Да… То есть, нет… В общем, не важно... – сказала Марисса, а потом добавила. – Знаешь, Мия, я пока что не буду появляться на репетициях… Я буду репетировать сама.
- Почему? – удивилась сестра.
- Не важно…
- Черт возьми, Марисса, почему ты не можешь нормально ответить на мои вопросы?! Я только и слышу, что «Не важно» или «Это тебя не касается»!!! Неужели тебе не надоело держать все это в себе?! Я же вижу, что тебе плохо! Неужели ты не заметила, как ты изменилась? Ты перестала быть собой! Марисса, в конце концов, я же твоя сестра!!! – вскипела Мия. А Марисса лишь подняла свой отрешённый взгляд от пола и сказала
- Ну и что… - затем она резко развернулась и пошла прочь. Снова.
- Марисса, Марисса, что же ты с собой сделала… - прошептала Мия, у которой в уголках глаз появились маленькие слезинки.
***
Пабло Бустаманте не спеша вошёл в комнату, которую он делил с Гвидо, Томасом и Рокко. Усевшись на свою незаправленую кровать, он обхватил голову руками и глубоко вздохнул. Ему было тяжело и противно. Противно от самого себя. От своих поступков. От своего поведения. Порой он сам не понимал мотивацию своих действий, но, несмотря ни на что, Пабло был уверен в том, что на этот раз он поступает правильно, хотя это и причиняет ему боль…
Отпустив нывшую голову, Пабло поднялся с кровати и залез в передний карман своих джинсов, достав оттуда скомканный лист, который на самом деле являлся фотографией. На этом фото он нежно обнимал Мари и смотрел на неё влюблёнными глазами, а она отвечала ему тем же.
Фотография была сделана два месяца назад в тот день, когда Пабло сделал Мариссе…предложение…
При воспоминании об этом, на лице у него появились слёзы, ему стало ещё больнее… Он с силой сжал кулаки, пытаясь совладать со злостью и желанием разнести комнату в пух и прах. Фотография снова превратилась в ничтожный клочок бумаги. Немного успокоившись, Пабло уверенно подошёл к мусорному ведру, которое стояло под его столом, и хотел было выкинуть в него фото из прошлого, но в тот момент, когда он уже практически сделал это, в его сердце закрался какой-то непонятный страх…
Снова сжав фотографию в кулаке, Пабло засунул её обратно в карман...

***
В дверь комнаты Бустаманте, Фуентас-Эчагуе, Лассена и Эскурры постучали. Находящийся в этот момент в комнате Пабло не сразу услышал стук, так как за прошедший час успел уснуть. Стуки становились всё громче и громче. Поднявшись с кровати и протерев глаза, Бустаманте услышал голос стоящего за дверью человека.
- Пабло, открой, это я – Мия! Мне нужно с тобой поговорить! Открой! Пабло, если меня увидит здесь Блас…
- …то тебя снова накажут, не так ли? – сказал Пабло, открывая дверь и впуская подругу внутрь.
- Именно…
- Надо меньше гулять по половине мальчиков, Миита, что-то ты совсем распустилась, – с насмешкой в голосе проговорил он.
- Прекрати! Я вовсе не об этом пришла с тобой говорить, Пабло.
- Неужели?! Тогда о чём?
- О Мариссе…
- Зря стараешься! Я не намерен о ней разговаривать! – воскликнул он.
- Но, Пабло… Ты же видишь, что с ней что-то не так… Поговори с ней, пожалуйста! Я очень тебя прошу!
- Сама и поговори, мне не о чём! – так же жёстко ответил он.
- Она не хочет со мной говорить… Она постоянно убегает и говорит, что это не моё дело… - присев на кровать Томми, сказала Мия.
- Это действительно так…
- Что?
- То, что это не твоё дело, Мия.
- Пабло. Как же ты не понимаешь, она же моя сестра, чёрт возьми, я безумно за неё волнуюсь!!! Я не понимаю, что с ней! Она перестала…радоваться, улыбаться, смеяться! В её глазах больше нет того блеска… Она стала другой… Холодной…
- А мне-то что?
- Как это что? – возмущённо воскликнула Миита, вскочив с кровати. Она начинала злиться. – Как это что, Пабло?! Ты в ответе за неё, понимаешь, в ответе!!!
- Чего? Я?! Что ты несёшь, Мия?!
- Да как ты вообще смеешь, Пабло? Это всё из-за тебя! Она стала такой после вашего разрыва! Ты в ответе за неё, Бустаманте! А если она решит броситься с крыши, например, неужели ты не будешь чувствовать свою вину?!! – парировала Миита.
- Мия, что за глупости ты говоришь? Какая крыша? Причём здесь Марисса? Она никогда не сделает этого!
- Прежняя Мари не сделала бы, а сейчас… Кто знает… Подумай об этом, Пабло… Поговори с ней… Ты, и никто другой, в ответе за нашу Мариссу! Поговори с ней… Ради неё… Ради меня… Или хотя бы ради группы...
Мия ушла из комнаты, оставив Пабло в раздумьях. Он же, вновь рухнув на свою кровать, прошептал:
- Чёрт… А ведь Колуччи кое в чём права…
***
Марисса, как обычно, сидела на любимом подоконнике в спальне девушек. Но на этот раз её взгляд был направлен вовсе не в сторону окна, а в альбом для рисования, который лежал прямо перед ней. В руках у неё был хорошо заточенный полосатый карандаш, который Мари постоянно подносила к губам и покусывала. Это было ещё одной её вредной привычкой только, в отличие от кусания губ, безобидной
События сегодняшнего дня вдохновили её на создание рисунка. Девушка ещё толком не представляла себе, что это будет, но её руки своевольно начали что-то изображать на чистом альбомном листе. Рука двигалась легко, прочерчивая на бумаге то плавные, то резкие линии. Мари была полностью поглощена процессом рисования. Она всегда погружалась в него с головой, собственно говоря, точно так же как и в музыку…
Рисовать она начала около года тому назад, на каникулах. Тогда они с Пабло были ещё вместе и поехали отдыхать в небольшой, но безумно романтичный город Аргентины, который располагался на морском побережье. Там, под влиянием любви, воздуха, моря и романтики, Марисса нарисовала свой первый рисунок, выполненный в простом карандаше. На нём была изображена, целующаяся на берегу моря, влюблённая пара. И, несмотря на то, что рисунок получился не цветным, выглядел он просто потрясающе. Мари сумела передать все эмоции и чувства через обыкновенный белый лист бумаги. После этой поездки Марисса и начала заниматься рисованием. Все её рисунки всегда были чёрно-белыми, она никогда не рисовала ни красками, ни цветными карандашами, ни какими-либо другими специальными средствами, только простой карандаш был её вечным спутником. И об этом её неожиданном увлечении знал только Пабло, больше никто. Лишь ему она не боялась показать свои рисунки, лишь ему она полностью доверяла, хотя, наверное, доверилась бы и сейчас, но…
После того как они расстались, рисунки Мари стали более глубокими, но в них всегда прослеживались холод, боль и одиночество, всё то, что ощущала на протяжении уже нескольких месяцев сама девушка. Но, так как никто из окружающих её людей никогда не видел её творений, никто и не знал того, что творится в душе у Мари…
На миг, оторвавшись от своей работы, Марисса бросила взгляд на небо и увидела падающую звезду, но желание загадывать не стала, а лишь снова обратила своё внимание к листу бумаги, лежащему перед ней, и судорожно начала наносить на него новые линии.
Когда на листе стало уже более или менее вырисовываться лицо девушки, Марисса бросила взгляд на свои наручные часы и, ухмыльнувшись, прошептала:
- Хм… Надо же, сегодня несколько раньше… Всего-то 4:30… Я определённо делаю успехи.
После этого Мари закрыла альбом, слезла с подоконника и отправилась спать.
***
Первая половина следующего дня пролетела на редкость спокойно для Мариссы. К её удивлению, к ней больше не подходила Мия с требованиями объяснить ей своё поведение, она лишь бросала на неё озабоченные взгляды и изредка недовольно покачивала головой.
После окончания занятий Мари отправилась в своё любимое место, туда, где они пару лет тому назад постоянно репетировали с Erreway, в вагончик, который за эти годы так и остался стоять на территории колледжа. Марисса в последние месяцы стала частым посетителем этого места. Она здесь размышляла, рисовала, репетировала и просто от всего и всех отдыхала.

***
Другой же ученик пятого курса, а именно Пабло Бустаманте, после окончания занятий пытался скрыться куда-нибудь от какой-то четверокурсницы. Она решила, что после того, как они один раз переспали, она может называть его своим парнем, хотя для самого Пабло это была лишь очередная «девушка на ночь». В его постели за последние два месяца побывала, наверное, почти вся женская половина колледжа, и ни с одной из них у Пабло не было ничего больше одной ночи. Наверное, таким способом он пытался разрядиться и успокоиться. И вот после очередного «ночного приключения» девушка, кажется, её звали Андреа, донимала Пабло разнообразными вопросы, не замечая, что тот постепенно начинает раздражаться и отвечает её холодным и жёстким голосом.
- Паблитто, ну, ответь же мне, когда мы пойдём с тобой в клуб, который недавно открылся? Когда? Пабло, я так рада, что стала твоей девушкой! Ты не представляешь, как я счастлива! – без умолку болтала Андреа.
- Прекрасно представляю… - выдавил Пабло. – Вот только…
- Знаешь, мои подруги говорили мне, что ты просто используешь меня, что я лишь очередная девушка на одну ночь…
- Так и есть. – Четко. Жёстко. И совершенно холодно сказал Пабло, встал с дивана и вышел вон из комнаты отдыха, оставляя очередную девушку предаваться своему горю. Ему совершенно не было её жаль.
«- Я никому ничего не обещал, по-моему, пора это уже усвоить», - подумал он про себя.
- Бустаманте, ты не знаешь где Андраде? – вывел из задумчивости его чёй-то голос. Обернувшись, Пабло увидел Бласа, но останавливаться не стал, а пошёл дальше.
- Бустаманте, я к тебе обращаюсь! – не унимался староста, но Пабло не обращал на него внимания и продолжал свой путь в спальню парней.
- Бустаманте!!!
- Чего тебе надо?! – не поворачиваясь, но, остановившись, спросил Пабло.
- Где Андраде?
- Я не знаю.
- Ты лжёшь, ты прикрываешь её!
- Фак, Эрредия, ты, что издеваешься надо мной, да? Тебе не надоело при любом удобном случаю задавать МНЕ этот идиотский вопрос?! Я не знаю где Марисса, не знаю! Более того, я даже знать этого не хочу, понимаешь? Мне глубоко на неё наплевать!!! – сорвался Пабло, а затем резко открыл дверь и скрылся в спальне. А Блас, довольно улыбнувшись, пошёл прочь.

***
Марисса лежала на кровати в вагончике, когда на её мобильнике сработало напоминание. Какая-то противная мелодия заполнила всё пространство, и Мари быстро выключила звук, посмотрев на экран телефона.
- Ах, я же совсем забыла о больнице! – воскликнула она, вскакивая с постели и судорожно собирая в рюкзак коробочку простых карандашей, альбом для рисования, ежедневник, в котором изредка Марисса записывала свои мысли, и старенький CD-плеер. Затем, вытащив из кармана ключи, Мари, накинув на себя пальто, вышла из вагончика и, закрыв дверь на замок, поплелась в сторону колледжа, по пути набирая на телефоне номер матери.
- Алло! – спустя три длинных гудка она услышала голос Сони в трубке.
- Привет. Мам, у меня к тебе просьба…
- Мариссита, доченька моя, как же я рада тебя слышать, как у тебя дела, моя милая?! – счастливо воскликнула Соня, обрадовавшись голосу дочери.
- Всё хорошо, мам. Так ты выполнишь мою просьбу?
- Просьбу? Какую?
- Мне нужно разрешение на выход из колледжа…
- Куда?
- В больницу…
- ЧТО?! В БОЛЬНИЦУ, С ТОБОЙ ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ?! МАРИССИТА, МИЛАЯ МОЯ!!! – испугалась Соня.
- Да ничего не случилось, мам, успокойся, я просто решила провериться и вчера сходила к врачам, а сегодня мне нужно забрать анализы, вот и всё. Ничего серьёзного, правда.
- Правда? Ну, тогда ладно. Я пришлю к тебе Питера с разрешением, он тебя и отвезёт в больницу, а потом ты передашь ему свои анализы, чтобы я удостоверилась в том, что с тобой всё хорошо!
- Ну, нет! Я прекрасно дойду до больницы сама без помощи Питера! И не буду я показывать тебе никакие анализы! И вообще, зря я тебе позвонила, я и забыла какая ты дотошная и, что не доверяешь собственной дочери! – закричала Марисса и выключила телефон. – Сама справлюсь! – буркнула она себе под нос и отправилась в здание колледжа.
Как только Мари вошла в холл Elite Way School она наткнулась на вездесущего Бласа.
- О! Какие люди посетили нас! Андраде, я как раз искал Вас!
- Чего тебе от меня опять нужно, Блас? – вздохнула Мари, предчувствуя не особо приятные минуты общения со старостой.
- Ничего особенного, дорогая, всего лишь хотел узнать, где ты была и почему снова не явилась на урок физкультуры?
- Тебя не касается, где я была, Блас…
- Ошибаешься, Андраде. Если бы ты ушла из колледжа после окончания занятий, то мне было действительно всё равно, но так как ты покинула стены этого здания до того, как закончился последний урок, меня не просто касается, где ты была, я обязан узнать это и…доложить директору.
- Я была на территории колледжа, Блас…
- Почему ты отсутствовала на уроке, Андраде? Может быть, тебе вновь было нехорошо? Но, кажется, вчера я сказал отправиться, в таком случае, в больницу и принести мне справку, разве не так?
- Так, и знаешь, как это не странно, я действительно отправилась в больницу.
- Неужели?
- Представь себе.
- Восхитительно, Андраде, а теперь я прошу предъявить мне документ, в котором говорится о том, что Вы освобождены от занятий физкультуры. У Вас, я надеюсь, он имеется?
- Ну… Не совсем…
- Ха?! Как это понимать «не совсем»?
- Дело в том, Блас, что я должна сегодня снова отправиться в больницу и получить анализы, и в том случае, если у меня найдут что-то такое, что будет запрещать мне заниматься физкультурой, я вернусь со справкой.
- Замечательно. Вот только, кто тебе сказал, что: во-первых, я поверю твоим словам, а, во-вторых, отпущу тебя одну? Так как я уверен, что разрешения у тебя нет!
- С чего ты взял, что у меня нет разрешения? – вспыхнула Марисса.
- Никто не звонил и не приезжал сюда ни от имени Сони Рей, ни от имени Франко Коллучи.
- Хорошо-хорошо, ты прав у меня нет разрешения, но ты ведь выпустишь меня, как вчера?
- Нет.
- Но почему!!! Ты не имеешь права не выпустить меня в больницу!
- Почему это не имею? Ещё как имею, тем более что никто не сможет за тебя поручиться и сказать, что ты действительно собираешься идти в больницу, а не куда-нибудь ещё, – парировал Блас, с самодовольной улыбкой на лице. Ему явно нравились перепалки с Мариссой.
- Я могу поручиться за неё! Я знаю, что она идёт в больницу! – неожиданно услышали они голос, доносившийся с большой лестницы. Глаза Мариссы превратились в огромные блюдца, когда она увидела человека, который спускался вниз. Это был Пабло. Пабло Бустаманте. Невольно ахнув, Марисса еле устояла на ногах, благо позади неё была стена, на которую она, тяжело дыша, облокотилась.
- Ты?! – удивлённо воскликнул Блас, и непонимающе прошептала Марисса, обращаясь к Бустаманте, который уже спустился и стоял рядом с ними.
- Именно, а тебя чем-то не устраивает моя кандидатура? – обратился Пабло к Бласу, не обращая, ровным счётом, никакого внимания на стоявшую около стены Мариссу.
- Да… Хм… Ну, в принципе ничем… - придя в состояние, равновесия ответил Блас.
- Замечательно. В таком случае, ты отпустишь её? – он небрежно махнул рукой в сторону Мари.
- Несомненно, но… - сладко протянул Блас и перевёл взгляд с Бустаманте на Андраде и обратно. В его голове явно созрела восхитительная, по его мнению, мысль, которую он поспешил озвучить. – Но вам придётся пойти с ней, Бустаманте!
- ЧТО?! – одновременно воскликнули Пабло с Мариссой.
- Вас что-то не устраивает?
- Д-да… - дрожащим голосом сказала Мари.
- Нет, Блас, конечно же, нет. Вот только объясни, почему я должен идти с ней.
- Ты поручился за неё?
- Верно.
- Так вот, теперь ты пойдёшь вместе с ней и проверишь, действительно ли она пошла в больницу, а затем приведёшь её обратно, дабы сеньорита нигде не смела задержаться. А потом, как никак, на дворе уже темно, и если с Андраде что-нибудь произойдёт, то отвечать придётся мне, а меня вовсе не радует такая перспектива. Так что, у тебя есть возражения?
- Нет…
- Зато у меня есть! – уже абсолютно уверенно сказала Марисса. – Я не намерена никуда с ним идти!
- Хорошо, я вас и не заставляю, но в таком случае вы вообще никуда не пойдёте!
- Но…
- Никаких «но» Андраде! В последнее время Вы и так позволяете себе слишком много вольностей! Так что-либо Вы идёте в сопровождение Бустаманте, либо отправляетесь в женское крыло к своим подругам.
- Хорошо… Я согласна… Я…пойду с ним…
- Вот и замечательно… - улыбнулся староста и, проводив их до выхода, отправился по своим делам, оставив Мари и Пабло, в компании друг друга.

***
На улице было серо, слякотно и безумно противно, когда Пабло Бустаманте и Марисса Андраде оказались за пределами колледжа. Хоть, по идее, они шли и вместе, догадаться об этом было очень сложно, потому что Марисса держалась на довольно-таки значительном расстоянии от Бустаманте, находясь, то позади него, то впереди. Она старательно избегала его, хоть и редких, взглядов. Внутри неё всё словно держалось на тоненьком волоске и от каждого нервного вздоха, а таким являлся практически каждый её вздох, всё так и норовило оборваться и рухнуть. Она боялась его. Его присутствия рядом с собой. Ей было неуютно. Она чувствовала невероятный дискомфорт. Но, так как она всё ещё оставалась Мариссой Андраде, она тщательно пыталась не показывать своего состояния, хотя была практически уверена в том, что Бустамаманте и так всё знает.
Пабло же вёл себя абсолютно спокойно. Несколько раз он направлял свой взгляд в сторону Мари, но лишь, для того чтобы убедиться в том, что она всё ещё идёт. Он чувствовал её напряжение. Он знал, в какое состояние её приводит его присутствие. Знал и, по истине, наслаждался этим.
Естественно, что за всё то недолгое время, которое они провели вместе, на пути в больницу, они не сказали друг другу не единого слова. Да, собственно говоря, учитывая гордость обоих, ожидать иного не имело никакого смысла. Так, в полном молчании и, не замечая друг друга, она дошли до больницы.

***
Войдя в раздвигающиеся двери здания, в котором располагалась больница, они подошли к столу информации, за которым сидела очень привлекательная блондинка, что, естественно, не смогло ускользнуть от опытного взгляда Бустаманте. Глаза его загорелись огоньком и, широко улыбнувшись, при этом, не забыв косо взглянуть на Мари, Пабло обратился к девушке, которая уже и сама заметила его.
- Здравствуйте, моё имя Пабло Бустаманте. Но Вы можете называть меня просто Пабло, – сладко, растягивая каждое слово, сказал он.
- Очень приятно, Маргарита, – девушка ослепительно улыбнулась.
- Моя знакомая – он небрежно махнул рукой в сторону Мариссы, – пришла за анализами, которые сдавала ещё вчера.
- Знакомая… - Её улыбка стала ещё более ослепительной, а затем она, махнув головой, обратилась к Мариссе. – Ваше имя, пожалуйста.
Но Мари, которая всё ещё находилась в состоянии лёгкой прострации и была возмущена поведением Бустаманте, не услышала её вопроса, и продолжала стоять, уставившись в одну точку.
- Сеньорита? – вопросительно спросила Маргарита, но взгляда от Пабло так и не оторвала.
- Андраде!!! – крикнул Пабло на ухо Мариссе, повернувшись к ней.
- А? Что?… - сразу не сообразила она.
- У тебя имя спрашивают! Ты, что разучилась разговаривать?! От испуга… - последнюю фразу он добавил шёпотом, так что Мари её и не услышала, а затем Бустаманте вновь кинул оценивающий взгляд в сторону Маргариты.
- Моё имя Марисса Андраде.
- Андраде… Сейчас посмотрим… - Девушка взглянула на монитор компьютера. – Да, вот, доктор Арана ждёт Вас, идите займите очередь. Её кабинет номер пятнадцать. Находится вон там… - Она махнула рукой в сторону небольшого коридорчика с левой от неё стороны. Оттуда прекрасно можно было разглядеть то, что происходит у стола информации. Марисса, ни разу не взглянув на Пабло, отправилась к кабинету. А сам Бустаманте остался около девушки.

***
Мариса сидела на стуле около кабинета врача, изредка поглядывая на Пабло, продолжавшего кадрить блондинистую Маргариту, которая, в свою очередь, вовсе не сопротивлялась. В тот момент, когда Бустаманте потянул девушку, по всей видимости, в пустой медицинский кабинет с улыбкой чеширского кота на лице, Мариссу позвала в кабинет доктор, и ей ничего не оставалось кроме как зайти в комнату.
***
Мари покинула кабинет примерно через пятнадцать минут. На её лице ясно выделялось состояние некой озабоченности и смятения. Не увидев нигде по близости Бустаманте, она сначала обрадовалась и решила пойти в колледж без него, но потом вспомнила о Бласе, который обязательно поинтересуется его отсутствием, и отправилась на поиски «пропавшего». Причём, о том, что Паблитто завалился с Маргаритой в пустой кабинет, Мари забыла, так как в её голове появились новые и более серьёзные проблемы. Тяжело вздохнув, она пошла осматривать коридоры больницы, заглядывая в комнаты, около которых не было очередей.
Таких комнат было не очень много, по крайней мере, на первом этаже. Всего три штуки. Заглянув в первые две, Марисса обнаружила лишь пустой и тёмный кабинет, а вот за третьей дверью явно кто-то был, потому что чем ближе она к ней приближалась, тем отчётливее она слышала нечленораздельные звуки. Эта комната находилась в самом конце практически полностью пустого коридора. Подойдя к ней совсем близко, Марисса отчего-то замешкалась и захотела уже развернуться и пойти обратно, когда отчётливо услышала голос Пабло:
- Вот так… Хорошо…
По телу Мари пробежала мелкая дрожь, которая, в принципе, ничего хорошего не предвещала. Отчего-то глубоко вздохнув, она открыла дверь, ведущую в комнату, и внутри неё от увиденного словно оборвалось что-то очень важное.
Посреди кабинета стояла больничная кушетка, на которой, спиной к двери, сидела полуобнажённая Маргарита, обвивая своими ногами бёдра Бустаманте. Пабло же, на котором уже отсутствовала рубашка, блуждая по телу девушки своими руками, целовал шею Маргариты. Он стоял лицом к двери, но Мариссу заметил не сразу. Когда же это произошло, по его лицу не пробежала даже тень удивления, он предполагал, что всё именно так и будет. Они встретились друг с другом взглядами, причём Бустаманте, на миг оторвавшись от шеи девушки, ещё и хищно улыбнулся. Зрительный контакт продолжался не больше двух секунд, после чего Мари прошептала что-то вроде «Извините», и с уже выступившими слезинками закрыла дверь, а затем быстро выбежала из здания больницы. На улице снова был дождь, но сегодня он вовсе не радовал её.
Пабло изначально знал, что она убежит, и мчаться за ней вовсе не собирался. Но что-то в её последнем взгляде обеспокоило и задело его. Быстро оттолкнув от себя ничего не понимающую Маргариту Пабло, на ходу надевая рубашку и хватая куртку, выбежал из комнаты, а затем и из самой больницы…

 
MarizzEllaДата: Суббота, 29.05.2010, 17:50 | Сообщение # 3
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Глава третья.
«Между мною и тобою…» или «Тайна для трио».

«Между мною и тобою счастье, любовь, одиночество, мука…»
(Елена Терлеева «Между мною и тобою».)

Он нашёл её всё в том же парке. Промокшая и озябшая она сидела, обхватив колени руками, на мокрой скамейке под огромным деревом. На его удивление она не плакала. А может быть, слёзы успели перемешаться с многочисленными каплями сурового дождя. В принципе, его вообще это мало интересовало. Он сделал несколько больших шагов вперёд и, остановившись прямо перед ней, накинул на неё её же пальто, которое было благополучно забыто в больнице. Она вздрогнула, когда тяжёлая и тёплая ткань, коснулась её тела, но поднимать голову не стала, а лишь сильнее прижала голову к ногам. Ничего другого Пабло и не ожидал. Слегка улыбнувшись, он сел рядом с Мариссой. Почувствовав тело Бустаманте в непосредственной от себя близости, у Мари сработал защитный рефлекс, и она машинально отодвинулась от него на самый край и без того небольшой скамейки. Так они и сидели, не проронив не единого слова. Полную тишину нарушали лишь звуки, немного успокоившегося, дождя и их нервное дыхание. Вокруг них, в воздухе, летало огромное напряжение, которое в любую секунду могло взорваться.
- Зачем ты всё это делаешь? – Уже привычным, холодным голосом произносит Бустаманте. Марисса молчит и продолжает смотреть на дорогу, наблюдая за тем как капли вечернего дождя разбиваются о серый асфальт.
- Я к тебе обращаюсь, Андраде! – Начинает злиться Пабло, но Мари продолжает молчать, а Бустаманте, тем временем, сокращает и без того маленькое расстояние между ними. Мари не выдерживает, встаёт со скамейки и убегает прочь от него в сторону колледжа, при этом с её плеч спадает пальто, которое, через несколько секунд, оказывается в руках, бегущего за девушкой, Пабло.
Пробежав около пятисот метров, Марисса подумала, что Бустаманте наконец-то отстал от неё и она может медленно и спокойно преодолеть оставшееся расстояние до колледжа. Но не тут-то было! Как только девушка остановилась, для того чтобы немного отдышаться, появившейся непонятно откуда, Пабло мгновенно вцепился ей в руку и с силой впечатал её хрупкое, промокшее до нитки, тело к ближайшему дереву. Мари задрожала. Бустаманте ухмыльнулся, сильнее прижался к девушке своим телом и, немного наклонив свою голову, шепнул ей на ухо спокойным голосом:
- Боишься?
- Нет! - резко выдохнула Мари и попыталась оттолкнуть его от себя.
- Неужели? – ухмыльнулся Бустаманте и положил свою левую руку на талию девушки.
- Отпусти меня… - тихо сказала Мари, вздрагивая от его прикосновений.
- В честь чего?
- Отпусти! – выкрикнула Марисса и впервые за сегодняшний вечер посмотрела Бустаманте в глаза.
- А то что? – С интересом уставился он на неё, продолжая блуждать одной рукой по её телу. – Закричишь? Ударишь? Что ты сделаешь, а, Андраде? Давай вперёд! Я с удовольствием на это посмотрю!
- Я… Я… - Растерялась Марисса, оглядывая окрестности. Парк был пуст, поэтому кричать не было смысла. Ударить Бустаманте тоже не выйдет, слишком крепко он её держит.
«Что же делать?» - Промелькнуло у неё в голове. А затем взгляд девушки коснулся той его руки, которая не блуждала по её талии и она выпалила то, что первое пришло её в голову, надеясь перевести так называемый разговор в другое русло:
- Отдай пальто!
- Что? – Не понял Пабло.
- Отдай пальто, идиот!
- О, ну надо же, мы осмелели, да ещё и хамим! Какое чудо!
- Заткнись! – Выкрикнула Марисса, пытаясь сдержать дрожь в голосе. Ей было очень тяжело разговаривать с ним таким образом сейчас, хотя, когда-то давно это и являлось традицией. – Отдай мне пальто!
- И не подумаю. – Всё так же размеренно холодно и спокойно сказал Пабло, а затем завёл руку, в которой находилось её пальто, себе за спину и продолжил: – Сама возьми. – И заметив в её глазах страх, язвительно добавил – Или ты…боишься?
__________________
- И не подумаю. – Всё так же размеренно холодно и спокойно сказал Пабло, а затем завёл руку, в которой находилось её пальто, себе за спину и продолжил: – Сама возьми. – И заметив в её глазах страх, язвительно добавил – Или ты…боишься?
Его руки блуждали по её тело, доставляя одновременно боль и наслаждение. Девушка знала, что если это будет продолжаться, она не выдержит. Сдастся. Нельзя. Надо что-то сделать. Что?
Она нашла единственный выход. Поцелуй. Марисса прикоснулась своими губами к его губам, а руками попыталась дотянуться до своего пальто. Но он не дал. Он всё понял и ещё сильнее впечатал её в дерево. Пальто упало на землю. Его руки держали её руки над головой. Она пыталась вырваться. Не могла позволить. А Пабло смотрел на неё глазами победителя. Ехидно. Хищно. Такой взгляд причинял Мариссе ещё больше боли, пронзая насквозь.
Она пыталась вырваться. Но его сильные губы не отпускали её. Он целовал и смотрел. Когда же Бустаманте наконец-то отпустил её губы, девушка услышала его колющие слова:
- Ты сама этого хотела. Я не заставлял. Я предупреждал тебя ещё тогда, в учительской. Захочешь – обращайся. – Жёстко сказал он и начал стягивать с Мари одежду.
Дура! По телу девушки пробежала мелкая дрожь. Он уже не держал её руки, но они всё так же были над головой. Голова загудела. Сердце практически перестало биться…
А потом щелчок, и сработал защитный рефлекс. Губы сами, без воли хозяйки, прошептали:
- Я беременна…

***

Колледж. Мануель и Мия сидят в библиотеке друг против друга и готовятся к экзамену по истории.
- Я не понимаю. – Тяжело вздыхает девушка. Ману поднимает голову от учебников и удивлённо смотрит на неё.
- Что не понимаешь? Историю?
- Какую историю? А… Да нет, я не об этом.
- О чём тогда?
- Марисса. Я не понимаю её. – Хмурится Мия.
- Мари… Знаешь, в этом здании нет ни одного человека, кто бы её понимал. И это единственное, что осталось от неё прежней. – Сказал Мануель.
- Ты не прав. Один точно есть! Я уверена. – Возразила девушка.
- Бустаманте? Он единственный, но тоже ничего не скажет.
В комнату вошла Вера и, присев рядом с Ману, сказала:
- Привет всем. Мануель, пойдём прогуляемся! Нельзя так много заниматься!
- Хорошая идея, дорогая, пошли. – Улыбнулся он и поцеловал свою девушку. Затем, поднявшись из-за стола, обратился к Мии:
- Мия, как бы мы не хотели, сейчас мы не можем им помочь. Мне почему-то кажется, что они сами должны разобраться. По крайней мере, пока они сами не захотят нашей помощи.
- Наверное, – пожала плечами Мия, - но я всё равно волнуюсь.

***

- Тьфу ты, весь кайф испортила! – Разозлился Бустаманте и отошёл от Мариссы. Он не удивился. Не был шокирован. Или просто умело всё это скрывал.
- Мне то это зачем знать?! – Сжав руки в кулак, спросил он. – Ему надо рассказывать, а не мне!!! – Он поднял с земли её пальто и кинул её. – Одевайся, я должен отвести тебя в колледж!
- Пабло, я должна… - Попыталась сказать она.
- Заткнись Андраде! Мне глубоко на тебя плевать, слышишь?! Плевать!!! На тебя и на твою грёбанную жизнь! Я жду, не дождусь, когда пройдут эти последние два месяца, и я больше никогда тебя не увижу!!! – Кричал он на весь парк. – Что ты стоишь?! Одевайся, я сказал!
Но Мари прошептала ещё одну фразу, которая всколыхнула воздух, находящийся между ними, сильнее, нежели его крик.
- Я не уверена, что это Его ребёнок. Возможно он твой. Я не
- При чём здесь я? – Холодно спросил блондин.
- Учительская. – Снова шёпотом выдавила девушка.
- Чёрт! – Выругался молодой человек и ударил сначала ногой по дереву около которого они так долго стояли, а потом и кулаком. Затем, резко выдохнув, развернулся и направился в сторону колледжа.
- Ты куда? – Не поняла Марисса.
- Шевели ножками, Андраде! Я не намерен тухнуть здесь всю ночь. Я хочу быстрее сдать тебя Бласу и отвалить спать! Холодно. – Не оборачиваясь, крикнул Пабло.
Она не стала спорить. Поняла. Почувствовала.
По дороге в EWS они не проронили больше ни словечка.
***
В колледже их встретил Блас. Пабло, ничего не сказав, сразу же направился наверх. Староста его не останавливал.
- Ну, где Ваша справка, сеньорита? – Ехидно спросил он.
- Держи. – Протянула она ему скомканную промокшую бумажку.
Кое-как её развернув, Эрредия принялся читать. Через пару секунд его глаза округлились и стали похожи на блюдца. Вот он был шокирован совершенно точно.
- Ч-что это?!
- Ты и сам всё видишь, Блас.
- Кто отец?
- Я не знаю…
- Чёрт!
- Ты сам виноват. Всего этого могло бы и не быть… - Прошептала она и направилась в сторону своей комнаты.
- Куда ты собралась, Андраде?
- Я устала.
- Только попробуй проболтаться! Слышишь?!
- Я не дура.
Всё так же шёпотом.
Заболели ресницы.
***
Наступили выходные. Колледж опустел и затих. Остались только те, кто хотел хорошо подготовиться к экзаменам, кому некуда было ехать и кто просто захотел остаться. Царившая в здании тишина непривычно резала по ушам. Было странно ходить по опустевшим коридорам, не натыкаясь на несчастных первокурсников. Колледж молчал.
В комнате, которой жила Марисса тоже было тихо и пусто. Все соседки разъехались. Она вот уже целые сутки сидела на подоконнике и рисовала, периодически поглядывая в окно. С того дня как Пабло и Блас всё узнали прошло уже два дня. За эти дни ни того ни другого Марисса больше не видела. Несколько раз в день к ней неуверенно заглядывали Мия или Мануэль чтобы узнать не нужно ли ей чего-нибудь. Марисса лишь отрицательно покачивала головой. Она ощущала себя какой-то больной и немощной, но ругаться и спорить не хотела.
Вечером субботы, когда её рисунок был практически завершен в комнату, не постучав, вошёл Пабло.
- Дай мне их. – Сказал он, присаживаясь на краешек именно её кровати. Она, оторвав взгляд от окна, непонимающе посмотрела на его лицо, но так как в комнате было темно, ничего разглядеть не смогла.
- Что? – Хрипло спросила Марисса. Голос был севшим оттого, что она долго не разговаривала.
- Свои рисунки. Я положу их к остальным.
- Зачем?
- У нас же договор. В конце каждого месяца, забыла?
- Но… Но это же было давно…
- Всего лишь месяц назад.
- Мы же расстались…
- И что? Я обещал держать их у себя, чтобы никто не видел. Я всегда сдерживаю обещания…
Он был груб, но не так как раньше. Что-то изменилось или ей просто хотелось в это верить. На самом деле, она уже и сама забыла, что просила его держать рисунки у себя, пока она не решится показать их кому-нибудь ещё, и она не как не могла ожидать того, что он сам это помнит. Мари ждала его прихода. Готовилась к разговору о сложившейся ситуации, подбирала слова и реплики, собиралась внутренне. А он пришёл только для того, чтобы сдержать какое-то глупое обещание. В этот момент она почувствовала, что их действительно очень многое связывает. Слишком многое.
- Я принесу их на завтрашнюю репетицию. – Прошептала девушка. В очередной раз, слова слетели с губ, совершенно спонтанно.
- Ты собираешься придти?
- Да…
- Как хочешь. Время обычное. Место тоже. – Произнёс он, вставая. А потом, прежде чем выйти из комнаты, добавил: - Тебе нужно больше спать.

Жду Ваших отзывов. И обещаю больше не пропадать так сильно, по крайней мере до мая я здесь. Кстати появилась icq - можете бить меня в ней теперь. Люблю Вас. Ваша Я.
***
Бустаманте, выйдя из комнаты Мари, тяжело выдохнул и тут же заметил, стоящего около противоположной стены Бласа. За эти дни они тоже видели друг друга впервые.
- Что ты тут делаешь, Бустаманте? – Лениво, без особой заинтересованности в ответе на этот вопрос, спросил староста.
- Гуляю.
- В комнате Андраде?
- Отвали, Блас.
- Ты когда-нибудь научишься хорошим манерам? Неужели тебе никто не рассказывал, что хамить старшим некрасиво?
- Кто бы говорил о манерах Эрредия… - Зло выплюнул Пабло, сделал несколько шагов вперёд и, остановившись около старосты, продолжил: - А тебе никто не говорил, что трахать чужих девушек тоже нехорошо?
- Осторожнее на поворотах, Бустаманте… - Начал было, угрожающим тоном Блас, но Пабло перебил его.
- Ты не в том положении, чтобы угрожать мне Эрредия. Или ты хочешь, чтобы Дунофф и весь колледж узнали об ЭТОМ?
- Что ты несёшь?! – Воскликнул Блас и отошёл от Пабло на несколько шагов.
- Я всё знаю. Она мне тоже всё рассказала. Так что теперь мы втроём погрязли во всём этом… - Спокойно, без лишних, никому не нужных эмоций, сказал Пабло, удаляясь по коридору в сторону своей комнаты.
- Чёрт бы тебя побрал, Бустаманте! – Ударяя ногой стену, воскликнул Блас, а затем ушёл в противоположном направлении.
***
Сразу же после ухода Пабло, Марисса резко почувствовала невероятную усталость, которая скопилась в её организме за долгое время. Закрыв, альбом, в котором она рисовала и, спрыгнув с подоконника, девушка легла на свою кровать, не снимая одежды. Как только её голова коснулась мягкой подушки, Мари провалилась в глубокий сон.

 
MarizzEllaДата: Суббота, 29.05.2010, 17:51 | Сообщение # 4
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Глава четвёртая.
«Когда лёд тает…»

Утро было солнечным. На небе не наблюдалось ни одного облака. Пабло, который отправился в свою квартиру ещё прошлым вечером, проснулся рано. Поднявшись с кровати, он сразу же взял в руки гитару. Пабло хотел немного потренироваться в игре до репетиции, но руки, не слушаясь его, не стали играть, давно вызубренные мелодии. Они хотели нового. Вспоминая о том, что произошло между ним и Мариссой в последнее время, Бустаманте, с помощью своей гитары, явил свету новую мелодию. Пронизывающую до самых косточек. Вместе с новой музыкой на ум пришли и новые стихи. Отложив в сторону гитару, Пабло сел за стол и, схватив первые попавшиеся листок и карандаш, записал слова. После того, как была поставлена последняя точка, Бустаманте услышал звонок в дверь. Кинув взгляд на часы, он пошёл её открывать.
На пороге, смотря в пол и держа под мышкою альбом с рисунками, стояла Мари. Пабло сначала удивился, а затем вспомнил их вчерашний разговор и её обещание придти на репетицию.
- Почему ты не воспользовалась своим ключом? – Впуская девушку в квартиру, спросил Пабло. Девушка, не поднимая взгляда, переступила порог.
- Я забыла ключи в колледже. И потом, ты мог оказаться не один, я не хотела мешать. – Спокойно ответила девушка и протянула Бустаманте альбом с рисунками. – Вот они.
Пабло взял из её рук альбом при этом случайно коснулся её руки. Марисса вздрогнула, и её спокойствие резко куда-то улетучилось.
- Прекрати меня бояться, Андраде. Я не собираюсь ничего с тобой делать.
- Сколько раз тебе повторять, что я не боюсь тебя, Бустаманте!?
- Неужели? Тогда почему ты начинаешь дрожать, как только я к тебе прикасаюсь?
- У тебя… У тебя руки холодные, вот и всё. – Ответила девушка и вдруг резко почувствовала сильную боль в области живота. Она скривилась и прикоснулась к нему (животу) рукой.
- Что? – Холодно спросил Пабло.
- Я сказала… - Тяжело выдыхая, произнесла девушка. – Что у тебя холодные… Руки.
- Я не об этом. Ты вся скрючилась. Что случилось? – Стараясь удержать всё тот же тон, сказал молодой человек.
- Ничего… Сейчас… Сейчас всё пройдёт. – Прошептала она, облокачиваясь на стену, а затем ещё раз глубоко вздохнула и уже нормальным голосом сказала: - Всё. Уже отпустило.
Девушка прошла мимо него в гостиную и села на мягкий диван. Пабло хотел ещё что-то у неё спросить, но в этот момент в дверь снова позвонили, и ему не оставалось ничего кроме как пойти и открыть её. Но решил, что не позволит сегодня Андраде уйти из его квартиры, пока она всё ему не объяснит.
***

Было много свечей. На диване лежала девушка. Она будто бы спала.
Репетиция закончилась, не успев даже толком начаться. Мариссе резко стало плохо. Она схватилась за живот и медленно сползла по стенке на пол.
- Не надо врачей… - Выдохнула она прежде чем отключиться.
Пабло еле-еле удалось выпроводить из своей квартиры, кричащую и паникующую Мию, которая хотела вызвать скорую и обвиняла Бустаманте в его желании убить Мари. Каким-то образом всё разрешилось: Мия и Мануель ушли, Мариссу Пабло положил на диван и укрыл тёплым пледом. Она была очень бледна, но дышала достаточно ровно. В принципе, у него были догадки по поводу её состояния, но для их подтверждения Марисса должна придти в себя.
Вечером, в квартире Бустаманте, отключили свет, и ему пришлось зажечь свечи. Марисса всё так же лежала и, по всей видимости, действительно спала. Пабло же сидел напротив неё, в кресле, и пытался что-то читать. Поняв, что ни к чему хорошему это не приводит, Бустаманте отправился на кухню готовить ужин.

***

- Мы должны, понимаешь Мануель, должны вызвать скорую!!! Неужели ты не понимаешь?! Ей же плохо!!! А что если…
- Прекрати Колуччи! – Выкрикнул Мануель и дал девушке пощёчину. Он просто уже не знал как справиться с, впавшей в истерику Мией. Она кричала, била его по груди, плакала и пыталась позвонить врачам или, по крайней мере, родителям, но Мануель, понимавший, что Пабло должен знать больше о состоянии Мариссы, не давал ей этого сделать.
- Прости, но я просто уже не знал как тебя успокоить. – Сказал он девушке. – Мия пойми, мы не вправе туда лезть. Это их отношения. Мы не знаем ничего, кроме того, что Марисса изменила с кем-то Пабло. Мы даже не знаем с кем!
- Но ей же плохо… - Тихо прошептала Мия.
- Я понимаю, что ты за неё переживаешь, более того, я сам очень взволнован её состоянием, но ты же сама слышала, что она сказала. И Бустаманте… Я уверен, он позаботится о ней, не смотря ни на что.
- Но…
- Мия, мы всё равно не можем ничего сделать. Нам остаётся только вернуться обратно в колледж и ждать.
- Ладно… - Снова шёпотом сказала Мия и, кинув последний взгляд на окна Бустаманте, пошла, вместе с Ману, в колледж.

***

Марисса проснулась. Она не сразу поняла где находится, но через некоторое время, мысли и картинки встали на место. Она приподнялась на диване и, оглядевшись, немного удивилась. В комнате было темно и на столе прямо перед ней горели маленькие свечи. Девушка подобрала под себя ноги и, получше завернувшись в плед, которым её накрыл Пабло, задумалась. Думала Марисса о том, что же её сказать Бустаманте, когда он придёт в комнату. Он же совершенно точно не отпустит её просто так. Тут в квартире раздался звук дверного звонка. Мари услышала глухие шаги Пабло. Прежде чем оказаться в коридоре, он бросил взгляд на гостиную и увидел, что девушка уже проснулась.
«- Он что решил познакомить меня со своей очередной девкой?» - промелькнуло в голове у Мариссы, а потом она услышала голос Пабло, доносящийся из коридора.
- Кто там?
- Бласс – ответили с той стороны двери.
- Эрредия, иди отсюда, я не собираюсь общаться с тобой вне колледжа. – Холодно бросил парень.
- Я знаю, что Андраде у тебя! Впусти меня. Нам нужно поговорить.
- Ага, сейчас прям. Давай, вы будете свои любовные проблемы решать где-нибудь в другом месте. – Голос Пабло стал ещё более холодным, хотя это казалось уже невозможным.
- Ты не понял меня, Бустаманте. Нам троим надо поговорить. Я не уйду отсюда, пока мы не поговорим! – Бласс начал злиться.
Щёлкнул замок и староста элитного колледжа оказался в квартире. Марисса поёжилась, она совсем не хотела ни с кем разговаривать, а уж тем более с Блассом, но выхода, увы, не было.
- Иди в гостиную. – Буркнул хозяин квартиры, показывая направление. В комнате появились два молодых человека, которые в дальнейшем сели в кресла, стоящие напротив Мариссы, всё так же сидящей на диване.
Наступила тишина. Было на столько тихо, что слышалось нервное дыхание, находящихся в квартире людей, и потрескивание горящих свечей.
- О, да у вас тут романтика… - Хмыкнул староста, указывая на свечи.
- Свет отключили. – Бросил ему в ответ Пабло. – Так о чём нам всем надо по-твоему поговорить?
- Как это о чём? О ребёнке.
Марисса внимательно всмотрелась в лицо Бласса. Находиться с ним в одной комнате было очень неуютно. Ещё более неуютно, чем с Пабло. Бласс отталкивал её по ощущениям, она чувствовала какую-то опасность, исходящую от него. Так же она предполагала, что именно сейчас скажет этот человек, но больше её интересовало то, как на это отреагирует Бустаманте.
- Так вот, - продолжил Эрредия, - я считаю, что самым лучшим решением проблемы, в сложившейся ситуации, для всех нас будет аборт.
И снова молчание. Марисса смотрела в пол, но почувствовала, как на неё смотрит Пабло. Она поняла, что он сейчас, сегодня, не скажет ничего. Он ждёт её слов. Она знала это, будто сама была не Мариссой Андраде, а Пабло Бустаманте. И снова в её голове возникла мысль о том, что они связаны друг с другом, какой-то невидимой невесомой ниточкой. Девушка сжала вспотевшие ладошки в кулаки, встряхнула головой, отбрасывая эти мысли, и, подняв голову, бросила взгляд сначала на Пабло, а потом и на Бласса. Эрредия нервничал, а Бустаманте был всё таким же неэмоциональным и смотрел на девушку холодным взглядом, который ни о чём не говорил. Марисса опять вздрогнула, а потом по её телу пробежала волна тепла и в голове, в очередной раз, что-то щёлкнуло.
- Я буду рожать. – Уверенно, пусть и не совсем понимая смысл слов, произнесла девушка. Она поняла, что так и будет. Она родит этого ребёнка и он будет только её. - И ты можешь не беспокоиться Бласс, потому что я никогда не обращусь за помощью ни к кому из вас.
Бустаманте улыбнулся про себя, ведь он знал, ну или хотя бы надеялся, что она скажет именно это. По его телу тоже прошла волна лёгкого тепла, которая, возможно, смогла чуть-чуть растопить его лёд.
- Уходи Бласс, тебе нечего здесь больше делать. – Его голос был всё так же холоден.
- Андраде должна вернуться в колледж.
- Нет, в выходные она может находиться где угодно, как и все пятикурсники. Поэтому она пойдёт в колледж тогда, когда сама этого захочет, и сейчас она этого не сделает.
- Но… - Марисса хотела что-то сказать.
- Молчи. – Жёстко прошипел Бустаманте, и девушка не стала продолжать.
- Ну хорошо, но мы ещё вернёмся к этому разговору, Андраде… И ты примешь правильное решение… - Очень тихо, чтобы никто не услышал, сказал староста.
__________________
обратно, посмотрела на парня, стоящего в дверном проёме, и задала вопрос. – Мы разговариваем?
- Возможно. Когда ты спала последний раз, Марисса?
- Что? – Мари не сразу поняла, как Бустаманте сменил тему.
- Я спросил, как давно ты спала?
- Тебя это не касается.
- Ошибаешься. Я жду ответа, Андраде. Да, и ещё меня интересует то, когда ты последний раз ела?
- Да какая тебе разница?! – вспылила девушка. – С каких это пор Пабло Бустаманте стал моей нянькой?! Я не обязана перед тобой отчитываться! И вообще, я сейчас же возвращаюсь в колледж… - Девушка выпуталась из пледа и вскочила на пол. В глазах на несколько секунд потемнело, но потом всё пришло в норму.
- Ты никуда не уйдёшь пока не ответишь на мои вопросы. – Совершенно спокойным тоном сказал Пабло. – Я что спрашиваю тебя о чем-то сложном?
- Тебя не касается моя жизнь, Бустаманте!
- Хм… Ты не права. Она не касалась меня, и я был этому очень рад, до тех пор пока ты не сказала мне, что беременна. Поэтому теперь твоя чёртова жизнь, очень даже, меня касается, но только потому что от неё зависит жизнь моего ребёнка. Поэтому я требую чтобы ты ответила мне на два простых вопроса.
- А что если это не твой ребёнок, Бустаманте? Может быть это ребёнок Бласса! Но знаешь, в любом случае, мне совершенно не нужна твоя забота! Это мой ребёнок.
Пабло сжал кулаки, но сдержался и продолжил спокойным тоном:
- Об этом мы узнаем только после его рождения. – Последние фразы девушки он решил пропустить мимо ушей.
- Боже, какого чёрта, Пабло?! Я ни о чём тебя не прошу, мне ничего от тебя не нужно, ты можешь спокойно продолжать меня ненавидеть оставшиеся два месяца. После окончания колледжа ты наконец-то сможешь избавиться от моего присутствия в своей жизни, как ты и желаешь. Просто оставь меня в покое.
- Нет.
- Почему? Не так давно ты говорил совершенно противоположные вещи…
- Ситуация изменилась, Андраде. И я не позволю, чтобы мой ребёнок рос без отца.
- Это может быть не твой ребёнок…
- Я это уже слышал. Ты повторяешься. Ответь на мой вопросы, Андраде. – Его голос стал грубым.
Марисса молчала.
- Значит, молчишь. Ну, хорошо. Тогда, на эти вопросы я отвечу сам и я уверен в том, что буду очень даже прав! Так вот ты не помнишь ни того, когда последний раз спала, ни того, когда последний раз ела, не так ли? Так. А теперь скажи мне, пожалуйста, какого чёрта ты себя так ведёшь, а? Не ты ли пятнадцать минут назад сказала, что будешь рожать или мне послышалось? А может быть, ты просто хочешь, чтобы ребёнок умер сам, дабы не переступать через свои принципы и не делать аборт? – Пабло просто кипел от ярости.
- Что ты такое несёшь, Бустаманте?! Как тебе такое только в голову могло придти?
- Потому что ты себя так ведёшь, Андраде! Думаешь исключительно о себе, впрочем как обычно.
***

Он сидел на стуле в своей маленькой кухне напротив окна. В его левой руке покоилась не зажжённая сигарета. Пабло никогда не имел привычки курить, ему просто нравился запах табака. Когда они ещё встречались с Мариссой, он был, конечно, против её курения, но всегда вытаскивал из купленной ею новой пачки одну сигарету в личное пользование. Мари всегда умиляла эта его привычка. В общем – то, если копнуть чуть глубже, то эта мания Пабло к табачному запаху появилась именно из-за его девушки.
«-Моей девушки… Как всё таки странно это звучит сейчас…» - Мелькало в голове у блондина.
У него давно не было постоянной девушки или ему просто так казалось. С того момента как закончились его отношения с Мариссой, прошло несколько больше месяца, он точно не помнил, но создавалось впечатление, что этот месяц, на самом деле, длится целую вечность. Они будто бы эмоционально высохли за это время. Вся эта ситуация выжила из них всё соки. И было совсем непонятно, что же ждёт их впереди. К чёму они в итоге придут?
Бустаманте часто мучила бессонница, особенно в выходные, когда не было необходимости высыпаться. И чтобы как-то с ней бороться, Пабло либо приглашал к себе на ночь девушку, либо, как сегодня, сидел в кухне, уставившись в окно. Эту привычку он, кажется, перенял у Мариссы или она у него… И снова она вклинивается в его мысли и жизнь. Всё постоянно сводится именно к ней, к девушке, которую он заставил сегодня поужинать и настоял на том, чтобы она осталась в его квартире, на одну ночь, на уже знакомом диване, где обычно спят его случайные гости.
«-Какого чёрта ты это сделал, Пабло? Зачем? Что тебе стоило отправить её в колледж? Хотел в очередной раз заставить её подчиниться? И что теперь? Доволен? Вот и сиди теперь на этой чёртовой кухне всю ночь!» - разговаривал сам с собой Бустаманте.
В коридоре послышались тихие шаги. Пабло, не обернулся, но бросил взгляд на часы. Было четыре утра.
- Почему ты не спишь? – Хриплый ото сна голос девушки нарушил тишину в комнате.
- Тебя не касается. Иди спать. – Равнодушно отозвался Пабло.
- Я хочу пить… - Сказала девушка, и на неё неожиданно нахлынули воспоминания. – «Нет, пожалуй, я перехотела пить…» - подумала Марисса и уже собиралась уйти в гостиную, но у самого порога остановилось и снова нарушила пугающую тишину ночи своим голосом, - Пабло, может нам стоит пого…
- Нет. – Жёстко оборвал её блондин, и она увидела, как он странно дёрнул плечами. – Просто оставь меня одного…пожалуйста.
Мари не стала настаивать, возможно, понимая абсурдность того, что она собиралась ему предложить. Ещё не пришло время.
- Спасибо… - прошептал в тишину Пабло и снова обратил свой взор на улицу.

 
MarizzEllaДата: Суббота, 29.05.2010, 17:52 | Сообщение # 5
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Глава пятая.
«Откровения»

I miss you…
I love you…

Утром следующего дня Мануель, зайдя в общую комнату, увидел, сидящую за компьютером, Мию, которая совершенно отрешённым взглядом смотрела в монитор.
- Коллучи, что ты тут делаешь в такую рань?
- Пытаюсь написать работу по экономике…
- Успешно?
- Нет. За целую ночь не написала ещё ни строчки… - обхватив голову руками, сказала девушка.
- Ты не ложилась?
- У-у, - покачала головой Мия.
- Есть какие–нибудь известия?
- Пабло звонил вчера, сказал, что ему придётся оставить Мари на ночь у себя… Утром они вернутся. Знаешь, я всё-таки не понимаю… - Девушка резко откинулась на спинку стула.
- Чего на этот раз?
- Почему она ему изменила. Я думала над этим всю ночь. Я помню, как она светилась, когда Пабло сделал ей предложение. Она была, на самом деле, счастлива! А потом, на вечеринке в честь их помолвки Бустаманте застаёт её с другим… У меня не укладывается это всё в голове. – Мия тяжело вздохнула, а затем, продолжила, - Ну, не могла она ему изменить! Может…
- Ты просто пытаешься её оправдать, Мия. – Прервал её Мануель, но потом, поймав на себе её не понимающий взгляд, попытался объяснить, - Она твоя сестра и ты пытаешься найти объяснение её поступку, но посмотри на всё это иначе, не как заинтересованное лицо. Ты же видишь, что с ней происходит. Она сама винит себя за этот поступок, она понимает, что сделала ошибку, она даже не пытается оправдываться, потому что знает, что виновата. Вспомни, у них даже скандала не было. Они вообще ничего друг другу не сказали!
- Может быть, Марисса просто поняла, что бессмысленно что-то говорить – всё равно Пабло не поверит.
- Мия, да пойми же ты наконец, если бы всё было так как ты себе это напридумывала, она не вела бы себя сейчас так! Неужели ты думаешь, что Марисса, если бы сама не хотела, позволила бы кому-нибудь её… - Он почему-то не смог произнести это слово, - чёрт, ну ты понимаешь. Если она только вообще не понимала, что делает, но Мари не пьёт, и ты прекрасно знаешь об этом…
- Но Бустаманте мог простить её, чёрт возьми! – Не унималась блондинка. – Он же сам не раз…
- Пабло никогда не изменял Мариссе. – И снова мексиканец перебил девушку. – А на счёт простить… - Слова стали какими-то слишком тихими. – А ты простила, Мия? Поставь себя на его место… Ты же… Ты же знаешь как это больно. И я понимаю твоё желание оправдать Мари, но ты сама понимаешь на сколько это абсурдно. К тому же мы всё-таки практически ничего не знаем.
- Но… - Мии больше нечего было возразить.
- Попытайся поговорить с ней. Это нужно ей. И это нужно тебе. – Улыбнулся Мануель и направился к двери.
- Она не хочет разговаривать…
- Попробуй ещё раз, ты её сестра в конце концов. Извини, мне надо идти, я договорился с Верой. – И не дожидаясь слов блондинки, Ману вышел из комнаты.

***

И снова они возвращались в колледж в абсолютном молчании. Утро встретило их какой-то необычайной свежестью и лёгкостью. Было слишком легко дышать, не смотря на то, что они шли практически касаясь друг друга плечами. Между ними пропал тот лютый, изматывающий холод. Частично.
Они были уже у самых дверей EWS, когда Марисса снова попыталась начать с Пабло беседу:
- Хм… Пабло, может нам всё-таки стоит…
- Не сейчас. Чуть позже. – Не дослушав, резко сказал молодой человек и оставил её наедине с собой.
Девушка решила не идти сразу в колледж и отправилась на его задний двор. Было раннее утро воскресения. Ученики, уехавшие на выходные домой, ещё не вернулись, а тех кто остались было мало, поэтому задний двор элитного колледжа практически пустовал. Марисса села на спинку одной из скамеек и задумалась. Кажется, в последнее время, она только и делает что думает. Мари вспомнила недавние слова Пабло о том, что через каких-то два несчастных, других вариантов просто не было, месяца они навсегда покинут стены этого здания и разъедутся кто куда. Нет, несомненно, многие будут встречаться, общаться, может быть даже жить вместе, но не она. Она была уверена, что через два месяца она покинет не только это здание, но и сам город. Покинет, никому не сказав. Возможно, именно поэтому она хочет поговорить с Пабло, правда ещё совсем не понимает о чём, но Марисса на сто процентов уверена, что о своём отъезде ему знать не обязательно. Слишком странно он себя ведёт, слишком много на себя берёт ответственности за ребёнка. Она не хочет рушить его жизнь дальше. Итак, уже слишком много кирпичиков уничтожено. Возможно, стоит поговорить и с Мией – она, кажется, сильно переживает. Стоит ли она таких переживаний на самом деле?
Она уедет. Возможно, не навсегда, но точно уедет. Подальше от города, который принёс ей столько счастья и, которому она наплевала за это в душу…
И Соня будет волноваться, и Франко, но о них она подумает позже.
Она должна снова стать настоящей и совершить этот глупый, взбалмошный поступок, который сделает её ещё более одинокой: покинуть Буэнос-Айрос.
- Мари… - Из мира мыслей девушку вернул голос чёрноволосого мексиканца. Он стоял прямо напротив неё.
- Привет, Ману. – Голос был неестественно тихим и смятым, когда Марисса оторвала взгляд от своих кроссовок и посмотрела на друга.
- Можно я присоединюсь к тебе?
- Пожалуйста. – Мануель сел рядом с девушкой и, откинув голову назад, посмотрел на, заполненное серыми тучами, небо.
- Как ты? – Его голос звучал как-то слишком устало.
- Лучше, спасибо.
- Вы к чему-нибудь пришли с Пабло?
- Что? – Марисса удивлённо нахмурилась.
- Ну, только слепой не видит, что между вами что-то происходит. У вас свои проблемы, секреты… - Он говорил всё это, не отрывая взгляда от движения туч, размеренно, будто бы это было что-то повседневное.
- Нет… Мы не разговаривали. Пока.
- Мари, - он наконец-то оторвался от неба и посмотрел в глаза собеседнице, - зачем ты то это сделала?
Наступил момент неуютного молчания. Девушка спустилась со скамейки и явно собиралась уйти в колледж, но прежде чем повернуться и зашагать прочь она тихо сказала, но чему-то по-английски:
- I don’t know…
Мануель кивнул. Она ушла.

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Холодный мир (By Мариссита)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz