Суббота, 29.04.2017, 20:33
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяМного шума из ничего - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Много шума из ничего (by Стася)
Много шума из ничего
katya_shev@Дата: Вторник, 22.05.2012, 19:03 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Томас, тебе не кажется, что наш Паблито в последнее время светится как солнышко? – спросил Гидо, вертя в руках кий. – Неужели это все из-за какой-то девчонки?
- Эх, Гидо, ты не представляешь, как это хорошо, когда у тебя есть любимая девушка! – хвастался Пабло, целясь по шару.
- Это точно, Гидо! – поддержал друга Томас. – Наши девчонки просто жить без нас не могут, и боготворят нас!
- Они только рады окружать нас любовью и заботой! – продолжал Пабло.
Тут появились лучшие половины двоих из нашей святой троицы с книгами в руках.
- Мальчики, вы слышали, что сказала Кармен? – начала Пилар. – Так что разбираем книги и читаем «Много шума из ничего»!
- Пойду-ка я пострадаю от недостатка женского внимания! – издевательски проговорил Гидо, хлопая ребят по плечу.
- Гидо, а ты куда? – преградила ему путь Марица. – Это и тебя касается. Или ты забыл, что сказала Кармен? «Если хоть один человек не прочитает пьесу, наказан будет весь 4 курс!»
- С каких это пор ты боишься наказаний?
- С тех самых, как я устраиваю праздник. Если Кармен пожалуется Гитлеру, тот наверняка его отменит!
- А мы тут при чем?
- Вы – самые главные бездельники на курсе! Поэтому комиссия по подготовке праздника в моем лице поручила мне и Пилар проследить за процессом прочтения вами пьесы.
- И вы не выйдете из комнаты, пока не прочитаете все! – добавила Пилар.

Никто из нашей троицы не хотел на собственной шкуре испытать гнева Марицы Андраде. Поэтому они закрылись в своей комнате и прочитали все от начала до конца.
- А ничего так пьеска, – сказал Томми после прочтения.
- Да, прикольная, – подтвердил Гидо.
- Конечно, так и должно быть. Это же комедия! – Пабло решил выставить себя самым умным.
- Пабло, эта Беатриче так же остра на язычок, как и твоя Марица, – высказался Томми.
- Да уж. Если бы ей доверили эту роль, она бы была бесподобна.
- Роль, говоришь?.. – в глазах Гидо загорелся хитрый огонек.
- Гидо, что ты задумал? – спросил Томми.
- Я к Марице! – крикнул Гидо и вылетел из комнаты.
- Зачем ему моя Марица? – с подозрением спросил Томаса Пабло, но только пожал плечами.

- Мариц… – Гидо влетел в комнату и тут же застыл на месте. Даже крики Лауры не вывели его из ступора.
- Гидо, выйди, пожалуйста, дай мне переодеться, – попросила Лаура. – Гидо!!! – ей даже пришлось помахать рукой перед его глазами, чтобы привести его в себя.
- А, да, – он наконец опомнился настолько, чтобы выйти. Но мысли его все равно витали вокруг увиденной в комнате сцены.
- Гидо, ты что-то хотел? – наконец переодевшись, Лаура высунулась из-за двери.
- Посмотреть! – слащаво улыбнулся Гидо, ляпнув первое, что пришло в голову. – Ой, то есть… – он вовремя опомнился. – А я разве что-то хотел?
- Ты, кажется, искал Марицу?
- Я? А, ну да. Где она, не знаешь?
- Она в комнате отдыха, вместе с Пилар.
- Спасибо… Лаура, – Гидо улыбался своей самой очаровательной улыбкой, но на Лауру она не произвела впечатления, и она быстро закрыла дверь.

- Гидо, вы уже прочитали? – Марица тут же накинулась с вопросами на Лассена.
- Конечно! – Гидо самоуверенно улыбнулся. – А ты сомнвалась?
- Даже очень.
- А где наши парни? – спросила Пилар.
- Приходят в себя от прочитанного.
- А ты оказался самым стойким? – предположила Марица.
- Конечно! Я всегда говорил, что они слабаки! Не знаю, что вы в них нашли? Я-то лучше! – Гидо был в своем репертуаре.
- Гидо, мы не сомневаемся. – Марица похлопала его по щечке. – Но ты же знаешь, любовь зла…
- Вообще-то, я не рекламировать себя пришел…
- …но случая никогда не упустишь, – сыронизировала Марица.
- Да!.. Марица, тебе ведь нужны идеи для твоего праздника?
- Конечно, нужны! А ты что-то придумал?
- Давай сделаем спектакль! Поставим «Много шума из ничего». Естественно, я буду режиссером!
- Гидо, ты серьезно? – недоуменно спросила Марица.
- Конечно! А что, тебе не нравится эта идея?
- Еще как нравится! – и Марица кинулась ему на шею.
Тут, как знал, появился Пабло, все еще мучавшийся вопросом, зачем Гидо понадобилась Марица.
- Что здесь происходит? – хмуро спросил он.
- Пабло, твой друг гений! – Марица из объятий Гидо перебралась в объятья своего законного парня.
- Неужели? – Пабло с завистью посмотрел на Гидо.
- Он предлагает поставить «Много шума из ничего»! – радостно проговорила Марица, не замечая ревности Пабло.
- Кстати, Марица, я считаю, что только ты сможешь сыграть роль Беатриче. И Пабло со мной согласен, правда, Пабло?
- А ты, видимо, сыграешь Бенедикта? – раздраженно спросил Пабло у Гидо.
- Нееет, я буду режиссером! – так же, как и Марица, не замечая тона Пабло, ответил Гидо.
- Гидо, я с радостью соглашусь на роль Беатриче, но справедливости ради надо устроить прослушивание, – предложила Марица.
- Ой, как здорово! – закричала Пилар, услышав про прослушивание. – Пойду расскажу всем!
- Эй, постой! – остановил ее Гидо. – Я – режиссер, и это моя обязанность!
- Нет, Гидо, распускать сплетни – моя обязанность! – и Пилар побежала прочь, а за ней вдогонку кинулся Гидо.
- Ну что, Бенедикт, будешь участвовать в прослушивании? – спросила Марица Пабло, когда они остались наедине.
- А ты хочешь, чтобы я был твоим Бенедиктом? – с улыбкой спросил Пабло.
- Ты и так мой Бенедикт! Разве мы на них не похожи?
Вместо ответа Пабло просто страстно поцеловал свою Беатриче.

- Пабло, ты пропустил все самое интересное: как Гидо искал Марицу! – сообщил Томас, когда счастливый Пабло вошел в комнату.
- Она была только в трусиках и лифчике, – мечтательно закатив глаза, уже, видимо, в сотый раз вещал Гидо. – Пабло, ты не представляешь, какая у нее фигурка…
- Ты видел Марицу без одежды?! – Пабло тут же набросился на парня.
- Какую Марицу? Я тебе о Лауре говорю, дурак! – оправдывался Гидо.
- Да? Прости… А что у тебя с Лаурой? – Пабло хитро улыбнулся.
- Да ничего… – Гидо даже слегка покраснел.
- Нет, нет, рассказывай! – уже вдвоем накинулись на него ребята.
От дальнейших расспросов Гидо, к его облегчению, спасла вошедшая Пилар.
- Томми, – жалобно протянула она, – Гидо мне угрожает и не дает мне ничего рассказывать!
- Гидо, не обижай мою девушку! – заступился Томас.
- Как вы мне надоели! Променять друга на каких-то девчонок! – и, обидевшись, Гидо вышел из комнаты, хлопнув дверью.
- Ну, я тоже пойду, – Пабло совсем не хотелось становиться «третьим лишним», и он поспешил ретироваться.
- Томми, ты – мой герой! – сказала Пилли, усаживаясь ему на колени.
- Эээ… Ради тебя – все, что угодно, любимая!

- Сегодня я собираюсь проверить, как вы прочитали пьесу Вильяма Шекспира «Много шума из ничего», – Кармен грозным взглядом обвела четвертый курс. – К доске пойдет… Лассен.
Гидо с самоуверенной улыбкой гордо прошествовал к доске. Еще бы: он в первый раз в жизни был готов к уроку!
- Лассен, расскажите нам вкратце, о чем эта пьеса, – попросила Кармен, уже готовясь ставить жирную двойку в дневник.
- Значит, принц Арагонский, дон Педро, возвращаясь с войны со своим войском, остановился у мессинского губернатора Леонато. Дочь Леонато, Геро, влюбилась в Клавдио, знатного флорентинца из свиты принцы. А он, естественно, влюбился в нее. И все были рады их роману. Но это все сопли, а комедией это называется из-за другой парочки. У Леонато была племянница, Беатриче, которая вечно собачилась с Бенедиктом, знатным падуанцем тоже из свиты принца, другом Клавдио. В конце концов, всем надоело слушать их постоянные ссоры, и они решили их свести. И ничего лучше не придумали, как заставить их поверить, что они без памяти влюблены друг в друга. Это сработало, и они действительно друг в друга влюбились. А еще там был дон Хуан, сводный брат принца, который его терпеть не мог, и вечно делал всякие гадости. Но все закончилось хорошо, потому что это комедия! Вот!
С каждым словом Гидо глаза у учительницы расширялись все больше. Они никак не могла понять, что же такое могло произойти, что первый двоечник класса вдруг прочитал пьесу. Может, наступил конец света, а она и не заметила?
- Са… садитесь, Лассен, – еле произнесла шокированная Кармен. – Пять, – последнее слово ей далось с огромным трудом.
- Пользуясь случаем, хочу сделать объявление, – начал радостный Гидо. – Все вы знаете о празднике, который устраивает Марица. Так вот, специально к нему я собираюсь поставить пьесу «Много шума из ничего». Все желающие могут в ней поучаствовать. Прослушивание состоится завтра в 2 часа.

После урока была только одна тема для обсуждения – предстоящее прослушивание.

- Мия, ты собираешься идти на прослушивание? – спросила Вико.
- Конечно! Никто лучше меня не справится с ролью Геро! Девочки, вы не находите?
- Конечно, Мия! – сияла Фелиситас. – А мы с Вико будем твоими камеристками!
- Главное, чтобы Клавдио играл не этот ацтек! – заключила Мия.

- Маркос, ты как, будешь пробоваться? – спросил Мануэль.
- Нет, сцена – это не мое. А ты?
- А я попробуюсь на роль Клавдио.
- А не боишься, что Мия будет играть Геро? – спросил Маркос.
- Гидо не настолько глуп, чтобы доверить главную роль безмозглой Барби.
- Ману, учти, у тебя будет серьезный конкурент в моем лице! – заявил Диего. – Я тоже собираюсь пробоваться на роль Клавдио.
- Ну, а я тогда буду Бенедиктом, – заявил Фран.

- Роль Геро – уже моя! – самоуверенно сказала Фернанде Соль.
- Я и не сомневаюсь! А вот Беатриче буду я! – ответила Фер.
- Отлично! Где уж этим выскочкам тягаться с нами!

- Марисита, устраивать пробы на роль Беатриче – только время тратить! – убеждал ее Пабло. – Только ты одна с ней справишься!
- Нет, Пабло, я хочу, чтобы все было по-честному.
- Ну, если ты хочешь лишний раз показать свой талант…
- А вот тебе больше всего подойдет роль дона Хуана! – пошутила Марица.
- Лестное предложение, конечно, но Гидо мне, без сомнения, отдаст роль Бенедикта.

На одну только Лауру большее впечатление произвело не сообщение о прослушивании, а ответ Гидо на уроке:
- Я не ожидала, что ты прочитаешь пьесу! – сказала она ему после урока. – Ты молодец, я тобой горжусь!
И она пошла дальше, а Гидо еще долго смотрел ей вслед влюбленными глазами, с милой улыбкой на лице.

Прослушивание должно было начаться в 2 часа, но уже в 5 минут третьего Гидо начинал сходить с ума.
- Это невыносимо! Я не думал, что будет столько желающих! – жаловался Гидо. – Марица, ты должна мне помочь провести кастинг!
- Гидо, ты спятил? Как это, интересно, я буду прослушивать саму себя?
- Но мне одному не справиться! А я, между прочим, для твоего праздника стараюсь!
- Давай я помогу! – предложила Лаура.
- Спасибо, – только и смог вымолвить Гидо, заворожено уставившись на Лауру.
- Гидо! Перестань улыбаться как идиот! Не обязательно всем знать твою истинную сущность, – Марица прокричала ему почти в самое ухо, конечно, насколько смогла дотянуться.
- А? – опомнился Гидо. – Лаура, я просто не знаю, как смогу прослушать столько желающих за один день.
- Нужно просто прослушивать не по одному, а парами. Заодно можно узнать, как кто может работать в команде.
- Ты такая умная! – Гидо смотрел на нее с восхищением.
- Да нет же! Если бы ты так не нервничал, ты бы и сам додумался. Сначала нужно прослушать тех, кто претендует на второстепенные роли, чтобы знать, кого нам не хватает.
- Хорошо, так и поступим…

Когда «второстепенные герои» были прослушаны, настала очередь «Главных».
- Так, у нас две претендентки на роль Геро, опять же две претендентки на роль Беатриче, как ни странно, два претендента на роль Клавдио и, что совсем удивительно, два претендента на роль Бенедикта, – с умным видом извещал Гидо. – Мы с Лаурой разбили вас на пары. Вы должны будете обыграть предложенный вам диалог. Первыми будут Мия и Диего, потом Марица и Пабло, дальше Соль и Мануэль и, наконец, Фернанда и Франциско.
- Какое счастье, что мне не придется пробоваться с этой бездарной мексиканской обезьяной! – Мия от восторга даже в ладоши захлопала.
- Ну хоть в чем-то я с тобой согласен! Действительно, мне повезло! Нельзя проявить свой талант на 100% в паре с бездушной куклой! – Мануэль не остался в долгу. – Правда, Соль не лучше, – совсем тихо добавил он.

В первом прослушивании не было ничего выдающегося. Если, конечно, не считать, что Мия превосходно справилась с ролью. Да и Диего был неплох, хотя его Клавдио выходил каким-то злым.

После второго прослушивания Гидо смог сказать только одно:
- Потрясающе! Выше всяких похвал! Марица, Пабло, вы как будто всю жизнь ссорились!.. Ой, что это я, вы и так всю жизнь ссорились…

А вот дальше у Гидо начинались серьезные проблемы.
- Так дайте руку: пред святым отцом я – ваш супруг, когда вам то угодно, – начал свою реплику Мануэль.
А Соль тут же кинулась целовать его.
- Соль, что ты делаешь? – закричал Гидо.
- Я импровизирую, – невинным голоском пропела Сольсита.
- Вот только не надо портить нетленное произведение Шекспира своими импровизациями! – Гидо очень хотелось покрасоваться перед Лаурой.
- Но, Гидо, так же скучно – без поцелуя! – настаивала Соль.
- В конце концов, Соль, кто тут режиссер? Или ты будешь следовать сценарию, или я тебя даже прослушивать не буду!
- Как хочешь, Гидо, я как лучше хотела.

Наконец, настала очередь последней пары.
Фернанда вышла на сцену в длинном платье, неизвестно где ею раздобытом.
- Удивляюсь, как это вам охота все время болтать, синьор Бенедикт, когда на вас никто не обращает внимания, – при этой реплике Фер так размахивала руками перед лицом Франа, что тому приходилось уклоняться от нее.
- Как, милейшая Шпилька, вы еще живы? – выговорил Фран, отойдя от нее на безопасное расстояние.
- Может ли Шпилька умереть, когда у нее есть такой удобный предмет для уколов, как синьор Бенедикт? – и Фернанда начала тыкать в Франа пальцем, изображая уколы.
- Так! – Гидо уже начинал сползать под стол от этой сцены. – Фер, спасибо, мне все понятно!
- Я знала, что ты сразу оценишь мой талант! – «скромно» сказала Фер.
- Гидо, а когда будет известно, кому достанутся роли? – спросил Фран.
- Завтра. Я вывешу список на доске объявлений.

Марица стояла за кулисами и наблюдала за Гидо, который непривычно для себя смущался в обществе Лауры. Сзади к своей рыженькой подошел Пабло и обнял ее:
- Ты слышала, что сказал Гидо? Я буду твоим парнем!
- А я думала, ты уже мой парень, – усмехнулась Марица.
- Я имел в виду, что ты будешь Беатриче, а я – Бенедиктом. Правда, здорово?
- Ну, не знаю…
- Почему? Ты не хочешь, чтобы я был Бенедиктом?
- Нет, я не хочу больше ссориться с тобой.
- Ну, любимая, это же понарошку…
- А я даже понарошку не хочу с тобой ссориться! – Марица повернулась и положила голову ему на плечо.
- Зато в конце мы с тобой поцелуемся! – решил утешить ее Пабло.
- Зачем нам ждать конца? – хитро улыбнулась Марица.
- Намек понят…
Пабло, улыбнувшись ей в ответ, поцеловал ее, а потом Марица снова уткнулась ему в плечо.
- Пабло?
- У?
- Тебе не кажется, что Гидо влюбился в Лауру?
- С чего ты взяла?
- Да ты только посмотри на него! Ты когда-нибудь замечал за ним такую застенчивость?
- Да вроде нет. Думаешь, это из-за Лауры?
- Он когда-нибудь что-нибудь говорил о ней?
- Ну, как-то раз он восхищался ее фигуркой… Но это ж Гидо!
- Пабло, давай так. Ты допрашиваешь Гидо о его чувствах к Лауре, а я – Лауру о ее чувствах к Гидо.
- Ты решила податься в сводницы?
- Конечно! С тех пор, как мы с тобой подписали мирный договор, мне стало нечем занять себя в свободное время, которое я тратила на подлянки тебе!

- Лаура, хорошо, что ты помогла Гидо, один бы он не справился. – Марица решила начать свой допрос «издалека».
- Да нет, это пустяки. Он бы и один справился.
- Нет, Лаура, в одиночку он даже шнурки завязать себе не может!
- Марица, не говори так! Может, он и хвастается много, но он способен на многое, и даже сам об этом не подозревает!
- А что это ты так его защищаешь? Может, он тебе нравится? – Марица сверлила глазами подругу.
- Ну да, он милый и веселый…
- И все?
- А что еще?
- Ты описала его, как щеночка. А я тебя спрашиваю, нравится ли он тебе… как парень.
- Ну, он симпатичный… – Лаура начинала краснеть.
- Значит, нравится?
- Ну, наверно. Но…
- Что – но? Ты бы стала с ним встречаться?
- Нет, у нас бы ничего не получилось. Мы с ним слишком разные.
- Ну и что? Мы с Пабло тоже разные, но ничего… пока, по крайней мере…
- Вы с Пабло не такие уж и разные, как ты думаешь. И давай больше не будем говорить о Гидо. – Лаура собралась уходить.
- Нет, Лаура, подожди! – пыталась остановить ее Марица, но она уже ушла. – Ну ничего, Лаурита, Марица Андраде так просто не сдается! – Марица сказала самой себе. – Главное – узнать, любит ли тебя Гидо, а там и свадебку можно сыграть…

А в это время Пабло в своей комнате ходил вокруг Гидо, не зная, с чего начать допрос.
- Гидо, ты мне так и не рассказал, что ты видел в комнате Марицы! – Пабло наконец-то решился.
- А что я видел в комнате Марицы? – удивился парень.
- Ну, ты что-то говорил о Лауре…
- А, ты про это! Ничего… – покраснел Гидо.
- Как это – ничего? Неужели ты хочешь скрыть от лучшего друга все подробности?
- Какие подробности, Пабло?
- Ну, как она… без одежды?
- А тебе какое дело? – вспылил Гидо.
- Ты влюбился? – вдруг спросил Пабло.
- Я?!. Кажется…
- Правда? Ну, давай, рассказывай!
- Она такая умная, такая красивая, такая добрая… – Гидо мечтательно закатил глаза. – Я никогда не испытывал ничего подобного!
- Да, любовь – это прекрасно… – Пабло тоже укатил в мир мечтаний. – Кстати о любви. Ты уже решил, кому отдашь главные роли? – как бы между делом спросил он.
- Я так понимаю, тебя интересуют роли Бенедикта и Беатриче?
- Ну, ты не подумай ничего, просто… Марица интересуется, – соврал Пабло.
- Конечно, если бы я взял Фер, зрители бы уже в первом акте валялись под стульями. Но я все-таки хотел бы, чтобы они посмотрели всю пьесу до конца. Так что можешь передать Марице, что роль Беатриче – ее.
- А кто будет играть Бенедикта?
- Фран, – невозмутимо ответил Гидо.
- Что?! Да как ты… Гидо, умоляю, отдай эту роль мне! Я не хочу, чтобы мою Марицу целовал кто-нибудь другой!
- Неужели ты так соскучился по вашим ссорам?
- Вот видишь, нам даже в роль вживаться не надо!
- Ну, если ты так хочешь…
- Значит, роль моя?
- Неужели ты подумал, что я отдам ее кому-нибудь еще? Просто мне над тобой поиздеваться захотелось…
- Спасибо, друг! – Пабло так обрадовался, что даже чмокнул Гидо в щеку.
- Так-так-так! Изменяешь мне? – в комнату вошла Марица.
- Любимая, у нас с тобой главные роли! – светился Пабло.
- Ну, я в этом не сомневалась, – спокойно ответила Марица.
- Ой, у меня сразу же возникла куча дел! – сказал Гидо и смылся.
- Ну, как он относится к Лауре? – спросила Марица, как только за Гидо закрылась дверь.
- Он влюблен в нее. Сам мне в этом признался.
- Отлично! Лауре он, кажется, тоже нравится. Готовься, Пабло, скоро мы будем крестить их детей!

Наступил день X – объявление результатов кастинга. Гидо с торжественным видом спустился по лестнице и прикрепил список актеров на доску объявлений. Весь 4 курс тут же кинулся к списку.

- Мия, Мия! – закричала Фели. – Поздравляю, ты будешь играть Геро!
- Мы в этом и не сомневались! – поддакивала Вико. – Ты куда как талантливей этой Соль!
- Правда, девочки? – сияла Мия.
- Сама посмотри! – предложила Вико.
- Ну-ка, – блондинка подошла к списку. – ЧТО?!?!?! – она так заорала, что даже Дунофф подскочил на кресле в своем кабинете. – Я этого не переживу!!! Фели, мне плохо!! Я не буду играть возлюбленную этого доморощенного ацтека!
- Вот и отлично! – вставил Мануэль. – Соль гораздо больше подходит на эту роль.
- НЕТ! Эта крашеная не отберет у меня роль!
- Правильно, Мия, – успокаивала подругу Фели. – Смотри, мы будем твоими камеристками!

- Пабло, вы с Марицей будете играть Беатриче и Бенедикта! – сообщил Томас.
- Конечно… – безразлично ответил Пабло, улыбнувшись.
- Наверно, это наказание за все мои грехи: вечно быть сестрой Барби! – вздохнула Марица.

- Фран, мы с тобой пролетели, – грустно сообщил Диего.
- А мне так даже больше нравится. Я буду доном Педро! – ответил Фран.
- Не радуйся, я буду твоим братиком, доном Хуаном!

- Как он посмел?! – рвала и метала Соль. – Я убью Гидо!
- А я тебе помогу! – поддакивала Фер. – Только идиот мог не увидеть моего таланта!
- Девочки, у вас какие-то проблемы? – ох, не вовремя для себя появился Гидо!
- Это у тебя сейчас будут проблемы! – набросилась на него Соль.
- Причем серьезные! – не отставала от нее Фернанда.
- Никто не смеет так со мной обращаться!
- Так, так, психически ненормальные! Санитары вас уже давно ищут! – Марица с Пабло вовремя пришли на вырочку бедному парню.
- Спасибо. Они бы меня растерзали!
- Гидо, за твое спасение сделай мне одно одолжение, – попросила Марица. – Принеси из моей комнаты тетрадь по литературе, она на столе лежит.
- А тебе самой лень? Или тебе так хочется, чтобы меня поймал Блас?
- Ну, мне не хочется отрываться от Пабло, – и для наглядности Марица обняла своего парня. – К тому же, это услуга за услугу.
- Ладно, голубки, наслаждайтесь обществом друг друга! – смилостивился Гидо.
- Марица, что ты задумала? – спросил Пабло, как только Гидо ушел.
- Скоро узнаешь! – заговорщически проговорила Марица.

Как только Гидо зашел в комнату, Марица закрыла за ним дверь на ключ. И, конечно же, как будто совершенно случайно, там оказалась Лаура!
- Эээ… Я только возьму тетрадь Марицы, и все, – оправдывал свое присутствие Гидо.
- Ладно, – спокойно ответила Лаура.
Гидо взял оставленную для отвода глаз тетрадку и направился к двери. Но вот сколько бы он ее ни дергал, она не открывалась!
- Это ты закрыла дверь? – спросил Гидо Лауру.
- Нет, я к ней даже не подходила.
- Тогда кто же?
- Не знаю.
- Марица… – догадался парень.
- Но зачем она это сделала?
- Кажется, я догадываюсь… – сказал Гидо, искоса взглянув на Лауру.
- Кажется, я тоже…
И оба, покраснев, разошлись в разные стороны комнаты. Но их неловкое молчание длилось недолго.
- Лаура, зачем ты закрылась?.. Ой, извините, что помешала, – в дверях показалась Лухан, на лице которой появлялась недвусмысленная улыбка.
- Я уже ухожу, – ответил Гидо и пулей вылетел из комнаты.
- Лаура, рассказывай, что у тебя с Гидо! – Лухан тут же набросилась на подругу.
- Ничего…
- Зачем же вы тогда закрылись? Явно, не для того, чтобы в тишине в шахматы играть.
- Мы не закрывались… Нас Марица закрыла.
- Лаура, ты меня за дуру держишь? С чего Марице вас закрывать?
- Не знаю… Лухан, отстань, пожалуйста!
- Не отстану, пока ты мне все не расскажешь!
- Ну хорошо, хорошо… По-моему, Марица хочет свести нас с Гидо.
- Ну, моя девочка дает! – просияла Лухан. – И как, ей это удастся?
- Не знаю…
- Что ты вечно ничего не знаешь! А еще из себя такую умницу строит…

- Кхе-кхе, – Гидо уже пять минут стоял около целующейся парочки. В конце концов, ему это надоело, и он решил известить о своем присутствии.
- Гидо, отвали, не видишь, я занят? – недовольно пробурчал Пабло. – ГИДО?! – опомнился он. – Как ты выбрался из комнаты?
- Добрые люди помогли. А теперь вы двое объясните мне, зачем нас закрыли!
- А тебе разве не понравилось? – лукаво улыбнулась Марица.
- Ты ей все рассказал?! – накинулся Гидо на Пабло.
- Она сама догадалась, – оправдывался Пабло.
- Гидо, успокойся, мы хотим тебе помочь, – вмешалась Марица.
- Ты серьезно хочешь, чтобы я встречался с Лаурой?
- Я верю, что ты сможешь составить счастье моей подруги! Только она еще упрямее меня! Ну ничего, мы будем действовать по-умному. Будем делать из тебя образованного человека, чтобы впечатлить Лауриту!
- Ради нее я готов всего Шекспира прочитать!
- Читать Шекспира вы будете потом… если, конечно, у вас будет на это время. А пока просто подтянем твои оценки. При помощи Лауры, разумеется!
- Причем подтягивать придется все предметы! – вставил Пабло. – Представляешь, сколько времени вы проведете вместе?
- В общем, не мне учить тебя, как соблазнять девушек, вы с Пабло в этом кого угодно переплюнете, – продолжила Марица. – Но для начала попроси ее объяснить тебе какую-нибудь теорему.

Пришло время первой репетиции. Лаура (которая заявила, что ее помощь и дальше понадобится Гидо) раздала всем актерам листки с их словами, решив, что еще никто не успел выучить своих ролей.
Репетировали сцену несостоявшейся свадьбы Геро и Клавдио.
Мануэль взял за руку Мию, и они подошли к монаху, которого, как ни странно, играл Рокко.
- Больно же, грубиян неотесанный! – вдруг закричала Мия.
- Истеричка! Я тебе ничего не сделал! – огрызался Ману.
- Да? Ты своими грязными ручонками так сжал мне ладонь, что у меня синяки останутся!
- Ах, простите, Ваше высочество, что я не такой неженка! – издевался Мануэль.
- Мне сейчас говорить: «Здесь свадьбою не пахнет!»? – пошутил Пабло.
- Чувствую, что комедия скоро превратится в трагедию, – сказал сам себе Гидо, схватившись за голову. – Мия, Мануэль, прошу вас, ссорьтесь по сценарию!
Дальше репетиция прошла более-менее спокойно. Мия очень правдоподобно падала в обморок, что отметил Гидо, а Марица заметила, что это результат многолетних тренировок.
Наконец, когда все уже порядком подустали, Гидо объявил, что репетиция на сегодня окончена, и все разбрелись кто куда.
- Пока, Гидо.
- Лаура… постой… эээ…
- Ты что-то хотел? – спросила девушка.
- Да… ты… эээ…
- Гидо хотел попросить тебя помочь ему с математикой, – помогла ему откуда ни возьмись появившаяся Марица. – Он у нас в последнее время стал робким…
- Хорошо, помогу. Что тебе не понятно?
- Все! – с улыбкой на лице честно признался Гидо.

- …и у нас получается такой ответ, – объясняла Лаура Гидо, сидя за столиком в комнате отдыха. – Все понятно?
- Нет!
- Ну смотри…
- Ты такая умная, – перебил ее Гидо, – такая терпеливая… такая красивая…
- Гидо, ты что, клеишься ко мне?
- Нет, что ты! Я просто говорю то, что думаю.
- Спасибо… так, Гидо, слушай внимательно…
- Может, сходим вместе куда-нибудь? – снова перебил ее Гидо.
- Так, Гидо, мне все понятно! – Лаура поднялась и стала собирать свои учебники.
- Нет, Лаура, пожалуйста, останься! Я больше не буду к тебе приставать, обещаю…


 
katya_shev@Дата: Вторник, 22.05.2012, 19:03 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Подсматривать нехорошо! – Пабло подкрался сзади к Марице, прячущейся за колонной.
- Пабло, ты меня напугал!
- Извини… Ну, что ты там нашпионила?
- Она его отшила…
- Значит, у тебя ничего не получилось?
- Марица Андраде так просто не сдается! – и девушка побежала придумывать новый план.
- А… поцеловать? – спросил в пустоту Пабло.

Марица так ничего и не смогла придумать в этот день. Но как только она легла под одеяло, ее осенила очередная гениальная идея. Не теряя ни минуты, прямо в пижаме, Марица побежала в комнату Пабло. Подойдя к кровати Гидо, она начала теребить спящего парня:
- Гидо, Гидо, проснись!
- У? – отозвался своим громовым голосом Гидо.
- Гидо, дай поспать! – пробурчал сквозь сон Пабло и кинул в его сторону подушку.
- Ай, Пабло, поосторожнее! – в яблочко! Пабло попал как раз в Марицу.
- Марица?! – услышав ее голос, Пабло тут же вскочил с кровати. – Что ты здесь делаешь? – бушевал он.
- Тише ты! – Марица подбежала к нему и зажала рот рукой. – Я не хочу вылететь из колледжа из-за парня, даже из-за самого красивого в мире!
- Я должен молчать, когда ты клеишься к моему другу? – Пабло убрал ее руку.
- Никто ни к кому не клеится! – Марица обняла его за плечи и усадила на кровать. – Остынь, Отелло! Я не хочу завтра проснуться задушенной! – ее слова заставили его улыбнуться. – Ну вот,уже лучше! – Марица поцеловала его в щечку и положила голову ему на плечо.
- Зачем тебе понадобился Гидо посреди ночи? – Пабло никак не мог успокоиться, но все же обнял Марицу за талию.
- Я знаю, как растопить сердце Лауры. Гидо, – она обратилась к парню, который с интересом наблюдал за разыгравшейся сценой, – слушай внимательно, что ты должен сделать завтра утром…

Утром Марица подошла к своему шкафчику и обнаружила прикрепленную к дверце записку. Она не медля распечатала ее и прочитала следующее:
«Прости, что устроил тебе ночью сцену ревности. Просто я очень сильно тебя люблю».
- Я тоже тебя очень сильно люблю! – пропищала Марица и принялась целовать записку.
- Значит ли это, что ты меня простила? – спросил подкравшийся сзади Пабло.
Марица обернулась и кинулась ему на шею, покрывая его лицо поцелуями:
- Любимый, я тебя уже давно простила!
- Мммм, вечность бы так простоял, но нам пора на математику. Ты же не хочешь пропустить осуществление своего плана?

- Кто хочет доказать эту теорему? – спрашивал учитель математики, оглядывая класс.
Весь четвертый курс стал медленно сползать под парты, стараясь остаться незамеченным, естественно, кроме Маркоса и Лауры… и Гидо.
- Можно, я? – поднял он руку.
- Лассен? – удивился учитель. – Ну, давай, попробуй, – предложил учитель, хотя, честно сказать, не верил, что у него получится.
- Гидо, к тебе ночью инопланетяне прилетали, и сделали пересадку мозга? – Томас просто не смог удержаться от комментария.
- Лучше смотри и учись, болван! – ответил ему Гидо.
Он вышел к доске, и весь класс уже приготовился смеяться. Но чем дальше он водил мелом по доске, тем сильнее отвисали рты у одноклассников. Да, уроки Лауры, подкрепленные подзатыльниками Марицы, не прошли даром!
- Ну, Лассен, Вы меня сегодня приятно удивили! – наконец, сказал учитель. – Вы заслужили пятерку!
Гордый Гидо украдкой посмотрел на Лауру. А она смотрела на него с улыбкой и восхищением. Его счастью не было предела!

- Лаура! – окликнул девушку Гидо.
- Ты молодец, хорошо ответил на математике, – похвалила его Лаура.
- Это все благодаря тебе!
- Ну что ты! Ты умный, просто немножко ленивый.
- Да нет, если бы не ты, я бы ничего не понял в этой математике. И в благодарность я бы хотел преподнести это, – Гидо вытащил из-за спины маленький букетик цветов.
- Спасибо, Гидо, они очень красивые.
- Такие же красивые, как ты, – от его слов Лаура слегка покраснела. – Послушай, Лаура, я знаю, я обещал не приставать к тебе, но, может, ты согласишься пойти со мной в ресторан? Это приглашение в знак благодарности!
- Н-нет, Гидо, я не могу… я всю неделю занята…
- Тогда, может, на следующей?
- Нет, Гидо, пока, – и она ушла, так и ничего не объяснив.
Грустный Гидо медленно поплелся в свою комнату. Вдруг на его пути выросла Марица.
- Я горжусь тобой! – залепетала она, трепля его за щечки. – А что ты такой грустный?
- Твой план провалился, Марица. Я ей не нравлюсь.
- Нет, подожди, Гидо, еще рано отчаиваться!
- Нет, Марица. Разве такая девушка, как Лаура, может посмотреть на такого идиота, как я?
- Ты идиот, если думаешь, что недостоин ее! Подожди, Гидо, я что-нибудь еще придумаю.
- Все бесполезно… – бедный парень чуть не плакал.
- Ну, не раскисай! – Марица обняла его. – Вот увидишь, очень скоро она станет твоей!

Повесив голову ниже некуда, неудавшийся Ромео брел по коридору. Неожиданно на него налетел смерч по имени Марица:
- Гидо, я знаю, что нужно сделать!
- Повеситься? – вполне серьезным тоном спросил он.
- Спеть для Лауры серенаду!
- Чтобы она закидала меня цветочными горшками, как ты – Пабло?
- Ну, Лаура – не я, максимум, что она сделает – это интеллигентно обложит тебя матом…
- Все равно это бесполезно. К тому же, я петь не умею.
- Умение петь – не главное! Главное, чтобы это шло от чистого сердца!
- Ничего из этого не выйдет…
Так они и шли по коридору: Марица убеждала Гидо последовать ее плану, а он был уверен в его провале. Когда они вошли в комнату отдыха, интересная картина предстала перед ними. Мия и Мануэль… целуются!
- Вы помирились?! – радостно закричала Марица.
- Нет. Мы… эээ… репетировали! – прощебетала Мия, и они оба разлетелись в разные стороны.
- Ты им поверил? – спросила Марица у Гидо.
- Ни единому слову!
- Жаль. Я только подумала: «Вот воссоединю Гидо и Лауру, и за Мию с Мануэлем возьмусь!»
- Ты что, уже вошла во вкус?
- Остановиться не могу!.. Так, Гидо, ну это ж проще простого – спеть серенаду…
- Привет, любимая! – перед ними возник улыбающийся Пабло.
- Привет! – Марица чмокнула своего мальчика в губы и пошла в сопровождении Гидо к бильярдному столу.
- Марица, ты можешь уделить мне минутку? – спросил опешивший Пабло.
- Хоть вечность! Только сначала поговорю с Гидо.
Разозлившись, Пабло ушел, а Марица и Гидо, не заметив его состояния, спокойно присели на бильярдный стол.
- Гидо, ну соглашайся! Споешь какую-нибудь «Besame mucho». Ну, не сможет же она настоять перед таким натиском!
- Ну, не знаю, Марица…
- Ладно, ты пока подумай. Но я уверена, что на этот раз у нас все получится!

- Пилар, ты не видела Пабло? – Марица уже весь колледж облазила в его поисках.
- Кажется, он был в классе.
Пилар не ошиблась – еще бы, она всегда все знает! Недовольный Пабло сидел на стуле за своей партой.
- О чем ты хотел со мной поговорить? – Марица присела на его парту.
- Ни о чем, – раздраженно ответил Пабло.
- Пабло, что случилось? – Марица заботливо погладила его по щеке.
- Ничего, – Пабло убрал ее руку.
- Ты что, обиделся на меня? За что?
- Может, у Гидо спросишь?
- Ты ревнуешь? – улыбнулась Марица.
- Ничего подобного!
- Мое солнышко меня ревнует! Значит, любит! – Марица перебралась ему на колени.
- Просто ты слишком много времени проводишь с Гидо, – в ее объятьях он начинал таять.
- Ну, прости, прости! Я знаю, когда я увлекаюсь, я забываю обо всем на свете. Но я все равно люблю тебя!
- Я тоже тебя люблю, и хочу быть все время с тобой!
- Обещаю, что с этого момента буду больше времени проводить с тобой! – и Марица его страстно поцеловала.
- Вы тоже репетируете? – в класс вошел Гидо.
- Да, мы репетируем поцелуй на нашей свадьбе! – радостно заявила Марица.
- Ты уже о свадьбе подумываешь? – спросил Пабло.
- А что? Ты не собираешься на мне жениться?
- Ну, куда я от тебя денусь!..

Одна из мучительных репетиций, после каждой из которых Гидо задавал себе только один вопрос – как ему в голову могла прийти эта самая глупая из его мыслей, а именно поставить эту пьесу.
На сцене ссорились Пабло и Марица. Точнее, они должны были ссориться по сценарию, но, видимо, им не нравился сценарий, и из комедии они хотели превратить пьесу в мелодраму.
- Так вы не любите меня? – читал свой текст Пабло.
- Нет – разве что как друга… в благодарность… Нет, Пабло, я тебя обожаю! – Марица бросилась ему на шею, целуя его лицо.
- Стоп, стоп, стоп! – кричал Гидо. – Марица, что ты вытворяешь?
- А мне так больше нравится, – улыбался Пабло.
- Этого нет в сценарии! – Гидо уже начинал выходить из себя.
- Гидо, посмотри повнимательней, может, есть? – предположила Марица.
- Ну почему, почему вы ссоритесь, когда не надо, а когда надо – начинаете обниматься?
- Ладно, ладно, мы больше не будем, – пообещал Пабло.
Дальше репетиция пошла более-менее спокойно, без импровизаций со стороны счастливой парочки. И даже, к огромному облегчению Гидо, Мануэль и Мия не ссорились.
И вот, наконец-то, подошли к приятному и ожидаемому Марицей и Пабло моменту.
- Стой! Рот тебе зажму я! – и, как и полагается по сценарию, Пабло поцеловал Марицу.
- Как Бенедикт женатый поживает? – произнес свою реплику Фран.
«Женатый Бенедикт», видимо, поживал превосходно. Он вообще ничего вокруг не замечал, наслаждаясь поцелуем со своей Беатриче.
- С кем мне приходится работать? – жаловался Гидо, рвя на себе последние волосы. – У вас, конечно, очень правдоподобно получается, но зрители же не будут полтора часа смотреть на ваш поцелуй! – ноль внимания! – Ладно, репетиция на сегодня окончена. Устал я от вас!
- Гидо, не переживай! Вот увидишь, спектакль пройдет на ура! – пыталась успокоить его Лаура, нежно гладя его по волосам.
Гидо смотрел на нее с такой любовью… и такой надеждой. Может, Марица права, может, еще не все потеряно?..

- Пабло, ты же у нас певец? – допрашивал его Гидо.
- Ну, певец, ну и что?
- Марице пришла в голову одна гениальная мысль!
- Да, моя Марица – самая умная на свете девчонка! – мечтательно закатив глаза, проговорил Пабло.
- Ну уж нет, самая умная – моя Лаурита! – возразил Гидо.
- Зато моя Пилли самая хитрая! – Томми тоже решил поддержать разговор.
- В общем, так, Пабло, ты должен спеть Лауре серенаду, – сообщил Гидо.
- Я? Ты что, с ума сошел? Твоя Лаура – вот ты ей и пой!
- Ну что тебе стоит – встать у нее под окном и спеть что-нибудь красивое?
- И как ты это себе представляешь – я буду петь под окном у своей девушки серенаду для ее подруги? Нет, на меня не рассчитывай!
- А еще друг называется! – обиделся Гидо.
- Знаешь что, Гидо, я тебе как друг посоветую – пой сам! Хоть ты петь и не умеешь, но Лаура это больше оценит.
- Ты думаешь?
- Я знаю!

Марица, Лухан, Лаура и Фернанда уже собирались ложиться спать, как в дверь кто-то постучал. Ближе всех к двери была Фер, потому она и открыла.
- Это к тебе, – сообщила она Марице.
- Пабло! – Марисита тут же кинулась его обнимать. – Ты соскучился… по Бласу?
- Ну, ты мне нравишься больше… Но вообще-то я пришел послушать концерт!
- Какой?
Ответом ей были крики Гидо под окном:
- Лаурита, эта песня для тебя!
Пабло, который представил, что сейчас начнется, уже стало смешно. Тем временем Гидо своим грубоватым голосом затянул песню Элвиса Пресли:

Love me tender,
Love me sweet,
Never let me go.
You have made my life complete,
And I love you so.

Love me tender,
Love me true,
All my dreams fulfilled.
For my darlin' I love you,
And I always will.

Love me tender,
Love me long,
Take me to your heart.
For it's there that I belong,
And we'll never part.

Love me tender,
Love me dear,
Tell me you are mine.
I'll be yours through all the years,
Till the end of time.

Вскоре к смеющемуся Пабло присоединились и другие девчонки. Одна Лаура стояла у окна, подперев голову руками, и смущенно улыбалась. Закончив кошачий концерт, Гидо прокричал:
- Лаура, ты будешь моей девушкой?
Улыбка с лица Лауры тут же сошла, и она отбежала от окна.
- Ну, что ты ему ответишь? – с надеждой и нетерпением спросила Марица.
- Ничего.
- Как это – ничего? – вскипела Марица. – Гидо столько сделал, чтобы измениться ради тебя! Он даже серенаду тебе спел… ну, может, не очень хорошо… Я-то знаю, каково это – не быть рядом с парнем, которого любишь! Я же ради тебя старалась! Я столько сил на это потратила!
- Прости, Марица, я пока не готова ответить ему «да», – оправдывалась Лаура.
- Как хочешь! Но теперь я и пальцем не пошевелю ради тебя!
Во время пламенной речи Марицы все предпочли отойти на безопасное расстояние, чтобы не попасть под ее горячую руку. На эти крики не мог не прибежать Блас. Пабло еле успел спрятаться за дверь, а Лаура прикрыла собой окно, чтобы Блас случайно не заметил Гидо.
- Спиритто… то есть Андраде! Вы не объясните причину Вашего крика? – Блас с самодовольной улыбочкой встал в дверях.
- Эээ… – Марица вцепилась в дверь, чтобы ему не вздумалось ее закрыть, – я убеждала подруг, что Вы – самый лучший воспитатель в мире. И вот, в подтверждение моих слов, Вы тут же явились, как только я нарушила дисциплину! Всем бы так!
- Андраде, я тронут приступом проснувшейся у Вас огромной любви ко мне! – с издевкой произнес Блас. – Может, по такому случаю, Вы скажете, где сейчас Бустаманте и Лассен? Их нет в комнате.
- Откуда я знаю? Я им не нянька! Может, подцепили каких-нибудь девчонок и развлекаются с ними.
- Бустаманте же Ваш парень!
- Завтра утром первым делом я его брошу за это! – «заверила» его Марица.
- Ладно, сделаю вид, что поверил Вам, – сказал Блас и покинул комнату.
- Надеюсь, про утро ты пошутила? – спросил Пабло Марицу, как только она закрыла дверь.
- Конечно, любимый! – Марица поцеловала его. – Но тебе придется вылезать через окно, Блас наверняка тебя у двери подстерегает.
- Что не сделаешь ради любви! – и Пабло пополз по трубе вниз.
- Осторожно, милый! Ты мне еще живой нужен! – Марица с беспокойством взглядом провожала своего любимого. Как только он коснулся земли, он послал ей воздушный поцелуй и помахал ручкой. Марица проделала то же самое.
- Ладно, Гидо, пошли, – сказал ему Пабло.
- А что там с Лаурой?
- Я бы посоветовал тебе ее забыть, но сам знаю, что это невозможно.
- Что, все так плохо?
- Да…

Наступил самый волнительный для Гидо день – день спектакля. Накануне ночью ему приснился страшный сон, как зрители закидали его тухлыми яйцами, причем их с радостью предоставила Лаура. Проснувшись от этого кошмара, Гидо уже не смог уснуть, и на следующий день был не в духе.
Посмотреть спектакль пришли не только ученики с других курсов, но и родители главных действующих лиц праздника. В первом ряду, на самом почетном месте, восседал Дунофф со своей женой.
И вот занавес открылся… Гидо предпочел уйти куда подальше, предчувствуя полный провал, но все же любопытство оказалось сильнее, и он украдкой посматривал на сцену.
К его удивлению, все было превосходно. Никто не забыл свой текст, никто не импровизировал, и все играли как настоящие актеры. У Гидо складывалось впечатление, что они специально измывались над ним на каждой репетиции!
Спектакль закончился. Актеры вышли на поклон. Весь зрительный зал был в восторге, и аплодисменты не умолкали несколько минут.
- Гидо! Гидо! – закричали Пабло и Томас, за ними все остальные актеры, а потом и зрители.
Смущенный Гидо все же решился выйти на сцену. Ну, как можно было не решиться, когда так просят! Это был настоящий успех! Гидо с радостью раскланивался во все стороны.

- Доченька! Я всегда знала, что ты унаследовала актерский талант от меня! – это, конечно, кричала Соня, конечно, Марице. И как только настигла ее, тут же начала обнимать.
- Мама, пусти меня, ты же меня удушишь! – еле слышно жаловалась Марица. Как ни странно, Соня подчинилась.
- Ты тоже был неплох, – «похвалила» она стоящего рядом Пабло.
- Но, надеюсь, тебе не придет в голову повторить это в будущем, – к ним подошел Срхио.
- Вы имеете что-то против театра? – набросилась на него Соня.
- Может, это подходящее место для Вас и Вашей дочери, но не для моего сына!
- Да кто бы говорил! Вся Ваша политика – сплошной цирк!
Воспользовавшись ссорой родителей, влюбленная парочка поспешила смыться, чтобы спокойно пообниматься где-нибудь в уединении.

- Мия, ты была великолепна! – во все зубы улыбался Франко.
- Спасибо, папочка!
- Ты тоже, Мануэль! – обратился он к как будто совершенно случайно шатавшемуся неподалеку парню.

- Гидо, мы гордимся тобой! – нахваливали парня родители. – Мы никогда не сомневались, за что бы ты ни взялся, все выйдет превосходно!
- Спасибо! – и он обнял маму и папу.

А после спектакля, по задумке Марицы, были танцы. Родители к этому времени предпочли разойтись. Правда, не все. Франко и Соня, к стыду своих дочерей, вытанцовывали словно подростки.
Дунофф вышел на сцену:
- А теперь объявляется белый танец: дамы приглашают кавалеров!

- Томми, слышал, что сказал папочка? Пойдем танцевать! – приказала Пилли.
- А мы всегда будем делать то, что говорит твой папочка?
- Нет, Томми, сегодня мы займемся тем, что явно не одобрит мой папочка….

- Рокко, пойдем потанцуем! – предложила Вико.
- Я не умею!
- Это не имеет значения!
- Тогда пойдем!

- Ты собираешься меня приглашать танцевать? – спросил Пабло у Марицы.
- Солнышко, а мы чем занимаемся?
- Ну, все-таки, для приличия…

- Мануэль, – Мия, смущаясь, подошла к парню. – Может, больше не будем ни от кого скрывать, что снова встречаемся?
- Это была твоя идея, ты и решай.
- Ну… в общем, я тебя люблю и хочу, чтобы все об этом знали… Пойдем танцевать?
- Мия, я тоже тебя люблю! – и он повел ее на танцплощадку.

Гидо стоял в сторонке и смотрел, как все его друзья танцуют со своими любимыми девушками. Вдруг кто-то дотронулся до его плеча.
- Лаура?
- Гидо… Только не говори ничего! Я много думала. Марица права, не надо бояться своей любви. Не надо бояться, что потом тебе будет плохо, иначе будет еще хуже. Если любишь, надо отдаваться этой любви полностью… Гидо, ты не думай, что я не заметила, как ты старался измениться ради меня. Только, пожалуйста, не надо меняться, потому что я люблю тебя таким, какой ты есть!
- Лаура… Ты серьезно?
- Да, Гидо, я тебя люблю и хочу быть твоей девушкой!
- Я тебя тоже люблю!
- Пойдем потанцуем?
- Нет, сначала я должен сделать это…
И он сделал то, что давно мечтал сделать: он поцеловал ее…

КОНЕЦ


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Много шума из ничего (by Стася)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz