Среда, 22.11.2017, 15:58
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяLa memoria traicionera - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » La memoria traicionera (by Hela)
La memoria traicionera
katya_shev@Дата: Четверг, 09.02.2012, 18:33 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Автор: Hela
Название: La memoria traicionera
Статус: окончен
Размер: в пределах 10 страниц
Бета: нет
Размещение: строго с моего разрешения
Персонажи/Пары (Пайринг): сложно сказать одонозначно, наверное, скорее всего, Мари с Пабло и еще человечек один…хотя Мари с Пабло вместе даже не встречаются
Жанр: Deathfic/ Angst
Рейтинг: PG-13 /T/
Дисклеймер: все создатели оригинальной версии «Мятежного Духа»
Содержание (Саммари): так сложно выбирать, а когда находишь выход, многим он может показаться абсурдным и нелепым… главное, что это ТВОЙ выбор, а ни чей больше
Предупреждения: ничего такого супер тяжелого психологически, все суициды и смерти представлены в очень легком виде, так как убивать читателя психологической атакой не в моем стиле
От автора: первый и, думаю, последний мой фик… еще хочу сказать, что все отрывки и фразы использованные мной в данном фике имеют ссылки на авторов, так что все права защищены. Тексты с переводом, не имеющие ссылок на авторов, являются собственностью группы Erreway.
E-mail: teckatlipoca@rambler.ru …хотелось бы узнать ваше мнение

I глава
Марисса с Мией прогуливались по набережной, наперебой рассказывая друг другу о своих новых кавалерах.
- Нет, ты не видела его! – Кричала Мари, - он же просто душка! Такой красавец, да еще и греблей занимается! Я уже растаяла…
- Что ты вечно выбираешь себе каких-то орангутангов? – насмешливо спросила Мия, - тебе следовало бы предпочесть эстета этому неандертальцу. Мой новый парень просто воплощение тонкой красоты и чувственности.
С тех пор, как Соня вышла замуж за Франко, девчонки стали много времени проводить вместе. Марисса даже признала, что к одной извилине у Мии прибавилась еще одна, как она сама говорила: «Хоть что-то ты от меня хорошее взяла».
Сегодня Мия вела сестру на эдакое знакомство с ее новым парнем, потому как надеялась, что этот роман продлится немного больше, чем один день. Мари даже сама начала верить, что парень он неплохой, хотя и задавалась вопросом: «Стоит ли обращать внимание на очередную любовь Мии, которая завтра наверняка канет в Лету?». Она не знала, но на встречу шла с приподнятым настроением.

II глава
Он старательно прихорашивался перед зеркалом. Отражение в зеркале нисколько не огорчало его.
- Да… - протянул он, - готовься, сегодня твой выход. Сегодня ты должен поразить своей несравненной красотой еще одну дурочку. Хах! тебе ведь не привыкать… ты же Томас-покоритель, Томас-обманщик… ха!
Я готов! – проговорил он и вышел из дома с твердым намерением поразить Мари своей красотой.
В руках у него был журнал с известным модельером на обложке. Он не был знаком с ней, но обожал ее, превозносил до небес, он готов был поставить идол с ее изображением и воздавать ей почести каждый божий день, каждый час. Он любил не только ее, но и ее одежду, ее манеру говорить, ее манеру держаться. А журнал с ее портретом на обложке он брал с собой на все ответственные встречи. Ее звали Марисса Андраде.
Когда он узнал, что сестру его девушки зовут Марисса, что-то кольнуло в сердце, но он быстро отогнал эту мысль, решив, что у Мии не может быть такой сестры. Это было бы нечестно по отношению к нему.

III глава
Девчонки уже почти дошли до назначенного места, как Мия увидела в витрине бутика объявление о новой коллекции. Она не могла пропустить такое, поэтому попросила Мариссу подождать ее несколько минут. Но Мари – то знала, во что обычно оборачиваются эти несколько минут. Она решила, что все-таки пойдет и познакомится с этим Томасом.
- Смотри, Мия, если тебе парень дорог, в твоих интересах прийти пораньше. – Хитро улыбнувшись, сказала Мари.
и она пошла к назначенному месту, печально известному количеством самоубийц мосту Сан-Луис.
Мари ненавидела его, ненавидела этот мост. Она несколько раз просила местные власти снести его, но всегда получала вежливый и настойчивый отказ. Что-то вроде: «Мы понимаем, что вы пользуетесь огромным влиянием в сфере мод, но архитектурный памятник нельзя снести просто так. Нужны санкции… у вас их нет. Простите, пожалуйста, вы не распишетесь на журнале?
Мия знала про ненависть к этому мосту, но Томас назначил свидание именно там, и она не могла отказаться.

IV глава
Все, что я вам поведал здесь – пустяк.
Однако все это однажды было,
когда я ждал неведомо кого.
Пабло Неруда

Он стоял там и ждал эту парочку идиоток, как он про себя их называл, как вдруг увидел ЕЕ. Он знал, что она тоже живет в Буэнос-Айресе, но никогда не надеялся встретить ее на улице. Он видел ее в клубах, на вручениях престижных премий, но НЕ НА УЛИЦЕ! Она шла как будто бы обычный человек.
- Господи, как я не подумал, она и есть обычный человек… но для меня она больше чем человек, больше чем Вселенная, она больше чем можно выразить словами… - мысли вихрем кружились в голове, не давая времени поразмыслить и обдумать все происходящее.
- А вдруг она не захочет знакомиться со мной? А вдруг она оттолкнет меня? И жизнь моя тут же и закончится, я умру… - так думал он, приближаясь к миловидной девушке, беззаботно бросающей камушки в тихую гладь реки.

V глава
Ей никогда не нравились эстеты, но в этом что-то было. А может, она просто обратила слишком много внимания на едкое замечание сестры о неандертальцах? Но как Мия не поймет? После расставания с Пабло она хочет чувствовать себя защищенной, хочет, чтобы рядом был сильный и мужественный человек, чтобы он помог ей забыть про прошлые неудачи.
Парень был очень приятной наружности. Высокого и худощавого телосложения, он немного горбатился, что отнюдь его не портило. Она заметила его тонкие запястья и длинные пальцы. Длинные черные волосы спадали на лоб косой челкой и, оттеняя аристократическую бледность лица, слегка закрывали пронзительные карие глаза. Он почему-то улыбался ей, и Мари поняла, что тает от его глаз, тает от этой магической улыбки, растворяется в ней, улетает в другой мир.
Он что-то говорил ей, что-то про обожание и про то, как он рад знакомству с самым престижным модельером Буэнос-Айреса, а она его не слушала, она тонула в бескрайней темноте глаз, в нем, в его обаянии…
Он думал, что она его не слушает. И уже начал отчаиваться, как заметил в ее глазах огонек интереса. Он ошибся. Это был не интерес, это был огонек зарождающейся любви.
- Мне кажется, я веду себя как дура, - думала про себя Марисса, позволяя ему проводить ее до дома. – Нельзя же каждому встречному поклоннику давать такую волю.
Но в глубине души она чувствовала, что этот не обычный поклонник, что он сыграет очень важную роль в ее жизни. Правда, она побыстрее отогнала эти мысли, как несусветную глупость. Но интуицию не обманешь.
Он очаровывал ее все больше и больше с каждой минутой. Какое-то странное чувство горячей волной захлестнуло сердце и грело душу. Она не помнила его, вернее, она забыла его после той любви к Пабло. Она заглушила в себе его работой и семьей.
Но оно почему-то снова вернулось. Она почувствовала это, и даже не успела толком испугаться, как дала ему свой телефон и поцеловала в щеку на прощание. Как будто шаровая молния прошла сквозь тело.
Боль, но приятная…

VI глава
Трудно описать, что творилось у него в душе.

Hoy me converti en demonio ///сегодня я превратился в дьявола
me han echado de la tierra ///меня бросили с земли
quiero estar entre tu cuerpo ///я хочу быть между твоим телом
aunque conozca el infierno ///хотя мне знаком ад
olvidarme de mi nombre ///забудь о моем имени
enfermarme de tus besos ///зарази меня своими поцелуями

Он с наслаждением внимал словам из песни его любимой группы, лежа в ванне, и думал о том, что его идол, его мечта стала реальностью. Он видел этот огонек в ее глазах. Он сумеет разжечь его, сумеет влюбить ее в себя.
Он не знал, что этого совсем не требуется. Она уже любила его и, сдувая пену со своих длинных пальцев, тоже слушала музыку,… а еще думала о НЕМ.

cuando pienso en vos, entiendo ///когда думаю о тебе понимаю
por que se ha inventado el mar ///почему выдумали море
para mi, para vos, para nadie mas ///для меня , для тебя и больше не для кого
cuando pienso en vos, entiendo ///когда думаю о тебе понимаю
por que existe el horizonte ///почему существует горизонт

Она перестала жить с определенного момента. И теперь она начинала осознавать, что место, где она когда-то потеряла жизнь, отдало долг, оно снова подарило ей жизнь, другую…

VII глава
- Мари, ты познакомилась с Томасом? – спросила Мия у сестры, заходя домой с четырьмя коробками и десятью пакетами с одеждой. Остальное нес какой-то очередной красавчик, который как обычно клюнул на милую мордашку и милое выражение лица Мии.
- Знаешь, по-моему, он не пришел, по крайней мере, я его не видела. – Ответила Мари.
- Ха! Он что, считает, что может просто так взять и не прийти? Да кто он такой? Ах! Как тяжело быть Мией… - театрально воскликнула она, поправляя и без того идеально уложенные волосы.
Ну да ладно… я думаю Хуан скрасит мое горькое одиночество. С этими словами она взяла молодого человека под руку и увела куда-то, кокетливо и хитро улыбаясь при этом.

VIII глава
-Ты выполнил задание? Ты окрутил ту пустоголовую девчонку Мию? – очень настойчиво спрашивал довольно пожилой мужчина у молодого и красивого брюнета.
- Она не пришла на встречу. Я ждал ее до последнего, но она не пришла. Я думаю, она бросила меня.
Странно, но эти слова не доставляли ему никакой боли, не задевали его самолюбие. После встречи с Мариссой ему было все равно, его не волновал мир. Он знал, что, как только она согласится уехать с ним, он бросит все: прибыльную работу, авторитет, деньги и уедет с ней.

quedarme o irme ///остаться мне или уйти мне
me da igual ///мне без разницы
llorar, reirme ///плакать или смеяться
me da igual ///мне без разницы
si tu no estas ///если тебя нету

-Ты с ума сошел? – Уже срывался на крик пожилой мужчина. – Ты соображаешь, что делаешь?
- Да пошел ты, старый ублюдок! – он произнес эти слова с каким-то диким ожесточением, вкладывая в них всю свою ненависть, скопившуюся за долгие годы работы. – Теперь мне плевать на тебя и на твою гребаную шарашкину контору. Знать тебя не хочу, полуразвалившийся урод!
Томас вот уже три года работал на этого человека. Работал так называемым брачным аферистом. Он находил девушек с неплохим приданым, встречался с ними, потом женился, обделывая все это в самый короткий срок, и сбегал с деньгами. Все печати и документы при этом оказывались странным образом утерянными.
Нет времени на себя, совсем, и ты постоянно в поиске, постоянно в напряжении, что из-за угла выйдет одна из жертв и тебе просто придется посмотреть ей в глаза.
А чем она хуже его идола, Мариссы Андраде? Только тем, что она не его идол. Но ведь она тоже девушка, тоже хочет любви и правды. Он не мог дать им этого. Он сам выбрал свой путь, от которого сейчас так хотел отказаться.
- Чем ты будешь зарабатывать на жизнь? Сомневаюсь, что твоя Марисса согласится обеспечивать тебя. – Ехидно подмечал внутренний голос, а вот другой голос говорил обратное:
- Уходи, отчисти совесть. Ты здоровый и сильный, ты умный, ты не пропадешь. Очисти свою совесть. Это главное.
В конце концов, все-таки второй голос победил и он решился. Он порвал все отношения со своим бывшим начальником и решил начать жизнь сначала, как бы банально и пошло это не звучало.

IX глава

como yo te ame, yo te ame ///как я тебя любил, как я тебя любил
vuelvo a ese momento ///я возвращаюсь в этот момент
sin encotrar las palabras que nos duelen ///не находя слов которые нас ранят
te amo en cada verso ///я тебя люблю в каждом стихотворении
y en cada madrugada ///в каждом рассвете
te amo en los sillencios ///я люблю тебя в тишине

- Ты какая-то уж больно счастливая, - сказала Мия Мариссе, увидев ее в столь романтически-приподнятом настроении, - ну-ка, колись, дорогая, - с ехидной улыбкой проговорила Мия.
И тут произошел разговор, который я, пожалуй, передавать не буду, так как каждый из вас наверняка рассказывал своему другу о новой пассии. Глупо передавать радостные восклицания и выражение счастливых глаз Мариссы, вы и сами все понимаете.
- Я так рада за тебя, - мечтательно прошептала Мия, а потом нежно обняла сестру.
Никогда в жизни они так не понимали друг друга без слов. Любовь стирает границы непонимания, открывает новые горизонты, дает новые возможности.
- А как ты, Мия? – спросила Мари.
- Хорошо, вернее, как обычно. Понять не могу, куда запропастился Томас? Раньше каждый день звонил по десять раз, а сегодня – ничего. Странный какой-то. То замуж зовет, то ни слуху, ни духу от него. Ну и кто поймет этих парней? – улыбаясь, сказала она.
Томас не представился Мариссе настоящим именем. По воле рока его выбор пал на имя Пабло. Именно под таким именем и знала его Марисса.
В груди что-то екнуло, как будто в сердце насильно заталкивают то, что оно тщетно пытается забыть вот уже два года. Это боль, но приятная… Она не думала, не осознавала, что новоявленный Пабло сможет заменить ей того, самого первого и любимого, это было на уровне подсознания, она могла и не понимать этого, но ее второе «Я» было уверено в этом.
- Нельзя предавать его память. Он лучший, самый первый, самый любимый, самый-самый… С этими словами Мари тяжело опустилась на пол перед старым сундуком с огромным навесным замком.
- Нельзя ворошить прошлое! Я не имею на это права! Пабло не заслужил этого,- девушка боролась с приступом истерики, она подкатывала к горлу и вызывала судороги.
В этом сундуке под таким замком было все ее прошлое в вырезках газет и письмах.

Любовь, любимая! Что делать?
Не знаю, как другие любят,
не знаю, как любили раньше,
а я живу, любя, любуясь,
и так естественно влюблен…
Пабло Неруда

Он цитировал его стихотворения в своих письмах, потому что знал, что Мари обожает Пабло Неруду. Все было так красиво, как бывает только в слащавых фильмах о любви, где сценарист – романтик от рождения, а актеры на самом деле влюблены.
Он пел для нее. Она сохранила Его диск… «Mi vida»… она совсем его не слушала, она боялась прошлого, боялась всего.
Она закрыла прошлое на замок и ключ… нет, не выбросила – духу не хватило, она спрятала его от себя и ото всех. Она смогла забыть Его. На уровне сознания, но ее подсознание хранило все письма, все песни, всю любовь, которую он отдал ей.
Старые и почерневшие вырезки… они адской болью отзываются в сердце, режут душу, кромсают ее на куски и наслаждаются садизмом.
Новый приступ истерики подкатил к горлу. Она начала биться в конвульсиях, кричать и молотить руками по полу. А потом, когда все вышло, она расплакалась, от чистого сердца. Расплакалась так, как не плакала два года.

Запомни - лучше сгореть, чем раствориться…

- Нет! Нет! – Она с остервенением колотила по стене, раздирая руки в кровь. – Ты не имел права! Ты не подумал обо мне!
Первые пол года она не могла поверить в случившееся. Следующие пол года она ненавидела его. Потом она простила, а сейчас прошлое снова нахлынуло с небывалой силой, оно настойчиво стучалось в ее мозг, упрашивая впустить. Она не сдавалась, жила обычной жизнью. Только иногда по ночам соседей пугал страшный вой, доносившийся из дома самого высокооплачиваемого модельера столицы. Все списывалось на прохудившиеся трубы и богатое воображение соседей. Только Мия знала всю историю, знала и радовалась любому успеху сестры, любой мелочи, которая могла бы поднять ей настроение.

lloras tu ///плачешь ты
lloro yo ///плачу я
nuestro sol se apago ///наше солнце погасло
No puedo seguir asi ///я не могу продолжать так

Это было последнее, что он написал ей. Зачем? Почему? За что? Вопросы будили по ночам, не давали работать, они ужасали своей настойчивостью и отсутствием ответов.

Глупо?
Да.
Не лучше ли пойти и спросить у него?
Нет.
Почему?
Это невозможно.
Все возможно.
Нет.

X глава
М-дааа… - разочарованно протянул Томас, идя по улице и думая, с каким лицом он придет к Мариссе и предложит ей уехать с ним.
- Здравствуй, дорогая! Я понимаю, что мы знакомы всего день! Не могла бы ты оставить все и уехать со мной? – Он сам понимал, как абсурдно это звучит, но что ему оставалось?
«Если я не буду с Мари, я умру. Это все равно, что потерять часть души, все равно, что потерять сердце или мозг. Это не просто смерть физическая, это смерть моральная, моральное опустошение. Все равно, что потерять себя.

cuan malheridos ///сколько ран
podremos estar ///мы сможем вынести
hasta despertar ///не просыпаясь
no se puede mas ///не знаю смогу ли я

На подходе к дому Мариссы мимо него, противно обдавая пронзительным звуком сирены, пронеслась машина скорой помощи… нет, не так, скорой психологической помощи.
« Так, еще один свихнулся в этом аду, который по ошибке назвали городом, да еще и окрестили столицей» - грустно подумал он и завернул в газетный киоск за журналом, который покупал каждую неделю. Он почему-то всегда находил в нем что-то для себя. Странно, что аферист мог испытывать подобное.
Нет, это не значит, что аферисты не люди, просто он не испытывал угрызений совести за всех его обманутых и влюбленных девушек, а вот первая слезливая статья вызывала волну эмоций…
Парадокс.

XI глава
- Доктор, у нас новая пациентка, не поверите кто. Та самая Марисса Андраде. Помните ее? Она самый престижный модельер столицы. Она лежала у нас два года назад. И опять слетела с катушек… печально
- Ха! Эти люди богемы такие впечатлительные, хотя я склоняюсь к выводу, что все это не более чем игра на публику. Дай ей транк, пусть спит. Может проспится и осознает, куда она попала.
- Док, я не думаю, что это розыгрыш. Она ведь уже лежала у нас. Вы были в отпуске, это было два года назад. Мы еле вытащили ее из психоза. Я думаю, это серьезно.
- Ладно, не волнуйся, я все проверю. Но завтра, сегодня моя смена закончилась. Спокойной ночи, Маркос, удачного дежурства. – Доктор приветливо улыбнулся и вышел из больницы… больницы для душевнобольных.

XII глава

por milesima vez ///в тысячный раз
clavame otro punal ///вонзи в меня кинжал
malherime una vez mas ///порань меня еще раз
como animales sobreviviendo ///как выжившего животного

«Смешанные образы, нервный смешок, дикие вопли, немые крики, я лечу под землей, они везде, они меня догоняют. Как два пятна они летят за мной и требуют выбора. Глупо требовать, когда ты сам бросил меня.
Хочешь, я прощу? Хочешь, я приду к тебе? Хочешь, мы всегда будем вместе?
Истерика в немой белизне кожи, кровь, застывшая в жилах синего цвета, бездонные как небо глаза. Как ты мог? Как ты мог оставить меня одну?» - она и сама не понимала, говорит она это, или все лишь плод ее воображения.
«Ты не должна так поступать! Останься! Я помогу тебе!» - какой-то до боли знакомый голос звал ее, поддерживал, не давал оступиться.
« Черные стены и красная обивка. Он там, в этой комнате. Там душно и его закрывают. НЕТ! Ты не можешь сделать это! Хочешь, я пойду с тобой? Бледные лица, бескровные губы, полуразвалившиеся останки того, что когда-то называлось людьми, и все это в бешеном ритме кружится, зовет, вертится, кричит, стонет, не умолкая ни на минуту. Я не могу так…»
Девушка начала биться в конвульсиях, только кожаные ремни прочно удерживали ее на месте.
- Господи, да вы разобьете себе голову! Перестаньте! Сабрина! Принеси еще валиума! Похоже, ей хуже, чем мы думали! – Метался по палате молодой доктор. – Господи, помоги ей! – Какое-то дьявольское спокойствие вдруг овладело им. Он начал молиться, роняя слезы на вычищенный до зеркала пол.

XII глава
- Здравствуйте, могу я поговорить с Мариссой? – Поинтересовался Томас у горничной, открывшей дверь особняка.
- Очень сожалею, но она срочно отбыла в Милан на крайне важный показ своего парня. – Ей строго-настрого запретили даже заикаться о том, что Марисса в лечебнице для душевнобольных, поэтому она врала.
Он не поверил ей. Сомнение шевельнулось в сердце и не собиралось отпускать.
«Глупо. Почему она не сказала мне? Еще вчера она не собиралась ни на какой показ. Может, я все это придумал? Тогда почему так больно колет сердце? Почему я в это не верю? Сегодня вечером проберусь к ней домой и узнаю, в чем там дело». – Так решил Томас и грустный пошел домой.

XIII глава
«Господи, что они тут понаставляли? Как можно пробраться через этот хлам?
Еще и ключи раскидывают, где попало.
Стоп! Надо взять его, может, пригодится». – Расчетливость была его вторым «Я», и, надо отметить, это помогало ему не раз. И в этот раз он не зря схватил этот ключ. Когда Мари забирали в обморочном состоянии из этой комнаты, они не заметили ключ от того сундука.
- Так-так. – Многозначительно протянул Томас, пытаясь открыть сундук, - мне кажется, я что-то найду здесь, определенно…

«- Ты видишь небо?
- Конечно...
- А ты слышишь его? Слышишь, как оно зовёт?
- Нет...
- Ты видишь, как оно подмигивает молниями и манит далёкими звёздами? Ты чувствуешь его?
- Нет...
- Дай руку... Чувствуешь, как моё сердце бьётся? Закрой глаза... Представь под своей рукой небо... Почувствуй, как маленькие звёздочки обжигают твои руки... Теперь ты чувствуешь его?
- Я чувствую только тебя...
- Хорошо... Тогда посмотри мне в глаза... Видишь, там, в глубине...
- ...небо... Вижу... Чувствую... Пабло, я чувствую небо...
- Видишь, Мари, как просто... Нужно просто быть рядом с любимым человеком, что бы чувствовать это...
- Ты думаешь, я люблю тебя?
- Иначе ты бы не почувствовала небо... Ты бы не увидела его в моих глазах...

Так когда-то он открыл мне небо. Даже сейчас оно ассоциируется с его сердцебиением, его грудью под моей рукой, его ровным дыханием, его бездонными глазами... На первый взгляд такие же, как у всех, они вмещают в себя целое небо с вереницей звёзд и созвездий... Таких глаз я не видела ни у кого больше... Только у него, у Пабло...» (1)

«Ее дневник. Она любила его, некоего Пабло. Может, она до сих пор любит его. А может, это я помог ей понять, что кроме него ей никто не нужен?
Стоит ли мне радоваться? Ведь я, возможно, потерял ее навсегда.
Она писала это искренне, я как будто чувствую ее, понимаю все, что она хотела сказать. Да, она любила его до потери пульса, и сейчас, скорее всего, любит…»

XIV глава
Она шла куда-то, сама не зная, куда. Натыкалась на камни, двери, стены. Шла по ночному Буэнос-Айресу в белой ночной рубашке, будто бы призрак из прошлого.
«Мне все кажется. Я все придумала. Это просто страшный сон. Я ведь в больнице. Я не могла выйти оттуда. Это не по законам природы».
Как определить, где заканчивается сон и начинается реальность?
Как провести границу возможного и недопустимого?
Ночью все границы стираются. В лечебнице для душевнобольных все границы стираются. В воспаленном мозгу все границы стираются.
«Мост Сан-Луис. Зачем я здесь? Кто привел меня сюда? Я иду к перилам. Они совсем невысокие, по пояс. Зачем я села на них? Вода. Я вижу Его отражение там. Может, там все будет лучше? Может, там я встречу Его?»
Первый год учебы в школе «Элитный путь», первая вечеринка, первый поцелуй с Пабло, первый концерт с группой Erreway, женитьба Сони и Франко. Она все увидела как-то слишком отчетливо. Как будто голова враз прояснилась и вся жизнь как на ладони.

XV глава
«Я лежу в своей комнате и глотаю липкий воздух застоявшейся атмосферы. Все вокруг движется, стены исписаны причудливыми узорами дегтя. Я чувствую, что время остановилось. Я пришла и лежу здесь, на кровати, я даже не разделась. Я чувствую, как что-то липкое настигает меня и пронизывает внутренности таким же липким, тянущимся жаром.
Воздух медленно стекает по мне. Я не чувствую ничего кроме отвращения.
Все вокруг движется как будто бы в нереальном мире, вижу людей сквозь призму. Они расплываются и растворяются в липком воздухе. Они тяжело дышат и хотят убежать от этого, но не тут-то было. Это везде. Все вокруг в слизи: воздух, вода, деревья и трава. Кто я? Очередное создание из слизи, готовое разорваться на части. Нет, даже не разорваться, просто расплыться, просочится в канализационные стоки, и раствориться в этой страшной воде. Они смотрят на меня. Они уже ждут меня. Я знаю…»
- Мия! Мия! Что ты делаешь? Почему ты лежишь на полу? Разденься и спускайся обедать! – Соня не заметила пустых глаз дочери, не заметила отсутствие всякого выражения на лице, не заметила состояние живого трупа…

que decadencia ///какая слабость
que olor rancio ///какой запах
que decadencia ///какая слабость
que final ///какой конец

«Оно давит меня, пытается сломить. Воздух тянется, как смола цепляется за тело и не отпускает. Мне трудно дышать, стены сдвигаются, потолок опускается, медленно и настойчиво. Зачем убегать? Зачем уходить? Воздух везде, люди везде, Это везде…»

XVI глава

Ты умерла в дождливый день,
и тени плыли по воде.
Я смерть увидел в первый раз,
Ее величие и грязь
В твоих глазах застыла боль,
Я разделю ее с тобой…
Ария

Приснилось ей все это, или реальность перешла границы дозволенного и стала больше, чем просто реальностью, она стала жестокой реальностью.
В тот день, ничем не выделяющийся из серой массы других, к пляжу прибило труп молодой девушки. Ее сердце остановилось вот уже как три часа, глаза как будто бы бессмысленно смотрели на закат, необычайно красивый сегодня. Кожа посинела, но это почему-то не вызывало отвращения, она манила своим шармом, притягивала красотой, своим выражением лица она внушала только самые лучшие чувства.
Да, она и после смерти осталась безумно красивой, все так же ловила восхищенные взгляды, как бы абсурдно это не звучало.
Вы скажете, что трупы не могут ловить взглядов, что ж, каждый при своем мнении. Глупо что-либо доказывать вам.
Главное: она знала, что я права.
Мия покончила жизнь самоубийством.
Но она осталась верна своим идеалам.
Глупый конец для такой девушки? Нет.
Каждый выбирает только для себя. Она не считала это избавлением от всех проблем. Она давно хотела этого и это только ее выбор.
Она ответственна за него…

XVII глава

Come on Balthazar
I refuse to let you die
Come of fallen star
I refuse to let you die
And it's wrong
I've been waiting for too long
For you to be
Brian Molko

«Ха-ха-ха! Я вижу тебя! Ты смеешься! А я по-прежнему люблю тебя как дурочка!
Нет. Круги перед глазами. Снова проваливаюсь во что-то холодное, почему же мне настолько плевать? Глупо думать о том, кто бросил тебя таким образом, самым жестоким и бесчеловечным.
Снова эта комната! Не сдвигайте стены! Доктор! Доктор! Они хотят убить меня!
Черные стены и красная обивка, душно, его закрывают там…» - Внезапно замолкнув Марисса Андраде опустилась на кристально чистый пол в идеально выбеленной комнате, обитой чем-то мягким.
Слеза – признак здравого ума. Слеза – признак мужественности. Слеза – вестник беспомощности.
- Мне кажется, Док, она долго здесь пробудет. За последние два месяца никакого улучшения. Я думаю, она не может представлять угрозы для общества… только для себя. – Настойчиво и грустно проговорил Маркос.
- Да, я думаю, так и есть, - ответил доктор, - по крайней мере она долго будет составлять нам компанию, и если не до смерти, то добрую часть жизни точно. – Печально добавил он.
Мари признали невменяемой. Ей приписали что-то вроде маниакально-депрессивного психоза вкупе с обостренной истерией.
Это не спасло ее от воспоминаний.
Болезнь не спасет от воспоминаний. Психиатрическая лечебница не спасает от воспоминаний. Смерть спасает.

Тогда, два года назад, Пабло ушел, оставив после себя лишь легкий шлейф такого родного запаха. Ничего, только письмо и диск с его песнями, такими близкими и любимыми.
Утром его выловили рыбаки недалеко от моста Сан-Луис.
Он покончил жизнь самоубийством. Не понятно, зачем. Не ясно, почему.
Остались вопросы, но мертвые не могут говорить.
Два тяжелых года, два года мучений и истязаний, два года поисков и пыток. Все заканчивается вот так.
Никакой оригинальности, только жизнь…

XVIII глава

Sleeping With Ghosts
The sea's evaporating
Though it comes as no surprise
These clouds we're seeing
They're explosions in the sky
It seems it's written
But we can't read between the lines
Brian Molko

- Ну что, ты вернулся, ублюдок? – С нахальным видом спросил босс.
- Да. У меня осталось одно незавершенное дело. Я понял главное, тебе не место на этой земле. Глупо? Да. Неинтересно? Да. Зато справедливо.
Полиция приехала примерно через 15 минут. За это время Томас успел сделать решето из своего босса.
Суд признал его вменяемым и ему дали пожизненное, что, по сути, ничем не лучше смерти.
« Я всегда буду тебя помнить, Марисса Андраде. Ты навсегда в моем сердце. Да будет счастье в твоей жизни. Пусть не со мной, пусть оно просто будет. Аминь» - Так подумал он, заходя в свою камеру, где провел он в общей сложности два года, после чего повесился на оконной решетке.
Никто не понимал, откуда у парня веревка.
Только надзиратель знал, что смерть физическая легче смерти моральной.

Заключение

Сказка о сирене и пьяницах

Все эти господа за столами сидели,
когда она вошла, совершенно нагая,
они были пьяны и начали плевать на нее,
она ничего не понимала, из реки она только что вышла,
она не умела плакать и потому не плакала,
она не умела одеваться и потому не оделась,
она не говорила, потому что говорить не умела,
ее глаза были цвета иной, далекой любви,
ее плечи были высечены из близнецов – самоцветов,
ее губы были пронизаны светом кораллов,
и она вскоре ушла через эту дверь,
и едва лишь в реку вошла, как стала чистой,
заблестела, как под дождем белый камень,
и, не оглядываясь назад, поплыла она снова,
уплыла навсегда в никуда, к смерти…
Пабло Неруда

Мари очень любила это стихотворение Пабло Неруды. Оно было самым пронизывающим, самым справедливым, самым жизненным…
Вся ее палата была исписана строками этого стиха… она слишком любила его.

«Дело в том, что я не могу обманывать всех вас, никого из вас. Это просто было бы нечестно по отношению к вам или ко мне. Худшее преступление, которое я могу себе представить, - это обманывать людей таким притворством и делать вид, будто я на все 100% чувствую радость.
Я слишком чувствительный.
Я слишком странный, угрюмый ребенок! Во мне больше нет страсти и поэтому, запомни - лучше сгореть, чем раствориться. Мир, любовь, сострадание…» (2)

То были последние слова Пабло. Так он написал в прощальной записке Мариссе. Это он держал в душе и так боялся сказать при жизни.

Мия. Несмотря на твердую уверенность в тщетности людских попыток выжить в аду, верила в Мир, Любовь и Сострадание…

Peace, love, sympathy…
(1) By Valerie
(2) By Court Cobain


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » La memoria traicionera (by Hela)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz