Среда, 23.08.2017, 07:29
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяСкованные одной цепью - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Скованные одной цепью (by LeraBrit)
Скованные одной цепью
AlizДата: Понедельник, 10.11.2008, 13:48 | Сообщение # 1

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Автор: LeraBrit
Название: Скованные одной цепью
Статус: закончен
Размер: средний
Бета: к сожалению, не сложилось
Размещение: с моего разрешения
Персонажи/Пары (Пайринг): Камилла-Бенхамин, а также парочка второстепенных персонажей
Жанр: Romance
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: создатели сериала «Мятежный дух», хотя я и написала не о Мариссе и Пабло, но эти пары для меня являются олицетворением друг друга
Содержание (Саммари): Камилла и Бенхамин – друзья или нечто большее? В своем фан-фике я попыталась ответить на этот вопрос
Предупреждения: вполне приличная постельная сцена
От автора: это моя первая «проба пера», поэтому мне было бы интересно узнать ваше мнение, уважаемые читатели

От админа: этот фик уже был размещен на нашем сайте, потом его удалили (долгая история), а теперь снова тут)))


 
AlizДата: Понедельник, 10.11.2008, 13:49 | Сообщение # 2

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Глава 1. Он.

«Странно, почему она хочет меня видеть? Раньше такого за ней не наблюдалось. Голос у нее был какой-то не такой, не как всегда. Она вроде чем-то расстроена или рассержена… Ох, не понимаю я эту девушку, да и не понимал никогда», - молодой человек растеряно посмотрел в окно, затем взгляд его остановился на телефоне, трубку которого он опустил несколько минут назад. Быстро взглянув на часы, он стал собираться на предстоящую встречу, нет, не на свидание, а именно на встречу, цель которой до сих пор была для него не ясна. Он знал только, что она состоится в кафе на пляже, поэтому, одев голубые джинсы и такого же цвета рубашку, небрежно нацепив солнечные очки, голубоглазый блондин собрался уже поки-нуть квартиру, как вдруг услышал звонок своего мобильного телефона:
- Да…
- Бенни! Привет, это я! Соскучился? А я как без тебя скучала! Приедешь ко мне? Или ты хочешь, чтобы я приехала? Ну, что ты молчишь? Или ты не рад, что я позвонила тебе, кстати, ты – мой жених, а поэтому должен радоваться. Что ты молчишь?, - очевидно до этой особы не доходило, что вставить хоть слово в ее монолог просто невозможно.
- И тебе привет, Мария. Кстати, сколько можно повторять не называй меня «Бенни», ненавижу эти дурацкие сокращения нормальных имен. Что ты хотела?- раздраженно ответил молодой человек, посмотрев на часы.
- Ну, не обижайся на меня, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Я так соскучилась, давай встретимся сегодня? - заканю-чило создание на другом конце провода.
- Нет, извини, но на сегодня у меня несколько иные планы.
- И какие же?
«Достала уже» - подумал блондин, но вслух произнес:
- Извини, дорогая, не могу сейчас говорить с тобой: я ужасно опаздываю на важную встречу.
И уже выключая телефон, он услышал истерический крик:
- С кем ты встречаешься? Кто она? Кто?
«Знала б ты, детка, с кем я встречаюсь… Точно б инфаркт схлопотала», - улыбнувшись, подумал парень, подходя к своей машине.

Глава 2. Она.
«Ну, вот! Дело сделано, я ему позвонила. Осталось всего ничего, - уговорить его ввязаться в очередную авантюру» - рас-суждала молодая девушка, сидя перед зеркалом и задумчиво проводя расческой по волосам. Очевидно, она нервничала, потому что ее рука потянулась к пачке сигарет, лежащей на столике, а баловалась никотином она редко, исключительно в экстренных ситуациях.
Пытаясь убить время до назначенной встречи, девушка успела посмотреть телевизор, сварить кофе, погладить собаку, три раза переодеться, выпить уже остывший напиток из кофейных зерен и поговорить по телефону. Судя по хмурому выраже-нию лица, телефонный разговор не доставил ей никакого удовольствия:
- Ты мне не мамочка, чтобы я перед тобой отчитывалась. Куда я иду и с кем – это мое личное дело. Если мне понадобиться секретарь, то я буду иметь тебя в виду.
На другом конце провода ей отвечал раздраженный мужской голос:
- Твои встречи – это и мое дело тоже. Ты должна мне говорить о своих планах.
- Должна?! Ага! Сейчас! Только разбег возьму!
- Не груби мне, я твой парень, в конце концов.
- Вот именно. Ты – мой парень, а не мой ежедневник, по которому я сверяю свой распорядок дня. Все, я ужасно опаздываю на важную встречу.
- Подожди! С кем ты встречаешься? Кто он? Кто?
«Знал бы ты, с кем я встречаюсь… Точно б крыша поехала», - улыбнувшись, подумала девушка, в последний раз взглянув на себя в зеркало. Девушка в зеркале была прекрасна: стройные ножки плотно обтягивали черные сапоги-ботфорды; ко-роткая джинсовая юбка с широким поясом облегала бедра; черная футболка красиво подчеркивала грудь; завершала образ джинсовая куртка, небрежно наброшенная на плечи и кожаный рюкзачок в тон обуви, перекинутый через плечо. С улыбкой взглянув на свое отражение, представительница прекрасного пола побежала к своей машине.

Глава 3. Встреча двух друзей.

Подъехав к небольшой пристани, он еще немного посидел в машине, пытаясь собраться с мыслями. Неожиданно он понял, что волнуется: «Блин, да что со мной такое? Наверное, просто давно не видел ее, вот и переживаю, что с ней что-то случи-лась. Конечно, если б у нее все было в порядке, она бы мне не звонила. А я все-таки волнуюсь…».
Выскочив из машины, он не спеша направился к небольшому пляжному кафе.
На пороге он огляделся по сторонам, вспоминая, когда же он был здесь в последний раз, было это не так давно, кажется, месяца три назад (точно, три месяца назад, сразу после концентра в Испании). Парень вспомнил причины и последствия той встречи, и вспомнил человека, с которым тогда встречался, и которого столько времени пытается забыть.
Усевшись за свободный столик, он заказал себе черный кофе и посмотрел на океан. От созерцания водной стихии его от-влек легкий стук женских каблучков о кафельные плиты кафе. Подняв голову и привычным движением откинув волосы со лба, он с улыбкой посмотрел на вошедшего, а точнее вошедшую. Каждый раз, когда он ее видел, она была другой, не такой как в предыдущую встречу, не такой как вчера, она была всегда разной, но почему-то такой родной, и в то же время такой недосягаемой, такой отстраненной и далекой!
- Привет, Камилла! Давно не виделись. Кстати, когда в последний раз ты удостаивала меня чести лицезреть себя?
- И тебе привет! Слушай, Бенхамин, давай на этот раз мы обойдемся без твоего ехидства. У меня к тебе дело, точнее просьба. А виделись мы три месяца назад, кстати, в этом же месте.
- Надо же... А я и забыл уже. Присаживайся, - вспомнив наконец о манерах, молодой человек отодвинул стул и помог де-вушке присесть. - Тебе заказать что-то?
- Да, если тебя не затруднит, я бы выпила кофе.
- Оk. Секунду.
После того как принесли заказ, девушка решила приступить к разговору:
- Бенха, у меня возникли некоторые проблемы… И так получилось, что я могу обратиться за помощью только к тебе, по-это… - но не успела, она договорить, как известный аргентинский актер, сидящий напротив, подскочил и начал кричать, привлекая внимание персонала, посетителей кафе, да и просто прохожих:
- Я так и знал! Так всегда, когда тебе плохо, ты бежишь ко мне, я тебя утешаю, а потом тебя попускает и только мы Борда-набу и видели. Ну, конечно, Рохас нам же нужен только для того, чтобы поплакаться, а то, что я тоже человек, человек с чувствами и душой, так это ее не волнует. Она не знает о том, что после наших встреч я себе места не нахожу, что как только я приду в себя и забуду тебя, ты тут как тут, появляешься вновь… - он даже не заметил, что говорит все это вслух: ему казалось, что все это было произнесено где-то глубоко внутри него.
- Твою мать, Рохас! Не фиг тут сейчас из себя обиженного и оскорбленного строить! И прекращай истерить, раньше я за тобой такого не замечала: у идиотки своей научился, наверное, - честно говоря, Камилла не ожидала подобной реакции у всегда (так, по крайней мере, она думала раньше) флегматичного Бенхамина.
- Не трогай Марию, вовсе она не идиотка. Кстати, ты даже не попыталась с ней подружиться. Даже Лу с ней иногда пере-званивается, а когда вы с ней встречаетесь на какой-нибудь тусовке, то у тебя сразу же появляется выражение на лице, что-то типа: «Спасите! Где врачи?! Я в одной комнате с умалишенной!» - он не мог не ответить на ее заявление, ведь Ма-рия как ни как его девушка.
- Ха, слышь, дорогой, ты вообще при памяти? Не хватало еще, чтобы Камилла Бордонаба общалась с такой особой! – воз-мущенно воскликнула разозлившаяся девушка.
- Эта особа, кстати, известная фотомодель, - парировал такой же злой парень.
- Знаешь, - задумчиво произнесла она, - в нашем мире еще много недоразумений и нераскрытых тайн, и это одна из них.
- Ну ты и стерва!
- Ну ты и сволочь!
- Ладно, раздачу комплиментов на сегодня можно считать законченной, а теперь давай рассказывай, что у тебя стряслось, - глубоко вздохнув, сказал Бенха, опять усаживаясь на стул.
- Короче, у меня возникли проблемы с Фелипе… - нерешительно начала Ками.
- Ну, еще бы, а я, между прочем, тебе сразу сказал, что он придурок редкий, таких еще поискать надо, а то и не найдешь, - отреагировал Бенха.
- Кстати, он твой друг, - заметила Ками.
- Кстати, он был моим другом.
- А почему же перестал считаться таковым?
- На то есть свои причины. Так, что он тебе сделал, этот гад, - сухо ответил голубоглазый.
- В принципе, ничего смертельного: он сделал мне предложение, но я…
- Ты, что с ума сошла??!! Ты не можешь выйти за него замуж! – в который раз за каких-то полчаса он ее перебил.
- Это еще почему не могу? – задала девушка вполне логичный вопрос.
- Потому что не можешь, вот почему, - последовал логичный ответ (да уж, с логикой у мужчин всегда были проблемы, что тут скрывать…). – по-моему, твой кавалер ужасный тормоз.
Камилла позеленела.
- По-моему, это тебя не касается!
- А меня интересует исключительно то, что меня не касается. Хотя, если ты обратилась за помощью ко мне, то это меня как раз и касается. Неправда ли?
- Я не об этом. Понимаешь, в последнее время происходит что-то странное: сначала все было неплохо, а потом все так закрутилось. Он какой-то неадекватный. Постоянные крики, истерики, выяснения отношений. Знаешь, это даже не ссоры, - немного помолчав, девушка продолжила свой рассказ, - стоит мне только взглянуть на какого-то мужчину или заговорить с особью мужского пола, он тут же начинает орать, что я ему изменяю. Я не припоминаю, чтобы он так загонял, когда они с Лу встречались, а их отношения затянулись на 3 года, а у нас и месяца не прошло, и тут такие заявления.
Прервав рассказ, она полезла в свой маленький рюкзачок, достала сигареты и нервно закурила. Ками посмотрела на Бен-хамина, тот смотрел на нее не отрываясь. Она немного прищурила свои шоколадные глаза и, окончательно решившись на тот шаг, ради которого, собственно, и устроила эту встречу, выпалила:
- Ты должен стать моим парнем!!!
- Что??? – завопил он. «Ну ни фига себе, наверное, слуховые галлюцинации».
- Дело в том, что я сказала ему, что уже давно люблю другого человека, и только теперь поняла, что не могу без него. Но Фелипе считает, цитирую: «твое сердце всецело принадлежит мне и только мне», я должна убедить его в обратном, иначе он не отстанет от меня, - девушка неуверенно взглянула на офигевшего парня.
- Но у меня же Мария… - неуверенно протянул тот.
- Объясни ей как-то, хочешь я с ней поговорю?
- Да уж, ты поговоришь… Но почему я? Иногда, когда я тебе слушаю, мне начинает казаться, что я – твой злейший враг и, по твоим словам, появился на свет, только, чтобы нервировать тебя.
- Ты согласен?
- Объясни: почему я?
- Я спрашиваю: ты согласен?
- А я спрашиваю: почему я?
- Потому!
- Это не ответ.
- Не, блин, ну, а что ты прикажешь мне делать? Обратиться к мальчику по вызову? А ты – мой друг, лучший друг.
- Ты права. И я тебе помогу. Но объясни, как ты собираешься все это провернуть, он знает нас обоих и врядли поверит в нашу, внезапно вспыхнувшую, любовь, - он заинтересовался и, как ни странно, и думать забыл о своей официальной де-вушке, о той самой, которая известная модель.
- Ты согласен!!! Я обожаю тебя!!! – моментально вскочив со своего места, девушка быстренько уселась к парню на колени и обхватила его шею руками.
Парень даже не заметил как его руки, до этого державшие сигарету, обняли девушку, еще сильнее прижав к себе. Его голо-ва немного наклонилась, и он уткнулся носом в ее теплую шею, вдохнул ее дурманящий запах и легонько поцеловал в пле-чо. Все эти манипуляции он проделал настолько быстро, что спустя минуту ни он, ни Камилла не могли бы с полной уве-ренностью сказать, было ли это или это всего лишь плод разыгравшейся фантазии, больного воображения, воспаленного чувствами мозга.
Спустя несколько минут девушка с явной неохотой покинула объятья парня и, усевшись на свой стул, начала быстро гово-рить:
- Значит так, слушай внимательно. У тебя сейчас творческий отпуск, я тоже не занята на съемках, поэтому мы поедем отды-хать на какой-нибудь курорт. Я скажу об этом Фелиппе, естественно не упоминая тебя. Когда он приедет и увидит нас, то горькая правда ему откроется, озарение случиться, он, наконец-то, от меня отстанет, и горячий мексиканский парень зай-мется поисками новой любви. Та-дам! Ну, как? Гениально?!
Несмотря на энтузиазм девушки, сидевший напротив нее парень не был настроен столь оптимистично:
- Слушай, скажи мне честно, как другу, ты со своей головой в каких отношениях? У вас сейчас не Холодная война, а? Или уже начались открытые боевые действия?
- Не поняла?! Ты на что намекаешь, голубоглазый? Я все продумала, все логично!
- Ха, логично! Во-первых, с чего ты взяла, что он поедет за тобой: у него сейчас съемки, и вряд ли он настроен на отдых? Во-вторых, каким образом ему откроется та самая «горькая правда», о которой ты говоришь? В-третьих, почему ты решила, что он от тебя после этого отстанет, если считает нас друзьями? Объясни мне, какая «горькая правда» в том, что двое дру-зей решили вместе провести несколько дней на лазурном побережье?
Несколько смутившись, Камилла все-таки решила обосновать свою систему выводов:
- Во-первых, он не поверит, что я поехала одна и, наплевав на съемки, отправиться следом. Во-вторых, он увидит нас вме-сте. И, наконец, в-третьих, увидит нас не как друзей, а как нежно влюбленных друг в друга, - немного подумав, она доба-вила, - и все-таки я - гений! Для большей правдоподобности можно еще засветиться перед журналистами.
Рохас был, мягко говоря, немного удивлен:
- Дорогая, а ты не забываешь, что у меня девушка есть, вообще-то? Или она тоже каким-то образом вписывается в твои планы? Может быть, ты хочешь шокировать своего женишка, сказав ему, что у нас дружное трио, «шведская семья»?
Девушка, слегка наклонив голову, взглянула на собеседника:
- Гм… Разница в возрасте у нас небольшая, но в интеллектуальном плане мы с тобой далеки, как колесо и спортивный ав-томобиль. Причем здесь твоя девушка? Придумал тоже, «шведская семья». Да, она даже не знает, где Швеция-то находить-ся!
Блондин предостерегающе поднял руку:
- Осторожней, малыш, она моя девушка. Как ты думаешь, она отреагирует на мой вымышленный роман с тобой. Уж явно не поздравительной открыткой. И… вообще, она знает, где находится Швеция!
- Тешь, тешь себя призрачными надеждами. Кстати, спроси ее как-то, на досуге. А относительно нашего романа, так напле-ти ей что-нибудь, типа журналисты придумали, пиар-ход и все такое. Это ты умеешь.
- Значит, сначала ты обижаешь мою девушку, а теперь ты еще меня и лжецом назвала?!
Подзывая официанта, девушка устало махнула рукой:
- Не, не лжецом, а, так, всего лишь мелким врунишкой. А девушку я твою не обижала, ее и так природа умом обделила, так что, все претензии к ней. Не в моих правилах смеяться над убогими.
С трудом сдерживая смех, блондин спросил:
- И почему ты на нее так агрессивно реагируешь? Может, завидуешь?
Камилла подавилась вином, бокал которого ей принес официант:
- Что?!! Я завидую?! Чему?! Игрушечным мозгам? Или огромной заднице?
- Ее карьере, например, роли в театре. Или, что у нее такой классный парень? Откуда же мне знать?
- Ой-ой-ой, держите меня четверо! Карьере завидую? Обзавидовалась прям вся! Всегда мечтала жопой перед камерами крутить. Роль в театре? Да уж, такая роль, без слов почти. Девочку пожалели, наверное, а то выучит текст – и все…
- Что все?
- Все… Жесткий диск перегрузиться, и – трындец. Разве что, наличию у нее такого парня можно позавидовать, все-таки, ты симпатичный малый, Рохас.
По своему размеру, глаза Бенхамина после таких слов можно было сравнить, как минимум, с кофейными блюдцами:
- Боже мой! Неужели я дожил до того исторического момента, когда сама Камилла Бордонаба признала мою божественную красоту?
- Ничего такого я не говорила.
- Кстати, по поводу, как ты там выразилась? «Жопой перед камерой крутить», да? Помниться мне, у тебя тоже есть не-сколько, скажем так, пикантных фотографий. Как ты вообще додумалась сниматься почти голой? У тебя голова на плечах есть?
Камилла недоуменно посмотрела на блондина:
- Когда это я уже успела голой сняться? Не было такого!
Бенхамин начал закипать:
- Ах, не было?! А фотографии в «Gente» и «Caras»? Ты там явно не в образе школьницы?
- Вообще двинулся, Рохас? Я там в нижнем белье! Все вполне пристойно, даже детям можно смотреть.
- Пристойно? Ты бы еще с целью морализации населения в порнухе снялась! Не, ну, вы это видели, - обратился Бенха к невидимым собеседникам. – Разделась перед камерой! Это немыслимо!
- Слушай, ты при памяти, или как? Твоя моделька вообще в костюме Евы снимается!
- Мы не о ней говорим! Ты не должна позволять себе подобное! Я настаиваю!
- Ни хера себе? Он настаивает, видите ли!? Лучше подружку свою на истинный путь наставляй, понял? Тоже мне, моралист хренов! А не ты ли свою пятую точку засветил в «Душе пирата», а?
- Это совсем другое, - немного смутился Бенхамин. – твое первое место звезды интимных сцен мне все равно не занять!
- На секунду: я актриса, и это все – моя работа. Короче, разговор ни о чем, - решительно поставила точку в дискуссии Ка-милла. - Вообще-то, мы немного отвлеклись. Ты со мной? – девушка пристально посмотрела в глаза собеседнику, - ты по-можешь мне?
Парень поднялся со своего места, подошел к кареглазой, взял ее маленькое личико в ладони и тихо произнес:
- Куда я от тебя денусь, Бордонаба? Ты – мой крест…


 
AlizДата: Понедельник, 10.11.2008, 13:50 | Сообщение # 3

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Глава 4. Аэропорт, или «Шоу начинается!»
«Боже! Что я делаю? Нет, это что она со мной делает? Я просто сумасшедший!» - вот такие невеселые мысли одолевали блондинистую голову весьма симпатичного молодого человека. Бенхамин Рохас, а это оказался именно он, сдавал в багаж свои вещи, время от времени поглядывая на часы. Его спутница опаздывала уже на 20 минут.
Покончив со всеми формальностями, он подошел к терминалу В, где должна была проходить посадка пассажиров на рейс «Буэнос-Айрес - Мадрид». Бенхамин уже не был уверен в том, что Камилла появится: «Может быть, она передумала? Но вчера вечером она звонила и сказала, что все остается в силе и нас ждет незабываемая неделя. Что незабываемая, так это точно: я ее не скоро забуду. Подумать только, целых 7 дней провести с ней наедине! Если она появится…». И вот он увидел миниатюрную девушку, стремительно несущуюся к нему, с трудом перебиравшую ножками, обутыми в летние сапожки на умопомрачительной шпильке. В который раз он восхитился ее красотой и экстравагантностью: на ней были коротенькие шортики и, почти ничего не скрывающий, топ, на голове - огромная шляпа, на маленьком личике – солнцезащитные очки. Эта девушка, несомненно, притягивала к себе взгляды: то и дело кто-нибудь останавливался и смотрел вслед этому ма-ленькому ураганчику, активно расталкивающему людей и что-то отчаянно вопя высокому блондину, наблюдавшему за ней с едва различимой улыбкой. Слегка запыхавшись, Камилла подбежала к Бенхе:
- Ну, что, ты доволен? Сколько я должна тебя дожидаться?
От удивления, Рохас даже снял солнцезащитные очки, надежно защищавшие его от слишком внимательных фанатов:
- Ты случайно, когда из такси выбиралась, не падала, головой не ударялась? Я здесь уже минут сорок гуляю. На меня уже охранники аэропорта подозрительно посматривают, думают, наверное, что я террорист.
- На их месте я бы тоже так подумала. Уж больно рожа у тебя подозрительная, доверия не внушает.
- Ах, так тебя еще и рож…, лицо, т.е. мой неземной красоты лик не устраивает? Тогда сама разбирайся со своими ухажера-ми. Я ей помогаю, а она еще и оскорбляет меня.
- «Оскорбляет меня…» - передразнила Камилла, - успокойся, солдат ребенка не обидит. Кстати, раз из-за тебя я опоздала, то…
- А почему это я виноват в твоем опоздании? – перебил ее парень.
- А потому..., - замялась Ками, - что ты слишком рано пришел. И, в конце концов, кто кроме тебя может быть в этом вино-ват. Ну, не я же?!
- Логично!
- Ты прав, логика – моя сильная сторона! Пошли. Уже посадку объявили.
Колоритная парочка поспешила на посадку. Постоянно переругиваясь между собой, они не сразу заметили молодого чело-века с фотоаппаратом в руках, который за ними пристально наблюдал из-за колонны. Доставая билеты, Камилла случайно заметила следившего за ними человека, моментально определив наметанным взглядом, что перед ней журналист. Она бы-стро наклонилась к самому уху Бенхамина и прошептала:
- Шоу начинается, - затем обхватила его за шею и поцеловала.
Блондин не сразу врубился в ситуацию, но в процесс поцелуя все же включился. Услышав щелканье объектива фотоаппа-рата, он догадался о причине внезапной перемены в поведении Камиллы.
Спустя несколько секунд аргентинская актриса оторвалась от блондина, точнее от его губ, и направилась к девушке, прово-дящей регистрацию пассажиров. Бенхамин присоединился к ней. Встав в очередь, Камилла спросила:
- Все, считай, дело сделано. Думаю, что уже завтра наши пикантные фотографии будут в газетах. Кстати, все забываю спросить: а что ты своей наплел-то?
- Ничего особенного. Сказал, что еду отдыхать, но пока еще не решил куда.
- Слабенько, конечно. Завтра тебе понадобиться оправдание посерьезней. Когда она прочтет газеты, хотя… в ее умении читать я сомневаюсь, но фотографии-то она точно увидит, то у нее могут возникнуть вопросы.
- Все. Хватить умничать. Пошли к самолету.

Глава 4. Экскурс в историю.

Благополучно прилетев и получив свой багаж, небезызвестные в Испании личности, а именно, К. Бордонаба и Б. Рохас ос-тановились перед выходом из аэропорта. Перекинув свою сумку с одного плеча на другое, Бенхамин спросил:
- Ну, генератор идей, и каковы наши дальнейшие действия?
- Все очень просто. Спасибо мне, что у тебя есть я! Сейчас мы поедем в гостиницу, закажем себе номер, что-то типа, для молодоженов, и будем ждать нашего мексиканского друга, а, если нам очень-очень не повезет, то и твою не совсем адек-ватную девушку.
- Во-первых, она вполне адекватная, кстати, в отличие от тебя, а, во-вторых, я ей все объясню.
- И каким образом ты ей объяснишь наш милый поцелуй, да и, вообще, наш совместный отдых?
- Скажу, что поцелуй был дружеским, а встретились мы случайно.
Иронично хмыкнув, Камилла заявила:
- Если она в это поверит, то я не ошибалась в качестве и количестве ее серого вещества.
- Она мне полностью доверяет!
- А зря…
«Вполне возможно» - мрачно улыбнулся Рохас.
В последнее время блондинистую голову молодого человека все чаще и чаще посещали мысли о своей жизни. В принципе, устраивало его почти все: он был успешным актером, которого узнавали на улицах, был участником весьма популярной группы, его карьера, как певца, так и актера только начиналась и имела прекрасное будущее, у него была замечательная, дружная семья и красивая девушка. Но именно здесь и появлялось пресловутое «почти». Что-то было не так, чего-то, жиз-ненно важного, ему не хватало. Его мать часто говорила, что пора бы ему уже обзавестись семьей, найти милую девушку (по неустановленным причинам нынешняя девушка чем-то не устраивала его мать, не видела она ее женой своего сына) и родить ребенка. Да и он сам, несмотря на сравнительно юный возраст для семейной жизни, мечтал окольцевать одну де-вушку единожды и на всю жизнь, но почему-то в подвенечном наряде представлял он себе не Марию дель Кьеро, а совсем другую представительницу прекрасного пола – миниатюрную, невысокого роста, с огромными шоколадными глазами. Под подобное описание подходила его партнерша по фильмам «Мятежный дух», «4 пути», «Флорисьента», которая к тому же пела с ним в одной группе. У Бенхамина Рохаса было два солнца: одно – на небе, другое – Камилла Бордонаба. Но образ Камиллы в свадебном наряде невесты под руку с ним представлялся ему из разряда несбыточных надежд.
Познакомились они давно, еще, будучи детьми, снимаясь в одном сериале. Он помнил, как впервые увидел ее. Он изумлен-но взирал на чудо, которое вошло в гримерную. Тонкая, хрупкая, изящная девушка с длинными темными волосами и боль-шими карими, почти черными, глазами – такими ясными, что напоминали глаза ангелов с полотен иконописцев. В ее глазах застыл испуг и светилась надежда. К груди она по-детски прижимала сумочку – как куклу. Возможно, у нее там в самом деле были спрятаны игрушки. Позже он понял, что во всех женщинах, которые были с ним, он искал похожие черты. Соби-рал их по частичкам, по крошкам, как пазл. У одной был такой же немного хрипловатый голос – и он слушался его, у другой – такого же цвета глаза – и он с нежностью всматривался в них, пока не понимал, что они принадлежат не ей, а лишь ее жалкой копии, еще одна напоминала Камиллу невысоким ростом и стройной фигуркой – и он шел за ее силуэтом. Но это была не она, опять не она, снова не она…
Ему нравился ее голос. Она всегда говорила много, быстро и практически не слушала собеседника. Его это поразило еще на съемках: другие актеры были напряжены, держа в дрожащих руках сценарии, повторяли слова роли, входили в образ или сосредоточенно молчали, а эта необычная девушка вела себя так, будто оказавшись в компании своих друзей, рассказыва-ла им о событиях, случившиеся за время их разлуки, сопровождая свои словами богатой мимикой и веселым смехом.
И хотя по сериалу они «играли любовь» с другими актерами, между ними сразу установились дружественные (и не совсем) отношения: взгляды, от которых учащается сердцебиение и появляется румянец еще детского смущения; нечаянные улыб-ки; случайные прикосновения в попытке достать что-нибудь; движение бровью; невинные общепринятые объятия и поце-луи; скользящая по щеке слезинка. А когда начались съемки нового молодежного сериала «Мятежный дух», в котором они играли влюбленную пару, их, и без того сложные отношения, запутались еще больше.
Он несколько раз предлагал ей встречаться, она отвечала отказом, объясняя свои действия тем, что не хочет разрушать прекрасные дружеские отношения, заменяя их нестабильными и ненадежными отношениями влюбленных. Но однажды что-то изменилось, и они начали встречаться. Это было самое прекрасное и яркое время в жизни обоих. Сначала было то зага-дочное романтическое притяжение, которое испытывают двое влюбленных, а затем наступила пора любви, точнее любов-ного единения. Единение – это намного больше, чем просто влюбленность, это не только отклик сердца и души, это не просто привязанность двух отдельных личностей, но и слияние их мыслей, идей и характеров; их надежды, мечты и буду-щее сливаются в одно целое. Их отношения держались в тайне: возможно на это решение повлияла скандальная история с Лу и Фели, или нежелание выносить все на публику и отвечать на бесконечные вопросы журналистов, или, чтобы избежать обвинений в непрофессионализме, но так сложилось, и никто не собирался менять ситуацию. Потом последовала непонят-ная и глупая ссора. После этого Камилла предприняла попытку помириться, но Бенха… Споры и ссоры, которые остаются нерешенными, заставляют нас чувствовать себя беспокойными, непонятыми, сбитыми с толку. И они остановились на пол-пути, не решили все вопросы до конца, - чувство покоя и уверенности друг в друге не наступило: они продолжали избегать столкновений и выяснений отношений, не научились делиться чувствами, понимать точку зрения другого, не смогли найти выход и устранить недоразумения, они оба проиграли…
Так они снова стали друзьями… Со стороны могло показаться, что они ненавидят друг друга – таким холодком временами были пропитаны их отношения. Но на самом деле это был какой-то особый вид любви, замешанный на черном юморе и издевках друг над другом, благодаря которым они заставляли трепетать свои самые тайные душевные струны.

Примерно в таком же состоянии была и Камилла. Что-то было не так. Почему «не так», если вот оно, счастье, - признание, знаменитость, исполнение желаний, главные роли, многочисленные поклонники и фанаты. Когда она заходила в помеще-ние, всегда слышала за спиной приглушенный шепот – восхищенный или завидующий, мужской или женский. Почему же тогда в последнее время ее постоянно преследует этот ужасный запах безысходности, запах отчаяния, запах плесени? Она слышит его из флакончиков с дорогим парфюмом, этот запах у рук человека, с которым она встречается, у подарков, кото-рые шлют ей отовсюду. От себя самой. Она не может понять, нужна ли кому-то по-настоящему, как воздух, как солнце, не знает, есть ли у нее друзья и кому можно доверять, не знает, осталась ли у нее хоть крупица ее таланта, хоть маленькая горсточка тех способностей, о которых все говорят. Ей чего-то не хватало… Не хватало мальчика, который когда-то считал ее солнцем… Когда-то давно этот мальчик сказал ей, что он – однолюб. Но тогда еще никто из них не знал, что это было правдой.
Сейчас она вспомнила их знакомство. Она вошла в гримерную и сразу наткнулась на глаза. Его глаза. Он стоял прямо перед ней и не сводил с нее внимательного взгляда. Сначала ей показалось, что эти неестественно голубые глаза смотрят нагло и пренебрежительно. Но с каждой минутой это ощущение пропадало. Его взгляд будто бы нежно обволакивал ее защищаю-щей аурой, оберегал ее.
«Все, хватит ностальгировать. Это все было очень давно, все забыто» - девушка решительно подняла голову и направилась к выходу. Следом за ней направился, все еще находящийся в состоянии глубокой задумчивости, высокий блондин.

Глава 5. В гостинице.
- Слышь, раз уж мы лежим в одной кровати, да еще и в номере для молодоженов, кроме того, я ужасно симпатичный, ты – тоже ничего, может, давай…
- Чего-чего?! Что, давай, а? Трахаться с тобой я не буду. Не мечтай!
- Ну и дура! Такой шанс упускаешь!
- Тоже мне! Мачо нашелся!
- По крайней мере, скрасил бы твою скудную интимную жизнь. Научилась бы хоть чему-то, а то, ей Богу, в старости вспом-нить будет не о чем.
- Учить он мене собрался! Яйца курицу учат. Все я умею и знаю. Ты за своей жизнью следи, а в мою не лезь.
- Давай, заодно и проверим, что ты знаешь. Так сказать, узнаем уровень твоего опыта.
- Проверять ты будешь уровень интеллекта у своей модельки, понял?! Хотя, с другой стороны… - задумалась Камилла.
У Бенхамина на долю секунды потемнело в глазах: «Неужели она согласиться?!»
- …как можно проверить то, чего нет?
- Сука!
- И тебе сладких снов, пупсик!
Уже засыпая, Бенхамин услышал сонный, невнятный голос Камиллы:
- Дурак ты, Рохас, я же люблю тебя…
«Я уже, наверное, заснул. А прикольный сон!» - думал, отбывая в царство Морфея, молодой человек.

Бенхамин проснулся от какого-то движения рядом. Камилла сидела к нему спиной на краешке кровати и медленно расчесы-вала волосы. На миг ему показалось, что они уже давно вместе и этот утренний туалет он наблюдает ежедневно. Остава-лось только непринужденным и привычным движением притянуть девушку к себе, нежно заключить ее в свои объятья, осторожно уложить ее на кровать и... Но, к сожалению, жизнь – это не кино, которое можно смонтировать по своему жела-нию, и ему оставалось только наблюдать, как ее крохотные пальчики скользят по блестящим локонам:
- Доброе утро, любимая!
Девушка, не прерывая своего занятия, повернулась к нему:
- Любимая?! Я что-то пропустила ночью?
Блондин небрежно махнул рукой:
- Да так. Ничего особенного. Кроме того, что ты ночью начала приставать ко мне с самыми грязными и пошлыми предложе-ниями, желая видимо развратить мою юную и невинную душу.
- Это у тебя-то невинная душа? Она была развращена раньше, чем ты ходить научился.
- Вранье. Хотя о душе ты и не говорила, тебе интересовали несколько иные части моего тела.
- Ч-чего?
- Да-да-да. Еще постоянно повторяла: «Бенха, я так люблю тебя, я так долго ждала этого момента!»
- Идиот!
- А ночью ты не так говорила…
- Твои эротические фантазии меня не волнуют.
- Что, стыдно стало, да? Ночью бы постыдилась… Хотя, о чем я говорю? Какая совесть? Ты ее еще, наверное, в младенче-ском возрасте на леденцы поменяла.
- Заткнись!
- Ладно, успокойся. Хотя я не знал, что ты разговариваешь во сне. А, кстати, можно много интересного узнать…
И еще раз улыбнувшись шокированной девушке, Бенха отправился в душ.

Глава 6. Шокирующие новости.

Молодая пара решила пока ничего не предпринимать и ждать результатов их вчерашнего поведения в аэропорту. С этой целью, они решили воспользоваться «Великой Паутиной» и зашли на официальный сайт группы «Erreway». Первое, что они увидели, была фотография, на которой небезызвестный нам аргентинский актер целовал, опять-таки, небезызвестную нам аргентинскую актрису. Под фотографией была размещена статья, имеющая броский заголовок: «Камилла Бордонаба и Бен-хамин Рохас все-таки встречаются!!!». Приведем краткое содержание данного, не побоимся этого слова, шедевра публици-стического стиля:
«Уважаемые фанаты!
Мы спешим обратиться к вам с радостной новостью! Не так давно, нашей редакции удалось выяснить, что Камиллу Бордо-наба и Бенхамина Рохаса связывают отнюдь не дружеские отношения, как утверждали сами актеры. Несмотря на многолет-ние старания этой загадочной пары, нам удалось выяснить, что встречаются они уже довольно давно, как нам удалось ус-тановить из достоверных источников, их роман длиться еще со времен съемок сериала «Мятежный дух». Наличие же у них якобы бой- и герл-френдов объясняется всего лишь попытками молодых людей уберечь свое нежное и трепетное, кстати, проверенное годами, чувство от внимания журналистов и назойливых фанатов. Надеемся, что вы, наши любимые читатели, согласитесь с необоснованностью подобных заявлений, ведь мы, как и вы, желаем нашим замечательным актерам только счастья. Также стало известно, что Бенхамин Рохас недавно сделал предложение руки и сердца своей возлюбленной, на которое она ответила согласием. Будущие супруги решили немного отдохнуть перед грядущей свадебной суетой и отправи-лись в Испанию, в город, где, как нам удалось выяснить, влюбленные впервые признались друг другу в своих чувствах (именно в аэропорту и был сделан снимок воркующей парочки). На фото мы прекрасно видим, с какой любовью они смот-рят друг на друга, сколько страсти в их глазах и сколько нежности в поцелуе.
До нас также доходили слухи, что пара в скором времени ожидает пополнения, но как бы нам не хотелось в это верить, от молодых актеров пока не поступало никаких официальных заявлений в прессу по этому поводу.
Но, хотим вас обрадовать, дорогие наши поклонники пары «Марисса-Пабло»: Бенхамин Рохас лично сообщил нам, что его отношения с моделью Марией дель Кьеро и отношения Камиллы с актером Фелиппе Коломбо были всего лишь фикцией, своеобразным договором, так как пара не спешила выносить свои отношения на публику.
Еще раз поздравляем вас и нас с этой замечательной новостью!
Хосе Аркадио Родригес. «Новости культуры»
P.S. Не так давно, именно наша редакция и наш телеканал получили официальное разрешение транслировать свадьбу из-вестных актеров.
Следите за нашими последующими выпусками, в которых мы будем освещать все этапы подготовки пары к свадьбе.
Тишина…
Немая сцена…
Нервно хихикнув, Камилла тихо произнесла:
- Ни фига себе! Ну и выводы из одного-то, почти дружеского, поцелуя!
Отвернувшись от монитора, Бенхамин сказал:
- А я и не знал, что ты согласилась выйти за меня замуж?
- А я и не знала, что ты мне предлагал.
- А если бы предложил, ты бы согласилась?
Удивленно изогнув бровь, девушка улыбнулась:
- Конечно… Если бы вдруг решила испортить себе жизнь. Выйти за тебя замуж, это, практически то же самое, что собствен-норучно подписать результаты экспертизы, которая свидетельствовала бы о моем полном психическом расстройстве и не-обходимости лечения в стенах сумасшедшего дома.
- Очень остроумно, - хмыкнул обиженно Бенха, - кстати, многие бы хотели выйти за меня…
- Многие, я согласна. Дур же много. Как и твоя. Эта вообще на каждом углу кричит о том, как безумно хочет объединить ваши жизни и нарожать тебе детей, и… А кстати, раз уж мы случайно вспомнили в разговоре про «униженных и оскорблен-ных», что ты этой-то скажешь?
- Не знаю. Дружеский поцелуй и случайная встреча, наверное, уже не прокатят.
- Ну почему же? Объясни ей так: мы случайно решили вместе отдохнуть, случайно встречаемся больше 5 лет, случайно решили пожениться, и, совершенно по-дружески, ты заделал мне ребенка.
- Очень смешно.
- Ага! Особенно про ребенка.
- Но ты ведь тоже не ожидала такого поворота.
- Согласна. Я думала, напишут что-то типа: «Какие отношения связывают Рохаса и Бордонаба? Почему они вместе едут отдыхать?» Но на свадебные торты и пинетки я не рассчитывала.
- Рассчитывала или нет, - уже не важно. Я думаю, мексиканский мачо скоро объявиться.
- Я думаю, что и твоя моделька тоже. А ты не замечал, что ее всегда представляют только как, «Мария дель Кьеро – де-вушка Бенхамина Рохаса»? Как титул… или диагноз, да? Хотя, нет. Больше всего она похожа на страуса.
- В смысле?
- Ну, у нее, как и у страуса, глаза больше чем мозг.
- И почему ты считаешь ее какой-то глупой и недалекой? Ты же ни разу с ней нормально не общалась.
- А зачем? У нее основное выражение лица - широко открытый от удивления рот. Это меня, наверное, несколько отталкива-ет… Слушай, давно хотела спросить, да все забывала: ты собираешься делать Марии предложение?
- Не знаю. Пока я стараюсь избежать супружества, меня оно немного пугает. А Мария этого очень хочет…
- Еще бы.
- …как-то на салфетке она нарисовала широкое кольцо, опоясанное крупными бриллиантами, и приписала слова «платино-вое», «большое», «обручальное» и «поскорее». Это кольцо мне напоминало здоровенную сверкающую гайку.
- А ты уверен, что она нарисовала именно кольцо? Может быть, это был ошейник, который она вознамерилась на тебя одеть, а?
- После того, как я ей предложения все-таки не сделал, она стала постоянно говорить, что я думаю неизвестно о чем и ее не слышу.
- Грешно тебе жаловаться. Не слышать ее – это же дар Божий!
- Хватит язвить. Пошли лучше позавтракаем. Чувствую, день будет трудным.
- Пошли.

Глава 7. «Безалкогольный» завтрак и его последствия.
Итак, наши герои отправились в небольшой ресторанчик. И Бенхамин так погрузился в свои мысли о том, что подумает Мария, когда прочтет статью, о том, как обрадуется его мама, узнав о романе с Камиллой (обаятельная девушка уже успела очаровать и ее), о том, что же он чувствует к самой Камилле, дружба ли это или нечто большее, что только после второго бокала вина посмотрел через столик на Камиллу.
В какой-то момент, никто из них даже не заметил, в какой именно, разговор повернул в другое русло, и они больше не бы-ли двумя друзьями, обсуждающими карьеру и свои неприятности, а стали самыми обыкновенными мужчиной и женщиной, слегка нетрезвыми, в ресторане со свечой посередине стола. Собственно, Камилла помнила, когда это произошло. Бенха-мин поднялся, чтобы пройти в мужскую туалетную комнату, а возвращаясь, он якобы случайно протиснулся мимо ее стула, чтобы пройти к своему. И в процессе протискивания наклонился к ней и сказал:
- От тебя так приятно пахнет.
Всего лишь «От тебя так приятно пахнет», но они вдруг начали смеяться с заговорщическим видом, прикасаясь друг к дру-гу, чтобы подчеркнуть смысл своих слов, мимоходом упоминая фильмы, которые им хотелось бы посмотреть и в которых хотелось бы сняться, а потом согласившись, что должны посмотреть их вместе, и, соответственно, вместе и сняться.
- Итак, - сказал Бенхамин. На лице у него появилось чрезвычайно серьезное выражение. – Хочешь потрахаться?
Камилла рассмеялась коротким, удивленным смешком.
- Нет, - ответила она. – Но спасибо за то, что спросил.
- Все-таки я джентльмен, - Сказал Бенха. – Выпей еще вина. Может быть, ты передумаешь. И вообще, напилась – веди себя доступно!
- Не-а, отстань. А потом еще говоришь, что я к тебе пристаю и развращаю невинные души.
После молодые люди решили немного прогуляться по городу.
- Ты веришь в любовь? – спросил Бенха, когда они подошли к фонтану.
- Прости?
- Ты веришь в любовь? – повторил Бенха.
- Конечно, верю.
- Не спиши. Подумай хорошо, прежде чем ответить.
- Все верят в любовь, - настаивала Камилла.
- Все думают, что они верят в любовь, - возразил Бенха. – Но если бы все верили в нее на самом деле, все было бы совсем по-другому.
Камилла начала беспокоиться, к чему приведет весь этот неожиданный разговор, и поспешно выдернула свою руку из рук Бенхи.
По окончанию завтрака и небольшой прогулки ребята, уже достаточно поддатые, решили посетить какой-нибудь бар с це-лью, как выразилась Камилла, «набраться храбрости перед встречей со вторыми половинами». После непродолжительных поисков они почтили своим присутствием небольшое питейное заведение под названием «Роллинг». Стартанули они распи-тием текилы у стойки, затем пошли развлекаться игрой в дартс. Метание дротиков также сопровождалось обильными воз-лияниями. Через какое-то время их попросили уступить место другим посетителям, так что они перешли за столик. Блондин отправился к бару. Вернулся он с двумя бокалами вина и большим кувшином пива.
Некоторое время ребята обсуждали совместные съемки, вспоминали своих партнеров по сериалам, смеялись над теми слу-хами и сплетнями, которые ходили вокруг их отношений. Потом Бенхамин вдруг сказал:
- Давай поженимся, - он поднялся на ноги. Голос его почти не был слышен за грохотом музыкального автомата. – Я серьез-но. Выходи за меня замуж, Камилла.
- Бенха, сядь.
- Если ты не выйдешь за меня замуж, по крайней мере, поехали в отель, - сказал Бенхамин.
- Ага, бегу, падаю, снова бегу и снова падаю. У тебя вообще-то девушка есть! Не забыл? – Камилла тоже вскочила со сво-его места.
- Для меня ты – самый важный и любимый человек в мире. Может, я и не оправдаю всех твоих ожиданий, но даже в этом случае хочу, чтоб ты знала: я желаю сделать тебя счастливой. Я хочу улыбаться тебе, ласкать тебя, говорить с тобой и рассказывать, какая ты замечательная.
У стойки сидели посетители, они начали оборачиваться, чтобы посмотреть на столь интересную пару.
- Рохас, ты ставишь меня в неуеб…, в неудобное положение, - негромко, очевидно, в виду заплетающегося языка, произ-несла Камилла.
- Что? Ставлю тебя в неудобное положение? Не думаю. Если кому и надо здорово смущаться, так это мне. А мне вот пле-вать, меня это не ебет. И знаешь почему? Потому что я люблю тебя.
Девушка подалась вперед и с силой толкнула его в грудь:
- Идиот! Раньше ты о чем думал? Я приходила к тебе, но ты сказал, что у тебя теперь Мария. Тогда было время этих слов, а сейчас поздно.
- Я люблю вас, Камилла Бордонаба, - не слыша ее, сказал Бенха, на сей раз действительно громко.
Камилла взглянула на своего друга:
- Пожалуйста, сядь.
Бенхамин опустился на место. Он быстро перегнулся через столик и схватил девушку руками за запястья. Она почувствова-ла, как стремительно бьется его пульс.
- Посмотри на меня, - сказал он.
Ками посмотрела на него. Светлые волосы прилипли к влажным от пота вискам, но глаза оставались ясными и чистыми. Он не сводил с нее взгляда.
- Я люблю тебя, Ками. И говорю это не потому, что пьян.
Она не сводила внимательного взгляда с его губ, не веря его словам.
- Наверное, я говорю это все-таки потому, что я пьян, - продолжал парень, - но это не значит, что я говорю неправду. Я полюбил тебя с тех самых пор, как увидел. Я уже тогда любил тебя. Боялся лишний раз взглянуть на тебя – у меня темнело в глазах, как когда ты долго смотришь на огонь.
- Не говори больше ничего. Мне надо выйти.
Блондин кивнул. Девушка поднялась со стула и направилась в сторону дамском комнаты.
Камилла чувствовала себя ужасно. Она сама не знала, что испытывала к Рохасу. Она помнила то время, когда они были вместе, помнила то ощущение полета, переполнявшее ее, помнила тот восторг, охватывавший ее при одном взгляде на этого голубоглазого красавца, помнила ту страсть, которая накатывала при одном его прикосновении. Но она и помнила, как это больно быть отвергнутой, как больно видеть своего возлюбленного с другой, а ты в отчаянии, ты абсолютно беспо-мощна, тебя убивают, твое сердце остановилось, а душа умерла. Она не хочет больше испытать этих чувств. И эта невоз-можная, неправдоподобная ситуация – несправедлива. Несправедлива по отношению к кому? К ней? К нему? Да, очевидно, но не только. Несправедлива по отношению к любому человеку, испытавшему подобные чувства.
И сейчас, стоя перед зеркалом в туалете какой-то забегаловки, достаточно известная аргентинская актриса принимала, наверное, самое важное решение в своей жизни:
- Это всего лишь пьяный бред, – размышляла она вслух. – Почему раньше он не говорил об этом? Да, допустим, были ка-кие-то намеки, но… А, может, рискнуть?
Когда улыбающаяся девушка вернулась к столику, Бенха сидел очень спокойно и методично рвал салфетку на длинные тонкие полоски.
- Я тут немного поразмыслил над тем, что произошло, - сказал он.
- И к какому выводу пришел?
- Мой внутренний цензор, который, к слову, никогда толком не справлялся со своими обязанностями, сегодня полностью вышел из строя, - объявил блондин.
- Понимаю, - опуская глаза, очень тихо произнесла Камилла.
- Это все выпивка, - объяснил он.
- Ну да, - еще тише.
- И я не очень плотно позавтракал, - добавил молодой человек.
Девушка кивнула.
- Мы можем просто забыть обо всем этом, если хочешь, - предложила она, все еще надеясь на что-то.
- Это было бы неплохо.
- Договорились, - согласилась. Надежда умерла.
Какое-то время они, уже трезвые, сидели молча.
- Наверное, нам пора уходить, - предложил парень, - может к нам уже и гости пожаловали.
- Хорошая мысль, - поддержала его идею девушка.
Итак, слова, уже готовые сорваться с губ, слова любви так и не были произнесены. И молодые люди молча направились в сторону гостиницы, думая каждый о своем, а, в принципе, об одном и том же.


 
AlizДата: Понедельник, 10.11.2008, 13:51 | Сообщение # 4

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Глава 8. Встреча № 1.
Очевидно Бенхамин Рохас, помимо актерских способностей, обладает еще и экстрасенсорными возможностями: как только Бенха и Камилла зашли в номер, раздался стук в дверь. Ввиду того, что Ками в это время находилась в душе, дверь открыл Бенхамин. Сначала он даже немного испугался увиденного и зажмурил от страха глаза, но потом все-таки вспомнил, что он – мужчина, а мужчины ничего не бояться (или, по крайней мере, так открыто свой страх не демонстрируют) и медленно открыл глаза. После недолгого созерцания и более длительного мыслительного процесса, он наконец-то узнал в чем-то лохматом и, с искаженным от злобы лицом, свою девушку Марию. После этого он опять задумался, на этот раз о причине, по которой он не сразу признал в этой особе свою девушку, с которой уже встречался более трех лет. «Вроде бы все как всегда: беспорядок на голове, жуткая красная помада, мятое платьице поверх непонятного размера штанишек. Наверное, показалось что-то…» - так и не пришел к какому-то логичному выводу Бенхамин.
Девушка в это время, бегло осмотрев номер, бросилась парню на шею:
- Любимый мой! Я так и знала, что все это сплетни! Ты же не мог меня бросить, правда? Тем более, променять меня на какое-то коротконогое недоразумение. Да? Мы сегодня же дадим опровержение этой мерзкой статейке и назовем точную дату нашей свадьбы? Ты согласен? Да?
Несколько (мягко говоря!) офигевший парень не успел и слова вымолвить, как ответом известной модели послужил звук открывающийся двери, ведущую в ванную комнату. Вслед за этим показалась и сама виновница шума, которая в это время была одновременно занята одеванием халатика, вытиранием головы и разговором с блондином, который, как она думала, пребывал в гордом одиночестве:
- Да, пупсик, нелегко нам придется, когда фурия обо всем узнает, слюной забрызгает. Ты че молчишь, а?
Девушка откидывает волосы со лба и… как говориться, «картина маслом»:
- Опаньки! Оперативно, однако! Как ты сюда дорогу нашла-то? По хлебным крошкам, что ли?
Пришедший в себя парень, попытался отцепить от себе ручонки, так не кстати обвивавшие его шею:
- Мария, мы сейчас тебе все объясним!
Но Мария уже в объяснениях не нуждалась: пронзительный визг - звонкая пощечина - истерический крик:
- Сволочь! Я так и знала, что ты с ней. Ты всегда ее любил, всегда! Завесил всю квартиру ее фотографиями, еще и врал: «Здесь она так хорошо получилась, удачный ракурс, образ. Хорошо свет падает. Фото на память и т.д.». Ну ладно, одна фотка, ну две, три – максимум, но не вся же квартира!!! А моей фотографии – ни одной, даже нашей общей!
- Мария, я…
Но остановить этот неуправляемый словесный поток не представлялось возможным.
- Что? Ты думаешь, я дура и ничего не замечаю? Думаешь, я не помню, как ты отказался смотреть мой показ и смотрел какую-то дурацкую передачу с ней, думаешь, я не помню, что ты напился после того, как она сказала, что опять встречает-ся с Карлосом. А когда на вопрос обо мне она ответила, что я ей нравлюсь и она рада за нас, ты весь вечер сидел на одном месте и шептал: «Ее глаза, они не врали, глаза не умеют лгать, а слова…, они – лживы…». Думал, что не замечу?
- Хватит!
- Нет, не хватит! А твои диски. Я понимаю «Мятежный дух» и «Флорисьента» - ты там тоже играл. Но «Гладиаторы Помпеи» каким боком? А «Хозяин тропинки»? А «Звуки железа»? Ты тогда сказал, мол, хорошая актерская игра. А сколько раз ты бросал меня на важных мероприятиях, только потому, что ей, видите ли, не хотелось появляться одной на вечеринке или еще где-то? А эти выразительные взгляды друг на друга на концертах, а эти, якобы случайные, прикосновения? Ублюдок! Мерзавец! Дрянь!
В момент раздачи комплементов решила вмешаться и Камилла:
- Дорогуша, громкость прикрути! И выслушай нас внимательно!
- И ты заговорила, мелочь пузатая!
- Не, ну ладно, «мелочь», ростом я не очень-то вышла, но «пузатая»… Я вроде в последнее время лишних килограмм не набирала.
- Скоро наберешь. Какой срок? Через сколько месяцев твой гаденыш вылупиться, а?
- Не трогай Ками! – не выдержал блондин. – Мы сейчас все объясним.
- Вот именно! Понимаешь, у меня был план, это я попросила Бенху…
- Ребенка сделать? Хочешь привязать его к себе? Не выйдет! Боже, есть ли в этом мире справедливость? Хоть где-то есть честность? Я думала, что есть…
Хмыкнув, Камилла заявила:
- А нечего думать куриными мозгами о проблемах в масштабах вселенной!
- Камилла!
- А-а-аа! – с громким криком Мария бросилась на потенциальную мать. Но была перехвачена потенциальным отцом:
- Мария, Ками попросила меня помочь ей в одном деле, для этого я должен был сыграть роль ее жениха. Понимаешь, про-сто сыграть, притвориться на время?
- Врешь! И что ты в ней нашел: короткие кривые ножки, тоненькие волосенки, маленькие глазки, фигуры – нет, таланта – тоже, характер – препаскудный, про моральный облик – я вообще молчу…
- Слышишь, когда я сделаю в своей жизни столько же бесполезного, сколько и ты, тогда и будешь меня критиковать! Он правду говорит! Это я его попросила, между нами ничего нет! Ты понимаешь это?
Неожиданно разбушевавшаяся модель успокоилась:
- Хорошо! Ставлю вопрос ребром: или мы будем или без этого!
В два голоса:
- Что-что?!
- Что вы на меня свои лица вытаращили? Бенха, поехали домой!
Бенхамин взглянул на Камиллу. Она была бледной, на лице застыла маска равнодушия и отчаяния. Сейчас она напоминала ему не грозную, грациозную, всегда готовую к прыжку пантеру, а маленького напуганного котенка. Захотелось подойти и обнять ее, закрыть своей грудью от окружающего мира, которому она бросила вызов, но которому не сможет противостоять в одиночку. Он пообещал ей помощь, он обещал защитить ее, он не сможет оставить ее в такой момент, просто не сможет.
- Я остаюсь с Камиллой.
Блеск надежда в карих глазах, легкая улыбка на губах и чуть слышное «спасибо».
- Если ты сейчас же не пойдешь со мной, то можешь считать, что между нами все кончено! - решила пригрозить Мария.
- Но я не могу уехать сейчас, я дал обещание другу и не могу его нарушить. Ты понимаешь?
- Хорошо, можешь остаться, но при условии, что мы немедленно сообщим прессе дату нашей свадьбы! Слышишь? Немед-ленно!
Бенхамин непонимающе уставился на свою невесту, пребывая в тихом шоке. Но образовавшуюся паузу в разговоре Камил-ла поспешила заполнить своим комментарием:
- Бенха, если пригласили на свадьбу – надо идти, а то люди обидятся. В конце концов, ты же жених.
Теперь молодой человек был просто в ярости: «Нормально! Одна шантажирует, а другая девушка толкает меня на брак с нелюбимой». Вслух же он озвучил:
- Мария! Я тебе все объяснил. Если ты мне не доверяешь, то у наших отношений действительно нет будущего! А о свадьбе мы поговорим позже.
- Это «позже» длиться уже больше года! С меня хватит! Только учти: прессе я скажу, что это я тебя бросила. Имидж! Наде-юсь, ты понимаешь?
Нежно обнимая Камиллу, Бенхамин устало махнул рукой:
- Говори что хочешь!
Сделав несколько шагов Мария остановилась, услышав голос Рохаса:
- Мария! Подожди…
В одно мгновение одни глаза загорелись злобным блеском от торжества уже неожидаемой победы, а другие погасли, как сгоревшие бенгальские огни.
- Мария, а где находится Швеция?
- Что за глупый вопрос? Это район Милана, там такие магазины!!! Ты хочешь меня туда повезти?
Сдерживая смех, Бенхамин отрицательно покачал головой, и потерся носом о теплую щеку Камиллы:
- Нет, просто хотел кое в чем убедиться.
Хмыкнув, девушка направилась в сторону входа, на ходу прикидывая кандидатов на вакантное место ее парня.
И уже на выходе аргентинская модель Мария дель Кьеро услышала теплые слова напутствия Камиллы Бордонаба:
- Эй, красавица! Подстригись, глядишь, и личная жизнь лучше пойдет.
Ответом ей послужил звук захлопывающийся двери.
Но тут девушка вспомнила о том, что рядом с ней находится человек, который только что расстался с любимой девушкой, с которой встречался довольно длительное время. Отношения длиною в несколько лет были разрушены за каких-то десять минут, и виной происшедшему, в какой-то мере, была она. Камилла решила узнать о состоянии блондина:
- Как ты себя чувствуешь?
- Нормально.
- Честно?
- Знаешь, когда-то давно, я то ли услышал, то ли где-то прочитал одну фразу: «на девяносто пять процентов счастье состо-ит в том, чтобы выбрать себе правильный объект для любви».
- А остальные пять процентов? – спросила Камилла.
- О них мне ничего не известно. Кстати, то, что она говорила...
- Не надо объяснять. Я все понимаю: ревнивая и брошенная женщина может сказать что угодно.
- Ну, да. Она всегда плохо реагировала на нашу с тобой дружбу. Помню, она постоянно говорила, что наши совместные фотографии просто вопят о каких-то, явно не дружеских, чувствах.
- Ну, ты же объяснял ей, что того требовал сценарий?
- Она все равно не верила, мол, везде или смотрим друг на друга или за руки держимся… Да и хватит об этом уже – прой-денный этап.
Камилла утвердительно хмыкнула:
- Действительно. Да за тобой любая побежит. В тебя влюблена вся Латинская Америка.
- Не вся… Давай иди ложись спать, а я еще немного пойду прогуляюсь перед сном. Или ты составишь мне компанию, ма-лыш?
- Не-а. Я устала сегодня. Сил нет, мысли куда-то все разбежалась. Надо отдохнуть: чувствую, завтра тоже будет еще тот денек, - Камилла ободряюще погладила блондина по щеке и приникла к его губам в легком поцелуе. - Удачной прогулки и спокойной ночи, дорогой.
Под этой крохотной нежной ручкой, под этим теплым взглядом ее огромных глаз, испытывающее направленном на него, молодого человека охватило какое-то непонятное сладкое опьянение.
Немного позже, гуляя по спящему городу, Бенхамин принял решение, самое важное решение в своей жизни: «Моя любовь не должна умереть!». Бенхамин Рохас всегда получает то, что хочет, и ничто не в состоянии помешать ему быть с женщи-ной, которую он любит!
Любит? Непривычное, чужое слово. Бенхамин никогда не употреблял его в отношении женщин. Любовь – это нечто из об-ласти фантастики и романтических мелодрам, она нужна лишь тем, кто снимает фильмы и издает женские журналы. Как можно любить другого человека так, чтобы не представлять себе жизни без него? Оказалось, все очень просто. Одна мысль о том, что он не сможет быть рядом с Камиллой не как друг, а как возлюбленный, наполняла его ужасом.

Глава 9. Утро перемен.
На следующее утро Бенха заказал завтрак в номер и пытался разбудить Камиллу:
- Вставай, котенок! Просыпайся, зайка!
Камилла (сонно):
- Я сегодня рыбка, у меня нету ножек, и я никуда не пойду!
- Идти никуда и не надо. Давай просыпайся и «подплывай» завтракать.
После этого постоянно зевающая Ками направилась в сторону ванной комнаты, последовавший вскоре шум воды возвестил о том, что она туда все-таки добралась, а Бенхамин пошел открывать двери работнику гостиницы, который доставил зав-трак, на этот раз – безалкогольный, молодой паре.
- Знаешь, что самое странное? – спросил у Ками Бенха за завтраком.
- Что?
- Что я действительно чувствую то, что и ожидал, - сказал он. – Могу судить по собственному опыту, что очень немногие вещи вызывают именно те ощущения, которые ты ожидаешь испытать.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать.
- Правда?
- Правда.
- Хорошо, - ответил он. – Это значит, что ты тоже меня любишь. Правда?
Не отвлекаясь от процесса поглощения пищи, Камилла утвердительно кивнула:
- Конечно. Как друга.
- Нет, не как друга. Ты любишь меня как мужчину, как любимого человека, как будущего мужа, как потенциального отца твоих детей, - возразил Бенхамин.
После этих слов он откинулся на спинку стула, сложил руки на груди и стал наблюдать с подозрительным спокойствием за реакцией Камиллы, которая не замедлила последовать. Девушка медленно отложила столовые приборы, которыми до этого активно орудовала в своей тарелке и недоуменно уставилась на блондина, восседавшего напротив нее с видом человека, которому неожиданно открылись все тайны мира:
-Из услышанного я могу сделать вывод, что ты уже успел накатить перед завтраком?
- Не успел.
- Тогда, может быть, затянулся чем-то покрепче табака?
- Тоже нет, - сказал он, покрывая ее руки нежными, легкими, как крылья бабочек, поцелуями.
- Объясни, - карие глаза предостерегающе сузились.
- А что объяснять? Все просто: ты меня любишь, я тебя люблю и, скорее всего…
- Тебе, что и жить не хочется, и застрелиться лень? Это, наверное, последствия вчерашнего. Стресс, депрессия и прочие «радости» расставания…
- Нет. Кроме чувства облегчения и понимания правильности своего решения, я ничего не испытываю.
Непонятная гримаса на долю секунды исказила лицо Камиллы, но она мгновенно взяла себе в руки:
- Да, решение действительно правильное, - сказала она быстро и решительно и покачала головой, отчего ее локоны взмет-нулись, как огненные языки пламени. - Давно уже надо было с ней распрощаться.
Молодой человек отрицательно покачал головой:
- Ты меня не поняла. Я люблю тебя, и ты меня тоже любишь, - он пододвинулся к ней ближе и крепко обнял.
- Оставь меня!
Она оттолкнула его от себя и встала.
- Камилла! – Он тоже встал и стоял лицом к лицу с ней, - не беги от своих чувств, не надо бежать от любви…
Она буквально приковалась глазами к его губам, ее грудь часто и прерывисто вздымалась:
- Я тебя не люблю!
Он взглянул на нее, она стояла перед ним такая сильная и самоуверенная, как амазонка, ее глаза светились холодным бле-ском. И подкуренная сигарета, появившаяся в ее руке спустя мгновение, завершала этот образ.
Но блондин был настроен не менее решительно:
- Ты всегда любила меня. И я тебя тоже. Тогда, давно, мы с тобой сделали большую ошибку, но еще не поздно все испра-вить.
- Поздно! Слышишь, поздно! - Воскликнула она с волнением в голосе, и глаза ее наполнились слезами, - все кончено, наше время ушло! Я ненавижу тебя за то, что ты тогда сделал. Ты ведь знал, как я тебя любила, я жить, дышать не могла без тебя. Я унижалась, я просила у тебя прощения, хотя даже не знала. в чем я виновата перед тобой. Никогда не забуду твое-го выражения лица и тех твоих слов. Никогда, слышишь! Ни-ког-да!
- Что?! Это ты-то унижалась? Когда мы встречались, вернее, когда я тебя любил, а ты снисходительно позволяла мне это делать, ты стеснялась меня, ты не хотел никому говорить о наших отношениях, ты заигрывала со всеми подряд, ты открыто демонстрировала свое презрение ко мне, - он перевел дыхание и продолжил, - ты никогда меня не любила!
Спустя мгновение щека Бенхамина расцвела неповторимым буряковым цветом, которому позавидовала бы палитра самого Ренуара. Пощечина – это ни с чем не сравнимое ощущение. Это сильнее слов любви, ощутимее фразы «Я люблю тебя», потому что пощечина означает не просто любовь, а огромную любовь, настоящую и до смерти, пощечина – это печать са-мых искренних и глубоких чувств, глубже бывают только чувства припечатанные ударом ножа или выстрелом пистолета. Получив такую пощечину, вы, мужчины, сможете оценить всю силу этих чувств и девичьей страсти.
- По-моему, нам есть о чем поговорить и кроме этого, - пробормотал он, наклоняясь к ней.
Недокуренная сигарета выпала из непослушных рук. Губы Бенхамина были осторожными и чуткими. Камилла была застиг-нута врасплох внезапным натиском блондина и своей реакцией на его поцелуй. Она хотела, чтобы он целовал ее, хотела прижиматься к нему всем телом, гладить его руки, ерошить светлые волосы… Боже, она-то думала, что переболела им, забыла эти ощущения! Любовь не знает ничего, ей ничего не известно о достоинствах и недостатках людей, которых мы полюбили, любовь слепа и нема, она прощает и терпит все потому, что иначе не может, и нас делает такими же. Под влия-нием этой таинственной силы мы, простые смертные, перестаем здраво рассуждать и мыслить, чувствовать и хотеть, - мы позволяем увлекать себя этой сладостной и опасной силе, даже не интересуясь куда и зачем.
Понимая, что теряет над собой контроль, девушка вырвалась из объятий молодого человека и отошла от него на несколько шагов:
- Никогда не смей так делать!
Бенхамин в одно мгновение снова оказался рядом:
- Посмотри на меня!
Она демонстративно отвела глаза в сторону.
Парень схватил ее за подбородок:
- Скажи мне, глядя в глаза, что не любишь.
Она знала, что эти нереально голубые глаза, которых больше нет ни у кого, имеют на нее какое-то гипнотическое влияние, она не сможет соврать, не сможет увильнуть от ответа:
- Я…

Глава 10. Встреча № 2.
- Я…
Ее спас от ответа громкий стук в дверь, который слышал, наверное, не только весь этаж, но и весь отель. Бенха уже было пошел открывать дверь и посмотреть: кто же это прервал их интересный разговор, как вдруг они услышали голос взбешен-ного Фелипе:
- Като! Я знаю, что ты здесь! Немедленно открой эту чертову дверь! Ты думала, я поверю, что у тебя роман с Бенхой? Да вы просто друзья, ты всегда это говорила, так просто ты от меня не уйдешь! Открывай!!!
Бенха взглянул на Ками: девушка стояла неподвижно, от удивления и какого-то неосознанного страха ее, и без того боль-шие, глаза стали еще больше и немигающее уставились на дверь. Но спустя несколько секунд она, подобно урагану, стала носиться по номеру, совершая, как показалось Бенхе, довольно странные действия. Для начала она стащила покрывало с кровати, затем подскочила к Бенхе и сорвала с него рубашку. Вытащив из своей сумочки небольшой перочинный нож, она немного разрезала себе палец на левой руке, но сделала это над кроватью, и несколько капель ярко-красной крови упали не белоснежную простынь. И только после всего этого она кивнула Бенхе, показывая, что можно уже впустить бывшего парня в комнату.
Не совсем придя в себя после увиденного, Бенхамин открыл дверь, в которую тут же влетел Фелипе. На него было страшно смотреть: покрасневшие глаза, дрожащие руки, всклокоченные волосы, но больше всего пугало выражение его глаз – в них пылала такая ненависть и гнев, что даже стороннему наблюдателю захотелось бы убежать куда подальше.
Проигнорировав Бенху, он подошел к Камилле и схватил ее за руку:
- Ну что, детка? Недалеко же ты убежала. А почему с ним?
Ками увидела, что Бенха дернулся с места и кинулся к Фелипе:
- Бенха, стой! Я сама. А с ним я потому, что мы встречаемся, и я люблю его. Понял? Я люблю его! Его!
Но то ли ее слова прозвучали неубедительно, то ли его самолюбие было задето, но человек, крепко державший девушку за руку, таким ответом не удовлетворился:
- Это неправда! Ты никогда его не любила. Ты всегда отказывалась с ним встречаться, хотя он и не раз предлагал тебе.
- Нет. Я всегда любила его, просто боялась в этом признаться даже самой себе. А теперь я поняла, что не смогу больше без него. Короче, иди отсюда, я тебе все объяснила и не вижу более причины, по которым ты можешь здесь оставаться. Прова-ливай!
- Ты врешь! Врешь! У него же есть невеста, а ты бы никогда не переступила через чужие отношения. Никогда! Ты ведь меня любишь, я знаю это.
- Нет, Фелипе. Пойми, для меня ты всегда был только другом. Хорошим, замечательным, понимающим, но только другом. Я не хотела ничего менять в наших отношениях, а ты почему-то подумал, что я хочу большего, но это не так.
Человек, к которому обращалась девушка, казалось, даже не слышит ее:
- Ты любишь только меня! Мы же всегда понимали друг друга, нам весело и интересно вместе, правда?
- Это так. Но не как влюбленным, а как друзьям. Когда я на тебя смотрю, у меня не бьется сердце так, как когда я только лишь взгляну на Бенху, когда он рядом, у меня внутри все замирает, и я готова жизнь отдать, лишь бы эти минуты длились вечно. Пойми, с тобой такого нет и никогда не будет. Выбираю не я, а мое сердце. Я и так долго не слушала его. Очень долго не слушала…
Говоря это, девушка неотрывно смотрела на Бенхамина. Увидев до неприличия счастливую улыбку на его лице, она подо-шла и нежно провела рукой по его лбу.
- Я люблю тебя, Рохас, - прошептала она, - я думаю, что никого другого я не могла бы любить больше.
Сначала Фелипе слушал ее молча, затем начал бегать по комнате, то и дело натыкаясь на какие-то предметы обстановки. Вдруг взгляд его остановился на кровати, стоявшей в центре комнаты. Немигающими глазами он уставился на пятна крови на простыне, потом, очевидно, чтобы удостовериться в отсутствии галлюцинаций у себя любимого, он коснулся одного пятна рукой. После этого, Фелипе стремительно подлетел к Бенхамину. Неожидавший нападения, блондин упал на ковер, после достаточно близкого знакомства с кулаком некогда лучшего друга. Ничего не понимая, он уставился на Фелипе. В это время мексиканец подлетел к Камилле и схватил ее за руку:
- Сука! Шлюха! Ненавижу тебя! Как ты могла, тварь?!
Девушка, пытаясь сохранить хотя бы видимость спокойствия, тихо произнесла:
- Отпусти меня! Мне больно!
- Ах, тебе больно? А как ты думаешь, как себя чувствую сейчас я? Как же твои принципы: «Никакого секса до свадьбы с любимым мужчиной… я еще не уверена надо ли мне это… я боюсь ответственности». Куда это все делось? Ты «динамила» и меня, и Карлоса, и остальных своих парней. А с ним трахнулась через два дня непонятно каких отношений. Дрянь!
Камилла зажмурилась, увидев его, занесенную для удара руку. Но тут в дело вмешался Бенхамин. Он оттолкнул Фелипе от девушки со словами:
- Еще раз я услышу такие слова в адрес Ками, еще раз я увижу, что ты ей угрожаешь, - тебе не жить. Ты меня понял? Я доступно объяснил?
Очевидно не вполне доступно, потому что вместо ответа Фелипе бросился на Бенху. Завязалась драка, в ходе которой к уже рассеченной губе Бенхи добавился разбитый нос и разодранные костяшки пальцев. Фелипе пришлось несколько хуже: помимо разбитого лица, определенные неприятные ощущения доставляла еще и нелегкая тушка блондина, оказавшаяся на нем сверху. Стерев с лица кровь, Бенха поднял с пола Коломбо и повел в сторону двери:
- Кстати, с любимой девушкой не трахаются, а занимаются любовью.
Сплюнув кровь на ковер, Коломбо исподлобья взглянул на Бенхамина и заявил:
- Знаешь, я всегда знал, что она выберет тебя. Говорят, первая любовь не забывается…
- Конечно, не забывается, особенно, если она еще и единственная.
Дав такое напутствие неудавшемуся Отелло, парень выставил его за дверь. Потом он подошел к телефону, набрал номер администратора, и попросил прислать в номер уборщицу. После этого он повернулся к Камилле, которая до сих пор стояла на том же месте, где ее держал Фелипе. Увидев ее перепуганные глаза, он подошел к ней и обнял. Она доверчиво прижа-лась к нему. «Боже мой, она такая беззащитная, такая уязвимая, такая нежная, - подумал Бенха. – Моя любимая…И она любит меня. Любит?! Меня?!». Все еще находясь под впечатлением от собственного умозаключения, парень неосознанно поглаживал девушку по плечу, изредка целуя ее в макушку.
Спустя несколько минут Камилла успокоилась и перестала дрожать:
- Не, блин, ну ты видел такого урода! Тоже мне любящий парень нашелся!
Бенха опустился на ковер, увлекая за собой Ками, которая по-прежнему крепко держала его за руку. Он устроился поудоб-нее и усадил девушку себе на колени.
- Такого урода я еще не видел. Но его можно понять. А вот чего я никак в толк не возьму, так это то, как ты, Бордонаба, умудрилась дожить до 22 и остаться девственницей?
- Да хрен его знает. Сначала времени не было на это, я имею в виду в подростком возрасте. А потом решила, что это про-сто должен быть любимый мужчина. Я пока такового не встречала на своем жизненном пути. А в чем дело? Это настолько плохо?
- Не думаю. Это так мило, - откликнулся он. – У меня вдруг возникло странное желание поцеловать тебя в лобик.
Он наклонился и поцеловал ее в лоб.
- Слушай, а выходи за меня замуж, а?
- Рохас, я всегда знала, что ты ненормальный, но настолько…
- Камилла, я ведь серьезно.
- Не шути так, а то вдруг я соглашусь. Не боишься?
- Представь себе.
- Это глупый разговор. Мне надо привести себя в порядок. – И девушка, быстро высвободившись из объятий блондина, отправилась в ванную комнату. А блондин проводил ее удаляющуюся фигурку грустным взглядом.
Когда Камилла вышла из ванной, то застала Бенхамина на том же месте и в той же позе, что и десять минут. Деликатным покашливанием она попыталась вернуть его на нашу грешную землю, спустя некоторое время он нерешительно поднял на нее глаза. Она несмело ему улыбнулась:
- И что нам теперь делать с нашими откровениями?
«Боже мой! Зачем я вообще эту тему поднимаю?» - подумала она.
- Все зависит от твоего желания.
Кареглазая чуть не застонала вслух. Почему она должна выбирать? Почему она должна рисковать? Жалеть о том, что могло бы быть или рискнуть и обжечься, только на этот раз ей не спастись?
- С моими желаниями все в порядке, - ответила она, надеясь, что ей не придется объяснять, что она имеет в виду.
Объяснять не пришлось. Он медленно подошел, его рука легла ей на плечи, и она почувствовала, как Бенхамин прижимает ее к себе, увлекая в сторону кровати. Он подхватил Камиллу на руки и понес к кровати. Она замерла в его объятьях, раз-рываясь между противоположными чувствами, не зная, что сильнее – страх или наслаждение, боль или любовь.
«Иди ко мне, иди ко мне…» - будто бы вся нежность мира сосредоточилась в этом женском голосе, и Бенхамин не знал, чем ответить, как отплатить за неожиданный подарок судьбы, за самый приятный и самый невероятный подарок.
Его кожа огнем горела под ее руками. Она чувствовала, как нежные руки, не в силах унять страстную дрожь, касаются ее тела. Поцелуи вместо вопросов, горячее дыхание на коже – вместо ответов. Голубые глаза смотрели в огненно-черные, до конца не веря в происходящее, столько всего за один день: она его любит, она с ним, они сейчас находятся в горизонталь-ном положении на кровати, их тела крепко прижимаются друг к другу, и, скорее всего, сейчас произойдет то, чего он так долго ждал, и она будет его, только его девочкой. Он с таким трепетом, с такой нежностью, так неторопливо снимал с нее одну вещь за другой, что все ее мысли, помахав на прощание приветливо рукой, умчались в неизвестном направлении, не пообещав вернуться. Порой его прикосновения были едва ощутимы, как легкие перышки, слетевшие с крыльев ангелов; порой он прижимал ее к себе так сильно, что Камилла едва сдерживала крик… Он целовал ее медленно, наслаждаясь каж-дым мгновением, каждым отзвуком этих новых для обоих ощущений, словно дразня, и отстраняясь каждый раз, когда она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание…
Это было невероятно. Страх и неловкость, отступали сами собой, и Камилла едва ли могла сказать, в какой момент она перестала бояться сделать что-то неправильно, перестала бояться своего спонтанного решения, перестала бояться обна-женного тела Бенхамина и того, что сейчас между ними происходит. Уже не он дразнил ее чувственными ласками, а она доводила его до безумия, до исступления своими неопытными руками. Где-то далеко, как во сне, она услышала волнующий шепот:
- Я постараюсь, чтобы не слишком больно. Люблю, люблю, лю…
Но ей сейчас было не до слов. Боль, паника, радость, ужас, нежность, счастье – все смешалось в ней. Два тела задвигались в едином ритме. Начался прекрасный полет для двух любящих людей, то ли вниз, то ли вверх, глубже и глубже, выше и выше, не имеющий ни конца, ни начала…
В последний раз содрогнулся мужчина и замер, уткнувшись в ее волосы, уставший, счастливый, до конца не верящий в произошедшее. Тяжесть его тела была приятной, и Камилла вдруг ясно поняла, что любит и всегда любила именно его, мужчину, который сейчас тяжело дышит ей в висок. Она стиснула плечи Бенхамина, желая продлить эти чудесные мгнове-ния, в которых сливались не только их тела в страстном порыве, но и сердце ее стремилось ему навстречу… Но трепет тел утихал, и разум вступал в свои права – короткое затмение начало рассеиваться. Камилла смотрела на лежащего рядом спящего мужчину. Во сне он напомнил ей того маленького, но безумно обаятельного мальчика, которым он был, когда они познакомились, и она с улыбкой рассматривала беззащитное открытое лицо. Она старалась выучить его наизусть, хотя и так прекрасно помнила каждую черточку, - родинка над губой, чувственные губы, взлохмаченные брови, небольшие скла-дочки около губ, темно-русые волосы, к которым так и хочется прикоснуться – чтобы потом, когда будет особенно тошно, вспомнить все до мельчайшей детали…

Глава 11. Судьбоносное решение.
Она сидела в его рубашке на широком подоконнике и курила с меланхоличным видом, стряхивая пепел в бронзовую пе-пельницу. Бенхамин развалился на кровати и в открытую разглядывал девушку.
- Ты же говорила, что бросаешь курить.
- Я почти не курю. – Под его осуждающим взглядом Камилла быстро затушила сигарету. – Отстань.
Молодой человек усмехнулся, и Камилле вдруг без всякой логики захотелось очутиться рядом с ним. Как можно ближе… Но она уже все для себя решила…
- Я тут вот что подумал, - сказал блондин, устраиваясь поудобнее на кровати и забрасывая руки за голову. – какие наши планы теперь, после всего этого? Сначала поедим к твоим и моим родителям – расскажем им все. Потом подтвердим все в прессе. И начнем готовиться к свадьбе.
Минуту Камилла смотрела на него в немом изумлении.
- Зачем? – улыбнулась она и взяла новую сигарету. – Мы отлично провели время вместе, развлеклись, а теперь разбежим-ся. Чего тебе еще нужно?
Ее циничный тон поразил его. Он думал, что все уже решено, он уже практически слышал марш Мендельсона, и хотел уже было предложить Камилле преступить к реппетированию брачной ночи.
- Мне нужна ты.
- Что за глупости, Рохас? Подумаешь, переспали разок и разбежались. Да у тебя таких, как я, наверное, штук сто, не мень-ше. Чего трагедию-то устраивать?
- А может, не сто штук, - с вызовом сказал Бенхамин. – Может, ты единственная.
И она увидела, как потемнели у него глаза, расширились зрачки. Он резко встал с кровати, подошел к ней, положил свою руку Камилле на талию и привлек к себе. У нее перехватило дыхание, но вместе с душевной болью, которую она сейчас испытывала, пришло удивительное осознание: «Я не хочу, чтобы он меня отпускал!». Девушка заворожено смотрела на него, и лишь когда его губы оказались в нескольких миллиметров от ее лица, что-то внутри нее возмутилось.
- Что ты себе позволяешь!
Она оттолкнула его и встала с подоконника.
- Значит, все кончено? – растерянно пробормотал он.
- Бенха, очнись! Ничего и не было? Я не знаю, что ты себе там навыдумывал, но все это полный бред… - Увидев выражение его лица, Камилла запнулась. – Извини, я не это имела в виду… Просто… Ну понимаешь, все это нереально… У каждого своя жизнь… Нам было хорошо вместе, но глупо утверждать, что нас что-то связывает, что есть какие-то чувства, все это было очень давно.
Бенхамин провел рукой по лбу.
- М-да… ты права, конечно. Прости. Я сглупил.
- Бенха, милый, давай не будем притворяться, что у нас любовь, - сказала Камилла. – нас абсолютно ничего не связывает. Я не могу взять и полностью изменить свою жизнь только потому, что ты… что тебе кажется…
- Почему нам хотя бы не попробовать?
- Попробовать что?
- Ну… быть вместе…
- Милый, мы уж пробовали. И у нас ничего не получилось. Прости… – горько усмехнулась она.
Он посмотрел на нее, медленно отнял руку, которой обнимал ее за талию, и вышел из комнаты, а она… Она не позвала его обратно.
Он быстро собрал вещи и уехал в аэропорт. Она еще долго сидела на кровати и смотрела на входную дверь. Возможно, она ждала, что она сейчас распахнется с громким стуком, и появиться он, тот, кого она любит почти 8 лет. И он тоже любит ее, может быть, если бы не она и ее решение, они сейчас уже составляли бы список гостей на свадьбу. Но… наверное, не судь-ба. Хотя…
«Твою мать, да какого хрена я здесь сижу??!»
Она начала метаться по комнате и собирать вещи. Ей просто надоело играть в любовь. Она хотела любить.
Она вышла из такси, доставившего ее в аэропорт, чувствуя себя дебютанткой девятнадцатого века, впервые собирающейся на настоящий бал. Для нее начинается другая жизнь, где будет много нового. Новая квартира, новые чувства и ощущения, новый мир. Не пожалеет ли она, что вот так, одним махом, хочет порвать с прошлым? Да и простит ли он ее?
Камилла улыбнулась собственным страхам и неуверенности, вскинула сумку на плечо и направилась ко входу. Нужно было поторопиться, чтобы успеть на самолет.


 
AlizДата: Понедельник, 10.11.2008, 13:51 | Сообщение # 5

~ • ● ★ ● • ~
Группа: Админы
Сообщений: 3640
Репутация: 73
Статус: Offline
Глава 12. Happy end?
В это же время небезызвестный нам молодой человек подымался на эскалаторе, рядом с ним пристроилась яростно целующаяся парочка. Он улыбнулся. Подумать только: всего лишь каких-то два дня. Два дня, а потом пугающая пустота, заполнить которую может только конкретный человек. Если бы в этот момент он обернулся, то увидел бы молодую девушку, продиравшуюся сквозь толпу людей, чтобы признаться в любви человеку, которого отвергла несколько часов назад. Он не видел, как она налетела на влюбленную пару, наступила кому-то на ногу и чуть не вышибла сумку из рук какой-то девушки.
- Осторожнее, - сказала та недовольно. – Смотри, куда прешь.
Камилла усмехнулась. Это будет трудно, потому что видела она только одно – Бенхамина.
Летя к нему (извините за высокопарную фразу) на крыльях любви, она краем глаза увидела бежавших за ней журналистов, которые, видимо, узнали ее, да это и не мудрено: собираясь, она совершенно забыла о маскировке от чересчур внимательных глаз. Сейчас не до этого!
- Бенха! – закричала она на весь объем своих легких. – Бенхамин!!!
Рохас остолбенел. Подбежавшая к нему Камилла сознавала, что надо как-то начать разговор, но ничего, кроме банального «привет», в голову не приходило.
- Это ты? – наконец спросил блондин.
- Я, - кивнула девушка.
Он засмеялся.
- А я подумал, что у меня галлюцинации. В последнее время…
Он запнулся. Не стоит признаваться, что она повсюду ему мерещится.
- Нет, это действительно я, - неуверенно улыбнулась Камилла. – Я хочу с тобой поговорить.
- Если тебе надо поговорить, звони по телефону службы доверия. – Ответил он и продолжил свой путь, не обращая внимания на папарацци, окруживших пару плотным кольцом.
Но громкие слова, прозвучавшие в следующую минуту, напрочь убили в нем способность передвижения.
- Рохас, ты женишься на мне?
Он подумал, что ослышался, но следующая фраза девушки, прозвучавшая почти в полной тишине, которая мгновенно воцарилась в шумном, как муравейник, здании, заставила его убедиться в отсутствии галлюцинаций у себя любимого.
- Я люблю тебя, Рохас! Люблю, слышишь? Ты женишься на мне?
Камилла сжала руки в кулаки с такой силой, что ногти больно впились в ладони. Сейчас он скажет, что пошутил.
- Ты серьезно? – выдохнул Бенхамин.
Камилла осмелилась поднять на него глаза.
- Д-да…
Одним стремительным движение он скинул сумку с плеча, подхватил ее на руки и закружил, не обращая внимания на людей. Как по мановению волшебной палочки, место вокруг них опустело – все поспешили отодвинуться подальше от ненормальной парочки на безопасное расстояние.
- Отпусти меня немедленно! – смеясь, закричала Ками. – Ты сумасшедший.
- Я знаю, - хохотал Бенха, - терпи!
Он кружил ее до тех пор, пока не заныли руки, не закружилась голова, и только потом опустил на пол. Камилла прижалась к его плечу и закрыла глаза. Как она могла так долго ничего не понимать? Ведь все было ясно с самого первого дня, когда они впервые встретились в гримерке. Но она как попугай твердила: не люблю, не люблю… Из-за нее они потеряли столько времени…
Она потерлась щекой о плечо Бенхи:
- Ты меня простишь?
- За что? – не понял он.
- За то, что так долго соображала.
Блондин уткнулся носом в ее волосы.
- Спасибо, что вообще сообразила, - пробормотал он.
- Я так и не поняла, голубоглазый, ты будешь на мне жениться или как?
- Ну-уу, не знаю даже, - задумчиво протянул блондин. – Я за эти два дня раз пять делал тебе предложение руки и сердца. А ты только раз…
- Два! – Обиженно сказала Камилла.
- Я люблю тебя, маленькая моя! Мы поженимся и всегда будем вместе, даже если я тебе надоем до зубной боли, даже если ты будешь меня ненавидеть, даже..
Но в следующую секунду крохотный пальчик оказался у него на губах:
- Ты никогда мне не надоешь…
- Теперь ты от меня никуда не денешься! Вперед, нам надо наверстать упущенное, особенно меня волнует интимный план. В этой области у нас огромные пробелы.
Она призадумалась.
- Ну может быть…
- Может быть? – Бенхамин подхватил сумку и потянул Камиллу за собой.
Они больше не желали терять ни секунды драгоценного времени, ведь их ждала любовь. Счастливая, радостная, незабываемая, любовь на всю жизнь, благословение двоих, любящих вопреки всему людей, знающих, что такое страдания. Поэтому впереди у них только счастье, огромное и ясное, как солнце, только на их солнце не будет никаких пятен.

Конец.


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Скованные одной цепью (by LeraBrit)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz