Четверг, 24.08.2017, 11:50
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяSuum cique - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Suum cique
Suum cique
auroraДата: Пятница, 12.12.2008, 14:45 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Автор: я, то есть wendy
Название: Suum cique*
Беты нет. Даже MS Word мне не бета
Рейтинг: PG-13, думаю
Жанр: я не сильна в этом
Дисклеймер: ну, это обычное дело
Размещение: никакого размещения
Пейринг: МП или ПМ, как угодно.
Размер: мне кажется, что миди
Предупреждения: особенно никаких нет. Но рейтинг все же с ограничениями.
Саммари: Читать придется. Уточню только, что предположительно дело происходит года через два после окончания школы. Детки иногда встречаются, общатся, но не более того...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 12.12.2008, 14:46 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Пабло сидел и думал о грядущем вечере. Рано приходить не хотелось, поэтому клуб вблизи оказался очень кстати, чтобы пересидеть пару часов и выпить кофе. Перед молодым человеком на стойке стояла чашка эспрессо, а взгляд его лениво бродил по еще не очень полному залу модного заведения, время от времени задерживаясь на людях. И вдруг этот взгляд остановился и вперился в одну точку у входа. Это была она. Марисса. Вроде бы не скажешь, что красивая, но было в ней что-то такое, что притягивало, манило и делало ее совершенно неотразимой. Причем такое действие девушка имела не только на Пабло, и эта ее особенность часто становилась предметом размышления молодого человека.
Внутри что-то встрепенулось, и хоть голова кричала, что радоваться, возможно, не стоит (чаще девушка создает ему лишь проблемы), это что-то внутри все равно весело затрепетало и подалось ей навстречу. А уж когда Пабло услышал ее голос, смело и громко отшивающий кого-то по телефону, радость его стала уж и вовсе неприличной и совершенно необъяснимой.
Она тут же направилась к стойке, кинув бармену, - Мне две текилы. Соль не нужно,- а потом без перехода, - что ты тут делаешь, Пабло? – и уставилась на него.
Наваждение рассеялось. Парень подобрался.
- Я тут уже сидел вообще-то, так что будь добра, либо стерпи, либо гуляй отсюда на все четыре. Достала…
- Я задала тебе всего один вопрос и уже достала… мне можно давать премию Мира.
Парень застонал про себя… зачем грубо ответил? Но виду не подал
- Марисса, угомонись, а? Я никуда отсюда не собираюсь уходить. Мне тут хорошо и удобно и даже факт твоего присутствия здесь не может испортить ничего. Расслабься.
- Иди ты на хрен со своими советами!
- А ты хочешь здесь остаться наедине со своей текилой? Какого вообще ты тут делаешь одна, совсем сдурела?- смутная невеселая догадка посетила Пабло, заставляя насторожиться и встревожиться.
- У меня есть сегодня повод, - сказала девушка, помедлив, а потом тут же с нажимом добавила, - ты меня уже утомил, поэтому не хочу слышать больше ни слова от тебя. Видимо, для этого мне придется уйти, - она уже развернулась, когда Пабло остановил ее за руку, сразу одернув ее, правда.
- Ладно, я сегодня настроен на добрые дела. Просто давай забудем друг о друге.
На это девушка жидко кивнула и, взяв свой заказ, направилась вглубь зала.

От текилы в ее голове сделалось пусто, легко и весело. Тело расслабилось, стало мягким, послушным и требующим движения. На следующие полчаса местом ее пребывания стал танцпол. Она хорошо двигалась, плавно, размерено, чудесно чувствуя музыку. Девушка любила музыку. Музыка отвечала ей взаимностью, преображала, нежила и ласково пускала по своему течению. К ней периодически кто-то подходил, пританцовывая, притирался, что-то говорил, но она словно не замечала ничего вокруг. Зато замечал Пабло.
Он все смотрел на нее, с трудом отводя взгляд, и то лишь для того, чтобы взглянуть на часы. Он даже не пил. Очередной взгляд на часы повлек за собой подъем и поход в самую гущу толпы. где он решительно нашарил руку девушки и дернул ее за собой к выходу.
- Я отвезу тебя домой, - сказал он.
Эффект неожиданности сработал, так парень даже успел вывести Мариссу на улицу, когда наконец она опомнилась. А он тем временем уже шел к стоянке, выискивая одновременно свой автомобиль.
- Бустаманте! Какого ты тут руки распускаешь! Эй.. я тебе что, тряпичная? Я не сяду в твою машину даже под страхом смерти, слышишь? Мать твою, отпусти меня, кому говорят!
Просто игнорировать ее и дальше не имело никакого смысла, а местами становилось просто опасным. Парень начал закипать.
- Как же ты меня все-таки достала. Я тебя сейчас отпущу, развернусь и уеду, поняла? А тебе тут ничего не светит кроме группового изнасилования. Ты меня лучше не зли, оставлю ведь, пополнишь свой сексуальный опыт! – Пабло решил почему-то, что с ней обязательно произойдет что-то подобное, оставь он ее здесь.
- Какое тебе, на хер, дело до моего опыта! Я тебе ясно сказала: «вали».
Парень на мгновение задумался, а потом с досадой проговорил
- Я не могу вот так тебя тут оставить. Ну не могу, к своему глубокому сожалению. Ничем хорошим для тебя это не кончится, и я никогда себе не прощу. Лучше отвезу тебя домой…. и заткнись! – понимая, что ситуация преглупейшая, Пабло, тем не менее, решил идти до конца.
- Пабло! Кто дал тебе право распоряжаться моим временем и моими планами! – девушка зло смотрела на парня, - Иди, куда шел, подцепи кого-нибудь и уезжай...
Парень договорить ей не дал, тоже разозлился, чуть не взвалил себе на плечо. Но поставить ее на землю пришлось почти сразу.
- Ты можешь, мать твою, угомониться хоть на время, а? На секунду дай вздохнуть. Все с тобой надо делать на пределе человеческих возможностей. Сказали тебе: «успокойся». Ну что, окружающим прикажешь, шприц с транквилизатором с собой носить? Не вырубать же тебя хуком…
- Ха! Паблито, я сюда пришла не за тем, чтобы лицезреть твою кислую мину и выслушивать твои советы и измышления по поводу моего упрямства и дурного характера, ясно? Это, блин, какой-то закон подлости, что я постоянно встречаю тебя, насмешка судьбы! Ишь ты, чувство благородства у него взыграло!
- Спирито, я сейчас позвоню Соне, пусть она тебя забирает и везет домой. Повезет она тебя наверняка к себе. И я думаю, что не ошибусь, если скажу, что тебе от нее явно достанется.
Она поняла, что говорит Пабло серьезно, это всколыхнуло в ней на секунду невиданную волну ярости, но сил выразить это не было, поэтому она лишь процедила, - Я не собираюсь домой, Паблито. А ты мне не нянька, - сказала это так, что имей тон физическую сущность, мог бы убить на месте. А сказав, решительно развернулась и направилось было назад.
- Черт с тобой, Спирито, - вдруг вздохнул Пабло, останавливая ее, - Я еду на вечеринку, поехали, там безопаснее. И это мое последнее слово! – уже было приготовившись отбивать ее нападение, молодой человек безмерно удивился последовавшему через секунду ответу.
- Хрен с тобой, поехали. Надеюсь, там будет текила, - ярость улетучилась столь же быстро, как и появилась. усталость, желание просто отдохнуть и выпить, в конце концов, пересилило желание до посинения спорить с молодым человеком, столь беспардонно и нагло влезающим в ее дела.
- Будет, будет, - почему-то с облегчением проговорил Пабло и проследил, как она садится в машину.
Дверь им открыл симпатичный брюнет, очень тепло поздоровался с Пабло и вопросительно-приветливо уставился на Мариссу, слегка приподняв правую бровь.
Пабло проследил за взглядом друга, улыбнулся и, небрежно махнув сторону своей попутчицы, сказал, - это Марисса, моя одноклассница, я ее случайно встретил.
- Одноклассница…? - заулыбался парень,- очень приятно, - сказал он девушке и слегка сжал ее ладонь. Жест получился каким-то интимным, и чтобы разрушить неловкость Марисса спросила про текилу.
А Пабло лишний раз убедился в каком-то необъяснимом действии, что Спирито оказывает на лиц противоположного пола, совершенно ничего для этого не делая. Вдруг почему-то стало грустно. Он направился вглубь квартиры, периодически ловя чьи-то приветствия, отвечая на них, захватывая протянутые стаканы, поднимая их в знак приветствия, подставляя щеки для поцелуев, перекидываясь парой слов со знакомыми, - ночная жизнь выходного завертелась разноцветным калейдоскопом лиц, напитков, разговоров и музыки.
В квартире был огромный балкон. Там часа через полтора он и нашел Мариссу, мирно лежащую на импровизированном диване из матраца и большой кучи разномастных подушек. Она курила в одиночестве дынный кальян и, судя по всему, была пьяна. Грустный задумчиво-отсутствующий взгляд, расслабленная поза. Он плюхнулся рядом и повернулся к ней лицом.
- Ну, как дела, Спирито?
Она скользнула взглядом по нему, выражение лица не изменилось, просто теперь она смотрела на него.
- Молчишь, - полуутвердительно, полувопросительно проговорил блондин, а потом вдруг разозлившись отсутствию реакции, встал, схватил ее за руку и потянул на себя со словами, - Иди, потанцуй, взбодрись, Спирито. Хватит тут валяться, что люди подумают.
Это вывело ее из состояния оцепенения, и она сосредоточенно, но без агрессии (что удивило Пабло, ибо его выпад, однозначно, заслуживал грубого ответа) посмотрела прямо в его глаза.
- Я не могу танцевать, - сказала она, - Стоять-то толком не могу, - и попыталась высвободить руку.
- Я тебя поддержу и поведу, - ухмыльнулся Пабло. Ему вдруг очень захотелось ее помучить, и еще, почувствовать ее близко.
И он легко, не прилагая никаких усилий, поставил ее как куклу и потащил в комнату. Она вяло отбивалась и тихо, с мольбой говорила что-то о том, что не может сейчас, что у нее нет настроения и сил. Но он не слушал. Танец длился недолго, девушка спокойно давала себя вести, несколько раз чуть не упала, потому что ноги и правда ее не слушались, а он садистки наращивал темп, требуя от нее невозможного. За это время Пабло почему-то окончательно на нее разозлился, вспоминая, как волшебно она двигалась еще два часа назад в клубе, а девушка вдруг резко высвободилась, и неуверенно шатаясь, побрела назад на балкон. Он не стал догонять ее. Этот танец и тепло ее тела, такого близкого и такого далекого почему-то совершенно расстроили и озадачили парня. Постояв с минуту в нерешительности, он тряхнул головой, отгоняя какие-то непрошенные мысли, и поплелся в сторону бара.
Еще через час он снова нашел ее на балконе, она лежала все на том же месте, словно и не покидала его. На этот раз он просто упал рядом, потому как был пьян, закрыл глаза и уловил запах, который исходит от нее, запах дыни, детского крема и, едва ощутимо, каких-то цветов. Странная смесь, удивительно приятная. Голова была пустая, в горле, черт знает почему, стоял ком. А она молчала, и он слышал ее дыхание. Рука непроизвольно потянулась к ней, и ладонь легла где-то под грудью, отчего девушка всем телом вздрогнула и подобралась. Пабло открыл глаза и встретился взглядом с ее собственным, немного недоуменным и смущенным, потом парень улыбнулся каким-то своим мыслям и притянул ее к себе, нашаривая губами ее губы. Губ он сразу не нашел, потому уткнулся в ее шею и ухо, которые тут же проверил языком. Она потихоньку начала отстраняться от настойчивого молодого человека, но алкоголь наделил его какой-то нечеловеческой силой. В конце концов, он дотянулся все-таки до губ девушки, языком ища ее язык, и встретив его, в конце концов. Она часто и резко задышала, стала отбиваться яростней, но сил и правда не хватало. А он заводился все больше и больше, прижал ее собой к подушкам, правую руку расположил под ее белой майкой и исследовал, изучал ею все ее тело, перебирая рукой от шеи до живота и к пояснице, пощипывая и поглаживая кожу. Уже не сопротивляясь, она принимала его прикосновения, отдаваясь сладкому чувству принадлежности Ему и нужности Ему же. Отвечала ему и забывалась, вспоминала его, увязала в нем, как в брусничном конфитюре: и сладко, и горько одновременно… Да и много нельзя.
Он что-то нашептывал, отрываясь от ее губ на мгновение, заглядывая ей в лицо, на котором видел то болезненную гримасу неуверенности, бессилия и отчаяния, то гримасу же наслаждения и на секунду безграничного, пугающего доверия.
Дальше рука решила расстегнуть девушке джинсы и нырнуть в них, как только это произошло, Марисса, собрав все силы, отпихнула его и хриплым срывающимся голосом прошептав, - Бутсаманте, пьяный ублюдок, - бегом направилась прочь, на ходу застегиваясь.
Ощущение счастья, посетившее его от близости девушки внезапно оборвалось, голова гудела, но он сейчас был гораздо трезвее, чем казалось, поэтому выругавшись и дождавшись, когда сможет нормально идти, он поспешил за ней и выбежал в холл, а затем и на улицу…





У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 12.12.2008, 14:49 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
От разгоряченного парня шел пар, он тревожно крутил головой, судорожно вглядывался в темноту, силясь разглядеть хоть какой-нибудь след Мариссы. Но не увидел. Тогда застонав и обматерив себя, он просто пошел направо в сторону небольшого парка, где на одной скамейке рассмотрел одинокую маленькую фигурку. И тогда, облегченно вздохнув, направился к ней. Ее белоснежная маечка светилась в темноте, отражая свет далеких фонарей, и Пабло шел на этот свет как мифический Тесей по нити Ариадны. Он шел, казалось вечность, раздумывая над тем, как алкоголь способен все усложнить. И имелось тут ввиду не его внезапная пылкость, спровоцировавшая происшествие на балконе. Это как раз было то, чего он действительно хотел.
Алкоголь в его случае еще больше запутывал чувства, из-за него вопросов почему-то возникало больше, а ответы не спешили подходить... они дразнили из-за угла, показывали язык и ускользали в ночное небо, подобно пару, а он грозил им кулаком и кидал вдогонку камушки, бессильный поймать…
Наконец он дошел до скамейки и встал около нее в нерешительности. Марисса сидела на ней с ногами, зябко обняв себя за плечи. Он аккуратно сел рядом и украдкой посмотрел на нее. На ее лице были заметны следы слез, но сейчас девушка уже не плакала, а просто сидела, разглядывая свои белые кеды. «Puma», - механически отметил про себя Пабло.
Его ужасно напрягало, необходимость что-то говорить, он не знал что, не знал как, потому оттягивал момент, впрочем, его никто не подгонял. Было так спокойно сидеть рядом, молчать и разглядывать ее в этом непривычном свете. Девушка пошевелилась, это вывело Пабло из состояния задумчивости, и он тихонько сказал
- М-Марисса?
Она вздрогнула и посмотрела на него, а потом нервно вздохнула и резким движением придвинулась, перекинула одну ногу через него, сев сверху, обхватила холодными руками его шею и прильнула к его губам прохладными своими.
Проваливаясь в счастье, он снова почувствовал запах дыни и детского крема. Пабло внимал движениям ее губ, осторожно отвечал на них, не помня себя от радости, и пугался, что это может сейчас закончиться. Обнять и трогать ее он боялся, потому сидел с безвольно опущенными по швам руками. Руки эти нервно подрагивали, потому как мозг в одно мгновение давал команду схватить девушку, и почти в то же мгновение запрещал это делать под страхом смерти. Вскоре горячий шепот желания победил шепот разума, и Пабло решительно обнял ее, притянув и прижав к себе еще ближе, продолжая начатое на балконе. Джинсов он благоразумно не касался. А маечку, свою путеводную нить, он задирал руками, скользившими все быстрее и смелее. Периодически он чувствовал ее горячее дыхание и влажные прикосновения на своей шее. И вдруг понимал, что необратимо нуждается в ней как диабетик в дозе инсулина, а девушка, давно уже чувствовала, что он необходим ей примерно так же. Она плавилась в его нежности, кажется превратившись одновременно и в ничто и во все сразу.
Нехотя отрываясь от ее губ, Пабло прятал лицо под ее майкой, страстно сожалея о том, что рук у человека только пара, а губ и того меньше – одни. Девушка глубоко и рвано дышала, а потом вдруг замерла, словно считая до трех, и хрипло прошептала, - Нет.
Но Пабло отмахнулся от этого, а может и не слышал, увлекшись созерцанием девушки, походя поражаясь мягкости и нежности ее кожи, плавности линий ее тела, с наслаждением чувствуя ее в своей власти. Тогда он услышал более отчетливое: «Пабло, хватит…пожалуйста». И было слышно, что она одновременно и хочет и не хочет этого. Услышав свое имя, произнесенное ею таким тоном, Пабло ослабил на долю секунды хватку, и этого хватило девушке, чтобы высвободиться, сползти с него и отодвинуться на край скамейки.
- Фааак! – простонал громко Пабло. Произошедшее ощущалось как удар под дых, словно бы подача кислорода в его бедные легкие уменьшилась вдвое. Он зажмурился и запрокинул голову. Телу в момент приказали заткнуться и не желать ничего, а в ответ оно подло ныло и с трудом слушалось, давая понять хозяину, будто он только что сдал норматив на мастера спорта. Пабло снова погрузился в реальность, в реальность, которой сейчас он хотел меньше всего.
Он ощутил, как его охватывает ярость, она шла откуда-то изнутри, постепенно заполняя собою до единой каждую клетку его тела. Весь огромный объем ощущений и желаний, что не выплеснулся только что, бурлил в нем и переливался как грозовая туча. Молодой человек наполнялся чистыми эмоциями до краев, и они с легкостью меняли свой знак на противоположный. Он понял и реально чувствовал, что такое аффект. Кажется, его пальцы могут генерировать мощные электрические разряды, эмоции застилают собой все. В данную конкретную минуту он живет лишь ими, судорожно пытаясь, еще не совсем потонувшим в этом цунами разумом, отыскать выход для них. И еще вдруг он понимает, что связано это не только с физиологическим влечением к девушке - внезапно этот приступ прорывает плотину непонимания, и энергия находит выход в решении реальной проблемы… Поняв наконец себя, пусть на маленькую долю, Пабло обессилено и опустошенно обмяк на скамейке, невольной свидетельнице его маленького-большого прозрения. Так он догнал, наконец, дразнящие его из-за угла вопросы…
Постепенно приходя в себя, он восстановил дыхание и повернулся к Мариссе.Постепенно приходя в себя, он восстановил дыхание и повернулся к Мариссе.
- Я - домой, - дрожащим голосом произносит девушка
- Ты что, играешь со мной? – спросил он глухо и угрожающе, как показалось девушке.
В ответ она замотала головой.
- Нет, Пабло, - она испуганно на него посмотрела, потянулась, было к его руке, но одернула, - я просто… не хочу делать ничего такого, о чем буду горько сожалеть…
Парень молчал, опустив голову и разглядывая свои сцепленные на коленях руки. А она почему-то, может быть впервые, почувствовала острую необходимость объяснить….
- Ты как наркотик для меня. Я привыкаю слишком быстро, и потом начинается абстиненция. Ты нужен мне. А я…я …не хочу привыкнуть.
Девушка сама испугалась своего голоса, да и своих слов, которые вывалились из нее сами, как куча нижнего белья из старого чемодана. Нижнего белья, яркого, красивого, откровенного, предназначавшегося только для ее глаз и больше ничьих. Так далеко зайти в своих объяснениях она не собиралась, но назад дороги уже не было - сказанного не воротишь. Девушка боялась пошевелиться теперь, а он не проронил ни слова. Тишина становилась гнетущей и осязаемой. Как-то странно всхлипнув, Марисса повторила шепотом, - Я домой.
- Ты одна не пойдешь домой, Спирито. Сейчас мы вернемся наверх, я попрощаюсь с людьми и провожу тебя. И не спорь, так получилось, что сегодня я за тебя отвечаю…
Его холодный привычный тон безумно напугал девушку, но ей ничего не оставалось, как повиноваться, ругая себя за слабость и откровенность. Они оба были безумно вымотаны этой ночью, а вдалеке на востоке уже брезжил рассвет, обещающий и напоминающий, что лучшее всегда впереди…
Пока усталый Пабло слонялся по квартире, Марисса пошла на любимый диванчик. Вернувшийся за ней через пол часа парень, позабыл все, что собирался сказать, потому как обнаружил ее уже совершенно невменяемой.
Хоть ее дом находился всего в двух кварталах, он вызвал такси, не решаясь в таком состоянии вести машину самостоятельно. Молодой человек аккуратно погрузил свою ношу в машину и так же аккуратно выгрузил через пять минут. Из машины уже пришлось нести ее на руках, стоять она не могла и, кажется, вообще соображала плохо. Он донес ее до кровати и разул.
Марисса чувствовала его прикосновения на своих лодыжках и боялась пошевелиться, когда он, наконец, уложил девушку, она повернулась на бок и услышала, как хлопнула дверь... Этот простой и привычный звук показался ей пугающе громким. Он ознаменовывал собой начало новой жизни, жизни без надежды, без надежды на причитающиеся ей по праву Его прикосновения и улыбки. А что может быть страшнее… По крайней мере, она все сказала ему и теперь будет жалеть о том, что сделано, точнее сказано… Говорят, это лучше, чем сожалеть о том, что не сделано. Подтянув к груди ноги и свернувшись в комок, девушка горько заплакала.
Пабло, все это время стоявший рядом, заметил это, она плакала беззвучно, но все ее тело била дрожь. Парень в растерянности стоял не в силах пошевелиться, глядя заворожено на ее загорелые подрагивающие плечи, а потом решительно подошел, сел на кровать и положил свою многострадальную руку на ее. От этого касания девушка вздрогнула и замерла, ведь была уверена, что он ушел.
- Ты…здесь?- выговорила она испуганно
- Здесь, - прошептал парень, сгребая ее двумя руками к себе.
Опять ощущение ее близости, ее прохладной кожи вышибали из парня последние следы сознания и самообладания, но сквозь пульсирующие в нем нежность и желание, он прорвался к своим голосовым связкам, чтобы проговорить:
- Все сказать хотел…И мне ты нужна... И всегда была нужна.
Проговорив это чужим каким-то голосом, он пообещал себе, что теперь уж точно ее не отпустит.
Заклепки на джинсах были побеждены тем утром также как все, чем эти двое отгораживались друг от друга последние несколько лет своей жизни.
Бетонные стены слов и действий, отделяющие их, рухнули в одночасье, погребя под своими руинами взаимные недоверие и обиду. И это было созидающее разрушение.

Вот и все, собственно))
The end



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Suum cique
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz