Воскресенье, 28.05.2017, 19:42
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяJust another love song - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Just another love song (by Karakum)
Just another love song
katya_shev@Дата: Среда, 15.06.2011, 00:46 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Название –Just another love song
Автор –Karakum.
Бета – Яночка,
Жанр – просто сказка о любви.
Рейтинг – Да читайте все!
Пейринг – Все понемногу: Пабло и Мари, Мия и Ману, Лухан и Маркас даже встречаются.
Дисклеймер – Яир Дори и Крис Морена
Саммари – Все как обычно, мальчик - девочка, девочка – мальчик повзрослели, наделали ошибок, а исправлять не хотят. Верят, что друг без друга сумеют, придумывают разные игры, стараясь соответствовать их правилам, которые постоянно нарушают, но не сдаются. Отчаянные. Словом, эстафета: я ударю, ты ответь. Короче, читайте, критикуйте, как угодно.
Статус – окончено.
Глава 1
для кого-то ТЫ - целый мир...
- А в следующий раз буду выходить замуж в персиковом платье, - произнесла
рыжеволосая кареглазая девушка, придирчиво разглядывая себя в большом зеркале.
- Ты не меняешься! Сначала в первый раз выйди,- усмехнулась стройная блондинка, стоящая рядом.
- Ну, девушки, определились? - продавец-консультант приветливо улыбнулась, вопросительно глядя на сестер.
- Да, пожалуй, я возьму вот это, - кивнула Мари, обращаясь к продавцу, - а сейчас, Мия, Бога ради, помоги мне снять это, меня тошнит от всех этих рюшек, оборочек и складочек. Чувствую себя младенцем-переростком на крестинах, все такое приторно- праздничное,- недовольно морщась, сказала Мари, обращаясь к сестре.
Мия, заметив удивленное лицо продавца, пояснила:
- Не обращайте внимания, это она так шутит, на самом деле она очень счастлива.
- Терпеть не могу, когда ты говоришь за меня, я действительно счастлива, просто проявление радости у меня своеобразное. Мне, Колуччи, как тебе в свое время, совесть не позволяет вытрепать все нервы продавцам, гоняя их по 20 раз туда-сюда, чтобы, в конце концов, решить заказать пошив платья. А потом с милой улыбкой подарить всему коллективу салона парочку тортов из пекарни нашей дорогой Фелиситас, так, в качестве компенсации за время, нервы и моральные силы, которые им пришлось потратить, чтобы удовлетворить запросы твои и моей безумной мамочки.
- Мари, прекрати, ты меня позоришь, - прошипела Мия, но Марисса продолжала, не обращая внимания на тщетные попытки сестры ее угомонить.
- Я до сих пор с ужасом вспоминаю лицо Агирре, когда он увидел по всему городу стенды со своей физиономией и с надписью: “Ману, я тебя люблю”. Кстати, знаешь, всегда хотела у тебя спросить, где ты нашла эту жуткое фото Мануэля для стендов - надо признать, он там не в лучшем своем виде. А вообще, я удивляюсь, и как он на тебе женился? Наверное, у него было помутнение рассудка, раз он отважился взять в жены тебя - истеричку, да еще и получить в качестве приданного мою сумасшедшую мамочку, твоего папу с лицом лешего и твою знаменитую коллекцию мягких розовых игрушек, - заключила Мари.
- Ненормальная, благодаря тебе весь магазин знает о моей личной жизни, - вздохнула Мия,- фотография Ману, между прочим, очень удачная, это я делала.
- Чувствуется,- буркнула Марисса
- Что ты сказала?
- Так, ничего, фото замечательное, говорю.
- Конечно, - согласилась Мия,- папа всегда говорил, что я отлично фотографирую, а насчет семейки сумасшедшей в придачу, так ты себя забыла, сестренка. У тебя с головой тоже не все в порядке, мягко говоря, и папа мой на лешего не похож. Я же молчу, что твоя мама отвратительно одевается, за столько лет я ее так и не переучила. Иногда она напоминает мне веселого клоуна на цирковом представлении, но я все равно ее люблю, что сделаешь, если у человека от природы нет вкуса.
- Как благородно,- насмешливо улыбаясь, заметила Мари, - ладно, я тоже ничего не имею против Лешего, даже люблю его по-своему. Только ты ему об этом не говори.
- А ты не говори матери о том, что я сказала про ее одежду, идет?
- Заметано.
- Нужно покупки оплатить, - Мия направилась к кассе.
- Скажите, а вы не могли бы приберечь для меня вот это персиковое платье? Уж очень оно красивое, я бы завтра за ним пришла, - Марисса тем временем донимала продавца.
- Простите мне мой нескромный вопрос, а зачем вам это платье, вы же только что приобрели одно? – спросила девушка- продавец, искренне не понимая смысл просьбы.
- Понимаете, я все люблю делать заранее, мало ли что, мой парень, конечно, замечательный, но жизнь - непредсказуемая штука, надо всегда быть готовой, вдруг мы разойдемся, и я решу еще раз выйти замуж? Для этого случая персиковое идеально подойдет, оно мне очень нравится, но к тому времени, когда я буду выходить замуж во второй раз, это платье могут уже купить, – пояснила Мари
- Да, но почему бы Вам не купить его сейчас?- спросила девушка, удивленно глядя на Мариссу
- Господи, ну какая идиотка,- подумала Мари, но вслух произнесла другое:
- Просто сегодня мы изрядно потратились, и мои материальные возможности не позволяют мне купить это платье, так мы договорились?
- О чем?- спросила подошедшая Мия
- Конечно, сеньорита – продавец рассеянно пожала плечами.
- Ну, и отлично,- Марисса улыбнулась.
- О чем договорились?- Мия повторила свой вопрос
- Потом объясню,- сказала Мари, - идем?
- Странные они, богачи …- протянул продавец, глядя вслед сестрам.
- Мне кажется, Соня будет не в восторге, узнав, что мы купили платье, не посоветовавшись с ней,- сказала Мия, изучая меню в кафе напротив свадебного салона.
- Ну, подумаешь, огорчится, зато сколько времени и нервов мы сэкономили продавцам,- практично заметила Мари.
- Она, кстати, хотела, чтобы тебе платье пошили,- продолжала Мия,- пожалуйста, принесите вот этот салат с брокколи и сухого белого вина,- она обратилась к официанту.
- А вы что будете заказывать?- он вопросительно посмотрел на Мариссу
- То же самое, - она безразлично пожала плечами, - пошили, купили – для меня это не имеет принципиального значения, к тому же мне его надеть максимум на пару часов. Потом все равно переоденусь во что-нибудь более комфортное. Так зачем нагружать портниху работой, она еще от твоей свадьбы не отошла. Подумать только, вы с Соней заставили бедную женщину перешивать платье 4 раза. Будь я на ее месте, я бы вас послала далеко и надолго.
-На те деньги, что она получила, она уже 4 месяца развлекается где-то в Европе, так что жаловаться не на что,- ответила Мия.
- И потом, ты же знаешь, меня раздражают все эти примерки. Ненавижу, когда меня щупают, замеряют, брр…- Марисса поежилась.
- Не слишком много энтузиазма, ты все-таки замуж выходишь,- заметила Мия.
- Подумаешь, свадьба, большое дело, - ответила Мари, продолжая что-то преувеличенно внимательно разглядывать за окном.
- Можно вопрос? Только ответь честно, пожалуйста,- Мия взяла сестру за руку.
- Валяй.
- Ты любишь Джино? – Мия выжидательно смотрела на сестру.
- Любишь, не любишь, какая разница? Для первого брака он вполне сойдет. Он хороший парень.
- Глупо выходить замуж только потому, что он хороший парень. Ты меня поражаешь. Когда я выходила за Мануэля, я ни о ком не могла думать, кроме как о своем будущем муже.
- Я не ты,- скептически заметила Мари, аккуратно вытаскивая свою руку из ладони сестры.
- Ты ведь не хочешь за него замуж, зачем ты это делаешь? От чего ты бежишь?
- Мия, мне 24 года, мне пора замуж, а Джино идеально подходит для семьи.
- Семья не всегда есть там, где есть брак.
- На что ты намекаешь?
- Я не намекаю, а говорю прямо: самое главное условие счастья и основа для настоящей семьи - это любовь. А ты, насколько я понимаю, просто позволяешь себя любить. Но любовь, Марисса,- это улица с двусторонним движением.
- Слушай, Колуччи, ты теперь подрабатываешь психологом по вопросам брака и семьи? А Ману в курсе твоей новой квалификации? Или, может, мне просветить зятька на этот счет, и глядишь, семейный бизнес откроете, а то я смотрю, ему музыка порядком надоела. – Мари всегда раздражалась, когда Мия так активно начинала вмешиваться в ее жизнь, потому что такие разговоры так или иначе всегда сводились к одному - сестра вспоминала об этом блондинистом кретине.
- Можешь грубить мне сколько угодно, если тебе так легче, но от себя все равно не убежишь. Тебе не кажется, что с Джино ты зашла слишком далеко, он заслуживает, чтобы его любили, а не просто держали в качестве домашнего любимца.
- Я никогда не относилась к Джино как к домашнему животному,- Мари упорно избегала смотреть на сестру.
- Да ты послушай, как ты говоришь о нем: он милый, он хороший, мне с ним уютно, тепло и комфортно. Бред, - Мия начала злиться,- Уютно и тепло может быть в домашних тапочках, а хорошей и милой может быть домашняя собачонка. И не убеждай меня, что без любви тебе легче живется. Я что-то не припомню, чтобы ты особенно была против любви, когда ты жила с Пабло.
- Ну, конечно, с этого надо было начинать, зачем ты мне постоянно напоминаешь об этом блондинистом недоразумении? Мы разошлись, Мия, запомни ты это, наконец, или, может, мне тебе сделать плакат с надписью: Андраде и Бустаманте расстались, чтобы ты перестала доводить меня этими бессмысленными разговорами.
- Ты же любила его, Мари, ну послушай, еще не поздно все отменить, вы наметили свадьбу только через месяц, все еще можно исправить, - Мия разглядывала лицо сестры, пытаясь определить, возымели ли действие ее слова.
- Мия, - Мари устало вздохнула,- исправляют ошибки, а я уверена, что поступаю правильно. Все, я больше не хочу говорить об этом, я ухожу, позвони, когда бросишь свою безумную затею свести меня с Бустаманте. – Марисса направилась к выходу.
Мия не стала ее останавливать, а лишь спокойно продолжала пить свое красное вино. В голове красивой блондинки напряженно шел мыслительный процесс.
Глава 2
Сказать, что без тебя мне плохо
и молчать –
одно и то же.
Кричать?
Сочтут за идиота.
Кто-то
может, и поймёт.
От этого не полегчает...
Лондон.
- Идиот, кретин, нет, это не рекламное агентство, а сброд придурков какой-то, ну, посмотри сюда, ты бы пошел на концерт этого артиста, если бы прочел такой лозунг: Покупай билетов пачку - и получишь водокачку. Что это за бред? Что за слово такое – "водокачка"? Где ты его выкопал? Девид, нам заказали пиар-компанию, а после такого промоушна нам можно собирать шмотки, освобождать помещение и искать клиентов разве что в Австралии,-
кричал молодой человек, швыряя в своего подчиненного всем, что подворачивалось под руку.
- А почему именно в Австралии?- наивно спросил парнишка, увернувшись от очередной книги, которой шеф норовил попасть ему в голову.
- Да потому, что после такой рекламной акции нам только аборигенов продвигать в шоу-бизнес. Все, ты уволен, пошел вон! – Пабло обессилено плюхнулся на стул.
- Босс, ну, пожалуйста, не выгоняйте меня, я все исправлю, обещаю,- парень умоляюще смотрел на Пабло
- Ладно, валяй, только времени тебе до утра. Не справишься - ищи другое место, а сейчас закрой дверь с обратной стороны, я хочу побыть один.
- С какой стороны?- не понял Девид.
- Вон! - заорал Пабло, и парень поспешил скрыться, пока очередная папка с документами не обрушилась на его голову.
- Кретин,- с чувством сказал блондин, наливая себе виски.
- Сэр, на второй линии ваша невеста,- прозвучал голос секретарши
- Соединяй,- коротко бросил Пабло.
- Привет, любимый, почему ты так долго, первый час ночи, а ты все еще на работе?
-Я же предупреждал, что задержусь, - у Пабло явно не было желания объясняться,- Сэм, не жди меня, ложись спать, тут у меня аврал, я, может, только к утру освобожусь.
- Хочешь, я приеду и помогу тебе?
- Чем? Тайский массаж, успокаивающий чай, аутотренинг? Сэм, ради Бога, ложись спать. Целую,- сказал Пабло, положив трубку.
- И я тебя,- прошептала девушка скорее самой себе, чем жениху, вешая трубку. Ей хотелось плакать от обиды, нанесенной только что сказанными словами. Но вместо этого она принялась убирать со стола. Все полетело в мусорное ведро: и ароматические свечи, и уже остывший ужин, и бутылка самого лучшего вина. Он в очередной раз забыл, что они собирались провести этот вечер вдвоем в романтической обстановке. А теперь вся эта романтическая обстановка нещадно уничтожалась.
Пабло сел за стол, откинулся в своем кресле и закрыл глаза. Он думал о том, что завтра предстоит извиниться перед Сэм и не забыть бы купить ей букет цветов. Он ведь все прекрасно помнил об ужине, просто не смог заставить себя поехать домой и выносить ее ласковый взгляд, нежные прикосновения, он просто не мог принять ее любовь. Он был ее недостоин, и почему она оставалась с ним, терпела его грубость, измены, жестокость, безразличие по отношению к ней? Ответ прост: все та же пресловутая любовь руководила ею. Зачем он предложил ей выйти за него? А вот здесь ответа нет. Она хорошая, милая, добрая, она идеально создана для брака. Но разве это повод, чтобы жениться? Ведь еще не поздно все исправить.
- Исправляют ошибки,- произнес Бустаманте, отбивая какой-то странный ритм костяшками пальцев по столу,- а я уверен, что поступаю правильно. Я должен быть счастлив. И я просто обязан сделать ее счастливой.
Аргентина.
- Мия, ты меня пугаешь, в последний раз, когда ты произнесла слово “идея”, мне целый месяц пришлось отговаривать тебя от пластической операции, потому что ты, видите ли, сочла что твои губы недостаточно полные,- сказал Мануэль, начиная волноваться.
- Не тебе одному, - добавила Вико, лежащая на диване в гостиной у четы Агирре, - я тогда в полной мере осознала, что такое упрямство твоей жены.
- Да, она вообще сумасшедшая, сейчас вляпается, а мы - вытаскивай ее из передряг. Что за мысль опять посетила твою голову, Колуччи? Кстати, Марисса купила платье? – спросила Лухан.
-Да, купила, премиленькое платьице, только мы с ней немного повздорили.
- Что случилось, ты опять убеждала ее отказаться от замужества?- спросил Ману.
- Да. Ребята, мы должны помочь Мариссе, она не понимает, что делает, она совершает самую большую ошибку в своей жизни, она будет жалеть,- сказала Мия, многозначительно глядя на друзей.
- Что ты предлагаешь?- аккуратно спросил Гидо, уже предчувствуя, что она сейчас скажет.
- Я предлагаю помирить Мариссу и Пабло,- торжественно провозгласила Мия и оглядела всех присутствующих.
- Ага, только надо заранее заказать всем добровольцам, которые согласятся помогать тебе, место на кладбище. В конце концов, если мы сразу штук пять закажем, будет дешевле? Как думаешь, Гидо? – Вико посмотрела на парня.
- Я, конечно, в этих делах не мастер, но могу узнать, - Гидо явно развлекался.
- При чем здесь кладбище? – не понял генератор идей
- Да притом, что Марисса, когда узнает, поубивает нас всех, даже тех, кто непричастен, а просто был осведомлен, - пояснила Лухан
- Ребята, я серьезно, ну, давайте попробуем в последний раз, это стоит того, если не выйдет, то клянусь, я прекращу все попытки и буду жить со спокойной душой от осознания того, что я сделала все, что могла.
- Ты помнишь, чем закончились наши попытки 4 года назад, когда они решили расстаться? Тогда Марисса не разговаривала со мной целый месяц,- произнесла Лухан.
- А автоответчик Пабло как заведенный отвечал, что если с ним хотят поговорить засранцы из Элитного пути, которые столько лет называли себя его друзьями, то он переехал на другую планету на постоянное местожительство,- добавил Гидо.
- Кстати, если бы не Франко, то у меня бы осталась солидная шишка, так как Марисса все время норовила зарядить мне по голове табуретом,- присоединился к ним Мануэль.
- Лично я жить хочу, у меня скоро ребенок родится, да и вообще Маркос не обрадуется, узнав, что я снова вляпалась в историю, а вот, кстати, и он, - сказала Лухан, отвечая на телефонный звонок.
- Да, уже иду, со мной все нормально, не злись, ничего я не забыла, уже выезжаю, - Лухан выключила телефон,- Ребята, вам привет от Маркоса.
- Что-то случилось?- Мануэль обеспокоено посмотрел на Лухан.
- Нет, все в порядке, просто Маркос не любит, когда я сама за рулем, ему почему-то кажется, что схватки могут начаться, ему же не объяснишь, что на 4 месяце схваток не может быть. После того, как я забеременела, Маркос ведет себя как наседка. Мне, конечно, приятно, но иногда меня это просто бесит. Ну, все мне пора. – Лухан, попрощалась с ребятами и уже будучи в дверном проеме, обернулась:
- Мия, умоляю, забудь о своей идее фикс помирить их, они взрослые люди, они сами решили расстаться. Прошу, не наживай себе неприятностей.
Мия кивнула, и за Лухан захлопнулась дверь.
- Лухан права, ну а мне тоже пора. Время - деньги, пока, сестренка. – Гидо поцеловал Мию в щечку, отчего Ману недовольно кашлянул.
- Прости, забыл, что ты у нас Отелло,- Гидо усмехнулся,- Вико, тебя подвезти?
- Нет, я на машине, - последовал ответ.
- Ну, тогда, до встречи.
- Пока,- грустно произнесла Мия, - вот они - настоящие друзья. Вико, ну хоть ты меня поддержи,- Мия умоляюще посмотрела на подругу.
- Ой, а я и забыла, что мне бежать надо, работа не ждет,- Вико поспешила ретироваться.
- Вико, как ты можешь? Я тебя никогда не бросала в трудной ситуации!
- И я тебя не брошу, но это не тот случай, эта ситуация не просто трудная, она безвыходная,- Вико расцеловала друзей и убежала.
Мия пристально посмотрела на мужа.
- Что?- Ману напрягся,- Даже и не думай, Колуччи, я не стану тебе помогать.
- Ману, но они ведь наши друзья, мы обязаны им помочь, или тебя так испугала история с табуреткой?
- Какая же ты глупенькая, ну при чем здесь табуретка? - Ману подсел к жене поближе, - ты просто должна понять, что некоторые вещи от нас не зависят, она сами так решили, Мия. Кто мы такие, чтобы так нагло вмешиваться в их жизнь? Даже дружба не дает такого права. Обещай мне, что забудешь об этом?
- Хочешь, чтобы я солгала?
- Мия, ну хватит, не веди себя как ребенок,- Мануэль постепенно выходил из себя,- Я тебя не узнаю, в тебе что заговорил голос твоей бабушки-свахи?
Ты и вправду считаешь, что они не были вместе последние 4 года только потому, что Мия Колуччи не приложила к этому свою маленькую ручку?
- Моя бабушка не была свахой. Ману, я, правда, верю, что мы можем их помирить, а ты как муж должен мне помочь. Помнишь, “… и болезни, и в здравии, и богатстве, и в бедности…”? Ты Богу пообещал быть со мной всегда.
- Не приплетай сюда наши клятвы, это совсем другой случай, я твои сумасшедшие планы поддерживать не клялся. А свои мужние обязанности я предпочитаю направлять в другое русло. Пора тебе становиться матерью, может, прибавится ума и ответственности. Как ты на это смотришь?
- Не переводи разговор. Так ты отказываешься мне помочь? Ну почему ты хоть раз не можешь мне уступить?
- Я не могу? Нет, от такой наглости я просто дар речи теряю. Я уступаю тебе постоянно, начнем с того, что я живу в этом доме, отделкой которого ты руководила, и который, кстати, больше похож на архитектурный кошмар, чем на дом, плюс ко всему я согласился, чтобы ты продолжала носить свою фамилию после свадьбы. И заметь, я даже словом не обмолвился, что меня это не устраивает, хотя меня не раз посещала мысль, что моя фамилия для тебя недостаточно известна и что ты попросту меня стыдишься. По- моему, этого больше, чем достаточно. Так что на меня не рассчитывай. А разговор переводишь именно ты, я, кажется, спросил тебя о ребенке?
- Наш дом – просто потрясающий, а если у тебя нет вкуса, то извини, это уже твоя проблема. Вероятно, ты привык в Мексике к хижинам, что ж, я не возражаю, можешь разбить палатку перед домом. Удивляюсь, как я вышла замуж за такого сухаря, ты черствый и бессердечный, о каких детях может идти речь, если ты отказываешься мне помочь в таком жизненно важном вопросе? А насчет фамилии, я тебе сто раз объясняла, что это было желание отца. Я – единственная дочь, и он хотел, чтобы фамилия Колуччи не канула в небытие, да будет тебе известно, что у обоих братьев моего отца тоже девочки, так что род продолжить некому. Если ты считаешь, что я тебя стыжусь, то я еще раз убеждаюсь, насколько плохо ты меня знаешь. А что касается моей идеи, то я все равно не откажусь, и когда ребята придут благодарить меня, ты будешь жалеть, что в свое время не поспособствовал их примирению.
- Ага, благодарить, лучше запасись бронежилетом. Я, конечно, не понимаю, как соотносятся мое желание иметь ребенка и мое нежелание тебе помочь, но тебе видней, так что я рассмотрю предложение спать в палатке, только боюсь, в палатке будет неудобно, поэтому лучше сегодня я переночую в другой комнате, дабы не мешать тебе разрабатывать стратегию действий. А то у меня аура плохая, еще собью тебя с правильных мыслей, - Мануэль закурил.
- Издеваешься? Ну, и пожалуйста, спи, где хочешь, еще сам попросишься обратно. Только смотри, ацтек, как бы ни поздно было.
- За языком следи, девочка, со своими нацистскими замашками ты мне порядком поднадоела. – Мануэль разозлился. Он терпеть не мог, когда в Мие начинала говорить та высокомерная стерва, с которой он почти справился, но которая показывалась всякий раз, когда они начинали ругаться.
- Вот увидишь, я еще помирю Мариссу и Пабло,- сказала Мия, гордо прошествовав мимо мужа, небрежно развалившегося в кресле.
- Вперед, только потом не жалуйся, когда Марисса не так поймет твои усилия.
- Ты ей не расскажешь! - такого поворота Мия не ожидала.
- Это зависит от того, как ты будешь себя вести,- Ману явно нравилась эта игра.
- Пошел к черту,- сказал Мия, громко хлопнув дверью.
Мануэль довольно ухмыльнулся.
Глава 3
Главный закон эволюции во вселенной – Любовь
Вера без любви – фанатизм
Знание без любви – сумасшествие
Жизнь без любви – иллюзия
Марисса.
Я прихожу домой в который раз под вечер, все стандартно, ничего не меняется, так происходит уже сотни тысяч лет. Все та же квартира, все те же светлые обои в лучших традициях психиатрической лечебницы, словно Соня боится любого отражения негатива в моей комнате. Когда она поймет, что я уже большая девочка и не нуждаюсь в ее опеке и маниакальной защите? Риторический вопрос - наверное, никогда. Если я спрашиваю ее об этом, она неизменно отвечает: “Подожди, вот появятся собственные дети, тогда, наконец, сможешь понять, что все мои действия вполне адекватны и объективны”. А я спрашиваю ее в такие минуты, что значит в ее понимании адекватность и объективность? А она отвечает: “Очень просто, все, что я делаю, я делаю для тебя, ради тебя и потому что люблю тебя”. И от таких слов мне становится так хорошо и тепло, совсем как в детстве. Как бы глупо это ни звучало, но человеку нужно, чтобы его любили. Если я знаю, что меня любят и поддерживают, я выберусь, я выживу, чтобы ни случилось.
Все мои вечера одинаковы, словно бы меня когда-то запрограммировали, забив в мое сознание точную стратегию действий на ближайшие 10 лет. Ежедневно я встаю с постели, спуская босые ноги на холодную поверхность линолеума, выглядываю за окно, но там меня встречает все тот же пресловутый серый пейзаж, ничего не меняется, словно бы кто-то нажал на паузу. Ретроспективная картина. Живу, постоянно ожидая перемен, повторяя ошибки. Мир сошел с ума, и я вместе с ним, не умея прощать, иду тропой своих слез. Набиваю разные бессмысленные фразы, слова на компьютере, в поисках понимания прежде всего самой себя, отсюда – растущее чувство одиночества, так глубоко и прочно пустившего корни в моей душе. Иногда играю на своем любимом фортепьяно, и, прикасаясь к прохладным клавишам, я растворяюсь в руках собственной мечты, красивой, но такой несбыточной. Мне часто кажется, что мой мир – это смешение разных бесполезных предметов, совокупность принадлежностей окружающей действительности, даже мой жених входит в эту коллекцию. Откуда он взялся? Сама хотела бы знать, а может, даже знала, просто забыла. Мы вместе чертову уйму времени, а именно - последние 4 года. Все началось так естественно, сначала мы были друзьями, именно ему я плакалась в жилетку, когда у нас с Пабло были неприятности, он утирал мои слезы, давал советы, слушал бесконечные обещания расстаться с Бустаманте, параллельно пытаясь разобраться со своей личной жизнью. У Джино тогда была девушка, тоже сложные отношения, вот, мы и служили друг для друга носовыми платками, бесплатными психологами, дружеской поддержкой и просто спасением. Я даже не заметила, как Джино стал для меня родным, и я никогда не удивлялась, находя у себя в квартире его рубашки, часы, книги, которые он случайно оставлял. Смешно, даже на вещи Пабло я реагировала иначе. Пабло никогда не ревновал меня к Джино, просто не оценивая его как соперника, да и я, по правде сказать, никогда не смотрела на него как на мужчину. Все изменилось, когда мы с Пабло расстались, наши друзья неоднократно пытались нас помирить, и, устав от этих попыток, я просто сказала, что у меня роман с Джино, а он подыграл мне. Ему это, кстати, тоже было выгодно, его девушка отчаянно хотела вернуться, а он не хотел рисковать своим сердцем в очередной раз. Так мы и служили друг другу прикрытием. Все изменилось совершенно случайно, он сказал: "А давай попробуем?" И я подумала: "А почему бы и нет?" С тех пор мы вместе, наша связь крепче любой любви, потому что основана на дружбе, поддержке, доверии, взаимопонимании. В общем, на том, чего с Пабло у нас никогда не было. Да, я не влюблена в Джино, возможно, нашим отношениям не хватает страсти, но именно наша спокойная привязанность друг другу дает мне силы справляться с моими демонами и просто идти по жизни. Хотя Мия постоянно повторяет мне, что я прикрываюсь Джино, убегая от окружающего мира, от проблем, что я попросту боюсь жизни и той любви, что все еще живет во мне. Может, она права, мне и самой это приходило в голову, и я признаю: да, я боюсь любви, поэтому я создала свой мир, свою реальность, а Джино – часть моего мира, он рядом, и за его спиной я чувствую себя тепло и уютно, он не позволит никому прикоснуться к моим мечтам, он и сам никогда не разрушит их неосторожным движением. Мы нужны друг другу. А любовь? Когда-то она уже посещала мою жизнь, и я предпочитаю ограничиться этим опытом, слишком больно, тяжело и бессмысленно продолжались наши отношения с Пабло. Нет, это не тривиальная история мальчика- изменщика и бедной девочки, которая вынуждена была прощать за неимением альтернативы. Главной причиной нашего расставания было непонимание. Мы никогда не понимали друг друга, иногда мне казалось, что нам изначально было предписано жить на разных планетах, но волею случая мы повстречались - наверное, сбой в системе произошел. Но как бы там ни было, два человека из разных миров, говорящих на разных языках, любили друг друга и пытались создать совместное будущие, но все вернулось на круги своя, компьютер Вселенной перезагружен, ошибка исправлена, и мы разошлись, каждый в свой угол. Я слышала, он собрался жениться, что же, мы одинаково мыслим, счастья тебе, Паблитто. А я …Я иду своей дорогой, и черт меня подери, если я когда – нибудь позволю Джино уйти. Вот так и живу, а может, просто существую.
- Но ведь нельзя постоянно бежать от любви, когда-нибудь тебе придется остановиться. А однажды может получиться так, что ты остановишься и поймешь, что пропустила что-то важное, но это что-то будет уже не вернуть. Джино – это твоя защита, ты цепляешься за собственные глупые убеждения, что любви нет, а если и есть, то она неизбежно сопряжена с болью. Но боль-это тоже чувство, это лучше, чем ничего.
-НЕ хочу боли,- я упрямо мотаю головой.
-Быть может, и не придется, ты только сломай тот занавес, который отделяет тебя от мира.
- Может быть, когда - нибудь… - тихо отвечаю я другой своей половине.
- Это значит никогда. Ты останешься там, в пустоте своей комнаты, так и не решившись приоткрыть завесу.
- И пусть, зато я не буду страдать.
- Глупо.
- Не глупее, чем самой искать неприятностей. Уж лучше здесь, за окном наблюдать за миром, прижавшись к холодной поверхности лбом, рисовать на запотевшем стекле странные фигурки и радоваться, что я не по ту сторону.
-А что плохого в той стороне?
- Все, там холодно и пусто, там нет смысла, а здесь тепло и хорошо, здесь мой мир, здесь Джино.
- Но ведь там реальность, а ты живешь мечтой в своем, как ты говоришь, мире. Ведь он просто плод твой фантазии, иногда не совсем здоровой.
- Реальность? А что это такое? У каждого из нас своя реальность, что вообще значит РЕАЛЬНОСТЬ? Можешь объяснить? Молчишь, не потому что не знаешь ответа, а потому что его в принципе нет! Каждый из нас живет в своей реальности, и даже если твоя не похожа на мою, это не означает, что ее нет вовсе. Каждый из нас живет в своем мире, который слагается из наших желаний, мнений, представлений, мечтаний, грез и бла-бла-бла. Просто у меня их больше, чем у других. Иногда мне кажется, что я сама - плод чьего-то воображения.
- Ерунда, ты реальна, посмотри в зеркало, что ты видишь? Человека, с парой рук, ног, ушей, носом и прочей анатомической атрибутикой. Я не хочу давить на тебя, но пора тебе меняться, отказаться от своих детский фантазий. Ты стала взрослой!
- А что, взрослые не мечтают? Вот ты, например, у тебя есть мечты?
- Конечно, хочу стабильную работу, вот моя мечта
- Смешно, - я пожимаю плечами, - разве это мечта, это равносильно тому, чтобы хотеть съесть обед, который стоит в холодильнике. Это реальность.
- Вот об этом я тебе и говорю, мои мечты реальны
- Да ты вдумайся в то, что ты только что сказала: мечты реальны! Это оксюморон, мечта уже предполагает нечто неосуществимое.
- Тогда зачем ты живешь тем, что никогда не осуществится?
- Потому что мне так нравиться, это мой мир, здесь мне уютно. Говоришь, я живу в пустоте? Ну и пусть, может, меня и окружает пустота, а вот тебя она заполняет, ты вакуум.
- А ты забиваешь свою голову ирреальным бредом.
-А ты со своей псевдореальностью стала чересчур настоящей. Ты убеждаешь меня в том, чтобы я отбросила свои мечты, как ты выражаешься, розовые сопли, а что ты сама делаешь? Боишься мечтать, прячешься за своей мнимой черствостью, призрачной серой уверенностью в себе, а на самом деле ты -просто испуганный маленький ребенок, отчаянно цепляющийся за свои идеи. Так что мы с тобой в одной упряжке, боимся мира, но с разных позиций.
Диалог с другой частью меня прекращается, она замолкает на некоторое время. А я снова погружаюсь в свой мир, задумчиво перелистывая страницы любимой книги. В голове струится уже неподконтрольный поток мыслей, я обрабатываю информацию. Ведь та, другая часть меня, она приземленная. Она не дает мне до конца уйти в себя, удерживая обеими ладонями в этом мире.
Нет, разумеется, я не одинока, у меня есть семья, друзья, любимая работа. Я занимаюсь искусством, оцениваю картины, старые вазы, керамику, умею отличить настоящую работу от подделки, определить век, к которому относится создание шедевра, а иногда просто выставляю предметы искусства на аукцион. Но никогда меня не покидает ощущение, что я не на своем месте, я никогда не чувствую себя дома. Мне всегда чего-то не хватает, и это меня убивает - медленно, но верно. Я устала от этого тягостного ощущения, когда тебе что-то просто жизненно необходимо, а ты не можешь понять что, когда ноги сами куда-то ведут тебя, ты слышишь голос сердца, он тянет тебя что-то найти, но ты, отчаявшись понять, что именно, мечешься по дому, как затравленный зверь. Я надеюсь, что это пройдет, когда я выйду замуж, и я наконец-то обрету покой. Мне 24 года, а все, что мне нужно от жизни - это покой, иногда мои желания просто абсурдны. В таком возрасте люди только начинают жить, а мне кажется, что я прожила уже по меньшей мере лет 40. Я так устала, Пабло измотал меня, он, словно вампир, сушит все, к чему прикасается. Я искренне желаю его девушке, а в будущем и жене, чтобы ее не постигла эта участь, ведь он как будто питается чувствами других людей.
Мои мысли прервал звонок в дверь.
- Почему так долго не открывала? Я уже начал волноваться,- мой лучший друг, ввалившись в квартиру, сразу прошлепал к холодильнику. Наверное, от своей жены набрался беспардонной наглости, только если она лезет со своими бесконечными советами в мою жизнь, то он – в мой дом.
- Привет, Ману, и я рада тебя видеть, чем обязана?- я стараюсь придать лицу дружелюбность, я очень люблю Ману, но совместная жизнь с моей дорогой сестренкой на него плохо действует, он становится похож на нее, хорошо хоть не оценивает мой гардероб, читая мне лекции о том, как я ужасно одеваюсь.
- Ой, совсем забыл, конечно, привет,- он целует меня по-отечески в лоб,- а вода есть? Жарища ужасная стоит.
- Да, поищи, где-то внизу стоит.
- Не густо тут у тебя, опять с очередной картиной сидела до утра? Слушай, великий ценитель искусства, ты хоть мне говори, что у тебя шаром покати, я тебе холодильник заполню, раз уж ты со своей работой даже о еде забываешь,- Мануэль деловито осматривал холодильник, хлопая дверцами, попеременно открывая то одну камеру, то другую,- А что, у Джино от предстоящей свадьбы тоже мозги набекрень?
- Почему?
- Ну, если и он забывает следить за тем, чтобы ты ела, то, вероятно, крыша съехала.
- Твои умозаключения меня поражают. Джино, кстати, нет, он уехал на неделю, какая-то командировка. И вообще, давай закончим обсуждать пищевой вопрос, ты же знаешь, я ем мало, мне много не надо, вышла вечером, йогурт купила – и достаточно,- сказала я, усаживаясь на стул напротив Ману, уничтожающего бутерброд с ветчиной.
- Вот – вот, оттого и тощая такая, совсем шкидла,- да приятелю явно не пошла на пользу женитьба на моей сестренке.
- Позволь нескромный вопрос: нет, ты не подумай, мне, конечно, не жалко, почему ты всегда голодный - у вас что, с Мией с деньгами туго? Да не похоже на Франко, чтобы он оставил свою единственную дочь голодать.
- Хватит ерничать, ты прекрасно знаешь кулинарные способности моей жены, а недавно она еще и кухарку уволила, ей, видите ли, показалось, что бедная женщина строит мне глазки. Сумасшедшая, я, конечно, все понимаю, ревность и прочее, но кухарке-то было не меньше 50. Да и вообще, я, похоже, тронулся, но уже несколько лет ни на кого смотреть не могу, кроме этой припадочной. Как думаешь, это лечится?
- Вы оба чокнутые, - я прыснула со смеху, Ману всегда умел поднять мне настроение,- Слушай, а ты зачем приехал, что-нибудь случилось? И где Мия?
- Мия у Сони, они там что-то к твоей свадьбе готовят. Я что, просто так заехать не могу? - обиделся Ману.
- Не злись, конечно, можешь. Оригинально, моя свадьба, а они что-то за моей спиной устраивают.
- Ты только им не говори, что я тебе рассказал, а то Мия меня прибьет, - Ману заволновался, поняв, что сболтнул лишнее, - но ты права, я действительно не просто так приехал.
- Да, а в чем дело?
- Я кое-что тебе привез.
- Что?- загадочный вид Ману меня заинтриговал.
- Это мой свадебный подарок, в смысле – лично от меня,- он протянул мне конверт.
Я вытащила содержимое. Сказать, что я была удивлена,- ничего не сказать.
- Путешествие на Гавайи? Ты и впрямь сумасшедший. Во-первых, моя свадьба только через месяц, во-вторых, почему это подарок только от тебя лично? В-третьих, здесь только один билет, а без Джино я не поеду.
- Объясняю. Только от меня лично, потому что Мия сказала, что это верх безвкусицы, и отказалась ко мне присоединяться. Я решил, что тебе нужен отдых, так как в свете последних событий ты плохо выглядишь, не в обиду. Приготовления почти закончены, тем, что осталось, займутся Мия и Соня, а тебе жизненно необходим отдых. Поехать тебе придется без Джино, так как ехать нужно завтра утром, а как ты сама только что сказала, что он вернется не раньше, чем через неделю. И потом, тебе пойдет на пользу побыть какое-то время без него, еще раз обдумаешь правильность своего выбора,- Ману закурил.
- И ты туда же? Джино - мой выбор, я хочу с ним быть, независимо от того, поддерживаете вы это или нет,- я начала выходить из себя.
- Так я разве против? Марисса, солнышко, со мной не надо бороться и тем более мне не нужно ничего доказывать. Это же я, Мануэль, я тебя люблю и всегда поддержу, ну, в рамках разумного, конечно,- его обезоруживающая улыбка как-то мгновенно уничтожила зачатки моего раздражения, но не подозрительности.
- А откуда вдруг такое стремление мне помочь? Почему-то мне кажется, что здесь не обошлось без твоей жены. Что происходит? - я пристально следила за его реакцией, но Ману был совершенно спокоен.
- Мия ничего не затевала, она даже не знает, что я у тебя. Не веришь, позвони и сама убедишься,- он протянул мне сотовый.
- Не надо, я верю. Вот только не знаю, стоит ли ехать. У меня столько работы, но за подарок все равно большое спасибо.




Сообщение отредактировал katya_shev@ - Среда, 15.06.2011, 00:47
 
katya_shev@Дата: Среда, 15.06.2011, 00:48 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
- Марисса, ты, наверное, меня не поняла,- Мануэль хитро улыбнулся, - Я не прошу тебя поехать, я настаиваю. Я хочу, чтобы ты отдохнула, и ты отдохнешь. А если ты будешь сопротивляться, то я посажу тебя в самолет силой, не забывай, что я старше, выше, а главное, во много раз сильнее тебя.
- Не знаю, как может повлиять наша разница в возрасте и росте на мое нежелание ехать, но я обещаю подумать.
- А ты откажись и узнаешь, как мои параметры могут повлиять на твое желание,- Ману не собирался сдаваться.
- Я же сказала, я подумаю, а сейчас я устала и, если не возражаешь, я бы хотела остаться одна.
- Никаких “подумаю”, или отвечаешь сейчас, или я отсюда не уйду, сейчас еще и петь начну. Выбирай,- его невозмутимый вид меня бесил.
- Ладно, черт с тобой, я поеду! И как Мия только тебя терпит?
- Вот так бы и сразу! А насчет Мии… Так мы с ней друг друга стоим, а ты еще мне спасибо скажешь,- улыбнувшись, сказал Ману, и подумал про себя: “хотя, скорее убьешь”,- А сейчас мне пора. Рейс в 10, значит, я заеду за тобой около 9, идет?
- Идет.
- Ну, тогда до завтра,- поцеловав меня, он вышел.
Я пошла собирать вещи. А может, Ману прав, и мне нужен этот отдых? Надеюсь, Джино все поймет правильно.
Глава 4
I started my life when you knoc ked on the door
Found something inside I didn't dare to ignore
Now I do believe in flowers on the moon
I'll swim beside the golden tide
You crashed by the gate
Captured my fate
Salvation
My eyes couldn't see
I hardly breathed
I was diving so deep
Salvation
Roxette Salvation
Мия и Ману.
Ману вошел в дом, Мия ждала его, скрестив ноги в кресле у камина.
- Почему так долго? Я уже извелась вся.
- Наглеешь, малышка, скажи спасибо, что я вообще согласился тебе помогать. А долго? Так уж тебе ли не знать, какая твоя сестренка упрямая. Пришлось потрудиться. Так что я свою часть уговора выполнил. Теперь твоя очередь.
- Я уже уговорила Пабло,- сказала Мия, проигнорировав последние слова мужа.
- Мия, ты меня слышишь? Я спросил, готова ли ты ответить за свои слова?
- Отвечу, раз сказала, значит, отвечу. Я никогда тебя не подводила,- она отвернулась к огню.
Он сел в кресло напротив, развернул Мию лицом к себе и спросил:
- Что происходит?
- Ничего.
- Что значит "ничего"?
- То и значит,- она избегала смотреть ему в глаза.
- Мия, я тебя ни к чему не принуждаю, я хочу, чтобы ты родила мне ребенка, только если ты сама этого хочешь. Посмотри на меня,- попросил Мануэль.
Она повернулась, в глазах стояли слезы, и по-детски шмыгнув, она прошептала:
- Значит, ты не разлюбишь меня, если я скажу, что пока не готова к рождению ребенка?
- Господи, ну, какая же ты еще маленькая, я не сумею тебя разлюбить, даже если очень захочу.
- И злиться не будешь?
- Ну, если ты мне объяснишь, почему ты не хочешь детей, то не буду.
- Я хочу ребенка, но мне страшно.
- Чего ты боишься?
- Не знаю, всего, что стану толстой и некрасивой, что ты перестанешь обращать на меня внимание, что умру при родах, что не стану хорошей матерью, в конце концов.
Ману рассмеялся. Он поднял жену на руки и опустился в кресло со своей ношей.
- Послушай меня. Беременность не значит полнота, да, ты прибавишь несколько килограммов, но знаешь, тебе это не повредит. Что касается красоты, то это абсолютная глупость. Ты красива от природы, ну, скажи мне, куда это может деться? К тому же, как беременность может тебя изуродовать? Ты будешь носить ребенка, новую жизнь, как это может испортить твою внешность? А если ты волнуешься насчет того, что мое отношение к тебе изменится, если я увижу, что ты поправилась, то ты меня совсем не знаешь. Мия, я видел тебя больной свинкой, когда твоя шея опухла и напоминала столетний дуб, я видел тебя с сыпью на лице, когда после нашей экстремальной поездки в Африку ты подцепила какую-то аллергию. А помнишь, как ты заболела, и я ухаживал за тобой, а ты запрещала мне смотреть на себя, потому что тебе казалось, что без косметики ты слишком бледная?
Она кивнула, теплые слезы бежали по ее щекам, а он стирал их своей ладонью, продолжая, - Я помню, как ты корчилась от боли в желудке, сжимая мою руку, так что хрустели кости, выкрикивая проклятия. Мия, за столько лет совместной жизни, я видел тебя разной, и ни разу, слышишь, ни разу у меня не возникло мысли, что ты мне омерзительна или что мне противно к тебе прикасаться.
- А еще я помню, как ты успокаивал меня, когда я просыпалась вся в слезах от ночных кошмаров, я тогда так ужасно выглядела.
- А еще я видел тебя с потекшей тушью, размазанной помадой и с…
- Когда?- перебила его Мия. Она-то думала, что не позволяла себе появляться в таком виде при муже.
- А помнишь, на выпускном вечере в университете ты перебрала, потом пыталась пуститься в пляс на барной стойке, закончилась все тем, что ты кричала, как любишь весь наш курс, причем к каждому ты обращалась поименно, я тогда думал, засну, пока ты закончишь. Ну, а потом ты отрубилась, и я повез тебя домой.
- Меня рвало?
- Было немного, тогда и косметика потекла, пока я тебя умыть пытался.
- Боже, как стыдно, - Мия закрыла лицо руками, - У меня расплылась косметика, меня рвало.
- Ну, видишь, если я уже и это выдержал, то тебя беременную как-нибудь смогу выносить,- Ману улыбнулся, отнимая ее ладони от лица.
- Как ты меня терпишь?- наивно спросила Мия, заранее зная ответ, просто желая услышать эти слова еще раз.
- Ну, не знаю, …- он решил поиздеваться
- Ману,- Мия легонько ударила его по плечу.
- Шучу, шучу, ты же знаешь. Я, наверное, ненормальный, но я просто очень тебя люблю, и любить буду, какая бы ты ни была - полная или худая, блондинка или брюнетка, с косметикой или без нее, я люблю тебя любую.
- Наверное, это и есть настоящая любовь, когда ты принимаешь человека таким, какой он есть. Да?- спросила Мия, прижимаясь к мужу.
- Именно так, моя принцесса. Именно так. Иногда мне даже страшно становится от этой любви,- произнес Ману, задумчиво глядя на огонь.
-Почему?
- А вдруг ты меня бросишь? Только не смейся, но иногда мне и впрямь кажется, что я недостаточно красив для тебя, недостаточно богат, в общем, что я просто недостоин тебя.
- Глупый, какой же ты глупый, для меня ты самый красивый, самый умный и вообще самый, самый… Ты лучший, Мануэль, даже не смей думать о том, что ты мне не подходишь, слышишь?
Он крепче обнял жену, зарылся лицом в ее волосы и как-то очень тихо прошептал: "Слышу".
- Мия, как думаешь, мы поступаем правильно с Мариссой?
- Я очень хочу верить, что да. Она же любит его, кому, как ни нам это знать.
- Но иногда любовь причиняет такую сильную боль, что лучше уж совсем без нее.
- Уже ничего не остановить, мы так решили, значит, нужно идти до конца.
- Согласен.
- Красиво, правда?- спросил Ману, кивая на огонь.
- Угу,- рассеянно ответила Мия, ласково теребя волосы мужа.
- О чем думаешь?
- О том, как мне повезло, что у меня есть ты. Я люблю тебя.
- Я знаю.

В комнате воцарилась тишина, наполненная теплом и нежностью. Два человека, пьяные от осознания того, что они – половины друг друга, сидели в кресле перед камином, наблюдая за причудливым танцем языков пламени. Он накручивал на пальцы пряди ее волос, а она ласково прикасалась губами к его шее. И почему-то им обоим хотелось плакать. Вскоре темнота поглотила все вокруг, огонь приятно потрескивал, и каждый из них думал, что хорошо бы оставить все так навсегда. А ведь когда - то и они были с разных планет, но пришел тот момент, когда принцесса поняла, что она готова променять свой кукольный рай, так тщательно созданный для нее папочкой, на обычную жизнь этого мексиканца. А мексиканец решил, что принцессе не нужно идти на такие жертвы и отказываться от того, к чему она привыкла с рождения. Он согласился стать частью ее кукольного мирка. А почему бы и нет, черт возьми? Если она хочет жить в придуманном мире, значит, он будет с нею, и эту сказку они допишут вдвоем.
Глава 5
I couldn't tell you why she felt that way,
She felt it everyday.
And I couldn't help her,
I just watched her make the same mistakes again.
What's wrong, what's wrong now?
Too many, too many problems.
Don't know where she belongs, where she belongs.
She wants to go home, but nobody's home.
It's where she lies, broken inside.
With no place to go, no place to go to dry her eyes.
Broken inside.
Avril Lavigne Nobody's home
Марисса.
Проводив приятеля глазами, я задернула шторы.
- Что же, похоже, придется ехать. Тем лучше, по крайней мере, отдохну.
Включив своих любимых Cranberries, я пошла собирать вещи. А что берут с собой на острова? Боже, я так давно нигде не отдыхала, что уже забыла, как это делается. Ладно, возьму пару джинсов, легких маек, шорты, юбку, и, пожалуй, хватит, в конце концов, не на год еду, а на каких - то три недели. Ненавижу собирать вещи, просто мне слишком часто приходилось в жизни это делать. В детстве мы с матерью часто переезжали, потом - бесчисленные оставления колледжа “навсегда” из – за постоянных ссор с Бустаманте, потом бесконечные переезды из квартиры Пабло в свою по причине все тех же пресловутых ссор, естественно, все эти переезды сопровождались собиранием вещей. Смешно, но, когда мы с Пабло в последний раз помирились, и я снова въехала в е го жилище, я даже чемоданы распаковы вать не стала. А смысл? Мы оба знали, что больше, чем на пару-тройку месяцев нас не хватит. Почему расставались? Сама бы хотела знать. Слишком много ненужных слов было сказано, и попробуй потом убедить себя, что это так, в порыве ссоры. Даже если удастся, все равно потом будешь мучиться вопросом, а вдруг человек и в самом деле считает, что без тебя ему было бы легче, вдруг он и вправду думает, что ты - причина всех его несчастий и главная помеха в жизни. От этих сомнений избавиться невозможно. Были ли измены? Были, с обеих сторон. Только не намеренно. Глупо, пожалуй, звучит - непреднамеренная измена. Но именно так и было. Мы ругались часто и беспричинно. Оказалось, секс на стороне - хороший способ сбросить напряжение, а иногда и отомстить. Так только сначала кажется, потом понимаешь, что проблему это не решает, а скорее усугубляет. Не знаю, сколько таким образом разряжался Пабло, но с моей стороны это было лишь единожды, и то случайно. Случайный парень, такая же случайная ночь, в общем, все это не могло претендовать на что-то серьезное, так, набор случайностей, которых для одного вечера оказалось как-то слишком много. Чувствовала ли я после этого свою вину? Может, и должна была, но это ощущение у меня напрочь отсутствовало. Я не чувствовала себя виноватой, когда проснулась утром в чужой постели, когда тихонько одевалась, когда на прощание взглянула на парня, мирно спавшего, обняв подушку. Я не считала себя виноватой, когда, покидая его комнату, увидела на прикроватной тумбочке фото его жены и двух маленьких дочек. И, наконец, я не думала о том, что поступила неправильно, когда, вернувшись домой под утро, совершенно спокойно посмотрела в глаза Пабло и солгала ему, что была у Мии. Естественно, она подтвердила, так как он, естественно, спросил. Не доверял? Возможно. Поверил ли? Определенно, нет. Но и не задал ни одного вопроса. Почему? Потому что не имел права. Так он сам чувствовал, я знаю. Слишком много в его жизни было подобных случайностей, чтобы он меня в чем-то обвинял. Но после этого между нами выросла стена. Прекратились скандалы, его измены - все прекратилось. Отношения медленно и плавно сходили на нет. Мы продержались еще пару месяцев и расстались. Кто был инициатором? Оба. Просто сели и поговорили, что для нас было совсем нетипично. Обычно все наши попытки поговорить спокойно, как взрослые люди, заканчивались криком, битьем посуды, метанием тяжелых предметов - это было мое излюбленное занятие, жаль, Соня в свое время не отдала меня в какую-нибудь спортивную секцию. Может, и преуспела бы в метательных упражнениях. Хотя не все было так гладко, меткости мне явно не доставало, поэтому я неизбежно попадала в стены, но только не в голову Пабло, отчего наш дом напоминал общественный туалет, как он любил повторять. Обои были порваны, местами вообще отсутствовали. А ремонт? Да кому это было нужно, я бы с Пабло и в сарае жила. Мне было хорошо с ним, а не в его доме. После наших ссор я театрально хлопала дверью, обещая больше не возвращаться, Пабло же ехал за сочувствием к Гидо. После одной из ссор, самой смешно теперь вспоминать, я решила провести церемонию похорон нашей совместной жизни, чтобы, так сказать, скорее освободить сердце от оков этого блондинистого идиота. Никогда не забуду лицо Пабло, когда он, вернувшись домой, застал там всех наших друзей, облаченных в черное, а в прихожей стоял гроб. Дело в том, что предупреждать его я намеренно не стала, а эту процедуру решила провести в его квартире, где было прожито 3 совместных года. Так вот, входит Пабло, меня не заметил, так как я сидела за спиной Мануэля. Мия, очевидно, восприняв все серьезно, так как я сообщила ей, что если она не поможет, то я непременно отправлюсь на тот свет, встала и громогласно произнесла:
-Присаживайся, Пабло, выпей с нами за все то хорошее, что принесла она вам! За все те счастливые мгновения, которыми вы обязаны ей, за светлые моменты, которые она, не скупясь, вам дарила!
Не знаю, когда Мия успела сочинить этот пошлый монолог, но Пабло, почему-то решил, что хоронят Соню. Он побледнел, ноги его подкосились, он лишь смотрел на меня, глупо хлопая ресницами и странно раскрывая рот. Мануэль тут же среагировал и усадил его в кресло, подав ему стакан с какой-то жидкостью, как позже оказалось с водкой. Паблитто залпом все выпил и отключился.
- Пабло, Пабло, очнись, черт бы тебя побрал, - вещала Соня, щелкая пальцами перед глазами несостоявшегося зятя. Пабло открыл один глаз и тут же закрыл его, бормоча: Чур меня, чур меня.
-Совсем чокнулся, - вздохнула моя мать и, взяв стакан воды, выплеснула содержимое в лицо Пабло. Тот подскочил и закричал:
- Соня, вы живы?
- Не дождешься, - сказала Соня, закуривая и усаживаясь в кресло напротив.
Я не выдержала и захохотала. Мия ошарашено посмотрела на меня, и очевидно, решив, что у меня нервная истерика, побежала в кухню за валерианой. Пабло, наконец, пришедший в себя, грозно спросил:
- Ты что здесь устроила? Чьи это похороны? Совсем спятила? – вопросы так и сыпались, но ответить я так и не смогла из-за накатившего истерического хохота.
Ситуацию прояснила Мия:
- Это похороны вашей любви. Марисса это устроила, чтобы скорее тебя забыть, а я взялась ей помочь и пригласила всех близких людей,- сказала моя сестренка, поднося к моему рту ложку с темно-коричневой жидкостью.
- И вы все знали и ничего мне не сказали об этом бреде? – Пабло обвел взглядом присутствующих.
- Нет, а что здесь такого? Даже забавно вышло! - давясь от смеха, произнес Гидо,- по-моему, Мари очень оригинально придумала.
- На меня не смотри, я только сегодня обо всем узнала,- подала голос Вико, усаживаясь рядом с Соней.
- А меня бы Мия убила, если бы я рот раскрыл, для тебя это должно было быть неожиданно, так доктор прописал,- сказал Мануэль.
- Ты точно ненормальная, - заключил Пабло, - я так испугался.
- Ну, не преувеличивая, зятек, неужели ты и впрямь меня так любишь?- Соня скорчила ехидную гримасу.
Пабло не ответил.
- Ну, помянули покойницу и ладно, давайте расходиться,- успокоившись, произнесла я.
И только все начали расходиться, как в квартиру влетел Серхио с безумными воплями:
- Где мой сын? Где Пабло? Что ты с ним сделала, сумасшедшая? – орал мэр и очень смешно размахивал руками.
- Я здесь, папа, все нормально,- Пабло усадил отца на стул.
- Да, в порядке Ваш ненаглядный, как видите, жив, здоров и довольно упитан. А кто из нас сумасшедший, так это Вы, какого черта так орать? И вообще, как Вы здесь оказались?
- Мне позвонила Соня и сообщила, чтобы я приехал на похороны.
Я укоряюще посмотрела на мать.
- А что такого? Я посчитала, что все должны быть в сборе, - Соня пожала плечами.
- Так что произошло?- Серхио, наконец, обрел способность говорить нормальным тоном, не срываясь на крик.
- Черт, устала по десять раз объяснять одно и то же. Мы с Вашим сыном расстаемся, а это так, маленькие проводы нашей совместной жизни.
- Аллилуйя! Первая трезвая мысль, посетившая твою голову, Марисса. Я и не думал, что доживу до этого счастливого момента. Теперь Пабло заживет спокойно, навсегда освободившись от тебя и твоей сумасшедшей семейки.
После последней фразы Соня не выдержала, и началась словесная перепалка, куда незамедлительно вмешались Мия, Мануэль, Гидо, Вико, Лухан и даже Маркос, молчавший до этого времени. Я, воспользовавшись моментом, выскользнула за дверь.
- Ты куда? – спросил Пабло, последовавший за мной.
- Я ухожу, расстаюсь с тобой, бросаю тебя, неужели не ясно? Освобождаю тебя от себя. С этой минуты можешь считать себя свободным.
Таким вот странным образом мы иногда расставались. Я ни о чем не жалею, но, как бы странно это не звучало, повторить я бы не решилась. Если бы была возможность все вернуть назад, в тот момент, где все началось, я бы бежала от этого светловолосого парня, ставшего моим проклятием.
На следующее утро около 9 мы с Ману были в аэропорту.
- Ну, все, пока, малышка, отдохни там как следует и делай глупости,- приятель давал мне напутственные советы.
- Что ты имеешь в виду?
- Ну, оторвись там и за меня тоже,- он улыбнулся.- Все, иди, скоро посадку объявят.
- А почему Мия не прие хала?
- Ну, у нее дела какие-то, просила тебя поцеловать за нее,- Ману чмокнул меня в щечку, и прошептал:
- С Богом.
- Увидимся, - сказала я, небрежно набросив сумку на плечо.
Глава 6
Худший способ скучать по человеку - это быть с ним и понимать, что он никогда не будет твоим.-
Габриель Гарсиа Маркес
Яркое солнце упрямо боролось с подступавшими облаками, не желая так быстро сдавать позиции. Марисса уже второй час лежала на пляже в надежде приобрести золотистый цвет кожи, но у погоды, похоже, были свои планы. "А приятно вот так лежать и ничего не делать, подставляя тело ласковым солнечным лучам и наблюдая за тем, как волны заботливо укрывают песок",- думала девушка.
Почувствовав прохладу, Марисса, не открывая глаз, скрытых за темными очками, передвинулась левее. Но тень отчего-то не желала отступать. Марисса открыла глаза и тут же предпочла их закрыть.
- Привет,- весело сказал блондинистый парень.
- Скажи, что я перегрелась на солнце и у меня галлюцинации, тебя здесь нет, мне померещилось,- она продолжала лежать с закрытыми глазами.
-Я не фантасмагория, лучше объясни мне, Спиритто, какого черта ты здесь делаешь?
- Ты не мог бы?- попросила Марисса, кивая на солнце.
- Что?- Пабло не понял,- Ах, да, прости,- сказал он и бесцеремонно плюхнулся рядом.
Марисса сняла очки и села.
- Судя по всему, это снова твоя ненормальная сестрица,- предположил Пабло
Мари кивнула и добавила:
- И ее пришибленный муж, они оба одержимы идеей нас помирить.
- Только они?- Пабло хитро сощурился,- А может, это ты, Спиритто, преследуешь меня в надежде восстановить былые связи?- договорить он не успел, так как согнулся от подачи в живот,- Полегче, детка, с чувством юмора у тебя по-прежнему плохо.
- Во-первых, я Андраде, пора бы уже запомнить, во-вторых, много чести, мэрское отродье, я здесь на отдыхе. А вот тебе бы лучше убраться, этот остров слишком мал для нас двоих,- Марисса легла, давая понять, что разговор окончен.
- У тебя устаревшие сведения. Мой отец больше не мэр, он, кажется, баллотируется в президенты, так что я не мэрское отродье, если уж на то пошло, а президентское, так как в победе папы не сомневаюсь. И потом, я здесь, как и ты, на отдыхе, а если тебя что-то не устраивает, то я сам лично куплю тебе обратный билет и провожу в аэропорт - заметь, совершенно бесплатно, что делает мне честь, ведь проведенное с тобой время опасно для жизни.
- Предлагаешь мне заплатить тебе за то, что ты уже полчаса как удостаиваешь меня своим обществом? - Марисса усмехнулась.
- Ну что ты, я же джентльмен, я не возьму с тебя денег, но мы можем договориться,- его губы снова растянулись в этой противной ухмылке.
- Пошел ты. А насчет твоего папаши, то не обольщайся, он, может, еще и проиграет, так что выше головы не прыгнешь, не быть тебе президентским отпрыском,- она старалась уколоть побольнее.
- Да я и в роли мэрского потомка себя неплохо чувствую. А ты здесь одна?- вдруг спросил Пабло
- Да, Мия, видимо, решила, что стоит нам увидеть друг друга, как мы обо всем забудем, и расстроятся обе свадьбы,- Марисса поправила волосы
- А откуда такая осведомленность о моей женитьбе? Все - таки следишь за мной, Андраде?- спросил Пабло, делая акцент на ее фамилии.
- Пабло,- лениво произнесла Марисса,- ты, похоже, перегрелся и забыл, что у нас с тобой друзья общие, и только ленивый в Буэнос-Айресе не знает, что Бустаманте младший женится на какой-то английской дурочке.
- За языком следи, ты ее не знаешь, чтобы о ней так говорить,- Пабло задело последнее замечание.
- Ты за мой язык не переживай, Бустаманте, а на твою невесту мне абсолютно плевать, равно как и на тебя. Ты тоже здесь один?
- Хочешь составить мне компанию? Но прости, спешу тебя разочаровать, вакансия уже занята, я здесь с мамочкой,- Пабло улыбнулся, обнажая ровные белые зубы.
- Мора решила подзагореть?- Марисса удивленно приподняла брови.
- Да, погода просто чудесная,- ответил Пабло, прикуривая.
- Паблитто, милый, иди ко мне, - раздался голос молоденькой девушки, лежащей неподалеку.
- Мамочка?- Марисса усмехнулась
- Солнечные ванны делают чудеса,- пожал плечами Пабло,- иду, детка.
Марисса встала, подхватила свое покрывало, вытряхнула его так, что добрая часть песка осталась на штанах у Пабло, и, довольная собой, произнесла:
- Надеюсь, что мы с тобой будем крайне редко встречаться.
- Будет скучно - только свистни, составлю компанию,- Пабло улыбнулся.
- Нет уж, развлекай свою мамочку.
Марисса гордо прошествовала мимо парня. Он проводил ее взглядом и направился к ожидавшей его девушке.
- Кто это был? - спросила его подружка.
- Не бери в голову, просто мой кошмар наяву. Убью ее сестрицу, которой я обязан этим отдыхом,- сказал Пабло, задумчиво глядя на море,- ничего хорошего эта встреча мне не сулит.
Тем же вечером Марисса решила принять приглашение на ужин одного навязчивого парня, который бросал недвусмысленные взгляды в ее сторону вот уже несколько дней.
Первое, что увидела Мари, войдя в ресторан, был Пабло со своей спутницей, танцующие посреди зала. Казалось, он был вполне доволен. Марисса, проходя мимо, намеренно обняла своего ухажера. Пабло, увидев ее, улыбнулся. Закончился танец, и он твердой уверенной походкой направился к столику Мари.
- Только не это,- прошептала Марисса.
- Что-то не так?- спросил молодой человек, оглянувшись.
- Тим, видишь того парня, что идет к нам, с разукрашенной девицей?
- Да, ты его знаешь?
- Здесь познакомились, но знаешь, он убежден, что мы хорошо знакомы и постоянно несет какую-то ахинею. Так что не обращай внимания, мне кажется, он не в себе, посмотри, он все время улыбается, как умалишенный.
- Да, он и в самом деле похож на умственно отсталого. Не волнуйся, я не стану с ним спорить.
- Марисса, дорогая, как поживаешь? – Пабло пребывал в самом лучшем расположении духа.
- Спасибо, отлично, а как ты?
- Все в порядке, развлекаюсь, а как твой жених поживает? Когда свадьба?
- Свадьба через месяц, - Мари подмигнула своему спутнику,- А как же твои жена и трое детишек? Что же ты не взял их с собой на отдых?
- Жена и трое детей?- глаза его девушки округлились. Не церемонясь, она отвесила ему пощечину и ушла.
-Браво, Мари. Один - один, – усмехнувшись, сказал Пабло и потер рукой красную от удара щеку.
- Приятно было познакомиться,- Тим пытался тактично намекнуть Пабло на то, что пора бы и честь знать.
- А мне - то как приятно. Еще увидимся, Мари,- сказал он и пружинистой походкой, все еще потирая щеку, направился к выходу.
Марисса улыбнулась.
- Ну, что закажем?
- Мне все равно, что-нибудь на твой вкус.

- Что делаю? На пляже лежу. Да, загораю. А тебе вообще следует голову оторвать за твои проделки. Ой, Колуччи, ну, не делай вид, что не понимаешь, о чем я. Ты опять в свахи заделалась? Какого черта здесь твоя сестра делает? Ах, случайно отдыхать поехала? Конечно, понимаю, бывает, из всех мест на Земле она почему-то выбрала именно то, куда ты меня отчаянно толкала, опять же отдохнуть. А я, идиот, тебе поверил. Решил, что доброта дружеская в тебе говорит. Все, Колуччи, пока, и не звони мне больше. Я обиделся, можешь считать, что друга ты потеряла. Почему? Слушай, подруга, ну ты наивная, ты что, впрямь думаешь, что после пребывания 3 недель на одном острове с Андраде я вернусь живым? Пока, говорю, Колуччи, и передай мужу, что ему я завещаю свою гитару. А тебе? Нет, ну какова наглость, на верную смерть меня отправила, а еще подарки требует. Пока, Колуччи, дай Бог, свидимся!- лениво говорил в трубку сотового телефона голубоглазый парень, развалившись на песке.
-Что за черт? – задал он вопрос сам себе, увидев женскую фигурку метрах в 15 от пирса, отчаянно махающую руками и периодически скрывающуюся под водой.
- Либо кто-то решил поплавать топориком, либо этот кто-то тонет,- размышлял Пабло на бегу,- в любом случае этот кто-то будет рад моему появлению.
Когда он достиг пирса, девушка уже пошла на дно, потеряв последние силы в попытках удержаться на плаву.
К счастью, Пабло отлично плавал под водой, и ему не составил о большого труда вытащить ее. На пробу она оказалась легкой. Крепко прижав ее к себе, он вынырнул. Отдышался и захотел утонуть, взглянув на жертву океана.
- Марисса, какого черта? Зачем ты полезла в воду, не умея плавать?
- Я и не собиралась плавать, просто случайно упала с пирса. А тут ты подоспел, за что тебе огромное спасибо! – произнесла Марисса, выплевывая воду изо рта.
- Благодарности потом, надо отсюда выбираться. Давай так, обними меня за шею и не шевелись, а я буду плыть. ОК? И давай без самодеятельности, послушай меня хоть раз в жизни.
Она кивнула и крепко обвила руками шею Пабло. Они поплыли, точнее он поплыл, а Марисса выделывала странные пируэты правой рукой.
- Бога ради, ты решила нас утопить, что ты делаешь?- прокричал Пабло, про себя молясь, чтобы Господь не позволил ему умереть в 20 метрах от берега, да еще и с этой сумасшедшей в придачу.
- Я гребу, как рыба, пытаюсь тебе помочь.
- Да? А я думал, что ты пытаешься нас утопить. Я, конечно, очень тебе признателен, но воздержись от своих рыбьих замашек, пока мы не достигнем берега.
- Как знаешь, только потом не говори, что я ничего не сделала для нашего спасения. Ты обрубил все мои попытки на корню.
- Ну что ты, как можно? Своим молчанием ты уже оказываешь мне неоценимую помощь. Если еще учесть, что именно благодаря тебе мы оказались в этой ситуации, то я тебе вдвойне благодарен за это бесподобное времяпровождение.
- Фу, наконец-то доплыли, черт, я вся мокрая, у меня юбка к ногам прилипла. Как я теперь пойду, на меня же все смотреть будут!
- Что-то не припомню, чтобы тебя когда-нибудь волновало всеобщее внимание, а вот кому надо беспокоиться, так это мне,- сказал Пабло, остановившись в метрах трех от берега.
- Почему, в чем дело? Почему ты остановился? Поплавать еще решил?- спросила Марисса, приглаживая растрепавшиеся волосы и выходя из воды.
- Кто бы мог подумать, Андраде, ты такая любвеобильная, что стащила с меня плавки, пока я тебя спасал. Вот и помогай после этого людям, того и гляди, последние трусы снимут, не заметишь!- проговорил Пабло с усмешкой.
- Так ты что, голый? Наверное, я случайно стянула, пока цеплялась за тебя? А что же ты не сказал?
- Странная ты, Андраде, я твое тело бездыханное вытаскивал, если бы еще с трусами разбираться начал, то утопил бы обоих.
-Ну и что делать? Посиди здесь, а я принесу тебе что-нибудь из твоего номера.
- Не выйдет, я ключи потерял, пока раздевался на бегу, куда-то в песок упали, да и к тому же портье в мой номер тебя не пустит, Пабло запустил пятерню в мокрую шевелюру, пытаясь что-нибудь сообразить.
- Ну, тогда могу предложить тебе свою юбку,- произнесла Марисса и начала торопливо стягивать с себя кусок мокрой ткани, прилипший к телу.
- Ты что, предлагаешь мне разгуливать по пляжу в женской юбке? – у парня расширились глаза от негодования.
- Что-то не припомню, чтобы всеобщее внимание тебя когда-нибудь волновало, - съязвила Мари, - и потом за неимением лучшего пойдет и моя юбка. Или ты предпочитаешь сидеть в воде голый, пока береговая охрана не доберется до тебя, и тогда уж тебе придется им объяснять, какого черта ты устроил здесь нудистский пляж?
- А, может, ты за полотенцем сбегаешь?- все еще пытался сопротивляться Пабло
- И бросить тебя здесь одного после того, как ты спас мне жизнь? Нет уж, мэрский сынок, вода холодная, еще простудишься, давай, вылезай, чего покраснел, как девица на выданье? Что я там не видела? – Марисса стояла, ухмыляясь и протягивая ему юбку.Пабло вышел из воды, прикрывая причинное место, и взял юбку у Мари из рук.
- Да, не мой размерчик, - произнес он, пытаясь напялить на себя маленький сморщенный кусок ткани, пару часов назад именовавшийся юбкой от Versace,- Спиритто, а ты уверена, что это юбка, а не набедренная повязка, уж больно она короткая.
- Андраде, - машинально поправила Марисса,- ну, надевай быстрей, втяни живот в себя, вот, другое дело, а говорил, не войдешь, она от воды растянулась. Отлично выглядишь, Бустаманте. Давай, молнию застегну, чтобы приличней выглядел.
- Ай, ты что делаешь? – Спросил Пабло, взвизгнув от боли.
- Сказала же, молнию застегиваю, ну, вот и все, можем идти!
- А ты? В смысле ты так и пойдешь? Без юбки? В одних трусах? Совсем спятила? – до Пабло вдруг дошло, что Мари стоит перед ним в одной блузке, едва прикрывающей белые трусики.
- Совсем с мозгами плохо!- вздохнула Марисса, - Естественно, я так и пойду, не впервой, ей Богу.
- Не понял?
-Все потом.
- Что-то мне не по себе от перспективы идти в таком виде через пляж, полный народу.
-Вперед, мы и не в такие передряги попадали,- сказала Марисса, и, взяв Пабло за руку, уверенно сделала шаг вперед.


 
katya_shev@Дата: Среда, 15.06.2011, 00:56 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Они шли по пляжу, Пабло едва поспевал за своей спутницей, так как ноги все время запутывались в узкой и короткой материи, называемой юбкой.
Все взгляды отдыхающих были обращены на эту странную парочку, девицу в прозрачной мокрой блузке и трусах и парня, бедра которого были обмотаны чем-то непонятным.
Пабло, заметив всеобщее внимание, покраснел. А Марисса только крепче сжала его руку, почувствовав его смущение.
- Прости,- тихо сказала она.
- За что?
- За то, что втянула тебя в это, я ведь знаю, тебе неуютно.
- Какая проницательность! А какому мужику может быть уютно в женской юбке на пляже, где на него глазеют по меньшей мере 50 пар глаз? Ладно, не бери в голову, все нормально, я привык. Только у тебя есть уникальная способность всегда ставить меня в дурацкое положение,- он засмеялся.
- Знаешь, я думаю, через пару часов вся Аргентина будет знать, что сын без пяти минут президента разгуливает по пляжу на Гавайях в женской одежде с какой-то странной девицей!
- Зато отец сразу догадается, кто эта девица! Потому что глупости я совершал только с тобой,- Пабло продолжал смеяться.
- Тебя это совсем не волнует?- Мари с удивлением посмотрела на Пабло, всегда боявшегося гнева своего отца.
- Нет, я ведь большой мальчик, верно?
- Бустаманте, мне понадобилось утонуть, чтобы, наконец-то, услышать от тебя эти слова?- Мари улыбнулась.
- Что я большой мальчик?
- Нет, что большой мальчик больше не боится папочки!
- Так, значит, я больше не мэрское отродье и папочкин сынок?
- Возможно, но как же мне теперь тебя звать?
- А просто Пабло не пробовала? Приятно познакомиться! – он улыбался ей, совершено забыв, что на них смотрит весь пляж.
- Идет, ну, тогда и я заслуживаю быть просто Мариссой, не Андраде, и тем более не Спиритто. – предположила она.
- Заметано, значит, мир?
- Мир! – торжественно произнесла она и обняла Пабло.
- Совсем обнаглели! – сказала какая-то женщина средних лет , глядя на них и нарушив эту трогательную примирительную беседу.
-Завидуете? – внезапно спросила Марисса, повернувшись к ней,- И правильно, это последние модные тенденции из Франции, для самых продвинутых, как видите,- бросила девушка и, гордо развернувшись, побежала догонять парня.
- Смотри, Мари, осторожнее, а то завтра все отдыхающие вырядятся, как мы с тобой,- Пабло лукаво посмотрел на нее.
- Не знаю как ты, а я не откажусь побыть в роли законодателя моды,- рассмеялась Марисса.
- Слушай, а как ты в воде оказалась? Зачем купаться полезла, не умея плавать?- спросил Пабло, беря ее за руку.
- Я и не лезла купаться, я на пирсе стояла, споткнулась и упала в воду и утонула бы, если бы не ты.
- А все потому, что не слушала меня, когда я еще в школе пытался научить тебя плавать, - вздохнул Пабло, вспомнив, как тяжело ему давались уроки плавания с Андраде.
- А, так это были уроки плавания? А я-то думала, что был инструктаж, как правильно утонуть без вреда здоровью.
-Если бы ты делала все то, что я говорил, то сегодня нам бы не пришлось разгуливать в таком виде.
- Теперь буду делать,- тихо сказала она.
- О чем ты?
- Хочу научиться плавать, поможешь?- в голосе скользнула надежда.
Пабло внимательно посмотрел на нее, пытаясь разгадать, что это - очередная издевка или искренняя просьба.
Найдя ключ к ее поведению, он небрежно сказал:
- Ладно, завтра в 10 и не опаздывай. А не будешь сл ушать меня, сам утоплю.
- Договорились,- произнесла Марисса и направилась к себе в номер. Пабло шел за ней.
- Пабло, ко мне в номер ты не пойдешь, - сказала она, стараясь не смотреть ему в глаза.
- Расслабься, Мари, я живу на том же этаже,- ответил Пабло и обогнал ее на лестнице.
- Пабло, - позвала она.
- Да?- он обернулся.
- Спасибо еще раз!
- Спасибо не отделаешься, Андраде, потом сочтемся,- и снова эта знакомая до боли ухмылка.
- И не надейся, - она покачала головой.
- Ну, это мы еще посмотрим. Завтра в 10,- сказал он, ожидая, пока коридорный откроет ему номер.
- Я помню,- сказала она и хлопнула дверью.
Едва Пабло пришел в свой номер, как раздался телефонный звонок.
- Пабло, - услышал он рассерженный голос в трубке.
- Информация, однако, быстро распространяется, - подумал Пабло, и произнес:
- Здравствуй, папа!
- Какого черта ты устроил? Мне позвонили и сказали, что ты разгуливаешь по пляжу в женском тряпье с какой-то девкой распутного вида. Ты спятил? И это накануне выборов? Пабло, ты специально?
- Полегче на поворотах, президент, эта распутная девка, как ты выражаешься, едва не стала твоей невесткой, так что придержи язык,- Пабло обозлился.
- Что я слышу? И здесь не обошлось без Андраде? Черт с тобой, это твои проблемы, но скажи мне честно, ты что, гей?
- А что ты имеешь против нетрадиционной сексуальной ориентации? – Пабло принялся поддразнивать отца.
- Пабло, не шути со мной,- угрожающе произнес Серхио, - я сейчас тебя серьезно спрашиваю, на кону моя президентская карьера.
- Ну, а если и так, сеньор Бустаманте, вы отречетесь от собственного сына? Упечешь меня в психушку на время предвыборной кампании? А может, сразу пристрелишь?
- Не городи ерунды, - Серхио разозлился
- Расслабься, папа, я не гей, и не звони мне больше, мне осточертела твоя предвыборная кампания, как впрочем и ты сам, а будешь допекать меня своей заботой, я заявлю на всю Аргентину, что я гомик, и не видать тебе президентского кресла, как своих ушей! Ты забыл, я уже взрослый мальчик, в штанишки не писаю, в советах не нуждаюсь, свои прихоти оплачиваю сам. Так что, папа, не соизволишь ли ты пойти к черту?- сказал Пабло и швырнул трубку.
Глава 7
Ты околдуй меня своей улыбкой,
Сведи с ума движением ресниц,
Внуши, что жизнь моя была ошибкой,
Ну, а любовь не ведала границ!
Ты забери с собою, если хочешь,
Осколки сердца и души огни,
Былые дни и будущие ночи,
Но от себя лишь только не гони!
В твоих руках иль кара, иль награда,
Что не решишь – я покорюсь судьбе,
Но без тебя мне никого не надо,
И жизнь моя принадлежит тебе...
Мия и Ману.
Тишина. Все вокруг исчезло. Осталось только ее ровное дыхание. Свет уличного фонаря проникает в окно, роняя свой мягкий свет на постель. Я счастлив. Она со мной, так что еще нужно? А что я? А я мир строю, для нас, для двоих. Я грубым бываю, жестким и вообще, ее не стою. И ненавижу себя за это, и ее еще больше люблю. И в чудеса верю. Она научила. Говорит, если верить, чудо непременно произойдет. Смешная, не понимает, что сама жизнь с ней – это чудо. Каждый день просыпаюсь с ней рядом, а все кажется, что она возьмет и исчезнет. Интересно, а ангелы существуют? Если да, то уверен, моя жена – один из них. А еще она любить умеет. И меня научила. Я ведь раньше не умел, а она пришла, взяла меня за руку и повела за собой. С тех пор и плетусь за ней, иногда ворчу недовольно, когда она глупости делает, но позволяю ей в эти же глупости и меня втягивать. Люблю помогать ей, люблю чувствовать себя нужным ей. Люблю ее, любую. Она еще наивная такая, на мир смотрит сквозь розовые очки, ну, а я стараюсь, чтобы эти очки не разбились, заботливо возвожу стены нашего мира. Я не хочу боли для нее, пусть думает, что все так, как папа изначально ей нарисовал. А я дорисовывать буду и защищать ее от всего. И от нее самой, что самое важное. Она взрослеет. И я горжусь ею, и успехам ее радуюсь больше, чем своим собственным. Я иногда чувствую себя рядом с ней волшебником. Она захотела игрушку, а я взмахнул палочкой и достал. Она верит, что я все могу. Я не подведу, не разочарую. Ненормальная любовь, но наша. А скоро у нас малыш появится. Она боится пока, но я ведь рядом. Девочка будет, я уверен. Маленькая, волосы светлые, глазки зеленые, красивой будет, как мама. Я буду лучшим отцом на свете. Мир для нее нарисую. Чтобы смеялась всегда, и в любви росла. Зачем всякий бред написал? Только бумагу извел понапрасну. А все оттого, что она рядом. Улыбается во сне. Сижу рядом и смотрю. Я ждал этой улыбки. Счастлив. А жить все-таки здорово!

- Ману, Ману, ты где?- спросила Мия, проведя рукой по шелковым черным простыням.
- Я здесь, родная,- ответил муж, входя в комнату с подносом в руках.
- Что это?- она улыбнулась
- Завтрак, а это для тебя,- Мануэль положил розу рядом с женой на постель.
- Какая красивая, а где ты ее взял? – она вдохнула аромат цветка и закрыла глаза.
- В саду у соседа, надеюсь, он не обидится,- Мануэль, улыбаясь, смотрел на нее.
- Спасибо,- прошептала она, обнимая мужа.
- Ну, чем сегодня займемся?- спросил он, беря в руки апельсин.
- Как, а ты разве не работаешь?- удивилась Мия
- Нет, мадам, сегодня я целиком в вашем распоряжении, я взял выходной, - ответил Ману, чистя фрукт.
- Как здорово! Можем сходить в ресторан, как ты на это смотришь?
- Мм- Ману поморщился, - не хочу в ресторан, может, просто на пляж?
- Я согласна, сейчас только душ приму и оденусь.
- Давай, а я тебе компанию составлю,- сказал Мануэль и направился в ванную.
Мия встала с кровати, накинула шелковый халатик и уже собиралась последовать за мужем, как вдруг ее внимание привлек листок бумаги, сложенный вчетверо на прикроватной тумбочке. Она взяла в руки и развернула: Тишина. Все вокруг исчезло. Осталось только ее ровное дыхание. Свет уличного фонаря проникает в окно, роняя свой мягкий свет на постель… – было выведено ровным почерком
- Мия, ты где?
Ответа не последовало.
- Мия? – он вошел в комнату.
- Мия, - легонько тронул за плечо,- что ты читаешь?
- Вот случайно нашла. Это ты написал? – ее глаза наполнились слезами.
- Да, вчера не спалось, вот и занялся бумагомаранием.- Мануэль смутился,- ну, ладно, ладно, можешь начинать смеяться.
- Это очень красиво,- тихонько прошептала она, пряча лицо у него на груди,- Можно, я возьму? – последовала робкая просьба.
- Да, это ведь о тебе,- он рассеянно пригладил ее волосы. Казалось, парень совсем не ожидал, что его писанина вызовет такие эмоции.
- А я часто улыбаюсь во сне?- спросила она все так же тихо, словно боясь спугнуть этот момент.
- С тех пор, как мы женаты, почти каждую ночь,- он внимательно смотрел ей в глаза.
- Это значит… значит, что ты каждую ночь на меня смотришь, пока я сплю?
- Почти.
- Но зачем?
- Боюсь, что ты исчезнешь,- вдруг честно, неожиданно для самого себя, признался он.
Она крепко обняла его и едва слышно прошептала:
- Я с тобой навсегда.
- Так значит, у нас есть вечность?- пряча улыбку в ее волосах, спросил он.
- А это совсем даже неплохо, верно?- поднимая на него глаза, спросила она.
Он рассмеялся и поднял ее на руки:
- А теперь в душ, Колуччи, займемся претворением в жизнь плана под названием: беременность!
- Ну, если ты настаиваешь, Агирре, то я, пожалуй, соглашусь! Ты же знаешь, я никогда не умела тебе отказывать.
Он посмотрел на нее уже без улыбки и прошептал: "Дай, Бог, чтобы так было всегда!"
"Ничто не вечно" -так звучит одна человеческая мудрость, но, возможно, Господь сделает для этих двоих исключение, позволив им жить в сказке. В сказке, где радость обнимает своей теплой ладонью, красота скользит в самых унылых серых пейзажах, ветер дарит свободу, печаль живет в темной и сырой пещере, никогда не показываясь и не омрачая светлые, яркие дни своим присутствием. Надежда и вера, приветливо улыбаясь, делают мечты реальными. А любовь? Любовь правит там, но она слепа. И сумасшествие ведет ее за руку.
- Утро доброе,- произнесла Марисса, насмешливо разглядывая шорты Пабло
- Как оно может быть добрым, если на чинается со встречи с тобой? Что смешного?- резко ответил он
- Да так - она пожала плечами,- тебя твоя английская подружка снабжает такой забавной одеждой? В Лондоне сейчас модно носить красные шорты в синюю полоску?
- Не твое дело,- огрызнулся Пабло,- может, начнем? И еще, Марисса, раз уж я подписался на это, то давай без стеба, я сегодня не в том настроении.
- Ладно,- миролюбиво согласилась девушка, - только последний вопрос, Пабло?
- Валяй,- вздохнул он, предчувствуя, что она сейчас сболтнет очередную гадость.
- Настроение плохое, потому что твоя киска, которую ты представил мне своей мамочкой, отставила бедного мальчика без десерта?- Марисса ухмыльнулась.
- Нет, - ответил он, подхватывая ее на руки,- киска бросила меня после того, как одной ненормальной пришло в голову поинтересоваться, как поживают моя жена и детишки!
- Ты что делаешь?- испуганно спросила Марисса, оказавшись в руках у блондина.
- Ну, как же? Буду учить тебя плавать. Знаешь, как в древней Спарте мальчиков учили плавать? А я тебе расскажу, в воду бросали, ну, а там, как Бог решит, - выкарабкается - достоин называться спартанцем, а нет - так помолимся об успокоении души его,- проникновенно вещал Пабло, с удовольствием наблюдая за реакцией рыжей.
- Но ты же этого не сделаешь,- жалобно спросила Мари.
- А почему нет? Зная твою, погоди, как бы поточнее выразиться, ах да, неуемную жажду жизни, ты выберешься, а я буду наслаждаться редкими минутами спокойствия, которые рядом с тобой являются непозволительной роскошью,- Пабло вошел в воду.
- Когда мы жили вместе, ты как-то не слишком мечтал о спокойствии,- а ну, отпусти меня, кретин, идиот, демоническое отродье, отпусти, кому говорю,- кричала Марисса, колотя Пабло по спине.
- Когда я жил с тобой, я был слеп, глуп и чрезвычайно молод. Я наделал много ошибок, но сейчас я исправлю свою самую большую, сделаю миру одолжение, утопив тебя. Да прекрати лупить меня, больно же! Ой, как здесь глубоко, я уже едва стою на ногах,- Пабло театрально покачнулся.
- Мамочка,- прошептала Мари, переставив бить Бустаманте и вцепившись в него так крепко, что он вскрикнул.
- Ай, я и не думал, что ты такая сильная. Отцепись, Марисса. Ну, все, на этой не слишком оптимистичной ноте я тебя покидаю, спасибо за все, ты останешься для меня хорошим воспоминанием, тони на здоровье. – Пабло отнял ее руки от своей шеи,- Отцепись,- сказал он.
- Нет - она затрясла головой.
- Отцепись,- угрожающе произнес он,- Мари, ну я же пошутил. Если бы ты была чуть более сообразительной, ты бы, наконец, поняла, что я все еще стою на дне, и воды здесь мне по грудь, а, учитывая, что ты всего на голову ниже меня, ты здесь не утонешь.
Марисса слезла с его шеи и что было силы, ударила его по руке.
- Кретин, чертов придурок, ты же знаешь, что я боюсь воды, ты мне еще за это ответишь, - пообещала она.
- Кретинка скорее ты, неужели ты подумала, что я бы мог тебя бросить? – раздраженно произнес Пабло, потирая ушибленную конечность,- Да, чувство юмора у тебя ни к черту.
- Зато у тебя в избытке,- Мари развернулась и побрела к берегу.
- Эй, ты куда, а уроки плавания? – Пабло бросился ее догонять.
- Спасибо, наплавалась.
Пабло нагнал ее и, взяв за плечи, развернул лицом к себе:
- В чем дело? Почему ты бежишь?
Она попробовала отвернуться, но он держал слишком крепко.
- В чем дело? – Пабло повторил свой вопрос
- Мне стыдно, что я так испугалась,- выдавила она, отводя глаза в сторону.
- Тут нечего стыдиться, - давай продолжим, обещаю, больше никаких глупых шуток,- Пабло пристально смотрел на нее.
- Нет, ничего не выйдет,- она снова сделала попытку вырываться, но безуспешно.
- Не узнаю Мариссу Андраде, ты никогда так быстро не сдавалась,- Пабло приподнял ее подбородок и посмотрел в глаза.
- Я боюсь воды,- еле слышно прошептала она. Он улыбнулся. Ей всегда так сложно был признаваться в своих страхах.
- Ты не доверяешь мне?
Она молчала.
- Отбросив все то, что у нас было - все взаимные упреки и обиды, ты можешь вспомнить, чтобы я когда-нибудь позволил чему-нибудь плохому случиться с тобой?
Она помотала головой, вытирая слезы тыльной стороной ладони.
- Марисса, посмотри на меня,- попросил он.
Она подняла на него глаза.
- Что бы ни случилось, что бы ни произошло между нами, в каких бы мы ни были отношениях, я никогда, слышишь, никогда не оставлю тебя в беде. Ты всегда можешь на меня рассчитывать, только позвони, и я тут же примчусь, где бы я ни был. Запомни это. Я говорю сейчас очень серьезно. А теперь будь хорошей девочкой, перестань плакать, и пойдем преодолевать твой страх воды.
- Ты иногда бываешь таким милым, Бустаманте,- она прижалась к нему, - а у тебя есть страхи?
- У меня было 2 главных страха, один из которых я поборол,- ответил он.
- Какой?
- Я боялся гнева папаши, мнения папаши, разочаровать папашу. А теперь мне попросту плевать, что он будет думать обо мне,- проведя ладонью по ее спине.
- А второй твой страх? – спросила она, наслаждаясь его прикосновениями.
- А второй давно уже реализовался, ни к чему об этом говорить. Приступим? - он улыбнулся.
- Давай,- она улыбнулась в ответ.
Он провели на пляже целый день и, надо признать, Пабло оказался хорошим учителем. До участия в соревнованиях ей было еще далеко, но плавать вполне сносно он ее научил. Хотя это стоило ему клока волос, который она вырвала, когда ей вдруг почудилось, что она тонет, царапины на плече, когда она в очередной раз решила проучить его за стеб, и довольно внушительной шишки на голове. За что? Если бы он сам мог понять. Ее ведь понять невозможно, она такая, какая она есть. Упрямая, своенравная, иногда жестокая и очень живая. Такими обычно бывают дети. Именно так. При всей своей кажущейся разумности и рассудительности, она все еще остается инфантильным ребенком. Ребенком, который всегда получает желаемое и которого нельзя не любить. Может, она и не красива в этом общепринятом классическом понятии красоты, но она очаровательна. А это больше, чем красота. Красота ведь может привлечь, но не может удержать, если за ней не стоит нечто большее, что достаточно редко бывает. А Марисса умела не только привлечь, она умела заинтересовать, завести, понять. Ему казалось, она умела все. И она была для него. Почему отпустил? Слишком устал. Устал стараться соответствовать. Устал быть тем, кем он не является. Ведь она не умела любить безусловно, по крайней мере, так он считал. С ней всегда надо было быть сильным, ведь если дашь слабину, то разочаруешь ее. А этого он всегда слишком боялся. Разочаровать кого-то, но самое главное, ее. И он ушел и ей позволил уйти. Теперь с ним другая. Не похожая на Мари, скромная, тихая девушка. Он счастлив? Он миллионы раз задавал себе этот вопрос. Ответ? Отрицателен. Он спокоен. До омерзения спокойная и размеренная английская жизнь рядом с английской девушкой. Английская сдержанность, чопорность, а порой и суровость. Ему нравится? Он привык.
- Пабло, Пабло, ты где? – Марисса отчаянно трясла его за плечо,- ты бы хоть предупредил, что в Англии научился спать с открытыми глазами, а то я испугалась.
- Я просто задумался,- произнес он, глядя на нее.
- Задумался? Сейчас приведем тебя в чувство,- Марисса зачерпнула воды и брызнула в него.
- Война?- он приподнял бровь,- будете просить пощады, сеньорита Андраде,- сказал Пабло и ответил ей тем же.
- Как самоуверенно, супермен! – она рассмеялась и одарила его следующей порцией соленой воды.
В эту минуту они оба напоминали детей, беззаботных и счастливых, и, казалось, любовь снова дает им шанс, только бы приняли. Этот хрупкий момент мог бы стать началом новой истории, а океан мог бы обвенчать не хуже священника. Любовь здесь рядом, только протяни ладонь, только позволь ей коснуться себя, и она вмиг раскрасит твою жизнь самыми причудливыми цветами, позовет радость, и та, улыбаясь, окликнет надежду. Страх исчезнет в расщелине дерева, забрав с собой ложь и трусость. Страсть и желание заполнят жизнь, а сумасшествие возьмет любовь за руку. Ведь любовь слепа, о чем гласит одна старая сказка, и сумасшествие как верный спутник всегда служит ей поводы рем.
- Ну, что, сдаешься? - грозно спрашивала Марисса, сидя верхом на своем побежденном противнике.
- Да, только пощади,- Пабло скорчил смешную рожицу.
- Ну, дай подумать, что я потребую взамен,- она задумалась.
- Нет, зайка моя, что я потребую взамен за обучение, вот в чем вопрос,- он хитро улыбнулся и резким движением перевернул ее на спину.
- И чего же ты хочешь?- она тоже улыбнулась, и обняла его за шею.
Он нежно коснулся губами ее губ и провел по ним языком.
- Я уже и забыл,- прошептал он
- Что?- она посмотрела на него
- Вкус твоих губ,- сказал он и поцеловал ее.
Волны, накатывая, заботливо укрывали этих двоих, не мешая им наслаждаться друг другом.
- Молодые люди? – раздался рядом голос.
Пабло недовольно повернулся.
- Может, продолжите в номере?- сотрудник пляжного патруля строго смотрел на них, - Здесь, между прочим, пляж, а не публичный дом, здесь дети гуляют, имейте совесть.
Пабло поднялся и подал Мари руку.
- Вставай, родная, местные нравы не по мне. Скажите, а вы любили когда-нибудь?- вдруг спросил он парня.
- Я на работе, мне не положено отвечать на подобные вопросы, - ответил он.
- Пошли, Пабло, не видишь, он сухарь,- Марисса показала парню язык.
Взявшись за руки, они пошли по направлению к отелю.
- Эй, молодежь?- окликнул их охранник,- за пирсом есть зона, где нет купающихся, мы там не ходим, отдыхайте на здоровье,- он указал рукой на другую часть пляжа.
- Спасибо,- Пабло улыбнулся,- последуем его совету?
- Нет, я замерзла, хочу переодеться. Может, в отель, а вечером встретимся? Почему улыбаешься?
- Кажется, план Мии сработал, да?
- Похоже, - она прижалась к нему,- вот бы все это не кончалось, - пронеслось в голове.
- Пабло?- тихонько позвала она.
- Что?
- А про какой страх ты говорил сегодня утром?
- Всю жизнь с того момента, как встретил тебя, боялся потерять. И это случилось.
- Но сейчас мы вместе,- робко сказала она.
- И я снова тебя потеряю. А я не хочу, так не хочу, - он судорожно обнял ее.
А потом? А потом была любовь. Длинною в 18 дней. 18 дней без слез, 18 дней родного голоса, любимых рук, теплых губ и счастливого смеха. И два человека на время поверили, что мир был создан для них. Строили на песке красивые замки, рисуя розовую реальность. Встречали рассвет и говорили ни о чем. Скользящие фразы, бессмысленные диалоги и ни слова о любви. А зачем слова? Ими всегда бросаются бездумно и напоказ, словами играют, давно позабыв их главный смысл, слова теряют, лишь бы кто-нибудь их поднял, они абсолютно не нужны. Куда ценнее молчание, спокойное, тихое молчание наедине друг с другом, где можно услышать дыхание, похожее на шелест ветерка, где можно слушать дождь, наблюдая за тем, как тонкие серебряные нити опутывают мир, где можно чувствовать своим сердцем стук другого. Лишь 18 дней легких прикосновений, сплетения рук и светлых моментов, где ложь спряталась где-то на дне океана, страх, опустив голову, сиротливо поплелся искать нового хозяина, гордость предпочла исчезнуть, пока ее не прогнали, а трусость…. Трусость впервые в жизни решила рискнуть, перевоплотившись в смелость. Радость заполнила пустоту в сердце, окончательно вытеснив сомнение, вера воплотилась в маленьком крестике, им подаренном, а любовь? Любовь тихонько улыбнулась и поселилась в каждом уголке номера отеля, где два человека вновь открывали друг друга, рисовали собственный мир, и вновь учились наслаждаться. Сумасшествие обрело здесь приют, каждый раз показывая обитателям номера, что сходить с ума от любви не так уж плохо. Они были вместе, были друг для друга, были одним целым. Он смотрел на нее, прикасался к ее волосам, ласковые руки не знали покоя, и он снова верил в любовь. И впервые за долгое время его жизненный путь был вымощен не раскаленными углями, а усыпан мягким песком с морского побережья. И он был счастлив, ведь он шел не один. И пусть она с ним всего лишь 18 дней. Он разбил 18 дней на часы и минуты, и получилось так много, что он перестал думать о конце истории. Он радовался, словно ребенок, каждой улыбке, каждому прикосновению, каждому взгляду, брошенному невзначай. Он перестал быть собой, он был таким, каким она всегда хотела его видеть. Для нее он становился суперменом, способным на чудо, спасавшим мир, прежде всего мир, ими созданный. Она никогда не верила в чудеса, но он научил, заставил поверить, каждый день удивляя ее, словно фокусник, показывая все самое лучшее в себе. Никогда за всю жизнь и даже за совместно прожитые годы они не были так близки, как стали на этом острове. Что это? Очарование мгновения, помутившийся рассудок или нечто большее? Она спрашивала миллионы раз, но вместо ответа были лишь его глаза. Ярко-голубые, как небо. Улыбались и отвечали на все ее вопросы только так, как хотела она. Он шептал только то, что она хотела услышать. И если раньше она не верила в Бога, то теперь она определенно изменила свое мнение. Кто, как ни Господь, подарил им это время, позволив растаять в руках собственной мечты, красивой, но такой несбыточной. И они жили, и были счастливы, заранее зная, что через несколько дней они вновь потеряют друг друга. И расставаться они будут, как всегда, без лишних слов и объятий, будет только молчание. Спокойное, ровное, тихое, насыщенное надеждой на случайную встречу. И только дождь будет плакать, он позволит себе эту маленькую слабость, в очередной раз убедившись в людской глупости и трусости.
Глава 8
Опять забываю нежности имя,
Опять суматохою века гоним,
Глаза мои разлучаю с твоими
И имя свое разлучаю с твоим…
В.Казаченко.
Кто бы мог подумать, что, соприкасаясь где-то вдалеке, солнце и море могут рождать такой прекрасный тандем. Закат наполняет побережье чем-то прекрасным и необыкновенно тихим. И дышать страшно, чтобы не разрушить нечаянным движением очарование момента. Пляж пуст, и два человека искренне верят, что все это - для них.
-Знаешь, мне иногда кажется, что нашей встречей мы что-то нарушили в
этом вселенском механизме жизни,- тихо сказал Пабло, рассматривая ее ладошку.
- Что ты имеешь в виду? – она ласково взъерошила его волосы.
- То, что нам не нельзя было встречаться. Просто изначально все было устроено правильно, каждый шел своей дорогой, и шел бы, если бы не случай. Помнишь, как ты рассказывала, что, едва тебе исполнилось 14, как Соня решила увезти тебя в США, в престижный колледж в Калифорнии, там кажется, ей работу предложили на 5 лет?
- Конечно, помню, мы уже буквально на чемоданах сидели, у меня была какая-то безумная эйфория, я так хотела в Штаты. Но внезапно в нашей жизни появился мой сумасшедший папочка, который после стольких лет вспомнил, что у него, оказывается, есть дочь, чему он несказанно был рад. Ведь я была уже взрослая, пеленки менять не надо, в подгузниках не нуждаюсь, ем сама, одеваюсь тоже, в общем, минимум усилий, но зато можно всем друзьям с гордостью вещать, что у него есть дочь. Вот он и решил проявить свои отцовские качества, сказав, что Соня не может вывезти меня из страны без его согласия, ну а он не согласится на подобное никогда. Кретин, я без него жила с 3 лет и никогда не ощущала его нехватку, а он вдруг внезапно решил, что я отчаянно нуждаюсь в нем. Вот и пришлось как-то устраиваться здесь, мама нашла Элитный путь, так я оказалась в этой школе и рядом с тобой.
- Похоже, там, наверху, кто-то не предусмотрел возможности появления твоего отца,- задумчиво произнес Пабло.
- Знаешь, что мне все это напоминает? – девушка зачерпнула горсть воды и вылила парню на макушку.
- Что?- он рассмеялся.
- Помнишь, мы с тобой фильм смотрели еще в школе - "Эффект бабочки"? Там еще парень обладал способностью возвращаться в прошлое и менять ход событий, но каждый раз, когда он это делал, стараясь изменить что-то плохое, одна неприятность исчезала, уступая место другой.
- Помню, он постоянно пытался спасти свою девушку, она то погибала, то была проституткой, то просто встречалась с его лучшим другом.
- В конце концов, он понял, что всему виной их встреча. Им просто нельзя было встречаться,- Марисса грустно вздохнула
- Сбой в системе,- заключил Пабло
- Именно. А потом он просто вернулся в самое детство, где все началось, и сказал ей, что если она еще раз к нему подойдет, то он просто убьет ее и всю ее семью.
- Ага, а потом ее семья переехала, и у нее все сложилось удачно, и они больше никогда не встречались.
- Только концовка печальная,- сказала Мари.
- Да? А я совсем не помню. Что было?- Пабло взял плоский камень и швырнул его в воду, камень сделал несколько пируэтов и плавно опустился на дно.
- Они идут по улице навстречу друг другу, совсем взрослые, он ее сразу узнал, а она просто его не помнила, но что-то в его лице показалось ей знакомым, и, пройдя несколько шагов, она как-то инстинктивно обернулась. А он продолжал идти, и лишь только когда она отвернулась и пошла дальше, обернулся он,- Марисса теснее прижалась к его плечу.
- И проблема в том, что он- то помнил все, – закончил Пабло, внезапно вспомнив финал фильма.
- Как жутко, наверное, осознавать, что вот она, твоя вторая половина, живет рядом с тобой, ходит где-то очень близко, а ты даже коснуться ее не имеешь права, потому что можно все разрушить лишь одним неосторожным движением.
- Как жаль, что у меня нет способности возвращаться в прошлое. Я бы все изменил, - произнес Пабло, взяв в ладонь горсть песка.
- Что? Ты бы подошел ко мне и сказал, что если я еще раз появлюсь в этом колледже, то ты убьешь меня и мою семью? Не забывай, что у меня ужасный характер, я бы восприняла это как вызов, и тем более осталась бы,- Марисса улыбнулась.
- Нет, но я бы нашел выход, попросил бы отца, в конце концов. Он бы устроил так, что тебя не приняли бы в этот колледж.
- Думаешь, не встретились бы потом при других обстоятельствах?
- Думаю, нет. Как все странно.- Вдруг сказало Пабло
- Что? – спросила Мари
- То, что я люблю тебя настолько сильно, что мне было бы проще, если бы тебя вообще не было на Земле,- он продолжал лениво пересыпать песок из одной ладони в другую.
- Аналогично, - кратко ответила Марисса.
- И вместе нельзя, и врозь тяжело. А может, попробуем еще раз - последний?- Пабло с надеждой взглянул на нее.
- Ты серьезно? Вспомни, сколько раз мы через это проходили, и каждый раз был последний. Пабло, этого нельзя допустить, потом будет еще тяжелее расстаться. И потом, неужели ты сумеешь так легко бросить Сэм? Лично я так с Джино не поступлю, - она отвернулась, стараясь не смотреть ему в глаза.
- Мы в ответе за тех, кого мы приручили, - тихо проговорил парень
- Ты ведь все сам понимаешь.
- Ни черта я не понимаю - когда я с тобой, все меняется. Я забываю, что правильно, а что нет, мне плевать, что я кому-то причиняю боль, я становлюсь другим, я сам себя не контролирую – он облокотился на локоть и напряженно вглядывался в морскую даль
- Со мной происходит так же.
- Мы словно наркоманы.
- А что делают с наркозависимостью?- Мари подвела его к самому главному выводу, который явил бы собой решение всех проблем.
- От нее избавляются, - медленно, с расстановкой ответил Пабло, озвучивая ее мысли.
- А говоришь, не понимаешь. Пабло, я люблю определенность, люблю контролировать свои эмоции, чувства, люблю порядок в собственной жизни, а ты вносишь в нее хаос. Я начинаю глупо вести себя, хихикаю как дурочка, забываю, что нужно есть, ходить на работу, уделять время семье, я забываю обо всем. Я так больше не хочу.
- И я не хочу. Не хочу становиться слабым и зависимым от твоих слов, действий, даже взгляда. Я хочу быть хозяином своей жизни и своей судьбы.
- Есть предложения?- Марисса вяло скользнула взглядом по его лицу.
- Не знаю, может, звучит немного глупо, но давай представим, что нашей встречи не было, что мы не знакомы, что просто ничего этого не было.
- А как быть с теми людьми, что были свидетелями наших отношений - Мия, Ману, Лухан, Гидо, Вико и другие ребята? Или ты предлагаешь всех в это втянуть? – ей все это казалось абсурдом.
- Ну, а может, в этом есть смысл,- Пабло и сам понимал бессмысленность своей идеи, но лучшего предложить не мог.
- А как забыть все? Или у тебя припасены таблетки, вызывающие амнезию? – ее врожденный скептицизм дал о себе знать.
- Зачем? Мы просто представим, что все это нам приснилось. А зачем вспоминать сон, верно? Сон- это нечто нереальное, а мы с тобой слишком приземленные, по крайней мере, стали такими. К тому же я не собираюсь возвращаться в Аргентину, останусь в Лондоне, мне нравится этот город.
- Джино давно предлагает мне перебраться в Бразилию, - она, казалось, прониклась его идеей.
- Вот видишь, ты совсем не будешь видеть ребят и семью. А в те редкие встречи, которые у вас будут, я не думаю, что Мия или кто-либо еще захочет тратить на воспоминания о прошлой жизни. И потом, ты будешь замужем, разве твоей сестре придет в голову убеждать тебя отказаться от человека, который является твоим мужем и в перспективе отцом твоих детей? Это она сейчас постоянно убеждает тебя отказаться от Джино и вернуться ко мне, но когда вы поженитесь, она себе такого не позволит. Всему есть предел,- он рассеянно вертел в руках пачку сигарет.
- Ты прав. Идея не так плоха, как кажется на первый взгляд. Ну, а если мы вдруг случайно встретимся? Что тогда? – Она смотрела на него, силясь понять, что это на его щеке, слеза или брызги волн.
- Просто пройдем мимо, как в фильме, а может, даже обернемся, только не одновременно,- он вытер лицо тыльной стороной ладони, не оставив ей возможности разгадать, что же все таки было на его щеке.
- Почему не одновременно?
- Потому что стоит мне только посмотреть в твои глаза, как все может начаться заново, уж лучше я провожу твою спину.
- Значит, договорились. А это путешествие на Гавайи, его тоже не было? – она задумчиво рисовала что-то на песке.
- Конечно, нам все привиделось, – он старался придать своему голосу уверенность.
- Как думаешь, этот сон можно еще немного продлить? – в голосе слышалась мольба.
- Я думаю, мы можем, просто обязаны постараться, - как ни старался, а улыбнуться он не мог.
- А знаешь, мы, получается, никому не изменяли, - безразлично произнесла Марисса.
- Точно, с каких это пор за сны осуждают, верно? Ведь присниться может все, что угодно, - он встал и потянул ее за собой.
Солнце продолжало исчезать за линией горизонта, двое молодых людей, держась за руки, шли по берегу моря. Они молчали, зная без слов, о чем думает каждый. О том, что еще не раз они оба нарушат правила только что придуманной игры.
Глава 9
I can't go on
Running from the past
Love has torned away this mask
And now like clouds,
Like rain
I'm drowning and I blame it all on You
Now lost God save me!!!
I'll give you
Everything I am
And everything I want to be
I put it in your hands
If You could open up to me
Oh, can't we ever
Get beyond this wall
Cause all I want
Is just once
To see you in the light
But You hide behind
The color of the night.

Lauren Christy The Color Of The Night
- Можно?- Пабло аккуратно отворил дверь в номер Мариссы
- Зачем спрашивать, если уже вошел,- она сидела на диване, поджав под себя ноги.
- Хочешь, чтобы я ушел?- он оперся плечом о дверной косяк
- Нет, входи.
- Собралась?- спросил Пабло, усаживаясь рядом с ней.
- Ага, - девушка кивнула в сторону стоящего у стены чемодана.
- Во сколько самолет? -
- Через час, а твой?- спросила она, бросив взгляд на часы.
- Через два. Я включу, - спросил он, кивая на телевизор.
- Включай, - она пожала плечами.
И как назло по одному из музыкальных каналов, на котором остановил свой выбор Пабло, шел клип, как нельзя более кстати подходящий к этой атмосфере. Whitney Houston "I Will Always Love You". И как назло Пабло не стал переключать.
- Выключи,- попросила она, чувствуя, что еще немного и разревется.
- Зачем? Красивый клип, песня, помнится, была одной из твоих любимых, - он, казалось, издевался.
- Больше она мне не нравится.
- Не находишь, она так походит к сегодняшнему дню? – он смотрел на нее с интересом.
- Не смешно,- кратко ответила Мари, не понимая этот саркастический тон Пабло.
- А я и не смеюсь, – он щелкнул пультом и подошел к окну,- я знаю, что ты сейчас скажешь, знаю наперед все твои фразы, заготовленные реплики и прочую околесицу, которую ты сейчас будешь нести, но я все же скажу, а ты, по возможности, воздержись от комментариев. Я не хочу терять тебя, только не сейчас, понимаешь, я никогда еще не чувствовал себя таким живым. Я просто не могу сейчас остаться без тебя, я не сумею.


 
katya_shev@Дата: Среда, 15.06.2011, 00:57 | Сообщение # 4
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Марисса подошла к нему, обняла и, уткнувшись лбом в его грудь, прошептала:
- Я должна ехать, ты же понимаешь.
- Я слишком хорошо все понимаю, - ответил парень и, что есть силы, стукнул кулаком в стену.
Она всегда не любила прощаться с ним. Возможно, потому что ей слишком часто приходилось это делать. Она не знала, что скажет ему там, в аэропорту. Тривиальное молчание не подходит, “Прощай навсегда” звучит слишком пафосно, “Увидимся, котик” - как-то пошло. Черт, и почему в разговоре с ним ей так сложно подобрать слова? Почему все кажется таким бессмысленным, избитым и пустым? Может, оттого, что прощаться им просто было нельзя? Расставаясь, они насильственно разрывали природную связь, существовавшую между ними и так же насильственно созданную. Они не хотели? Быть может, но кто-то все решил за них. Эту связь она сама считала нездоровой, но избавиться никак не могла. Проснувшись утром и глядя на себя в зеркало, она видела его отражение вместо собственного. Пугалась? Никогда. Ведь это было его лицо, родное. Она говорила его репликами, с его интонацией, и шутила так же, как он. Замерзая, она часто надевала его свитер, который он случайно забыл, когда они в очередной раз расставались. Вещь впитала запах хозяина, и она вместе с ней. Она путала его мысли с собственными. Он давно уже жил внутри нее. Так как же можно было попрощаться с частью себя самой? Снова расстаться, разрушив мостик глупыми фразами, извиняющее улыбнуться и сесть в самолет? А что там? Там жизнь - другая, но все же жизнь. С проблемами, простыми радостями, убивающим спокойствием, фальшивыми улыбками, ароматным кофе по утрам, хорошей музыкой и…. и Джино. Составляющие почти те же, исключая один элемент – не тот парень рядом. А может, сделать из Джино блондина, научить шутить с сарказмом, в конце концов, пусть поправится на пару килограммов. И что получится? Неудавшийся клон? Какого черта? Кто сказал, что она не сумеет без него? Она давно уже не та девчонка, у которой начиналась истерия от одного только звука его голоса и пружинистой походки. Она все сможет. И плевать, что каждое утро, проснувшись, в зеркале она будет неизменно видеть его глаза вместо собственных и в каждой улыбке Джино будет искать что-то от него. Что с того? Она справится. Ведь это всего лишь сон, они сами так решили, а сны имеют одну уникальную способность – никогда не сбываться. Еще час, и она сядет в самолет, и плевать, что уже слышится робкий стук печали в дверь ее жизни, плевать, что еще совсем немного, и она навсегда поселится в ее душе. Плевать, что радость сочувственно помашет ладошкой на прощание, и слезы надежды прольются с дождем. Плевать, что вера на память о себе оставит лишь маленький крестик, им подаренный, а любовь? Она ведь как ребенок беззащитна, нежна и наивна, и обязательно потеряется одна. Но сумасшествие однажды в старой сказке пообещало заботиться о любви, оно поведет ее за собой, и вместе они найдут дом в том сердце, чей хозяин не побоится принять этот дар. Ведь самый главный враг любви - страх. А он уже пустил корни в душе одной девчонки, которая до сих пор впадает в истерию от одного только звука голоса блондинистого парня, а его небрежная походка всегда будет сводить ее с ума.
- Ну, что будем прощаться? – спросил парень, остановив машину рядом с входом в аэропорт.
- Ты только не ходи со мной, ладно? А я то я не выдержу и разведу сырость,- она рассеянно теребила в руках сигарету.
- Не пойду,- послушно кивнул он и вышел из машины.
Она молча смотрела, как он вытаскивал ее сумку из багажника. Он нарочно делал все медленно, оттягивая финал истории.
-Пабло, я хочу сказать, - тихо начала она, когда он, наконец, управился с ее багажом, - я хочу сказать, что у нас обоих все будет отлично.
- Сама веришь в то, что сказала?- спросил он так же тихо.
- Стараюсь,- она провела пальцем по его щеке. Он привлек ее к себе и аккуратно поцеловал ее в лоб.
- Моя маленькая девочка, - он улыбнулся и повторил,- моя маленькая девочка, все у нас будет отвратительно, проблема в том, что мы оба это понимаем, но слишком боимся что-то менять. Я бы попытался, я говорю тебе здесь, сейчас, что если ты останешься со мной, то сегодня же я позвоню Сэм и скажу ей, что все кончено.
Она упрямо помотала головой.
- Я не могу, не могу,- на секунду прижавшись к его губам, она оттолкнула его от себя, подхватила сумку и стремительно исчезла в дверях аэропорта.
А он стоял и ждал, что вернется. Проходили секунды, минуты, он потерял надежду. Он вошел в здание аэропорта. Она все еще проходила регистрацию. Сделав несколько шагов, он остановился и устало сел на скамью. Перед тем, как проследовать к самолету, она обернулась и в последний раз взглянула на него. Если бы глаза умели говорить, она бы сейчас прокричала: "Я остаюсь". Но глаза упрямо молчали. Она отвернулась и медленно пошла вперед, глотая соленые слезы и ненавидя себя за трусость. Через 20 минут самолет взмыл в небо, оставив за собой дым на взлетной полосе и очередной рубец в душе парня, провожающего стальную птицу взглядом. Он растерянно сел на ступеньки и закурил. Конец. Ушла. А может, еще встретимся? Как-нибудь во сне? Ты приходи, ладно, а то мне здесь страшно одному…
Через час он сидел в самолете, направляясь в Лондон, ставший таким родным, но так и не ставший домом. Он написал пару строк, заранее зная, что она никогда этого не прочтет. Ну, и что с того? Ведь он написал это скорее для себя, чем для нее. Написал и в очередной раз понял, что без нее он просто человек, и только с ней он умел быть суперменом, ведь кроме нее никто его так не звал. Написал и решил все же ей отправить, как-то красиво получилось, словно бы и не про них:
Под старых клавиш тихий дождь
Расстроенного фортепьяно
Я ждал, когда же ты придешь,
Мне сотни лет с тобой мало.
Пусть с клавиш упадет рука,
И дверь тихонько хлопнет,
И чайник закипит, пока
Твой зонт в углу промокший сохнет.
Разлив по чашкам крепкий чай,
Тебя тихонько поцелую,
Скажу, как будто невзначай,
Как сильно по тебе тоскую.
Под старых клавиш тихий дождь
Я ждал тебя в дождливый вечер.
Я ждал, когда же ты придешь,
И слушал, как стучится ветер.*
Счастье сквозило в строчках, счастье, которое упустили, и оно, мягко улыбнувшись, пообещало навещать лишь только во сне.
Эпилог.
Мне плохо без тебя, без твоих писем, без звонков, без голоса, который забыл, но узнал бы из миллиона, прозвучи он сейчас. Где ты сейчас? Как ты? Помнишь ли? Я не слышал тебя сто лет. Хочется улыбнуться, рассмешить тебя, чтобы увидеть в ответ твою улыбку, коснуться взглядом твоих волос, твоих губ, почувствовать тепло твоей ладони и, обняв за плечи, прижать к себе и вновь потерять весь мир... Забавно, да, все равно я потеряю тебя, а мир… мир останется......
Понятия не имею, кто сказал. Странная она, эта незнакомка по имени Любовь. Одним она улыбается так тепло и ласково, другим же даже не дает к себе прикоснуться, а если и позволяет, то каждое прикосновение оборачивается болью, острой и пронизывающей все твое существо. Так произошло и с героями моего придуманного мира. Лухан мирно спит, устав от очередного тяжелого дня. Еще бы: малыш не дает ни минуты покоя, постоянно требуя внимания и заботы. Маркос читает сыну книжку, время от времени ревностно проверяя у ребенка нос - разве ему объяснишь, что так проверяют температуру только у щенят? Он улыбается, глядя на это крошечное существо, всецело принадлежащее ему. И, несмотря на то, что малышу всего 2 месяца, счастливый отец уже строит планы, он мечтает о самом прекрасном будущем для своего сына. А еще он убежден в том, что его ребенок уникален, неповторим и просто самый замечательный на свете. Наверное, это особенность всех родителей - маниакальная убежденность в исключительности и совершенстве своего ребенка. Скоро та же приятная, отчасти сумасшедшая суета воцарится и в доме Агирре - Колуччи. Через 4 месяца в их семье появится очаровательная малышка. Ману постоянно глупо улыбается, и зачем - то мастерит качели, хотя его дочь сможет опробовать их максимум через пару лет. Мия придирчиво рассматривает себя в зеркале, изводя мужа вопросами на предмет того, как она выглядит.
Гидо снова ввязался в какую-то авантюру, что по складу его характера с ним происходит довольно часто. Поздний вечер, а он все еще на работе, пытается разобраться с огромным количеством финансовых отчетностей. Дело в том, что не так давно он приобрел одно предприятие, взяв ссуду в банке, поэтому сейчас ему приходится осваивать профессию бизнесмена. Он еще не знает, что в очередной раз прогорит, и ребятам придется скидываться, вытаскивая его из долговой ямы. Виктория в очередной раз влюбилась, и ей кажется, навсегда. Она рассказывает Фели о своем новом увлечении, дегустируя новый вид булочек подруги. А эти двое?- спросите вы. А у этих двоих все куда менее радужно.
Они увидели друг друга почти сразу. Он скользнул по ее лицу взглядом, на сотые доли секунды в его глазах что-то вспыхнуло, но так же быстро угасло, стоило ему только вспомнить, что это всего лишь сон. Она лишь крепче сжала руку мужа, который, казалось, и не заметил Пабло, продолжая что-то увлеченно рассказывать. Поравнявшись, он как будто случайно задел ее плечом, от чего сердце судорожно сжалось. Все происходило как в кино, в замедленном действии, словно бы кто-то нажал на повтор. Воцарилась тишина, поглотив все посторонние звуки, но оставив лишь едва различимый шорох его куртки, вызванный этим случайным касанием. Она вдруг ясно ощутила его тепло, запах, приятно щекочущий ноздри. Мир, словно поезд, остановился, как будто поняв ее желание сойти. Все тот же мир оставлял им эту последнюю возможность все исправить. Исправляют ошибки, а я поступаю правильно,- подумали оба в эту секунду. Он просто прошел мимо, стараясь не смотреть ей в глаза, и непрерывное, порой бессмысленное течение жизни вновь возобновило свой ход. Все вокруг закружилось, и этот сумасшедший водоворот снова поглотил их, заставляя забыть только что увиденное. Пройдя несколько шагов, он остановился. В глазах неприятно защипало. Вот оно, ощущение тоски и безысходности от собственного бессилия. И ведь хочется все изменить, одним движением разрушить, сломать стены этого придуманного мирка, где каждый из них живет во лжи и фальши с нелюбимым человеком, убеждая себя снова и снова в правильности свого выбора. Но где-то глубоко все же живет червячок сомнений, заставляя искусывать губы в кровь, заламывать руки и просто плакать от отчаяния и невозможности, а может, нежелания, а скорее из страха пойти другой дорогой. Она шла, каждым своим позвонком ощущая его прожигающий взгляд, но повернуться и встреться с ним глазами, чертова трусость, она не сумела. Поэтому она продолжала идти, слушая бессмысленную болтовню свого мужа и надеясь, что где-то там, впереди, любовь еще даст им возможность прикоснуться к себе. Лишь почувствовав, что жжение, вызванное его испепеляющим взглядом, прекратилось, она обернулась. В серой толпе прохожих в последний раз мелькнули светлые волосы, парень рассеянно пригладил их рукой.
- Марисса, милая, очнись, что с тобой?- муж легонько тронул ее за плечо, возвращая в придуманную реальность.
- Все в порядке, просто я вспомнила один сон,- она продолжала вглядываться в толпу людей в тщетных поисках светлых волос и спины в серой шуршащей ветровке.
- Расскажешь?- Джино улыбнулся
- Нет, тогда не сбудется,- она отвернулась, и они медленно зашагали вперед.
- А тебе хочется?
- Ты даже не представляешь, как…
*очень красиво стихотворение, наедено в И-нете, автора, к сожалению, не знаю.
by Karakum


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Just another love song (by Karakum)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz