Четверг, 29.06.2017, 13:56
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяМоя жизнь - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Моя жизнь
Моя жизнь
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 06:53 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
АВТОР: Даха
НАЗВАНИЕ: Моя жизнь
СТАТУС: окончен
РАЗМЕР: на мой взгляд, миди. Но кому-то может показаться макси…
БЕТА: Юля, КаКТусеНоК (огромное им спасибо)
РАЗМЕЩЕНИЕ: ну уж нет. Раньше я к этому относилась спокойно, но теперь… НИКОГДА И НИГДЕ. Только с моего письменного разрешения.
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ (ПАЙРИНГ): Мари/Пабло
ЖАНР: angst (я так думаю)
РЕЙТИНГ: R/M/ (детям до шестнадцати не рекомендуется, хотя мне самой 15)
ДИСКЛЕЙМЕР: я ни на что не претендую. Все права у Крис Морены и компании (хотя Крис, увидев ЭТО, упала бы в обморок или впала бы в кому)
СОДЕРЖАНИЕ (САММАРИ): а самим прочитать? А то так неинтересно будет.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: предупреждаю – те, кто любит розовые истории, не читайте. Ничего хорошего и светлого здесь нет и быть недолжно. Тяжелый фик. Если вы не любите жестокости, то даже не начинайте читать.
ОТ АВТОРА: что можно сказать? Этот фик мой самый любимый – я его от всей души ненавижу. Совершенно он не похож ни на «Дни из жизни», ни на другие мои фики. Единственный серьезный фик, который я написала. И, видимо, последний осмысленный.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 06:53 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Пролог.

- Никогда не выбрасывайте старые игрушки…. Они – воспоминания о прошедших годах…. Они – лучшее, что может быть в нашей жизни… они пробуждают воспоминания о детстве…. Детство – самая лучшая пора нашей никчемной жизни…. В детстве мы не умели предавать, не умели врать в глаза… были самими собой. Во взрослой жизни это просто нереально…. Когда мы преодолеваем некий рубеж, мы теряем детскую непосредственность… мир меняется…
Жаль, что нельзя вернуть детство…. Нам никогда не стать такими, как мы были прежде…. Детство можно лишь вспоминать… со слезами, с улыбкой… радуясь, горюя…. Но эти воспоминания иногда здорово помогают…. Помогают отвлечься, все переосмыслить, забыться…
Иногда бывает тяжело… тяжело посмотреть на свою жизнь со стороны… впервые оценить свои сознательные и бессознательные поступки и понять, что ты полнейшее ничтожество… что ты никому не нужен, что тебя никто не любит…
Один парень робко поднял руку.
- Да, – вздохнула женщина, – я слушаю!
- Вы так говорите, будто все, кому перевалило за десять лет – полные сволочи! – робко возразил паренек, опустив голову.
- Ну почему же! – усмехнулась женщина. – Я такого не говорила!
- Но вы же сказали, что… – начала довольно красивая девушка.
- Я сказала, – перебила женщина, нервно теребя край делового костюма, – что искренни только дети. Но я не говорила, что дети – это те, кому не исполнилось десяти. Детство – это состояние души. Лично я была ребенком примерно до семнадцати лет…
- Играли в игрушки?! – изумилась всё та же девушка.
- Какие же вы глупые! – засмеялась женщина. – Вы ещё ничего в жизни не понимаете…. Детство – это то время, когда ты веришь в сказки… в истории со счастливыми концами…. Детство – это такая пора, когда нет серьезных проблем… когда ты смотришь на мир сквозь толстые розовые очки…. В детстве мы не умеем врать, мы умеем прощать…
- А как понять, что ты вышел из детства?! – спросил парень с первой парты.
- Ты почувствуешь! – вздохнула женщина. – Но если говорить примерно…. Ты выйдешь из детства тогда, когда начнёшь ненавидеть мир, когда резко захочешь уйти, сбежать, бросить всё…. Некоторые не взрослеют никогда… всю жизнь радуются солнышку, цветочкам… даже в горе они находят хорошее…. Только все называют вечных детей оптимистами…
- Сеньора! – подняла руку красивая брюнетка.
- Зовите меня просто Мариссой! – улыбнулась женщина. – Не люблю я всяких там церемоний. Если честно, то я при слове "сеньора" начинаю считать себя старухой Изергиль.
- Марисса! – перестроилась девушка. – А разве можно разочароваться в жизни?! Разочароваться можно в людях, но в жизни – никогда!
- Я же говорю, что вы ещё очень наивны! – устало заметила Мари. – Вы ещё не понимаете, что значит жить…. Жить – это значит каждый день пересиливать себя… пытаться не сорваться…. Жить – это значит просыпаться только с одним желанием – побыстрее бы уснуть… навсегда… отойти туда, где не так ужасно… где не обманывают, где не нужно претворяться, что у тебя всё в порядке… что ты полностью доволен своим ничтожным существованием…
- С желанием умереть, да? – выкрикнул рыжий паренек с последней парты.
- Ты догадливый! – ухмыльнулась Марисса. – Да, с желанием умереть….
- Но как можно желать смерти себе?! – продолжал допрос рыжий юноша. – Наоборот, смерти нужно бояться! Это же страшно!
- Скоро вы поймёте, что смерть – это не страшно! – пообещала Марисса. – Один известный человек говорил:
Смерть – это не тушение
Света,
А задувание лампады,
Потому что пришёл час рассвета.
- Как вы докатились до такой жизни?! – невежливо спросил кареглазый брюнет.
- До какой?! – изумилась женщина.
- До такой! Вы рассуждаете, как столетняя бабка! Вам ведь ещё и тридцати пяти нет! – выпалил юноша, буравя носком пол.
- Забавные вы! – искренне сказала Марисса. – Обычно я очень болезненно отношусь к таким вопросам, но сейчас отвечу. Был в моей жизни период, когда многое изменилось… пошло под откос, упало в пропасть… когда я оказалась в безвыходном положении…. Всё, что было мне дорого, разбилось, разлетелось на куски стекла… и эти осколки больно ранили моё сердце и мою душу…
- А из-за чего?! – перебила полненькая блондинка.
- Из-за парня…. Банально, правда?
- Не так уж и банально! – возмутилась вся мужская половина присутствующих.
- Хорошо! – выдохнула Марисса. – Я расскажу вам историю моей жизни…. Начиналось всё довольно обычно…

Глава №1.

"Здравствуй, дорогой дневник!
Извини, что не писала так долго. Просто нет времени. Я сейчас всё время провожу с Пабло. Ой, мы так счастливы! Сегодня он возил меня на берег моря. Всё было так романтично! Я так счастлива!
Честно сказать, я не думала, что мне будет когда-нибудь так хорошо! Я летаю! Сейчас смешно вспоминать, что мы когда-то ненавидели друг друга! Наверное, это была не ненависть… а что-то другое! Так же противно вспоминать, что я назло ему встречалась с разными Иванами, Хавьерами…. Они для меня были лишь средством… средством для того, чтобы позлить Пабло… доказать ему, что он мне полностью безразличен…
Какой же глупой я была! Ведь нужно было сделать только первый шаг…. Но теперь мы счастливы! Мы больше не расстанемся…
Кстати, забыла сказать. Я вчера разбиралась в своей комнате (первый раз за все время) и нашла там ящик со своими старыми игрушками. Какие они страшные! Косорыленькие мишки, зайчик с оторванной лапой…. А уж какие пыльные! Соня так обрадовалась, когда увидела их… она сказала, что давно искала "эти чудесные игрушечки". Да зачем мне этот хлам?! Я вознамерилась его выкинуть, так Соня просто на дыбы встала! Представляешь, она сказала, что нельзя выбрасывать старые игрушки. Какая чушь! Это просто ненужные вещи… ничего, я всё равно их выкину…"
- Марисса! – крикнула Лухан прямо над ухом девушки. – Марисса!!!
- Что?! – оторвала взгляд от тетрадки Андраде. – Что ты говоришь?!
- Я тебя уже пять минут зову! – возмутилась Линарес. – Ору у тебя под ухом, а ты сидишь, строчишь что-то в своей тетрадке…
- Ну, извини меня! – покаялась рыжая девушка. – Я была не права! Я очень раскаиваюсь, бьюсь головой о стену…. Так что ты хотела?!
- И как на такую можно злиться?! – спросила сама себя Лухан. – Ладно, перехожу к делу…. Ты же знаешь, что сегодня у нас выпускной…
- Конечно знаю! – подпрыгнула от счастья Андраде. – Мы наконец-то выпускаемся из этой тюрьмы!
- Так вот, – продолжила Лухи. – Мия подкинула отличную идею…
- Мия? – засмеялась Мари. – Отличную идею?
- Как ни странно! – подтвердила Лухан. – Ты же знаешь, что у Куллочи… то есть у Франко есть загородный дом…. Мия предложила завтра отметить выпускной там…
- Хорошая идея! – одобрила Андраде. – Даже у Мии в голове возникают светлые мысли…. Общение с Мануэлем явно пошло ей на пользу…
- Так что сегодня нужно собрать все необходимые вещи, – проинструктировала подругу Линарес. – А завтра купим еду и спиртное…
- А спиртное обязательно? – озабоченно поинтересовалась Марисса. – А то я беспокоюсь за Пабло… он ведь только недавно бросил пить…
- Ничего, ты просто следи а ним! – ободрила Лухи. – И не под каким предлогом не подпускай к выпивке! Он любит тебя, а значит сдержится…
- Спасибо за поддержку! – поблагодарила Мари.
- Ладно, я пойду, а то меня мой Маркитос уже заждался! – протараторила Лухи.
- Иди! – согласилась Марисса.
Когда за Линарес закрылась дверь, Андраде вновь повернулась к столу, раскрыла свой дневник и продолжила писать:
"Дневник, я же забыла написать главное! У нас сегодня выпускной! Мы наконец-то освободимся от этой тюрьмы! И Гитлер, наверняка, тоже рад до невменяемости…
Но это не главное. Только что Лухан сказала мне, что завтра мы поедем всем курсом в загородный дом семьи Куллочи отмечать свою свободу! Ура! Всё так прекрасно, так замечательно! Лучше просто быть не может…. Почему-то мне кажется, что завтрашний день станет самым счастливым днем всей моей жизни…. Жизнь ведь так прекрасна! А что ещё нужно для счастья?! У меня две чудесные сестры… да, ведь даже Мия по-своему чудесна… ещё у меня есть любимая мама и вполне сносный отчим… а самое главное, любимый человек…. Он всегда рядом со мной…. Он нужен мне, как воздух… а главное, я точно знаю, что он меня не бросит…"
* * *
- Я тогда была очень глупа…. Я мечтала, я думала, что всё отлично… что все люди искренни и бескорыстны…. Как же сильно я заблуждалась! Мечты… мечтать могут лишь дети…. И только дети наивно думают, что мечты могут сбываться… чушь! Мечты могли бы сбываться, если бы люди были хоть чуть-чуть милосерднее…. Но люди – это худшее, что может быть на Земле…
Некоторые всей душой ненавидят животных… я таких не понимаю…. Ненавидеть-то нужно только людей… животные не могут предавать… наверное, чтобы предать, нужно быть очень умным и изворотливым…. И ещё. Где вы видели собаку, делающую аборт?! Или кота, до смерти избившего свою несчастную жену или ни в чём не повинного сына?! А может вы встречали хомячка, принимающего наркотики?! Помните, быть человеком – самое страшное наказание…
Но в тот момент я ничего этого не понимала… всё в жизни было прекрасно, замечательно, удивительно…. Знаете, однокурсники меня всегда считали очень здравомыслящей девушкой… просто они сами были ещё наивнее, чем я…. Больше я никогда не поверю никому, даже самой себе…. Счастье – крайне непостоянное явление, в любой момент оно может обернуться страшным горем…

Глава №2.

Выпускной прошёл для всех не так, как хотелось бы. Почему-то он не задался. Хотя начиналось всё довольно весело.
Сначала Дунофф произнес традиционную речь, под которую половина выпускников задремала на плечах у своих вторых половин. Но Марсель, как назло, останавливаться никак не хотел.
- …мне сейчас очень грустно! Я полюбил этих подростков как своих собственных детей… – взахлёб вещал директор.
- Так мы можем остаться! – неожиданно даже для себя выкрикнула Марисса. – Ещё парочку лет порадовать вас своим присутствием…
На лице Дунофа отразились просто нечеловеческие муки.
- Я… – проблеял он.
- Да пошутила я! – засмеялась Марисса. – Можете быть спокойны, я ни секунды лишней здесь не останусь!
Директор колледжа выдохнул так шумно, что это услышали все.
- А теперь, – сказал Марсель, немного отдышавшись, – приглашаю всех внутрь колледжа на концерт и дискотеку…
Повторять дважды не пришлось. Но неприятности начались как раз на дискотеке. Не стоит говорить, что все напились. Трезвыми остались только Марисса, Пабло и Мия. И тут началось! К Мие вальяжной походкой подошла Фернанда и заявила:
- Кукла, а ты что тут делаешь?! А ну пошла с моего праздника!!!
Мия, будучи в здравом уме и твердой памяти, решила не обращать внимания на выпады подвыпившей сеньориты Байрон.
- Ей, дура! – не унималась Фер. – Я к тебе обращаюсь! Ты оглохла?!
Мия, не поворачивая головы, болтала с Мариссой. И никакого скандала не было бы, если бы не вмешался Мануэль, который горел желанием защитить свою девушку.
- Заткнись, идиотка! – дыша перегаром, заявил Агирре. – Не смей обижать мою девушку, а не то я за себя не ручаюсь…
- Ой, и что же мне сделает вождь ацтеков?! – противно захихикала Фернанда. – Нашлет проклятие обезьяны с бананом?!
Это заявление стало последней каплей, а на Мануэля оно подействовало как красная тряпка на быка. Агирре с боевым кличем бросился на девушку.
- Мануэль! – крикнула Мия.
Пабло, мгновенно оценив ситуацию, кинулся разнимать начавшуюся драку. Марисса тоже поспешила на помощь.
Когда дерущихся растащили по углам, началась оценка ущерба и подсчет боевых ран. Слава Богу, особых повреждений не было, только у Мануэля оказалась расцарапана щека, а у Фернанды с космической скоростью наливался синяк под глазом.
- Придурок! – рыдала в своем углу "ринга" Байрон. – Как же я теперь покажусь на людях?! Аристократам не престало ходить с синяками!
- Ничего, переживёшь! – злобно прошипел Мануэль. – Скажи спасибо, что я тебя по полной программе не разукрасил!
- Хам! – истерично взвизгнула Фер.
Маркос, прекрасно понимая состояние всех присутствующих, попытался хоть как-то поправить положение и предложил:
- А давайте споём что-нибудь?!
Все промолчали, только Марисса вздохнула и сказала:
- Маркос, я ценю твоё желание спасти праздник, но уже слишком поздно. По-моему, всем просто лучше разойтись по комнатам.
- Но, – начала Лухан.
- Понимаю, – прервал Пабло. – Но ничего уже не сделаешь. Нам всем нужно выспаться, выпускной провалился.
- Жаль, конечно! – вздохнула Мия, гладя по голове своего ярого защитника.
- Ничего, оторвёмся завтра! – многообещающе ответил Пабло. – Надеюсь, что в доме семьи Коллучи всё пройдет намного лучше…
Все, признав правоту Пабло, разошлись по комнатам. Ничего, завтра будет новый день…
* * *
- Мне было очень обидно. Ну конечно, один из самых главных праздников в моей жизни обернулся обычной базарной дракой…. Это было эдаким темным пятном на истории моей сладкой жизни…. В то время этот инцидент казался мне очень большой неприятностью…. Глупо, очень глупо…. Испорченный день – не повод для вселенской скорби… но как это объяснить своевольному подростку?! В юношестве нам все проблемы кажутся глобальными… потому что лет до двадцати мы просто не сталкиваемся с настоящими жизненными катастрофами…
Могла ли я тогда подумать, что выпускной окажется чуть ли не самым счастливым событием тех дней?! Разве могла я предположить, что дальше моя жизни сделает разворот на сто восемьдесят градусов?! Я же не знала, даже на секунду предположить не могла, что могут быть события похуже, чем полностью сорванный выпускной…. Конечно, я даже мысли такой не допускала…. Никому не хочется рушить в своей жизни некую иллюзию сказки…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 06:54 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава №3.

Утром у многих пятикурсников болели головы, а об исходе вчерашнего вечера помнили лишь три человека: Мия, Пабло и Марисса. Фернанда с утра искренне недоумевала, откуда у неё взялся синяк под глазом. А Мануэль всё утро спрашивал у Мии:
- За что ты расцарапала мне лицо?!
Поэтому почти у всех было прекрасное настроение. Ехать в загородный дом Коллучи решили ближе к вечеру. А кто же утром празднует?!
Перед тем, как поехать веселиться, юноши и девушки всей дружной компанией пошли в супермаркет за продуктами. Вопрос о выпивке был решен почти сразу и затруднений особых не вызвал. Но когда дело дошло до закуски, начались нешуточные проблемы.
- Я хочу ананасы! – заявила Мия, подойдя к прилавку с фруктами. – Они очень полезны для кожи! А ещё, это мои любимые фрукты!
- Я не согласен! – заспорил Пабло. – Поверь мне, после того, как ты закусишь водку ананасами, они станут твоими самыми нелюбимыми! Поверь мне, уж я-то знаю!
- Милый! – толкнула Марисса своего парня в плечо. – Ты-то чего лезешь?! Ты пить не будешь, даже не надейся! Только через мой труп!
- Я и не собирался! – засмеялся Паблито. – Не нужно вставать на дыбы, ты же знаешь, что я тебя сильно люблю! Я просто дал дружеский совет Мии…
- Нет, ананасы мы не купим! – заспорил Эскурра. – Жуткая гадость! Водка с ананасом – чистейшей воды извращение!
- Точняк! – подхватил Ларсен. – Лучше взять воблу! Самое оно к выпивке!
- Фу! – скривилась Фернанда. – Вобла! Это же верх вульгарности! Мы, аристократы до десятого колена, не можем закусывать такой гадостью!
- А разве аристократы пьют водку?! – искренне удивилась Лаура.
- Хамка! – истерически взвизгнула Байрон. – Да как ты смеешь меня оскорблять?!
- Я считаю, – погасил скандал в зародыше Мануэль, – что вобла ни к чему! Если бы было пиво, тогда пожалуйста, но водка…
- А что ты предлагаешь?! – поинтересовался Эскурра. – Ананасы?!
- Нет! – спокойно сказал Мануэль. – Я предлагаю всего понемногу купить и сделать обычные бутерброды. Так проще.
- Обычные бутерброды?! – переспросила Мия. – Ману, милый, ты издеваешься?!
- Всё! – решительно отчеканила Марисса. – Хватит! Мне надоело, так что заканчивайте этот цирк! На закуску мы берем сухарики, и точка!
Все с недовольством посмотрели на Андраде, но спорить с этой взрывоопасной девушкой никто не решился, потому что никому не хотелось быть заживо сожженным прямо в магазине.
Стоит ли говорить, что "веселая компания" довела кассиршу до эпилептического припадка? Стоит ли говорить, что охрана магазина внесла имена пятикурсников в черный список самых нежелательных клиентов этого столетия?
Через некоторое время юноши и девушки уже входили в особняк Коллучи. Здание оказалось роскошным, было видно, что оно обставлено человеком, обладающим чувством вкуса.
- Здорово! – восхитились все хором.
- Это Соня обставляла! – похвасталась Мия. – А до этого здесь было довольно неуютно, я никогда не любила этот дом…
- Соня постаралась на славу! – пришлось признать Мариссе. – До этого здесь было ужасно…. Всё-таки у Франко совсем нет вкуса…
- Не нужно оскорблять моего папочку! – возмутилась Мия. – Он – самый известный модельер в Аргентине! Вкус у него отменный, просто не было времени…
- Да что ты говоришь! – насмешливо проговорила Марисса.
- Девочки, не ссорьтесь! – встал между скандалистками Пабло. – И у Франко, и у Сони отменное чувство вкуса! Но мы сюда приехали не спорить, а праздновать наш выпускной из тюрьмы "Элитный путь"! Так что нужно радоваться и пировать!
- Ты прав! – согласилась Андраде и, показав Мие язык, направилась вслед за своим парнем на кухню готовиться к грандиозному пиру.
- Я с тобой ещё поквитаюсь! – крикнула вдогонку девушке блондинка.
* * *
- Моё настроение постепенно улучшалось…. Всё возвращалось к привычному ритму моей жизни, а горький осадок от выпускного постепенно таял, оставляя от себя только легкий дымок и некоторую недосказанность…. Мне доставляло удовольствие всё: "война миров" в магазине, перепалка с Мией…
А самое главное это то, что рядом со мной был Пабло… мой Пабло…. Рядом с ним мне всегда было тепло… я не понимала, как могла ненавидеть его…. Он был не только моим любимым человеком, но и моей палочкой-выручалочкой. Блондин удерживал меня от необдуманных поступков, сглаживал все углы в моих отношениях с Соней, помогал в трудную минуту, разнимал наши бесконечные стычки с Мией…. Милый, добрый, отзывчивый и такой родной…
Я ожидала от этого праздника намного больше, чем от выпускного…. Кто бы мог подумать, что именно с этого дня жизнь даст трещину? Кто мог предположить, что этот день из самого счастливого превратится в самый ужасный?!

Глава №4.

Примерно через полчаса веселье уже шло полным ходом. Музыка гремела, в углу сиротливо расположилось бесчисленное количество бутылок из-под водки…. На этот раз пила даже Мия, которая в принципе не выносила запах спиртного. А число трезвых уменьшалось с космической скоростью, теперь их было всего двое: Марисса и Пабло, от которого ни на шаг не отходила его девушка. Но, несмотря на нетрезвость почти всех присутствующих в доме, на этот раз досадных казусов не случилось. Все были заняты своими делами. Пилар и Томас уединились в отдельной комнате. Маркос и Гидо играли в игру "Кто больше выпьет?", а их девушки стояли рядом и пытались хоть как-то сдержать своих ненаглядных, но получалось плохо, так как Лаура и Лухан тоже почти не соображали. Вико и Рокко в середине комнаты пытались станцевать что-то, примерно похожее на танец взбесившихся кенгуру. Мия и Мануэль обнимались на диване, не стесняясь и не замечая никого вокруг себя. Марисса и Пабло сидели в углу, а остальные куда-то ушли. Андраде и Бустаманте занимались тоже крайне важным делом: разговаривали о будущем.
- Когда ты выйдешь за меня замуж, ты родишь мне пять, нет, шесть сыновей! – мечтательно протянул Пабло, в упор смотря на Мари.
- Сколько?! – поперхнулась Андраде. – Шесть?! Издеваешься?! У меня даже в горле пересохло! О, вода, как вовремя!
Марисса схватила стакан, стоящий на столе.
- Не нужно! – предостерег Паблито. – Это…
Но Мари, не слушая своего парня, залпом проглотила жидкость и мгновенно закашлялась, на глазах девушки засверкали капли.
- Это водка! – безнадежно закончил блондин.
- Пабло! – просипела рыжая девушка, вытирая подступившие слезы. – Пабло, мне плохо! Проводи меня до туалета, прошу!
- Конечно! – подскочил на месте Пабло. – Пойдем, любимая!
Бустаманте подхватил свою девушку на руки и в считанные секунды доставил её до санузла. Марисса незамедлительно скрылась в комнате, и через несколько секунда оттуда послышались булькающие звуки. Ещё через некоторое время Андраде вышла к Пабло. Лицо девушки было бледным, словно полотно, а сама она вытирала рот рукой.
- Я не переношу водку, – словно оправдываясь, сказала Мари. – Меня мутит даже от чайной ложки этого "напитка"…
- Я понимаю! – мягко сказал блондин, притягивая девушку к себе. – Зачем же ты выпала "воду" из стакана?! Я же хотел предупредить…
- Я думала, что там вода! – пожала плечами Андраде.
- Глупая! – засмеялся Пабло. – Это вечеринка, здесь есть только водка…. Давай я отведу тебя в комнату, и ты поспишь…
- Зачем?! – не поняла Марисса.
- Тебе легче станет! – объяснил Бустаманте. – Отдохнёшь, поспишь… а я к тебе присоединюсь, так скажем за компанию…
- Хорошо! – согласилась девушка. – Пойдем!
Пабло донес Мариссу до ближайшей комнаты, зашел в помещение и бережно положил на кровать. Затем блондин укрыл свою любимую одеялом и прилёг рядом с ней. Уже через пять минут Марисса спала крепким сном…
Посунулась Мари оттого, что стало вдруг жутко холодно. Открыв глаза, девушка поняла причину этого: одеяло упало на пол, а Пабло рядом не было. Андраде решила, что её парень вышел на минутку покурить. Потом рыжая девушка встала и направилась в сторону туалета. Но, запутавшись в бесконечных коридорах, она случайно зашла в чью-то комнату. Марисса хотела извиниться, но ей помешал голос, донесшийся с кровати:
- Ты любишь меня?!
Андраде поняла, что случайно вторглась в личную жизнь какой-то парочки. Девушкой, судя по голосу, была Фернанда. Мари хотела незаметно выйти из комнаты, не обнаруживая своего присутствия, но её остановил мужской голос:
- Конечно, я тебя обожаю!
Марисса прекрасно узнала до боли родной голос…. Он принадлежал никому иному, как Пабло Бустаманте…
* * *
- Вот и разбились мои мечты… поломались, разлетелись, приказали долго жить…. Ушли из моего сердца, не удосужившись даже спросить разрешения или хотя бы попрощаться… ОН предал меня… предал с этой сучкой Фернандой…. Такого я ждала меньше всего… по крайней мере, от него я точно предательства не ожидала… только не от него…
Вот так рушатся сказки малолетних дурочек… когда ты не ждёшь, тебе вонзают нож в сердце… смеются над тобой, оставляя с израненной душой сидеть у разбитого корыта, проливая ведра слез…. Внутри тебя остаётся только всепоглощающая пустота, которая постепенно уничтожает способность чувствовать… а может, это и к лучшему…. Зачем людям чувства?! Они никому не нужны! Да и любовь – совершенно бесполезная вещь в нашем мире продвинутых технологий….
Но если бы на этом несчастья кончились…. Я бы всё отдала сейчас для того, чтобы это была ТОЛЬКО измена…. Потому что дальнейшая моя жизнь превратилась в форменный кошмар, такого и в страшном сне не увидишь… но обо всём по порядку…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 06:56 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава №5.

Марисса застыла, словно статуя из камня. В голове билась только одна мысль: "Бежать отсюда скорее!". Но ноги никак не хотели отрываться от пола. Слава Богу, парочка на кровати не видела замершую на месте девушку.
- Я тоже тебя очень люблю! – продолжала разглагольствовать Фернанда. – А как же твоя идиотка? Почему ты с Андраде?!
Марисса вся внутренне сжалась, ожидая ответ.
- Андраде?! – Пабло на секунду замолчал. – Только мимолётное увлечение. Не мне тебе объяснять, что в таких, как она, не влюбляются…
Мариссе показалось, что земля пошатнулась под ногами, а сердце ушло в пятки. Чтобы не упасть, девушка схватилась за стену.
- Я знаю! – ответила тем временем Фернанда. – Просто я удивляюсь! Всех блондинок ты бросал после первой ночи, а с этой уродиной вон сколько встречаешься!
- Просто… - Бустаманте на секунду запнулся. – Просто это привычка…. Я столько добивался эту "недоступную крепость", что когда добился её, захотелось попользоваться подольше. Она же была "невинной овечкой" во всех смыслах…
- Да ты что?! – залилась смехом Байрон.
Андраде, наконец-то обретя способность двигаться, пулей выскочила из комнаты, нечаянно сильно хлопнув дверью. Добежав до комнаты, Мари заперлась изнутри, упала на кровать и затряслась от беззвучных рыданий…
Он снова это сделал…. Он снова посмеялся над ней, снова разбил её сердце…. Холодно… холодно оттого, что она вновь купилась… купилась на эту ложь о любви, на бесконечный обман, на мифическую сказку с хорошим концом…. А ведь он не раз доказывал, что способен обмануть, предать, растоптать, унизить, обидеть… но любовь очень зла и очень слепа….
Она должна, должна была это предвидеть! Ей не нужно было верить ему, нельзя было поддаваться чувствам! Ведь она поняла это ещё тогда, когда он поспорил на неё…. Да, тогда тоже было очень больно…. Ты живешь, радуешься жизни, считаешь себя бесценной драгоценностью… а тут внезапно узнаешь, что твою цену четко определили – коллекция дисков… тебе вдруг говорят, что большего ты просто не достойна… никто не даст за тебя больше…
Больше она не совершит такой ошибки…. Она никогда не поверит ему! Даже если земля расколется пополам, она не простит его…. Хватит! Он не достоин даже капли её слез…. Но почему они тогда падают?! Почему эти непослушные капли стекают по щекам, хоть она и гонит их прочь?! Почему она всегда руководствуется только сердцем, чувствами?! Разум плохого никогда не посоветует…. И почему всегда правы те, кто предсказывает беду?!
Раздался немного настороженный стук в дверь. Марисса оторвала голову от кровати и попыталась как можно более ровным голосом спросила:
- Кого принесло на мою задницу?!
- Мари, это я, Мия! – раздалось с той стороны двери.
- Зачем ты пришла?! – поинтересовалась Марисса, вытирая со щек надоедливые капельки слез, стекающие на шею.
- Мари, впусти, пожалуйста! – заканючила Мия. – Мне очень нужен твой совет!
У Андраде в голове задвигались тяжелые мысли: "Впустить – не впустить?" Некоторое время стояла тишина, а потом блондинка не выдержала:
- Так можно войти?!
- Входи! – выдохнула Марисса. – Только закрой дверь на замок!
В комнату робко зашла Коллучи и быстро закрыла за собой дверь.
- Что случилось?! – замученным голосом переспросила Мари, всё ещё лежа на кровати. – Ты сломала свой любимый ноготь?!
- Нет, Марисса! – неожиданно серьезным голосом парировала Мия. – Это с тобой что случилось?! Наша с Мануэлем комната рядом, и я слышала, как ты залетела в помещение, громко захлопнув дверь. У тебя какие-то проблемы?!
Марисса хотела с безразличием в голосе сказать, что всё отлично, но, не сдержав себя, девушка разрыдалась и выложила всё…
* * *
- Мне нужно было выговориться…. Просто излить душу, частично отпустить эту боль, которая просто пожирала меня изнутри…. Поэтому я рассказала всё Мие…. Мие Коллучи, которую, несмотря на родство, считала бездушной куклой… Мие Коллучи, с которой не упускала повода поскандалить…. Но парадокс был в том, что она выслушала меня! Выслушала, поняла… не ожидала от неё такого…. Именно понимания, мне не нужна была жалость…. Ненавижу жалость! Жалеть нужно убогих, но не меня! Да, мне было плохо, но это не повод для разведения соплей. Даже тогда, когда я была ребенком, я не переносила жалости к себе…. Жалость – последняя стадия, до которой доходить нельзя…
Сказка кончилась…. Настала жизнь… да, она сурова, местами даже жестока…. Но настоящая жизнь лучше сказки…. Сказки не бывают вечны, рано или поздно мы понимаем, что всё кончено…. Пришел и мой черед осознать эту простую, но в то же время такую трудную истину…. Я осознала… как смогла…. Моя жизнь медленно, но верно превращалась в дешевый триллер плохого качества…. Эдакое сопливо-слюнявое безобразие…Глава №6.

Марисса лежала, положив голову Мие на колени и тихо всхлипывая, а блондинка с понимающим видом гладила её по волосам.
- Может, ты всё неправильно поняла?! – осторожно осведомилась Коллучи. – Вдруг Пабло просто пьян и не понимает, что делает?!
- Ты сама-то себе веришь?! – всхлипнула Марисса, сворачиваясь клубком. – Более абсурдную версию и придумать нельзя…. Бустаманте разговаривал совершенно трезвым голосом, я это прекрасно слышала… не нужно делать из меня дуру… ведь я и так дура…
- Не говори так! – воскликнула Мия. – Ты вовсе не дура!
- А как меня можно ещё назвать?! – поинтересовалась Андраде с горечью в голосе. – Дура, поверившая бабнику…
- Мари! – вздохнула Мия. – Пойми, ты не дура, ты просто любишь его…. Любовь иногда ослепляет глаза, и мы не видим очевидных вещей…. Вспомни, как Ману изменил мне на четвертом курсе… все знали, кроме меня… я тоже чувствовала себя идиоткой…
- Это был другой случай… – начала Марисса.
- А чем он отличался от этого?! – перебила блондинка. – Это тоже была измена. Марисса, пойми, ты не глупая! Просто иногда устаешь бороться… иногда надоедает каждый день убеждать себя, что ты не любишь его. Порой хочется просто поверить… поверить любимому человеку один раз в жизни…. Никто не застрахован от ошибок… всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. Я однажды так же, как и ты, устала бороться с собой… пересилила себя и простила Мануэля. Мне повезло, я не ошиблась, а ты, к сожалению, просто влюбилась не в того человека…. А может быть этой ситуации есть какое-то объяснение… обстоятельства бывают разными…
- Обстоятельства?! – выкрикнула Мари. – Обстоятельства?! Да никакими обстоятельствами нельзя оправдать то, что он говорил этой сучке…
- Тише! – вновь погладила Мия Мариссу по голове. – Я не хочу сказать, что Пабло ангел… я не защищаю его, а предполагаю… в жизни всё бывает…
Андраде хотела возразить ещё что-то, но ей помещал стук в дверь.
- Кто?! – спросила Мия вместо рыжей девушки. – Кто там?!
- Это я, Пабло! – донесся голос из-за створки. – Откройте дверь!
Мия с беспокойством посмотрела на Мариссу, задав немой вопрос: "Впустить?". После недолгих раздумий Андраде еле заметно кивнула головой. Коллучи послушно встала с кровати и открыла дверь. На пороге стоял Пабло Бустаманте собственной персоной.
- Мари, нам нужно поговорить! – с места в карьер начал блондин.
Мия выразительно посмотрела на Мариссу. Андраде произнесла:
- Иди, Ми, я сама со всем разберусь…
- Если что, то я в соседней комнате! – сочла своим долгом напомнить Мия и вышла, прикрыв за собой дверь и с неодобрением посмотрев на Пабло.
- Что ты хотел?! – как можно более спокойно спросила Марисса.
- Я насчет произошедшего в комнате Фер инцидента! – без тени смущения начал Пабло. – Ты ведь всё слышала, да?!
- Да, слышала! – не стала отрицать факта Марисса. – И если ты хочешь извиниться, то можешь себя не утруждать…
- А кто говорил про извинения?! – искренне удивился "супермен". – Я про них даже не заикался…. Или ты и правда думаешь, что мне есть за что извиняться?!
- А что думаешь ты?! – ушла от ответа Марисса.
- Я считаю, что я ничего криминального или страшного я не сделал! – как ни в чем не бывало уточнил блондин. – Ну, переспал я с Фернандой…. И что такого?!
- А как же я?! – прошептала Марисса одними губами, борясь со вновь подступившими к горлу слезами.
- А что ты?! – усмехнулся Бустаманте. – Или ты действительно думала, что я "люблю тебя и буду любить вечно"?! Милая, мне тебя искренне жалко…. Я – вольная птица, и я не могу быть привязан к кому-то одному…. Мне нужна воля, свобода… ты мне этого дать не можешь…
- И почему же ты со мной?! – спросила Марисса, заранее зная ответ.
- А ты не догадываешься?! – с издевкой спросил Пабло. – Просто ты очень хороша в постели… не хотелось терять такой ценный трофей…
Не в силах больше слушать своего некогда любимого парня, Марисса вылетела за дверь. Последнее, что она слышала – это холодный смех.
* * *
- Зачем он тогда вообще пришёл ко мне?! Почему бы ему просто было не остаться у Фернанды?! Зачем было делать мне ещё больнее?! Я не знаю ответы на эти вопросы и, видимо, никогда уже не узнаю… да и не очень-то хотелось бы…
Вот так он одной короткой речью перечеркнул всё…. Весь наш мир, который я так старательно создавала из мелких осколков прошлых счастливых моментов…. Я думала, что он будет вымаливать у меня прощение, ползать в ногах… самонадеянно, конечно, но это представлялось мне именно так… и других вариантов у меня не было…. Но я жестоко ошиблась…. Может, я смогла бы его простить… в очередной раз…. Я же любила его… да что там говорить, я и до сих пор его безумно люблю…. Но нельзя вернуть прошлое, перекрутить пленку назад…. Всё вышло так, как вышло… Глава №7.

Пабло каким-то странным взглядом проводил девушку.
Он никогда по-настоящему не любил её… он никого не любил…. Не было таких моментов, чтобы в груди всё трепетало, хотелось петь, танцевать, рассказать миру о своих чувствах…. Да, был в его жизни такой эпизод… когда почему-то сильно её не хватало… когда без неё мир казался тусклым… когда безумно хотелось быть с ней…. И он принял это за любовь…
Но когда он стал с ней встречаться, стало вдруг понятно, что это не любовь… симпатия, привязанность, увлечение, но не любовь…. От настоящей любви нельзя устать… а он устал…. Устал от её ревности, от неё… от всего…. Ему снова понадобились безголовые блондинки на одну ночь… а любовь такой не бывает… наверное не бывает…
Откуда ему знать о чувствах?! В его сердце их никогда не наблюдалось… даже самого сердца как такового не было…. Да, она чем-то повлияла на него…. Что-то в нём изменилось, когда он встретил её… но что?! Он этого так и не понял…
С этим нужно было покончить… нужно было поставить точку в этих странных отношениях… пусть это получилось слишком грубо и жестоко, но так нужно…. Жаль, что она узнала обо всем вот так, но ничего не исправить. Может, он и перестарался, говоря, что она была нужна ему лишь для секса… просто что-то в нём сломалось… нервы не выдержали… а у него разве есть нервы?!
Друзья, когда узнали о его чувствах, сказали, что он любит её… он не может её не любить…. Всё же где-то в глубине он её любит… должен любить…. Но нельзя любить "чуть-чуть"… он всегда считал, что любовь – самое сильное чувство в мире, которое, как оказалось, ему не дано… любить можно, сгорая без остатка, отдавая всего себя… всю душу. А он так и не нашёл у себя душу… даже её слабые отголоски не проявились…. Он старался как мог… он правда хотел быть хорошим… но нельзя заставить себя любить… это уже не любовь, а суррогат…
Вот и всё… конец лжи, конец мнимо-приторному счастью… закончились бессонные ночи, которые он проводил, глядя на спящую Мариссу и думая об их странных отношениях…. Вся жизнь его основывалась на лжи… на бесконечной игре на публику…. Только почему он не рад? Почему на сердце стало ещё тяжелее?! Ведь он освободился… от тяжкого бремени бескрайней показной радости…. Но вот парадокс: он не рад, что она ушла… вот и всё…
Пабло тяжело вздохнул, снял недавно надетую наспех одежду и лег спать. Завтра будет новый день… и именно завтра он всё решит…
В это самое время Марисса залетела в комнату к Мие и Мануэлю. Хозяева комнаты сидели, взявшись за руки и о чем-то тихо переговариваясь. Увидев ворвавшуюся в комнату девушку, пара с каким-то страхом посмотрела на неё. Марисса, закрыв дверь, безвольно сползла по стенке, а плечи Андраде мелко подрагивали, во всей красе показывая её нынешнее состояние.
- Марисса?! – шепотом спросил Мануэль.
Ответом парню послужила довольно красноречивая тишина.
- Марисса! – чуть громче позвал Ману. – Мари, сестренка, ты меня слышишь?!
Рыжая девушка только всхлипнула и ничего не сказала.
- Что случилось, сестренка?! – осторожно поинтересовалась Мия, подошла к Мари и обняла её за плечи. – Что он сказал тебе?!
- Он… сказал… он… он… он… - попробовала начать Марисса, но её слова утонули в беззвучных рыданиях, и Андраде сбилась.
- Он тебя обидел?! – грозно спросил Агирре. – Мне разобраться?!
- Не надо… - прошелестела Марисса.
Мия и Мануэль обменялись испуганными взглядами. Марисса разговаривает шепотом… это крайняя степень отчаяния. Мари – это тайфун, цунами, землетрясение… крик – вот её обычное состояние…. Тем более при таком потрясении нужно излить душу… Марисса всегда, когда злиться, обвиняет всех и каждого, кричит, топает ногами… и все спокойны, потому что привыкли к таким проявлениям гнева. Вот если Андраде молчит, тогда пиши пропало…
- Он… – внезапно начала Марисса. – Он сказал, что я ему не нужна… он не любит меня… я ему нужны была только для постели… как резиновая кукла… кукла…
Внезапно Марисса стала хохотать, а по щекам её градом покатились слезы – с девушкой случилась истерика. Мия и Ману облегченно переглянулись… уже лучше… уже легче… хотя бы так…
* * *
- Истерика… банальная истерика… со мной такого никогда не случалось…. Да, я могла кричать, орать, обвинять всех и каждого… но рыдания – это было для меня новое состояние…
Я всегда очень предвзято, даже скорее пренебрежительно, относилась ко всякого рода обморокам…. Для меня такие проявления чувств были либо показанием слабости, либо чистым фарсом… я не думала, что истерика настигнет и меня…
Он довел меня до крайней точки… мне было плохо, хотелось умереть…. Мне тогда бы подошла любая ложь просто для того, чтобы успокоиться… но никто не хотел мне врать, поэтому я не могла угомониться довольно долго… я хохотала… над своей жизнью, над своей болью… мне было так смешно… говорят, что иногда полезно посмеяться над собой… но поверьте, это был явно не тот случай…. Мия и Ману успокаивали меня как могли. Мексиканец неуклюже обещал, что "вздернет Бустаманте на первом же суку или утопит его в унитазе", но это мне не помогло…. Могу сказать по большому секрету, что истерика с тех пор надолго стала моей верной подругой…Глава №8.

Проснувшись утром, Марисса не сразу поняла, где она находится. Она спала на чужой кровати, а вместо Пабло рядом лежал плюшевый мишка. Но не успела Андраде как следует удивиться, в голове вихрем пролетели события вчерашней ночи: Пабло и Фернанда, Мия, обида, боль, истерика…. С трудом переборов вновь подступившие к горлу рыдания, Мари осмотрела помещение. В нем стояли две кровати: одна большая, на которой и сидела в данный момент Марисса, а другая маленькая, на которой, обнявшись, тревожным сном спали Мия и Мануэль. Марисса вздохнула.
Это был не дурной сон…. Она проснулась, но видение так и не исчезло…. Всё рухнуло… он предал её… теперь придется всё сроить заново… учиться заново жить, учиться заглушать боль…. А самое главное – учиться жить без него…
На соседней кровати послышалось возбужденное шевеление. Посмотрев в сторону источника звука, рыжая девушка увидела, что Мия и Мануэль проснулись, и теперь они сидят, с нескрываемой тревогой смотря на неё.
- Доброе утро! – осторожно поздоровался Ману.
- Доброе утро! – повторила за своим парнем Мия.
Марисса посмотрела на друзей.
Зачем им знать её состояние?! Зачем показывать им свои чувства?! Чтобы они переживали так же, как и она?! Зачем?! Не нужно… это её жизнь превратилась в кошмар, это её растоптали… и только ей одной придется это пережить. Она не станет впутывать в свои личные проблемы никого… даже сестру у лучшего друга…. Они не должны страдать вместе с ней, они совсем ни при чём…. У них своя жизнь, свои радости… не нужно портить им жизнь, даже если её уже безнадежно испорчена…. Когда-нибудь она забудет всё это как страшный сон… вот и всё…
- Доброе утро! – как можно приветливее откликнулась Марисса. – Извините, что заняла большую кровать…. У вас спины не болят?!
Коллучи и Агирре недоуменно переглянулись.
- Всё нормально! – заметила жест друзей Андраде. – Со мной всё в порядке. Вы же не думаете, что я буду убиваться из-за Бустаманте?!
- Ты же его любишь! – выкрикнула блондинка и тут же осеклась, поняв всю глупость своего опрометчивого высказывания.
- Ну и что?! – натянуто улыбнулась Мари. – Бустаманте – не единственный парень на Земле…. Очень скоро я полюблю кого-нибудь другого…
- Ты точно в порядке?! – недоверчиво спросил Мануэль. Ему почему-то казалось, что Марисса чего-то недоговаривает.
- Братишка, нужно быть немного доверчивее! – проговорила Марисса, искренне надеясь, что Ману не поймет её состояния. – Я в порядке, правда!
- Это хорошо! – откликнулся Агирре. – Пойдемте вниз?!
- Мне ещё нужно сделать макияж! – запричитала Мия. – С утра я такая страшная!
- Мы пойдем вниз, а ты потом нас догонишь, хорошо? – предложил Ману.
- Хорошо! – согласилась Мия.
Когда Марисса и Мануэль вышли из комнаты, Мия быстро причесалась и с космической скоростью вылетела из комнаты. Уже через минуту блондинка забежала в комнату Мариссы и Пабло. Бустаманте с каким-то потерянным видом сидел на кровати.
- Привет, Ми! – вяло отреагировал блондин.
- Здравствуй, Пабло! – ледяным голосом начала Мия. – Я пришла для того, чтобы предупредить тебя. Пока по-хорошему…
- Ты чего?! – искренне изумился Паблито.
- Я хочу тебе сказать: даже близко не подходи к Мари! – продолжала тем временем Коллучи, не обращая внимания на изумлённый вид своего бывшего друга. – Не приближайся к ней ближе, чем на два метра. Она больше не желает иметь с тобой никаких дел, ей даже видеть тебя противно…
- Но Ми… – попытался вставить слово Пабло.
- Ничего не хочу слышать! – крикнула Коллучи. – Как ты мог так поступить, Пабло?! Я считала, что ты любишь Мариссу, что ты изменился…. А ты остался таким же подонком, как и был, Бустаманте! Ни я, ни Мари, ни Мануэль больше не хотим тебя видеть!
Выпалив эту тираду, блондинка вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. А Пабло остался сидеть на кровати, переваривая информацию…
* * *
- Я узнала об этом случае чуть позже…. Я и подумать не могла, что Мия способна угрожать своему лучшему другу, что она может поссориться с почти родственником… тем более из-за меня…. Не могу сказать, что я была польщена… нет, просто удивление…
Мия показала себя с лучшей стороны… она доказала (по крайней мере, мне), что она может постоять за себя и за своих друзей…. Конечно, её слова заведомо никогда не произвели бы нужного эффекта… потому что смешно, когда девушка с модельной внешностью и длинными светлыми волосами угрожает кому-либо… но она попыталась…
Глупая, наивная дурочка… она была даже наивнее и глупее меня…. Она хотела сделать как лучше, помочь мне, отгородить меня от Пабло, чтобы не было больше боли…. Мия не могла знать, что её слова приведут к таким ужасным последствиям…




У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 06:59 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава №9.

Через пять минут Мия, улыбаясь, вышла в гостиную.
- Что-то ты быстро! – заметил Мануэль.
- Я спешила как могла! – кукольно захлопала ресницами Коллучи. – Или мне подняться и посидеть наверху ещё часик?!
- Нет! – поспешно заявила Мари. – Не надо! Мы всем довольны….
Сверху послышались голоса, и через пару минут к Мие, Мари и Мануэлю присоединились все обитатели дома, исключая Пабло, Гидо и Томаса.
- Привет! – поздоровалась Лаура, двумя руками держась за голову. – Так болит голова…. А что вчера было?! Я слышала шум ночью…
- И я слышала! – подхватила Пилар. – Будто бы кто-то хлопал дверьми, плакал…
Андраде, Агирре и Коллучи испуганно переглянулись. Первым решил заговорить Мануэль, на ходу выдумывая историю поправдоподобнее.
- Это мы вчера с Мией ссорились! – начал Ману. – Она обиделась на меня, заплакала, а я её уговаривал, просил прощения…. Извините, что вам помешали!
- Да ничего! – махнула рукой Лаура. – Я просто поинтересовалась…. А где же наши мальчики?!
А "мальчики" тем временем сидели в комнате Пабло и Мариссы. Бустаманте, не скрывая ничего, рассказал всё своим друзьям.
- Мы с Мариссой расстались, – закончил он. – Теперь я полностью свободен…. Прощайте, обязательства, у меня как будто второе дыхание открылось! Я могу делать всё, что захочу, и никто не будет меня контролировать!
- Эм, Пабло, – осторожно сказал Томас. – А ты не думаешь, что поступил жестоко?! Можно было бы сказать помягче, ты даже с блондинками всегда лучше расставался…
- Томас, я что-то не пойму, ты на чьей стороне?! – с подозрением спросил Пабло. – Или ты считаешь, что я жестокий тиран?!
- Пабло, я думаю, что ты не прав! – выдохнул Томас. – Она не заслуживает такого удара, пойми, она же по-настоящему любит тебя и, как мне кажется, не скоро разлюбит…. Я понимаю, что тебе было тяжело, я понимаю, что ты не мог больше встречаться с ней…. Но зачем же было так грубо?! Я, конечно, знаю, что расстаться так же, как и с блондинками, не получилось бы… потому что Марисса особенная, она искренне любит тебя, да и ты к ней что-то испытывал… пусть не любовь, но это было что-то похожее, только Андраде пробудила в тебе хоть какие-то отголоски души. Но ты мог бы ей объяснить всё, попросить прощения…. Но вот эти твои слова: "Ты была нужна мне только для секса"…. Пойми, так ты можешь её сломать…
- А что мне из этого? – пренебрежительно спросил Пабло. – Это чисто её проблемы…. Она сама себе придумала, что я люблю её…
- Не думал, что ты такой жестокий! – высказался до сих пор молчавший Гидо. – Я не узнаю тебя, Паблито! Что с тобой стало?!
- Ничего со мной не стало! – заорал Пабло. – Вы идиоты! Жалеете Андраде?! Тогда убирайтесь отсюда к своей великомученице! Тоже мне, страдалицу нашли! Катитесь! Пошли вон!
Томас и Гидо недоуменно посмотрели друг на друга. Потом Ларсен сказал:
- Что ж, ты сам так решил…. Я не думал, что ты такой на самом деле…. Ты сгнил, Бустаманте, а души у тебя, видимо, никогда и не было вовсе…
- Убирайтесь! – повторил взбешенный блондин.
Два юноши покинули помещение, заранее решив для себя, что больше никаких дел не будут иметь с мэрским отпрыском. Пабло плюнул им вслед.
Все против него… и всё против него…. Тоже мне, а ещё друзьями называются. Вечно он виноват, кругом, вдоль и поперек! Конечно, остальные невинные овечки…
Ещё и Мия…. Какое она имела право ему угрожать?! Кем она себя возомнила? Царем Соломоном, вершившим правосудие?! Даже Коллучи, его подруга детства, пошла на него войной…. Это всё Андраде! Наверняка она смогла убедить Коллучи пригрозить ему…. Ну ничего, он это так не оставит! Он отомстит рыжей… и он даже уже знает, как это сделать…
* * *
- В этом был весь Пабло Бустаманте… он никогда не чувствовал себя виноватым…. Даже если все вокруг твердили, что он подлец, блондин всё равно не верил…. Как он может быть подлецом, ведь он же Бустаманте! Просто противно…
Месть… что ж, я не удивилась…. Он всегда был очень злопамятен, меня порой это настораживало и даже сильно тревожило…. Ему нужно было унизить "обидчика", втоптать в грязь, обессилить… неважны методы, главное – достигнуть поставленной цели…
Я тоже "обидела" Пабло Бустаманте…. Я, по его мнению, настроила Мию, Ману и Гидо с Томасом против него, это из-за меня, как ему казалось, он остался один…. Блондин поставил перед собой достойную цель – сделать мне больно, унизить меня… так сказать, "за всё хорошее"…
Никогда бы не подумала, что мой любимый объявит мне открытую войну на поражение… выживает только один…. И я даже точно не могу сказать, выдержала ли я это трудное испытание…. Вроде я существую, но внутри я раздавлена…
Пабло поставил цель и решил выполнить её любой ценой, как и обычно…. Бустаманте всегда добивается своего… и этот случай не был исключением…

Глава №10.

Я, просыпаясь на рассвете,
Рыдая, Господа молю.
Не можешь быть за всё в ответе…
Не любишь ты… а я люблю…

Пабло в ярости стукнул кулаком по столу.
Надоело! Всё надоело! Все надоели! В конце концов, он Пабло Бустаманте! Что могут знать о нём, сыне мэра, эти посредственные людишки…. Он им всем покажет… он покажет им, что значит идти против него, великого и ужасного…. Первой поплатится Андраде…
Пабло кровожадно улыбнулся. План мести созрел в его голове с молниеносной скоростью, и Бустаманте тут же задумал привести его в исполнение. Но нужно чуть-чуть подождать… только до того момента, когда все решат уехать…
Примерно через два часа, когда большая часть присутствующих привела себя в относительный порядок, Мия спросила:
- Ну что, разъезжаемся по домам? Или здесь ещё побесимся?
- Пора по домам! – вздохнул Томас. – Повесились… это всё, конечно, хорошо, но голова болит ужасно… нужно отоспаться…
- Точно! – поддержали остальные.
Мия, незаметно для других, кивнула Томасу, этим скупым жестом выражая всю свою благодарность. Томас понимающе кивнул в ответ. Внезапно с лестницы раздался голос, принадлежавший Пабло Бустаманте:
- Уже уезжаем?!
Мия, Марисса, Мануэль, Томас и Гидо вздрогнули. А Пабло тем временем как ни в чём не бывало продолжал:
- Жаль, жаль…. Марисса, а ты, конечно, со мной поедешь?!
- Нет! – невольно вскрикнула Мия.
- А почему нет?! – удивлённо спросила Лухан. – Он же её парень!
Марисса нервно сглотнула, но всё же ответила:
- Хорошо, я с тобой поеду…. Только поднимусь наверх, чтобы привести себя в порядок…
- Просто замечательно, дорогая! – прокричал Пабло вслед уже поднимающейся по лестнице девушке. – Я тебя жду! Ребят, вы не обидитесь, если мы уедем раньше?
- Что вы, нет конечно! – подмигнула Пилар. – Мы понимаем, что вам нужно побыть наедине!
Через несколько минут Марисса вышла из комнаты и подошла к блондину. Попрощавшись со всеми, ребята сели в машину Пабло. Бустаманте завел мотор, а Марисса погрузилась в раздумья.
Что ему нужно?! Зачем нужно было разыгрывать этот спектакль? Неужели он хочет поговорить? Но разве он не сказал всё, что хотел, вчера? Или осталось недосказанным что-то важное? А вдруг он хочет извиниться? Попросить начать всё заново? И он думает, что она его простит? Наивный…. Ну, так что ему всё-таки нужно? И зачем она вообще поехала с ним?
Марисса покосилась на Пабло. Он выглядел странно: руки изо всех сил вцепились в руль, глаза бешено смотрели на дорогу. Просидев некоторое время в полной тишине, Мари неожиданно уснула.
Проснулась Андраде в незнакомом месте. Девушка попробовала встать с кровати, но у неё почему-то не получилось. Мари сначала не поняла, почему не может двигаться, но потом сообразила – она привязана к кровати. Не успела рыжая как следует удивиться или испугаться, как перед ней появился Пабло.
- Что это значит, Пабло? – дрожащим голосом выдавила из себя Марисса.
- А ты не понимаешь? – издевательски поинтересовался Пабло. – Ты думаешь я не понял, что это ты попросила Мию пригрозить мне? Это из-за тебя мои друзья отвернулись от меня! За тобой должок, Андраде, и мне выбирать, чем его взять…. Сама разденешься или тебе помочь?
* * *
- Моя жизнь всегда была странной… неправильной, неидеальной, местами сумасшедшей или чересчур серьезной… никто не понимал, как можно так жить…. Да я и сама не особо в этом разбиралась… в трудные моменты я просто ненавидела свою жизнь… и всё же, несмотря ни на что, она была моей… не чей-либо, а именно моей…
А он разрушил мою жизнь… просто перечеркнул её, убил все мои чувства…. Я не думала, что он сможет сделать мне больней, чем уже сделал, но сильно ошибалась…. У Пабло Бустаманте был талант втаптывать меня в грязь, унижать, заставлять страдать…
Именно в тот момент я поняла, насколько я слаба, насколько ничтожна… просто букашка, которая даже не может постоять за себя, дать отпор…. Он изнасиловал меня, как я ни сопротивлялась…. Он показал мне моё место – место резиновой куклы, падшей женщины, ничего не значащей…. Тогда я в полной мере осознала его слова: "Ты нужна только для секса"….
Он убил мою жизнь… с того момента я окончательно поняла, что не нужно бороться… не нужно бороться за любовь, не нужно бороться за место в жизни… борьба – пустая трата времени… мир не признает людей. Неважно кто ты – мятежник или просто серая незаметная мышь… всё равно ничего не изменишь, ничего не исправишь… а есть ли смысл жизни?
Все вспоминают юность с улыбкой на губах, а я – со слезами на глазах…. И даже не потому, что мне тогда было плохо…. Нет, плохо мне стало потом…. Просто, вспоминая ушедшие годы, я задаю себе вопрос: Где та жизнерадостная девчонка, которой я была когда-то? Почему я стала такой? Но у меня уже готов ответ на мой второй вопрос… я устала бороться…Глава №11.

Тебя ненавижу, но всё же люблю…
Пойми, что не я тебе в душу плюю…
Спектакль закончился… руки разбиты…
На сцене остались душа… и корыто…

Этот кошмар продлился час, а Мариссе показалось, что прошла вечность. Сначала девушка попыталась вырваться, но её руки и ноги были крепко привязаны в кровати. Пабло, несмотря на яростное сопротивление, буквально сорвал с девушки одежду.
- Не надо, Пабло! – заплакала от бессилия Андраде. – Я прошу, оставь меня в покое…. Ты и так меня бросил, не нужно больше боли…
- Ты должна за всё ответить! – с необъяснимой злостью выкрикнул Пабло. – Всё из-за тебя! Виновата только ты!
- В чем, Пабло? – Марисса подняла на него глаза, в которых читались испуг и непонимание.
- Не прикидывайся дурой! – закричал Бустаманте. – Не зли меня! Ты прекрасно знаешь, в чём ты виновата! И ты заплатишь так, как сказал я!
- Но… – слабая попытка переубедить была заранее обречена на неудачу.
- Ты надоела мне! – оповестил блондин и заткнул девушке рот слюнявым поцелуем.
Марисса пыталась что-то сказать, сопротивлялась, вырывалась, но ничего не могла сделать. Юноша лишь усмехался, видя её усилия, и делал девушке с каждым разом всё больней. В конце концов, Мари сдалась, крепко зажмурила глаза и попыталась не показывать боли, моля Б-га о том, чтобы этот ужас закончился как можно быстрее. Но Пабло, наоборот, не желал останавливаться. Его глаза горели мрачной решимостью, а его безумный вид без слов говорил о том, что Бустаманте способен на всё для того, чтобы отомстить своей бывшей девушке.
Наконец, всё кончилось. Пабло спокойно оделся и вышел из помещения, не сказав заплаканной Мари ни слова.
За что он с ней так? Что она ему сделала? Задела его самолюбие, навредила? Или взяла на четвертом курсе ручку, а потом не вернула?.. Почему она полюбила именно его? Этого жестокого, бесчувственного, черствого человека…. Жаль, что сердцу не прикажешь…. Он унизил её, растоптал, предал… а она, как полная дура, ещё до безумия любит его…
На пороге комнаты вновь появился Пабло Бустаманте собственной персоной. Андраде вся сжалась, как внутренне, так и телом. Она ожидала, что парень решил её помучить ещё больше, чем уже сделал. Но блондин повел себя неожиданно: он подошел к кровати и перерезал веревки, которые удерживали девушку.
Марисса вскочила с кровати и хотела бежать, но Пабло схватил её за руку и резко притянул к себе, не давая вырваться.
- Только попробуй пикнуть! – угрожающе сказал он. – Если ты кому-нибудь расскажешь, то я тебя на краю света найду… и тогда тебе точно несдобровать…
Почувствовав, что Пабло ослабил немного хватку, девушка резко выдернула свою руку и выбежала из дома на улицу. Не разбирая дороги, Мари бежала, изредка падая и вставая вновь. За ней никто не гнался, но рыжая упорно бежала вперед. Впереди показался лес и Андраде, не раздумывая, забежала в чащу. Лишь там она немного успокоилась и позволила себе спокойно отдышаться. Но долго медлить было нельзя. Размазывая по лицу следы недавно произошедшего, Марисса побрела вглубь леса, не смотря по сторонам.
Внезапно девушка вышла на магистраль, по которой с бешеной скоростью носились машины. Несколько секунд Андраде стояла неподвижно, а потом решилась. Она прыгнула под колеса. Свет фар… глухой стук… темнота…
* * *
- Я просто не могла больше…. Я не могла принимать участие в фарсе под названием жизнь. Я захотела освободиться… от оков бессмысленного существования…. Что-то во мне сломалось, что-то перевернулось… наверное, это душа ушла, помахав мне на прощание ручкой. Я знаю, что поступала неправильно… самоубийство – величайший из смертных грехов, нельзя идти против воли Б-жьей и торопить неизбежное…. Мы все совершаем ошибки, и я – далеко не исключение. Это сейчас я всё понимаю и даже готова ждать, когда придёт тот счастливый день, в который Господь сжалится и заберет меня…. Но тогда… я была раздавлена. Никто и ничто не могло вернуть меня к жизни… да и сама я была только "ничто"… впрочем, как и сейчас…
Я не хотела никому мешать… я не хотела, чтобы меня жалели, сочувственно говоря: "Ты так много пережила, мне тебя так жаль", а за глаза насмехаясь над моей нелепой судьбой…. Да, я уже никому не верила… ни маме, ни Франко, ни Мие, ни даже Ману…. Пабло Бустаманте отучил меня верить людям. Он делал меня такой же, каким был он: подозрительной, холодной и… жалкой. Я не смогла бы смотреть в глаза людям после того, что он со мной сделал… мне казалось, что все отвернутся от меня, как только узнают о случившемся, или, что ещё хуже, будут смеяться над моей ничтожной персоной…. Да, это глупая мысль, но я тогда просто не могла рассуждать здраво… я вообще не могла рассуждать…
Если бы я только знала, что происходит Паблито… если бы я могла предположить такое, то не было бы ничего того, что произошло после…. Я же не знала, что ему так плохо…. Я могла бы помочь ему, мы бы справились, но… он и сам не знал…
Сейчас я виню себя… я должна была понять, что он не мог не любить, что он не мог быть таким… я должна была сообразить, что это не он…

Глава №12.

Осколки памяти в душе померкли…
Я не хочу всё помнить… не могу…
Мне надоело судьбы заново коверкать…
Я понимаю – не от боли я бегу…

После того, как девушка убежала, Пабло немного постоял, молча глядя ей вслед. Потом он сел на злополучную кровать и задумался.
Что он делает? Что он делает со своей жизнью? Что он делает с её жизнью? Зачем он сделал это?! Кому от этого стало легче или лучше? Он думал, что после того, как он раздавит её, станет легче… он думал, что в душе останется сладкий осадок мести… идиот…. Оказалось всё намного сложнее, чем представлялось на первый взгляд… в душе прочно поселилось только всепоглощающее чувство отвращения… отвращения к себе и… к ней…
В кого он превратился? На кого он стал похож? На Серхио Бустаманте… на своего отца – подонка, преступника, которого он ненавидит всей душой…. А теперь он сам стал таким же бессердечным, таким же жестоким… неужели гены?
Что с ним произошло? Почему он поступил с ней так? За что он с ней так? Она же не заслужила… идиот… только недавно он рассуждал о том, что поступил с ней несправедливо, но так было нужно, потому что он больше не мог… рассуждения… а он взял и сделал ей больнее, чем было… ничтожество…. Самое интересное то, что он не мог себя контролировать… гнев просто заполонил его мозг, и он не смог подавить в себе приступ. Он не понимал, что делает, а только слепо следовал животному инстинкту… словно кто-то другой сидел внутри него и управлял его телом…
Что, Бустаманте? Правда глаза колет? Ты всегда был трусом, неспособным признать свои ошибки… ты всегда прятался за чужие спины, лишь бы самому не отвечать за свои поступки. Вот и сейчас ты здорово прикрываешься тем, что "кто-то словно управлял твоим телом". Неужели так сложно понять, что ты сволочь? Хватит жалеть себя…. Ты не стоишь даже капли её слез, а она из-за тебя пролила их море…. Имей мужество хотя бы признать то, что ты последний подонок…
Что теперь с ней? Куда она побежала? Почему он не побежал за ней? В таком состоянии она может натворить что-нибудь… она всегда была вспыльчивой, а в таком состоянии она может наломать дров…. Или, что того хуже, вдруг она захочет сделать что-то с собой?! И всё из-за него, из-за Бустаманте… всё он…. И какого черта он сидит?!
Пабло вскочил на ноги.
Одному ему не справиться…. Прилежащая к этому дома территория огромна, а рядом ещё есть лес…. Нужно позвонить Мие и Ману…. Но станут ли они его слушать?! Нет, они должны ему помочь, потому что речь идет о Мариссе…
Пабло достал мобильник и спешно набрал номер Мии. Трубку взяли только после двадцатого гудка, и всё время ожидания Пабло нервно скрипел зубами.
- Алло! – раздался недовольный голос на том конце провода. Наверное, Мию оторвали от более важного занятия.
- Ми, это Пабло! – выдавил из себя блондин.
- Пабло! – встрепенулась Мия. – Наконец-то ты позвонил! Отвечай, где вы? Мы все просто извелись, уж и не знаем, что думать!
- Понимаешь, Ми… – начал Пабло. – Марисса…
- Что с Мариссой?! – нервно выкрикнула Коллучи. – Что ты с ней сделал?!
- Я… - Бустаманте запнулся. – Понимаешь, Ми…. Я хотел с ней поговорить, привез в один заброшенный дом…. А она испугалась и убежала…
Снова ложь? Снова сплошной обман? Но если он скажет правду, то Мия и Ману расскажут всем, и вместо того, чтобы искать Мариссу, всё будут осуждать его…
Да, Бустаманте, ты очень искусно находишь причины для того, чтобы себя оправдать…. Браво, молодец, не у каждого получится так грандиозно прощать собственную персону…. Ты любую ситуацию можешь вывернуть под себя, поздравляю…
- Мы едем! – взволнованно прокричала в трубку Мия. – Смотри, Пабло, если с ней что-нибудь случиться, то я не знаю, что с тобой сделаю…
* * *
- Бедный, полностью запутавшийся в себе и в жизни подросток…. Его ещё нельзя было назвать мужчиной, потому что он был слишком неприспособлен к существованию во взрослом мире…. Я тогда ненавидела его, желала ему самых ужасных гадостей, потому что была очень зла…. Кто же знал, что мои пожелания сбудутся? Кто предполагал, что ему будет хуже, чем мне?
Он раскаялся… искренне раскаялся…. Его душила жалость… нет, жалость не к себе, а ко мне…. Он искренне не понимал, как мог так поступить со мной…. Многие мне не поверят, но это было действительно так…. Вот Соня, например, скорее всего, сказала бы на это: "Даже у крокодилов бывают задатки совести". Нет, Пабло не крокодил…. Вы, наверное, считаете меня ненормальной и думаете про себя: "Полоумная! Он её предал, изнасиловал, унизил, а она его полностью оправдывает". Ему есть серьезное оправдание, поверьте. Если бы он только знал, что с ним происходит…. Если бы он хоть чуть-чуть задумался над своим состоянием, над перепадами настроения, то мы могли бы ему помочь… но он не знал… именно поэтому он остался со своей проблемой без поддержки… без друзей…Глава №13.

Прости… как мало в этом слове…
Я понимаю, им меня не оправдать…
Забудь меня, ведь я того не стою…
Не нужно верить и страдать…

Мия и Мануэль примчались через пятнадцать минут. Всё это время Пабло нервно мерил шагами комнату, через каждые две секунды смотря на часы. Когда входная дверь хлопнула, Пабло ринулся в некое подобие прихожей.
- Где она? – закричал Мануэль, увидев Пабло, в панике выскакивающего из комнаты. – Что с ней? Что ты с ней сделал? Отвечай!
- Успокойся, Ману! – примиряющее попросила Мия, но её лицо тоже было затянуто тревогой. – Пабло, куда она могла побежать?
- А откуда я могу знать? – с неподдельной долей отчаяния осведомился Пабло. – Если бы я знал, то не позвал бы вас… она сбежала, я ничего не смог сделать…
- А что здесь произошло? – подозрительно спросил Мануэль, немного успокоившись. – Что ты такого сделал ей, что она убежала?
- Я… – Пабло на секунду запнулся, но потом быстро продолжил. – Я привез её сюда, чтобы извиниться. Я очень грубо повел себя вчера. Но она испугалась меня и убежала…
- И я её понимаю! – отрубил Агирре.
Пабло неожиданно вновь погрузился в свои мысли.
Ложь… эта проклятая ложь! Он стал прожженным лгуном, в нём не осталось ничего святого…. Как бы он хотел жить безо лжи, говорить чистую правду… так было бы легче и проще…
Ех, Бустаманте, как на словах всё прекрасно: жить безо лжи, так было бы намного проще…. Но почему ты не приводишь свой план в исполнение? Почему, несмотря на твое отвращение ко лжи, ты продолжаешь лгать друзьям? Зачем прячешься за каменной стеной неправды, увязая в болоте безразличия и обмана всё больше и больше? Ты просто лицемер, сыплющий налево и направо громкие слова и не собирающийся ничего предпринимать, чтобы хоть на каплю соответствовать им. Ты трус, ты ничего не можешь с собой сделать… ничтожество…
- Почему мы стоим? – ворвался сознание Пабло звонкий голос Мии. – Нужно что-то делать, искать её! Ведь с ней может что-нибудь случится!
- Нужно разделиться! – скомандовал Ману. – Мия, мы с тобой поедем вдоль дороги, а ты, – мексиканец злобно посмотрел на Бустаманте, – пойдешь в лес…
Разделив обязанности, молодые люди ринулись искать Мариссу, моля Б-га о том, чтобы она не совершила глупости. Зайдя в лес, Пабло сердцем почувствовал, что девушка где-то рядом. Не зная, куда идти дальше, юноша в растерянности остановился. Вдруг со стороны дороги послышался вой сирен. Сам не зная почему, Пабло побежал в том направлении, откуда доносился звук. Ветки хлестали парня по лицу и рвали его одежду, но он упорно шёл к своей цели, ничего перед собой не видя. Дойдя до магистрали, Пабло увидел толпу, пытающуюся прорваться за полицейское оцепление, и врачей, торопливо погружающих человека на носилках в машину скорой помощи.
- Что здесь произошло? – тихо спросил Бустаманте у стоящего рядом мужчины.
- Девушка под машину бросилась! – шепотом пояснил тот.
Не помня себя от страха, Пабло прорвался сквозь поток толкающихся людей и, не слушая криков полицейских, выскочил на место происшествия. Он очень боялся, что потерпевшей окажется Марисса. Внезапно под его ногой что-то хрустнуло. Пабло наклонился и резко побелел. На асфальте лежала цепочка с фигуркой ангела… её цепочка…
* * *
- Чувство вины… такое ненужное, но в то же время такое необходимое. Оно иногда помогает нам… помогает осознать свои ошибки, помогает всё исправить, покаяться….. Конечно, мы не можем снять всей той боли, что причинили другому человеку… но мы хотя бы понимаем цену нашим поступкам… мы понимаем, что за всё настает пора платить. Мы осознаем стоимость наших просчётов, мы учимся ценить жизнь, ценить каждый свой шаг…
Но какой ценой? Почему из-за нас должны страдать другие люди, почему наши ошибки отражаются на других? Платить нужно только за свои промахи, не нужно в это впутывать посторонних…. Но человек – такое парадоксальное существо, что пробовать всё на себе он не хочет. Поэтому он причиняет боль другим людям, а после искренне раскаивается, исправляет всё, но в то же время оставляет незаживающие рубцы на сердце… странное существо…
Чувство вины… необходимое чувство, которое в то же время может полностью сломать человека…. "Какая чушь, – скажете вы. – От чувства вины ещё никто не умирал!". Ошибаетесь… точнее, может, никто и не умирал, но характеры ломались…. Нельзя постоянно винить себя, нельзя только ругать себя за промахи…. Считается, что для того, чтобы простить человека, который оступился, нужно быть сильным человеком. Это не так. По-настоящему сильный человек может простить себя… забыть прошлое, начать жизнь с чистого листа, не оглядываясь назад…
А Пабло, к сожалению, был слаб. Он не верил в свои силы, он не сумел впоследствии попробовать начать заново. Груз воспоминаний его тяготил, не давал спокойно жить. Я простила его, но ему этого было мало… вот и всё…

Глава №14.

Я не живу, я существую…
А небо заволокло тучей…
Нельзя мне выбрать жизнь другую…
А умереть ведь было лучше…

Марисса проснулась и первым, что она попыталась сделать, была попытка потянуться. Но это закончилось неудачей, потому что всё тело нещадно ломило. Открыв глаза, Андраде увидела белый потолок.
"Где я? – ошеломленно подумала Марисса. – В моей комнате потолок оранжевый, а на квартире Пабло – кремовый…"
Пабло… это имя вызвало у Мариссы бурю эмоций и воспоминаний. Заброшенный дом, боль, отвращение, лес, дорога, отчаяние, слепящий свет фар…. Из глаз невольно потекли слезы.
Зачем? Зачем её спасли, почему не дали умереть спокойно? Неужели они не понимают, что ей больно жить? Неужели они не понимают, что ей больно дышать, смотреть, прикасаться, чувствовать? Хорошо им судить со своей колокольни, попробовали бы они сами пережить такое…. Почему над ней все издеваются? Пабло, изнасиловавший её, водитель машины, сумевший в последний момент чуть-чуть притормозить или ехавший с недостаточной скоростью, врачи, которые её спасли…. Все они не понимают или не хотят понимать её… они сделали лишь хуже…
Дверь в палату начала медленно открываться, и через секунду в помещение зашла молоденькая медсестра. Когда девушка посмотрела на тихо лежавшую в кровати Мариссу, её лицо озарилось искренней улыбкой.
- Вы очнулись! – с неподдельной радостью в голосе проговорила вошедшая девушка. – Какая радость! Я немедленно доложу об этом доктору Гонсалесу!
Не успела Марисса произнести и слова, как медсестра вылетела из палаты. За дверью послышалось некоторое оживление, но Андраде не обратила на это никакого внимания, потому что полностью погрузилась в свои мысли.
Дверь в палату снова открылась. В неё вошли уже знакомая Мариссе медсестра и седой мужчина в белоснежном халате.
- Здравствуй, Марисса, – приветливо улыбнулся доктор. – Меня зовут доктор Гонсалес. Я – твой лечащий врач…
- Как долго я была без сознания? – резко спросила девушка, прервав сладкую речь доктора и пытаясь подняться на локтях. Мари ещё не очень понимала, чего от неё хотят.
- Лежи, ты ещё очень слаба! – испугался Гонсалес и подошёл к кровати. – Тебе нужно набираться сил, чтобы потом…
- Вы мне не ответили! – от нетерпения перебила мужчину Андраде.
- Ты проспала три дня…
- А что случилось со мной? – менее уверенно поинтересовалась рыжая, внутренне сжимаясь.
- Тебя привезли на скорой, – начал объяснение доктор. – Её вызвал мужчина по имени Факундо. Это под его машину ты бросилась. К счастью, тебя удалось спасти…
- А откуда Вы узнали, как меня зовут? – подозрительно спросила Марисса.
- Во-первых, у тебя при обыске одежды нашли документы, – пояснил Гонсалес. – А во-вторых, твои родственники пришли на место происшествия…
- Родственники? – ошеломленно переспросила Мари, а на глазах её блеснула только что высохшая слезинка.
- Да, – подтвердил спаситель девушки. – Мия Коллучи, Мануэль Агирре и… извини, я забыл имя ещё одного человека. Кстати, твои родственники сейчас здесь…
- Да? – подпрыгнула на месте девушка. – Они в коридоре?
- Да, почти все. Только сеньора Рей сейчас находится в моём кабинете…
- А что она там делает?! – спросила Мари. В голову девушки закрались нехорошие подозрения.
Доктор замялся и стыдливо посмотрел в пол.
- Отвечайте! – крикнула Андраде. Чувство страха в душе росло всё больше.
- Тебе нельзя волноваться…
- Говорите! – полностью сорвалась девушка.
- При аварии ты потеряла ребенка… мы ничего не смогли сделать…. У тебя было сильное кровотечение, поэтому пришлось делать операцию… ты больше никогда не сможешь иметь детей…
* * *
- Ребенок… у меня мог быть ребенок… я носила в себе часть Пабло, но не знала этого…. Только я виновата в том, что мой ребенок не родился на свет…
Если бы не моя глупая идея самоубийства, то сейчас у меня мог бы расти сын, а может быть дочка…. Мой ребенок мог бы бегать, прыгать, радоваться, смеяться, решать свои проблемы вместе со мной… а он погиб под колесами машины, не успев сказать своё первое слово "мама". Я убийца, убийца, убийца…. Я всегда думала только о себе, не замечая никого, не принимая чужого мнения и чужой боли…. Я жалела только себя, хоть и не признавала этого. Я, человек, ненавидевший жалость к себе, оказалась страшной мямлей, размазнёй, переваренной макарониной… при первой же жизненной трудности я сдалась и захотела облегчить свои страдания, не подумав ни о ком: ни о маме, которая выплакала все глаза, пока я была в больнице, ни о Франко, попавшем из-за меня в госпиталь с сердечным приступом, ни о друзьях, переставших из-за меня радоваться жизни…. А самое страшное это то, что я убила своего ребенка, свою единственную радость. Пусть я о нем не знала, но я его убила…Глава №15.

Чувство боли – великое чувство,
Иногда мы не можем понять,
Что в душе не должно быть пусто,
Иногда нужно даже страдать…

В палате повисла угнетающая тишина.
- Я понимаю, как тебе плохо… – сочувственно начал доктор, на ходу пытаясь подобрать нужные слова сочувствия.
- Да что Вы понимаете! – в отчаянии закричала Марисса, – что Вы можете понимать?! Разве Вас предавал любимый человек? Разве Вы бросались под машину? Разве Вы причиняли боль близким? Разве Вы убивали своего ребенка?!
- Но, Марисса… – попытался успокоить пациентку доктор, но девушка лишь в бессилии била руками по кровати и выкрикивала бессвязные фразы:
- Уходите… убирайтесь… я убила…
Внезапно пациентка Андраде схватила со стола тяжелую хрустальную вазу и изо всех сил бросила её в доктора. Тяжелый предмет пролетел рядом с головой врача и, ударившись о стену, разбился вдребезги. Доктор с обеспокоенным видом достал из кармана шприц с лекарством и сделал Мари укол в плечо.
- Сейчас она заснет, – объяснил Гонсалес медсестре, – пойдемте, её нужно оставить одну.
Доктор и медсестра вышли, а Марисса рухнула на подушки и зарыдала.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 10.12.2008, 07:01 | Сообщение # 6

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Убила… она убийца… она не смогла уберечь самое главное, самое дорогое, самое родное в своей жизни – своего ребенка…. Она не смогла почувствовать, что внутри неё растет плод их с Пабло любви, что она нужна своему ребенку…. Какая же она женщина?
Какое право она имеет обвинять Пабло? Какое право она имеет вообще кого-то обвинять?! Она, только она, во всём виновата…. Она больше не может считать себя жертвой, потому что она – убийца. Теперь от неё все отвернутся и будут правы….
Неужели только общественное мнение? Неужели только это волнует её в данный момент? Она только что узнала, что потеряла частичку себя, а думает только о том, что от неё все отвернуться. Она только что лишилась своего младенца и самой крохотной надежды когда-нибудь забеременеть…. А она думает о том, что скажут другие…
Всё рухнуло… в который раз всё рухнуло… жизнь снова повернулась к ней не самой хорошей частью… судьба снова посмеялась над ней и убежала, ехидно помахав на прощание ручкой и оставив обескураженную девушку вновь переживать все свалившиеся на неё несчастья… в одиночестве…
Она не хочет делиться с Соней… она не хочет ни с кем делиться…. Легче не станет, она уже знает…. Сколько бы она ни пыталась, сколько бы ни билась головой о стену, сколько бы ни проклинала себя и Пабло, всё равно лучше не станет. Свою боль нельзя делить с другими. Сама, сама, только сама…. Ни Соня, ни другие не поймут её… не то, что не захотят, а просто не поймут… просто с ними такого не случалось. Что толку с того, что они окружат её ненужной заботой и никчёмным вниманием? Что с того, что они уложат её в постель и будут носиться с ней, как курица со своим непутевым яйцом?
В душе они, наверное, относятся к этой истории с легким раздражением, хоть снаружи и будут показывать полнейшее сочувствие. Кому захочется разделять чужую боль? Кому нужно помогать другим? Каждый в этой жизни только за себя, не стоит оглядываться на других. Каждый за себя, каждый охраняет своё убежище, каждый защищает свою жизнь, каждый заботится только о себе. В душе все всё равно жуткие эгоисты, пусть многие и пытаются это скрыть. Правду не скроешь, как ни старайся.
Закрыть душу за семью печатями… спрятаться за каменной маской полнейшего безразличия… убедить всех и каждого, что ей наплевать на предательство, наплевать на потерю, наплевать на других… вот что нужно сделать. Она не должна показывать никому своих чувств, чтобы ей снова не плюнули в лицо или в душу…
Пусть сейчас больно… пусть сейчас гадко и паршиво… пусть на сердце шрамы, от которых потом останутся незаживающие рубцы… пусть…
На этой грустной нотке на девушку наконец-то подействовало веденное доктором лекарство, и Марисса уснула беспокойным сном.
* * *
- Шокирующие мысли для молодой девушки… неправильные жизненные выводы, которые потом не давали жить мне нормально (если моё "бытие" можно назвать жизнью). Из-за сильного потрясения я не смогла адекватно оценить ситуацию. Я была испуганным, полностью запутавшимся в себе и в жизни подростком… маленькой девочкой, у которой отняли смысл жизни. Конечно, я не снимаю с себя вины… виновата только я, но всё равно нельзя было замыкаться в себе. Я спряталась в железный панцирь, из которого потом очень трудно было вылезти…
Я отдалилась от всех: от мамы, от Франко, от друзей…. Мне казалось, что им наплевать на то, что со мной происходит. Я думала, их раздражает то, что я нуждаюсь в сочувствии, поддержке, уходе. Тоже отнюдь не верный вывод, но разве можно, лежа на больничной кровати после попытки самоубийства и известия о потере ребенка, рассуждать здраво? Все казались мне смертельными врагами. Я считала, что в этом мире каждый сам за себя. Волчий закон, выживает сильнейший. В тот момент я мало вспоминала о Пабло… я почти забыла о нем…. А оказалось, что он находился рядом со мной… он лежал на кровати в соседней палате… и он не только лежал в соседней палате, но и страдал больше, чем я сама…. Жаль, что я была такой же эгоисткой, как и все…Глава №16.

Соберу по кусочкам разбитое небо,
Это всё, очень жаль – я там не был.
Пора мне уж правде в глаза посмотреть –
Я ничто и никто, я не достоин лететь.

Сколько времени прошло до того, как она проснулась, Марисса не знала. Когда девушка очнулась, всё тело нещадно ломило. Андраде сразу почувствовала, что рядом кто-то сидит. Девушке не хотелось ни с кем общаться, поэтому она лишь чуть-чуть приоткрыла глаза, чтобы просто посмотреть, кто находится рядом с кроватью. Оказалось, что, сгорбившись на стуле, сидела и тихо плакала заметно похудевшая и осунувшаяся Соня Рей. Внезапно раздался тихий стук.
- Войдите! – тихо прошелестела Соня, но, видимо, стучавший услышал её, так как дверь начала с легким скрипом открываться.
Через несколько секунд в палату зашел тот самый доктор Гонсалес.
- Она ещё спит? – шепотом поинтересовался он.
- Да, – так же тихо откликнулась Соня. – А вы теперь полностью уверенны в диагнозе?
"В каком диагнозе?!" – чуть было не закричала Марисса, но в последний момент девушка смогла себя сдержать.
- Да, – подтвердил доктор, – с абсолютной точностью. Теперь мы на всех основаниях переводим сеньора Бустаманте в другое отделение.
"Пабло," – с ужасом подумала рыжая девушка, сжимаясь в маленький комок на кровати.
- Всё так плохо? – безнадежно спросила Соня, вытирая платком с лица слезы и с мольбой в глазах смотря на доктора.
- К сожалению, прогноз неутешительный, – виновато произнес врач, смотря в пол для того, чтобы не смотреть этой бедной женщине в глаза. – Если хотите, мы можем пройти в кабинет, и я Вам всё объясню по порядку и со всеми подробностями.
- Можете говорить здесь, – глухо разрешила Соня, посмотрев на якобы спящую Мариссу. – Моя бедная девочка сейчас ничего не слышит, слава Б-гу. Ей очень нужно поспать, моя доченька столько пережила за последнее время… говорите смело.
- Вы точно в этом уверенны?! – счел своим долгом лишний раз уточнить доктор Гонсалес, наконец-то осмелившийся посмотреть на женщину.
- Я уверенна. Говорите, – твердо повторила Соня.
- Хорошо, – смиренно ответил Гонсалес. – Сеньора Пабло Бустаманте обследовали лучшие специалисты нашего города по моей просьбе. И мы обнаружили у молодого человека очень серьезное психическое заболевание.
- Какое? – упавшим голосом спросила сеньора Коллучи Рей.
- Это одна из самых редких форм шизофрении, – пустился доктор в дебри такой сложной науки, как психология. – Я не буду говорить Вам названия, потому что совершенно точно оно Вам ничего не скажет. Симптомы проявляются не сразу, а после некоторого времени. Это время точно определить невозможно, потому как для каждого человека, болеющего этой формой шизофрении, оно различно. Никто не знает, от чего оно зависит.
- Но… – начала Соня, но запнулась на полуслове и замолчала.
- Я сейчас объясню абсолютно всё, – мягко проговорил врач. – Именно у Пабло болезнь начала развиваться в пятнадцать лет, но сначала она не прогрессировала, а тихо затаилась в уголке его сознания. Могли быть определенные вспышки, но незначительные. А некоторое время назад заболевание дало о себе знать и стало быстро развиваться. При этом Пабло мог делать неосознанные поступки, он мог путаться в своих чувствах, мог испытывать немотивированные приступы агрессии – это всё симптомы болезни.
- Но почему у Пабло обнаружилось это заболевание? – обреченно поинтересовалась бывшая модель. – Почему он заболел?
- Болезнь передается по наследству, – объяснил доктор. – Мы тщательно проверили родственников пациента и обнаружили, что Серхио Бустаманте в данный момент отбывает заключение в тюрьме. Я отослал туда запрос, и через некоторое время врач тюрьмы ответил мне. Оказалось, что именно отец Пабло болен шизофренией, но это обнаружилось лишь после того, как бывший мэр получил срок…
В палате повисла устрашающая тишина.
* * *
- Шизофрения… устрашающий диагноз… безнадежная история болезни…. Почему безнадежная? Позднее мы узнали, что эта форма шизофрении не лечится. Можно было предотвратить приступы гнева, но лишь на короткое время. Почему я не поняла? Почему я не увидела, что Пабло сам не свой? Я должна, должна была понять, что с Пабло что-то не так. Я же видела, что он очень раздражителен, что он слишком злопамятен и мстителен. Нормальный человек просто не мог так себя вести, не мог быть таким. Если бы вовремя заметила симптомы болезни, то, может быть, была бы возможность хоть что-то сделать.
Я эгоистка… я думала лишь о себе… я винила Пабло во всех смертных грехах: в том, что моя жизнь рухнула. А на деле оказалось, что именно я разрушила свою и его жизнь. Ведь болезнь у юноши проявила себя именно в то время, когда мы с ним познакомились, а значит, я могла в какой-то мере способствовать этому. Я всем приношу только боль и страдания… я не смогла найти в мире место, я сломала жизни…. Если бы я не появилась на свет, то было бы лучше…Глава №17.

Сломав сердце о стену лжи,
Разбив душу о камни боли,
Просто судьбе скажи:
"Я не согласен с тобою".

Пабло сидел на кровати и смотрел в окно. На улице шел дождь, бессмысленно барабаня каплями по крыше и нагоняя смертельную тоску.
Что случилось? Почему его положили в эту палату? Почему его не выпускают отсюда, почему не дают навестить Мариссу? Неужели из-за того, что он вспылил, из-за того, что он сорвался и накричал на Соню, на Мию, на врачей? Но разве они не могут понять, что ему больно?

- Мне очень жаль, но девушка потеряла ребенка, – сочувственно сказал родственникам седой врач.
Соня и Мия, обнявшись, затряслись в беззвучных рыданиях. Мануэль сел на кресло в приемном покое и закрыл голову руками. Пабло же вскочил на ноги и закричал:
- Что?
- Молодой человек, я понимаю, что Вам плохо… – попытался успокоить юношу врач, но Пабло не слышал его.
- Ты убил! – кричал Пабло, схватив доктора за воротник халата и тряся его из стороны в сторону. – Ты убил моего ребенка! Какое право ты, сволочь редкая, имел распоряжаться жизнью моего малыша? Какое право ты имел лишать меня возможности быть отцом? Сволочь! Вы все сволочи! Вы отняли у меня сына!
Пабло отбросил Гонсалеса в сторону с такой силой, что бедный доктор упал на пол. Освободив руки, блондин перевернул столик с медикаментами, создав в больничной тишине неимоверный шум. На звон прибежали охранники, которые схватили Бустаманте, вывернув ему руки.

Неужели непонятно, что ему больно? Он живой человек, который только что лишился ребенка и, видимо, невесты тоже. Она не простит его за то, что он поступил с ней так. Если он объяснит ей своё состояние, она не поймет его и будет права. Марисса, какой бы понимающей она ни была, не сможет простить предателя, человека, который причинил ей так много боли и страданий. Это он виноват в том, что Мари бросилась под машину, а потом потеряла ребенка.
А почему это виноват он? А почему это он полностью обеляет Мариссу? Она не белая и не пушистая, это она бросилась под машину, не подумав об их малыше. Он обидел девушку, изнасиловал. Ну и что с того? Неужели из-за этого нужно было лишать его самого дорогого – ребенка? Боль за боль?
За дверью послышались приглушенные голоса. Не желая общаться с противными врачами, силой держащими его в этой ненавистной палате, Пабло сделал первое, что пришло ему в голову – лег на кровать и притворился, что спит. В палату зашли две медсестры. Увидев юношу, лежащего на кровати с закрытыми глазами, одна из медсестер констатировала:
- Он спит.
- Да, – согласилась другая вошедшая. – Придется отложить его перевод в другое отделение на завтра, не будить же человека.
- Ты права. Пусть отдохнет, бедный. Как же мне его жалко! Такой красивый, но такой несчастный… не повезло человеку, не хотела бы я оказаться на его месте…
"Что за черт? – ошеломленно подумал Пабло. – Почему эта швабра сочувствует мне? Неужели я чего-то не знаю? Почему это меня переводят в другое отделение?"
- Да, бедный, – тем временем разговор медсестер продолжался. – Самая редкая форма шизофрении, да ещё и неизлечимая…. Ну, пойдем отсюда, нам здесь делать нечего…
Девушки ушли, тихо прикрыв за собой дверь. А Бустаманте остался лежать на кровати и переваривать только что услышанные сведения.
Как редкая форма шизофрении? Что значит неизлечимо? Как же так? Почему именно он?
Вот почему он никак не мог разобраться в своих чувствах, вот почему он слышал в душе два голоса. У него шизофрения…. Теперь всё понятно. Почему он? Почему именно он? За что? Неужели он на самом деле достоин лишь этого?
Он моральный урод. Он ненормальный, ему не место среди обычных людей. Никто теперь не будет с ним общаться, все отвернуться от него, будут презирать потому, что он не такой как все. Он станет никому ненужным изгоем общества, которому судьба назначила умереть в психиатрической больнице. Его будут пичкать разнообразными таблетками, с самыми честными лицами уверяя в том, что современная медицина и лучшие врачи обязательно вылечат его. Но он-то знает, что болезнь неизлечима и что ему ничего не поможет…. Зачем? Зачем ему это? Зачем ему нужно бессмысленное существование, не имеющее четкой цели? Зачем ему причинять боль маме, которая не посмеет его бросить? Зачем ему жить? Для того, чтобы каждый день видеть белые стены палаты и каждую ночь смотреть на дождь за окном, мечтая стать каплей воды и утечь из своей немой тюрьмы? Нет. Он никогда не будет существовать, словно растение. Он никогда не будет зависеть от какого-то психического заболевания.
Пабло встал с кровати, подошел к окну и распахнул раму. С улицы потянуло прохладой и свежестью. Он должен запомнить мир именно таким, а не безликим. Сейчас он в последний раз смотрит на мир, и он должен полностью насладиться пейзажем, этой красотой…. Немного постояв, Пабло залез на подоконник, посмотрел вниз и вздрогнул. Высоко. Нельзя раздумывать, нужно просто прыгнуть. И он прыгнул, перекрестившись и крепко зажмурив глаза. Хоть на миг он стал каплей воды, утекшей из этого мира. Эпилог.

- Вот и всё…. Нет никакого смысла рассказывать о том, что было дальше. Моя жизнь кончилась тогда, когда Пабло коснулся своим телом земли…. Когда он последний раз выдохнул, перестало биться моё сердце, а душа просто вышла из меня и улетела в небо.
Разве стоит говорить о том, что сначала мне не сказали об этом происшествии? Мою и без того расшатанную психику не хотели травмировать ещё больше. Тело Пабло сначала увезли в морг, а потом отдали Море для похорон. Когда проходили похороны, я лежала в больнице, восстанавливаясь после тяжелой операции, и ещё не знала о смерти Пабло. Я каждый день спрашивала Соню и других о том, что стало с Пабло, как его дела. Но все либо молчали, стыдливо пряча глаза, либо бормотали что-то вроде: "С ним всё в порядке". Почему они не говорили мне? Неужели думали, что смогут скрыть от меня этот факт? Неужели думали, что я не узнаю?
А я узнала. Пабло пришел ко мне во сне. Он был весь в белом, такой красивый, словно ангел. Он объяснил мне причину своего ухода из этого проклятого мира и попросил прощения за все те страдания и за всё то отчаяние, что он принес мне в последние дни его существования. Я давно его простила, так как я поняла его. Но я очень благодарна за то, что он явился мне… последний раз в жизни. Я благодарна ему за то, что он объяснил… я поняла. Он просил не плакать о нем, умолял продолжить жизнь дальше. Но что я без него? Какая жизнь может быть, если он ушел? Я верю, что я ещё встречу его на небе… его и моего нерожденного, но очень любимого малыша…
Больше от меня скрывать смерть Пабло не могли. Проснувшись утром вся в слезах, я спросила у сидящей рядом Сони: "Мама, а Пабло правда умер?". Мамочка отвела глаза и ничего не сказала, но я всё прекрасно поняла… так должно быть…
После известия о смерти мои нервы не выдержали такого количества боли. У меня случился нервный срыв, причем такой сильный, что родные вынуждены были положить меня в психиатрическую лечебницу. Наверное, меня "поселили" в ту самую палату, которая предназначалась Пабло…. Кое-как меня вытащили из болота бесконечной боли, но это было трудно. Я не реагировала на внешние раздражители. Я просто сидела на кровати, смотря в окно. Он любил дождь, говоря, что только дождь мог полностью понять его состояние, его душу. А я училась понимать дождь. В его звучании по крыше я пыталась понять язык дождя. И я поняла. Это Пабло общался со мной… с помощью дождя…
Со временем боль притупилась… нет, она не ушла, но всё же стало чуть-чуть легче. Я смирилась с тем, что мне нужно жить без него. По крайней мере пока. Но скоро, совсем скоро я уйду к нему. Сейчас, пока этого не произошло, я каждый вечер разговариваю с ним, рассказываю ему новости прошедшего дня. Я точно знаю, он слышит меня…
Никогда не выбрасывайте старые игрушки… я выбросила, а теперь жалею об этом. Сейчас я могла бы сидеть целыми днями напролет, обнимая какого-нибудь косолапенького мишку или зайца с оторванным ухом. Но этого не будет. Даже если я куплю тысячу новых игрушек, это всё равно будет не то. Старые игрушки напоминают о детстве… а, значит, и о нем тоже…
Вот вам и вся моя жизнь… грустная, неправильная, но моя… какая есть…
Уборщица, проявившаяся к вечеру, чтобы выполнить свою работу, увидела в кабинете странную картину: на учительском столе сидела довольно красивая женщина, а за партами сидели заплаканные студенты.
Марисса посмотрела в окно. В этот самый момент на улице дождь хлынул стеной. Девушка печально улыбнулась и помахала рукой. Это он дал ей знак, что он всё так же любит её и наблюдает за ней. В полной тишине Марисса прошептала: "Я люблю тебя… жди, я приду…"
Жизнь… как мало в этом слове…

Ты ушел, но оставил мне каплю надежды,
Ты ушел, но оставил мне каплю себя,
Ты пойми, я не буду такой, как прежде,
Ты пойми, я не могу жить не любя.
Я люблю… я верю – конец уже близко,
Не жалею, пойми – это всё для нас,
Забыть любовь – это было бы низко,
Я смотрю в окно… наверно, в последний раз.
Понимаю, нам ничего не исправить,
Понимаю, тебя мне уже не вернуть никогда,
Как ты мог на земле меня оставить?
Но я приду… быть может, и через года…

Люблю…

Конец.





У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Моя жизнь
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz