Вторник, 24.10.2017, 01:37
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяТайны дневников, или Intendum lacriumae pondera vocis habent - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Тайны дневников, или Intendum lacriumae pondera vocis habent (By Knopo4ka)
Тайны дневников, или Intendum lacriumae pondera vocis habent
katya_shev@Дата: Вторник, 22.05.2012, 17:42 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
4 дня
Драка Рокко и Пабло
Борьба Вико и Мариссы
Потерянная туфелька
Срочная телеграмма
Боевая раскраска
Медвежонок панда
Разбитое стекло
«Хочу мороженого!»
«Обокрали, разорили, по белому свету пустили!»
«К чему мир катится!»
«Мини-юбкой по зубам!»

* - лат. Слезам подчас присуща сила слов
Charta non erubescit*
* - лат. Бумага не краснеет

Дневник Рокко Фуэнтес-Эчагуе
Понедельник
«Сегодня я долго дрался со стенкой. А после того, как разбил в кровь кулаки, все же заплакал. В Учении было сказано, что со слезами выходят все отрицательные эмоции - я ими был попросту переполнен. А сегодня в мою «эмоциональную чашу» попала еще одна капелька (во как загнул!). Все просто, как яйцо - эта девушка, Вико, снова послала меня куда подальше. Пусть я и хладнокровный псих, как меня, в очередной раз услышав шпильку в адрес ориентации Гидо, называет Томас (он его еще и защищает! Теперь скажите мне, что я был не прав!), но очередного поражения почему-то не выдержал. Мне безумно надоело ее безразличие ко мне, мои жалкие попытки обратить на себя ее внимание, мое одиночество… Конечно, все считают, что мне девушка вовсе и не нужна, что меня не интересуют плотские утехи, но я же не священник, а просто человек с человеческими чувствами, чуть более спокойный и миролюбивый, нежели остальные. Миллионы раз я спрашивал себя - почему именно она? И столько же раз отвечал самому себе - дурак, она же так похожа на тебя! У нас с ней одинаковые вкусы в музыке, схожее отношение к жизни. Вот только она не умеет разбираться в людях - вчера опять гуляла с этим ее парнем, Тато! Я даже не знаю, кому хуже - ему или ей? Но что-то я чересчур отвлекся на посторонние рассуждения. Так вот, моя негативная энергия трансформировалась в солоноватую влагу, брызнувшую из глаз, и залившую, казалось, всю Вселенную. Это был еще один факт, смущающий большинство окружающих - эти лицемеры никогда не умели высказывать свои чувства естественным путем, предпочитая биться головой или конечностями о стену от досады. И что в этом привлекательного? Всего лишь в моем многострадальном теле сконцентрировался еще один очаг реальной боли. И я предпочел физическим истязаниям опустошающие рыдания - и не так болезненно и опасно для организма, и полезно для глаз. Я, овеянный ореолом скорби, свернулся в клубочек в укромном уголке у лестницы, прижал к себе маленького медвежонка - пушистый панда всегда был единственным стоящим подарком матери - и предавался любимому занятию всего человечества: жалел себя и проклинал весь мир. Довольно громко, в перерывах между всхлипами. Самое ужасное заключалось в том, что легче мне почему-то не становилось. Только лишь ребра словно сжали узким ледяным обручем - дышать я почти не мог. Все фибры моей души посылали импульсы к нейронам слезной железы, заставляя ту работать сверх меры, но без сверхурочных. По прошествии пары часов, водопады моих слез постепенно стали истончаться, превращаясь в жалкие ручейки. Обмен энергией с внешним миром подходил к своему логическому концу. Через пару секунд я уже спал в неестественной для высшего существа позе. Моя душа отправлялась в короткое путешествие, возможное лишь во время физического и духовного отдыха, покидая мою земную оболочку. Я отправился в вояж к звездам, чтобы назавтра предаваться неясным обрывкам воспоминаний.
Вот и все, что произошло сегодня со мной. Почему я веду дневник? Я задумался над этим лишь сегодня. Для многих - это лишь память, наследие потомкам, вроде пожелтевших фотографий и писем. Для других, и для меня в том числе, подобные записи являются способом общения с окружающим миром. Дневник - это своего рода молчаливый друг, которому ты доверяешь все свои эмоции и чувства, и не слышишь ничего в ответ - ни советов, ни укоров. Лишь тихий шелест страниц и запах чернил на бумаге. Вот такой я умный, красивый философ, чье мышление чуждо этому миру. С нетерпением жду следующего дня, который раскроет передо мной новые возможности.
P.S. Плюс ко всему - я еще и жутко скромный и робкий»

Дневник Мариссы Пиа Спирито
Понедельник
«К чему мир катится! Сегодня, после очередных причитаний моей дражайшей мамочки, я еще и умудрилась потерять туфельку. Каким образом? В этот роковой день решила пройтись на вечеринку в новеньких туфлях вполне приемлемого оранжевого цвета. Естественно, они стали жать еще по дороге. А уж после танцев мои ножки потребовали незамедлительного обморока, или, на худой конец, отдыха. Но такой радости я им не доставила, правда, чуть смягчив экзекуцию - замечательную обувь я несла в руках, весело размахивая. Мы с Диего довольно продолжительно и результативно попрощались в холле, и только лежа на кровати и радостно рассматривая потолок, я вспомнила, что по лестнице поднималась, уже не ощущая приятной тяжести левой босоножки в своей правой руке. Проклиная все, что под руку попадется, вернулась к главному выходу из Тюрьмы и принялась искать потерянный предмет одежды. Горячие следы и немного логики привели меня к лестнице, ведь именно здесь я видела свою «подружку» в последний раз. Но вместо нее в моем любимом уголке, в величественной позе, свойственной лишь кошкам, беспокойно спал Рокко. Приглядевшись, я заметила соль у него на щеках - у кого-то явно случилась истерика. Слышала, Вико опять игнорирует его, даже с кем-то встречается. Слухи? А если нет? Бедный парень, она ведь ему очень нравится, сразу видно. Мне стало так жаль его… Я не подбирала слов утешения - он все равно меня не слышал, я просто опустилась на пол рядом с ним и стала рассеянно поглаживать его по голове, наслаждаясь ощущением наполненности ладоней, которое придавали его идеально черные волосы. Он что-то пробормотал во сне и уткнулся носом в мою коленку - ноги тотчас же обдало кипятком его дыхания. Такого я прежде не испытывала ни с Пабло, ни (тем более!) с Диего. Не знаю, что пришло ко мне в тот момент - великое Откровение, или столь же великий Мираж. Но, чем бы это ни было, мне оно определенно нравилось. Кому нужны эти придурки, если совсем рядом с тобой прекрасный ангел, спустившийся с небес, почиет в объятьях Морфея?
Я уже неоднократно описывала свои чувства по отношению к Супермену. Честно говоря, самой неприятно, что была такой слабой - сейчас пытаюсь меньше о нем думать, aquilam volare dokes*. У меня это получается - до сегодняшнего дня моя голова до вечера была забита лишь нашими престранными отношениями с Диего, а ночью же я погружалась в мир грез о моем прошлом, непосредственно связанном с Паблито, чей взгляд подобен взгляду василиска, когда он видит меня с кем-либо еще, кроме него. А сейчас прибавилась и еще одна деталь - в мою голову плотно въелся образ Рокко, прижимающего к себе игрушечного панду. Именно медвежонка я запомнила до мельчайших подробностей - слегка покусанное левое ухо, отсутствующий правый глаз, неумело заштопанное брюшко… Он словно отображал судьбу народа, который не выносит самого себя. Все воспринимали мишку лишь как игрушку, что-то обыденное, привычное, но в то же время необходимое. А внутри у него была мягкая и податливая вата из хлопка, в то время как остальные были заполнены жесткой синтетической. Я - словно такой мишка. Ведь никто не поверит, что на самом деле я не такая сильная, как могу показаться, что мне тоже нужна поддержка. Все мы - люди. И Рокко понимает это так, как никто другой. Я думала, что Пабло внутри тоже мягкий, подобно той самой вате, он неоднократно доказывал это в моменты истины со мной наедине. И даже сегодня, когда он утешал меня, я верила, что он просто хорошо замаскировался в окружающем социуме. Но после вечеринки, когда его утащила за собой уругвайка, я поняла, что он скорее пытается трансформироваться в нечто более мягкое, для меня. Человек-хамелеон. Моя жизнь начала рушиться в первый же день нашего знакомства. Нужно придушить его сразу же - теперь он отравляет мое существование, вгоняя в мою кровь по капельке яда с каждой своей девицей. Может быть, Рокко поможет мне выжечь образ Пабло из сердца, светлого ума и памяти? Остается только слабая надежда на лучшее. Нет, я изо всех сил пытаюсь полюбить Диего, убеждаю себя в том, что это возможно. Конечно, я к нему привязана, но это - не любовь. Еще и его кузина все время вертится под ногами… Остается только Фуэнтес-Эчагуе, которого отторгает желудок нашей маленькой социальной системы. Мы с ним вдвоем будем бродить на свободе, потрепанные медвежата-панда, в то время как многочисленные безликие дракончики, котята, коала и собачки перевариваются в вакууме. Хотя, возможно, это лишь мечты… Falax species rerum**
P.S. Ненавижу психолога, который посоветовал мне вести дневник и пускать розовые слюни, словно какая-то Барби! Теперь вот втянулась и оторваться не могу, исправно конспектирую каждый день моей жизни. Привычка, блин!
* - лат. Орел мух не ловит
** - лат. Наружность вещей обманчива»

Дневник Виктории Пасс
Понедельник
«Дорогой дневник!
Как хорошо, что у меня есть ты! Хоть ты и бездушная тетрадка, неспособная меня поддержать и утешить физически, мне достаточно и того, что ты понимаешь меня и мои проблемы, в отличие от моих так называемых друзей. Я не могу поверить, что Мия могла ТАКОЕ сделать со мной! Так запросто пойти ко мне домой, без моего ведома! Идиотка. Дело даже не в том, что она опять лезет в мою жизнь без лицензированного на то права - ведь мой любимый папочка мог и ее поколотить. Дура. Никогда не думала, что в чем-то соглашусь с Мариссой, но она все же была права насчет пустоголовости Колуччи. Фели тоже ей под стать - молится на Мию и в то же время дружит с Соль. Чужая душа - потемки. Не хочу далее с ними общаться. Так будет лучше для всех нас. Таково мое соломоново решение.
Ты не поверишь, Соня на время вечеринки доверила мне дежурить в гардеробе. Сторожить чужие куртки! Готова была ее убить! Но еще хуже мне стало, когда я увидела свою «компанию» на этот вечер. Конечно же, это был Рокко. Идиот, который не дает мне спокойно жить. Мне с ним даже поговорить было не о чем - после того, как он решил построить из себя заботливую мамочку, мы снова поскандалили и разошлись по разным углам.
А потом пришел Тато и забрал меня из этого сумасшедшего дома. А ведь он когда-то мне нравился - даже вспоминать противно! Но, обо всем по порядку, чтобы тебе было понятнее. В честности и добродетели этого паренька я начала сомневаться еще в тот вечер, когда он бросил меня одну в том чертовом клубе - прежде мне не доводилось проводить свое свободное время в КПЗ. Сегодня же мы вполне весело пообщались, я простила его… Но все хорошее когда-нибудь кончается, кончилась и эта идиллия - пришла пора возвращаться в колледж. Там, как назло, меня с пеной у рта поджидал донельзя озлобленный Рокко. Я даже не поняла, из-за чего он так разволновался - из-за того, что я УШЛА, или из-за того, с КЕМ я ушла. Тут ситуация начала выходить из-под моего чуткого контроля - Тато начал угрожать этому безобидному существу ножом. Я с трудом вытолкала его за дверь, накричала на Рокко, который пребывал в шоковом состоянии, и поднялась к себе в комнату. Не могла сразу не поделиться всем этим безумием с тобой - мне просто нужно было найти какой-то выход для злости.
Спасибо тебе за то, что ты у меня есть!

Ночью того же дня

Не могу заснуть, не рассказав тебе, что только что видела!
Недавно прибежала растрепанная и донельзя злая Глория, что-то сказала мне о какой-то срочной телеграмме, или письме (я не очень-то поняла), которое принесли охраннику на мое имя. Я немного удивилась тому, что секретарша все еще в школе. Возможно, решила тут переночевать? Позже я, приказав себе не забывать себе голову различными глупостями, все же величественно спустилась вниз. «Письмо» оказалось маленькой записочкой от Тато, с извинениями за свое хамское поведение и пожеланиями спокойной ночи. Удовлетворенно хмыкнув, я поблагодарила охранника и решила от нечего делать пройтись по школе - сон явно не торопился на встречу с моей скромной персоной. Хорошо хоть переодеться еще не успела на тот момент.
Каюсь, начала думать о Рокко. Парень все-таки в меня влюблен. Настроение чуть поднялось и я принялась рассматривать его недостатки и достоинства. Первым делом отметила, что он не трус - не упал в обморок, не убежал, когда мой «парень» наставил на него холодное оружие. Хотя, возможно, просто сковал его члены настолько, что он не смог и шагу ступить. Но этот вариант не рассматривался.
Все же мои размышления чреваты последствиями. Заканчивая круг почета по первому этажу, я увидела Рокко. Он плакал в углу, прижимая к груди какую-то мягкую игрушку, словно маленький ребенок. Меня очень умилила эта картина, и излишнюю чувствительность я моментально отнесла в разряд достоинств. Я наблюдала за ним из-за угла и выходить из убежища пока не собиралась. Постепенно плач стихал, и по прошествии нескольких минут бедолага заснул. Но я не успела налюбоваться им спящим. Пришла Марисса, мягко улыбнулась (вот уж не думала, что она умеет!), опустилась на пол рядом с Рокко (моим Рокко, смею заметить!!!) и принялась успокаивающе поглаживать его по голове. А я стояла и тихо закипала, словно какой-нибудь чайник в красный горошек! Но все же слабая надежда плескалась где-то на дне моего сознания - может, она случайно пришла, просто проходила мимо, как и я? Додумать эту мысль мне не удалось - после того, как Фуэнтес-Эчагуе ткнулся носом ей в коленки и наконец-то перестал метаться во сне, она быстро коснулась его губ своими и убежала вверх по лестнице. Ну не зараза ли?! Правда, я ей даже благодарна в определенной степени - после этого Рокко уснул спокойно, без стонов и всхлипов.
Надо что-то предпринять, тебе так не кажется?»

Дневник Пабло Бустаманте
Понедельник
«Вот решил вести дневник. Девчонки говорят, что это им помогает самовыразиться, поделиться с бумагой своими тайнами. Не дай бог Томас с Гидо узнают об этом - вся жизнь будет испорчена насмешками.
Что б такого написать? Что вообще в дневниках пишут? Вроде бы какие-то там секреты, скрытые чувства, желания…
Ну, в группе я пою, песни пишу. Знающие люди говорят, что красивые, со смыслом. Про любовь, конечно же. Вдохновение черпаю из собственной жизни, так сказать. Хотя в последнее время у ERREWAY (так, кстати, называется группа) выходят лишь грустные хиты. Почему они становятся хитами? Людям нравится слушать про чужие страдания и радоваться тому, что у них в жизни все гораздо лучше.
Честно говоря, сам себе удивляюсь - вроде у меня на личном фронте полный порядок, цветочки благоухают, птички поют… Сегодня провел ночь, залечивая свои раны - жаль, что пришлось отказаться от такой горячей девушки! Вот только все равно чего-то не хватает для полного счастья. Надо обязательно подумать об этом на досуге.
Пожалуй, на сегодня хватит - для первого взгляда достаточно. И откуда у меня появилась эта бредовая идея?

Полчаса спустя

Я так больше не могу! Думал. Много думал. Лежал на кровати и много думал. О жизни. Эх, лучше бы я так на уроках Кармен напрягался - в любом случае, такие мысли не пришли бы в голову. Постоянно невежливо протискивалась в сознание какая-то чушь о полоумной Спирито. Кто она? Да, ты же не знаешь… Тьфу, уже начал со своим разговарив… перепис… общаться со своим дневником! Пабло, ты сходишь с ума.
Так о чем это я? А, стало быть, о Спирито. Она… мы… я… Короче говоря, мы с ней когда-то встречались. Потом я ее бросил, и она до сих пор преследует меня.
Ой, ну ладно, это я ей проходу не даю…
Точнее, она мне все еще нравится.
Ну хорошо, хорошо - я люблю ее! Долго и безответно! Доволен? Вот пристал! Да знали бы пацаны…
Скучаю по ней. Очень-очень. Сегодня как раз одна из тех ночей, в которые особенно остро ощущается тоска. Черт знает, сколько эмоций накопилось у меня в душе - любовь, тоска, гордость, нежность, зависть. Завидую придурку Диего, который сам не понимает, какое счастье на него свалилось. Ведь он может быть рядом с ней, вдыхать аромат ее кожи, любоваться озорными искорками в ее глазах, ощущать ее вкус. Интересно, а они уже… Нет, нет и нет! Мне не нужно этого знать, даже думать об этом не стоит! И так все идеалы рушатся, рассыпаются на осколки, как разбитое стекло. Но вернемся к моему глубокому самоанализу. Не знаю, то ли я слишком гордый, то ли чересчур трусливый - но открыто с ней никогда не заговорю, не выдам ей своих чувств. Их я могу доверить лишь бумаге, моя душа живет в моих песнях. Даже друзья бы ничего не поняли. Явственно слышу голос Гидо ( «Боже мой, старик! В тебя влюблена половина девчонок Аргентины, а ты выбрал эту сумасшедшую? Опомнись!») и вижу глуповато-счастливую улыбку на лице Томаса, похлопывающего меня по плечу. Нетушки, меня не поймет никто. До сих пор это удавалось только ей и маме. Вот они - две женщины, наполняющие мою жизнь смыслом, два существа, способные поддержать и понять меня. Но я остался в открытом море и плыву по течению - лишился обоих якорей по собственной глупости. Есть ли способ все вернуть, связать обрывки тросов? Не знаю, но живу надеждой.
Пожалуй, все-таки попробую поспать - нужно отдохнуть перед матчем. Все-таки хорошая идея - вести дневник. Стало намного легче, словно после исповеди. И почему парни не делают подобных записей? Зато буду теперь знать, что я - уникальный»


 
katya_shev@Дата: Вторник, 22.05.2012, 17:47 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Дневник Рокко Фуэнтес-Эчагуе
Вторник
«Сегодня утром мое подсознание услужливо подсунуло мне обрывки воспоминаний из моего духовного путешествия. Пригрезилась какая-то девушка, врачующая мои раны. Но, так как мне нужны были ВСЕ мои силы для сегодняшней игры, то я изгнал все мысли о ней, очистив сознание посредством медитации.
Уругвайцы, как обычно, применяли против нас свои грязные приемчики. Даже мне стало не по себе - я давно не чувствовал вибраций НАСТОЛЬКО плохой кармы. А матч, кстати, прекратили - тренера соперников кто-то запер в машине. Хоть это нам и не помогло, я с готовностью пожму руку тому, кто это сделал. Девчонки болели за нас до последнего - их биотоки подпитывали нашу веру в себя.
Разрешил себе подумать немного о той, что пленила меня ночью. Мне кажется, что я ее прежде где-то видел. Чуть погодя, я вспомнил, что на голове у нее было что-то вроде змей - неужели я встречал в жизни реальную Медузу Горгону?! Но все-таки что-то поразительно знакомое было в ее чертах…
Пожалуй, вместо излишнего шевеления мыслительной системой, схожу проветрюсь - после матча лучше преобразовать эмоциональную энергию в физическую.

Спустя три часа

Пытался рассуждать перед Вико о высоких материях. Похоже, ей особенно понравилось последнее - обматерила она меня вполне витиевато. Ушла. Странно, но снилась мне явно не она. Напоследок сеньорита Пасс заявила, что мы с Мариссой - отличная пара. И добавила, что нечего ей, мол, было голову морочить со своими «глупыми заигрываниями». Но мои слабые попытки расспросить ее поподробнее пресекла, крикнув, что видела, как мы с рыжей вчера целовались за лестницей.
Все еще пытаюсь осмыслить сказанное.

Спустя полчаса

Все еще пытаюсь осмыслить сказанное Вико. Мой гениальный мозг выдал на-гора робкую мысль - что, если мне вчера снилась Спирито? Это скверный признак - во снах мне являются лишь те люди и вещи, к которым я испытываю действительно сильные чувства aka любовь/ненависть. А второе мне почти не доводится испытывать благодаря моему шелковому уживчивому характеру. Делайте выводы, господа! Тут бы самому их сделать.
Я не верю в случайности.
Решил снова пройтись, поразмыслить о мирском. Развеять сомнения по поводу Мариссы.»

Дневник Мариссы Пиа Спирито
Вторник
«Ну почему именно в тот момент, когда хоть чуточку расслабишься, к тебе сзади подкрадывается мелкая противно хихикающая пакость? Ведь говорила я себе - de omnibus dubitandum*! А забыла на время об этом и сразу же получила ощутимый удар по челюсти моей гордости.
Что же случилось? Все до смешного обычно, просто и банально - Марисса Пиа Спирито снова подпирает потолок своими огромными ветвистыми рогами. Мне изменил Диего. А казался таким святым, надежным, но все же - que sine peccato est**? Как оказалось, никто. Ведь еще утром мне об этом сказала Лола, но я (умница, не правда ли?) упрямо твердила, что не верю в эти глупости. Только зря девчонку обидела! А потом мы поехали на эту идиотскую игру. Просто бред какой-то - так нам еще и выиграть не дали! Все девчонки (каюсь, и я в их числе - капитан команды болельщиц) исправно крутили перед носом у уругвайцев своими конечностями, выпуклостями и вогнутостями, как вдруг выясняется, что их главного тренера - о ужас! - кто-то запер в машине. Естественно, это была идея мамы. А машина, кстати, Колуччи принадлежит! Все повеселились на славу - вот только у Дуноффа было подозрительно красное лицо. Должно быть, последствия высокого артериального давления вкупе с истерическим смехом. В общем, ему тоже было весело, но выражал он это по-своему. Еще меня порадовал тот факт, что в ценные минуты отдыха на меня еще и наехал какой-то придурок на скейте. Идиот!
Потом мы решили вернуться в колледж, раз уж не судьба поболеть за наших любимых регбистов. И тут я, естественно, встретила «кузину» Диего, которая искала своего любимого. А я, по доброте душевной, согласилась ей помочь. Когда мы садились в автобус, у меня что-то зашевелилось на голове - тогда мне показалось, что это ветер треплет мои волосы. Немного позже обнаружилось, что это гордо воспряли мои рога при виде своего родителя в лице Паломы. И (а как же иначе?) ее женихом оказался Диего. Я даже не была особо огорчена - но все равно неприятно чувствовать себя обманутой. Нужно было поточнее оговорить некоторые пункты нашего соглашения. А то получилось лишь расплывчатое «без обязательств». Cerium voto pete finem***, Спирито.
Я даже дома появилась в виде исключения - в Сониной квартире потолки выше, чем в моей комнате в колледже, был шанс не зацепиться за них роговыми отростками кожи на моей голове. Пришла и застала маму с Мартином - не самая приятная картина. Вывалила ей на голову свои проблемы, кое-как спилила свое новое украшение и тоже оставила ей на память. Ночью все же не выдержала - вернулась в школу, оставив маменьке записку с туманным содержанием.
И вот сейчас сижу в моем любимом уголке за лестницей, где еще вчера плакал Рокко, и снова поливаю пол слезами, продолжая традицию. И зачем-то все записываю в этот дурацкий зеленый дневник. Дайте мне двустволку и побольше патронов - пойду перестреляю психологов в этом городе!

Пять часов утра

Ни у кого не нашла оружия. Жаль. Слезами я уже смыла всю боевую раскраску племени Тумбо-Юмбо (аргентинский филиал) и снова скурпулезно записываю все в дневник. Но на этот раз уже с более радостным и радужным настроением. Для начала - я, конечно же, отомщу Диегито при первом же удобном случае. Неважно как - ubi culpa est, ibi poena subesse ebet****. Только что ушел Рокко. Точнее, я прогнала его к себе в комнату, чтобы он хоть чуточку поспал. Впрочем, сомневаюсь, что у него это выйдет. У меня, к примеру, не получается.
Я уже почти прекратила плакать, когда он нашел меня. Не знаю, забрел ли он сюда случайно, искал ли он меня, или вообще хотел посидеть здесь в одиночестве. Обнимая старого игрушечного панду. При его появлении мне внезапно очень-очень остро захотелось тоже иметь такую старую затасканную игрушку, но все еще такую любимую. Чтобы крепко обнять ее и доверить все свои тайны. Но у меня не было игрушек - все они остались в детстве. Детстве, которого у меня никогда не было. Эту роль вполне успешно выполнил Рокко - впору Оскара давать в номинации «Лучшая мягкая игрушка». Он молча слушал меня, не обращая внимания на то, что его свитер был уже насквозь мокрый от моих слез - я и не думала, что во мне есть столько жидкости. Я даже о Пабло ему рассказала во внезапном порыве доверия. Дослушав до конца мою речь, он спросил о том, зачем я это сделала. На мой вопрос («Что я такого сделала?») он ответил не словом, а делом. Тут я догадалась, что речь идет о моем вчерашнем поцелуе, который был довольно-таки целомудренным. Вот только кто, интересно, ему сказал? Ведь ни кого в тот момент рядом не было - точно помню.
Я ответила (когда он наконец окончил свой длинный и витиеватый вопрос), что хотела его успокоить, благословить его сон, что ли. Честно говоря, не помню точно. Он мне поведал о том, что ему бы хотелось, чтобы это был не просто дружеский жест. А я ему в ответ посоветовала ждать подобных НЕ дружеских жестов от Вико. Он заявил, что я ему стала дороже ее. Интересно, когда он успел? В общем, в ответ я буркнула примерно то же, попутно обозвав Бустаманте и Урколу весьма не лестными выражениями. Потом мы долго обменивались дружескими жестами, объятьями… Еще утром мне нужен был Он, а Рокко - Она. Мир может перевернуться за одну ночь! О любви не было сказано ни полслова, все было понятно и так. После мы еще долго говорили о всяких пустяках. А под конец мне все же удалось уговорить его подняться к себе. На прощание Рокко клятвенно заверил меня в том, что вернется завтра. Я ему верю. Как это ни странно, но я действительно доверяю ему, самому чудаковатому парню в школе. Возможно, он сумеет вырастить что-то на пустыре, который раньше был цветущим садом моей любви к Пабло. Диего удалось лишь прорастить несколько семян перекати-поля, которые тут же снесло ветром.
P. S. Тут как раз всего несколько страничек осталось - мой чертов дневник наконец-то кончается! Ура, товарищи! Больше я не буду тратить чернила. А как только испишу последнюю страничку, то отправлюсь с благотворительной миссией ко всем психологам Аргентины - пора избавить людей от этих садистов, которые ради забавы подсаживают вас на такой опасный наркотик, как ведение дневника. Схожу в столовую - хочу мороженого!»
* - лат. Сомневайся во всем!
** - лат. Кто без греха?
*** - лат. Ставь себе лишь ясные цели
**** - лат. Где есть вина, там должна быть и кара
Дневник Виктории Пасс
Вторник
«Дорогой дневник!
Чувствую себя просто ужасно. Надеюсь, хоть ты развеешь мою грусть. И понесло же меня прогуляться на ночь глядя! Но все по порядку, торопиться некуда - и так вся жизнь проходит мимо.
После матча мне удалось сбежать с Тато. Мне всегда удается то, что другим не под силу. Мы провели с ним довольно много времени, я узнала его получше… В том числе и о том, что он торгует крадеными вещами. Кажется, кто-то мне об этом говорил. Ах да, конечно же Рокко! Кто вмешивается в мою жизнь еще успешнее, нежели Мия? Бинго - именно Фуэнтес-Эчагуе. Наконец-то отделалась от придурка Тато и вернулась в колледж. У меня все еще болели синяки от ударов. Хорошо, хоть цвет сменили - с ярко-фиолетового на бледно-зеленый. И почему мне так не везет с мужиками? Независимо от возраста, кстати.
С девчонками все еще не разговаривала. Уж если я на кого-то зла, то это надолго.
Ближе к вечеру решила сходить в столовую. Зря. Потому что (полцарства тому, кто догадается!) встретила самого придурковатого ученика четвертого курса. Он снова смотрел на меня своими щенячьими глазами и о чем-то долго мне втолковывал. Я уже приготовилась наслаждаться прекрасными вибрациями в его голосе, но тут совершенно некстати вспомнилось увиденное мною вчера. Ушла. Не удержалась и напоследок сделала маленькую гадость - крикнула, что видела его вчерашний поцелуй с блохастой Спирито. И тут по округлившимся, очень нехорошо округлившимся глазам Рокко, я поняла, что он об этом даже и не подозревал. До этого момента. Завернула за угол - хотелось лишь рвать на себе волосы от досады. Теперь они или прекратят общаться в принципе, или станут лучшей в мире парой. В тот момент у меня было еще одно желание - сотрясая клоком вырванных волос в руке, кричать: «Обокрали, разорили, по белому свету пустили!» Сегодня я поняла, что так и уйду из этого мира непонятой. Неужели так тяжело догадаться, что он мне тоже нравится?!! Без его вечных приставаний я буду чувствовать себя очень и очень неуютно и непривычно. Мой тесный мирок разрушается, понимаешь?
Мои опасения подтвердились позже. Водички захотелось попить - правильно, не спать же ночью! На обратном пути чуть не откусила горлышко от бутылки «Пепси-лайт» при виде того, как мой «поклонник» и существо в дредами непонятного цвета предаются разврату прямо на полу. В том самом уголке, где вчера он плакал в обнимку с мягкой игрушкой. Хотя, они не делали ничего такого - только лишь целовались. Но по тому, КАК они это делали, я поняла, что лучше бы убраться сейчас, если я не хочу увидеть большего. Сегодня ЕЕ лицо было красным от слез. Они что, по очереди рыдают на плече друг и друга? И по подозрительно расплывчатому миру вокруг я поняла, что сегодня-завтра подойдет и мой черед.
Что же теперь делать, милый мой дневник? Рокко был единственным человеком, который сумел разглядеть во мне тонкую личность, ранимую душу, а не просто объект своих похотливых желаний. А сейчас я всего этого лишаюсь. Пожалуй, стоит побороться за него хоть денек-другой - и не отдавать его сразу этой бешеной. Как тебе идея?»

Дневник Пабло Бустаманте
Вторник
«Ну, вот, собственно, и я. Снова пишу. Вот только не знаю, о чем. Говорили еще, что нужно писать, как прошел день. Какие-то запоминающиеся события. Но ничего особенного не произошло - наш матч отложили. А жаль - мы начали выигрывать.
Утром… Я проснулся, оделся, умылся и позавтракал. Отправился на игру. Узнал, что Гидо вчера за меня расстался с Лолой. Заметно повеселел. Ехал в автобусе и снова думал. Как бы голова не лопнула! Выдающегося так ничего и не произошло. Хотя… Чуть не забыл - в автобусе Томас ковырял в носу! Левой рукой. Вот. Теперь у меня определенно останется память о сегодняшнем дне. Видел Спи (жирно зачеркнуто) Мариссу. Вообще-то я ее каждый день вижу. Видел Диего. А еще видел своего придурковатого отца, который надумал познакомить меня со своей будущей женой. Гад. Какое мне дело до его интимной жизни? Пусть хоть побреет эту Инес налысо и проедется на ней верхом вокруг стадиона. Мне без разницы. Но знакомить-то зачем? Я, конечно, понимаю - у него серьезные намерения, и все такое, но зачем знакомить-то? У нее еще и сын есть. Мой одногодка - имбицил еще тот. Какой-то ботаник, и туда же - длинные волосы, сережка в ухе. Находка для педика-садиста. Он еще и с Мариссой успел пообщаться. Сволочь. Но ему ничего не светит - если она меня папенькиным сынком кличет, то что же она скажет про существо, которое постоянно прячется под мамину юбку?
Кипел от негодования. Думал о Хавьере - так зовут моего новоиспеченного братца. Много думал. Вызвал стену на дуэль. Эта бетонная гадина мне отказала. Расстрелял ее из степлера, представляя перед собой рожу Хавьера.
Не помогло.
Спал.
Все еще спал.
Проснулся. Плюнул в потолок.
Вытерся одеялом. Вспомнил Мариссу.
Посмотрел на фотографии на стене. Вспомнил Мариссу.
Подумал о вечном. В очередной раз сделал вывод, что люблю ее. Решил признаться Спирито в своих чувствах.
Смотрел в потолок. Снова думал. Сочинил целый спич. Решил пойти к ней в комнату, признаться в любви и уговорить бросить Диего ради меня, такого красивого голубоглазого блондинистого сына мера. После чего посмотрел на спящих Гидо и Томаса. Рокко не было.
Еще чуточку подумал о вечном, повернулся на другой бок и снова уснул.
Недавно проснулся от звука открывающейся (или закрывающейся) двери. Вернулся, блудный сын! Рокко с совершенно идиотской улыбкой, не раздеваясь забрался на свою кровать, даже не пнув Лассена ногой по дороге. Хоть кто-то в этом мире счастлив!
А я люблю Мариссу. Все спят, а я тихо признаюсь своему учебнику в том, что я ее люблю. Так люблю, что мне даже запах ее духов кажется везде. С горя сочинил песню. Теперь вот сижу и пишу это предложение в свой дневник.
Перечитал вчерашние записи. Довольно улыбнулся. Все-таки хорошо я придумал, дневник вести. Останется память на всю жизнь, и, может быть, в глубокой старости я отдам этот дневник Мариссе, чтобы она узнала о том, как я ее любил все эти годы. Пусть старушка удивится перед смертью!
Пожалуй, это все, что сегодня со мной произошло.
P. S. Я не слишком сумбурно изложил свои мысли и действия? Это все же мой первый писательский опыт… Проза - это вам не стихи, товарищи! А в стихах мне, как известно, равных нет!»

Дневник Рокко Фуэнтес-Эчагуе
Среда
«Я настолько близок к нирване, насколько никогда ранее не бывал. Все вокруг меня существует в гармонии, я влюбился. Мои эндокринные железы стали вырабатывать куда больше гормонов, в частности эндорфин. Плюс уровень адреналина в крови зашкаливает. Как такое вообще может случиться с человеком? Любовь должна быть запрещена правительством как наркотик. Передозировка грозит смертью не только самого человеческого чувства, но порой и пользователя. Недостаточное же количество любви в венах приводит к сумасшествию и суициду - всегда ведь хочется большего. Достаточная, умело отмерянная и взвешенная доза вводит человека в состояние эйфории, показывает ему пределы его физических, психических и ментальных возможностей. А также подсказывает подсознанию, как эти пределы пересечь, нарушить. Но рано или поздно у любого человека забирают источник наслаждения, оставляя лишь жалкие крохи надежды - ничто не вечно под луной. Тут начинается самое ужасное - отходняк и ломка. Жар, расширенные зрачки, нервные срывы, ужасные депрессии - любовь стала частью химического состава вашей крови, одним из внутренних органов, чаще всего - сердцем. А как жить без сердца? Правильно, никак. Любовь проникает глубоко под череп, разъедая мозг - разве моно наркомана называть здравомыслящим человеком?
Вот и я уподобился наркоману, с трясущимися руками ожидающему новой дозы. Бывают разные наркотики - всем известные кокс, героин, ЛСД, экстази… Любовь относится к их числу. Моим наркодилером стали мои глаза, улавливающие любое передвижение моей возлюбленной, а видовое название дьявольского зелья звучало как «Марисса Пиа Спирито». Мои путешествия во сне ограничились лишь женским крылом колледжа, а точнее - ее комнатой. Я еще не забыл Вико - но ее появление причиняет мне лишь глухую боль и чувство заброшенности. Она для меня скорее виски - хорошее, выдержанное, настоящий подарок для гурмана. Но все же несравнимо с «ангельской пылью».
Мы с ней вместе провели сегодня почти все свободное время. Прятались по каморкам, в старой доброй комнатке с картами, под лестницей и даже в туалете. И целовались до самозабвения, обмениваясь генетическим кодом через слюну.
В нашу последнюю на сегодня встречу она заявила, что не хочет скрывать наши отношения. Я, как истинный нарк, но был в восторге от желания всем представить мою манию. К тому же я прекрасно знаю, какие слухи ходят обо мне по колледжу. Я-то смогу с этим справиться, но вот она… Но я все же согласился, понимая, что, в противном случае, не смогу получать очередную инъекцию любви под кожу. А еще на нас как-то странно посмотрела Вик. Ей что, все известно? Впрочем, это не столь важно - завтра всех и так ждет грандиозная новость!»

Дневник Мариссы Пиа Спирито
Среда
«Вот и приехал мой принц на белоснежном «Хаммере», сигналит у входа в мою скромную обитель. Грустно это признавать, но я действительно влюбилась. Снова. Но на этот раз, по-видимому, всерьез и надолго. И, похоже, не в подонка, а в стоящего человека. Portius sero quam nunquam*. Мы почти весь божий день сегодня (за исключением перерывов на уроки) жались по всем углам, словно какие-то кролики, которым одно место настойчиво сверлит инстинкт размножения. Мы только лишь целовались. К чему-то большему не был готов ни он, ни я. На то есть особые причины, разглашать которых я не буду даже в этом дурацком дневнике. Скажу лишь одно - когда-нибудь это непременно случится, и все будет просто восхитительно. И вот, в один из таких прекрасных моментов нашего уединения мимо нашего убежища (на этот раз страдала дальняя стена в классе живописи) прошествовала чем-то расстроенная Вико, шмыгающая носом. Увидев нас, она зашмыгала этим самым красным отростком на лице еще активнее, но любоваться не прекращала. Но после того, как Рокко трогательно признался мне в любви, все же убежала, утирая рукавом свитера что-то, подозрительно похожее на слезы. В тот момент мне, честно говоря, не было особого дела до ее оскорбленных чувств - просто мне было о-о-очень хорошо.
Часто задумываюсь о том, что же такое на самом деле эта любовь, о которой так часто судачат люди вокруг. Чаще всего не прихожу ни к какому выводу. Что такое любовь? Ее нельзя увидеть, пощупать… Только почувствовать. Но каждый человек описывает свои чувства и ощущения при этом по-разному. И не знаешь, кому верить. Я не уверена в значении этого слова. Счастлив тот, кто точно знает, что чувствует в этот момент. Scentia potentia est**. У меня в душе, как обычно, жуткий беспорядок. Но красивый и художественный, как на голове. Вроде бы все еще люблю Пабло - боюсь, этот мальчик остался у меня в памяти надолго. Но мои чувства к Рокко невозможно описать какими-либо словами. Мы стали друг другу удачной заменой нашей неудавшейся любви. И очень крепко притерлись друг к другу, буквально стали единым целым - циничным существом с двумя язвительными головами, четырьмя руками с непослушными пальцами (в частности, средний) и четырьмя же ногами, норовящими побольнее пнуть друг друга. Определенно, любовь тут тоже присутствует. Что еще? Доверие, пожалуй. Я доверяю ему больше, чем себе. Потому что точно знаю - Рокко не предаст. Никого и никогда. Он великолепен во всех отношениях.
Поэтому я ему сегодня сказала о том, что мы должны выйти из подполья. После долгой внутренней борьбы он все же согласился. Знаменательное событие назначили на завтра. А меня по дороге в комнату затащили в какой-то темный угол и начали угрожать. Естественно, Вико - кто же еще это мог быть! Обратила наконец-то внимание на то, что я «увела у нее из-под носа парня, который ее просто боготворил». Я же ответила, что нужно было «хотя бы тактично намекнуть ему, что он является собственностью Виктории Пасс и шаг влево-вправо карается кастрированием и последующим расстрелом». Она злобно пожелала мне «подавиться этим уродом», пообещала отомстить и скрылась в ночи. Я же облегченно вздохнула - в мире должен существовать баланс, и сейчас он восстановился. Мне воздалось за счастье сполна. Надеюсь, что Вико - ferax verbis***, иначе это означает начало войны.
P.S. Ну вот, опять я все записываю. Стыдно за себя, ей-богу! Ну ничего, еще пару страничек осталось, как раз на завтра. Двустволкой меня уже обеспечила Соня, сейчас конспектирую телефонный справочник (раздел «психологи»). Недолго еще осталось им над людьми измываться, сделали из меня какую-то сумасшедшую графоманку!»
* - лат. Лучше поздно, чем никогда
** - лат. Знание - сила
*** - лат. Герой на словах

Дневник Виктории Пасс
Среда
«Дорогой дневник!
Я в полнейшей растерянности. Не приложу ума - что же делать? Сегодня увидела картину, сломившую мой боевой дух окончательно. Эти двое тщательно вылизывали друг друга в классе искусства. А я стояла, как дура, и смотрела на них не отрываясь. Из такого состояния меня вывел голос Рокко, кричавшего признания в любви. Увы, не мне, а этой обезбашенной уродине с гнездом на голове. Где справедливость? Убедившись в отсутствии таковой на Земле в принципе и в отношении меня лично, я, с трудом продержавшись почти целый день, все же отправилась рыдать в уютный уголок под лестницей, который еще не облюбовала новая сладкая парочка. К сожалению, я не знаю, что такое любовь, мне не дано их понять. В глубине души я все-таки осознаю, что совсем не люблю Рокко - он мне только лишь симпатичен. Вот и вся любовь. Что испытываю по отношению к нему сейчас? Ты умеешь задавать правильные вопросы. Я ощущаю скорее нарушенное чувство собственности.
Потом меня пришел утешать (не поверишь!) сам Пабло Бустаманте. Это, видимо, место такое заговоренное - рыдай-не рыдай, а успокаивать кто-то да придет. Он оказался единственным человеком, проходившим мимо во время моей истерики. Я не стала особо раскрывать ему душу - видела, что с людьми после этого происходит. Кролики - это не только ценный мех, но и зверьки-производители, блин! Я лишь ограничилась тем, что поведала ему о том, что меня предал парень. Вот тут-то Паблито и прорвало. Он около часа распространялся по поводу того, как он предал Мариссу. И здесь она! Он безостановочно говорил о своей любви к ней, о ее равнодушии к нему - я узнала, наконец, достоверную версию того, из-за чего они расстались на третьем курсе. Я обняла почти плачущего парня, поглаживая его по спине (успокаивающий жест). Ну, Марисса, мини-юбкой бы тебе по зубам! И тут успела людям жизнь подпортить! Но я поняла, как ей можно манипулировать. Отплачу ей тем же - пусть почувствует, что такое право собственности. В моей голове созрел гениальный план и я постепенно стала воплощать его в жизнь. Короче говоря, Пабло в тот вечер пал, сраженный моими чарами. Надеюсь, парень не был девственником - сомневаюсь, что он что-то вспомнит завтра. Горе, утопленное в алкоголе - не лучший афродизиак.
После я не удержалась и еще от одной маленькой гадости - уточку поугрожала Мариссе (как сказочку перед сном рассказала). А она мне еще и нахамила! И вовсе зря. Я обращала на Рокко внимание - ведь орала же я на него, верно?
План мой прорисовывался до мельчайших деталей - от слов до одежды. Пора бы уже спать.
P.S. Как думаешь, я не слишком перегибаю палку? Ведь на самом деле я не такая жестокая и не хочу никому зла - просто защищаюсь от окружающих меня опасностей. Ведь я особенная, а судьба таких не жалует!»

Дневник Пабло Бустаманте
Среда
«Порой так хочется напиться,
Когда ты понял, что влюбился! (прим. авт. - здесь и далее стихи собств. сочинения)
Нет, не то…
Порою лучше пива кружка,
Чем та ушедшая подружка
Тоже не то. Похоже, я совсем разучился писать стихи. Это очень и очень грустно.
С давнейших пор разбитые сердца
Топили, словно истину, в вине.
Это уже более-менее приемлемо. Хотя до совершенства еще далеко. In vino veritas, истина в вине, - как сказала бы одна сумасшедшая.
Сегодня, как обычно, много думал. О жизни. О смерти. О любви. В общем, предавался любимому занятию - думал о вечном. Марисса все так же упорно меня игнорирует. Не могу понять причины - вроде бы на время я перестал вести себя по-скотски, с Лолой не общаюсь, тем более, на ее глазах. А она все трещала о моем новоиспеченном братце. Я даже не вслушивался особо, понравился он ей, или нет. Честно говоря, меня бесил сам факт. Может, попробовать написать еще что-нибудь стоящее? Марисса. Думай, Пабло, думай. Итак - сумасшедшая, рыжая, бешеная, бесподобная, красивая, умная, смелая, сексуальная (по-моему, только лишь в моем извращенном сознании), веселая, честная, добрая, открытая, нежная…
Веселый милый рыжик
По улице пронесся
Перечитал написанное. Понял, как я все же жалок - Марисса все-таки права
Думал.
Все еще думал.
Еще чуточку подумал.
Все вокруг уснули, а я все еще сижу и думаю
Я вот тут подумал - а почему, собственно, все уже спят?
Посмотрел на часы (всего-то три ночи, без пяти - и подумал, что мне тоже лучше бы попытаться уснуть.
Лег. Лежу и думаю о Мариссе.
Я о тебе всю ночь мечтаю,
Без твоих теплых глаз скучаю
Это уже что-то, приближенное к приемлемому. Что дальше?
В моем сознанье образ твой -
Но не дотронуться рукой.
Ты - мои грезы, лишь мечты,
И жизнь, и слезы - это ты
Сильно сказано. Девчонок должно пронять. Думаем дальше.
Чернеет пропасть - без тебя
Мне жить нет смысла. Никогда
Не возвратишься ты ко мне.
Твой силуэт в его окне…
Последний шаг - меня в полет
Прибрежный ветер унесет.
Что-то потянуло меня на суицидные темы. Нет, я не такой дурак, чтобы из-за какой-то бабы кончать с собой! Ведь так?
Еще раз хорошо подумал. Перед глазами рой звездочек кружится в танго.
Попытался прогнать звездочки. Зря. Прилетели еще и птички.
Решил пойти проветриться, избавиться от этой дури в голове. Приключений поищу на свою… В общем, я ушел.


 
katya_shev@Дата: Вторник, 22.05.2012, 17:47 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Под утро

Я вернулся! Хорошо, что есть дневник - а то я лопнул бы от желания поделиться с кем-то новостью. Тем более, что Вико… Опс! Я проговорился, то бишь прописался… в общем, неважно. Ведь в дневнике как раз и нужно писать свои самые страшные тайны? Так ведь полагается по правилам? Тогда нужно будет его перепрятать, ящик с нижним бельем - ненадежное укрытие. Может быть, в мешок с грязными носками? Нет, шантажисты там будут искать в первую очередь. Надо будет обязательно подумать на досуге.
Итак, о чем это я? Только что вернулся со своей прогулки. Немного дольше обычного задержался. Шел по лестнице, думал о Мариссе - все как обычно, по намеченной схеме. И вот, только в моей сегодняшней программе появился намек на номер под названием «слезы Пабло Бустаманте единственного, неповторимого и прекрасного, младшего сына мера», как я увидел другую отчаянно рыдающую персону - жалкий плагиат! Ни у кого больше слезы с таким мелодичным звуком, как у меня, не будут разбиваться о холодный и жестокий пол! Я уже собрался, угрожающе шмыгая носом, уличить ее в наглом воровстве моих гениальных идей, но в существе со странно мокрым и опухшим лицом не без труда узнал Вико. Видимо, сегодня все-таки был не мой день. Но позиций решил не сдавать - набросился на нее с расспросами. А что делать, хоть послушаю ужасов на ночь - сломанный ноготь, лишние 73 грамма, закончившийся шампунь, двойка по истории… И все в таком роде. Причину я почти угадал - изменил парень. Нет, ну вы только подумайте, это она мне жалуется! Хамка! Весь из себя такой возмущенный, решил ей в отместку выложить все, что у меня в душе накопилось. Наложил… то есть выложил. Нехорошее какое-то предложение получилось. В общем, рассказал ей все. Все, значит все. Вообще все-все. К концу моего рассказа удивлены были мы оба - я ужасался сам себе, а она - внезапно открывшейся тайне моих с Мариссой отношений. Некоторое время спустя она принялась меня утешать. Весьма своеобразным способом - ну, у нее это хорошо получается. Едва держался от того, чтобы не попросить книгу отзывов. Хотя, более чем уверен, что в ней исписаны все, даже титульные, странички. Мы, в общем, совместно провели эту ночь - ну, точнее, эти два часа. Для меня это было в новинку - заниматься сексом на полу в холле школы. Итог - масса новых ощущений, ломота в мышцах и суставах, простуженная поясница и странная головная боль. Как говорили великие философы, постель - не повод для знакомства. Надеюсь, у нее хоть хватит ума не пытаться «продолжить наши близкие отношения и расширить границы нашего тесного общения». Вико кажется умной девушкой. Вот, в общем, и все. Что-то я многовато написал. Это мой личный рекорд. Может, забросить музыку и стать писателем? На заметку: подумать об этой перспективе.
Напоследок еще чуточку подумал о Мариссе. Все-таки люблю я ее! Спокойной ночи, дорогая школа! К слову, до официального подъема осталось ровно 27 минут»

Дневник Рокко Фуэнтес-Эчагуе
Четверг
«Сижу под дверью своей же собственной комнаты, внутрь заходить опасаюсь. Хорошо хоть дневник всегда при мне, даже в самые неприятные моменты моего существования. Почему я опасаюсь входить в комнату? А там меня поджидает обозленный Пабло с кулаками наготове. Ну как объяснить этому придурку, что я пацифист? Как ему объяснить, что это означает «человек против насилия»? Зачем ему вообще что-то знать, если все знания, весь мир ему покупает отец? Ненавижу таких сынков богатеньких родителей, которые дальше своего носа ничего не видят и привыкли все решать простейшим способом, живущие лишь в материальном мире. А если не помогает проверенный способ, то идут на «риск» - кулачные бои с врагом. Ссора разгорелась, как водится еще с незапамятных времен, из-за девушки. Мы с Мариссой сегодня днем во всеуслышание объявили о своих отношениях в нашем печально известном потасовками кафе. Точнее, мы просто прекратили прятаться и открыто держались за руки (честно говоря, и не только) на виду у всех - к сожалению, свободен был только столик в самом центре. И тут пришел звездный час Пабло Бустаманте. Он, пошушукавшись о чем-то с Вико (у меня даже почти не екнуло при этом сердце, честное слово!), с боевым криком каманчей повалил меня на пол и принялся наносить мне увечья конечностями и подручными предметами. Мир окрасился в багровый цвет и временно отключился. После уже, когда Марисса перевязывала мои жуткие раны, я узнал, что оттаскивали его все парни четвертого и несколько с пятого курса. Затем его, бьющегося в истерике, отволокли в нашу комнату и заперли там вместе с Томасом и гомофобом, в надежде, что им удастся его успокоить. Но, судя по всхлипам, завываниям и ритмичным ударам о стенку, им это пока не удалось.
А я сижу и записываю происходящее в дневник. Мимо прошел Фран, повеселивший меня очередным анекдотом о жизни в деревне, и пожелавший мне веселого времяпрепровождения. Неудачно попытался проникнуть на территорию неприятеля Хавьер, но, заслышав глухие удары и леденящие душу вопли, решил ретироваться в бомбоубежище - а жаль, я сам думал укрыться в комнатушке под лестницей. В этот вечер я полюбил Бласа - в частности за то, что он должен быть сейчас в какой-то командировке.
Я запутался в своих чувствах, как котенок, играющий с клубком. Мне казалось, что я играю с ним, а, на самом деле, это он крепко связывает мои кошачьи лапки. Я любил Вико. Люблю ее и сейчас, но уже не так, как раньше. Скорее это похоже на любовь старшего брата - мне хочется просто заботиться о ней. А еще просто знаю, что она никогда не будет со мной. Мариссу я тоже люблю, хотя, возможно, это будет и неверным наименованием моего душевного состояния. Просто в последнее время мы стали очень близки, я попросту к ней привык, мы составляем гармоничный тандем и нужны друг другу, словно воздух. Похоже, пришел конец моему безмятежному существованию в нынешнем земном воплощении. Моет быть, в своей прошлой жизни я был кроликом? Меня в последнее время волнуют те же проблемы, что и этого зверька (отнюдь не поиск свежей морковки). Ведь я сегодня впервые подрался! Тем более, из-за девушки. По-видимому, нас действительно связывает нечто большее, нежели просто товарищей по парте.
Честно говоря, в драке я разделял скорее участь боксерской груши. Но перед тем, как мои глаза окончательно закрылись от многочисленных отеков, я все же сумел нанести противнику удар по самому цен
P. S. Ко мне на огонек загл
ному место и самолюбию мужественного мачо. Сегодня я впервые изменил своим принципам.
Итак, сегодняшний день прошел под знаком Перерождения. Могу себя поздравить.
янула Лаура и посоветовала забрать Мариссу из столовой - в засаде у ее комнаты сидела партизанка-Вико. И мне, по словам Лау, даже и знать не нужно о ее намерениях. Когда бы еще в своей прошой жизни я посреди ночи, вместо излюбленного полуночного путешествия, отправился бы на спасение девушки? Этот день войдет в историю. Мою историю!”

Дневник Мариссы Пиа Спирито
Четверг
"Как страшно жить! До сегодняшнего дня я еще сомневалась в своем выборе (знаю, знаю, самой противно писать такие сопливые мысли! Но что поделаешь, втянулась). Я любила Пабло, не могла его видеть, мысленно вешала, мысленно же расцеловывала при встрече. А теперь… odi et amo (исп.- ненавижу и люблю). Частички любви все еще оставались в моем сердце, любви к нему… Но я точно знаю, что те чувства, которые я испытываю к Рокко, сожгут маленький трупик моего некогда безумно сильного чувства своим ярким пламенем. Sie itur ad astra* - я знаю, что он не обманет, никогда. На него всегда можно положиться. И мы будем по капле восстанавливать нашу веру в любовь, подорванную ранее - injuriam facilius fasias guam feras**. Наши отношения строились по схеме serva me, servando te***, а превратились в нечто возвышенное а-ля nosce te iptum****. Никогда раньше себя так не чувствовала.
Но вернемся к нашим баранам. Сегодняшним событиям. Чтобы не забыть и не простить. Мы с Рокко сегодня "вышли из подземелья". Попросту наконец-то перестали ото всех скрываться и тихо мирно целовались себе. Как вдруг… в один из самых прекрасных моментов от меня отрывают мою вторую половинку и начинают банально набивать ему физиономию. Естественно, это был Пабло. Он же все проблемы так решает - господствует над людьми более слабыми. Постоянно унижает Хавьера, сегодня вот подрался с Рокко. А ведь знает, что они не станут защищаться. Его с трудом оттащили от бедолаги. Поздновато спохватился, Паблито, поезд ушел. Если бы ты взялся доказывать мне свои высокие чувства на пару дней пораньше, то, возможно…
После этого эпизода я стала уважать и любить Рокко еще больше. Он все же нашел в себе силы (в отличие от всех нас) и воспротивился воздействию на него блондинистого недоразумения. Пусть не долго, но все же смог - применив любимый прием жертв насильников, нанес сокрушительный удар нашему сладкому мальчику прямо по фамильным драгоценностям. Грязным приемом это считается лишь в рукопашном бою, в данном случае - необходимая самооборона. Пабло, скорчившись от боли, ударил в последний раз, и Рокко отключился. Я оттащила его в комнату, не без помощи Хави (vis unita fortior*****), перевязала, продезинфицировала раны, поцеловала в лобик и уселась рядом с ложем, ожидая пробуждения раненого. Правда, мне пришлось удалиться - во-первых, явился наш герой дня с дружками, во-вторых, приближался Блас, решивший пораньше вернуться в любимую школу. Томми (добрая душа! Я всегда подозревала в нем зачатки интеллекта) сумел увести Пабло подальше от комнаты, чтобы тот поостыл. И снова мы с Хавьером действовали сообща - вывели Ро под руки и оставили в незаметной комнатке со швабрами неподалеку. Сделали мы это очень вовремя - через десять минут пришел Блас, возглавляя группу воинственно настроенных подростков, несущих на руках истерика-Пабло. Эта слаженная команда (в этот вечер я полюбила Бласа!) заперла всю троицу в комнате, дабы они решили свои проблемы. Меня же отправили на женскую половину, чтобы не попалась в лапы моего любимого Эредиа. В комнату идти не было желания. Сидела в столовой до самого закрытия - потом Пилар, пожалев меня, сердешную, оставила мне весь набор ключей, чтобы я потом заперла за собою дверь. Чуть погодя ко мне примчалась запыхавшаяся Лаура, принесла этот гадский дневник и порадовала меня тем фактом, что меня поджидают в засаде у комнаты Пабло, "который каким-то образом вылез наружу через окно и снова зашел через парадный вход", и, как это ни странно, Вико. Значит, судьба у меня такая - просидеть всю ночь в обществе стульев, столов, булок и бутербродов. Ах да, еще и дневника, спутника девичьих сердец. Невесело. Но Лаура, побежав на дальнейшую разведку, пообещала при вести Рокко. Contra spem spero******.
P.S. Слышу чьи-то шаги. РОККО!!! Лаура, я куплю тебе новую энциклопедию!"
*- лат. Так идут к звездам
**- лат. Легко обидеть, тяжелее вытерпеть
***- лат. Выручи меня, а я выручу тебя
****- лат. Познай самого себя
*****- лат. Объединенные силы мощнее
******- лат. Без надежды надеюсь

Дневник Виктории Пасс
Четверг
"Дорогой дневник!
Я в некоторой растерянности. Конечно, я вчера подслушала все их планы, но даже и не думала, что они осмелятся… Ты хочешь узнать обо всем по порядку? Хорошо.
Утром ничего особенного не произошло. А вот в обед… Мы с Паблито мило шептались за столиком. Честно говоря, я просто требовала внимания. А он нагло ухмыльнулся и заявил мне прямо в лицо, что у нас нет ничего общего. Когда же я пригрозила, что уйду от него, если он будет вести себя подобным хамским образом, то он расхохотался и ответил, что мы ДАЖЕ не встречаемся! Он любит эту сумасшедшую истеричку, которая отобрала у меня все самое ценное - любовь Рокко, тепло Пабло и душевное общение с противоположным полом. Конечно, Бустаманте подонок, в прошлом году он изрядно мне кровь попортил. Просто не знаю, куда деваться - ухватилась за последнюю спасительную соломинку, но и та сломалась. Моя жизнь стала еще более никчемной, чем была. Потом они устроили эту глупую драку. Из-за нее, конечно. У меня складывается такое впечатление, что все в этом мире вертится вокруг Мариссы Пиа Спирито. Поневоле почувствуешь себя бессильной. Дальнейшее даже рассказывать не хочется. Вечером я краем уха услышала, что, оказывается, сижу в засаде, и жду Мариссу. Чтобы устроить ей темную. Глупости! Я сижу в темном уголке с лезвием в руках, никого не трогая и собираюсь героически покончить со всеми этими несправедливостями. А меня еще и незаслуженно оклеветали. Вот хамье! И даже мое самоубийство запишут в пользу Спирито. Что ж, Марисса, три-ноль в твою пользу. Здесь меня больше ничего не держит.
Прощай, дорогой дневник! Ты единственный поддерживал меня в самые тяжелые моменты моего существования, но даже твоя молчаливая поддержка не в силах изменить мое решение.
Хочется добавить еще одно - я прощаю тебе, Спирито, все то, что ты, пускай и неосознанно, сделала мне. Я прощаю тебя, Бустаманте, за то, что ты изменил мне и использовал прошлой ночью. Я прощаю тебя, Рокко, за то, что ты любил меня и предал. Я прощаю своего отца за бесконечные побои - я понимаю, что у него просто больная психика. Я прощаю Мию за ее эгоцентризм, Фели за ее комплекс неполноценности, и весь мир. Хочется надеяться, что после меня останется не только маленькая заметка в газете. Помни те обо мне!"

Дневник Пабло Бустаманте
Четверг
"Вот я и вернулся! Слава богу, хоть кровь успел отмыть. Не мою, а Рокко. Я, конечно, всегда считал его сумасшедшим. Но ведь он же не самоубийца, чтобы у меня на глазах целовать Мариссу! Это я ее люблю, я! А она - меня! И мы будем счастливы всю жизнь, поженимся, нарожаем кучу детей. Томас будет крестным, а Гидо - нянькой. И мы состаримся вместе, будем нянчить внуков, умрем в один день, и нас похоронят в одной могиле.
Естественно, мы подрались из-за нее. Недавно видел по какому-то научному каналу, как львы дерутся за право обладать львицей - вышло довольно похоже. Только бил в основном я. Он даже и не пытался защищаться. Лежал неподвижно до самого конца - меня вульгарнейшим образом от него оттащили, прервав экзекуцию. Но у них ничего не вышло - сильнее меня нету никого! Я их раскидал, громко хмыкнул и гордо удалился. Даже милосердно не стал добивать этого мерзавца. Пожалуй, даже папсик был бы горд моим мужественным поступком.
Ну, ладно, я всего лишь защищал свою честь.
Хорошо, я бил его практически ни за что.
Ослеп от ярости и ревности!
Что еще?!!!
Ой, ну ударил он меня разок - что с того?
Довольно ощутимо ударил, между прочим.
Сдаюсь, ты знаешь все! Он двинул мне коленом между ног! Очень сильно. Такого я от него не ожидал.
Не умею врать - потом меня от него оттащили и заперли в комнате. Насильно. В этот вечер я полюбил Бласа. Меня довольно долго пытался успокоить Томми, но именно Эредиа пришла в голову спасительная идея - запереть меня в комнате. Еще и с друзьями. Интересно, он рассчитывал, что я сначала придушу Томаса, потом Гидо, а потом буду биться головой о стену до победного конца? В общем, он просчитался. Почти. Я чуточку побился головой, после немного покидал в ту же стенку вещи этого придурка и понял, что нужно срочно что-то делать. Пользуясь тем, что парни отвлеклись, вытащил дневник из-под кровати и вылез в окно. Сам себе поражаюсь, но через другое окно смог вползти в коридор и пробраться в женское крыло. Постучался в комнату к Мариссе, но Лаура мне нахально заявила, что ее еще нету. Лухан еще мило присовокупила, что, если не уберусь, то она вомнет мне нос обратно череп. Не то чтобы я испугался, но все-таки решил подождать снаружи.
И вот сижу я в засаде, в ожидании моей любимой Мариситы. И жду, когда из-за угла появится ее голова. А мне даже нравятся ее дреды. Символизируют свободу и непокорность, ведь так? Жаль, что у меня волосы короткие - а то сделал бы и себе такие.

Около часа спустя

Мимо пронеслась Лаура и через пару минут вернулась на такой же бешеной скорости. Даже спросить у нее ничего не успел. Интересно, Блас уже пацанов выпустил? То-то он удивится, когда меня не обнаружит!
Скучно…
Как грустно. И одиноко. Хочется выть на луну. И еще - у меня ноги затекли, и попка. Подумал, а может, поплакать о своей горькой судьбе?
Еще раз подумал, и решил приберечь слезы для Спирито - тогда и признания прозвучат убедительнее. Сижу, тренирую проникновенное лицо - чтобы скорее поверила.

Еще около часа спустя

Недавно нашли Вико. Фели приспичило в туалет, и она обнаружила ее тут недалеко, за углом. Она перерезала себе вены. Точнее попыталась. Все девчонки сбежались, ахали, охали. И чего сокрушаться - она же живая! Радоваться нужно! И врачи быстро приехали.
Кстати, рядом с ней нашли ее дневник. Последние записи, и все такое. Значит, не один я такой бахнутый!
Только я не хочу, чтобы мой дневник тоже так читали после моей гибели. Надо будет его сжечь. Но все потом.
Мимо снова промчалась Лаура и посоветовала Мариссу не ждать. Не понял. А противно хихикающая Лухан добавила, что Мари сегодня точно не будет. И снова убежали - ну и как с такими разговаривать?
Даже и не знаю, что делать. В комнату не вернешься, заперто.
В столовую, что ли, сходить?"


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Тайны дневников, или Intendum lacriumae pondera vocis habent (By Knopo4ka)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz