Воскресенье, 28.05.2017, 13:23
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяОдиннадцать - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Одиннадцать (by Joanne)
Одиннадцать
katya_shev@Дата: Среда, 13.07.2011, 09:18 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Одиннадцать
Часть 1
Сон

Сердце бешено колотилось в груди, в
глазах все шло кругом, кровь толкалась в
виски горячими молоточками. Все
ароматы волшебного острова будто
разом опрокинулись на него и ударили в
голову, как дурман. Наверное, душа,
отделившись от тела и уносясь в райские
сады, испытывает то же. С усилием
расслышал он смех своих верных
спутников.
- Что, громом ударило, да? <…>
ничего, не переживай, - сказал ему на это
Кало вполне серьезно, - еще никому не
удавалось скрыть, если настигнет «удар
грома». Тут не стесняться, тут
радоваться надо. Так Господь отмечает
счастливчиков.
Марио Пьюзо, «Крестный Отец»

Стадия первая
Погружение

Человеческие жизни - их действительные жизни, а не простое
физическое существование - начинаются по-разному.
Стивен Кинг, «Темная половина»

Утро, с которого все началось, было на редкость спокойным. Прекрасное мартовское утро. Она сидела в самом дальнем углу от двери, небрежно подперев щеку ладонью. Серебряное кольцо на указательном пальце неприятно впивалось в кожу, но она не обращала внимания на эту досадную мелочь. Физическая боль ярко контрастировала с долгожданным покоем в сердце, которого, как ей казалось, она ждала целую вечность. Вечность длиной в два года. Вечность, которая оборвалась и положила себе начало в один и тот же миг. В тот день, когда их дороги разошлись.
Ее взгляд, теперь ставший так послушным ее мозгу, остановился на его белокуром с золотом затылке. Память по привычке возвращала ее в прошлое. Но теперь в фокусах воображения уже не было никаких скрытых мотивов, никакого желания терзать само себя. Она заглядывала в старые воспоминания, как в чужие сны – стоя в стороне, играя роль молчаливого наблюдателя. И вот теперь, по привычке, она наблюдала за маленькой девочкой с задорными рыжими прядями и очками, с яркими желтыми стеклами, на кончике носа. Она снова спорила с тем мальчиком, в глазах которого таким невообразимым способом соединялся воедино аквамариновый с васильковым. Однажды эти двое детей устанут спорить. Устанут от игры в перетягивание канатов. Сожгут мосты, и сожгут дотла друг друга. Когда-то она не верила в это, но день настал. И теперь она училась строить из конца новое начало.
В расплывчатые рассуждения резко вторгся громкий шепот.
- Учитель на тебя смотрит! Изобрази хотя бы подобие интереса что ли!
Это был он. Ее парень. Марисса помнила день, когда встретила его так, будто бы это случилось еще вчера. Хотя прошел ни один месяц…

- Бог мой, Мари, ты только взгляни на это!!
Приказав непослушным глазам двигаться, она, наконец, уперлась взглядом прямо в Него. Он стоял в середине класса, у самой доски, и голосом с мелодичными нотками какой-то неведомой ей хрипотцы рассказывал о себе. Новый ученик, услужливо подсказал мозг вполуха слушающему его сознанию. Затем так же по секрету донес, что Его зовут Джейк Деккер, тем самым, отыскав природу этих странных ноток в глубоком тембре Его речи. Американец. Природное любопытство, к слову сказать, крайне неуемное, мгновенно вздернуло свою вездесущую голову. В её сознании вертелась одна мысль, для большего количества там сейчас попросту не было места: «Как там говорят иностранцы? He’s so gorgeous!!! »

Они сошлись довольно нескоро. Виной тому было множество причин, и в числе которых бесспорно доминировала та, затылок которой она еще минуту назад разглядывала. Поначалу казалось, что такая любовь, такие виражи и такой финал в лучших традициях Шекспира способен навсегда отбить и малейшее желание попробовать жить заново. А финал на самом деле был по-шекспировски трагичен, разве что только без чьей-либо физической смерти. Но это не учитывая моральной стороны. Тяжелых ранений и шрамов от ожогов на вырванном из груди и все еще бьющемся сердце.
Но люди не лгут, говоря, что время лечит раны. Зарубцевавшиеся шрамы – это тоже хоть какой, но положительный результат. Даже если в них остались похороненными осколки старых пуль. Так и Марисса, в слепом желании начать жизнь заново сдалась умелой атаке того новичка…
Прозвенел звонок, радостные студенты лавиной потекли из класса, на ходу толкая друг друга и щебеча каждый о чем-то своем. Они вообще слушали друг друга? Хотя кому какая разница… Большая мужская рука обняла девушку за плечи.
- Да что с тобой такое творилось опять?
Теплые, цвета растопленного шоколада, глаза Джейка взволнованно разыскивали на ее лице ответ на свой вопрос. Марисса лишь махнула рукой, в попытке отогнать от себя его беспокойство.
- Просто страшно устала. Всю ночь не могла уснуть, - и громко добавила. – Потому что кто-то храпит так, что и мертвецов из могил поднимать можно!
Лухан, в чей огород и метил камень, развернулась к Мариссе, ради шутки изобразив на лице возмущенное негодование:
- Ах это я храплю?!
- Ну не домовой же, и не Лаура, - в насмешливой манере передразнивала ее Спиритто.
- Ну я тебе устрою, крыса ты эдакая. Узнаешь еще, чем грозит тебе мой храп по-настоящему!
- Если ты будешь храпеть, я лично поселю тебя в домике для гостей! А еще лучше – для садовника!– пригрозила Мия, радостно, словно на крыльях, подлетая к их небольшой компании.
- А?! Я что-то пропустила? – сосредоточенно хмурясь, осведомилась Марисса.
Мия бросила растерянный взгляд в сторону Джейка.
- Ты ей что, еще не сказал?
- Как видишь. Испортила мой сюрприз. Тысяча благодарностей, Кулоччи, - с улыбкой, противоречащий тону его колкости, ответил тот.
- Я не виновата, что ты такой медлительный! Улитка, - в той же манере ответила ему Мия. В то время Марисса все еще висела где-то посредине неизвестности, и это начинало раздражать.
- Может, отложите перепалки и расскажите наконец, какого дьявола весь сыр-бор?
Джейк спохватился первым.
- В общем, это должно было быть сюрпризом. Но раз у кого-то не хватило выдержки до конца //Мия в этот момент усиленно кривлялась у него за спиной//, то придется раскрывать карты теперь. Мари, мы выиграли!
- Что выиграли? – хмурилась она.
- Господи, да на какой планете ты живешь? Крошка, мы победили! Битва групп, прошлая суббота!
И как она могла забыть об этом? С тех пор, как Джейк появился в колледже, а затем и в ее жизни, Erreway в конце концов расширили себя до секстета и перешли в категорию уже не только вокальных, но и инструментальных групп. С уходом Нико Маркусу пришлось из ботаника переквалифицироваться в клавишника, что, впрочем, вполне неплохо ему удалось. Пабло все еще играл на гитаре, выбившись в лидеры группы, Мануэль освоил бас, а Марисса и Мия… ну, они остались все еще Мией и Мариссой, которым инструменты в руки давать категорически воспрещалось. Джейк однажды попытался научить Мари игре на своей барабанной установке, но с той же скоростью, как идея ударника на замену родилась – ее и похоронили.
- Без шуток?! – взвизгнула Марисса.
- Без, - хором ответили оба заговорщика. В порыве радости Марисса принялась ерошить льняные волосы своего благоверного.
- Ах вы засранцы такие, и ни черта даже не сказали!
- А в чем тогда бы был сюрприз?
- Ладно, с этим понятно. Но что там за часть о домиках?
Тут ее сводная сестричка решила взять бразды правления в свои хрупкие ручки.
- Твой парень был так любезен, что предложил отпраздновать все в его загородном доме! Завтра начинаются выходные и мы все уезжаем к Джейку! Здорово, правда? – рассмеялась Мия.
- Кто все?
- Ну, вся группа, Лухан, Фели, Вико, Гидо, Томас, господи – да весь курс!
- Мило, - только и ответила Марисса.
- И это вся твоя радость?! – возмутилась Мия. – Так, тебе надо срочно поднимать настроение! Мы идем по магазинам!
Марисса внутренне застонала, пару раз довольно прилично пнув саму себя. Я и мой большой рот… Но взволнованную сестру, к которой она за последние годы порядком привязалась, спускать с небес на землю грешную не хотелось. Да и пораскинув мозгами, она решила, что лучше отдать всю себя шоппингу. И любые силы на размышления о прошлом сами собой улетучатся...

Mental Hell

Evil in my head, in my head, inside this private hell
I'm not feeling very well
I'm not feeling very well

Frustration, disgust, aggravation, disgust, mental hell
I'm not feeling very well
I'm not feeling very well

Day, day after day, it never changes, always the same way
Day after day, day after day, day after

Demons in my head, in my head, inside this private hell
Oh yeah, oh yeah
I'm not feeling very well
I'm not feeling very well

Стадия третья
Mental hell (I’m not feeling very well) / Joey Ramone /

Людей, как гласит одно древнегреческое
изречение, мучат не сами вещи, а
представления, которое они создали себе о
них<…> Вещи сами по себе не являются
ни трудными, ни мучительными, и только
наше малодушие или слабость делает их
такими<…> Всякий, кто долго мучается,
виноват в этом сам.
Кому недостает мужества как для того,
чтобы вытерпеть смерть, так и для того,
чтобы вытерпеть жизнь, кто не хочет
ни бежать, ни сражаться, чем поможешь
такому?
М. Монтень, «Опыты»

Мия сидела на подушке, в стороне ото всех. Она не обращала внимания ни на что, методично барабаня пальцами по крышке плеера, в такт старой песне Ramones. Марисса в последнее время часто высмеивала ее из-за музыки, называя Панк-Барби. Но человек имеет право менять свои взгляды и предпочтения. И эти перемены могут оказаться к лушему. И иногда к худшему, со вздохом заключила она.
Затуманенный взгляд словно намертво был прикован к вазе на каминной полке. Они уехали уже почти три часа назад, и до сих пор не вернулись. Она понимала, что путь до города был неблизкий, и их отсутствие было вполне объяснимо. Но дело не в этом… Она хотела помочь. И не могла. Нельзя помочь человеку, не ищущему чужой поддержки. И что-нибудь еще может так разочаровывать?...
- Эй, черт возьми, вы видели это?! – взвизгнула Вико.
Как по команде, дикий взгляд каждого обшарил комнату.
- Что видели? – нерешительно спросил Гидо.
- Прямо там, за окном! Там кто-то есть!
- Успокойся, наверное, это просто ребята вернулись, - успокаивал ее Джейк.
Все затихли в ожидании. Минута, вторая – но никто не вошел в дом. Опасение, словно нечто внезапно ожившее и телесное, дергалось и извивалось в воздухе. Фели пугливо поежилась.
- Может быть, тебе просто показалось?
- Говорю вам, там кто-то есть! Я…
- Бу!
- АААА! Чтоб тебя разорвало, Спиритто!!!
Усмехающаяся Марисса стояла на пороге, прислонившись к косяку.
- Пасс, ну ты и трусиха.
- Психованная…
- Сочту за комплимент, - уже на ходу бросила Мари, выходя из комнаты.
- Привет, крошка, - прошептал такой родной голос прямо над самым ухом девушки. Мия обернулась. И с тихим вздохом облегчения обвила Мануэля руками, прижимаясь щекой к его груди.
- Они еще живы?
- Даже не знаю, плохо это или хорошо, но да, - с тихим смешком ответил Мануэль.
- Хуже, чем обычно? - хмурила Мия.
- Да знаешь ведь их "обычно"...
- Почему все так получилось? - задумчиво шептала она.
- Читаешь мои мысли, любимая. Но, боюсь, ответить не смогу. Спроси сестру.
Левая бровь Мии поползла вверх.
- Думаешь, я не пробовала?
- Он тоже ничего не рассказывает, - с утомленным вздохом согласился Мануэль. - С тех пор ни единого слова. Стоит мне упомянуть ее имя... И он как с ума сходит. Так посмотрит на тебя, что того и гляди достанет циркульную пилу и порубит на фарш.
Мия без юмора хихикнула.
- Яркая картинка.
- Вы, жирные увальни, так и будете сидеть, пока мы таскаем коробки? - ворчал Пабло, занося в комнату очередной красный пакет с лейблом ТиМаркет на боку.
Парни нехотя оторвали пятые точки с диванов и поплелись на улицу, к припаркованной перед особняком машине. В скором времени половина ассортимента придорожного магазинчика оказалась сваленной в кучах на кухонных столах. Мия пробежала глазами продукты, ткнув пальцем в самые объемистые пакеты.
- А это что такое? Разве вечеринка не безалкогольная?
Проходящая мимо нее Марисса поморщилась, игриво ударив ее по плечу.
- Сестренка, тебе что, пять, десять?
- Но...
- Никаких но, отрываемся по полной! - перебила ее Марисса, отвинчивая крышку с первой попавшейся бутылки. Понюхав содержимое, она звучно присвистнула.
- Ну ни хера ты даешь, Бустаманте. Что это?
- Бурбон, - не глядя ответил он.
Она знала это. Но какая-то невидимая сила словно тянула ее за язык. Каждый раз. У нее не было сил противостоять этому желанию. Позлить его, довести до кипения, до гневной ярости... Добиться от него хотя бы каких-то эмоций. Она со страхом понимала, что сама сделала его таким: молчаливым, равнодушным, замкнутым - так не похожим на себя прежнего. Лишь в их словесных перепалках ей удавалось высечь из него искру, страть и безрассудство, лишь на несколько минут сделать его прежним...
- Что?
- Слишком взрослая стала, да? - он внезапно развернулся к ней лицом, угрожающе сверкнув взглядом. - Вот и пей, как взрослая.
- Ах да, советы алкоголика со стажем... - прошипела в ответ она.
- Да пошла ты знаешь куда...
Но договорить не дала вклинившаяся между ними Мия, с самым невинным видом утащив сестру из кухни. Их уход провожали три совершенно различных взгляда: разъяренный - принадлежащий Пабло, обеспокоенный - от Джейка, и задумчивый - Мануэля.
- Да что с вами обоими творится? - без предисловий отрезала Мия, схватив Мариссу за плечи и силой усадив на софу.
- Ничего, - буркнула в ответ Спиритто, вставая.
- Э-э, не так быстро, - воскликнула Мия, спихивая ее обратно. - Говори.
- Мне нечего сказать, хорошо? - процедила Марисса.
- Тогда зачем придираешься к каждому его действию?
- Он... он меня раздражает! И я больше не хочу, чтобы ты когда-либо, ты слышишь, когда-либо поднимала эту тему снова!!
С этими словами она вырвалась из рук сестры и направилась назад в кухню. Подойдя к своему парню, она взяла его за руку и поволокла на улицу.
- Эй, эй, котенок, ты что?
- Ничего. Просто хочу проветриться. Идешь?
- Конечно иду, - с примирительной улыбкой ответил Джейк. - А то вдруг нападет какой-нибудь псих.
- Ты эту ненормальную еще и слушаешь? - фыркнула Марисса. - Ей на каждом углу мерещатся сумасшедшие маньяки.
- А вдруг не померещилось? - наполовину в шутку настаивал он.
- Брось, - отмахнулась Мари, выпуская его руку. - Она и в пришельцев верит. И в вуду. Да еще бог весь во что.
- Ну, не знаю, что до зеленых человечков, но маньяки на самом деле существуют, - с зловещей улыбкой прошептал он. - Один может быть и сейчас прячется неподалеку. Вон за тем кустом, например.
- Тьфу, все желание гулять отбил, - чертыхнулась Марисса. - Пошли обратно.
- А куда торопится?
Но Марисса решительной походкой уже шагала в направлении особняка. В голове осталось место лишь для единственного желания. И она твердо намеревалась его осуществить, даже если ее плану будут пытаться помешать все маньяки, гуманоиды и шаманы вуду во вселенной разом.
- Идем, не отставай. Теперь я свински хочу напиться.

Стадия четвертая
Замкнутая в вертикали

Люди по своей сути стремятся
к порядку, однако действия их
порождают беспорядок.
Шан цзюнь шу,
китайский литературный памятник IV-III вв. до н.э.

Острые красные языки пламени камина, как десятки голов какого-то древнего чудовища, норовили облизать и поглотить в свои бездонные глотки всё. Синие и черные тени в безумном ритме плясали на стенах, отражения расплывались в зеркалах, свинцовая голова не слушалась приказов тела, сама собой падая на грудь. Початая бутылка, как ломоть масла, выскальзывала из нетвердого захвата рук. А он, словно в замедленной съемке, ловил ее над самым полом, не давая ни капле драгоценной жидкости иной свободы, кроме той, в его теле. Или ему казалось, что не давал. Грани реальности плыли перед глазами и раньше, без алкоголя, вне забытия, которого он так отчаянно искал. И так редко находил. Время лечит раны, говорили маститые философы, но, чтоб их разнесло, почему не его раны?! Все это слова, бессмысленные, надежды отчаянных людей. Или эти люди просто не знали, что такое перевернутый вверх ногами мир, который не можешь вернуть в прежнее положение. Или даже не хочешь. Иногда выхода просто не существует, и ты, глотая жалость, давась гордостью, вынужден стоять в тенях, смотреть на ту, что разрушила тебя. Кулаки бессильно опускаются, тебе хочется орать до жгучей боли в горле "Она моя!!!" Даже если не твои руки обволакивают ее объятием, не твои губы целуют ее глаза, ее щеки, ее губы... И не в твои глаза она смотрит с такой... горечью? Стоп! На этот раз он успел поймать ее взгляд. Она торопливо, как загнанный в западню зверь, отвела глаза. И ее взгляд снова полновластно принадлежал этому недоноску. Но теперь он был каким-то полым, неживым... Или неестественность ему только мерещилась?
С разбитым вздохом он откинулся на кушетку, устало бормоча самому себе.
- Что ты делаешь со мной...
- Наливаю выпить! - хохотала Мия, плюхаясь рядом с ним.
Пабло лениво приподнял отяжелевшие веки.
- Сестренка, ты... пьяна... Ты, - он задумался на мгновение, затем ткнул ее пальцем в ребра, заставляя подскочить с диким смешком. - О, ты пьяна как скунс, Колуччи...
- Ага!
- А чему радуешься?
- Все так... красочно! Все вертится, такой ка...ка... калейдоскоп! - закончила она, сияющая и довольная собой. Пабло наклонился ближе, заглянув в ее яркие, остекленелым блеском сверкающие глаза.
- Ты раньше пила?
- Не-а, - бесхитростно ответила она. В таком состоянии все сложные эмоции давались ей с трудом .
- Не следовало начинать с бурбона... - бормотал он.
- А мне все равно! Все такие... счастливые!
Пабло огляделся по сторонам, как будто впервые замечая остальных. Мануэль с Джейком что-то обсуждали, оба парня отчаянно размахивали руками, безумно смеясь через каждое слово. Фели разыгрывала монолог Гамлета, с граненым стаканом в роли Йорика. Вико и Гидо в куче похрапывали на диване. Маркус и Лухан играли в настольный хоккей, периодически выбивая шайбу с картонного "льда" и заваливая на него в приступах пьной истерии. Томми сидел в углу комнаты, страстно прижимая к дивану и целуя... Пилар?! Пабло моргнул. Раз. Два. Точно Пилар.
- Все напились...
- Ага, Эйнштейн!
- Сестричка, тебя бы сейчас на камеру записать, - он у ухмылкой погрозил ей пальцем.
- Оh, I couldn't care what you think of me 'cause... somebody put somethink in my driiiiiiiiiiink!! - пропела она, хохоча.
- Тебе противопоказан панк, милашка.
- Я хочу веселиться! Все, вставайте! Давайте развлекаться! - крикнула она.
Подвыпившие ребята, смеясь, потянулись к их диванчику, и скоро почти все сидели кружком, все еще хохоча. Правда Вико и Гидо никому разбудить не удалось. Мия, уютно устроившись между Мануэлем и Пабло, спросила.
- Сыграем во что-нибудь?
Внезапно Джейк еще больше повелелел.
- Давайте в trust or dare!
- Во что? - переспросила Мия.
- Каждый сначала спрашивает другого, правда или вызов, выбравшему пра... ик... правду, задают вопрос и он отвечает. Кто... выбрал вызов, выполняет желание.
Мия увлеченно захлопала в ладоши.
- Мне нравится! Можно я первая? Окей... Выбирать? Ладно... Джейк, правда или вызов?
- Правда, - с трудом выговорил он.
- Отлично... Что бы спросить... О! - просияла она. - Ты когда-нибудь целовал другого мальчика?
Все с раскрытыми ртами ожидали ответа. Джейк неловко потянул воротник рубашки, прочищая горло.
- Ну... Было пару раз.
В ответ на квадратные глаза остальных он спешно добавил.
- Перепили...
- Вау... - икнула Мия, захлопывая рот. - И как это было?
- Только один вопрос, - торопливо оборвал ее Джейк, краснея и с жадностью прихлебывая от бутылки. - Моя очередь. Ммм... Лухан. Правда или вызов?
- Вызов, - промямлила в ответ она. Видимо, есть что скрыть, с улыбкой подумала Мия.
- Хорошо... Ты должна будешь... Поцеловать Фели!
- Да что вас на хрен за... зациклило на поцелуях!? - в ужасе воскликнула Лухан, проливая на ковер остатки своей выпивки.
- А как же? Все дело в сексе, - ухмыльнулся Джейк.
- И только потому, что я пь...яная. Митре, рот раскроешь - убью! - рычала девушка. Фели же в ее нынешнем состоянии было все равно, целоваться с ней или с деревянным паркетом. Лухан, морщась, торопливо чмокнула ее. Компания недовольно улюлюкала.
- Хватит с вас, живодеры, - скривилась Лухан, звучно отплевываясь. - Моя очередь. Марисса, правда или вызов?
Заметив возбужденный и недобрый блеск в глазах подруги, Мари сглотнула.
- Не заставите. Правда.
- Отлично. С кем у тебя был самый лучший секс в жизни? - закончила Лухан, коварно улыбаясь.
Время остановилось. Мари чувствовала, как кровь предательскими потоками приливает к лицу. Наконец, она ответила.
- Эээ... Еще не было.
Лухан удивленно приподняла бровь.
- А разве вы с Джейком еще не...
- Не твое дело, - отрезала Марисса.
- Не кипятись, солнышко, - успокаивал ее Джейк, целуя в затылок. - Я люблю тебя.
- Я тебя тоже, - пробормотала в ответ она.
Напротив нее, Пабло до боли сжал челюсть. Не было... Еще не было... Я тебя тоже... Еще не было...Я тебя тоже... Ее слова эхом отдавались в голове, одним махом вымывая из тела весь жар алкоголя. Еще не было... Я тебя тоже... Он не замечал того, что она уже обязала Мию на какую-то бессмысленную авантюру со стулом. Боль острыми когтями продирала себе путь внутрь, свивая противный кокон желчи в груди...
- Пабло, правда или вызов? Паблито? - донесся до него из вязкого тумана голос Мии.
- Меня что-то подташнивает, - пробормотал он, вставая на ноги. - Развлекайтесь пока без меня, мне подышать надо...
Марисса проводила его спину взглядом. Черт, сука, ты снова сделала это. Бестолочь, бестолочь, бестолочь... Когда ты устанешь от этой игры, злобная стерва? Ударить его, сбить на пол, протереть лицом в килой луже лжи. Тебя это развлекает, сука? Да? Доставляет удовольствие? Сознание продолжало пьяно хохотать, злобно ухмыляясь втыкать зубчатые шипы в сердце. Нравится? Нравится? Нраааааааавится? И что теперь будешь делать, глупая сволочь? Как ты исправишь это, а? А? Отвечай! Отвечай!!
- Я пойду, выпью.. воды, - воскликнула она, срываясь с колен Джейка. Он, хмурясь, пытался поймать ее взгляд.
- Тебя проводить?
- Не надо, вы сидите пока тут...
- Вообще-то мы уже скоро собирались спать, - вставила Мия.
- Тогда жди меня в комнате, - бросила Марисса, торопливо целуя парня в губы. - Я приму душ и вернусь.

Коридоры, коридоры, десятки коридоров. Стены, потолки, темнота, тишина. Где ты, черт бы тебя побрал?... Внезапно тело придавило ее к стене, руки железной хваткой впились в запястья, дыхание опаляло ее шею, голос с желчью выплюнул в ухо:
- Трахала ради забавы? Ради гребанного развлечения, да?
Она сжалась, силясь подавить дрожь в коленях.
- Отпусти меня, Пабло. Ты пьян, отпусти меня!
- О нет, дорогая моя, я трезв, - продолжал обвинять его голос. - Знаешь, когда слышишь, что тебя называют игрушкой, ты быыыстро трезвеешь.
- Я не говорила этого.
- О, ну зато очень тонко намекнула, милая. Так что, хочешь развлечься снова? Разок, ради старой дружбы?
Его руки скользили по ее предплечьям, его тело плотнее прижалось к ее собственному.
- Не надо... Не говори так. Я не хочу...
- В самом деле? Твое тело весьма красноречиво говорит обратное.
У нее не нашлось слов возразить. Клени продолжали дрожать, но дрожь стала мелкой, приятной. Дрожь предчувствия. Горячие потоки крови стремительно мчались по телу, достигая нужных точек. Дыхание сбивалось, пульс молоточками отстукивал в висках, пальцы рук и ног сладко покалывали. Его губы охватили мочку ее уха, язык нырнул вглубь, лаская, зубы резко прикусили кожу. Она хрипло вскрикнула.
- Нравится грубость? Нет? Но тебе не нравилась и нежность... Чего же ты хочешь, сладкая?
Вместо ответа она с силой развернулась в его руках, сталкиваясь с ним лицом к лицу. Взгляд в глазах обоих стал диким, горящим, затуманенным. Он жидким движение вскинул ее в воздух, ее ноги обвили его талию, ее рот до боли впился в его губы, они глотали стоны друг друга. Не меняя положения, он нащупал первую попавшуюся дверь. Они провалились внутрь, не заботясь о том, куда попадут. Вместе...

Легкие горели и саднили, но она продолжалда бежать сквозь темноту, по коридорам, со скоростью испуганного животного. Слова не вязались в мысли, ноги были словно ватные, дыхание вырывалось наружу тихими хрипами. Она внезано остановилась, распахнув двери комнаты. Он лежал в кровати, зарывшись в подушки. Она подошла к нему медленными шагами, притронулась к плечу. Его глаза распахнулись, сонный взгляд пытался приспособится к полутьме комнаты.
- Ты пришла.
Ее палец остановил его губы.
- Молчи. Только коснись меня...
- Что?
- Я хочу этого.
- Ты уверена? - с сомнением спросил он.
- Да. Не включай свет... Только коснись меня... Не включай свет...
И ты не увидишь следов его рук, ожогов его поцелуев, шрамов его ласк на моей коже...

Стадия пятая
В быструю

Можно требовать, чтобы я
искал истину, но не того,
чтобы я ее нашел.
Демокрит

Язык во рту по ощущениям больше походил на запылившийся ком кошачьей шерсти. В голове Джинджер Бейкер усердно отыгрывал очередное соло, того и гляди норовя разнести черепную коробку ко всем чертям ада. Она с усилием приподняла левое веко, но яркие лучи солнца заставили его тут же захлопнуть.
- Боооожеее…
Ее «подушка» внезапно зашевелилась. Он проснулся, решила она в конце концов.
- Ты спишь?
- Уже нет… Как самочувствие, милая?
Мия обреченно вздыхала.
- Хуже некуда… А я еще когда-то издевалась над похмельным Пабло. Сегодня же попрошу у него прощения…
- Хочешь пить? – пробормотал Мануэль в ее волосы.
- Выпить?!
- Нет же, маленькая пьяница, - тихо смеялся он. – Просто вода. Сушняк поди мучает.
- Хочу, - нетерпеливо выпалила она.
Мануэль осторожно приподнял ее голову со своей груди, бережно укладывая Мию на подушки. Обшарив свой рюкзак, он вытащил бутылку минеральной воды, отсалютовав последней девушке.
- Держи.
Мия буквально мертвой хваткой вцепилась в спасительный сосуд, дрожащими пальцами отвинтила крышечку и, сделав огромный глоток, вздохнула с облегчением.
- Вот теперь начинаю снова чувствовать себя человеком. Я ни за что, никогда…
- Хм, моя стандартная мантра после каждой пьянки, - прервал ее Мануэль, зевая. – Не поможет.
- Да? – с сомнением в голосе протянула Мия.
- Определенно нет. Все так говорят. Но при первой же очередной стопке начисто забывают, как клялись. Или ведут себя, как последние уёбки, а потом божатся, что, мол, стыдно нам. И ни фига – все это a perfect circle.
- Брр… Умеешь ты успокаивать, однако, - поморщилась она в ответ.
- Суровая правда жизни, - умозрительно заключил он.
- Тебе нельзя философствовать…
- Жить тоже вредно, - улыбнулся он.
- Знаешь, - нерешительно начала говорить Мия. – Раньше все было проще. Лучше. Как считаешь?
- Стареть начинаем, детка.
- Да брось шутки, я серьезно, - задумчиво морщилась она.
- Я тоже.
Неловкая тишина пеленой стелилась перед глазами, забивалась в ноздри, мешая дышать. Казалось, что это каждая отдельная молекула воздуха росла к размерам футбольного мяча, и вместе они вытесняли из небольшой комнатки все, мебель, людей, слова. Остались только мысли, такие же молчаливые и нерешительные, как они оба.
- Я не могу понять их, - наконец выдохнула Мия.
Мануэль звучно втянул носом воздух, готовя самого себя к тому, чего сам до конца не еще понимал.
- Раньше они тоже ругались, но, знаешь… как-то ярко, вулканически. А сейчас… Будто из них обоих всю жизнь выкачали, - продолжила она, не дождавшись ответа от него. - Мари крепится, старается вести себя так же, как раньше, но я вижу, что это уже не она. И Пабло… ох, Пабло… Что он делает с собой… Так нельзя жить. Как они оба не могут этого понять?
- Вопрос не предполагает ответа от меня, но я все же скажу, - Мануэль набрал в легкие побольше воздуха и крикнул. – Они идиоты!!
- Тьфу, тише ты, - корила его Мия. – У меня голова раскалывается, и все еще поди спят.
- Скорее всего, - соглашался Ману. – Может пойдем проверим?
- Давай лучше еще чуть-чуть полежим, а? Дай мне спокойно пережить первое похмелье.
- И не последнее, - с юмором добавил он.
- Да ну тебя, - поморщилась Мия. – Знаешь, не для протокола: надо было слушаться Пабло. Не смейся, это не шутка. Он меня предупреждал не пить эту гадость.
- Да, ты вчера здорово поддала жару, - ухмылялся Мануэль.
- Жару? – она непонимающе уставилась на него.
- А ты не помнишь?
Мия задумчиво свела брови, пытаясь выудить из непослушной памяти любые воспоминания дальше шестой порции алкоголя. Безрезультатно. Она покосилась на Мануэля, который ухмылялся в уж очень наводящей на размышления манере.
- Нет, - с усилием выдавила из себя она. – А что я делала?
- Ну, список довольно длинный, - улыбался он, явно наслаждаясь ситуацией. – Соревнование «кто больше выпьет воды», к концу которого она у тебя разве что из ушей не сочилась, родео на стуле, полупрофессиональный стриптиз…
- Что?!
- Эй, эй, его только один я оценил. Кстати, не думала о карьере-
Подушка со звучным хлопком врезалась в его голову. Он ошарашено потирал ушибленное ухо, в тщетных попытках вернуть себе слух.
- Блин, ну и рука у тебя, Колуччи.
- Первое предупреждение, - ощетинилась Мия. – И пока это была только подушка. Обычно мне больше по вкусу сковорода.
Широкие зрачки выпученных глаз поглощали вид хрупких рук девушки. Наконец, взгляд опасливо остановился на ее лице.
- Шутишь?
- Поживешь – увидишь.
- Не быть тебе сеньорой Агирре, милая, - пытался отшутиться он.
Мия вертела в руках бутылку, задумчиво разглядывая пустое донышко.
- У тебя есть еще минералка?
- Не-а. Пойдем на кухню, пошарим в холодильнике, - предложил Мануэль. – Я что-то зверски голоден.

В другом конце коридора другая мантра вертелась в другой голове на сумасшедшей скорости. Что теперь делать? Что на меня нашло вчера? Как смотреть ему в глаза? И самым подлым было то, что она еще так и не смогла понять, кто был этот «он». Она знала, что должна была сейчас думать о том, кто лежал рядом, в сладкой неосведомленности о том, что вытворяла его девушка с другим парнем. Но по какой-то необъяснимой причине она чувствовала, что предала она не этого милого и ни в чем не повинного мальчика, а себя. Себя и Его. Прошлые ошибки не оплакивают, ушедшего нельзя вернуть – но сейчас никто не сказал ей об этом. Приглушенный перьями подушки стон сопровождала одинокая слеза, в самом уголке ее глаза. Она не скатывалась со щеки, просто блестела, не решаясь освободить саму себя. Марисса раздраженно рычала, утыкаясь лицом в белую наволочку. Рядом с ней, тело медленно зашевелилось. Ну вот, время сталкиваться с музык…Мысль оборвалась на полуслоге. Джейк одним махом сел в постели. Тело Мариссы не слушалось команд, кровь застыла, мозг тупо прокручивал снова и снова пронзительный вопль, который просто не мог быть человеческим. Она резко вскочила, схватила халат и распахнула двери, в одном отчаянном рывке бросаясь к кухне. И резко остановилась на пороге.
Она была не права.
Вопил человек.
Через секунду вся комната стала один безумным кричащим обезьянником…

Конец первой части...


 
Lacky_LadyДата: Среда, 13.07.2011, 22:50 | Сообщение # 2
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 25
Репутация: 2
Статус: Offline
Как же жалко что он не дописан! Такое интригующее начало!!!
 
RoziДата: Вторник, 09.08.2011, 21:20 | Сообщение # 3
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
А может продолжение всё таки будет? sad
 
Lacky_LadyДата: Суббота, 13.08.2011, 09:18 | Сообщение # 4
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 25
Репутация: 2
Статус: Offline
К сожалению, вряд ли. Фик был написан (вернее не дописан) давно. Если бы Joanne хотела его дописать - уже сделала бы это.
 
RoziДата: Понедельник, 15.08.2011, 19:59 | Сообщение # 5
Our friend =))
Группа: Пользователи
Сообщений: 7
Репутация: 0
Статус: Offline
sad Ну воооооооот! sad
 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Одиннадцать (by Joanne)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz