Воскресенье, 22.10.2017, 16:48
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяКак избавиться от директора - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Как избавиться от директора
Как избавиться от директора
auroraДата: Четверг, 11.12.2008, 13:59 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Название: Как избавиться от директора
Автор: Стася
E-mail: buonastessy@mail.ru
Бета: я сама себе бета
Жанр: юмор
Рейтинг: PG (K+)
Пейринг: Марисса/Пабло
Дисклеймер: Крис Морена и K°
Размер: миди
Содержание: Дуноффа уволили, и в колледже появился новый директор, который очень не понравился 4-курсникам, особенно Мариссе и Пабло…
Статус: окончен
Предупреждения: нет
Размещение: спросите, не трудно же ведь?
От автора: почему-то этот фик очень многим нравится, а по мне, так глупость несусветная...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Четверг, 11.12.2008, 14:00 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
За небольшую шалость 4-курсников Дуноффа выгнали с поста директора. А его место занял Фонт, который сразу же установил драконовские порядки, словно это был не элитный колледж, а военное училище. Он вывесил на стенде список того, чего ученикам строго воспрещается делать под страхом вылететь из колледжа – проще было бы написать, что делать можно.
Новыми порядками возмущены были все, но все опасались в открытую выступать против Фонта. Этот был не Дунофф, этот без колебаний мог отчислить весь курс.
От таких расстройств, да еще и оттого, что Марисса его вечно отшивает, на Пабло нашло вдохновение, и он решил написать грустную-грустную песню. Он взял в руки свою драгоценную гитару, и мелодия сама собою полилась из-под его пальцев, терзавших струны. Он так увлекся этим процессом, настолько погрузился в придуманный им самим мир, что не заметил, как в его комнату вошел Фонт.
- Немедленно отдайте Вашу гитару, Бустаманте! – приказал он.
- Ни за что! Вы не имеете права, это моя собственность!
- Ничего подобного! В нашем колледже запрещена всякого рода музыка, кроме классической! Так что я конфискую Вашу гитару.
И с этими словами без зазрения совести он забрал у Пабло самое ценное, самое дорогое, что у него было в этой жизни – его гитару! Это стало последней каплей в чаше терпения младшего Бустаманте, и он замыслил жуткий план, как избавиться от директора. Проблема заключалась в том, что для его осуществления ему нужен был помощник. Точнее, помощница. Девушка, которая ничего не боится и готова пойти на все ради справедливого дела. В общем, ему нужна была Марисса.
- Марисса, постой! – Пабло пытался на скаку остановить эту необъезженную пони с дредами.
- Паблито, прекрати клеиться ко мне, у тебя все равно ничего не выйдет! – на ходу выпалила Марисса.
- Никто к тебе не клеится! Слишком много ты о себе возомнила!
Эти слова заставили ее остановиться и повернуться к Пабло. Ей стало так обидно, что он не собирался к ней приставать и молить к нему вернуться, что самой захотелось кинуться к нему на шею. Но она безжалостно подавила это желание.
- Что тебе от меня нужно, Бустаманте? – как можно более злей спросила она.
- Ничего особенного. Просто хочу с твоей помощью избавиться от директора.
- А, ты решил стать настоящим Суперменом и спасителем человечества, вот только мозгов не хватило на то, как это сделать, и ты обратился за помощью ко мне?
- Представь себе, я уже придумал план! Все, что тебе нужно сделать – это забеременеть от меня!
- Что?! Даже и не мечтай, что я с тобой пересплю!
- Это ты не мечтай! Я с тобой спать не собираюсь! – согласитесь, обидно слышать такое от бабника, который не прочь переспать со всем колледжем, тем более если ты его любишь. Вот и Мариссе сначала захотелось горько заплакать, а потом – больно стукнуть чем-нибудь тяжелым ему по голове. Но поскольку из тяжелого под рукой у нее оказался только неподъемный автомат с напитками, ей пришлось остыть. Конечно, ей было невдомек, что в голове у парня крутились совсем противоположные мысли. – Мы должны заставить Фонта поверить, что ты беременна от меня.
- И в чем же заключается гениальность твоего плана?
- В том, что Фонт за это захочет выгнать тебя из колледжа…
- Паблито, я всегда знала, что ты меня очень любишь!
«Люблю, мою ненормальную, еще как люблю», – подумалось Пабло, а вслух он продолжил более-менее равнодушным тоном:
- Дай договорить! Фонт захочет выгнать тебя, да и меня тоже, как соучастника столь непозволительного для элитного колледжа проступка, но ты ведь не беременна! Мы все выставим так, как будто он сам придумал все это, чтобы выгнать нас, потому что считает нас главными подстрекателями всех мятежей… Ну как? – с надеждой спросил он.
- Ну… давай попробуем. Но учти, я делаю это, только чтобы избавиться от директора!
- Я и не сомневаюсь…
Вечером, после уроков, в комнате отдыха Пабло усадил Мариссу себе на колени и стал ждать директора. Конечно же, он был обязан обследовать все уголки колледжа на наличие парочек, но сегодня ему предстояло увидеть занимательную сцену.
- Мариссита, милая, почему ты грустишь? – нежно спросил Пабло, гладя ее по щеке.
- Пабло… Я не знаю, как сказать тебе, как ты к этому отнесешься… Я беременна…
- Что?!
- Пабло, я понимаю, ты заставишь меня сделать аборт, или захочешь бросить меня… но я хочу оставить ребенка…
- Милая, – Пабло покрепче прижал ее к себе и поцеловал в щеку, – я не брошу тебя! Я во всем тебя поддержу! Я очень люблю тебя, Мариссита…
- Я тебя тоже люблю, Пабло…
Фонт, не заподозрив подвоха, довольный, отправился к себе в кабинет готовить бумаги на отчисление Мариссы Пиа Спиритто и Пабло Бустаманте. Поняв по его сияющей физиономии, что их план сработал, ребята на радостях даже обнялись. Дружеское объятие очень скоро переросло в нечто, от чего мурашки забегали по спинам обоих. Ощущение было такое, словно они оказались в раю. Хотелось только одного – еще крепче прижаться друг к другу, что они, собственно, и сделали.
Первой опомнилась Марисса:
- У тебя очень правдоподобно получилось.
- У тебя тоже.
И в воздухе повисло молчание. Они сидели все в тех же позах: Марисса на коленях у Пабло обнимала его за шею, а он ее – за талию. И никому из них не хотелось покидать самого лучшего места на земле. Немая сцена затянулась надолго, ровно до того момента, как Марисса почувствовала, что готова простить Пабло и начать все сначала.
- Спокойной ночи, Паблито! – сказала она вместо того, что на самом деле хотела сказать, и, встав с его колен, быстро побежала в свою комнату.
Ночью ни один из них не мог уснуть. Они лежали в своих кроватях с глупыми улыбками и вспоминали сегодняшний вечер. А именно: его горячее дыхание на ее щеке, ее ласковые заигрывания с его волосами, его сильные руки, обнимающие ее талию, ее тело, так близко от его…
«Стоп, я же его ненавижу!» – подумала Марисса и уснула.
«Стоп, она же мне безразлична!» – подумал Пабло и тоже уснул.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Четверг, 11.12.2008, 14:01 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Следующим утром Фонт первым делом пригласил в школу Соню Рей и Серхио Бустаманте. И, конечно же, не забыл пригласить Эчаменди, чтобы наглядно продемонстрировать, до чего довел колледж Дунофф и что ему приходится разгребать.
Марисса и Пабло в это время сидели на уроке в предвкушении спектакля, который они собирались показать в кабинете Диктатора.
- Спиритто, Бустаманте, к директору! – в класс вошла Глория.
- Что мы сделали? – «удивилась» Марисса.
- Скоро узнаете! – зловеще проговорила Глория.
Наши заговорщики уже готовили благодарственную речь для церемонии «Оскар», следуя за секретаршей.
- У нас родительское собрание? – спросила Марисса, увидев Соню и Серхио. А присутствие Эчаменди еще большее ее порадовало, как, впрочем, и Пабло.
- Доченька… – Фонт уже успел поведать родителям причину их исключения, и теперь Соня рыдала. – Почему ты не рассказала мне все раньше?
- А что я должна рассказывать? – «непонимающе» спросила Марисса.
- Хочу вам сообщить, – начал Фонт, обращаясь ко всем присутствующим, – что в нашем колледже секс недопустим!
- Ай, Паблито, как тебе не повезло! – съязвила Марисса. – Спасибо Вам, сеньор Фонт, что Вы решили меня первую обрадовать новостью о его исключении!
- Это касается и Вас, юная леди!
- Спиритто, как ты могла так низко пасть? – Пабло не остался в долгу.
- А я тут при чем? – спросила Марисса.
- Я не позволю, чтобы в нашем колледже находились беременные!
- Значит, я не могу учиться в элитном колледже только потому, что моя мама беременна? Кстати, мама, когда ты собиралась мне сообщить, что у меня будет братик?
- Что?! – закричала Соня. – Это ведь ты беременна!
- Мама, ты давно к доктору ходила? – спокойно спросила Марисса. – У меня есть знакомый психиатр, могу посоветовать.
- Сама у него лечишься? – поинтересовался Паблито. – Видимо, доктор не очень хороший…
- Так ты не беременна, Мариссита? – обрадовалась Соня.
- От кого? От святого духа?
- От Пабло Бустаманте, – сообщил Фонт.
Оба несостоявшихся родителя усмехнулись от такого «неожиданного» заявления.
- Вообще-то, я предпочитаю девушек, – заметил Пабло.
Удар ниже пояса. Естественно, Марисса не могла такое стерпеть:
- А я ненавижу тараканов! Как только увижу, сразу хочется их раздавить!
- Это ты на меня намекаешь? – кипятился блондин.
- А ты здесь других тараканов видишь?
- Я вижу только мерзкого осьминога с щупальцами на голове!
- Прекратите это безобразие! – не выдержал Эчаменди. – Сеньор Фонт, объясните нам, с чего вы взяли, что сеньорита Спиритто беременна от сеньора Бустаманте?
- Сейчас я Вам все объясню, – вмешалась Мариссита (ну куда уж без нее?) – Сеньор Фонт не терпит неповиновения. А так как мы с Пабло считаемся главными мятежниками в колледже, скорее даже, только я, потому что Паблито трусоват, чтобы решиться на что-то серьезное, вот сеньор Фонт и решил обезопаситься, исключив нас из колледжа. Но мы, честное слово, ничего не замышляли!
- Это ложь! – взвизгнул Диктатор. – Я сам видел, как они вчера вечером обнимались и говорили о беременности Спиритто!
- Мамочка! – Марисса обиженно надула губки и прижалась к Соне. – Видишь, я же говорю, меня хотят отсюда выгнать! Ты же знаешь, как я ненавижу Пабло! Мне противно с ним в одной комнате находится, не то, что обниматься…
- Конечно, конечно, доченька, я знаю… – Соня успокаивала Марисситу, обнимая ее.
Марисса украдкой посмотрела на Пабло. Все это время, несмотря на ее слова, которые он считал чистой правдой, он с восхищением смотрел на свою рыженькую артистку. Она улыбнулась ему, в ответ он тоже слегка улыбнулся, но тут же принял серьезный вид, чтобы не выдать себя.
- Значит, сеньорита Спиритто, Вы не беременны? – подытожил Эчаменди.
- Могу сделать тест на беременность, если не верите.
- Нет, верю. Спиритто, Бустаманте, можете вернуться на урок.
Довольные Мариссита и Паблито пулей вылетели из кабинета. Они выполнили свою миссию! Диктатора уволят! Теперь весь колледж будет носить их на руках! Они вернулись в класс такими счастливыми, что можно было подумать, что они были не в кабинете директора, а на свидании.
Тем временем в кабинете директора проходил следующий разговор.
- Значит, наши дети не будут исключены? – Соня хотела еще раз убедиться.
- Конечно, нет, – заверил ее Эчаменди.
- Я одного только не пойму, – заговорил Серхио. – Если бы даже Спиритто действительно оказалась беременной, за что же исключать моего сына?
- А, по-Вашему, Ваш сын может соблазнять бедных девочек и не отвечать за последствия? – накинулась на него Соня.
- Если девушка забеременела, это полностью ее вина!
- Чисто мужское мнение!..
- Пожалуйста, не уподобляйтесь вашим детям! Вы же взрослые люди! – вскричал Эчаменди. – Сеньор Фонт, я понимаю Ваше желание наладить в школе дисциплину, и поэтому не стану Вас увольнять. Но если подобное повторится, Вы не задержитесь здесь ни минуты!
После уроков Марисса выловила Пабло:
- Пабло… эээ…
- Ты что-то хотела сказать?
- Ты молодец…
Пабло улыбнулся. Если уж он удостоился комплимента от самой Мариссы Пиа Спиритто, значит, он действительно его заслужил. Значит, она видит в нем не только недостатки…
- Ты тоже. Без тебя бы я не справился.
Он наклонился близко к ее лицу и заглянул в ее шоколадные глаза.
- Да…
Она тоже приблизила свое лицо к его и утонула в голубом озере его глаз.
Они оказались совсем рядом друг с другом. Они слышали биение своих сердец, они чувствовали дыхание друг друга на своей коже. Их губы оказались в сантиметре друг от друга, и…
- Спиритто, Бустаманте! – в реальность их привел крик Диктатора. – Вы действительно решили, что сможете справиться со мной? Вы еще не знаете, с кем связались! Хочу вас разочаровать, я остаюсь на посту директора! И, как директор, я уже придумал вам наказание! Прошу вас в мой кабинет! – довольный своей речью, он удалился.
- Бустаманте, ты идиот! И план твой идиотский! – набросилась на парня фурия Спиритто.
- Что-то раньше он тебя устраивал!
- Только такой тупица, как ты, мог до него додуматься!
- Раз ты такая умная, могла бы и сама что-нибудь придумать!
- Паблито, поменьше разговаривай и перебирай ногами, нас ждет Диктатор!
- Интересно, что он придумал?
- Наверняка на месяц посадит нас на воду и хлеб.
В кабинете Фонт протянул им яйцо.
- Что это? – удивленно спросила Марисса.
- Ваш ребенок.
- Кто-кто? – переспросил Пабло.
- Ваш ребенок. Вы хотели быть родителями, вот и будете!
- Сеньор директор, что же Вы скрывали от нас Ваше чувство юмора?
- А я и не шучу. Вы должны будете в течение двух недель ухаживать за этим яйцом как за ребенком.
- В смысле, пеленочки ему менять и кормить из сосочки?
- Не передергивайте, Спиритто! Это яйцо должно быть постоянно при вас!
- При нас обоих?
- Да, при вас обоих.
- Это что же, я должна постоянно находиться с этим придурком? Даже ночью?
От такого предположения Марисса пришла в ужас, а вот Паблито, понятно, напротив.
- С этим сами разбирайтесь, с кем оно будет находиться ночью.
- Это все? Мы можем идти? – Пабло протянул руку к своему «ребенку».
- Нет, не все. Если вы его разобьете, а вы наверняка его разобьете, в этом я уверен, вы будете немедленно исключены. Уж я придумаю причину. А чтобы у вас не появилось желания его подменить, я распишусь на нем.
Пабло и Марисса обреченно переглянулись. Диктатор взял черный маркер и поставил свой автограф на яйце, после чего вручил его новоиспеченному отцу.
- Теперь можете идти.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Четверг, 11.12.2008, 14:02 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Интересную картину могли наблюдать ученики элитного колледжа. Самая веселая парочка школы несла зачем-то яйцо, при этом обмениваясь мнениями о «достоинствах» друг друга. Так они добрались до комнаты отдыха и уселись за стол.
- Спиритто, забирай свое яйцо!
- Ну уж нет! Это твой был план, вот теперь и отдувайся сам!
- Вообще-то, за детьми ухаживают матери!
- Это тебе твой папочка сказал? Конечно, у тебя самого мозгов не хватит додуматься до такого!
- Слушай, а как мы его назовем? – неожиданно спокойно спросил Пабло.
- Кике, – неожиданно спокойно ответила Марисса.
- Почему – Кике? И вообще, с чего ты взяла, что это мальчик?
- Специально для тупых объясняю: яйцо – слово мужского рода! (Прим. автора: это не у меня с русским проблемы, это по-испански слово яйцо – huevo – мужского рода.)
- Ну ладно, Кике так Кике…
- Пабло, пойдем поиграем в бильярд! – в игровую комнату ввалились Томми и Гидо. – А что это у тебя за яйцо? – Томми протянул к нему руку, по которой тут же и схлопотал от Мариссы.
- Не трогай моего ребенка!
- Это Пабло-то ребенок? – удивился Томас.
- По умственному развитию Пабло, конечно, младенец, но ты, похоже, вообще зародыш! Я имела в виду яйцо.
- Марисса, ты окончательно сбрендила?
- К сожалению, на этот раз она в своем уме. Это и мой ребенок.
- Ой, когда это вы успели? – обрадовался Гидо. – А на крестины хоть пригласите?
- Я тебя сейчас на похороны приглашу! Причем на твои же! – вскипела Марисса.
- Да ладно, ладно… Пошутить, что ли, нельзя?
Вдруг Марисса быстро вскочила.
- Ты куда? – крикнул ей вслед Пабло.
- Сейчас вернусь!
Пока она бегала в свою комнату, Пабло поведал друзьям о своем горе. Вместо того чтобы прослыть спасителем школы, он теперь обязан таскаться с этим яйцом, да еще и с Мариссой в придачу. И теперь весь колледж будет над ним издеваться!
- Слушай, а что это за наказание такое странное? – поинтересовался Томми.
- Откуда я знаю? Может, у него садистские наклонности проснулись…
Вернулась Марисса с маленькой корзиночкой в руках, внутри которой лежало крошечное одеяло.
- Это еще что такое? – спросил Пабло.
- Клади сюда Кике. Ты же не собираешься все время в руках яйцо таскать!
- А из тебя хорошая мама получится. Заботливая, – Пабло как-то странно улыбнулся.
- И не надейся, Пабло, тебе я мамочкой не буду!
- Ну и хорошо…
После долгих препирательств было решено, что Кике будет «ночевать» в комнате Пабло, а в случае, если яйцо разобьется, будут устроены пышные похороны младшего сына мэра.
Но ночью Марисса никак не могла уснуть. Она не могла доверить свое будущее идиоту Бустаманте и его придурковатым друзьям! Поэтому она встала и направилась на сторону мальчиков.
Корзиночка с яйцом стояла на столе, у самой стенки, чтобы случайно не упало. Марисса направилась прямо к нему.
- Привет, Кике! – засюсюкала она. – Как ты тут? Папочка тебя не обижал?
Марисса посмотрела на спящего Пабло. Судя по его измученному лицу, ему снилось что-то неприятное. Сейчас он казался таким беззащитным, как маленький щенок, которого хотелось обнять, приласкать… Она почувствовала, что вся та любовь, которую она испытывала к нему и которую старалась подавить, снова ее наполняет. Рука сама потянулась к нему. Она нежно провела по его щеке. Это его разбудило, и девушка поспешила одернуть руку. В первый момент, увидев Мариссу, он улыбнулся. Но сон прошел.
- Ты что здесь делаешь?
- Пришла навестить Кике.
- Ты совсем сдурела? А если тебя здесь застукают? Тогда Фонт нас точно выгонит!
- Если ты не будешь так кричать, никто меня здесь не застукает!
- А может, Фонт специально вручил нам это яйцо, чтобы ты пришла в мою комнату, и у него был повод нас выгнать!
- Мальчик, ты слишком мнительный! Фонт уже наверняка давно спит в своей теплой постельке!
- А Блас?
- Блас тоже спит. Я мимо прошла – он даже не пошевелился. А мне нужно было убедиться, что с моим сыночком все в порядке.
- Конечно, он не в порядке! – в ее же манере ответил Пабло. – Ты наверняка его разбудила, как и меня.
- А ты спой ему колыбельную! Кстати, а где твоя гитара?
- Диктатор забрал.
- Так вот почему ты так взъелся на него? Потому что он забрал у тебя самое дорогое в жизни?
- Не издевайся!
- А я и не издеваюсь! – Марисса села рядом с ним на кровать. – Я же знаю, как это важно для тебя. Если бы вдруг я и твоя гитара оказались в огне, ты бы кинулся спасать гитару.
Пабло внимательно смотрел на нее. То ли так действовал лунный свет, то ли сказывалась близость к ней, но сейчас она ему казалась особенно прекрасной.
- Неправда. Я бы спас тебя.
От этих его слов у Мариссы приятно свело живот.
- Почему?
- Ну, гитару можно купить новую, а ты такая одна.
- Да, но ведь было бы лучше, если бы меня не было! – с улыбкой сказала Марисса.
- Тогда с кем бы я ругался, кто бы мне указывал на мои недостатки? И кто бы мне помог понять, что надо бороться за то, что любишь?
Пабло приблизил свое лицо к ее. У Мариссы все мысли в голове перемешались от его прекрасных голубых глаз, с такой любовью и нежностью на нее смотрящих. Она закрыла глаза. Он, не мешкая ни секунды, поцеловал ее. Как долго они мечтали об этом поцелуе! С какой жадностью и страстью они отдались ему! Пабло начал медленно опускать ее на кровать. Марисса и сама удивилась тому, что она ничего не имеет против. Но как только ее голова коснулась подушки, она пришла в себя.
- Пабло, – она отстранила его от себя, – мне пора.
- Но почему? Что случилось?
- Просто мы не должны этого делать… при Кике.
- Марисса, ты о чем?
- Спокойной ночи, Пабло!
Она выбежала из комнаты. Ночью Марисса никак не могла уснуть. Она думала о Пабло. Об их отношениях. О ее любви к нему. О его любви к ней. Стоп! А с чего она решила, что Пабло ее любит? Неужели она поверила его глазам? Он всего-навсего хотел ее соблазнить, как любую другую девчонку, не больше. Он просто злится, что она единственная не поддается его чарам… Но как же это сложно – противостоять его глазам!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Четверг, 11.12.2008, 14:03 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Весь следующий день Марисса чувствовала себя неловко в обществе Пабло. Она старалась не смотреть на него, любое его нечаянное прикосновение вызывало легкий румянец на ее щеках (и с каких пор она стала такой застенчивой?). Но самое страшное – она никак не могла с ним поругаться. Она бы и рада, но все обидные слова застревали где-то в горле. Она сразу же вспоминала, как ей было хорошо, когда он целовал ее!
Пабло, воодушевившись таким ее поведением, решился на разговор.
- Марисса, давай поговорим о том, что случилось прошлой ночью.
- А что случилось прошлой ночью?
- Ну, поцелуй…
- Ах, это? Я немного расслабилась, а ты воспользовался моментом – вот и все, что случилось.
- Брось, Марисса, ты хотела этого так же, как и я!
- Ничего подобного!
- Ты дрожала в моих объятиях!
- Мне было холодно – ночь, как-никак…
- Марисса, не притворяйся!
Во время последней реплики Пабло махнул рукой, при этом случайно задев Кике. Они были так заняты выяснением своих отношений, что не заметили, как яйцо покатилось. На их счастье, как раз в этот момент к ним подошел Томми. Он-то и поймал яйцо.
- Пабло, ты только что чуть не укокошил своего ребенка! – весело сообщил Томас.
Гнева Мариссы не было предела. К ее облегчению, все обидные слова, застрявшие в горле, тут же вышли наружу. Да еще и новые подоспели:
- Идиот! Кретин! Придурок! Тебе ничего нельзя доверить! Сволочь! Из-за тебя меня могли бы выгнать! Дегенерат недоделанный!
- Да заткнись ты, истеричка! Ничего ведь не случилось!
- А ты меня не затыкай, Супермен чертов! Я требую развода, и Кике останется со мной!
- А с чего ты решила, что я отдам тебе Кике?
- С того, что я его мать, а ты только что его чуть не убил! – с этими словами она взяла яйцо, положила в корзиночку, а потом подошла к Томасу. – Спасибо, Томми, что спас мне жизнь! – и, поцеловав его в щечку, удалилась.
- Ненормальная! – прокомментировал Пабло.
- Угу, – промычал Томми, уставившись на пятую точку удаляющейся Спиритто.
Пабло, заметив направление взгляда своего друга, взбесился еще больше.
- Не смей глазеть на мою девушку! – закричал он.
- Она не твоя девушка! – резонно заметил Томас.
- Все равно! Не смей на нее смотреть, и все!
- Ладно, ладно, как скажешь…
Всю последующую неделю продолжалась одна и та же картина. Марисса носилась с яйцом, постоянно сюсюкаясь с ним и абсолютно не обращая внимания на насмешки одноклассников, а Пабло носился за Мариссой, пытаясь с ней поговорить и каждый раз получая от ворот поворот. Но однажды…
Однажды ночью Мариссе захотелось в туалет. Как ни странно, именно в ту же минуту и Пабло захотелось того же. Там-то они и встретились.
- Неужели и Суперменам ничто человеческое не чуждо? – поинтересовалась Марисса.
- Почему ты вечно ко мне цепляешься? Что я тебе такого сделал?
- Надеюсь, завтрашний день у тебя свободен? Потому что ночи на перечисление не хватит…
- Послушай, Марисса, я уже понял, ты меня ненавидишь. Ну хотя бы не напоминай мне об этом каждые пять минут!
- А в чем дело? Тебе так хочется всеобщего обожания?
- Спиритто, тебе не надоело со мной ссориться? – неожиданно спросил Пабло.
- Ты знаешь, нет. Наоборот, весело.
- Неужели?
- Ну… вообще-то, нет. Просто это единственный способ не… – Марисса вдруг замолчала, поняв, что чуть не проговорилась.
- Не – что? – спросил Пабло. – Продолжай.
- Н-ничего…
Воцарилось недолгое молчание.
- Как поживает Кике? – спросил Пабло.
- Хорошо. Пока еще не разбился, благодаря мне.
- Можно мне навестить его… как-нибудь?
- Конечно, в любое время.
Снова молчание, на этот раз более долгое. Можно уже было расходиться, но почему-то никто не двинулся с места.
- Марисса, помнишь, Хильда рассказывала нам, что древние греки верили, что раньше существовали бесполые совершенные люди, которых потом разделили на две части, и с тех пор все люди ходят по свету и ищут свою вторую половинку?
- Неужели ты иногда слушаешь учителей на уроке? – удивилась Марисса.
- Кажется, я нашел свою вторую половинку.
- И кто она?
- Ты.
- Я?
- Ну да. Разве ты этого не замечала? Мы с тобой – родственные души, даже в туалет ходим одновременно. В тебе есть то, чего не хватает мне, а во мне – то, чего не хватает тебе. По отдельности мы – скопище недостатков, а вместе – совершенное существо.
- Ты действительно так думаешь?
- Да. А ты – нет?
- Ты псих.
- Просто я очень люблю тебя.
- Ты серьезно?
- Да. Неужели это так не заметно?
- Ну, не знаю, может, ты снова поспорил на меня…
- Я так долго пытаюсь тебя вернуть, что уже любые сроки спора прошли бы, и я бы проиграл.
- Вообще-то, это верно…
- Значит, ты вернешься ко мне? – Пабло ближе подошел к ней.
- А кто тебе сказал, что я все еще люблю тебя?
- Твои глаза…
Пабло наклонился и поцеловал ее, а она с радостью ответила. Потому что любила его, любила всем сердцем. И наконец-то поверила, что и он ее любит…
- Спиритто, Бустаманте, что вы здесь делаете? – Бласу тоже захотелось в туалет. – Каждому по замечанию! И быстро разбежались по своим комнатам!
Но даже наказание не могло убавить величину их счастья! Все оставшееся время наказания они наслаждались своей «семейной жизнью»: мама Марисса, папа Пабло и их ребенок Кике…
- Когда он вырастет, он станет таким же кудрявым блондином, как и я! – уверял Пабло.
- Где ты видел кудрявых цыплят? – удивлялась Марисса.
- А где ты видела цыплят с дредами?
К концу наказания Кике был жив-здоров. Они вручили расстроившемуся Фонту абсолютно неповрежденное яйцо. Обоим родителям было жаль расставаться с Кике. Правда, у них оставалась надежда, что когда-нибудь, в будущем, они еще выведут не одного цыпленка…
А Диктатора все-таки уволили. Потому что похотливым старикашкам не место в элитном колледже!

КОНЕЦ



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Как избавиться от директора
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz