Суббота, 22.07.2017, 01:32
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяНемое беспощадное расстояние - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Немое беспощадное расстояние (by Destino)
Немое беспощадное расстояние
katya_shev@Дата: Воскресенье, 15.05.2011, 03:13 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Автор: Я, Destino.
Название: Немое беспощадное расстояние
Статус: завершён, но логически продолжение угадывается
Размер: сравнительно небольшой
Бета: отсутствует
Размещение: не знаю, кому это понадобится, но, пожалуйста, скажите мне – я порадуюсь…
Пары (Пайринг): любовь и ненависть
Жанр: неизменный Angst
Рейтинг: G /K/ (просто не нашла среди представленных рейтингов подходящий, но, я думаю, эта история будет понятна всем.)
Дисклеймер: Крис Морена, Яир Дори, Патрисия Мальдонадо – персонажи. Содержание сочинено только мной.
Содержание (Саммари): Трудный жизненный путь готовит нам изощрённые испытания…
Предупреждения: особо сентиментальным просьба приготовить носовые платки…
От автора: учитесь быть счастливыми!
E-mail: MarUzzYaAndrade@ya.ru

Сегодня был её день. Её, и ничей больше. Даже несмотря на то, что День Рождения с сестрой у них в один день, сегодня королевой бала была она. Сегодня ей исполняется 19 лет. Ничем не примечательная дата, самая обычная и совсем не круглая, но, как и всегда, праздник устроили грандиозный.
Были приглашены самые близкие люди. В первую очередь её семья, когда-то исчислявшаяся только одной мамой и нелюбимым отцом, которого она отчаянно не хотела считать членом своей семьи. Но в один прекрасный день всё чудесным образом переменилось, и в её жизни появились две сестры, сразу два отца, и ещё, через некоторое время, маленький братик. Она была окружена заботой и лаской, но нехватку чего-то необходимого она в последнее время чувствовала всё острее.
Ещё на празднике были её самые дорогие друзья, люди, с которыми она проучилась вместе три самых ярких года, и с которыми до сих пор очень близко дружит. Всех их она очень любила, но один из них вызывал у неё самые противоречивые чувства. Он мог дарить радость и бескрайнее счастье, вызывать тоску и печаль, она могла ненавидеть его, и громко кричать ему вслед обидные слова. Но всё это лишь говорит о том, что она его любит, любит, несмотря ни на что. Ни на его сложный характер, ни на его слабости, главной из которых было причинять ей страдания.
Он мог обидеть её так, что она хотела умереть. Упасть и ничего больше не чувствовать. Обида и горечь настолько раздирали её, что она могла закрыться в своей комнате, одеть наушники, включив на полную громкость неизвестную музыку на иностранном языке, и часами сотрясаться от беззвучных рыданий, подкатывающих к её горлу и не давая думать ни о чём другом, кроме его ужасной жестокости. «Почему?» - пульсировал в её голове один-единственный вопрос, не находя ответа и ударяясь о стенки опустошённого сознания. Вот и вчера был один из таких дней. Она вернулась с занятий в университете, с невозмутимой улыбкой, ставшей уже дежурной, она поприветствовала своих многочисленных родственников, и поднялась к себе в комнату, сославшись на то, что ей нужно отдохнуть. Насколько хорошо каждый из членов её семьи знал её, но никому было и невдомёк, как искусно она умеет скрывать свои чувства.

Однажды она совершила небольшую ошибку. Но потом она стала расти как снежный ком, постепенно превращаясь в глобальную катастрофу. Она всего лишь хотела, чтобы он чуть-чуть её приревновал, и во время их очередной ссоры прошла мимо него с каким-то незнакомым даже парнем. Она была уверена, что ссора их несерьёзна, и как обычно, они обязательно помирятся. Но она просчиталась, ведь не учла, что общение с ней научило его всерьёз отвечать на выпады. И он начал заводить себе всё новых подружек, тем самым заставляя её неумолимо страдать. Она была не рада, что положила начало новой войне, но пути назад уже не было.

Она закрыла дверь на два оборота, припала спиной к двери, и медленно скатилась вниз. Слёзы потоком хлынули из её глаз. Спрятанные доселе чувства силой вырывались из её души. Её слезы были настолько крупные, что даже не успевали стекать по щекам, оставляя грязные следы, а сразу капали на грудь, рассекая нежную кожу горячими следами несбывшихся надежд. И снова она включила музыку. Она была нужна лишь для того, чтобы хоть как-то заглушить свои чувства, не слышать звон разбивающегося на осколки сердца, и чтобы, устав рыдать, забыться беспокойным сном.
Музыка в плеере стихнет, она уткнётся носом в подушку, которая знала как никто больше, и несколько заветных мгновений сможет не думать о нём. Но и во сне она увидит его…
Через полчаса она проснётся. Умоется, смоет безобразные дорожки черных слез, приведёт себя в порядок, растянет губы в милейшей улыбке, и встанет перед зеркалом.
«Марисса Пиа, ты сильная! Ты сможешь всё преодолеть! Главное – не сдавайся!» - каждый раз убеждала она девушку, с тоской смотревшую на неё с той стороны зеркала. Иногда ей казалось, что они не знакомы. Та девушка в зеркале, казалось, ещё худее, чем Марисса. Ещё бы, ведь очень часто она просто забывала есть, забываясь очередными страданиями. Ещё Марисса не раз замечала что-то странное в глазах той девушки. Её взгляд был каким-то отрешённым и отдалённым от всего земного. Это душевные муки заставили её глаза измениться до неузнаваемости, и сейчас из темных и озорных, вечно бросающих вызов, они превратились в светлые, почти белёсые, и бессильные. После каждой сердечной травмы у не опускались руки, и её покидало желание бороться, бороться за себя и за своё счастье. И всякий раз внутри неё что-то ломалось, рвалась ещё одна тоненькая ниточка, связывающая её с этим миром.

Вот и сейчас она стояла в некотором отдалении от танцующих пар, и украдкой смотрела на него, не спеша потягивая горький мартини. Он разливался в ней противной горечью, точно так же, как и вливалось в её душу то, что происходило на её глазах. Он изменяет ей прямо на её празднике. Притащил с собой очередную пассию, чтобы досадить мне. Он смеётся и улыбается ей своей неизменной шикарной улыбкой. Она что-то кокетливо ему отвечает…
Сейчас она держалась не потому, что она такая сильная. Она не расплакалась только из-за того, что кончились слёзы, ей было нечем плакать. Иногда она специально проливала слёзы про запас, на будущее, чтобы в такие моменты было не так тяжело, и не приходилось стыдливо убегать, придумав очередной неправдоподобный предлог. Она чувствовала, что давно уже совсем не та Марисса Пиа Спиритто, которая непременно начала бы мстить самым изощрённым способом. Теперь она всё чаще предпочитала закрывать глаза на многие вещи, что, несомненно, доставляло ещё больше боли. И сейчас, стиснув зубы, она старалась не обращать внимания на парня, изо всех сил старавшегося сейчас поглубже её задеть.
Она была вынуждена присутствовать на празднике, чтобы соблюсти все приличия. Ей нужно было принимать поздравления, благодарно улыбаться в ответ, и делать счастливый вид, вскрывая очередной подарок. Всё было устроено по высшему разряду, и она не могла, просто не имела права подвести всех тех, кому организация этого волшебного праздника пролилась немалой кровью. Только поэтому она упорно продолжала блистать и одаривать всех своей неземной, хоть и вымученной улыбкой. Кто бы знал, что губы уже давно свело судорогой, отчего они все сильнее начали искривляться и подрагивать мелкой дрожью. Вокруг всё сверкало, гости лучезарно улыбались, и всем своим видом выказывали своё счастье. Воздушные шары, зажжённые кое-где свечи, конфетти – всё это должно было дарить праздничное настроение и веселье. Вместо этого сейчас она чувствовала себя всё неуютней. Казалось, что ей не место на этом празднике. Ей очень хотелось сломить этот ярко-серебристый хаос…

Середина праздника уже позади, но никто не спешит расходиться. Что ж, она выполнила свои минимальные обязанности хозяйки праздника, и может тихо раствориться в толпе, оставив счастливые парочки кружиться под упоительные мелодии. Она в который раз собрала свою волю в кулак, и величественной походкой прошествовала между парами. Достигнув противоположного конца зала, она незаметно скрылась за дверью на террасу. Она прошла в глубь сада, и удобно устроилась прямо на траве. Она сняла с себя изящные туфли на высокой шпильке, и почувствовала хоть какое-то облегчение. Она легла на спину, и забыла обо всём. Мягкие сумерки, нежно ложившиеся на город, помогли ей на несколько мгновений почувствовать себя спокойно. Но вдруг она ощутила нечто странное. Чувство необъяснимой тревоги заставило её обернуться. У окна, выходившего на террасу, мерно покачивалась занавеска. Она догадывалась, что это могло значить. Ему стало жалко её. Сейчас он придёт и попросит у неё прощения. А она не устоит, и простит ему всё. А что, если это всего лишь часть его плана? Он во всём раскается, а потом вновь её обманет. Она не хотела этого снова. Кроме того, она была слишком горда, чтобы принять его жалость, сделав тем самым себя уязвимой в его глазах. Она не терпела боли, и страдания сводили её с ума, но поговорить с ним значило осознать свою неправоту и потерпеть поражение.

«Нет! Этого не должно случиться. Я не выдержу ещё одного обмана, а потом снова и снова, пока он не сведёт меня с ума своим безжало-стным возмездием!» - она решила встать и скрыться из тёмной аллейки, не предвещающей теперь ничего хорошего.

Вот так в очередной раз она побоялась поддаться ему и не захотела страдать ещё больше, хотя это вряд ли было возможно.

Она держала свои туфли в руках и аккуратно ступала босыми ногами по молодой траве. Дойдя до калитки, она обернулась. Её любопытство вознаградилось, и заставило её сперва улыбнуться, а потом смахнуть незваную слезу, готовую вызвать очередную бурю эмоций. Улыбалась она от того, что ей стало смешно: настолько он был предсказуем, и сейчас вышел во дворик, чтобы в очередной раз нести ей правдивую ложь и сказки о вечном счастье. Горько же ей стало потому, что это не обещало ничего нового.
Сейчас он стоял у крыльца дома, и растерянно смотрел, как насмешливо наблюдают за ним глаза, которым он, быть может, сам того не осознавая, причинил столько боли. Ещё некоторое время она стояла, и ждала его последующей реакции, но тут всё разрешилось само собой: позади него открылась дверь, из которой появилась его спутница, и увлекла его за собой. Он всё ещё смотрел на неё, пока настойчивая девушка, не терпя отказа, тащила его в дом. Глаза, до этого насмешливые, горько улыбнулись. Дверь закрылась, и опустошённая девушка осталась наедине со свистящим шумом вечернего города.
Она не знала, куда идёт. Нагревшись за день на солнце, асфальт всё ещё хранил тепло его лучей. Ступая стопами по теплому камню, она шла вперёд, не думая ни о чём. Её поглотила атмосфера тихого вечера. Безмолвного, и по-своему прекрасного. В её душе сейчас происходило примерно то же самое: не осталось не чувств, ни слёз, ни мыслей. Она только шла, словно стараясь догнать заходящее солнце. Город звал её и притягивал какой-то неизвестной силой. А она всё шла, невольно поддаваясь этому непонятному влечению. Улица за улицей оставались позади. Чего она хотела? Уйти от реальности? Нет. Она хотела просто уйти. Её хрупкие ноги ничуть не устали, хотя шла она очень долго.
Небо стало постепенно затягиваться серой пеленой. Удивительно, насколько точно природа угадывала её настроение. Прошло несколько минут, и она почувствовала, что идти уже никуда не надо. Она уже пришла. Её манило с другой стороны города именно сюда. Она стояла посередине моста, с которого открывался потрясающий вид на огромный город.

Её наряд был не в духе времени. На фоне тусклого города она выделялась ярким пятном. Складки лёгкого летнего платья, шурша, мягко ниспадали по её ногам. Она была неотразима, как и всегда, вот только в глазах с небывалой лёгкостью читались невыносимая тоска, боль и усталость. Она устала. Устала от обманов, устала от невысказанной любви, просто устала так жить.

«Нет. Пора что-то с этим делать!..» - пронеслось в её голове.

Она стояла, и вспоминала всю свою жизнь, с самого раннего детства до сегодняшнего дня. Ей вспомнилось, как в детстве она любила убегать или прятаться от своей мамочки, повергая тем самым последнюю в неизбежную истерику. Вспомнилось, как она частенько сбегала с уроков, строила козни учителям, и регулярно доводила до инфаркта директора элитного колледжа.
В колледже ей пригодились все без исключения её черты характера: это и умение постоять за себя, умение не унывать, что бы ни случилось, и её неистребимая жизнестойкость. В дополнение к этому колледж подарил ей чувство локтя, научил её преданно дружить и искренне любить, ведь именно в колледже она влюбилась в первый и единственный раз. Хотя долго себе в этом не признавалась, но была сражена самым первым взглядом тогда ещё незнакомого человека. Познакомившись с ним, она поняла, что не должна его любить, и он должен быть ей противен. Всё последующее время она отчаянно старалась себя в этом убедить. Она хамила ему при любой возможности, давая тем самым понять, что он ей абсолютно безразличен. На самом же деле, она всего лишь ужасно злилась на себя, за то, что вот так просто поддалась его чарам. Он невольно излучал их, эти невесомые флюиды, готовые поразить незащищённое сердечко. Этот голубоглазый блондин не давал ей покоя. Волосы цвета тёплого песка и глаза цвета морского прибоя уносили её далеко отсюда. Но каждый раз, наталкиваясь на излишнюю самоуверенность и наглость в этих глазах, её мечты разбивались вдребезги. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы объект её любви изменился, стал хоть чуточку лучше. Она хотела быть счастливой, но не могла себе этого позволить: большое счастье приносит большую боль. И поэтому она долго продолжала скрывать свои чувства, просто так было легче. И спокойнее.
Она всегда была непокорной и взбалмошной, но всегда оставалась при этом справедливой. Кроме этого, она была очень самостоятельной, целеустремлённой, и при этом болезненно гордой. Именно гордость не давала теперь ей спокойно жить. Именно из-за неё она резко отталкивала его всякий раз, когда он был готов сделать шаг ей навстречу. Но когда она, раскаиваясь в своих словах, хотела признаться ему в своих чувствах и простить все былые обиды, то наталкивалась на стену непонимания. Таким образом, они никак не могли прийти к единому мнению, и оба равно страдали. Но в один день их чувства совпали, точнее, они оба наконец-то решились рассказать друг другу всю правду о своих чувствах.
Как же они тогда были счастливы!
Одновременно оба чувствовали, что за спиной у них выросли невесомые крылья, одни на двоих. И они тихо парили, не касаясь ногами земли, и наслаждались своим кристальным счастьем и чувством переполнявшей обоих любви.
Но пролетать они смогли относительно недолго, всего один год…

Он сидел в кафе и ждал свою любимую. Он пришёл довольно давно, но она всё не спешила появляться. Но её он мог ждать вечно, поэтому просто сидел и думал обо всём на свете. Он видел, как в отдалении идёт пожилой уже человек и ведёт за собой на поводке огромного пушистого сенбернара. Он любил эту породу, и мечтал, что когда-нибудь обязательно заведёт себе такую. Себе, и своей будущей семье. Он расплылся в улыбке, представив себе семейную идиллию, которой был лишён по вине своего отца. Но вдруг случилось что-то невообразимое: откуда ни возьмись, на тротуаре возникла полосатая кошка и начала вальяжно облизывать свои лапы. Сенбернар не мог упустить такой возможности, и в его глазах вспыхнули недобрые огоньки…
В следующие секунды приключилось вот что: огромный пёс, рассекая воздух сильными лапами и волоча за собой уже безвольного хозяина, со всех ног мчится к кошке. Начинается погоня и всё это сопровождается пронзительным лаем и отчаянным мяуканьем.
Тут из-за угла вышла какая-то девушка.
Как же не вовремя она там появилась!..
Шумная делегация на полной скорости мчится на неё. Сообразив, она успевает сделать шаг назад, но длинный поводок обвивает её ноги и, потеряв равновесие, девушка одной рукой смахивает со стола чашку горячего кофе, а потом незамедлительно падает прямо в руки голубоглазого блондина…
Как нельзя кстати, в этот момент появляется девушка того самого блондина. От увиденного она, само собой, потеряла дар речи. Улыбка медленно сползла с её лица, и она решительно развернулась в обратном направлении.
Парень мгновенно бросился её догонять, желая объяснить всё происшедшее. Девушка же не хотела ничего слушать. Она нагрубила ему, но он не хотел так просто сдаваться. Тогда она высказала ему всё, что о нём думает, попутно придумав пару десятков оскорблений. И он не остался в долгу…
Трагическая случайность. Один неправильный взгляд, одно неправильное впечатление, и их хрупкое счастье растоптано. Немое беспощадное расстояние, казалось, навсегда разделило их, густо окутывая пеленой страха и тихой грусти. Каждый из них остался непонятым. Она устала от мнимых измен, ему надоела её подозрительность и недоверие. Они разошлись тогда в разные стороны, и с тех пор предпочитали друг с другом не заговаривать. Невольно встречаясь в коридорах университета, они не говорили ни слова, лишь сполна одаривали друг друга взглядами, полными разнообразных чувств: боли и ненависти, грусти и обиды, тоски по их любви. Так продолжалось до тех пор, пока им не надоело отмалчиваться, и они не решили поговорить. Но ни к чему хорошему тот разговор не привёл. Между ними возникло новое чувство: озлобленность и жажда мести. После этого они в очередной раз пересеклись в коридоре. Она шла ему навстречу с каким-то парнем, о чём-то оживлённо с ним болтала и улыбалась во все тридцать два.
Впервые с момента их ссоры она даже не взглянула на него!!!
Он не мог не поддаться на эту провокацию, и теперь постоянно ходил в окружении всяких девиц. На такое она явно не рассчитывала. Она хотела лишь немного укольнуть его, задев его самолюбие, но он научился сполна отвечать на её выпады. Только было одно «но»: молодых людей, с которыми она прохаживалась по коридорам, она видела единственный раз в жизни, а он принимался за дело с полной ответственностью, и готов был встречаться с любой, которая была на то согласна. Этим он раз за разом делал всё больнее своей половинке. Пускай они уже не вместе, но они всё равно две части единого целого.
С течением времени ей надоело играть в эту глупую игру. Он же с прежней ожесточённостью продолжал эту войну.
Он мстил ей за то, что она не захотела в последний раз поверить ему.
Поверить тогда, когда он говорил чистую правду.
Вот так, без видимых на то причин, он продолжал причинять ей невыносимую боль и разрушать её измученную душу.

Сейчас она стояла на мосту, держась за перила, и думала, зачем она сама всё это затеяла.
Мимо со звонким гулом пролетали десятки машин, но она не слышала сейчас ничего, кроме неритмично бившегося сердца и сдавленных всхлипов. Серое глухое отчаяние, было готово вырваться из её груди, и заполнить собой всё вокруг. Этот мост, он так привлекал её своим неприступным величием и удивительной панорамой. Ей очень хотелось просто сделать один шаг и взлететь. Летать так, как когда-то она летала не одна. Парить над землёй, стремясь навстречу ветру и новым закатам…
В действительности, если бы она сделала тот самый шаг, она бы всего лишь бездарно упала вниз. Пара секунд неконтролируемого падения, и она могла освободить своё больное от тоски сердце и навсегда раствориться в невесомости. Стать духом, освободиться от телесной оболочки, и каждую ночь втайне от всех приходить к нему домой и нежно целовать его в лоб перед сном. Живая Марисса Спиритто такого позволить себе не могла…
Со стороны эти мысли могут показаться желанием самоубийства, стремлением освободить себя от изранивших душу чувств, от всех чувств. Но нет, это была просто мечта, тихая, непривередливая, и странная на первый взгляд, но тоже мечта. И вообще, она всегда была глубоко убеждена и твердо знала, что самоубийство – это удел слабаков. Тех, кто не может найти достойный выход из положения, тех, кто способен думать только о себе, наивно полагая, что своей смертью облегчит жизнь многих людям. Но ведь гораздо большим ты не оставишь ничего, кроме страданий. Марисса не была такой. Сильной она была всю свою жизнь, а эгоисткой перестала быть с тех пор, как переступила порог колледжа и приобрела свою новую семью. Всё это научило её думать о других и заботиться о близких ей людях.
Вдруг она вздрогнула, внезапно услышав отчаянный грохот.
Раскаты грома исполосовали небо ломаными зигзагами.
На грешный город обрушился праведный чистый дождь, который словно хотел смыть все преграды и стереть недосказанности, обещая покой и счастье. Всё, что происходило на улице, было очень похоже на то, что творилось сейчас в её душе. В ней отчаянно боролись противоположные чувства: желание пройти это испытание с гордо поднятой головой, и выйти победительницей в этой беспощадной игре, и простая потребность быть счастливой. Нечеловеческая потребность в человеческом счастье.
И вот она стояла неподвижно под потоками дождя, который каждой своей каплей терзал её измученное сердечко. Капельки дождя одна за другой падали на её лицо, волосы, загоревшую кожу. Они словно хотели мягко смыть с неё всю боль, и она была этому рада. Так она стояла с распростёртыми объятиями и с благодарностью принимала на себя дождь, пророчивший ей очищение.
«Боже! Ну, почему я такая гордая?!» - беспрестанно стучало в её голове.
Она полностью отдавала себе отчёт в том, что во всём, что произошло, виновата в большей степени она. Из-за глупой ревности и подлой гордости она не захотела выслушать горячо любимого человека, и сама же разверзла между ними пропасть. Это она положила начало этому бессмысленному фарсу, который толкнул их на то, чтобы они оказались по разные стороны барьера.

Барьер…

Она и не заметила, как преодолела тот самый барьер, удерживающий её от заманчивого свободного падения.
Она стояла по другую сторону от перил.
Как же велико было сейчас искушение сделать всего один шаг в неизвестность, который сможет залечить все раны и подарить долгожданное душевное равновесие.

Перегорело, переболело,
Больше не плачет душа.
Горько смеётся израненный камень,
Робко хрипя и дыша.
Не возвратится всё прежнее снова,
Больше не будет обид,
Это поймёшь ты, когда осознаешь –
Сердце уже не стучит.
Будет не больно, закроешь глаза лишь,
И будет уже всё равно.
Ты безмятежная в дымке растаешь,
Чувствуя только одно –
Тихое пение и безразличие
Мягко охватят тебя.
Только один шаг над пропастью, и …
Сможешь упасть, не любя.

На удивление она была очень спокойна. Её не пугала ни высота, ни бурное течение, ни леденящий холод воды. Просто она знала, что боль физическая никогда не сравнится с болью моральной по своей разрушительной силе. Телесные раны перестают болеть, заживают и забываются, а раны душевные не стираются из памяти уже никогда, и продолжают саднить даже многие годы спустя.
Все чувства куда-то незаметно улетучились, оставив только разочарованность жизнью и непонимание её смысла. Она несчастна. Любимый человек отвернулся от неё. Вообще-то, её жизнь кончилась ещё тогда. С тех пор она только существовала. Не давая себе передышки, она упорно пыталась убедить себя, что ей есть, зачем жить, что хоть кому-то она непременно нужна. Но это ей не удавалось. Её израненное сердце не чувствовало уже ничего.
Слёзы кончились. Остались только капли дождя, отвесно падающие с вечернего неба. Они остро врезались в её кожу, а она лишь смеялась им в ответ.
А дождь всё не прекращался. Он проливался на Буэнос-Айрес нескончаемым водопадом. Небо словно впитало в себя все её слёзы и хотело заставить целый город почувствовать всю горечь её страданий.

Она любит. Но она слишком горда, чтобы быть счастливой.

Вдруг на неё повеяло ветерком. Сквозь это лёгкое дуновение ей послышалось, будто кто-то сказал ей:
«Мари, не делай этого, пожалуйста!..»
«Наверное, я слишком много сегодня выпила!» - ухмыльнувшись, сказала она сама себе.
«Наверняка, так и было!» - послышалось ей в ответ.
Тут она не выдержала, и решила обернуться назад.
Перед ней стояла её любовь, её мучитель и её ангел. Но сейчас она почему-то не чувствовала ничего: ни любви, ни ненависти, ни даже радости. Ей было странно видеть его, тем более таким. Обычно самоуверенный и последовательный, сейчас он оказался совершенно напуганным и растерянным. Он стоял и смотрел на неё с полным ужаса выражением лица. Он был насквозь промокший и вымотанный.
Только сейчас она заметила, что на нём была её любимая рубашка. Она подарила её ему на их маленький юбилей – месяц их любви. Сейчас она являла собой жалкое зрелище. Намокнув, она лишь безвольно облепила его тело, и представляла сейчас с ним одно целое. Он вымок с ног до головы, и было видно, что оказался здесь не случайно.
Он искал её. Шёл не за ней, а по её зову. Так же, как и она оказалась в этом странно таинственном месте.
- Что ты здесь делаешь? Как ты здесь оказался? – не замедлила спросить она.
- Я здесь для того, чтобы исправить одну ошибку, и не дать совершить тебе ещё одну.
- Что ты имеешь в виду? – удивлённо спросила она. Сама того не заметив, она впала в какое-то странное состояние. Амёба, наверное, и то была бы намного эмоциональней, чем она сейчас. И всё же, она искренне не понимала, о каких ошибках идёт речь. Он же решил не тратить драгоценное время на бессмысленные разговоры и препирания, и перешёл сразу к делу:
- Мари, я очень прошу тебя меня выслушать. – Он бросил на неё вопросительный взгляд. Она ответила на него безразличным кивком. – Я давно хотел с тобой поговорить, но это было невозможно. То ты отталкивала меня, то моя гордыня мешала мне подойти к тебе. Я хотел признаться, нет… Я признаюсь тебе в том, что всегда безумно любил тебя. Всегда-всегда, не переставая ни на одну минуту. Именно эта любовь давала мне силы и заставляла меня совершать безумные поступки. Такие, на которые без тебя я ни за что не решился бы. Только войдя в мою жизнь, ты стала моим светом, моей путеводной звездой, моей душой, моим счастьем. Мне было больно оттого, что ты никак не хотела мне доверять, но теперь я готов смириться даже с этим. Пожалуйста, не уходи!.. – Всё это он произнёс на одном дыхании, глядя прямо в её отрешённые глаза. В последний момент его голос сорвался, и его отчаявшиеся глаза наполнились прозрачной водой, готовой в любой момент хлынуть.
- Глупый, не плачь! – сказала она с таким выражением, как будто успокаивала маленького мальчика, мама которого собралась уходить на работу, а он не хочет её отпускать, потому что боится, что она не вернётся. – Ты ведь не думаешь, что я это из-за тебя? – она говорила с такой нежностью и улыбкой на лице, что становилось страшно. – Ты ни в чём не виноват. Просто я так хочу…
- Но знай, если ты сейчас сделаешь то, чего так хочешь, мне придётся сделать то же самое.
- Нет, тебе абсолютно незачем это делать. Ты ещё можешь остаться…
- Но какой в этом смысл?! Сейчас, или спустя время я всё равно вернусь сюда и отправлюсь вслед за тобой.
- Но зачем?
Ему было больно на неё смотреть. Перед ним была не его Марисса. Сейчас перед ним стоял абсолютно сломленный и уставший от жизни человек. В её глазах не было ничего, кроме желания ощутить покой. Но он не мог подарить ей покой такой ценой.
- Затем, чтобы никогда больше не отпускать тебя. Чтобы оберегать тебя и дарить тебе свою любовь. Пожалуйста, останься здесь! Необязательно со мной, главное, не уходи так далеко. Ты можешь не отвечать мне взаимностью, просто я буду знать, что ты рядом, и что с тобой всё в порядке.
Её лицо немного преобразилось, и его тронула лёгкая, еле заметная улыбка. Она высвободила из его цепких пальцев одну свою маленькую руку. И со всей нежностью, которая была сейчас в ней, коснулась его щеки. Сначала он ощутил небольшой луч надежды, мелькнувший в этом жесте. Но когда он почувствовал прикосновение её ледяных пальцев, то буквально содрогнулся от ужаса, ему стало невыносимо больно от этого обжигающего холода.
Холод прокрался в её душу, и крепко поселился там. Он чувствовал, что жизнь постепенно уходит от неё. Стоя на краю, она не чувствует практически ничего, кроме предвкушения покоя и тишины.
Он протянул освободившуюся руку к её лицу. Он боялся до неё дотронуться, настолько хрупкой она казалась ему. Несмотря на обжигающую боль от постепенно замерзающей души, он коснулся её нежной щеки. Немного помешкав, он подошел вплотную к барьеру, который разделял их, притянул её лицо к своему, и со всей осторожностью, очень трепетно прикоснулся своими губами к её начинающим синеть от холода губам.
Ничто ещё не заставляло его испытывать таких противоречивых чувств. Он содрогался от счастья, от этого поцелуя, которого он очень долго ждал и хотел. Но в то же самое время он сжимался от ужаса, представляя, что этот поцелуй может стать их последним.
Он ещё долго не хотел её от себя отпускать, и просто стоял, уткнувшись губами в её лицо, пока не почувствовал что-то горячее на своей скуле. Он бережно отстранил своё лицо от неё, и увидел, что она плачет. Теперь это был не просто дождь, это была самая настоящая чистая и горячая слеза.
Он глазам своим не поверил: неужели перед ним снова его малышка? Его девочка, которую он чуть не потерял из-за своей глупости?
Она оживала прямо на глазах, жизнь снова возвращалась к ней, и её глаза вновь приобретали оттенок корицы.
Он всё ещё отказывался верить в своё счастье, и, покрепче обхватив её вокруг талии, горячо прошептал ей:
- Доверься мне…
Раньше она бы сто раз подумала, прежде чем ответить на подобный призыв, но не теперь. Сейчас она беспрекословно доверяла ему, и поэтому обвила его шею своими тонкими руками.
Он осторожно приподнял её, потом подхватил на руки, и как самую ценную на свете вещь, бережно перенёс через проклятый барьер. Поставив её на ноги рядом с собой, он испытал невероятное облегчение. Ему хотелось крепко обнять её и никогда не выпускать из своих объятий. Хотелось целовать каждую клеточку её тела, радуясь её чудесному возвращению.
Тем временем к ней возвращались первые чувства и эмоции. Слёзы струились по её лицу непрерывным потоком, но она не хотела их останавливать. Слезам горечи и страданий давно пора было покинуть её светлую душу, а слёзы радости исцеляли её, суля близкое счастье.
Она постепенно приходила в себя. Хотя она до сих пор не понимала, как оказалась по ту сторону перил, но зато осознала, что её начинала покидать жизнь. Когда она стояла по ту сторону парапета, душа словно струилась из неё через какую-то щелочку, оставляя на своём месте пронизывающую пустоту.
Теперь понятно, почему она не чувствовала страха…

Ладно. Самое страшное уже позади. Главное, что её ангел успел вовремя её найти, и теперь у них будет всё по-другому.

Пока она изо всех сил старалась обдумать произошедшее, её ангел суматошно путался поймать такси. Сделать это посреди моста в принципе было затруднительно… Это не сразу пришло ему в голову. Пришлось пойти на уступки, и они в обнимку, не спеша двинулись прочь с этого моста. За мостом он всё же поймал такси и усадил в него свою принцессу. Ему не хотелось везти её домой, да и ей не хотелось туда вернуться в таком состоянии. Там всё ещё догорал праздник, припозднившиеся гости никак не хотели расходиться и продолжали развлекаться, кто как мог. Сейчас ей совсем этого не хотелось. Такси высадило их возле дома Пабло, он расплатился с таксистом намокшими деньгами, и, обнимая свою ненаглядную девочку, вошел в подъезд дома.
Она очень любила его квартиру. Всё здесь говорило о нём. Эта квартира дарила ей ещё большее чувство защищённости и успокаивала её. Пабло отправил Мариссу в душ, а сам в это время заботливо приготовил для неё чашку ароматного горячего шоколада и тёплый плед в кресле у камина. Давно она не чувствовала такой трогательной заботы, как сейчас, отчего у неё становилось очень тепло на душе. Очень долго они сидели рядом в креслах, смотрели друг на друга, и просто молчали. Их сердца говорили за них, поэтому они понимали друг друга без слов и на расстоянии. А потом, когда она уснула с блаженной улыбкой на лице, он отнёс её в спальню, и уложил на кровать. Потом он укрыл её одеялом, сам лёг поверх него, прижал её к себе, и так они проспали до самого утра.

С тех пор они были очень счастливы вместе, и никогда не расставались. Полное доверие и уверенность друг в друге заменили подозрительность и недоверчивость. Теперь они предпочитали выслушивать мнение каждого, прежде чем принимать какое-либо решение, ведь рисковать такой любовью было просто непростительно. Теперь они разговаривали по душам, вместо того, чтобы бросать ничем не оправданные подозрения. Их отношения вышли на новый уровень, более качественный и чувственный, чем раньше. Они были уверены в себе и своих чувствах, как никогда. Они перестали ссориться, потому что это было незачем делать. Юношеской вспыльчивости и гордости на смену пришло нечто более важное – уважение и понимание. Они по-прежнему тонули в нежности, когда смотрели друг другу в глаза, и не было на свете пары более счастливой.
Так шло время. Месяц за месяцем, год за годом.
Они окончили университет, и теперь ничто не мешало им пожениться и подарить миру ещё одну крепкую и счастливую семью.
Выпускной бал был позади. Солнечное утро приветливым теплом вливалось в её комнату. Она только что проснулась. Она открыла глаза и сладко потянулась. От мысли, что совсем скоро она увидит своего любимого, её сердце затрепетало тысячами мотыльков. К тому же он обещал ей какой-то сюрприз. Конечно, сюрпризы она не очень любила, но к его сюрпризам это не относилось. Он умел и любил её удивлять, и получалось это у него как нельзя лучше.
Она спешила к нему на свидание. Её несли её маленькие крылышки, проклюнувшиеся от любви. С её лица не сходила улыбка – она была счастлива. И была не просто счастлива, а счастлива уже три года подряд. Это неведомое до сих пор ощущение всегда придавало ей сил.
Специально, или по случайности, но он пригласил её в то самое кафе, где когда-то по воле случая они очень сильно поругались. Но предрассудки уже давно перестали её беспокоить, и она была совершенно спокойна. Она появилась из-за того же самого поворота, что и тогда…
Любовь всей её жизни ждала её, сидя за столиком. Он увидел её, и на лице его отразилась сладкая улыбка. Эта улыбка была только её, и ничья больше.
Он заказал её любимый молочный коктейль и ванильное мороженое с корицей. Они сидели и долго о чём-то разговаривали, но о чём именно, наверняка уже никто из них не вспомнит. Потом у него что-то упало, и он отправился под стол разыскивать пропажу. Следующие несколько мгновений были как в самой доброй сказке: он в очередной раз взглянул в её глаза, и встал перед ней на одно колено. Потом он достал что-то из внутреннего кармана куртки, и сделал ей предложение. Сделал то, о чём мечтает любая девочка, девушка, или женщина с самого детства. Из маленькой коробочки он достал прекраснейшее колечко с затейливым маленьким камнем. Её глаза наполнились кристальными слезами, чистыми как свежая роса, и счастливыми, как кусочек солнца. Естественно, она не могла не согласиться!

Их свадьба была волшебным праздником. В своём белом платье она была как ангел во плоти. Они никак не могли насытиться своей любовью, и словно излучали её.
Они победили всё. Предрассудки, жизненные препятствия, бытовые неурядицы, свои сложные характеры, упрямую гордость, и многое другое, встававшее на их долгом и сложном пути к счастью. Они были мятежниками, и боролись за правду и настоящие чувства, они смогли отстоять своё право на счастье. Их союз был священен.
Свадьба была пышной, весёлой и долгой. Вскоре теперь уже семейная пара приобрела себе дом неподалёку от особняка Колуччи-Рей. А спустя несколько месяцев Марисса подарила своему мальчику двойняшек: белокурого мальчика и тёмноволосую девочку.
Теперь их жизнь была полной. Страшно даже подумать, что всего этого могло не быть, если бы кто-то из них в своё время не уступил другому. Гордость – не лучший советчик.
Где бы вы ни были, боритесь за своё счастье! Боритесь так, как боролись Марисса Пиа Спиритто и Пабло Бустаманте. Отчаянно, неистово и яростно!
Будьте счастливы, и не упускайте возможности подарить счастье окружающим вас людям!


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Немое беспощадное расстояние (by Destino)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz