Суббота, 22.07.2017, 23:48
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяIl vaut mieux ne pas dormir - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Il vaut mieux ne pas dormir (by Лея)
Il vaut mieux ne pas dormir
katya_shev@Дата: Воскресенье, 12.06.2011, 23:18 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
НАЗВАНИЕ: Il vaut mieux ne pas dormir... (Лучше не спать ...)~ дословно "Стоит не спать..."~
АВТОР: Лея
БЕТА: -\\-(правда, были попытки, но у нас ведь или удобный интерфейс почтового ящика, или качественно работающая почта - третьего не дано, а я так люблю удобство...)
ЖАНРЫ: для каждой главы отдельно. По сути, dark.
Пейринг: Вико и ещё раз Вико. Есть ещё один (персонаж? нет, скорее, герой) по сути промежуточный, но очень важный и очень любимый.
РЕЙТИНГ: R
ДИСКЛЕЙМЕР: была идея у одного почти что родного человека переляпать имена и продать как брошюрку примера творчества сумасшедших (помните, у кого-то из смехопанорамы учитель продавал картинки первоклассников как творчество психов?). Всё же делю с Пати (о, какие у нас мании величия, о, как мы теперь фамильярны!) Мальдонадо и, что уж говорить, с Крис. P.S. была идея всё это разом подарить Маргарите Пушкиной, но, как мне кажется, оно ей и даром не надо, да и апартаменты г-жи Пушкиной не резиновые...
Саммари: случайное убийство, беспричинная заранее задуманная смерть, встреча с неправильностью и катастрофическая ломка в венах. Прокисший псевдо низкокалорийный йогурт с мифическим разложением псевдо низкокалорийных бактерий.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: секс и мат, иногда сленг...смена стилей, резкие попытки создания триллера в центре, описание истории с использованием сериальных событий сверху и реальных внизу. На концовку даже не претендую - это наглый плагиат из жизни, и реальность мне обязательно когда-нибудь отомстит. Я уже боюсь, а вы?
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ 2: использован вариант имени актрисы (не Вико, а Вики)
СТАТУС: закончено, хотя и теоретически, по пути допрописывается
ОТ АВТОРА 1: Самое любимое на сегодня, ибо последнее. Смешение чувств, эмоций, полуэмоций, искусственно гиперболизированных в больном подростковом воображении; наложение разных пластов реальности на разные пласты сумасшествия; изломанный зубами триллер, продающийся под лейблом "Я знаю, что вы сделали прошлым летом" исключительно ради оправдания самой идеи распространения; что-то, что лежит на полке и целенаправленно пылиться в поисках лучших времён; что-то моё, растворившее меня же в моей шипучей кислоте...много написано, много читалось...все несогласия рассмотрены в порядке бюрократической бесконечности, ибо всё выше описанное - личное мнение автора, павшего бессильной жертвой прогресса, не в силах сжечь компьютер. Причина тому - банальная жалость к себе и трезвое сознание собственной ничтожности перед самим словом "сжигать". Трясущиеся руки и узнавание себя через строчку. Ненависть к себе же за каждое напечатанное слово и боязнь себя за всё произведение(?) в целом...
ОТ АВТОРА 2: это был челлендж. Это были абсолютно невыполнимые условия. Я вопреки правилам конспирации приведу их, чтобы никто не послал за мной неотложку.
"Перепишу. У Мии. Она-то всегда делает историю" - Вики аккуратно сложила металлические крылья треугольником и упала в постель. Какая там, к чёрту, история, когда так хочется спать! Спать и к Рокко. Или спать с Рокко. Ну, тогда это будет другой глагол.... зевнуть, потянуться и исчезнуть в Долине Кукол. Как она исчезает всегда...
Часть 1: Planet of monkeys (Планета обезьян)
-2.
Изначально их отношения были неправильными, какими-то чересчур настоящими. Он стоял перед ней и снимал на эту паршивую дурацкую камеру её эмоции. Уже 4 дня. Вежливые (если к Вики вообще можно отнести слово "вежливость") слова сразу показались лишними, а отборный сленговый мат с крупными вкраплениями неологизмов не действовал вообще. Вот и сейчас это нестриженное животное корячится перед ней со своим агрегатом. Странно, как ему до сих пор удалось сохранить жизнь...
- Отвали от меня, ужас парикмахеров, и немедленно! Причём непросто отвали, а отвали надолго!
- Вот так, ещё немного, ммм...какие глаза у тебя, когда злишься, - Рокко почесал затылок и сменил ракурс.
- Почему бы тебе ни пойти в зоопарк и не поснимать таких же неандертальцев, как ты?
- Левее...так, замечательно. К твоему сведению, все неандертальцы вымерли ещё в...хм, не важно какую эру, но в зоопарках их точно не водится.
- Нет, не все умерли: ты остался, как памятник первобытнообщинному строю.
- Волосы поправь.
Вики дёрнула плечами, закусила апельсиновым блеском, оценила ситуацию и левой ногой выбила у этого придурка его агрегат. Верх мечтаний конструкторов "Samsung" упал на вымытый до блеска пол комнаты отдыха и с жалобным треском разлетелся на глупые пластмасски. Рокко опустил голову, силясь сосчитать, сколько кусочков его самого лучшего технического друга пришлось потерять из-за этой сумасшедшей, потом взгляд медленно перешёл на Вики, в результате чего руки сами потянулись к тонкой смуглой шее.
- Тварь, ты сломала мне камеру, - прошипел, аки голодный граф Дракула, потомок аристократов, - ты за это ответишь.
- Я нечаянно, - пролепетала Вики. В принципе, она не считала себя такой уж дурой, но ничего умнее на тот момент в её голову не пришло.
- Смешно, Пасс. Ты считаешь, что я полный идиот, да? - он сильнее сжал её горло, отчего Вики показалось, что сейчас сами собой вылетят её гланды.
- Нет, скорее садист, - из условно- последних сил отозвалась она.
Рокко ослабил хватку и перенёс её со смуглой шеи на смуглые голые плечи.
- Ты сломала мне камеру, - выдохнул он, сотрясая её тоненькую фигурку.
- Ну... ты это...- почему-то было как-то сексуально-приятно чувствовать его ладони на плечах, представлять, как выкрашенные чёрным лаком ногти впиваются в её кожу. Нежно и бережно так впиваются.
- Что "это"?
"Он что, издевается?.."
- Ты меня постоянно снимал, - "сказала бы я, что "это", да маленький ещё".
- Ты не права, - неожиданно спокойно проговорил он.
- Мне жаль. Может, отпустишь? - поймала волну она, не забыв попутно атаковать его серыми глазами.
Рокко осмотрел осколки любимого чуда, осмотрел ещё раз Вики и решил, что оно того не стоит.
- Иди.
- Спасибо, - Вики бессознательно прошлась глазами по плечам: следов не осталось. "Странно, - подумала она, - вроде держал крепко. Или мне показалось?", - ну, я пошла?
- Стой.
- Чего ещё?
- Где ты научилась так драться?
- У меня был брат. Старший.
Практически она не помнила, как они оказались в одной постели, теоретически же можно было предположить, что коктейль текила-водка-шампанское-лимонад творит просто чудеса. Первое из них: её почему-то не вырвало; второе - его тоже; третье - в квартире Пабло волшебным образом появилась лишняя кровать; последнее - даже под прицелом автомата Калашникова она бы не вспомнила, кто тогда был с ней. Просто всё было так хорошо, так правильно, так тепло и уютно, что в лом было напрягать и без того офигевший мозг вопросом "а кто это с нами в кроватке?". А утром её едва не стошнило от лицезрения лежащего рядом тела; она опрометью бросилась в ванную (кажется, оттуда всё начиналось), по пути стирая с ладоней липкую плёнку - напоминание о его жирных волосах. К счастью, оказалось, что уже понедельник, и никто не видит её позора, потому что все в колледже. К несчастью - что она, то есть она и этот, проспали две первые пары, и если она очень поспешит, то успеет к уроку Кармен. Вики натянула джинсы и белую форменную рубашку, осмотрела себя в зеркале, присудив среднюю степень помятости и за каким-то хреном решила его разбудить. Вошла в комнату, подкралась к кровати, взяла в левую руку стакан холодной воды, собралась облить его противную голову, передумала, поставила стакан на пол, назвала себя дурой и выбежала ловить такси.
Он появился к концу занятий и сразу же нарвался на Кармен.
- Синьор... - Кармен поперхнулась, силясь вспомнить его фамилию. По правде, она и визуально-то его не идентифицировала: Рокко был единственным храбрецом, который дерзал прогуливать все её пары.
- Можно просто Рокко, - упростил он.
- Так вот, синьор "Можно Просто Рокко", не соизволили бы вы объяснить причины своего отсутствия на моём уроке.
- Ща, - он почесал затылок, поправил ширинку, выплюнул жвачку и соизволил, - я это...- мозги отказывались работать, мозги хотели спать, - это...запился...затрахался...о! Забылся! Точно, я забылся!- щенячий восторг весело запрыгал в его опухших глазах - мальчик угадал слово.
- Что-что? - очки сами собой поползли по траектории вверх, - что вы сказали?
Вики довольно потёрла ладони: сейчас эта старая карга покажет ему!
- Вы про "затрахался"? - зевнув, отозвался Рокко, - так это не ко мне, это всё Вико виновата.
Сначала все удивились. Потом все понимающе закивали. Потом смысл всего сказанного дошёл до Вики. Далее сигнал к свободе спас Кармен от комментариев. Плюс был один: старушка, офигев, так и не дала задание. Минус был тоже один: Вики решилась на уголовное преступление. Она взяла с парты самую большую книжку и отправилась мстить этому ублюдку. Что она с ним сделает? Лучше не спрашивать, чтобы не травмировать тонкую психику, она его просто уничтожит.
Рокко курил в коридоре, мирно уложив свой размякший от нирваны и пива организм на бильярдный стол. Вики поймала зеркало, посмотрела на него, на себя, бросила учебник на пол, усилием воли превратила ладонь в кулак и с размаху тюкнула его по голове. Рокко открыл глаза, почесался, повернулся, поймал её взглядом и левой рукой, и выдал:
- Ты чего дерёшься?
Вики дёрнула плечами, силясь придумать равный по тупости вопросу ответ. Что делать? А что бы сделала Мия?
- Да ты мерзкий грязный мексиканец, что ты себе позволяешь, глупый ацтек?! - выпалила она, забыв, что у Колуччи другие проблемы и иной уровень интеллекта.
- Вико, у тебя температура? - он поцеловал её в лоб, - вроде, нету. Хочешь, я за тебя алгебру сделаю? - своим придурочно - искренним голосом Рокко поставил её в абсолютно безвыходное положение.
Так что там насчёт Мии?
- Ты думаешь, что можешь говорить про меня гадости, а потом делать за меня алгебру?!
- Ладно, делай сама, - сдался он.
- Урод, ничтожество, ублюдок! - нет, она точно сотрёт его с лица земли, причём сегодня, сейчас, конкретно в данный момент.
- Да что с тобой?
- Что?! И ты ещё спрашиваешь, и у тебя ещё хватает наглости, животное?
- Ну, положим, я и животное, но учти: я-то тебя человеком не обзываю, - он, наконец, соизволил принять положение "сидя" и зачем-то взял её кисти в свои ладони: то ли, чтобы избавить себя от пикантной участи быть опять ею избитым, то ли чтобы просто чем-то заняться.
- Ты... ты сказал при всех, что я с тобой спала! Все итак считают меня шлюхой!
- Да ничего такого я не говорил, просто похвастался своей девушкой, - выдал Рокко.
- Девушкой?! Где твои мозги?
- В голове... А вот мозги моей ненаглядной сегодня в отпуске. Может, я всё-таки сделаю за тебя алгебру?..
Она поперхнулась негодованием, резко вырвала руки, и побежала в комнату. Через три минуты Рокко почувствовал, как на его живот что-то упало.
- Ты же обежал сделать за меня математику.
-3. Так или примерно так начались их отношения. Рокко прыгал от счастья, Вики была в ауте ... всё у них было не так, не правильно: он не дёргал её за косички, потому что у неё их никогда не было, а она не била его учебником по голове, потому что он продал все свои учебники, чтобы купить новую камеру. Она не играла в девочку на первом свидании, потому что у них не было первого свидания, а он начал с ней целоваться только после третьей совместно проведённой ночи. Вот дался он ей! Вики сердилась на него, била его по затылку, нервничала, ела, сжигала калории сексом ...Контакты с Мией теперь ограничивалась дежурной фразой "Доброе утро", Фели, так та вообще абсолютно незаслуженно попала в игнор-лист, пары... ну, отсиживала она их, но ведь только потому, что знала, что если её всё-таки отчислят, то Рокко уже не будет рядом. А Рокко был ей нужен. Как кислород, потому что она им дышала, а дышать чистым кислород, как известно, опасно. По крайней мере, больно. Поэтому Вики впитывала его, как раньше впитывала Мию. Она нарочно убеждала себя, что фактически их связывает только секс: незабываемый, феерический, какой-то изломанный...всё оттого, что Рокко всегда выбирал самые неподходящие места. Однажды Блас застукал их в мужском туалете и привёл к директору и оказалось, что синьор Дунофф куда-то вышел, Рокко без малейшего намёка на экстрим решил продолжить прямо на директорском столе, и когда дядюшка Марсель вернулся в родные пенаты, Вики была счастлива, что с детства не умеет краснеть.
- Синьор Эредиа сообщил мне, что у вас с сеньоритой Пасс был...скажем, контакт. В мужском туалете, - пожевал губами Гитлер.
- Да бросьте вы, я её просто учил там курить.
Вики скривилась: на этот раз Рокко явно переборщил.
- Что-что?
- Ну, понимаете, Вико совсем не умеет курить - затягивается и сразу кашляет, вот я и решил, что в женском туалете её девочки заложат, а в мужском, вроде как, безопаснее учиться. Я не прав? - Рокко взъерошил длинные чёрные волосы, показывая тем самым степень доверительности разговора.
- Правы, конечно. То есть, конечно не правы - кто вам дал право...- затянул синьор Дунофф, прекрасно понимая, что выгнать Фуэнтес-Эчагуе - глупо и не получится, а показать, что тот повёл себя неправильно - нужно, но как-то муторно.
- Да не волнуйтесь вы так: она так и не научилась. Так что нечего тахикардию провоцировать. Ну, мы пойдём, да?
Дунофф уткнулся взглядом в первую попавшуюся бумагу, имитируя крайнюю степень занятости с целью "нероняния" своего авторитета в глазах учеников.
- Идите, идите...
Вики вцепилась в его воротник как только они вышли от директора. Рокко легко высвободился и столь же непринуждённо проговорил:
- Я же обещал, что всё будет нормально.
- Никогда больше так не делай. Сумасшедший...- Вики выдохнула тревогу и уставилась на его ошейник, - ну, чего ты молчишь? Скажи, что это я свела тебя с ума...
- Не скажу, - спокойно отозвался он.
- Потому что грязный придурок? - парировала Вики.
- Потому что слишком правда.
-4. Вики проглотила скопившуюся под горлом горечь и с размаху навалилась на дверь. Дверь нагло ухмыльнулась и показала язык, и Вики, едва сдерживая слёзы, бессильно опустилась на пол. Плечо больно ударилось о твёрдый косяк, отчего хотелось нажаловаться взрослым, прибежать к маме, дать двери сдачу, в конце концов...
- Ударилась? - Рокко присел с ней рядом.
Вики кивнула, наблюдая за крошечными капельками, падающими со щёк на линолеум.
- Больно? - он осторожно дотронулся до плеча, и Вики "нечаянно" заехала ему локтем в левый глаз. "Чтобы знал, как не отзываться".
- Ненавижу тебя, просто ненавижу, - она вцепилась в ворот его рубашки, вытирая белой тканью попеременно слёзы и сопли.
- Ну, спокойнее, - "в кои-то веки напялил форму, и всё равно зря", - пойдём в комнату, тебя здесь Блас застукает.
- Почему ты не открывал, почему я стукнулась, почему меня застукает Блас?.. потому что я неудачница?
- Потому что ты ревёшь на весь колледж и ломаешь чужие двери. Пойдём.
- Ни за что. Ты для меня ничего не значишь.
- А ты для меня значишь. И очень много, - "настолько много, что я и сам не рад".
- Пошёл нахуй, - буркнула Вики, решив, что больше НИКОГДА не позволит себе приблизиться к этому человеку ближе, чем на 100 метров. Никогда...
Уже через 30 минут она гладила его обкорнанную голову, глядя в идеально белый потолок.
- Он не со зла, Рокко, он просто...полковник. У него нет в голове мозгов, у него там устав...- Вики уютнее закуталась в его рубашку и уложила его голову себе на грудь.
- Я всё равно отомщу ему.
- Не смей! Тебя выгонят, что я буду делать?
- Я отомщу...
Чувствуя, как грудная клетка медленно покрывается россыпью солёных капелек, Вико подумала, что, по сути, он ещё маленький мальчик. "Хм...маленький мальчик, который запросто мог бы сдать зачёт по практическому введению в Камасутру и который сейчас плачет у меня на груди. Попала".
- Ты отомстишь, - озвучила его мысли она, - обязательно, и у тебя всё получится. Я буду рядом.
И он отомстил, ровно через 6 дней. Этого времени хватило на случайную информацию, обман полковника и феерическое разоблачение. Вики была счастлива...впервые не из-за шмоток.
1. Спускаться по лестнице она просто ненавидела. Заколдованное место: здесь всегда ей встречалась Мия. Как будто она здесь дежурила.
- Вико, ты просто должна нам всё объяснить!
- Что - "всё"? - она поёжилась, пытаясь незаметно расправить затекшие плечи: спать сегодня пришлось полчаса и в неудобной позе.
- То, где ты пропадаешь по ночам для начала. Я уже устала придумывать отмазки для Бласа, - Колуччи, просто не понимала, что Блас, Мадонна, Джордж Буш и все знаменитости мира - ничто, по сравненью с одним человеком.
- А я для твоего брата,- добавила заученный назубок текст Фели.
- А вы не придумывайте: посылайте их обоих на матч по тупости и убегайте, куда глаза глядят. Ясно? - Вики воспроизвела милую улыбку Мии и, одарив присутствующих торжествующим взглядом, быстро удалилась.
Мия и Фели синхронно открыли рты. Последним, что ей суждено было услышать от Мии, была брошенная вдогонку фраза: "шлюха, ты даже не смываешь макияж!". "Пофиг, - подумала Вики, - мне уже не интересно быть фрейлиной. "Как тяжело быть мной!!!". Бред. Быть маленькой девочкой, живущей за счёт отца, легко. Жить без денег - сложно, без шмоток - ужасно, без нормальных родителей - плохо, без Рокко - невозможно". Влажный поцелуй весеннего утра вернул её в реальность. Рабочие таскали шифер, огромные пласты волнистого серого материала. Меняют покрытие. "Фак, - проговорила она, - фак и ещё раз фак. Мы всё равно будeм спать на крыше, это наша территория, мы её оккупировали. Там небо и звёзды. Там я и Рокко".
Le fragment du dialogue abstraitement - d'hier: (фрагмент абстрактно-вчерашнего диалога)
- Идиот, куда ты притащил меня?
- Вико, не кричи, нас могут услышать охранники.
- Нет, я буду кричать, потому что ты - нестриженный придурок! Нет, это худший день в моей жизни...только ты с твоей пиздоватой фантазией мог такое выдумать!
- А в чём дело?
- Как в чём? Я боюсь высоты!!
- Ну, это можно поправить.
- Идиот, придурок, животное...
- Вики, а хочешь, я прыгну?
- Урод недоразвитый, крокодил недосумочный ...
- Вики, я прыгаю, слышишь?
- Кретин обезьянообразный, макака с камерой...
- Вики, я спрыгну.
- Валяй, посмотрю - порадуюсь.
...
- С ума сошёл! Разве можно меня так пугать?
- Ты же не боишься.
- Боюсь, очень боюсь, и за тебя.
- Иди ко мне.
- Это ещё что? Рокко, ты не Шерон Стоун. Убери немедленно, я в спец - атрибутах не нуждаюсь.
- Закрой глаза.
- А ты меня сбросишь, садист проклятый.
- Не подглядывай.
- Ну, что?
- "Летит Анжелина в крылатой машине..."
- "Всё выше и выше летит"
- Не страшно?
- Не-а.
-5. В сотый раз Вики мысленно анализировала их отношения. Секс. Других слов на ум не приходило. Нет, не так: "Секс на крыше" звучит намного точнее. "Экстрим", пожалуй, тоже можно было добавить в список подходящих слов. И безумие...на её памяти было не менее двадцати моментов, когда Рокко, поддавшись капризам собственного сумасшедшего сознания, прижимал её тело к самому краю пропасти - тому месту, где ответственный шифер играет роль продолжения крыши, понимая, что покрывает лишь воздух. Да, это была схватка, что-то наподобие "самка против самца" или "легионеры против амазонок". "Мы не спариваемся, мы дерёмся" - растянувшись на волнах общечеловеческого цинизма, сказала она ему однажды. "Ты утрируешь" - отозвался тогда он. Но это было правдой: сколько раз Вики ловила себя на мысли, что в постели с Рокко (бля, какие, к чёрту, постели?), она забывает всё, чему так долго и муторно училась у случайных...как они там по-цивильному? партнёров, и за ним попадает в созданную им же первобытную реальность (в уме она цинично называла её "Планетой обезьян"). Туда, где не стоит размазывать розовые сопли по зеркалу, туда, где существование обусловлено девизом "действуй пока живой". И она играла в эту странную игру: кусалась, оставляя на его плечах красные полумесяцы следов от верхней челюсти, царапалась, вырывалась - всё лишь для того, чтобы через полчаса делить с ним сигареты и жвачки, смотреть в небо и слушать его мечты, добавляя одну-единственную ставшую бессмысленной фразу: "а мне купи остров".
2. Только на первой паре она вспомнила, что так и не переписала тему у Колуччи. Теперь "Политическая обстановка в Аргентине" реально пугала её. Ну, за Рокко можно было не волноваться: он-то знал всю историю, начиная от Древнего Мира, заканчивая темой морали в творчестве Бритни Спирс. Она же никогда не причисляла себя к супер-везунчикам, она была из числа тех смертных, которым не дано знать всё изначально: Вики постоянно учила, зубрила, готовила шпаргалки и столь же постоянно попадалась. Крупная дрожь в коленках нервным отдавалась стуком о столешницу. Вики скрестила под партой пальцы, умоляя высшие силы пронести мимо неё гнев синьоры Акосто. Как оказалось, тщетно.
- Сеньорита Пасс, изложите материал домашнего задания, - поправляя очки, пропищала Хильда.
- Я не готова, - пробормотала Вики, - мне не хватило времени.
- Очевидно, у вас могли быть более важные дела, нежели изучение аргентинской литературы.
Вики виртуально сплюнула и уставилась в пол.
- Молчите, Пасс, я ставлю вам незачёт. Явитесь пересдачу. И мой вам совет: уделяйте больше времени истории, а не тому, чему вы обычно уделяете.
Вики сжала кулаки, но заставила себя сесть. Мёртвое молчание постепенно переросло в дикий хохот. Смеялись над ней. Смеялись с неё. Они её ненавидели, все, кроме Рокко. Вся энергия горечи и обиды скопилась под лопатками. Они смеются. Они издеваются. А виновата во всём старуха...Вики вжала кулаки в столешницу и через секунду парта пролетела в 2-х сантиметрах от Хильды. "Нормально, Вики, теперь тебя ещё и исключат. Умница, ты добилась своего. Идиотка". С минуту синьора Акосто стояла неподвижно, подкармливая ощущение шока кусочками свежего страха, после вцепилась в Вики и выпихнула её из аудитории в кабинет синьора Дуноффа.
3. Ровно полчаса Рокко надоедал Глории, прыгая под массивной чёрной дверью.
- Синьор Фуэнтес-Эчагуе, я пишу очень важный приказ, так что... - Глория выразительно указала на глубокое декольте.
- А вы позвонили моему отцу? - в который раз спросил Рокко, пытаясь подсмотреть в замочную скважину.
"Нет, этот щенок решительно ничего не замечает".
- Дважды.
- Теперь позвоните его друзьям, всем, слышите?!
- Хорошо, только скажите на милость, с какой стати я должна выполнять ваши поручения?
- С той, что там Вико, понимаете, Глория? И если её исключат, я не знаю, что с вами и всем вашим пиздоватым колледжем сделаю!
- Что? - приоткрыла дверь Вики, - и только попробуй сказать, что ты здесь кого-то изнасилуешь.
- Тебя не исключили?
- До первого замечания.
Милый полёт по круговой траектории и тонны радости смешались с негодованием Глории. "И что он только в ней нашёл?".
4. Вики вернулась только под утро, точнее, за 10 минут до официального подъёма. Мия вертелась перед разрисованным губной помадой зеркалом, Фели глотала под одеялом четвертую шоколадку. Естественно, при её появлении картинка остановилась. Мёртвую тишину нарушило шуршание запихиваемых под подушку обёрток.
- Неудобно, наверно, спать на белорусском шифере, - заметила Колуччи, нервно поправляя волосы.
- Тебе не грозит, - огрызнулась Вики, падая в постель.
- Куда уж мне, - согласилась Мия, - пошли Фели, нам нечего делать в одной комнате с такими...
Фелиситас нехотя поднялась на ноги и поплелась за принцессой.
- Ну и валите к чёрту! - крикнула вдогонку Вики, - и ещё, Мия, знай, что то слово, которым ты меня так и не решилась обозвать, меня ничуть не смущает. Шлюха, шлюха, шлюха! - погримасничала она.
Шаги за дверью заставили её сесть. Колуччи решила показать, кто здесь лидер?
- Да, Мия, можешь считать, что я шлюха, потаскушка...
- Блядь одним словом, - добавил Аугусто.
"Только его мне не хватало"
- Что ты здесь делаешь?
- Пришёл тебя навестить.
- Правда? Как мило. А теперь давай по делу: что тебе от меня надо?
- По делу, так по делу: деньги. У меня скоро свадьба, хотелось бы получить подарок от сестрёнки.
- Не дождёшься. Если это всё - выметайся, дверь открыта.
- Нет, милая, не всё так просто.
- Отвали, Аугусто, у меня нет денег.
- Зато у твоих...как их там? клиентов есть.
- Каких клиентов?
- Ты же шлюха. Валяй: я узнал, что он из богатенькой семейки. Мне нужно всего 100 американских долларов.
- Он мне не платит.
- Так сделай так, чтобы заплатил. Думаю, в конкретных указаниях ты не нуждаешься.
- Ничего не выйдет, Аугусто. Он не станет, с ним не пройдёт.
- Это уже твои проблемы. Займи у подруг, если в лом трахаться.
- Они мне больше не подруги.
- Ну, тогда обслужи его, дура, мне реально нужны деньги.
- Она не верит, что ты миллионер? Покажешь ей бумажку, и она поведётся? Не смеши меня!
- Вико, ты достанешь деньги.
- Иначе?
- Иначе я сделаю так, что ни один зрячий мужик на тебя не посмотрит.
- Только попробуй.
Резкий удар по лицу вывел Вики из созданного ей же облака самоуверенности. А потом он бил по рёбрам. Сквозь звон в ушах до неё доносились обрывки фраз: "Ты достанешь эти деньги, ясно?!", "Мне нужно расплатиться, мне нужна доза". "Наркоман пиздоватый, что б ты сдох со своей дозой!" - подумала Вики, чувствуя до банальности солёный вкус крови во рту. Стук в дверь. Поворот. Его официально-деловой тон и до тупости правильные объяснения. Вико аккуратно отползла в сторону, в поле её зрения попал единственный предмет, отдалённо напоминающий оружие - бейсбольная бита Рокко ("я научу тебя играть, это здорово"). Кисть цепко сомкнулась вокруг рукоятки, дверь закрылась, и рука ударом по любимым ногам любимого брата завершила задуманное. Аугусто пошатнулся, теряя равновесие.
- Ты... - она отхаркнула комок крови, - ты никогда больше не придёшь сюда, слышишь, НИКОГДА.
Странное жжение в правом плече. Ярость...
Хорошенько прицелившись (сначала к спине, потом - к голове), Вики так сильно, как только могла, ударила его по затылку. Аугусто медленно повернулся и тут же упал на пол. "Я его убила? - пронеслось у неё в голове, - этого не может быть". Бита с грохотом упала на пол, и Вики аккуратно подошла к брату. Прощупать пульс на сонной артерии дрожащими руками было просто нереально... "Что делать? Надо идти к Рокко, он найдёт выход".
5. Идти на мужскую половину было уже не страшно. Коленки тряслись от сознания содеянного. Глубокое желание сдаться властям с каждым мгновением становилось всё отчётливее, всё правильнее и всё бесцельнее. Вики зашла в его комнату, стянула с него одеяло, села рядом на постель и, выдохнув, проговорила:
- Просыпайся, я убила человека.
Рокко взъерошил волосы, потёр лицо, стараясь трезво оценить ситуацию. Ничего так и не получилось: язык ненужным органом застыл между челюстей.
- Я убила человека, придурок, слышишь меня? - пытаясь снять панику мнимым раздражением, повторила она.
- Вико, это бред. Незачем меня так утром пугать.
- Это не бред, это мой старший брат, и ему нужны были деньги. Он в моей комнате. Мёртвый. И я не знаю, что с ним делать.
Спустя полчаса они стояли у крыльца "Elite Way": у неё за плечами была маленькая сумка, у него - невероятно большой груз непонимания. Слишком большой, он даже сутулился.
- Куда ты поедешь?
- Не знаю...в полицию?
- Я знаю: вот адрес.
- Да не нужны мне никакие адреса, забери немедленно.
- Приедешь туда, скажешь, что от Фуэнтес-Эчагуе, поняла?
- Куда я попаду? В ад?
- Почти, там моя мама училась. Тебе надо спрятаться, надолго, прочти навсегда.
- Смешно. Ты меня будешь навещать?
- Пока - нет, там пансионат благородных девиц, а я не то и не другое. Но я потом обязательно тебя заберу, слышишь? И мы уедем и будем вместе.
- А ты купишь мне остров?
- Ага, все Бермуды.
- Это очень далеко?
- Да. Это за городом, закрытое заведение, там тебя точно искать не будут.
- А как же труп?
- Ну, в мусорном баке его нескоро найдут. А может, никто и не заметит его отсутствия.
- Заметят, обязательно заметят. Он даже после смерти не оставит меня в покое.
- Вики?
- Чего?
- Люблю...
Вики выдохнула то ли от нехватки воздуха после запоздалого прощания поцелуем, то ли чтобы выбросить горечь из лёгких. В обоих случаях у неё ничего не получилось. Рокко терпеливо переводил взгляд с её плеч на её шею.
- А я потерял свои серёжки...когда его забрасывал, наверное.
- Я же говорила, что он подонок. Он смог навредить даже тебе и даже когда подох! - Вики словила носком ботинка фантик от леденца и сплюнула. Как обычно, влево. Если бы ей предложили всё изменить, она бы просто выбрала другой способ убийства. Мечом, например.
- Ты вернёшься?
- А ты приедешь за мной?
- Приеду.
- Вернусь.


 
katya_shev@Дата: Воскресенье, 12.06.2011, 23:19 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Часть 2.
the pain, is caused by a reality
(боль вызвана реальностью)
1.Вики стояла перед вырванным из готической брошюры зданием. В десяти метрах красовалась табличка: "Закрытый национальный заповедник", смысл которой она так и не смогла понять: то ли здесь обитают последние беззащитные особи динозавров, то ли здесь производят атомное оружие. Только факт совпадения адреса на бумажке с адресом на местности позволял верить в то, что здесь её ждут. Вики расправила плечи, подошла к шварценеггеру и молча показала ему бумажку от Рокко. Тот недоверчиво покосился, но всё же пропустил её. Идеально выстриженные газоны призваны были, судя по всему, шокировать редких посетителей сих мест и безумно надоедать постояльцам. Она шла на этот придурочный замок, слегка, но постоянно спотыкаясь о собственную неуверенность. Ощущение того, что её здесь любят и ждут, таяло с каждым моментом. Полностью развеяла его закрытая парадная дверь, явственно показавшая, что ей совсем не рады. Вики уже хотела развернуться и отправиться прямиком в полицию, когда массивное дубовое чудовище внятно скрипнуло, представившись сухой странной женщиной с белоснежной кожей и туго стянутым пучком русых волос.
- Вы, вероятно, Виктория, - проскрипела в унисон двери она.
- Вероятно, - согласилась Вики, изумившись самой абсурдности этой ситуации, - я от...
- Не стоит, охрана мне уже доложила, что у вас документ от Фуэнтес-Эчагуе. Дайте его сюда.
Вики протянула "документ", дважды послуживший в дороге салфеткой для пиццы. Дамочка скривилась, в очередной раз смерила её взглядом и всё-таки пропустила в здание.
Пыль, колонны и абсолютная пустота. Настолько абсолютная, что вопрос "а где люди?" казался до нелепости глупым. Вики шла за этой чопорной тёткой, рассматривая чисто-белые, как в больнице, стены: просто, рассматривать больше было нечего, а тётка не выпустила ни единого словечка из плотно сжатых тонких губ. 4 лестничных пролёта и небольшая комната. 2 кровати, на одной кто-то уже спит.
- Это временно, - указала тётка на комок чего-то живого и худого, сложившегося под одеялом, - моё имя - мисс Грин, вас, как я поняла, зовут Виктория.
- Можно Вики, - попытка улыбнуться закончилась полным провалом.
- Так вот, Виктория, как вам, я надеюсь, известно, здесь проходят обучение дочери самых влиятельных людей Европы и Латинской Америки. Я бы даже сказала, избранных среди самых влиятельных. Ваше присутствие может вызвать волнение, а нам бы этого не хотелось. Поэтому вы должны подписать эту бумагу. Во избежание неприятных последствий.
- Что это?- Вико несознательно скривилась, но после сразу же улыбнулась - чёртово место, чёртовы бумажки...
- Правила. Прочтите, - до тошноты вежливо отчеканила мисс Грин.
Пасс пролистала 4 страницы мелкого текста и автоматом поставила подпись.
- Вам не следует появляться вне этой комнаты. Здесь есть всё необходимое, еду вам будут приносить тоже сюда. Позовите меня, если вам что-то понадобиться.
2. Тётка скрылась, и тут же пододеяльное существо вынырнуло на свет.
- Привет.
Это была девочка. Странная девочка, так обычно очевидцы рисуют инопланетян: огромные светло-голубые глаза, наполнены резкостью, и при этом что-то ноюще-беззащитное. Наверное, оттого, что она была поразительно худой: тонкие ручки, наверное, такие же ножки, тонкая шея и растрёпанные спросонья чисто-белые тонкие прямые волосы. Почти что седые волосы. Обесцвеченные изначально природой.
- Доброе утро, - отозвалась Вики, не отводя от неё взгляд.
- Ага. Подай мне таблетки, пожалуйста, - девочка выгнулась, расправляя позвоночник (наверняка, такой же болезненно- хрупкий) и во весь рот зевнула.
- Эти?
- Давай. Я Глейдис.
- Вики.
- Ты приехала учиться? - девочка встала с постели и залпом приняла 4 таблетки, откусив их огромный кусок от зелёного яблока.
- Прятаться, - ответила Вики.
- А меня запихнули, - криво улыбнулась она,- я здесь тоже не учусь. Потом что прокажённая.
-Чего?
- Ну, у меня болезнь такая. А, неважно, она не заразная. Ну и как тебе здесь?
Вики неловко поморщилась: голос у этой Глейдис был, как и всё остальное, слишком тонким.
- Нормально.
- Крыса Грин - местная достопримечательность, эти несчастные ходят в коричневых платьях, их заставляют учить молитвы и прямо держать спину. Не обращай внимания, я буду много разговаривать - слишком долго молчала... Поиграй со мной.
- Во что? - Вики передёрнуло не то от тона, не то от предложения, но она была по-дурацки рада тому, что поймала эту волну.
- Во всё, - ответила Глейдис.
- Не понимаю.
- Скоро поймёшь. А ты куришь?
- Только с Рокко.
- Что такое Рокко? - девочка села на её кровать и принялась мутузить её подушку.
- Проклятье древних пирамид, - огрызнулась Вики, чувствуя, что это всё слишком странно: готический замок в 100 километрах от Буэнос-Айреса, чопорные английские традиции, ненормальная соседка по комнате, которая выдаёт один за другим запретные вопросы.
- Ясно. Расскажи мне о себе.
- Отстань.
- Я буду кричать.
- Я не родители, чтобы меня шантажировать, - заявила Вики, морально подготовив себя к истерике со стороны Глейдис.
Неожиданно девочка перешла с её кровати на свою и высыпала там из коробки миллионный пазл. На мгновенье прозрачно-голубые глаза резанули по Вико, и тут же кротко опустились вниз.
- Ладно.
3.
Сначала было абсолютно иррациональное отключение электричества, что привело к полному отсутствию возможности и желания читать случайно затерявшуюся под подушкой книжку Камю. Потом эта малявка, слушая сиди - плеер, стала развлекать воображаемую публику собственными криками и воплями. И когда Вики почувствовала, что сон несмотря ни на что стойко заполняет отяжелевшие веки, эта идиотка придумала следующую пакость: она достала карманный фонарик и принялась изображать руками на стенке разных зверей, сопровождая сие занятие громкими комментариями: "А это у нас зайчик. Такие же уши, как у мисс Грин. А это у нас пингвин. Такие же ноги, как у мисс Грин. А это слоник. Хобот такой же". Вики мысленно повесила Глейдис на самом высоком куполообразном древе сквера и тупо отвернулась. К счастью, спустя где-то полчаса, этой малявке надоело восхвалять несчастную мисс Грин, и она даже выключила этот чёртов фонарик. Вики осторожно выдохнула, надеясь теперь приобрести билет в спокойный сон, если бы у кое-кого сегодня не было бессонницы.
- Эй, ты не спишь? - пропищала Глейдис, показывая рожицы потолку.
- Сплю, - буркнула Вики, надевая на голову подушку.
- Ну, раз не спишь, я отвечу на все твои вопросы.
"Она что, совсем не боится смерти?".
- Заткнись, у меня нет вопросов.
- Тебя правда это интересует? Не знаю, прямо, зачем тебе это. Ладно, мне 13 лет, - как ни в чём не бывало проговорила Глейдис.
- Не пищи, поспать дай, - Вики уже успела понять, что волшебные минуты мыслезапутывания она пропустила, значит сна не будет никакого.
- Это прямо пресс-конференция, - во весь рот улыбнулась та.- Я из Ватикана.
- Рот закрой, - Вики сжала кулачки, мечтая удавить эту идиотку.
- Ты права, я вру. На самом деле я родилась в Риме. Потом они перевезли меня сюда, в этот хренов Буэнос-Айрес, а потом я оказалась тут.
- Ты слов не понимаешь? Закрой тявкалку и дай поспать, малявка!
- И это тебе интересно? - удивилась та.- Никогда бы не подумала...ну, раз так. У меня нет ни братьев, ни сестёр, я одна в семье.
Всё: Вики не выдержала, в результате чего ровно через 2 секунды Глейдис была поставлена в позу Дездемоны.
- Послушай меня: ещё одно твоё слово - и я разорву тебя на маленькие-маленькие кусочки, так что заткнись и постарайся уснуть во имя собственной безопасности.
- У моей мамы рыжие волосы, папа любит по утрам кофе, собаку зовут Паскаль, я люблю играть в гольф и носить длинные юбки, - выпучив и без того болезненно огромные глаза, скороговоркой выдала малявка.
Руки Вики сами собой опустились. От удивления.
- Чего?
- Теперь ты, расскажи мне о себе, - улыбнулась девочка.
- Чокнутая, ты точно ненормальная, - выдохнула Виктория, напомнив себе, что грешно смеяться над убогими.
- Как ты здесь оказалась? Например, мои родители много путешествуют и развлекаются, а я им только мешаю. Вот они и сплавили меня сюда, - делая из подушки зайчика, отозвалась та.
- Как это?
- Ну, зачем я им в театре или казино? - и зайчик упал от удара в живот. Да нет, не упал - просто скрючился.
- Они тебя любят? - "уснуть всё равно не удастся".
- Наверное, когда я далеко. Не знаю, помнят ли они, сколько мне лет: на последнее Рождество мне прислали набор кукол и тамагочи, - зайчик снова был поставлен в стойку "смирно" и снова был повержен её кулачком.
- Ты здесь давно? - попыталась продолжить Вики, следя за всеми манипуляциями Глейдис.
- Полгода.
- Тогда они должны помнить, сколько тебе лет, - рассудила она.
- Я здесь полгода, а до этого меня шпыняли по разным колледжам. Я не была только в "Elite Way". Интересно, как там, - зайчик превратился в избитую массу, и девочка, наконец, улеглась на остатки подушки.
- Хреново, - призналась Вики. "Действительно, херово".
Глейдис потянулась, вывернулась, подошла к Вики и абсолютно неожиданно уткнулась в её рубашку.
- Меня совсем никто не любит...
- Эй, что с тобой? - Вики инстинктивно провела рукой по голове девочки, одновременно пытаясь оценить ситуацию или хотя бы в неё вжиться. Слишком странно, слишком быстро, слишком неправильно...
- Меня все ненавидят... - горячие слёзы в мгновение пропитали белую ткань, тонкое тело бешено колотилось, и Вики показалось, что она в каком-то дешёвом кино. И темно. И страшно. И пронизывает вены сверх меры яркими эмоциями героев.
- С ума сошла, - выдохнула она, - ну кто тебя ненавидит? Я?
- А ты будешь меня любить? И мы будем ездить на уикенды за город, с гамбургерами и масляными пирожными. Знаешь, мне надо есть масляные пирожные - я очень худая. И меня так давно никто не любил...
- Ладно, - автоматом согласилась она, из тех же дешёвых фильмов зная, что так будет лучше.
- Так мы будем...- Глейдис мило высморкалась в сухой островок ткани.
- Будем. И на уикенды, и по выходным в цирк, - слова сами вылетали, Вики не успевала их ни понимать, ни контролировать - странно,- я куплю тебе самый красивый шарик и фабрику по производству масляных пирожных.
- Это было бы хорошо, - девочка совсем чуть-чуть успокоилась.- Скажи, что я похожа на Кейт Уинстлет.
- Ты не похожа, - честно отрапортовала Вики.
- Скажи! - по тону можно было сказать, что сейчас она затопает ножками.
- Ладно, вылитая Кейт. А теперь спи.
- Я останусь у тебя на кровати- мне страшно.
- Спи.
- Сплю.
4.Вики проснулась от перебирающего волосы холода: Глейдис просвечивалась у раскрытого окна, терзая осенний воздух острыми локтями. Вики аккуратно поднялась на ноги, стараясь не задеть её, чтобы не уколоться, не проткнуться. Налила себе сока, закуталась в верблюжье одеяло, посмотрела с откровенным раздражением на книжку. Пять дней своей жизни она потратила на потратила на ничего - не деланье. Пять дней без Рокко, пять дней с этой ненормальной. Вики собрало волосы в хвостик и посмотрела на Глейдис.
- Расскажи мне о себе. Как ты здесь оказалась? - улыбнулась девочка.
"Как обычно - стандартный вопрос для начала рассказа о себе".
- Убила собственного брат, - отозвалась Вики, ожидая реакции ребёнка.
Глейдис коротко на неё взглянула, сделала мордочку и спросила:
- Интересно, ему было больно.
Вики привыкла ничему не удивляться. Почти ничему.
- Не знаю, наверное, нет.
- Ты убила и сразу попала сюда? - продолжил ребёнок.
- Нет, мой парень, Рокко, дал мне этот адрес, чтобы я где-то спряталась.
- Это не лучшее место. Рокко дурак.
- Не говори о нём плохо.
- Почему?
- Я его люблю.
- А почему ты его любишь?
- Знаешь, это смешно...у нас совпали татуировки. У меня мальтийский крест на плече и у него.
- Покажи!
Вики опустила рубашку, в которой теперь жила, и указала на небольшой странный рисунок.
- Смотри. Мне брат сделал, когда решил себе что-нибудь нарисовать. Завёл меня в салон, как подопытного кролика, чтобы на мне его друг - татуировщик потренировался. Я ткнула в самую маленькую картинку, и вот что получилось. А над Рокко тоже подшутили друзья: когда он напился - разрисовали его аппаратом. Он потом всё удалил в том же салоне, а крест оставил. Картинка понравилась.
- А мне такой сделать могут? - Глейдис провела пальцем по контуру креста и нечаянно поцарапала Вики. Впрочем, та ничего не почувствовала.
- Могут, могут.
5. два месяца спустя
Худая, тонкая, хрупкая...её запросто можно было сломать, как духовно, так и физически. Нет, физически всё-таки легче. 35 килограмм изломанности, неправильности, подросткового максимализма и боли. Вики устроилась на широком подоконнике и посадила Глейдис на свои колени, перебирая её светлые растрёпанные волосы. Белые волосы, почти выцветшие. Глейдис замурлыкала.
- Нравится?
- Ага. Хочешь, я за это отдам тебе своего тамагочи?
- Зачем тебе тамагочи? Заведи себе собаку, - проговорила Вики, глядя на воображаемого Рокко, идущего по воображаемой дороге.
- Собака, если не покормишь, умрёт, а тамагочи можно перезапустить.
- Бред. Если собаку не покормишь, она сжуёт твои босоножки - это факт. А тамагочи - бред китайских конструкторов.
- Тогда давай выбросим, - предложила девочка, ловко спрыгнув в её колен и выловив из общего многообразия предметов заветную цацку.
- Как? - нет, всё-таки она никогда не привыкнет к подобной реакции на собственные слова. Слишком быстро. Слишком просто. Слишком искренне.
- Вот так, - Глейдис улыбнулась и бросила умную пластмасску в окно, - и пусть пришлют мне на рождество собаку.
И тут же голубоглазое существо устроилось на прежнем месте, положило её руку на свои волосы и мирно уснуло. Вики криво улыбнулась, глядя, как китайское чудо синеет на английском газоне, и снова перенеслась к Рокко...
6. Больно...ей было слишком больно. Разрезанные вены превращаются в имитированный воображением серпантин. Кровь оставляет капельки следов. Чтобы вернуться. Заряд тока прошёл по оголённым нервам, отдаваясь в кончиках пальцем напоминанием смерти. Хотелось воды...воды и пить. Текилу. С Рокко. На их острове. И спать. На правом запястье безжизненно повисла его фенечка. А потом развязалась. Упала. Ударилась. Заплакала. Вики проснулась, точнее открыла глаза. Чёртово место, здесь ей каждую ночь снятся кошмары. Надо дойти до Глейдис, она в другой комнате. Вики встаёт: "Глейдис, ты спишь?" - "Сплю" - "Я к тебе, мне кошмар приснился" - "Валяй, только со своей подушкой". Вики идёт в комнату. Глейдис спит на полу - ей так удобнее. Она ложится рядом, смотрит в окно. Туда летит огромная летучая мышь, размером с пантеру, врезается в стекло и стекает вниз. Она чёрно-белая, как далматинцы. Вики понимает, что этого не может быть и просыпается. Опять. Кричит Глейдис, не слышит своего голоса. Встаёт. Опасаясь, что это очередная издёвка феи Маб, кусает нижнюю губу. Если больно - значит не сон (боль есть, но тупая, вынужденная воображением). Вики идёт к Глейдис. Падает. Разбивает локоть о острый угол столешницы. "Мне опять кошмар снился" - "Ложись и спи" - "Ладно...". Вики ложится рядом и видит, что вся простыня в крови. "Глейдис, что с тобой? Тебе плохо?". Девушка оборачивается, и Вики понимает, что на неё смотрит лицо старухи, поцеловавшей священный татем сифилиса: у Глейдис нет носа, сухой рот окаймляет челюсть, в которой уже лет 20 нет зубов. "Мне плохо, Вики, позвони..." - шепчет она, показывая указательным пальцем на своё лицо - "Позвони". "Куда? В скорую?" - Вики бросается к телефону, но видит, что на нём нет кнопок. Ни одной. "Звони, быстрее" - боковым зрением Вики видит, как Глейдис идёт в ванну и трясущимися руками набирает стакан воды. "Да, сейчас" - она поднимает трубку и слышит мерное дыхание. Вкус крови во рту. Стакан в руках Глейдис трескается, но не разламывается, а каким-то неведомым образом держит форму и воду в себе. "Мне нужна скорая помощь, ей плохо, как мне туда позвонить?" - кричит в трубку Вики. "У вас пожар" - отвечает ей её голос. "Нет, ей плохо, это срочно...". Глейдис с треснувшим стаканом в руках идёт на неё. Вода просачивается, и она подносит к губам и начинает жевать стекло. "Вики, звони быстрее, ты видишь, что я делаю? Я сойду с ума" - "да, конечно, мне нужен врач!" - в ответ адский смех. Вики пробирает, она смотрит то на Глейдис, по высохшим ногам которой стекают параллельные струйки крови, то на чёрный телефон, который заказывает для неё заупокойную мессу. И Вики просыпается. Это был сон, просто сон. Она ведёт плечами и понимает, что ей нужна Глейдис, просто чтобы не было так страшно и чтобы больше ничего не приснилось. Она берёт с собой подушку и идёт в комнату. Забирается под одеяло. "Я тут посплю, ладно?" - "Спи. Тебе страшно?" - "Ага, кошмары снятся. Ущипни меня на всякий случай" - "Так?" - Вики вскрикивает от боли и тут же видит кусок своего мяса в руках Глейдис. Девушка улыбается и кладёт его в рот, отчего хочется её убить... Первая мысль: значит, не сплю. Вторая - это конец... Вики думает о пластических операциях, восстанавливающих тело, и слышит стук часов - она опять проснулась. Холодный пот давно уже высох, превратившись в букинистический миф. Она смотрит на часы - половина третьего ночи.
- Глейдис?
- Глейдис мертва.
Серые глаза без причины увлажняются опухшими веками:
- Как?...

7. Вики не покидало ощущение, что всё это - заранее спланированная ошибка. Всё: и её убийство, и секс с Рокко, и это нежно выражаясь, странное место - всё. Кто спланировал? Очередная ухмылка Вечности в стиле "посмотри себе в лицо". Бред. Её специально сюда засунули, чтобы она сгнила конкретно здесь. И у НИХ пока всё получается: ладони у неё, по крайней мере, теперь постоянно влажные. Ладони и глаза. Исходя из этого, можно предположить, что месяца этак через полтора она вполне сможет стать первой гражданкой Аргентины, сгнившей заживо как реально, так и в своём воображении. Глейдис не хватает, вот в чём дело. Её и Рокко. Странно, как эти два абсолютно разных человека помещаются в её сознании так близко...и сколько раз она представляла, как они с Рокко разговаривают, а потом появляется она с подносом в тонких руках. "А это кто?" - спрашивает Рокко. "А это Глейдис. Благодаря ей я жива" - отвечает Вики и берёт с подноса пирожное. Бред в квадрате. Нет, в шестнадцатой степени: ровно столько ей сейчас лет.
- Виктория, вам нельзя здесь находиться, - говорит это проклятая крыса, - вас могут увидеть.
Вики вспоминает, как подписывалась под тупыми правилами: "12.3. Не выходить из комнаты, отведённой под временное место пребывания".
- Ну, вы же не увидели, как Глейдис было плохо, - огрызается она. "А я увидела. Во сне".
- Виктория, вы не правы.
- Перестаньте называть меня Викторией, я, в конце концов, не водопад и не королева. И, знаете ли, мне всё чаще хочется, чтобы вас teenagers have raped.
- Вы грубы и невоспитанны, Виктория. Немедленно ступайте в свою комнату, - пищит в ответ тётка, и Вики кажется, что сейчас пучок волос разойдётся и откроется огромная кровоточащая язва на затылке супер - леди.
- Ладно. Но только если вы пообещаете мне не показываться мужикам на глаза в этих страшных чулках. Трэш сегодня возбуждает.
- Убирайтесь.
- И незачем так орать...
8. 16 перечитанных книжек, 16 вышитых салфеток, 16 улыбок мисс Грин - всё сводилось к цифре "16". Абсолютно сознательно, почти что оправданно. Отчего-то казалось, что 16 бесцельных повторений одного и того же дела приблизят момент появления Рокко. Облом: она трижды повторяла ритуал, Рокко так и не явился за ней. Идиот, подлец, ничтожество, уёбок, ублюдок, макака-резус...Вики посмотрела в окно - никого. Заколдованное место, заколдованное окно: в него никого не видно, в него никто не идёт, в нём жизнь застыла, остановилась. Не думай об этом. Кончики пальцев завибрировали, пытаясь унять напряжение. Она давно уже заметила - трещит или голова, или пальцы: как будто у неё анатомически прямая связь, лишний сосуд, внештатные вены, которые связывают эти части тела. Мозг заклинило на бесцельном "ну где же ты?", мокрые ноги (очередной признак прогрессирующего процесса гниения) скользнули в тапочки и направились в душ. Сама Вики осталась у окна... так, вдруг кто-то появится...
Она вытряхнула все ящики в поисках дневников Глейдис. 4 она уже нашла, осталось ещё 14, чтобы получилось ровно 16. Жёлтые листочки с небрежно выведенными строками были заучены наизусть после первого же прочтения. Глейдис страдала. Нет, не оттого, что любящие развлекаться родители спихнули её в это забытое всем, у чего хотя бы теоретически есть память (включая китайские мобильники и функцию M+ в калькуляторе) место, а оттого, что ей не хватало воздуха. Этой маленькой дистрофичной девочке безумно хотелось жить: кататься на водных мотоциклах, ездить на пикники с друзьями, целоваться со всеми подряд мужчинами, прятаться от дождя в подъездах, чувствовать запретность всего, что ты делаешь и радоваться тому, что об этом никогда не узнают родители...она хотела впитывать жизнь даже не клетками, а разобранными на частицы атомами - та способность, за которую ненавидела себя Вики. Она слишком много жила, слишком много дышала. За двоих. За себя и за Глейдис. Поэтому у неё лопались альвеолы, поэтому так болело в лёгких, поэтому так часто клинило сознание. Вики выплюнула остатки боли и завыла. Сначала тихо, только для себя, потом всё громче и громче...пока не заглушила своим воем свой же звон в ушах. Боль равномерно разлилась по телу (о, опять это гниение) и одним ударом уложила её плашмя на койку. Второго удара уже не понадобилось.
Часть 3, глава 9
La mort se cache dans l'attente ou le paradis sans toi n'existe pas ... (Смерть прячется в ожидании или рай без тебя не существует...)
Хорошо бы жить так долго и долго...
Любить и любить тебя...
Чтобы ты был бессмертен,
И ни в коем случае не обидел меня, не убежал...
Как я называю смерть, она такая нестрашная...
И пусть она не приближается к тебе...
*В нашем городе холодно,
И художник-мороз окна поразрисовывал белой гладью из роз.
Ты мне пишешь, что, может быть, прилетишь к рождеству.
В нашем городе холодно, и я дальше живу.*
Я так скучаю,
И я так хочу взять тебя за руку и поцеловать твою руку.
Я так скучаю...
Я там совсем одна, и все чужие...
Я так скучаю...
*Над рекой пасхальные слышу колокола,
Ты мне пишешь, что, может быть, к лету схлынут дела.
Зацветет потихонечку на окошке герань.
Облетит день и ночь за днем на стене календарь.*
Без тебя меня совсем нет,
!!!Я вся в ошибках, в исправлениях,
Вся неправильная, плохая, без тебя я уже не целиком.
Взгляд мой, ищущий, негде не останавливается,
Сердце стучит так сильно, что кажется: я не доживу до утра.
Да, я не переживу даже эту ночь.
Вдруг здесь впервые я знаю, как это - расставаться!!!
*Тротуары багряные за завесой дождя,
Осень запахи пряные пролила, уходя.
Ты мне пишешь, что, может быть... но я письма порву,
В нашем городе новый вид, и я снова живу. *
Я, конечно, очень грешна,
Но своей любовью я заслужу этот рай.
Хотя, зачем? Ведь рай без тебя не существует...
А если тебе не понравится, то ты вернешься опять на землю.
И будешь жить как-то, я применю все свои связи.
Но пока я здесь, от тебя на каких-то пару тысяч километров.
Я даже, наверное, завтра смогу дозвониться до тебя.
А сейчас я просто переживаю время без тебя.
Плохой финал, грустный...
Но я его вырву, эти листы, их же можно вырвать...
Теперь все
Твоя...
(Юля Бужилова, "Календарь" - отрывки)
Мисс Грин вслух читала "Падение" Камю, кровь в венах мифически превращалась в тёмно-бурую жидкость...бля, опять процесс гниения. Вики добровольно начинала разлагаться изнутри, сознательно расщепляя хлипкие от выдержанных в себе слёз органы на молекулы, а те, в свою очередь, на странные атомы.
"У назойливой моей любовницы, которая слишком часто и тщетно зазывала меня к себе, хватило такта умереть молодой. Какое место она сразу заняла в моём сердце! А, представьте себе, не просто смерть, а самоубийство. Боже мой! Какая поднимается волнующая суматоха! Звонки по телефону, излияние сердца, нарочито короткие фразы, полные намёков и сдержанного горя, и даже, да-да, даже обвинения в свой адрес..."
- Заткнитесь немедленно, мисс Грин, иначе я встану и плюну вам в рот, - Вики поёжилась под одеялом и глотнула горячего чая. Глобальный напускной пофигизм и искреннее желание убить Рокко и эту чопорную англичанку играли в крокет.
- Виктория, вы грубы.
- И еле жива, иначе я бы вас давно прикончила. Сожгите эту книжку, хотя, нет...читайте дальше, хуже мне уже не будет.
Мисс Грин дёрнула плечами и ткнулась во французского философа.
- "Так уж устроен человек, дорогой мой, это двуликое существо..."
Вики медленно вылила остатки чая на пол (Глейдис всё-таки брала своё) и поняла, что ещё одно слово - и победит команда убийц.
- А не выпить ли нам бренди? Вы любите бренди, мисс Грин?
- Я игнорирую алкоголь.
- А я дохну оттого, что этот урод ой, простите, подонок, решил меня тут сгноить. Тащите виски, если бренди вам не по душе и тяпнем!
- Виктория, вам вредно...
- Это вам вредно выёбываться в самом начале своего дежурства: представьте, как я заманаю вас за ночь.
- Пожалуй, виски вам не повредит.
- Мне даже гильотина сейчас не повредит.
Вики повернулась к стенке и принялась изучать свои ногти, так как всё остальное было изучено давно, ещё когда Глейдис умерла.
- Пообещайте, что когда я умру, и этот уёбок на следующий день приедет страдать, вы попросите положить его в мою могилу тамагочи.
- Простите?
- Ну вы и ископаемое...под окнами уже месяц валяется тамагочи - игрушка такая, Глейдис её выбросила. Она небольшая, кажется, красненькая. Вот её он пусть и положит, ясно?
- Ясно. Я, пожалуй, отойду на секунду...
- Стойте! - Вики приподнялась на кровати, - мисс Грин, а вы натуралка?
- Простите?
- С кем вы спите: с мальчиками или девочками? Признаться, мне осточертело делить своё ложе на тупую единицу, не хотели бы вы присоединиться?
- Вы невоспитанны.
- Ага, невоспитанны. И глупы. И ещё вы полная идиотка, Виктория. И за это стоит выпить... - Вики поднесла бутылку с бренди и обжигающими глотками ввела в свой организм дозу забытья. Вся ночь прошла в рассказывании своей жизни стеклянному другу и пьяных слёзах о себе.
Глава 10
Сначала был укол его голоса между лопаток, после - синхронное издевательство сознания - 8 до боли острых слов: "Я пришёл за тобой, Вики. Поднимайся, мы едем". Влажные ладони сковали виски с целью вытрясти из головы первые приступы сумасшествия. "Этого не может быть, это сон. Я была и буду здесь, потому что здесь моё место". Тонкие веки приподнялись взмахом запутавшихся сухих ресниц, голосовые связки отдавали дерущей болью, в результате слова превратились в высокий хрип - имитация последствий ларингита и тёплого войлока терапии бренди.
- Рокко?!..
Парень поправил ошейник и по-доброму улыбнулся.
- Тормозишь. Это потому что была без меня.
Картинки сменялись с завидной периодичностью: Рокко, мисс Грин, пустая кровать Глейдис, Рокко, мисс Грин, Глейдис, Рокко...что здесь делает Рокко?! Вики приподнялась на подушке, поправила бретельку синей комбинации, боковым зрением заметила, как супер-леди стыдливо прячет недоеденную рыбу. Мысли медленно покрылись скользкой коркой недоумения.
- Я же ещё не умерла...
- Сплюнь, дурочка. Я задержался, так уж вышло, - он подошёл к изголовью постели, нагнулся и прошептал на ухо, - я купил тебе остров.
- К-какой остров? - Вики потрогала его волосы, руки, шею, майку; убедилась, что он настоящий.
- Небольшой, в Тихом океане, - глаза Рокко заблестели переливающимися азартом, - прости, там только вилла поместилась и сквер, но ничего шикарнее я позволить не смог. Зато там всё обставлено по высшему классу, уверен, ты будешь в восторге.
Вики нахмурилась, скинула одеяло, почесала затылок, но так и не вспомнила, что это за прикол: натрендеть девушке, которая хуй его знает, сколько тебя ждала, какой-то херни про географические объекты.
- Я даже фонтаны заказал: ты и я, как Ди Каприо и Уинстлет: "летит Анжелина в крылатой машине", помнишь? Круто, правда?
- Рокко, подожди... - нет, он точно не шутил, и тем паче всё напоминало странный сон: его приезд, смерть Глейдис, мисс Грин со своей чёртовой рыбой, а теперь ещё и остров.
- Пришлось заложить мамины побрякушки, потому что денег бати не хватило, - он нервно потёр ладони и уничтожил взглядом засидевшуюся надзирательницу. Мисс Грин наигранно фыркнула, но всё-таки вышла.
Вики улыбнулась, натянула сапоги и попыталась продолжить тему, хотя, по сути, прекрасно понимала, что ничего у неё путного не выйдет: слишком уж всё фантастично, даже сказочно.
- Ты что, обокрал своего отца? Ты его убил?..
Рокко присел на стол и подхватил дневники Глейдис.
- Не обокрал, дурочка, а просто нанял хорошего адвоката, который согласился в тихую перевести всё на меня. Ну, я же наследник...
Вики резко вырвала у него жёлтые листочки и для приличия озвучила банальное:
- Ты вор.
- Собирайся, быстрее, нас будет ждать вертолёт. Совсем скоро мы попадём в наш персональный рай, - выкрашенные чёрным лаком ногти впились в её плечи, - давай, скорее.
- Сумасшедший.
- Ты свела меня с ума. Я скучал... - с мизинца слетела сухая чешуя, и Вики легонько дунула, наблюдая за её спиралевидным пилотированием и мягким приземлением.
- Сколько?
- Ровно 153 дня и 8 часов.
- Сколько было у тебя потаскушек?- уточнила Вики.
Рокко ударился локтем о стол.
- 16. Алма, Джессика, Рима, Эдуарда, остальных не помню. А у тебя?
- Одна, - Вики свернула в трубочку дневники, - Глейдис.
Он рассмеялся.
- Смешно, рад, что в этой тюрьме ты сохранила чувство юмора. Давай, собирайся, поехали.
- Я готова.
- Так быстро?
- Да. Я здесь занималась только ожиданием. И знаешь, я в этом преуспела.
Глава 11
Ветер трепал отросшие до плеч волосы, но Вики было наплевать: впервые за последние 5 месяцев она дышала.
- Будешь?- Рокко обернулся и бросил ей начатую пачку.
- За дорогой следи, разобьёмся, - отозвалась Вики, вдыхая облачко расслабления. "Я курю только с Рокко".
- Что это у тебя?
- Тамагочи - игрушка Глейдис.
- Чего? - Рокко обернулся, чтобы проверить. Ну да, кусочек пластмассы, пищит, кнопочки жёлтые.
- Глейдис - девочка, которая жила со мной в одной комнате; девочка, у которой заглушка - сердце, - пояснила Вики.
- Чего я её не видел?
- Приехал поздно: пока я тебя ждала, она успела состариться и умереть, - Вики запустила в него точечным раздражением, выбросила сигарету, захлопнула форточку.
Рокко выдохнул, уставился на дорогу, свернул влево, доехал до небольшой площадки, остановил машину, намеренно не выключил мотор, надеясь на скорое прибытие вертолёта. Помолчал. Подкурил. Сломал сигарету. Выкинул. Решил бросить. Заглянул в бардачок. Закрыл его, убедившись, что ничего нового там не появилось. Сплюнул в форточку. Всё-таки обернулся.
- Обиделась?
- Нет, - Вики нервно тыкала во все подрят кнопки, в результате чего живность непонятного происхождения погибла от обжорства. "Можно перегрузить, а собака умрёт".
- Прости, я честно не мог раньше приехать,- он взял игрушку из её рук и бросил в бардачок.
- Да ладно, - решилась поднять глаза она. "А взгляд у него тёплый, наивный...зачем ему этот ошейник?".
Рокко хрустнул пальцами. Нет, всё-таки он себе представлял всё совсем иначе: феерическая встреча с огромным букетом банальных розовых колючек, большая коробка, перевязанная бантиком...внутри коробки остров. И Вики счастлива, и он кружит её, как тогда, у директора...а потом много цветов, медиаторов, горячий песок и Вики в открытом купальнике. Он даже не ревнует, потому что ревновать не к кому - они одни, они на острове. Романтика, твою мать...получилось просто супер: он припёрся к ней спустя почти полгода, она чем-то болела, ждала его, а он, как последний уёбок, даже ни разу не позвонил. Мотался по банкам, снимал наличные, мечтал забрать Вики с собой, в купленный за счёт ничего не подозревающего уже нищего отца рай. Ну, забрал её, дальше что? Нахуй ты ей с этим дебильным островом сдался? Ей надо что-то другое, чего он дать уже не в состоянии... Неужели, они так изменились за эти 5 месяцев?
- Приехали рано, 6 часов ждать...- Рокко автоматически включил магнитолу: старый диск изломанных болью расовой дискриминации молитв Джейсон.
- Ну вот, зря меня торопил. Мисс Грин ещё напугал... - выдохнула Вики, поправляя комбинацию.
Рокко закрыл форточку и залез на заднее сиденье.
- Я соскучился, а ты?
- Там нету мужиков, ни единого, - погримасничала Вики.
- Да или нет?
Вики до боли закусила губу, сглотнула капельки свежей крови...
- Да.

Комбинация добровольно скользнула вниз, избежав скорбной участи превратиться в отрывки воспоминаний. Там и осталась. Чешуя непонимания слетела, обсыпав их сухим искусственным снегом, который запутался в волосах, ресницах, проник в кожу колючими снежинками. Теперь можно было не притворяться: не имитировать обиду, не играть в супер-парня, не твердить себе, что всё изменилось...хотя Вики всё-таки не выдержала, и расцарапала его. До крови, остро заточенными от ничего-не-деланья ногтями. Слизнула полосочки тёмной жидкости, смешала в организме со щёлочью обиды, забыла, прижала его к себе, боясь потерять, нечаянно проснуться... он опять побеждал: по привычке, стабильно, правильно. Потому что сам менял правила игры, вовремя подстраивая их под себя. И Вики это нравилось, она уже сама вживалась в его мечту: остров, пляж, медиаторы и никого, кроме них, совсем никого. Синхронность сердцебиения, синхронность движений, синхронность первых эскизов воздушных замков. До рая оставалось ровно 5 часов.
Вики удобно устроилась у него на коленях. Рокко сразу уснул: слишком долго он был за рулём. Она выдохнула, посмотрела в окно, потом на него. Улыбнулась. "Как просто быть счастливой". Закрыла глаза, вдыхая лёгкими плотный воздух. Собралась выйти, чтобы посмотреть, где там вертолёт. Рокко крепче её обнял, не желая отпускать её даже во сне. Осталась. Свернулась у него на коленях тёплым живым клубочком, взъерошила отросшие волосы, вздохнула...
"Лучше не спать" - прошептала Вики, чувствуя, как спиричуэл Энри Джейсон растекается сладкой растворённой ватой по венам.
"Лучше не спать" - прошептала Вики, чувствуя жёсткие от геля волосы Рокко под своей ладонью.
"Лучше не спать" - прошептала Вики, растворяясь в гудении включённого мотора.
"Лучше не спать..." - слишком уставшие от бесцельного наблюдения за окружающим миром глаза закрылись, и она вслед за Рокко погрузилась в Долину Сна.
Тонкие побелевшие пальцы Вико запутались в его чёрных волосах холодным о ещё тёплое.
Вечность не выдержала и аккуратно спустилась по воображаемой лестнице с небес. Достав фотоаппарат из внутреннего кармана плаща, она вырвала визуальный кусочек их жизни. В воздухе образовалось густое облачко пыли, и Вечность чихнула. Всё-таки она давно ничего не фотографировала...со времён сумасшедшего взгляда горящей в пламени блаженства еретиков Жанны Д`Арк и слепого сумасшествия Марии Медичи... "Надо подписать, а то забуду" - решила Вечность, доставая из рукава острый коготь памяти. "Вико и Рокко". Костистая рука дрогнула, размазав второе "к" - жалобно запищал тамагочи. Вечность скривилась. "Опять всё перепутали: в этот момент должен был опуститься вертолёт. Ладно, исправлю. Перепишу..."..
Ключ: вот, по привычке, бросаю ключ - ответы на всевозможные вопросы. Почему полетела парта, почему умерла Глейдис, почему Вики и Рокко иногда (читай "постоянно") вели себя неадекватно? Изначально фик назывался "Мальтийский крест". Отсюда и все странности. Я приведу выписку из форума, надеюсь, так станет всё понятно. В крайнем случае, спрашивайте напрямую: "откуда это взялось, а то я ничего не понял?". Я всё объясню.




Сообщение отредактировал katya_shev@ - Воскресенье, 12.06.2011, 23:23
 
katya_shev@Дата: Воскресенье, 12.06.2011, 23:23 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Вопрос: "Некоторое время назад мне мама привезла с Мальты - мальтийский крест, серебряный, на серебряной цепочке. Я заметила, что, когда я одеваю его, то по какой-то странной причине начинаю пытаться "разрулить" отношения со своим любимым, которые приняли некоторый инертный вид, в последнее время. В чем это проявляется? Дело в том, что я начинаю ему говорить все что думаю, без контрольно, неуправляемой становятся мысли и речи в его адрес... Причем о некотором сказанном я потом жалею, разумеется, но уж что сделано, то сделано....После того как крест снимаю, эффект длится еще несколько дней (2-3дня), потом все возвращается в прежнее русло.... и до следующего раза когда я его надеваю. Причем эффект почти мгновенный, застегнула крест, 1-2 часа, и "Остапа понесло"... Подскажите, как научиться управлять тем что дает крест, и на что стоит обратить в моменты, когда "крест управляет мной"? Правильно ли я понимаю то, что надев мальтийский крест, я тем самым становлюсь "проводником", в моем случае крест делает все, что бы продолжить род? Но почему таким странным способом?"
Ответ: "Волею случая Вы оказались внутри историко-этнической разборки! Мальтийский крест - символ Мальтийского Ордена. Как известно, во времена Крестовых Походов Орден этот был разбит и практически уничтожен. Женщины мечтали о семени, но не было мужчин... Сегодня это кажется фарсом, но это была страшная трагедия! Есть такая доказанная временем аксиома в природе человечества: Если народ уничтожается другим народом или народами, по прошествии времени он начинает возрождаться при активной поддержке Высших сил. Многие исторические факты, с первого взгляда совершенно случайные, при глубоком рассмотрении подтверждают эту гипотезу. Англичане, понимая какое зло совершили их тупые предки теперь предоставляют жалким останкам краснокожих всё, что только возможно. Души погибших Мальтийцев мечтают обрести плоть. Но быть медведями или лисами они не желают. И одно название "мальтийский крест", одно отношение к нему, как к символу племени, заставляет его быть проводником между веками".
Я могу только напомнить, что у Вики, как у Рокко, была созданная мною татуировка в виде Мальтийского креста (т.е. неконтролируемый запас энергии). Ну, на этом, кланяюсь, надеюсь, всё теперь понятно и я не слишком замудрила.
by Леечка


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Il vaut mieux ne pas dormir (by Лея)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz