Понедельник, 23.10.2017, 11:08
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяПод черным облаком - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Под черным облаком
Под черным облаком
auroraДата: Среда, 03.12.2008, 05:14 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Под черным облаком
Автор: Mia-amor
Название: Под черным облаком
Статус: завершен
Размер: средний, я думаю
Бета: Ranale
Размещение: предупреждайте
Пары: ММ, МП
Жанр:
Рейтинг: PG-13\T\
Дисклаймер: Крис Морена
Содержание: фик о том, как безжалостна бывает судьба
Предупреждение: События происходят в странах СНГ, поэтому имена изменены. Там поймете, кто есть кто.
E-mail: leralucky@mail.ru



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 03.12.2008, 05:15 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Над городом тихо плывет ночь. В домах гаснет свет, детей укладывают спать, ждут с работы своих мужей молодые жены. Но разве тихо в ночном небе? Нет. Им кажется. Они прожили в этом городе всю жизнь и уже привыкли к шуму атомных реакторов.
Припять. Город их детства. Скоро, скоро черная туча нависнет над их жизнью, судьбой, любовью, мечтой, а пока, спи любимый город, спи и не знай свою страшную судьбу (март, 1986 г.).

Мария поставила на плиту чайник и обернулась к мужу. Он сидел усталый и чумазый за столом маленькой кухни и улыбался самой любимой девушке на свете. Совсем недавно она стояла в загсе в белоснежном платье и сияла, а теперь такая милая, домашняя в красном переднике стоит у плиты.
- Паша, ты, наверное, очень устал? – спросила она, как-то стыдливо улыбнувшись ему.
- Есть немного, а что?
- Я просто хотела, чтобы мы сходили к Майе и Максу. У малыша сегодня день рождения – пол года.
- А тебе не кажется, что нам пора заводить своего? – Паша лукаво посмотрел на жену.
- Не равняйся на них. Мы с тобой еще успеем, - Мари ответила, но сама долго потом думала об этом.
Через двадцать минут Паша и Мария стояли в прихожей у друзей. Они жили в одном доме, и даже в одном подъезде, но на этаж выше. Гостей вышла встречать красивая молодая женщина с малышом на руках.
- А вот и дядя с тетей, - закричала Майя, сверкая голубыми глазами, - Катерина, смотри, кто пришел.
Из комнаты выбежала маленькая девочка. Она бросилась к тете и повисла у нее на руках.
- А где Максим? - спросил Паша, целуя Майю.
- Он в душе, сейчас выйдет, - Майя опять рассмеялась и обняла Марию, - представь, моему Саше уже пол года.
- Да, а Кате скоро семь, - добавила Мария.
Из ванны вышел Макс, красивый, черноглазый. Все прошли в зал и уселись за стол. Они были счастливы. Они уже долгих семь лет были абсолютно счастливы. До этого были размолвки, ссоры, но теперь они вместе. Майя еще помнила, как в их девятый класс пришли новенькие. Она была тогда первой красавицей в школе. Мальчики бегали за ней толпой, но холодное сердце красавицы не отзывалось на ласки. Макс в первый же день покорил девушку. А Мария стала лидером в классе, и Майя еще долго злилась на нее и между ними шла война. Ситуацию разрешил Павел, он предложил ребятам спеть на школьном вечере. Он знал, что Майя прекрасно поет, т.к. знал девушку с детского садика, в который они вместе ходили, Макс сказал сам, что увлекается пением, а Мари просто хотелось приблизить к себе. У них получилась прекрасная группа, и они даже одно время ездили по Украине и России со своими песнями. Это очень сплотило их, да еще Майя и Мария стали сестрами. Отец Майи Федор, известный предприниматель, влюбился в маму Марии Соню, известную актрису. У Макса не было семьи, только мама с маленькой сестренкой в Белоруссии. У Павла отец был политиком. Ему некогда было возиться с сыном, и он отправил его совсем малышом из столицы в Припять. Вот так родилась новая семья. Точнее немного не так. Просто в десятом классе Майя забеременела. Отец зеленел от злости, Макс был просто счастлив, Майя очень хотела ребенка. Она еле-еле доучилась и родила прекрасную девочку, ужасно похожую на маму, с голубыми глазами и белыми волосами, с маленькой родинкой на подбородке. Еще через пять лет, она родила Сашу, который был копией Макса. Тогда и решили скрепить свои отношения узами брака Мария и Павел. Они поженились четыре месяца назад, хотя вместе были уже восемь лет. Они просто тонули в восторге брачной жизни. Майя сидела на декретном отпуске, Мария работала в детском садике. Макс и Паша, как и все мужчины города, работали на Чернобыльской АЭС. Им ничего и не нужно было, кроме друг друга. Им было просто хорошо. Они еще не знали цену своего счастья.

Майю уже неделю что-то тревожило. Она стала нервной и вздрагивала от каждого шороха. Утром, отправив дочь в школу, Майя разбудила мужа и спросила:
- Ты так и будешь молчать?
- Ты о чем, любимая?
- О твоей Лене.
Макс съежился. Уже и до жены дошли грязные сплетни. Кумушки на скамейках приписывали ему подвиги, не задумываясь, что это ранит его девочку. Он попытался обнять жену, но она увернулась и посмотрела на него со злобой.
- Но ты же знаешь, что это неправда, - сказал Макс, снова пытаясь поймать в объятия Майю. Но она опять увернулась и расплакалась.
- Мне надоели твои похождения! - закричала она.
- Ты о чем? Какие похождения? Я люблю тебя, мне больше никто не нужен.
- Я не верю тебе, не верю, слышишь, - слезы уже во всю заливали лицо красавицы.
- Я не изменяю тебе, хоть раз я дал повод усомниться тебе в этом? – Макс сжал в руках милое лицо жены.
- Да! – она с яростью посмотрела ему в глаза.
Он понял, о чем она. Когда-то давно, когда они еще учились в школе, Макс изменил ей с одной. Они прошли это давно, они переживали это долго и мучительно, и Макс думал, что давно пережили. А оказалось, что Майя до сих пор не доверяет ему. Он отвернулся от нее и тихо ответил:
- Решай сама, кому тебе верить.
Он просто вышел из комнаты, оставив Майю рыдать на кровати. Через пару минут она услышала, как хлопнула входная дверь.

Макс не пришел на обед, это не встревожило Майю, потому что она знала, что обидела мужа, но когда он не пришел вечером, она побежала в слезах к сестре. Мария открыла дверь и с удивлением посмотрела на заплаканную, бледную Майю.
- Макс не пришел с работы. Я так боюсь, - всхлипнула она, обнимая сестру.
- Ну что ты? Он просто поменялся сменами с Пашой. Макс сказал, что не устал и поработает ночью за него. А потом будет два дня с тобой. Разве он не сказал? – Мария обеспокоено смотрела на сестренку.
- Нет, - качнула головой Майя, - мы поругались, - слезы беспокойства все еще бежали по щекам.
- Ты с кем детей оставила?
- Катя сидит с Сашей. Я пойду. Прости, что я истерику тебе устроила.
- Что с тобой? – спросила Мария.
- Я просто, в общем, не знаю.
Мария недоверчиво посмотрела в голубые печальные глаза. Она еще не знала, что больше не увидит в них веселые привычные искорки. Эта ночь разрушит мирную жизнь людей их города.

14 апреля, 1986 г.
Майя соскочила с кровати и бросилась к окну. Минуту назад, что-то ярко полыхнуло и загремело. В окне ничего было не видно. Ледяной ужас сковал сердце. Всю ночь Майя простояла возле окна, молясь, чтобы с мужем ничего не случилось.
Утром, собрав наскоро дочь в школу, Майя бросилась звонить на станцию. Телефон был занят. Она набирала номер около часа, потом не выдержала и побежала к сестре. Мария тоже ничего не знала. Утром позвонили и срочно вызвали на работу Павла. Мария ходила по комнате и нервно теребила поясок халата. Рядом вышагивала ее сестра, прижимая к груди ребенка.
- Сядь, - резко бросила Мария.
Майя послушно уселась.
- Ты не должна волноваться, молоко пропадет, - мягче добавила Мари.
Зазвонил телефон. Они обе бросились к нему. В трубке шипело, и они расслышали голос Павла. Он кричал:
- Любимая, бери Майю и детей. Сейчас приедет Федор с Соней. Они вывезут вас из страны. Со мной и Максом все в порядке. Он рядом. Не выходите на улицу. Плотно закроите окна. Завести их теплыми одеялами. Станция взорвалась. Ядовитые отбросы в воздухе…- связь оборвалась.
Мария обернулась на сестру, надеясь, что она не слышала. Но Майя стояла, зажав ладонями рот, и с глазами полными ужаса смотрела на сестру. Вдруг она вручила сына Марии и бросилась за дверь.
- Стой, ты куда, ненормальная? – Мари поймала ее за руку.
- Катя в школе. Я за ней.
- Подожди. Туда нельзя. Ты же слышала, что сказал Паша.
- Там моя дочь, - взгляд полный отчаянья и уверенности, заставил отпустить Майю. Она сразу же выбежала из дома.
Мария подошла к окну с ребенком на руках. В это же время Майя выбежала из подъезда. Две девушки потрясенно всматривались в небо. Над городом висело черное облако. Они знали, что это облако смерти.

Прибежав к школе, Майя увидела толпу людей. Протиснувшись в толпу, она услышала, что детей не выпускают из школы.
Малыши стояли у окон и прижимались маленькими носиками к стеклам. Старшеклассники старались быть для них поддержкой и нежно обнимали детей. Девочки даже стали рассказывать сказки первоклашками. Все знали, снаружи что-то произошло, что-то страшное, но боялись думать об этом. Майя старательно вглядывалась в лица школьников. Вдруг на втором этаже она заметила знакомые банты. Майя ободряюще улыбнулась дочери. Малышка вытерла кулачками слезы. Майя пробралась к входу и громко крикнула:
- Немедленно верните наших детей!
- Я не могу их выпустить. Это в целях безопасности ваших же малышей. Расходитесь, - ответил директор.
Майя понимала, что детей им не отдают, потому что бояться, что семьи начнут выезжать из города. Взрыв держался в секрете. Это же мировой скандал.
- Мы не уйдем, пока нам не вернут детей, - крикнул кто-то из толпы.
Им даже не потрудились ответить. Школа оставалась наглухо закрыта. Час Майя старалась не упускать из вида расстроенное лицо Катеньки. Девочка устала и стала хныкать. Майя пыталась показать ей знаками, что все будет хорошо. Вдруг она услышала родной голос и обернулась. К ней пробирался ее папочка. На секунду он остановился, осматривая измученную дочь, а потом бросился к ней. Она всхлипнула, как маленькая девочка и нырнула в его объятья.
- Все, моя милая, все.
Он поднял голову и увидел внучку. Старшеклассница прижимала девочку к себе и сочувственно смотрела на родителей.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 03.12.2008, 05:15 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
И только через десять часов, часов страха и жуткого ожидания, когда многие, надышавшись ядовитым воздухом, стали падать в обмороки, детей выпустили из здания. Майя кинулась к Катюше и прижала ее к себе. Потом натянула свою куртку ей на голову, наказала глубоко не дышать и побежала в сторону дома. В квартире собрались Мария и Федор с Соней. Они устало смотрели на Майю.
- Выезд из города запретили, - тихо сказала Мария.
Майя потрясенно опустилась на стул.
- Что же теперь будет? – страх в голосе выдавал Майю.
- Вы поедете тайно, - вдруг раздался голос из прихожей.
Все обернулись и увидели Максима. Майя кинулась к нему, обняла, прижалась всем телом. Если он рядом, она ничего не боится. Макс осторожно высвободился из ее объятий.
- Не надо, я весь в радиации. Иди, переоденься, прежде чем прикасаться к детям, - тихо сказал он.
- А ты? – зачем-то спросила девушка.
- Я иду обратно. Я забежал сказать, чтобы вы все ехали в Белоруссию к моей маме. Мы с Пашей приедем, когда все поутихнет.
- Нет, я без тебя не поеду, - заупрямилась Майя. Глаза лихорадочно заблестели.
- Поедешь, - просто ответил Максим и посмотрел на Катеньку, которая уснула в зале и на малыше Саню, который спал в коляске.
- Их заберут родители, а я останусь, - с уверенностью ответила Майя.
- Ты поедешь с ними, ради меня. Мне будет спокойнее, если ты уедешь из этой могилы.
Майя отпустила голову. Максим все-таки прижал ее к себе и поцеловал светлые волосы.
- Что мне брать с собой? Когда можно будет вернуться? – глаза медленно наполнились слезами.
- Ничего не берите. Все заразное. И не возвращайтесь сюда. Больше никогда.
Мария вскрикнула и замотала головой. Она отвернулась к занавешенному окну и расплакалась.
Майя сильнее прижалась к мужу и попросила:
- Береги себя, только береги себя, любимый.

Страшно было оставлять самое дорогое в городе, который стал твое маленькой родиной. Со слезами на глазах две девушки оставляли свои дома, вещи, фотографии, на которых были запечатлены самые важные моменты их жизни. Мария бросила взгляд на полку. В деревянных рамках стояло несколько фотографий: с последнего звонка, выпускного, свадьбы Майи и Максима, их с Пашей свадьбы. Мария закусила губу. Она должна быть сильной. Она одна в их семье еще держалась. Майя плакала не переставая, Катюша, видя слезы матери, хныкала, Сашенька вообще не переставал кричать. Мария запретила кормить Сашу грудным молоком, и Майя старалась накормить его молочной кашей. Он плевался, отворачивался, а Майя в отчаянье закрывала глаза. Но самое страшное для них – это оставлять здесь мужей. Две худенькие девушки с детьми на руках сели в машину, где их уже ждали родители и поехали в сторону границы. Майя постоянно оборачивалась и смотрела на любимый город, который превратился в живую могилу.
Ранним утром машина подъехала к старенькому дому. Майя ни разу не видела свою свекровь. Максим говорил, что она больная старая женщина и не может приехать к ним. Сначала Майя хотела познакомиться с ней, но родилась Катя, а потом Саша. Времени катастрофически не хватало. И сейчас Майя сжалась на заднем сидении. Страшно было вступать в новую жизнь. Страшно было не понравиться этой женщине, страшно сказать, что ее сын остался там. Мария вышла и помогла вылезти Катеньке. Федор крикнул:
-Эй, хозяйка!
Майя, прижимая к себе малыша, осторожно подошла к отцу. Он обернулся и встретился с испуганными глазами.
- Ну что ты, доченька. Все будет хорошо.
Дверь приоткрылась и на крыльцо вышла пожилая женщина. Она рассматривала приезжих. Потом всплеснула руками и заплакала. Подбежав к Майи, она обняла ее и расцеловала:
- Ну, наконец-то. Вот и увидела свою доченьку. Милая, что ж ты раньше не приехала. А это Катюша? Красавица. Вся в маму. Сашенька! Внучок мой! – женщина наклонилась к внуку, - как на Максимку похож. А где сынок? – глаза обеспокоено оббежали вокруг.
- Он, он…- Майя вдруг расплакалась.
Женщина схватилась за сердце. Увидев это, Майя быстро вытерла слезы и проговорила:
- Не волнуйтесь так. Он остался в Припяти. Там беда. Яд вокруг, дышать нельзя, вещей не осталось совсем. А он там, - слезы все-таки перешли в истерику.
София Ивановна тоже заплакала и обняла невестку.
- Он же приедет? Он обещал? – с волнением спросила женщина.
Майя только кивнула.
Все стояли молча. Только Мария закрыла лицо платком и тряслась в беззвучном плаче.

Уже месяц Мария и Майя не видели мужей. Новостей не было, но мир узнал о трагедии. Федор уехал в Москву улаживать дела. Соня играла с внуком. София Ивановна читала Катюше сказку. Мария стояла у окна. Майя вышла за водой. Ведро билось о ногу и звенело. Дойдя до колодца, она зачем-то посмотрела вдаль. По пыльной дороге шел, покачиваясь, мужчина. Виден был только его силуэт, но Майя почувствовала, что это её Максим. Ведро с грохотом покатилось по траве. Майя побежала навстречу мужу. Она бежала и плакала от счастья, от жалости к нему, от боли, что жизнь их не станет прежней. Она бежала, слезы бежали, секунды бежали. Максим, увидев ее, остановился на минуту и пошел быстрее. А она, задыхаясь от бега и слез, добежала до него и остановилась в двух шагах. Максим протянул ей руки, и она со смехом бросилась к нему в объятия. Он прижал к себе свою малышку, закружил, засмеялся вместе с ней. Когда он, наконец, отпустил ее, она спросила:
- Ты насовсем? А где Паша. Маша ждет его.
Он отпустил глаза. Майя заволновалась и спросила:
- Что-то с Павлом?
- Нет, со мной.
Голубые глаза распахнулись от ужаса, бледные губы прошептали:
- Что?
- Туберкулез.
- Почему? – тем же шепотом.
- Радиация.
- Почему? – уже безнадежным криком.
- Тихо, тихо. Это же не смертельно…пока. Я же с тобой, - прижимая к груди голову жены, зашептал Макс.
Она только горько плакала и сжимала в кулачках его рукава. Над головой сияло теплое солнце. Оно то знало, что корабль их любви идет на дно.

Они в обнимку медленно шли к дому. Молчали. Было больно. Она иногда только шептала: «Люблю», а он повторял как ее эхо: «люблю». Так и дошли почти, пока на встречу не выбежала бледная Мария. Она вскрикнула и покачнулась. Максим бросился к ней, подхватил и быстро зашептал:
- С ним все в порядке. Он жив, здоров и через две недели будет у тебя.
Мария от облегчения заплакала еще сильнее, но обернулась на сестру, которая не выдержала и осела на траву. Глаза Мари вопросительно глянули на Макса. Он только тихо прошептал:
- Туберкулез.
Шоколадные глаза широко раскрылись.
- Только никто больше не должен знать, - вдруг резко сказал он, но ответа так и не услышал, потому что к нему уже бежала Катенька. Его маленькая доченька. Она с громким возгласом забралась на отца и расцеловала.
- Ты слушалась маму? – весело спросил он.
- Да. И Сашка слушался. А когда мы домой поедем? – спросила малышка.
- А тебе разве не нравиться у бабушки?
- Нравиться, но я хочу в школу.
- Так это просто решить. Мы отведем тебя в новую школу. Правда, Майя.
Майя грустно кивнула. Максим выпустил дочку, потому что к нему спешила мама. Он нежно обнял ее и прошептал:
- Здравствуй, родная.

Летом вернулся Павел. Мария была счастлива. Она, не переставая, целовала мужа. Паша стал худой и бледный. Через несколько дней, он спросил у Максима:
- Вы не будете искать себе квартиру?
- Нет. Если мы купим сейчас квартиру, Майе трудно потом будет жить в ней одной, жить воспоминаниями. А так она будет с моей мамой и с родителями. Они все ей помогут пережить эту трагедию. Да и присмотрят за детьми.
- Когда потом? – со страхом спросил Павел, - врачи же сказали, что у тебя легкая форма.
- Осталось не больше пол года…. И вот еще, позаботьтесь о ней. Она никогда раньше не сталкивалась с горем. Её это сломает. Она и так слишком выросла, моя малышка. Она же ничего не знала, кроме любви. А теперь, ни дома, ни мужа.
Павел еле сдержался, а потом просто ответил:
- Я никогда не брошу твою семью. Они ни в чем не будут нуждаться.
Максим кивнул, не в силе что-то сказать. Через три недели его не стало.

Майя стояла на крыльце больницы. Моросил дождь, но она не замечала его. Стояла и мокла. Из двери высунулся счастливый Паша. Он накинул ей на плечи свое пальто и сказал:
- Сын. У меня сын.
Майя обернулась и улыбнулась:
- Она родила? Как они?
- Не знаю. Мне сказали только, что мальчик, - лицо у Паши сияло. Потом он удивленно провел пальцем по ее щеке и спросил:
- Это дождь?
- Дождь.
- Но почему тушь потекла?
- Пошли, папаша, - кинула Майя и легко забежала в больницу. Они нашли врача. Тот заверил их, что все в порядке. Паша просился к жене, но его не пустили. Так и пошли домой. Паша проводил ее до дома, а сам пошел к себе. Майя еще долго смотрела ему вслед. За этот год она очень изменилась. Если бы кто-нибудь из прошлой жизни увидел ее, то не узнал бы. Она стала очень худенькой, но уже не такой хрупкой как раньше. Волосы уже не рассыпались золотой волной по спине, а были стянуты на затылке. В уголках рта залегли скорбные морщинки, а глаза стали пустыми. Не было больше той веселой нежной девочки, осталась лишь холодная, страдающая женщина. Катюша стала молчаливой и грустной. Когда не стало ее любимого папочки, она долго болела. И теперь бледность покрывала нежные детские щеки.
Когда Марию выписали, Майя по долгу засиживалась у друзей. Она смотрела на их малыша и вспоминала…вспоминала…
Малыш был маленький и слабый, но такой милый и похожий на Пашу. Мария не могла налюбоваться на сына. Они назвали его Максимом, после чего Майя прорыдала всю ночь. И теперь она стала его крестной. Когда мальчику исполнился год, врачи вынесли вердикт: порок сердца. Мария была в ужасе. Майя пыталась ей помочь, сидела с ней. Однажды Майя прошептала ей:
- Ты должна держаться. Максимку вылечат. Он вырастет славным парнем.
- Ненавижу! Ненавижу этот Чернобыль. Он все погубил! Сколько он забрал у нас. Дом, семью, детей. Он продолжает забирать и сейчас. И будет забирать и потом! – закричала Мария в отчаянье.
Майя до крови закусила губу.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Среда, 03.12.2008, 05:15 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
- Ну что ты молчишь? Разве неправда? Разве не у тебя умер из-за этого муж, а твои дети остались без отца. А ты же хотела еще ребенка. Но теперь у тебя никого больше не будет. Даже если ты вновь полюбишь. Разве не ты лишилась дома. Ну что ты молчишь?
Майя отпустила голову. Почувствовала, как рядом тяжело отпустилась Мария. Потом тихо всхлипнула:
- Мы не виноваты, что родились там.
- Так почему мы платим за это такой страшной ценой? Почему ты в двадцать три года вдова? Почему мой сын болен, а у твоего не с кого брать пример? Кто мне ответит? Кто, скажи?
В кухню вошел Федор. Он посмотрел на двух опустошенных женщин. Сел рядом. Слишком трудно теперь жить. Вот и выросли его девочки. Выросли, поумнели. Но разве такой ценой можно взрослеть?
- Папа, - только и смогла вымолвить Майя.
Он только прижал к себе две головки, светлую и рыжую. Он рядом. Он всегда будет рядом. Через три года малыша положат в больницу, а он будет рядом. Еще через два Мария не переживет мучения сына и просто уйдет во сне. Он будет рядом. Майя возьмет к себе малыша и даже вылечит его. Хотя на это и уйдут все ее силы. Она станет измученной и больной, а в светлых волосах в двадцать семь лет появиться первая седая прядь. Он будет рядом. Паша станет пить. Но он вытащит его и заставит воспитывать Максимку. Паша станет настоящим отцом и Сашке, смышленому мальчику с темными глазами, как у отца. Федор будет рядом. Катюша навсегда останется грустной. Но ведь дедушка будет рядом.
Это история только одной семьи, а в Чернобыльской аварии пострадали тысячи. Семьи разрушены, жизни поломаны. За что?

Над городом тихо плывет ночь. Но в домах больше не загорится свет. Детей не уложат спать, жены не будут ждать с работы мужей. В ночном небе тихо.
Припять. Город их детства. Давно над тобой висит черная туча разочарований и бед.
Спи, спи любимый город. Знай свою страшную судьбу.

by Mia-amor



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Под черным облаком
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz