Воскресенье, 28.05.2017, 13:18
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяСамая счастливая… - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Самая счастливая… (by Дарьяна)
Самая счастливая…
katya_shev@Дата: Понедельник, 19.09.2011, 00:20 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Я сидела в кафе, под странным названием "Morangos" (что по-португальски означает "клубника") на одной из тихих улочек Буэнос-Айреса. Жизнь в Аргентине текла своим чередом, все куда-то спешили: кто на работу, кто на учёбу, а кто просто погулять. Я же сидела за столиком, потягивала матэ и размышляла о том, что же мне спросить у такой знаменитой модели, как Мия Колуччи…
Мне, как начинающему журналисту, выпала удача взять интервью у звезды ТАКОГО масштаба. И неважно, что она уже несколько лет не выходит на сцену. Она всеми почитаема и любима! Не уважать такую девушку нельзя: сразу же после колледжа она поступила в институт, и Соня Рей помогла своей, теперь уже, падчерице с работой в модельном бизнесе. На протяжении нескольких лет Мия успешно совмещала работу и учёбу. Она была первой во всей Южной Америке, кто в 20 лет добился таких головокружительных успехов…
Я ожидала увидеть перед собой светскую львицу, источающую ароматы "Kenzo" или "Channel", покуривающую тоненькую сигаретку в мундштуке и вечно спешащую куда-то.
Каково же было моё удивление, когда в кафе зашла ничем не примечательная девушка, одетая в джинсы и уютный бледно-розовый кардиган. Никакого внешнего лоска - всё предельно просто! Это и была самая известная и желанная девушка Аргентины - Мия Колуччи.
Она подошла к моему столику и спросила разрешения присесть.
Я немного опешила от неожиданности…
- Сади…э-э-э… тесь, конечно садитесь!
Мия села, небрежным жестом сняла свои солнцезащитные очки, которые закрывали ей пол-лица. Я даже немного позавидовала ей: минимум косметики, всего лишь прозрачный блеск для губ, а какой результат! Красива, как всегда…
Но что-то в ней поменялось. Её взгляд. Глаза Мии лучились счастьем, радостью, которая, казалось, проникала в сердце, и от этого становилось лучше на душе.
- Мия, э-э-э, ты…,вы… не против, если я к вам буду так обращаться? - пролепетала я
- Против! - рассмеялась девушка. - Сколько тебе лет?
- 23 года…
- А мне 20, и что, ты меня считаешь уже старухой?- вопрошающе посмотрела она. - Если нет, то никаких "Выкалок".
"А она оказалась приятна в общении" - подумала я, а вслух продолжила:
- О'К, Мия, скажи, а почему ты уже больше двух лет не появляешься на сцене и тщательно скрываешь свою личную жизнь от прессы? Про тебя ходили слухи, что ты вышла замуж и воспитываешь тройняшек! Так почему же?
- Ну…, на это у меня были свои причины, но я пересмотрела взгляд на жизнь.
- Не поделишься?
- Да запросто, вот только ты сама потом решай: стоит публиковать этот материал или нет.
"Конечно стоит, это будет настоящей сенсацией",- решила я про себя.
- Итак, слушай…
Я тихонько нажала на диктофоне кнопку "REC".
- Я - Мия Колуччи - Агирре. И я самая счастливая, не побоюсь этого слова, женщина во всём мире. Пусть моё счастье продлится недолго, но я всегда буду вспоминать эти дни.
Всё начиналось в колледже…
- Я до сих пор не могу поверить,- бушевала Марисса Пиа Спиритто - Андраде, - чтобы Ману смог так с тобой поступить. Да чтоб мне провалиться, а он ещё получит своё!- гневно сверкнула глазами девушка.
Я только всхлипывала:
-…Мари, с-с-скажи, что есть такого у этой Сабрины, чего нет у м-м-меня???
- Ум! - сестрёнка никогда не отличалась сдержанностью,- Сабрина, в отличие от некоторых, цепляется за своё счастье руками и ногами, и если уж схватила, то не отпустит!
А дело было вот в чём. Сегодня утром я узнала, что мой любимый Мануэль переспал с этой тварью Сабриной…
Марисса посмотрела на часы - надо было идти на уроки, но мой внешний вид, по её рассказам, оставлял желать лучшего: волосы, как пакли, безжизненно висели и лезли в глаза, как будто я триста лет их не расчесывала. Нос опух, как у пьяницы, под глазами громадные мешки, на коже появились прыщи, наверное, от стресса. Одежда - в клочья: это Марисса приводила меня в чувства.
- Мари, ты иди на урок, а я приду позже, скажу, что у меня пищеварительные проблемы …- я нашла в себе силы улыбнуться.
- Ну вот, узнаю прежнюю Мию Колуччи!- обрадовалась Марисса.- Не задерживайся!
И с этими словами она выскочила из комнаты.
На самом деле я уже для себя всё решила. В моей сумочке всегда было снотворное, которое я крайне редко пила. Если превысишь дозу, то можно проспать очень долго. А если выпьешь все, то последствия будут необратимыми…
И я решила уйти из жизни: тихо, спокойно, без стресса. Написав папе, Соне, Мариссе, Пабло и подругам прощальные записки (мексиканцу же прощальное письмо), я решительно высыпала на ладонь содержимое пузырька (всего 40 штук), налила воды в стакан, в последний раз окинула комнату, которую я когда-то так любила, прощальным взглядом… и выпила эти таблетки.
Я легла на кровать, свою большую розовую кровать, на которой я раньше так плакала и мечтала по ночам, засыпала и просыпалась с мыслями о Нём…, и заснула.
Смерть во сне - непозволительная роскошь, которую мне не дали испытать. Всё что я помню - это бледное лицо Пабло, и злое - Мариссы, которая мне что-то орала, потом напоила меня какой-то розовой гадостью. Меня выворотило. Голова нестерпимо ныла, щёки болели, (как позже я выяснила, от ударов, которыми меня нещадно покрывала Мари, стараясь привести в чувство), всё тело горело, а Марисса продолжала на меня обзываться и что-то считала.
- Так, тридцать шесть, ещё четыре, ну давай, гадина. И засунув мне два пальца в рот, помогла оставшимся четырём таблеткам покинуть мой организм.
Когда кризис миновал, сестрёнка расплакалась.
- Как, как ты могла меня оставить? - вопрошала она. - Из-за какого-то мерзкого урода ты могла покалечить многим жизни. Что бы мы без тебя делали?
Тут уже не выдержала и заплакала я, а точнее зарыдала во весь голос. До меня начал доходить смысл её слов. Мы примиряюще обнялись с Мариссой.
Пабло всё понял, и только гладил нас по головам, успокаивая и убаюкивая. Как бы я хотела, что бы этот чёртов Агирре, сидел сейчас вместо блондинчика, и так же баюкал меня, говорил, что никому не отдаст…
С этими мыслями я не заметила, как заснула, и, поэтому не слышала, как Мари и Паблитто обсуждают сложившуюся ситуацию, и решают: отдавать моё письмо Мануэлю или нет.
На следующий день я проснулась от криков, стоящих в коридоре.
"Ну, так может вопить только моя сумасшедшая сестра. А вот кто жертва?" - подумала я.
Я уже переоделась и хотела выйти из этих проклятых четырёх стен, как до меня стали доноситься обрывки фраз:
…ах ты мерзкий ублюдок! Да она из-за тебя пыталась покончить с собой…
Я с ужасом заткнула уши и забилась под одеяло. "Позор, какой позор, теперь он знает, что я до сих пор люблю его!". Меня трясло мелкой дрожью. Вдруг я услышала, как кто-то тихонечко открывает дверь. Я высунулась из под одеяла: да уж, кто бы сомневался - Мануэль Агирре собственной персоной.
Если бы я была такой же сильной, как, например, Марисса, то я его послала бы. Но я, к моему большому сожалению, не была такой. Подняв на него свои глаза, я почувствовала, как они вмиг наполняются предательскими слезами. Я максимально сильно сжала свою ладонь в кулак. Было ужасно больно: ногти впивались в кожу, оставляя красные следы. Но мне было всё равно. Главное, не заплакать, не заплакать!
-Можно?- спросил он.
-Можно,- глухо повторила я за ним.
Он выглядел таким виноватым, что у меня сжималось сердце, но я выдержала.
Мануэль сел ко мне на кровать и посмотрел исподлобья.
-Прости меня…- горячо прошептал он. Не видя никакой реакции со стороны, он продолжил:
- Мия, хорошая моя, я был пьян, и думал, что она - это ты. Да, я совершил глупость, но я очень люблю тебя! Я прошу дать мне ещё один шанс, прости меня!
-Прощаю, - я подняла на него свой мутный взгляд. - Это всё?
-Да…, то есть, нет. Мия, я прошу простить меня не на словах, а в душе…
-О какой душе ты говоришь? - с негодованием спросила я. - О той, которую ты растоптал вместе с сердцем, смешал с пылью, а потом вытер свои ноги???
Мануэль потрясённо молчал.
-Разговор окончен? А то спать хочется, - соврала я. - Не мог бы ты уйти?
- Да, да, конечно, отдыхай,- дверь за ним закрылась.
Мануэль вышел из моей комнаты и, обхватив голову руками сел на пол.
В таком состоянии его нашла Марисса: "А ведь он переживает, наверное, стоит отдать ему письмо…".
-Мануэль, нам надо поговорить!
-По-моему, ты мне уже всё сказала сегодня утром - ответил он.
-Не в твоей ситуации отказываться от помощи,- возразила Марисса.
Ману удивлённо поднял бровь.
- От помощи? Да ты меня, совсем недавно, кляла, на чём свет стоит! А сейчас… Ладно, какую помощь ты хочешь мне предложить?
-Понимаешь, Мия написала всем, дорогим для неё людям прощальные записки…
-И мне?- лицо у Мануэля просветлело.
-Нет, но она наваяла тебе письмо, и я, так уж и быть, отдам его, - сжалилась Мари,- подумай, что ты потерял. Но учти, всё это должно остаться между нами…
- Спасибо, Мари!
Он еле дошёл до своей комнаты, дрожащими руками сорвал розовую обёртку и начал читать:
" Ману.… Ну вот, написала твоё имя, а дальше что писать - не знаю. Я давно тебя люблю. Сильно-сильно. Мне кажется, я начинаю потихоньку съезжать с катушек по этому поводу. Если ты бросишь в мою сторону свой взгляд, то мне кажется, что ты до сих пор меня любишь. Глупо, да? Если бы ты знал, как я почти каждую ночь лета выходила на балкон и, вытирая одной рукой слёзы, думала: как ты там, где ты там, с кем ты там…
Я - ужасная фантазёрка, я уже сочинила свой ответ, на тот случай, если ты ко мне подойдёшь и скажешь: "Мия, я тебя по-прежнему люблю, и всегда любил!"
Но ты не подойдёшь. Сегодня я в этом окончательно убедилась. А сколько песен я тебе посвятила…
Если честно, то я немного завидую Мариссе. Они с Пабло любят друг друга, и не скрывают своих чувств, так как я. Но одного я не пойму. Неужели ты так быстро забыл меня, неужели все твои слова и поцелуи были обманом. А помнишь Галопагоссы. Мы, точнее я была так счастлива! Я думала - ты тоже…
Когда ты прочитаешь это письмо, то я буду далеко отсюда, не буду мучаться. Прощай!
Твоя Мия…"

Дочитав до конца, Мануэль расстроился окончательно. "Какая же я скотина, я заставил мою девочку страдать…" Его мысли прервали Маркос и Лухан, весело болтавшие после примирения. Маркос признался Лухи, что не нужна ему никакая Лаура, а только Лухан.
"Счастливые люди, а я сам убил своё счастье…".

Когда дверь за Ману закрылась, я вздохнула с облегчением: наконец-то можно поплакать…
Но не тут то было. Как ураган, сметая всё на своём пути, влетела Марисса.
-А, всё дрыхнешь? Ну-ка вставай, сегодня суббота, нам надо пойти с тобой по магазинам, а потом у нас репетиция с группой! - как будто не замечая моих слез, тормошила меня Мари.
- Сестрён, насколько я помню, у тебя хроническая аллергия на шоппинг, разве нет?
- Ну что не сделаешь ради подруги! - Мари сморщилась, и мы рассмеялись.
- А насчёт репетиции, то я … не смогу придти.
- Ты что, шутишь? Он тогда сразу поймет, в чём дело. И, как ты можешь предавать группу?
-По-моему, из вашей недавней утренней беседы, он уже всё понял,- спокойно ответила я, как будто меня это вообще не касалось.
Я решила воздвигнуть вокруг себя стену ледяного спокойствия, и никакие мексиканцы в мире не смогли бы её разрушить.
Марисса внимательно посмотрела мне в глаза. Уж кто-кто, а она прекрасно знала, что такое - терять свою любовь…Она резко меня встряхнула и усадила на кровать.
-Мия, не изводи себя, хорош! Не ты первая, не ты последняя.
Я молчала.
- Ты сможешь простить его?
- Не знаю, сейчас - точно нет, - ответила я.
- А когда? - допрашивала меня Мари.
- Я бы сама хотела узнать ответ на этот вопрос…
- Ну ладно, мне кажется, что тебе необходимо побыть одной, подумать, - бросила она и вышла.
Я же уткнулась лицом в подушку, но слёз не было.
- Сабрина - воровка! Она украла моего Ману! Хотя нет, - горько усмехнулась я - просто Ману…
"МИЯ! Хватит! Сколько можно себя жалеть? Вставай! - мысленно приказала я себе. Но тело отчаянно не хотело слушаться.- Вставай, безмозглая дура!"
Так я провалялась ещё полчаса…
Больших усилий мне стоило подняться и поплестись к зеркалу. Но лучше бы я этого не делала: на меня смотрела бесцветная девушка, с серым лицом и впалыми глазами, а вернее сказать, щёлками. Щёки опухли от ещё не высохших слёз. "Боже, это я? Нет, надо брать ситуацию в свои руки!"
И я превратилась в ту же Мию Колуччи, какой была раньше: ярко накрашенную, модно одетую, весело щебечущую что-то, флиртовавшую чуть ли не со всеми парнями сразу, улыбающуюся всем и вся. И только два человека знали, что со мной творится на самом деле. Это были Марисса и Пабло. Мануэль ходил, как сомнамбула, миллионы раз просил прощения, но я, казалось, этого не замечаю.
Так продолжалось более четырёх месяцев. Я была неестественно весёлой, Ману - задумчивый и угрюмый. А Пабло с Мариссой не разговаривали: он приревновал её к какому-то мачо и с горя напился, успев пофлиртовать с хорошенькой брюнеткой и признаться ей в любви. И всё это действо происходило на глазах у моей сестры!
Так бы всё могло и закончиться, но тут произошёл счастливый, а, вернее, несчастный случай.
В этот день я как обычно успокаивала Фели, которая пыталась забыть Лало, найдя утешение в еде, но у меня плохо выходило: парень, по-видимому, куда то свалил, бросив мою беременную (от него) подругу. Внезапно у меня зазвонил сотовый. Я подняла трубку и услышала голос плачущей Сони. (Соня была моей подругой, а по совместительству являлась мамой Мариссы и моей мачехой). Моё сердце рухнуло куда-то вниз - ведь Соня почти никогда не плакала: говорила, что слёзы пагубно влияют на состояние кожи вокруг глаз. Она была моделью, о которой говорил весь мир.
Не переводя дыхание, я приникла к трубке.
- Да, Соня, мы немедленно выезжаем!- мой голос дрогнул, рука отпустила мобильник, а сама я начала медленно сползать вниз по стенке.
- Боже!!! За что? Ты отбираешь у меня всех моих самых близких людей! За что???- я захлёбывалась плачем.
Фели в панике заметалась:
-Мия, ты что, успокойся!
Меня била мелкая дрожь. Ещё бы: мой папа попал в аварию и находился между жизнью и смертью. Смертью. От этого слова у меня похолодело внутри.
- Фели, - с трудом выдавила я.- Позови Мариссу, это срочно…
Фелиситас немного обиделась, но побежала за Мари.
Через 15 минут мы с моей сестрой уже сидели в больнице. У Сони случился нервный срыв, и её поместили в палату, а к папе никого не пускали: он находился в коме.
Я видела состояние Мариссы: она разрывалась между моим отцом и своей матерью. Соне тоже было очень плохо, но не физически, а морально.
- Мари, сходи к ней…
- Нет, я тебя не брошу!
- Не глупи, она твоя мама, - сказала я ей, - а потом вернёшься. За твоё отсутствие вряд ли что-то произойдёт.
- Я мигом! - и Мари помчалась по коридору.
Я сидела на жёстком стуле, размазывая тушь по щекам. Я молилась. Впервые в жизни я молилась.
И тут почувствовала, что кто-то сел рядом и обнял меня. Я узнаю прикосновение этих рук из миллиона любых других. А Ману (как ты уже догадалась, это был он) притянул меня к себе, лихорадочно покрывал мою голову поцелуями, шептал что-то родное. У меня не осталось сил сопротивляться своему чувству. Слёзы хлынули, уже в который раз из моих глаз…
Так мы просидели, как мне показалось, вечность. Нашу идиллию прервал доктор, вышедший из операционной с каменным выражением лица. У меня внутри что-то оборвалось…
Марисса подскочила к врачу. Их разговора я не слышала, но у сестры закапали слёзы, а просто так Марисса Пиа Спиритто - Андраде не плачет. У меня же перед глазами резко потемнело, заплясали звёздочки, и я отключилась.
Пришла в себя я уже в палате: передо мной плыли обеспокоенные выражения лиц. Когда изображение обрело чёткость, я увидела улыбающегося Мануэля.
Оказывается, папик вышел из комы, а Марисса плакала от облегчения и радости.
Я не верила в своё счастье! Ману я простила окончательно и бесповоротно. Я решила никогда ему больше не напоминать про случай с Сабриной.
Мы были на седьмом небе! Закончили колледж, поступили в институт. Он стал помогать папе, а я подалась в модельный шоу-бизнес. Добилась там больших успехов. Но главное: мы были вместе и очень сильно любили друг друга. Наша группа распалась сразу же после колледжа: Мари и Пабло поступили в один с нами институт. Пабло продолжал писать и исполнять песни, а Мари училась на журналиста. Они тоже были вместе, помирились таки…
Но ведь безоблачное счастье не может длиться вечно. На календаре была суббота. Я проснулась в постели и очень удивилась, не обнаружив там Мануэля. Он просто обожал спать. Ещё большее удивление пришло ко мне тогда, когда я увидела его во дворике в детской песочнице. Он водил пальцем по земле и плакал. Беззвучно, безутешно, безысходно.… Я выбежала к нему прямо в его любимой (а с недавних пор и в моей любимой) рубашке.
-Родной мой, не плачь, что случилось?
Он посмотрел мне в глаза взглядом затравленного зверя и процедил:
- Отойди от меня! Ты мне противна!
Что я испытала в тот момент - трудно передать. Меня словно ударили под дых. Но я нашла в себе силы спросить:
- За что ты так со мной?
Он отвернулся в сторону. Я же молча встала и поплелась вперёд. Мануэль с бессильной злобой ударил по песку.
-МИЯ!
Я остановилась, но не обернулась. И услышала его быстрые шаги.
-Я не могу с тобой так поступить, ты - самое дорогое, что у меня осталось в этой проклятой жизни. Я тебя по-прежнему люблю, - объяснил он, - но мы не можем быть вместе…
Я устремила на него свой вопрошающий взгляд.
- Этим утром я встречался с Сабриной…
- Можешь ничего не объяснять, - насмешливо хмыкнула я. - Ты спутался с этой шлюшкой?
-Нет, но нам с тобой нельзя быть вместе…
И с этими словами парень резко развернулся и зашагал в неизвестном направлении. Это было последней каплей! Он растоптал меня, унизил, плюнул в лицо! Я опустилась на колени и тут уже нарыдалась вволю.
"Ненавижу, ненавижу этого идиота! Если я его ещё раз увижу, расцарапаю лицо! Никто не смеет так со мной поступать!" - такие мысли были у меня в голове.
Но я не могла в один момент забыть о Мануэле: он жил в моём сердце, чувства к нему - это всё, чем я дышала последнее время. И потом… это его "нельзя" всё время звучало у меня в ушах. Это было необъяснимое слово, страшное слово, оно не давало мне покоя. Надо было ещё раз увидеться, поговорить, вырвать у него объяснение: почему же нельзя? Ведь он сказал, что любит меня…
О, лучше бы я не знала ответ на этот вопрос! Лучше бы я разозлилась, обиделась, ушла, забыла.… Но ведь я же упряма, мне надо знать: как он мог со мной так поступить? И я стала преследовать Ману: я звонила по телефону, ловила его у квартиры.
-Почему нельзя? Объясни, и я уйду.
Мануэль молчал. Когда слышал мои упрёки, весь сжимался, морщился, как от боли. Он говорил дрожащим голосом:
-Миечка, я не хотел тебя обидеть! Мне самому очень тяжело. Ты не сердись!
Но он ничего не объяснял.
Однажды я пришла к нему, решив, что это наша последняя беседа, и он обязан, наконец, сказать мне правду. Мануэль растерялся, когда открыл дверь. Но я заметила, как в его глазах вспыхнула радость - ему приятно меня видеть. Я сказала, что не уйду, пока всего не выясню. Он вздохнул:
-Мне нечего тебе больше сказать. Нам нельзя быть вместе. И всё.
-Нет, не всё. Почему нельзя? Ты меня больше не любишь?
-Не в этом дело.
-Нет, ты скажи: я тебя не люблю.
Ману поднял на меня глаза, в них стояли слёзы.
-Мия, пожалуйста, не мучай меня!
-Это ты меня мучаешь. Отвечай!
-Хочешь правды? - устало спросил Мануэль. - Хорошо, слушай… Я встретил другую женщину! Я её люблю, и точка.
-Это Сабрина? - с болью в голосе спросила я.
-Да, …, она мне нравится, - хрипло подтвердил он. - А ты уже… приелась…
Я подумала, что больше не смогу жить, и выбежала из ненавистного дома, громко хлопнув дверью. Я обречённо брела по дороге. Жизнь я делила на две части: до Мануэля и вместе с ним. После него, я себе жизни не представляла. "Без тебя меня боль заключила в объятья…"- вспомнились слова из нашей с Мануэлем песни. И не помня себя, я помчалась к пирсу…
Я прибежала на пляж и посмотрела на море. "Кто бы мог подумать, что Мия Колуччи решит утопиться?"- спросила я себя. И не получив ответа, я вошла в воду. Она была прохладной, и действовала как обезболивающее на мою воспалённую, от его прикосновений, кожу. "Это конец!" - подумала я и нырнула. Внезапно у меня перед глазами возникла картина: папа умирает, я сижу плача у его палаты. Воспоминания нахлынули на меня: вот Соня рыдает, Мари крепится. А как мы были счастливы, узнав, что с отцом всё в порядке…
В конце концов, на этом проклятом ацтеке свет не сошёлся клином! А как же Марисса, Пабло, папа, Соня, мои друзья и подруги? Я резко оттолкнулась от воды и вынырнула, жадно глотая воздух…
Между тем, Мануэль пришёл к Пабло на квартиру. Он выглядел усталым и разбитым.
- Я её бросил!
- Кого? Мию? - ужаснулся парень.
- Бинго! Как ты догадался? - горько усмехнулся Ману. - Мне так фигово…
Пабло без слов достал бутылку виски и разлил её по бокалам. Примерно через час парни опустошили виски и принялись за коньяк.
- П-пабло, - заикаясь пробормотал Мануэль, - я ведь т-так её люблю-ю.
- А какого ты тогда её кинул? - заплетающимся языком выдохнул блондинчик.
- Я встречался с Сабриной.
- Ты идиот? Нет, ты точно полоумный! Даже Спиритто с тобой не сравнится!
- Это ты ничего не понимаешь, даже слушать не хочешь! Я умираю! - выкрикнул мексиканец.
Пабло мгновенно протрезвел и ошарашенно уставился на друга.
- Что ты сказал???
- У меня СПИД! Эта тварь семь месяцев назад меня заразила…
- Это она сказала? И ты ей поверил? - поразился Паблитто. - Ха, да она наплетёт тебе, что ждёт от тебя ребёнка, а лучше - тройню. Только чтобы ты с ней остался.
- Пабло! У меня уже больше 3-х месяцев держится температура 37, 5 градусов, болит голова. Я сначала думал - из-за стресса, а потом…
- Ну-ка одевайся, пошли в больницу, сейчас проверимся!
- Да там они месяц только анализы будут проверять, - возразил парень.
- Обижаешь, друг. - Бустаманте хитро улыбнулся, - да стоит мне только сказать, что я сын бывшего мэра…
Как ни странно, но "сын бывшего мэра" подействовал (а вернее то, что Паблитто положил в конвертик лично доктору), и через час врач вышел из лаборатории с анализом в руках.
- Что со мной? - с отчаянием спросил Мануэль.
- Боюсь, молодой человек, результаты анализов - неутешительны. У Вас обнаружили ВИЧ- инфекцию, но вы не расстраивайтесь! Анализ может быть ошибочным: мало ли что. В крайнем, с этим можно прожить несколько лет, - "ободрил" врач.
Мануэль вышел за дверь с упавшим сердцем. Естественно, а как бы чувствовал себя человек, узнавший, что жить ему осталось, как максимум, лет десять, не больше!
Пабло подошёл сзади, подсел к Ману и дружески похлопал по плечу.
- Ману, а вы с Мией…, ну…, того, ну, вообщем, предохранялись? - выпалил Пабло.
- Конечно! Она не хотела, чтобы ребёнок был нежеланным. Кроме того, он мог повредить её карьере… Пабло, что мне делать? Я ведь хотел сделать ей предложение! Я так люблю её. Что делать???
"Если бы я только знал",- подумал про себя Пабло, а вслух произнёс:
- Мы что-нибудь придумаем!
- Ты только Мии не говори! - спохватился Ману. - Я не хочу, чтобы она опять страдала из-за меня…
Парни замолкли. Их разговор зашёл в тупик.
А в это время я шла по берегу пляжа, держа свои сабо в руках. Ноги покрылись грязью, с одежды "лилось ручьём". Редкие прохожие, попадавшиеся мне на пути, шарахались от меня в разные стороны. Но я этого не замечала.
"К Мари, только к Мари" - мысли проносились в моей голове с бешеной скоростью.
Когда я дошла, наконец-то, до нашей с Мариссой квартиры, в которой я так редко появлялась (в силу того, что жила с Мануэлем), то долго не решалась войти.


 
katya_shev@Дата: Понедельник, 19.09.2011, 00:21 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Я села на пол, который был просто ледяным, и заплакала. Сколько это длилось - не знаю. Может час, может два.… За этим "увлекательным занятием" меня нашла Марисса. Она высунула из двери свою рыжую голову и недоумённо оглядела меня.
- Ну и что ты скулишь? Пошли домой, пока тебя не забрали в полицию, а то ты похожа на бомжа, - поведала мне "добрая" сестрёнка.
Когда мой рассказ был закончен, и все бумажные платки тоже, то Мари изрекла:
-Забей на него! В гробу мы видали таких ублюдков. Кстати, тебе заварить ромашковый чай? Он очень успокаивает…
В ответ на мои взлетевшие от удивления брови, она сказала:
- А что? Пообщаешься с моей сумасшедшей мамочкой, ещё не такое узнаешь!
" И всё-таки у меня замечательная сестра!"- подумала я и составила ей компанию на кухне.
Чуть позже, напоив меня дурацким чаем и уложив спать, Марисса набрала номер.
-Алло?- раздался полусонный голос.
-Бустаманте, дрых что ли?
(Они находились в состоянии небольшой размолвки)
-Марисса! - прошипел блондинчик, - ты в своём уме? Два часа ночи, а ты звонишь.… Между прочим, ты нас разбудила!
-Что, Паблитто, твоя очередная пустышка не выспалась? Утю-тю-тю-тю!
- Расслабься, я с Мануэлем.
-Да кем ты себя возомнил? Марисса от возмущения бросила трубку.
"Чёрт возьми, он же с Мануэлем",- подумала она и набрала номер Пабло ещё разок.
-Да, сладкая моя, - ухмыльнулся блондин.
-Слушай, ты, напыщенный идиот! У меня к тебе важный разговор, он касается всех нас…
-Давай, выкладывай, что там у тебя…
- Во-первых, не у меня,- отчеканила Мари, - а во-вторых, по телефону я об этом разговаривать не буду!
-О'К, ну не сейчас же мы будем встречаться?
-Именно сейчас!
-Совсем сдурела?
-С тобой не сравнюсь никогда! Говорю же, это важно!!!
-Ладно, уж, давай, приезжай, - "смилостивился" парень.
- Что-о-о? Совсем обнаглел! Сейчас всё брошу и поеду к чёрту на кулички!
Марисса выдержала паузу.
-Где и когда? - спросил Паблитто.
Через полчаса парень ждал Мари в баре, в центре города. Она опаздывала. На самом деле девушка приехала раньше него, но решила, что "чемпиону" не мешало бы и помучиться.
-Ты что, решила брать пример со своей сестры? - бросил Пабло, когда Марисса подошла к его столику.
- Если мы опять будем ссориться, то так не до чего и не договоримся…
- Хорошо, и ради чего ты меня подняла?
- Ты в курсе, что твой дружок бросил Мию? - "тактично" начала Мари.
- Если мне не изменяет память, то он был и твоим другом тоже! - сменил тему Пабло.
- Друзья так не поступают, - процедила Марисса.- Он что, изменил ей с Сабриной?
- Ну…, э…, не знаю, - попытался выкрутиться парень.
- Всё ты знаешь! Говори, что тебе известно!
-Разбежался и выложил, - хмыкнул Пабло.
Марисса притянула его к себе за воротник.
- Моя сестра пришла домой грязная и мокрая, проклиная Агирре. Она всё время плакала. Мне удалось ей подсыпать в чай снотворное, и всё из-за твоего друга! И что я ещё могу подумать? - задохнулась от возмущения девушка. - Они подрались?
- Это не моя тайна! - воскликнул парень.- Но одно я тебе могу сказать точно: Мануэль и пальцем не тронул Мию.
С этими словами Пабло встал и вышел. Мари же спокойно допила кофе, любезно заказанный блондином, взяла сумочку и пошла к своей машине.
" Нет, от Пабло мне ничего не добиться. Надо говорить с Ману".
Она осветила фарами себе дорогу и приготовилась заводить машину, но не тут то было. Внезапно чья-то рука сзади зажала ей рот.
"Ключи могли быть только у Бустаманте. А вдруг это грабитель?" - И с этими мыслями она изо всех сил сжала зубы и укусила обидчика.
-А-а-а! - взвыл Паблитто, - с ума сошла! Ты ещё и кусаешься!
-Ага, а ещё больно бью, особенно в пах! - многообещающе предупредила Марисса. - Совсем сбрендил! Залезать ко мне в машину, а потом закрывать рот рукой! Кстати, ты руки мыл?
- Спиритто, Спиритто, не фига ты не понимаешь, - вздохнул парень.- Я забрался к тебе в машину, чтобы объясниться в любви!
- Как романтично! - съязвила Мари. - Да что ты знаешь о любви? Ты никого никогда не любил!
-Когда это ты в пророки заделалась?
-Когда с тобой познакомилась! - парировала девушка. - Я не хочу об этом разговаривать!
- А о чём ты вообще хочешь? - обиделся парень.
- О Мануэле…
- Нет, не заводи даже разговор на эту тему! Я дал слово, что сохраню это в тайне.
-Хорошо, - и Марисса потянулась к сотовому.
-Не смей ему звонить, - угрожающе предупредил Пабло.
-Ха, ты не сможешь мне запретить! И Мари резко выскочила из машины, попутно набирая номер.
- Не смей! - прорычал Пабло, выбегая за ней.
Он сильно схватил руку Мари и грубо притянул девушку к себе.
-Да что ты про него знаешь! - Паблитто явно испытывал приступ гнева.
-То, что он приносит моей сестре боль! - яростно бросила Марисса.
-Ему тоже больно, он ведь любит её!
-О какой любви может быть речь, когда он с ней так поступил!
-У него были на то причины, - горячо воскликнул парень.
-Ему нет оправдания!- выкрикнула Марисса.
-У него СПИД!!!..-.осёкся Пабло, понимая, что сболтнул лишнее.
-Что? - потрясённо произнесла девушка.
Пабло почувствовал, как она обмякает в его руках.
-Я не верю! НЕТ, НЕТ, НЕТ!!! Только не он! Он же здоровый и такой молодой! А это точно? Может быть, есть надежда? - доверчиво заглядывая в глаза парню, спросила Мари.
- Мы были у доктора… - упавшим голосом констатировал парень.
-Где он это подцепил?
-Сабрина…
-Гадина! Я убью её! О, Господи, значит и Мия тоже больна? - ошарашенно воскликнула девушка.
- Не беспокойся, они предохранялись. Но провериться не мешало бы.
-Пабло, - горестно прошептала Марисса, - а как …
- Не знаю, - оборвал её парень, заключая в объятия.
Марисса не выдержала и заплакала. Она не могла поверить, что это случилось с Ману…

Я проснулась в полной темноте. Я всегда её боялась, но когда Мануэль был рядом, то чувство защищённости преобладало над чувством страха.
Я кое-как встала и включила свет. Но лучше мне не становилось. Тогда я решила спуститься вниз, подышать свежим воздухом на веранде. Но когда я на неё вышла, то увидела одинокую фигурку, сидящую на песке. Она принадлежала Мариссе.
" Что это с ней?"- подумала я и начала спускаться вниз, к морю.
Её худенькие плечики были понуро опущены, голова - покорно свесилась вниз. Никто бы не узнал в этой девушке главную бунтарку колледжа, а потом и института.
- Мари, что с тобой? - спросила я, подходя ближе.
Она подняла на меня голову. По её щекам текли слёзы.
" Какая же я эгоистка! Всё время сваливаю свои беды на неё, хотя ей и самой не сладко… "- проносилось у меня в голове.
- Да так, проблемы появились.
- Что случилось? - поинтересовалась я.
- С Пабло поссорились. Э…, он говорит, что любит меня, а ему не верю. Да, я ему не верю…Мия, ложись спать, тебе надо выспаться!
-Я не могу оставить тебя в таком состоянии!
-А как же мешки под глазами? - улыбнулась Марисса сквозь слёзы.
-Плевать, сестра - дороже любых мешков, - пафосно сказала я.
-О, какая жертва! - закатила глаза Мари, и, пытаясь вновь стать беззаботно счастливой, обняла меня. Так мы и дошли до дома, в обнимку.
На следующее утро Марисса потащила меня в больницу. Я чуть не убила её, видите ли, она болеет какой-то персистирующей вирусной инфекцией, и я могла ей тоже заразиться. Она заставила меня сдать кровь, пройти обследование. Кошмар! Но тогда мне это не казалось странным: ведь взбалмошной Мари могло придти в голову что угодно!
После больницы она проголодалась, и мы зашли в "Макдоналдс". Раньше я ненавидела подобного рода забегаловки. В их еде столько калорий! В душе я немного завидовала сестре: ест, сколько влезет, и не влезет, а остаётся такой же стройной.
Я сидела за столиком и ждала, пока Марисса закажет еду. А она, в это время, названивала Пабло, но у него было, как назло, занято.
-Пабло! - прошипела она, дозвонившись до парня.
-Да, я тебя слушаю…
Не будь ситуация такой серьёзной, Мари бы точно съязвила, что-то типа: "А я думала, что чемпионы ушки не моют…". Но, прекрасно понимая всю остроту, Марисса ответила:
- Пабло, мы сейчас в "Макдоналдсе", давай дуй сюда вместе с Мануэлем, мы устроим им очную ставку!
- Да они поубивают друг друга, а потом и нас с тобой заодно, - трезво рассудил парень.
- М…да, слушай, а когда он собирается рассказать всё Мии?
- По его словам, никогда, - отозвался блондинчик.
- Но она же имеет право это знать!
- Будь я на месте Мануэля, я бы поступил точно также! - расхрабрился Паблитто.
- Вау, вау, вау! Как это благородно! - ехидно заметила Марисса
- Э…, слушай, а давай обсудим эту ситуацию сегодня за ужином?
- Ну что ж, давай, - усмехнулась Мари. Она догадывалась об истинной причине встречи.
- Хорошо, тогда я заеду за тобой в семь, ладно?
- О'К. Ну я пойду, а то Мия заподозрит что-нибудь.
- Угу, до скорого, - Пабло волновался, как пятнадцатилетний подросток, перед своим первым свиданием.
Марисса же вернулась за столик с заказом и расплылась в улыбке.
- Что, со мной что-то нет так? - заволновалась я. - Причёска испортилась, или макияж потёк?
- Да причём тут это! - разозлилась Мари. - Меня Пабло на свидание пригласил, - продолжила она с мечтательной улыбкой.
Я кинулась её обнимать.
- Как я за тебя рада!
- Мия, а ты не хочешь выяснить, почему Мануэль с тобой расстался?
Я моментально помрачнела. Марисса затронула больную тему.
- Не расстался, а бросил! - уточнила я. - И вообще мне не хочется говорить об этом мексиканце.
Мы закрыли этот вопрос.
Вечером, придя домой, Марисса с диким криком " Я опаздываю!", бросилась одеваться на свидание. Я ей всячески помогала советами. В конце концов, мы остановили свой выбор на эффектном красном платье. Когда сестра умотала, я осталась наедине со своими мыслями.
В шкафу я нашла фотоальбом колледжа и открыла первую страницу. Вот наш выпускной, все парочки стоят и обнимаются: Мари с Пабло, Фели и Лало, Томас и Пили, Лухан и Маркос, Лаура и Гвидо, ну и конечно же мы с Ману… Только Вико стоит одна и показывает язык Рокко, который нас фотографировал. Соль не было. Я вспомнила причину её отсутствия и улыбнулась. Марисса дружелюбно предложила Соль выпить с ней на брудершафт апельсиновый сок. Ухмыляясь, Соль взяла стакан и выпила, а потом побежала в туалет: Марисса в сок щедро насыпала пургена, и бедняжку Соль прошибло…
Вот фотографии Луны и Нико, которые они прислали из Греции. А вот дочка Фелиситас и Лало - Адриана. А это наша "Erreway". Мы стоим на сцене и поём песню "Memoria".
Как же я любила выступать на сцене! Рядом с Мануэлем.… Ой, а это Марисса и Пабло целуются после прыжка с парашютом.
С этими мыслями я не заметила, как заснула с альбомом в обнимку.
А в это время Пабло и Мари ехали по нашему городу.
- Пабло, а где этот ресторан? - недоумевала девушка. - Мы объездили уже почти весь город.
- Подожди, это будет сюрприз!
- Я ненавижу сюр… - Мари застыла: она увидела себя на огромном стенде рядом с мэрией города. Внизу была подпись: " Моё рыжее солнышко! Прости меня, я тебя очень сильно люблю!!!"
- Пабло… - произнесла потрясённая Марисса, - з-зачем ты так?
- Неужели я не могу признаться в любви самой красивой девушке Буэнос-Айреса?
- Пабло! - Мари повисла на нём. - Я тебя тоже очень люблю!
Но сюрпризы на этом не кончились. Когда они подъехали к ресторану, то Марисса увидела, что над зданием много-много шаров. Она вылезла из машины и принялась любопытно разглядывать их. К своему удивлению, Мари обнаружила, что ими выложена надпись: ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ!
Марисса удручённо обернулась.
- Пабло, я …
- Только не говори сразу нет, подумай, пожалуйста!
- А тут и думать нечего!
Парень мгновенно захлопнул коробочку с кольцом, которая лежала у него в кармане.
- Я… согласна!
-Да, я всё понимаю, ты, наверное, любишь другого, и… ТЫ СОГЛАСНА?
- Да, да, да! - расхохоталась Мари.
Блондинчик поднял её на руки и закружил. Они были безмерно счастливы…
Лишь одно омрачало их радость: болезнь Мануэля. Он почти никуда не выходил, общался со всеми по телефону, к себе никого не пускал, разве что только Пабло, и то, после того, как парень пообещал выломать дверь, если Ману ему не откроет…
Весь последующий месяц мы были заняты приготовлением к свадьбе. Подружкой невесты, естественно, была я, а шафером жениха - Мануэль. Сначала я наотрез отказалась приходить на свадьбу, узнав, что мексиканец будет там. Но ребята уговорили меня. Ещё бы: не каждый день сестра выходит замуж.
Свадьба прошла на ура. В самом разгаре веселья, Мариссу похитили Гвидо и Томас. Паблитто пришлось петь песню "Dije Adios". Во время исполнения, он всеми силами пыжился сесть на шпагат - таков был выкуп. Но Маркус сжалился над Пабло, и открыл ему местонахождение Мари, за что был жестоко наказан всё теми же Томасом и Гвидо купанием в бассейне. Подвязку невесты поймал Рокко и счастливо улыбнулся Вико. Когда пришло время Мариссе кидать букет, я решила не участвовать в его поимке. Зачем? Даже если поймаю, всё равно не выйду замуж. И так желающих много: Лухи, Лаура, Пилар, Вико…
Я встала в сторону, всем своим видом показывая, что мне весело. И то ли Мари подсмотрела моё местоположение, то ли случилось чудо: но злополучный букет полетел ко мне. Все принялись меня поздравлять. Я взглянула в сторону Ману: он говорил о чём-то с Пабло, и даже не смотрел на меня. Марисса заметила мой взгляд и хитро улыбнулась, как будто что-то затевала…
Объявили очередной конкурс: на лучший танец. В нём должны были участвовать все желающие, а победитель должен был соревноваться с женихом и невестой. Включили песню Марайи Керри: "My All" и многие разбрелись по парочкам: Соня танцевала с Франко, Фелиситас с Лало, Луна с Нико, Пили с Томасом, Маркус с Лухан, Гвидо с Лаурой, точнее танцевала одна Лаура: Гвидо же скакал рядом, как козёл, отдавив своими ластами девушке ноги. Мы с Вико сидели и скучали: я из-за отсутствия пары в танце (все, кто меня приглашали, не нравились мне), а Вико не танцевала, так как Рокко снимал всё действо на камеру и был занят. В итоге выиграли Соня и Франко, и им предстояло соревноваться с Мари и Пабло, но, внезапно, Марисса вышла к микрофону.
- Друзья, можно мне слово? Я не смогу танцевать, так как подвернула ногу.
Я не поверила своим ушам: всего каких-то 10 минут назад она отрывалась под "Redondas", а теперь заливает про ногу!
Мари же продолжала.
- Но я не хочу, чтобы конкурс провалился, и, поэтому, посовещавшись с моим любимым мужем, мы просим вместо нас выступить свидетелей… - она одарила меня ангельской улыбкой.
Я не знала, что сделать сначала: убить Мариссу, а потом смыться, или наоборот. Зазвучала музыка. Это была Селин: "My heart will go on".
Я сгорала от стыда. Было неловко и мне и Мануэлю. Но он встал и подошёл ко мне, протягивая руку. Я опустила свою ладонь, молясь, чтобы он не заметил, как она дрожит. Ману обнял меня за талию, а я его за плечи, и вдруг почувствовала, что плачу. Хорошо, что было темно, и никто не увидел моих слёз. Горячая капля стекла по моей щеке и благополучно приземлилась на рубашку Мануэля. Он дёрнулся, как от удара, и я с ужасом осознала: он понял, что я позорно плачу. Весь танец я помню, как в тумане. В горле пересохло, ноги стали ватными. Но главное, что я обнимаю его! Когда танец закончился, то я нехотя отдёрнула руки, и увидела, что Ману протягивает мне что-то. Это был носовой платок. Я посмотрела его глаза: они были неживые, как угольки. Но Мануэль не насмехался надо мной, он сожалел. Правда я подумала, что мне это показалось. Я молча взяла платок и уселась на своё место. Естественно в конкурсе победила дружба. Но мне было всё равно.
Когда всё торжество заканчивалось, ко мне подошёл Пабло.
-Мия, а давай, на один вечер восстановим "Erreway", всё-таки это наша свадьба!
-Пабло, но это не только от меня зависит… - попыталась возразить я.
-Все уже дали согласие!
- Ну, хорошо…
Мы вышли на сцену, и Пабло объявил "Bonita de mas". Кошмар! Не то, что мне не нравится песня. Нет, она одна из моих любимых, но дело в том, что Марисса должна петь только Пабло, а он ей, и я - Мануэлю, а он мне…
Мы произвели фурор! На следующее утро только ленивые издания не писали, что группа "Erreway" возвращается на большую сцену. За всех отдувалась я: молодожёны упорхнули в свадебное путешествие в Ирландию - любимую страну Мариссы, а Мануэль сказал, что уезжает на полгода в Великобританию, к любимой девушке.
Вскоре мне надоело отвечать на один и тот же вопрос по 100 раз, и я попросила Рокко написать опровержение всем слухам (у него были связи в одном издательстве), что группа распалась и собралась на один вечер на свадьбу Пабло Бустаманте и Мариссы Пиа Спиритто - Андраде (сестрёнка решила оставить свою фамилию, так как по её мнению, Марисса Бустаманте звучит глупо).
Тот день не задался с самого утра: сначала журналисты с расспросами, затем неудачный показ новой коллекции, и в довершении ко всему звонок из больницы.
Я подняла трубку.
-Алло, - устало спросила я.
-Алло, сеньорита Спиритто? Вас беспокоят из лаборатории по анализам на СПИД.
-Д-да, я слушаю… - я решила побыть Мариссой, чтобы узнать побольше.
-Пришли результаты анализа сеньориты Колуччи. Вы сможете их забрать?
- Конечно, диктуйте адрес.
Я записала наспех улицу, натянула джинсы и топ, и быстрым шагом пошла к своей машине.
"Так вот зачем она заставила проходить этот чёртово обследование! Чтобы взять кровь на ВИЧ- инфекцию. Но зачем?" - мысли крутились с лихорадочной скоростью. Почти с такой же я рассекала дорогу по пути к больнице.
Результаты на руки мне отдала молоденькая медсестра, узнавшая меня.
-Ой, сеньорита Колуччи! Но я должна отдать всё сеньорите Спиритто!
-Ну, во-первых, не сеньорите, а сеньоре. А, во-вторых, пусть это будет нашей маленькой тайной, - я протянула ей конверт, приготовленный заранее.
-Спасибо! - просияла медсестра. - Я никому не разболтаю.
-Очень на это надеюсь…
Мне не терпелось прочитать заключение врачей, и поэтому я спустилась в кафе, находившееся этажом ниже.
Осторожно отхлёбывая моё любимое кофе "Jacobs- Irish cream", я начала читать. Результаты были отрицательные, то есть никаким СПИДом я не болела. "Но зачем Мариссе нужен был мой анализ?" - этот вопрос мучил меня на протяжении всего дня.
За соседним столиком сидели три студентки, проходящие практику в этой больнице, и что-то бурно обсуждали.
- Девчонки, он мне так нравится! У него та-акие глаза, небесно-голубые… - мечтательно вздохнула одна.
-Да нет, они у него цвета моря…- продолжила тему другая, - только говорят, что он женился.
- На ком??? - вставила первая.
-На какой-то страшненькой рыжей девчонке, по-моему, она с ним раньше пела в группе!
Я с интересом прислушалась. Не трудно было догадаться, что они говорили о Мари и Пабло.
-Девочки, у меня есть обалденная новость! Ходят слухи, что к нам сегодня поступил красавчик, который очень похож на одного из участников "Erreway"!
"Им, конечно, могло показаться, а вдруг, правда!" - подумала я, - "если Пабло в свадебном путешествии, то остаётся… Мануэль. Ну конечно! Не верю я, что он в Великобритании".
Заплатив за кофе и взяв сумочку, я стремглав побежала в регистратуру.
- Девушка, скажите, пожалуйста, лежит ли в больнице Мануэль Агирре? - запыхавшись, спросила я.
Она что-то напечатала на компьютере.
-Да, он лежит в отделении приобретённого иммунодефицита.
-Что-что, простите?
-Сейчас выйдете из этого здания во второй корпус. Там сидит Марианна, вот у неё и спросите.
-Спасибо! - и я направилась искать второй корпус
"Приобретённого иммунодефицита, приобретённого иммунодефицита…" - вертелось у меня в голове. И тут меня точно окатили из ледяного душа: вирус иммунодефицита человека, то есть ВИЧ, то есть СПИД…
Не чувствуя ног я подошла к девушке, сидящей за компьютером.
-Скажите, а где я могу найти Марианну? - на глаза наворачивались слёзы, но я пересилила себя.
-Чем могу помочь? - спросила Марианна.
-Могу ли я узнать, в какой палате лежит больной Агирре?
-А кто вы ему будете? - поинтересовалась бдительная медсестра.
-Я… я его невеста. Приехала из Парижа специально к Мануэлю, а тут мне сказали, что он в больнице…
-Да, он в палате №357, мужайтесь, девушка! - дружески похлопала по плечу она.
-А что с ним?
-КАК, вы не знаете? Ну, вообще - то это врачебная тайна… - засомневалась Марианна.
-Я его так люблю и хочу помочь! У него СПИД? - я не поверила своим словам.
"Пожалуйста, только не он, пожалуйста!"- мысленно просила я Бога.
-Да, и он проходит курс лечения…
Не могу передать, что со мной сделалось. Меня, как будто скальпелем полоснули по сердцу! Я сползла по стене и чуть не потеряла сознание.… Не хватало слёз, чтобы выплакать это горе! Ведь это же он - мой Мануэль, он жив, он рядом.
Я медленно встала и невидящим взором уставилась на медсестру:
-Это лечится? - с надеждой в голосе спросила я.
-Нет, но эта терапия позволит ему пожить подольше.
Я провела рукой по лицу, но слёз не было. Лишь пустота…Пустота потери любимого человека. Лучше б он был с другой, только лишь бы жил!!!
-Можно к нему?
-Вообще-то нет, но раз вы невеста.… То проходите, только наденьте белый халат.
Я прошла по бесконечному, как мне показалось, коридору и, наконец, нашла заветную палату. Потихоньку открыв дверь, я увидела того, который мне дороже всех на свете. Мануэль лежал неподвижно, спиной ко мне и во что-то напряжённо вглядывался. Я приоткрыла дверь пошире и на цыпочках вошла в палату. Приглядясь лучше, и увидев, что он рассматривает, сердце судорожно сжалось: Ману держал в руках мою фотографию. Внезапно до меня начал доходить смысл его слов, сказанных в тот день, когда он со мной порвал - Мануэль хотел оградить меня от ещё больших страданий.
Я, набравшись смелости, подошла ближе. Сюрприза не получилось. Видимо, уловив движение, Ману обернулся.
-Мия??? Что ты тут делаешь? - по голосу было видно, что парень был удивлён и расстроен одновременно.
-Чш-ш-ш. Я всё знаю…
И с этими словами я села на его постель и обняла. Как же я долго ждала этого момента, но какой ценой он мне дался! Я изо всех сил сжала кулаки, чтобы не заплакать при нём. Я должна поддерживать его до последних минут. Я не имею права быть слабой.
-Как же ты осунулся, как похудел… - я провела рукой по его небритой щеке.
-Ну, ты преувеличиваешь! За один день нельзя резко похудеть.
Неожиданно для самой себя я конвульсионно забилась в рыданиях.
-Девочка моя, успокойся. Всё образуется!
-К-как ты мог не сказать мне о своей болезни, как ты мог!
После долгих объяснений Мануэль заключил меня в объятия, и так мы с ним пролежали, до прихода врача, который, буквально, выгнал меня из палаты.
Весь последующий месяц я провела в больнице: приходила ровно в девять и через двенадцать часов уходила. Работу я забросила, и, взяв академический отпуск, со спокойной совестью наслаждалась счастьем с Мануэлем, стараясь не упустить ни одного мгновения, проведенного с ним. Вскоре любимого выписали, и мы отправились к нему домой.
-Мия, - обратился он ко мне, - я тебя очень люблю…
-И я тебя… - оборвала его я.
-Не перебивай, пожалуйста! Я тебя очень люблю, но жить вместе мы не будем.
-Почему? - поразилась я.
-Да потому, что я болен, я могу тебя заразить! - взорвался парень.
-А презерватив на что?
-Ты знаешь, что в 99% из 100, презерватив не рвётся, но остаётся 1 %. Я не хочу рисковать…
-А ты спросил, чего хочу я? - и с этими словами я приникла к его губам, попутно стягивая с него футболку (дальше, думаю, комментарии излишни…).

Прошла неделя. Возвращались Марисса и Пабло, и мы с Ману поехали их встречать. Самолёт задерживали на час, поэтому нам пришлось ждать…
Наконец, наши страдания были вознаграждены: из толпы всех приезжавших мы увидели их. А, точнее, Мариссу, которая оседлала верхом Пабло и увлечённо размахивала руками. Мы с Ману стояли, обнявшись, ожидая их реакцию. И она превзошла себя: у блондина челюсть рухнула куда-то вниз, и, видимо, поднимать он её не собирался. Мари же чуть не кувыркнулась с шеи Паблитто…
-Вы сно-нова в-вместе? - заикаясь спросил парень.
-Ага, - довольно улыбнулся Мануэль.
И тут моя бешеная сестрёнка, с диким криком: "А-а-а!!!" - перескочила с шеи Пабло на Ману, одновременно пытаясь обнять меня.
-Надо это отметить…
И мы всей компанией завалились в ближайший ресторан.
Правда были в этой ситуации и свои минусы: раз в 3 недели я ходила проверяться на ВИЧ инфекцию, Ману чувствовал себя прокажённым и сильно переживал по этому поводу. А, кроме того, многие люди узнали, что у Ману СПИД, и появлялись у нас всё реже и реже. Некоторые вообще забыли к нам дорогу. Они не понимали: СПИД не передаётся по воздуху, через рукопожатие, даже через поцелуй!
Нас поддерживали только Марисса с Пабло, да Рокко с Вико. Беременной Соне мы сами запретили появляться в нашем доме…
В один из вечеров я мы с Ману смотрели какую-то мелодраму, с хорошим концом: главные герои поженились, жили долго и счастливо, и умерли в один день…
Я набралась смелости и спросила Мануэля о его чувствах ко мне.
- Ты меня любишь?
- Мия, что за вопросы, конечно люблю, очень-очень сильно!
- Родной, а это правда, что в тот день, когда мы расстались, ты … э-э-э, ты хотел мне … сделать предложение - выпалила я.
Мануэль нахмурился.
-Это Пабло рассказал? - грустно спросил он.
-Нет, - виновато ответила я. - Марисса…
-Да, хотел.
-Хотел? - поразилась я, - а больше не хочешь?
-Хочу, но не могу… - удручённо ответил парень.
-Что за глупости! Я хочу выйти за тебя замуж! - закричала я.
-Мия!!! Ты испоганишь себе всю жизнь…
Через две недели мы поженились. Свадьба была скромной: почти никто из наших, теперь уже бывших друзей не знал об этом событии. Были только Марисса и Пабло, и свидетели: Рокко и Вико, а также мой папа, правда, один: Соню положили на сохранение.
Но я была крайне счастлива! Даже не верилось: теперь я жена Мануэля - Мия Колуччи-Агирре.
Медовый месяц, а точнее неделю, мы решили провести … на Галопагоссах, ведь там мы были когда-то так счастливы. Я хотела завести ребёнка, так как времени у нас с Ману было мало - в лучшем случае десять лет…
Но Мануэль наотрез отказывался от этой идеи. Ещё бы: риск заражения был очень велик. Но я пошла на хитрость (сделала маленькую дырочку в презике).
Всё-таки есть Бог на небесах! Мне посчастливилось забеременеть и не заразиться при этом самой: врачи недоумевали, а я молилась, чтобы ребёнок родился здоровым. Каждую неделю проходила обследования.
Сначала Мануэль мне не поверил, потом неделю не разговаривал со мной, а потом начал носиться по дому, как угорелый, с криками "Я - отец! Я - скоро стану папой!!!"
Мне запрещено было даже ходить долго! Все сдували с меня пылинки, понимая отчаянность положения…
Вскоре Соня родила девочку. Она была такой прелестной. Я тоже очень хотела девочку, я думала - если родиться мальчик - то я умру, потому что я совершенно не знаю, как воспитывать его.
Папа и Соня назвали девочку Мариной, в честь моей мамы.…Как же я люблю свою семью!

В тот день всё время лил дождь, было промозгло и слякотно. Я - на восьмом месяце беременности… Утро началось как обычно, с завтрака в постель: опять этот ненавистный творог, которым меня пичкал Мануэль. Мы с ним, а ещё с Пабло и Мариссой решили сходить в кино, на какую-то угарную комедию, выбранную сестрой. Было безумно смешно, но внезапно меня пронзила острая боль в области живота. Ну, я подумала, что ложная тревога, и решила потерпеть. Боль же не уходила: она кромсала меня на куски, и не знаю, сколько бы это продолжалось, пока мою страдальческую гримасу не увидела Мари.
-Что уже? Прямо тут? - опешила Марисса.
Пабло побледнел.
-Не может быть! Это же только восьмой месяц! Срочно звоните в скорую, живо!
-А что случилось? - "вовремя" поинтересовался Ману.
-Твоя жена рожает! - заорал Пабло, тем самым, привлекая внимание сидящих в кинотеатре, одни из которых после этого заявления предпочли скрыться, другие же, наоборот, встали в кружок и начали выкрикивать советы. Мне было жутко больно, но больше всего я боялась за малыша: а что если он не выдержит условий, он ведь родиться недоношенным!
Но, к счастью, всё обошлось, ребёнок родился здоровым. Тебе, наверное, интересно узнать, кто родился? Это был мальчик. Когда мне объявили эту новость, то у меня случилась истерика: я ведь так хотела дочку! Но стоило мне взглянуть на крошечные глазки, на этот милый сморщенный носик, на эти тёмные волосёнки, унаследованные от своего папы, то я расплакалась от умиления. Сын был точной копией Ману…
Сейчас я не представляю жизни без этих двух главных мужчин: Мануэля и Эстебана, нашего сына! И я самая счастливая женщина во всём мире!!! Кстати Марисса сейчас тоже в положении: она ждёт двойняшек, и, по-видимому, это будут девочки. Паблитто же сказал, что не выдержит дома сразу трёх Марисс и повеситься на собственном галстуке…

Когда Мия закончила свой рассказ, то мне, как начинающей журналистке было очень трудно сделать выбор между печатанием статьи или её не печатанием.
Я попрощалась с девушкой, а сама осталась в раздумьях: оказывается у Мии очень трагичная судьба, но в итоге, она счастлива и толикой того малого, что подарено ей от Бога.
Я решительно встала из-за столика и, рассчитавшись с официантом, подошла к мосту… и выкинула в воду плёнку из диктофона. В конце концов, я тоже человек, а не какое-нибудь бесчувственное существо…


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Самая счастливая… (by Дарьяна)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz