Суббота, 23.09.2017, 12:23
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяВариации - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Вариации (by Genisse)
Вариации
katya_shev@Дата: Суббота, 14.05.2011, 00:09 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Автор: Genisse
Название: Вариации
Статус: закончен.
Размер: все в этом мире относительно. Если сравнивать с творением Л. Толстого «Война и мир», то просто мизерная, если с культовой «Курочкой рябой», то думаю можно назвать и большой. А может нужно создать шаблон, который бы определял размер?
Бета: я
Размещение: только с моего разрешения.
Персонажи: Марица, Мия, Пабло, Мануэль, Томас, Пабло-младший, Мати, Андрес, Пилар, Кандэлла, и еще двое малышей.
Пары (Пайринг): М/П, М/М, Мия и Томас, Марица и ее бывшие мужья, Пилар и Томас.
Жанр: Romance.
Рейтинг: PG /K+/
Дисклеймер: Крис Морена, Яир Дори и я.
Содержание (Саммари): Если кратко, то они встретились после десяти лет разлуки, а потом за один день помирились. Вот так!
Предупреждения: Полнейшая белиберда. Все слишком ожидаемое, но местами веселенькое.
От автора: Вообще мне захотелось чего то банально романтичного и глупо ожидаемого, такого противно любовного и приторно нежного. Порой сама от такого плююсь, и признаться старалась как можно скорее завершить, поэтому конец такой резкий.
E-mail: Jenis2006@ukr.net

1. Марица.
Как страшно делать выбор. Особенно пугает, если этот выбор касается твоего будущего. Иногда так случается – ты выбираешь не то, и на протяжении всей жизни ты постоянно жалеешь о сделанном выборе и тебе только то и остается, что утешать себя словами: «могло быть и хуже». А мысль о том, что хуже некуда предательски настойчиво мешает жить дальше и совершать очередные ошибки, делая снова и снова не тот выбор. Иногда так случается…
Вот так случилось, что Марица вновь сделала неправильный выбор. Как там Соня говорила? Что-то про наследственность, а остального Мари уже не помнила – это было так давно. Сколько же лет прошло после окончания пятого курса? Больше десяти. А в жизни все, как всегда, кувырком. Девушка улыбнулась своим мыслям.
Сегодня она отмечала свое двадцатисемилетние, так случилось, что праздновала она его в одиночестве. Странно, сегодня она была одинока впервые за эти десять лет. Сколько раз она была замужем? Кажется четыре. Что же случилось с ее памятью – она практически ничего не помнила. Именинница затуманенным взором посмотрела в зеркало и увидела очень печальную и красивую особу. Увиденное ей крайне не понравилось, и она стала еще минорнее. А от чего же радоваться? Мысленно она вернулась на несколько лет назад и стала вспоминать прошлые погрешности. Пабло Бустаманте.… Как глупо они расстались. «Напряги мозги Андраде! Напряги их немедленно, и вспомни как все было» – говорила сама с собой Марица, уже не глядя в зеркало. Она пошла в спальню, и ее роскошное красное платье разлетелось волнами от быстрого шага. Любой увидевший ее сейчас влюбился бы в нее с первого взгляда и, не раздумывая особо долго, предложил руку и сердце. Собственно говоря, приблизительно это происходило со всеми ее мужьями, которых оказалось все-таки не четыре, а пять. И это за десять-то лет!
Девушка села на край постели и набрала заветный номер, но ответом были только длинные гудки. Ее последний муж совсем не желал с ней разговаривать.
- Давай же Магио, возьми трубку! – Воскликнула она, но результатом была только сильная боль в горле от громкого и резкого крика. Слезы текли по щекам, от собственного бессилия. Она упала на кровать и снова попыталась напрячь мозги. Итак, она бросила Пабло, после его измены за неделю до выпускного. После этого Мия, взволнованная депрессивным состоянием сестры, решила подсобить ей прийти в себя и пригласила сходить по магазинам. И Марица пошла. Неизвестно по каким причинам, но пошла. В этот день началась новая жизнь Марицы Пиа Спиритто Андраде. Какая? Самая что ни есть отвратительная (по критериям Марицы-сорванца).
Почему-то именно в этот день там находился знаменитый фотограф, почему-то Мия с первого взгляда узнала его, и у девушки от восторга коленки задрожали, почему-то талантливый дяденька обратил свой взор не на красавицу, а на серую мышку с очень грустными глазами. Это уже потом, на фото сессии, оказалось, что именно это и нужно было для новой работы мастера. До сих пор для всех, включая саму Марицу, остается загадкой, как она решилась на этот шаг. Но фактом остается то, что она уж очень удачно стартовала в новом (для нее) бизнесе и по сей день являлась одной из самых востребованных и популярных фотомоделей. Мия конечно не пошла в модели, она продолжила семейную традицию и приняла бразды правления папочкинго бизнеса и, как это не странно звучит, очень много добилась. И сказать много - ни сказать ничего, она достигла таких вершин, которые ее отцу даже не снились. А Марица достаточно успешно закончила юридический вуз и теперь нисколько не опасалась за свое будущее. И отношения с сестрой у нее остались самые замечательные, хотя в некотором отношении даже улучшились.
На съемочной площадке она познакомилась с первым мужем, через пол года там же они и расстались, причину она как всегда не помнила. Хотя была рада, что хоть помнила их совместную жизнь, очень короткую и не совсем удачную. Второй муж пришел в ее жизнь у Мии в гостях.
- Вы случайно не модель? – Поинтересовался безумно красивый парень и пленительно улыбнулся. Она не устояла. Но на то чтобы понять, что видела она в нем только Пабло, ей понадобилось всего-то неделю. Это и был тот самый семейный союз, о котором она забыла – сказывалась непосредственная продолжительность отношений. Третий радовал своей необычностью – они поженились в тот же день как познакомились. Да еще и продлился целых полтора года! Тут она решила сделать перерыв и оставалась без мужа (а это не значит без воздыхателя) на приличных семь месяцев. Затем она приняла предложения Диего Урколы, который был по неизвестным ей причинам уверен, что сможет сделать ее счастливой. Печальной новостью для него стало то, что он своими маниакальными проявлениями любви чуть не стал причиной ее безумия. И тут появился Андрес. Из-за этого прекрасного молодого человека она, не задумываясь, прервала и без того надоевшие ей до «не могу» узы брака, которые действовали ей на нервы вот уже почти два года.
Андрес сумел успокоить ее душу, привести в порядок разум, и сделать счастливой. Её нрав был утихомирен, а сама Марица забыв про все на свете, с облегчением вздохнула на вторую годовщину их супружества (она просто установила сама себе границу после которой уже не собиралась подавать на развод, логика проста: два года прожили, недостатки все выучили, дальше все в порядке). Она родила от него замечательного мальчика и жила вполне счастливой жизнью связанная цепями Гименея. Но вот парадокс – развода захотел сам Андрес и добился его, не постеснявшись забрать и сына, которого любящая маменька назвала именем своей первой настоящей любви. Ну надо же было Андресу докопаться до корней этого выбора. После этого открытия последовал скандал, а за скандалом опустошение и как итог – после года терзаний друг друга – развод. И привыкшая к этому Мари ничего бы не сказала, но благоверный забрал сына и практически полностью лишил ее возможности общаться с родной кровинушкой (естественно после судового разбирательства). Этого она не вынесла. Друзья помогали. Мия с мужем приложили приличное количество сил и денег, но это не принесло никаких результатов. Влиятельные родители Магио посодействовали, и несчастная мать едва сумела выбить разрешения видеться с ребенком хотя бы раз в месяц. Именно после этих событий она стала такой странной. Мозги отказывались исполнять свое основополагающее действие, а именно работать во благо хозяйки. Виной этому было взаимодействие алкоголя и успокоительного, количество которого становилось все больше и больше. Марица понимала что происходит, она губит себя, но боль была слишком сильной, а нервы слишком расшатанными…

2. Мия.
Как все же нелегко делать то, что тебе не по душе. Выполнять автоматически действия, которых все от тебя ждут, и быть совершенно индифферентным к происходящему. Жить и думать: а что было бы, если бы я… Жаль только, что понимаешь что никаких «если» быть не может. Боль от того, что ты не нашел себе в этом мире со временем то приглушается, то назойливо ноет, а в остальное время стараешься не раздумывать об этом отдавая всю себя совсем другим проблемам. А проблем всегда много…
Какая же проблема ждала очаровательную Мию Эскурра сегодня? Девушка быстро заглянула в записную книгу и увидела что сегодня у нее (а значит и у её сестры) день рожденья. Вот это номер - забыть о своем двадцатисемилетии. Она машинально набрала знакомый номер, но линия была занята. Повторив подобное действие раз пять с интервалом в двадцать минут именинница заволновалась. В последнее время ее сестра очень волновала ее, поэтому ни секунды не раздумывая она, положив трубку, сразу отправилась к виновнице ее беспокойств.
Гордо прошествовав по коридору своей фирмы, она стремительно села за руль своей очаровательной розовой «Ламбарджини» последней модели и отправилась развеивать все свои страхи.
Она была слишком встревожена и совсем не заметила нарушителя, который едва успел отскочить, когда увидел стремительно приближающуюся машину. Мия повергнутая в ужас выскочила с машины и подбежала к незадачливому пешеходу. В ее голове все мысли перемешались, когда почти не пострадавший парень повернулся к ней лицом.
Воспоминания:
- Я тебя ненавижу, уйди, видеть тебя тошно!
- Ну так и не смотри. Я надеюсь, что больше никогда не стану с тобой даже говорить. Я уже испугался, что мне придется всю жизнь выслушивать истерические писки под ухом.
- Ну вот и отлично! Больше ты их никогда не услышишь.
- Да просто замечательно.
Крики стояли по всему коридору. Многие стояли и наблюдали с открытыми ртами. Никто не хотел пропустить тот момент, как самая сладкая парочка навсегда распадается.
Через месяц после начала пятого курса Мия с Мануэлем разругались в пух и прах. Большее количество учеников все же была уверенна, что они все-таки помирятся.
Но они так и не помирились. Не смотря на величайшие усилия Марицы и Пабло. Мия начала встречаться с Томасом по причинам, которые даже ей были неизвестны. Но основания их свадьбы все же осознавала. А резоном была ее беременность. Банально конечно, но что ж поделать, это жизнь, а в жизни бывают и банальности и оригинальности. У молодой пары едва успевшей окончить пятый курс родился очаровательный малыш, который был вылитой копией Томаса. И жили они хорошо. Единственные наследники очень богатых родителей как нельзя лучше понимали друг друга, да и что-то вроде любви между ними было.
Все это мелькнуло в голове красавицы в тот момент, когда она узнала пострадавшего.

3. Мануэль.
Когда все в жизни переворачивается с ног на голову, почему-то и жить начинаешь задом на перед. Конечно, стараешься все сделать правильно, но срабатывает закон подлости и …
Вот сегодня она вновь ему приснилась. Как всегда божественно красивая, нежная, легкая. Каждое утро он просыпается с ее именем на устах, но понимание того, что вместе не быть уж слишком жестоко бьет по ранам которым, судя по всему, не суждено зажить.
Мануэль Агирре даже не мог сосчитать сколько раз он уже собирался с силами чтобы пойти и поговорить с ней, но каждый раз то отказывался, то не находил в себе сил, а иной раз вообще впадал в депрессию. Он так не разу с ней и не встретился после окончания колледжа. С Марицой он виделся часто: звонил ей, встречался, узнавал у нее о судьбе своей прелестницы…
Вот приблизительно для того же сегодня утром он и зашел к подруге. На звонок никто не вышел, а дверь была не заперта. Парень не на шутку испугался, увидев девушку без сознания на постели. Он быстро вызвал скорую, а сам решил найти Андреса и поведать тому все, что о нем думает, но тут неизвестно откуда появилась эта машина, которую он совсем не заметил, продумывая то, как он будет «поведывать» парню наболевшее. И уж совсем нехорошо ему стало когда он увидел, что за рулем машины сидит его ночная фея, которая уже получила прописку в его снах. Он смотрел на нее и не знал что сказать, а говорить в общем то и не хотелось, скорее обнять, но этого делать было никак нельзя.

4. Пабло.
Когда ничего не интересует, жизнь становится скучной. А когда становится скучно начинаешь искать что-нибудь новенькое, интересное. И многие будут разочарованы, увидев Пабло Бустаманте не спившегося и зависимого от наркотиков, а очень даже преуспевшим ученым в сфере микробиологии. Ему не очень шел белый халат, но парень со всей гордостью теперь представлялся ученым.
Он не потерял веру в жизнь после расставания с Марицой. Пабло ничего о ней не знал и всякому, кто собирался поведать о ней быстренько закрывал рот и переводил разговор на новую тему. Вот уже два года он встречался с очаровательной Мариной Масаглио и ни на что не жаловался. Его жизнь сложилась наилучшим образом и ничего менять он не собирался.
Сегодня он уже возымел мысль сделать предложение своей ненаглядной Марине, как вдруг зазвонил телефон.
- Алло, я вас слушаю. – Проговорил он скучающим голосом.
- Алло, это Мия, я только что сбила Мануэля.
И этих слов вполне хватило для того, что бы он, не раздумывая, прыгнул в машину и поехал в ту больницу, которую назвала бывшая однокурсница.
С Мией они никогда не прерывали дружбу, но не виделись вот почти год. Иногда конечно звонили друг другу, но не более. Да и Ману оставался его хорошим другом, поэтому он не мог отреагировать иначе. Единственным неприятным моментом в этом всем была встреча с Марицой, которой судя по всему не избежать, но даже это авантюристка не помешает ему повидать своего друга.
Всю дорогу он отгонял от себя воспоминания, но они все же взяли над ним верх и молодой ученый погрузился в них полностью.

Воспоминания:
- Чем я это заслужила Бустаманте? – Кричала не своим голосом Марица. – Что я такого сделала, что ты так надо мной издеваешься?
- Не кричи так! Я ничего не делал, почему ты мне не веришь?
- Все видели вас вместе, все шушукаются у меня за спиной, а я не должна верить!
- Что они видели? Как я с Консуэллой выходил из квартиры? Это еще ничего не значит!
- То, что вы вместе провели всю ночь ничего не значит? Хорошенькое дело! – Неожиданно девушка заговорила очень тихо: толи голос сорвала, толи силы кончились: – Хватит меня мучить Пабло. У меня уже не осталось сил. Если мы останемся вместе ты станешь причиной моей преждевременной кончины от безумия.
- Значит это конец? – Ледяным тоном спросил Пабло.
- Продолжения еще не написали сценаристы. И судя по всему в этом фильме нам не написано оставаться вдвоем не смотря ни на какие преграды.
Вот так она и ушла оставив его с разбитым сердцем и кровоточащей душой.
А сегодня, судя по всему, ему суждено встретить ее вновь впервые за эти десять лет. А сейчас ему было одновременно и страшно, и жутко увидеть ее вновь. И в том, что они увидятся, молодой человек не сомневался.

5. Встреча.
У Мии вызывало небольшие сомнения резкое ухудшение самочувствия Мануэля, но она была слишком напугана, что бы предаваться подобным размышлениям.
Ожидая в коридоре врача она нервно клацала телефон, безуспешно стараясь дозвониться Марице о которой до сих пор ничего не знала. Вот так она тряслась пока ее не остановил знакомый голос.
- Мия?
- Можно подумать Бустаманте, что ты в этом сомневаешься. – Как-то совсем отстранено проговорила девушка. Можно было подумать, что она, где-то уж слишком далеко и его присутствие никоем образом не станет причиной ее возвращения. Как будто прочитав его мысли, она заговорила очень знакомым и присущим только ей тоном: – Прости Пабло, я просто очень волнуюсь.
- С Ману что-то серьезное? Есть угроза для жизни?
- В том то и вся беда – я ничего не знаю.
В этот момент в коридоре появился врач и сказал, что у парня все в порядке, что ему уже положили гипс. Что с его ногой все будет хорошо, правда первое время будет немного тревожить. Потом предупредил, что он останется здесь на ночь и, наконец, разрешил им пройти к пострадавшему.
Мануэль тем временем тоже не находил себе места. Причем по двум причинам: первая – он увидится с Мией, вторая – волнения о состоянии Марицы. И в тот момент даже он не мог понять какая из причин у него на первом месте.
Именно эти размышления прервали своим появлением Мия и Пабло. Две пары взволнованных глаз были устремлены на его ногу.
- Ты как? – Наконец спросил Пабло.
- Да вроде жив. – Протянул нехотя Мануэль. О чем это он думал? Да какая разница. Мия здесь, рядом, совсем близко. Она волнуется о его здоровье – разве это не главное?
- Очень больно? – Донесся ее неуверенный шепот. «Что? Больно? Ах да!»
- Ну, не сильно. Да мне и обезболивающее вкололи.
- Хорошо.
- Странно, а почему Марица тебя еще не приехала проведать? – Искренне удивился Пабло и настолько же искренне пожалел, что произнес свои заветные мысли в слух.
- Я ей с утра не могу дозвониться. – Встревожено пролепетала Мия.
- И не дозвонишься. – Сообщил Мануэль вспомнивший, наконец, вторую причину своих волнений.
- Почему? – Голос Мии дрожал от самых страшных предположений.
- Сегодня часов в 11 ее забрала скорая.
- Что с ней? – побледнела Мия.
"Ну да! Прям так я тебе и сказал после такой реакции. Я уже жалею, что вообще об этом заговорил не узнав в начале как у нее дела. А что это лицо Пабло стало такого странного цвета? Хотя чему удивляться? У него на лбу праздничная вывеска: «Влюблен в Марицу Андраде». Хотя уже не в Андраде. Или она оставила себе прежнюю фамилию. Нет Ману, ну это прям дело первой важности – какая у Мари фамилия, когда ее нервная сестричка сейчас упадет в обморок от испуга".
- Ничего страшного, легкое недомогание. – Без зазрений совести соврал Мануэль.
- А где она?
- Не знаю, я как раз хотел это узнать в тот момент, когда твоей машине не понравилось как я перехожу улицу. – «Мне и самому интересно где она. Судя по всему, ее успокоительное все же выполнило своё задание – успокоило нефик делать». – Но ты не волнуйся, вряд ли что-то серьезное.
- Ну раз мы уже здесь собрались, то… стоп, а откуда ты знаешь, что ее забрала скорая? – Не унималась Мия.
«Я упоминал о том, что очень соскучился по ее голосу? Я забираю свои слова назад. И с каких это пор она начала все анализировать?»
- Я вызвал скорую. – Выдавил нехотя Мануэль.
- Значит, ты должен знать в какой она клинике.
- Но я не знаю. – И он не врал. В тот момент парень слишком сильно волновался о здоровье девушки и только потом о больнице.
- А почему ты с ней не поехал?
- Почему я с ней не поехал?
- Да, меня интересует именно этот вопрос.
- Ну раз уж тебе так интересно, то я собирался поговорить с Андресом.
Пабло стоял и впитывал в себя каждое слово. И это после десяти лет строжайшей диеты на любые сведенья о наваждении по имени Марица! В начале ему было интересно наблюдать за тем, как Мия с Ману и после десяти лет полнейшей изоляции друг от друга говорят так, будто вчера вечером выпев кофе в маленькой кафешке, пошли по домам. Но потом разговор плавно перешел на табуированную для него тему, а он все слушал и слушал, жадно вбирая каждое слово. Но ничего, кроме того, что ее забрала скорая помощь и про какого то Андреса, который играл неизвестную для него роль в ее жизни, он так и не услышал.
- Кто такой Андрес? – «Это не я спросил, нет мне не интересно. Вот сейчас возьму и скажу, что это не важно, скажу… Бустаманте, ты что онемел, немедленно говори эту фразу!!! »
- Это ее бывший муж. – Бросила брюзгливо Мия. Видно было, что девушка не питает к этому человеку ни малейших симпатий.
- Муж? – «Бустаманте!!! Либо ты немедленно уймешься, либо потом… Боже они говорят что Марица замужем, точнее была. Интересно что же между ними произошло… Нет! Мне это не интересно. Я ничего не спрошу. Она – это мое прошлое, а минувшее на то ним и есть, что бы про него не вспоминать».
- Да, муж. Наверное, худший из всех мужей. – Мануэль не стал упоминать, что пятый. Он заметил, что Пабло и одного плохо переварил, а пять просто смертельная доза. Он с трудом сдержал улыбку, наблюдая за бурей эмоций на лице друга, а это ему стоило больших усилий.
- Я попробую еще раз дозвониться ей на мобильный. – Проронила Мия покидая комнату.
Она с плохо выносила присутствие Мануэля. А тут еще эти его странные улыбочки, разговоры хриплым тоном, а еще и эти коленки предательски дергались будто через них ток пустили. Да и пальцы тоже не лучше – так дрожат, что и номер набрать не получается. Громкое пиликанье раздалось по всему коридору и Мия, не успев набрать нужный номер, ответила на звонок.
- Алло!
- Милая это Томас. Где ты пропадаешь, я уже целый час ищу тебя.
- Я в больнице. Представляешь, сбила человека.
- О Боже. Кого? Как обстоят дела.
- Все хорошо. Нога сломана, а остальное чепуха. А зачем ты меня искал.
- А да. Совсем забыл. Позвонили из больницы святой Соледат, там Марица. Дела плохи. Я с самого утра с ней, она никак не придет в себя.
- Что с ней? – Дрожащим голосом прошептала вопрос Мия задыхаясь от душащих слез. Если бы он ее сейчас увидел, то ничего не сказал, девушка была не в себе и ей тоже требовался доктор.
- Отравление лекарствами. Она в тяжелом состоянии, скорую вызвали слишком поздно. Мия… Мия ты меня слышишь? Мия!…
Но девушка уже давно выронила телефон, и сама приземлилась рядом с ним, в бессознательном состоянии.
Пабло и Мануэль услышав грохот, не могли остаться безучастными. Открыв дверь они увидели Мию и уже собравшихся возле нее медсестер.
- Все в порядке, она просто потеряла сознание. – Сказала самая молоденькая медсестра.
- А что произошло? – Спросил Пабло.
- Она говорила по телефону и, скорее всего, известия пришлись ей не по душе. – Пояснила уже другая женщина и подсунула ей под нос ватку, смоченную раствором аммиака.
Мия отвернула голову и пролепетала что-то невнятное, но напоминающее сожаления о потере лучшего нюха на духи. Потом, когда она окончательно пришла в себя, то ничего не говоря, залетела в палату Мануэля и, кипя от гнева, начала свой монолог.
- Знаешь Агирре, ты меня уже достал. Я понимаю еще когда ты врал мне в колледже. Не спорю тогда я была полной дурой и верила всему, что говорят. Но это уже перебор. Почему ты мне не сказал, что Марице настолько плохо? «Не волнуйся, ничего страшного». – Мия была просто не в себе от злости.
- Я подумал…
- Не тем ты думал. – Перебила девушка, которая явно желала продолжить свою тираду.
- Мия успокойся. – Встряхнул ее за плечи Пабло. Он дождался пока она не утихнет, и после этого продолжил. – А теперь объясни что же, в конце концов, произошло.
- Марица в больнице в тяжелом состоянии. Она не приходит в себя, а врачи не уверенны, что все закончится благополучно.
- Неужели все так плохо? – Выдохнул Мануэль и почувствовал, как в груди у него что-то сжалось.
- Я не знаю деталей. Мне звонил Томас, он там с самого утра.
- В какой она больнице? – Спросил Пабло у которого от полученной информации едва приступ не случился.
- Не знаю, этого я уже не слышала. – Покраснела девушка.
- Перезвони ему. Он, наверное, волнуется. – Подсказал Пабло удивительно спокойным и ровным голосом. Мия так и поступила. Она машинально быстро набрала номер и после нескольких гудков заговорила.
- Алло!… Да Томми это я… Не волнуйся милый, со мной все в порядке… В какой вы больнице Мари? Ты говорил, но я не расслышала… Уже еду. Есть какие-либо изменения в состоянии… Ясно.… Все, целую… Я тоже.
- Как там она? – Спросил Мануэль стараясь не обращать внимания на только что прослушанный разговор.
- Никак. Без изменений. – Выдавила из себя Мия и, немного успокоившись, продолжила. – Она в больнице святой Соледат. Это недалеко, на соседней улице. Я сейчас еду туда. Пабло ты со мной?
- Нет. – «Да». – Я останусь с Мануэлем. – «Мия, пожалуйста, уговори меня!!!»
- Ну как знаешь. Я перезвоню как только если что-то узнаю.
- Мы будем ждать. – Серьезно сказал Мануэль с наполненными страхом глазами.
Пабло посмотрел ей в след, и попробовал проанализировать все что произошло, но ничего не удавалось.
- Не понимаю. – Выдохнул он все еще смотря в след бывшей однокурснице.
- Чего ты не понимаешь? – Спросил Мануэль, изучая реакцию друга. «Да чтоб мне лопнуть на этом месте, если он не переживает больше нас всех».
- Да так, не обращай внимания. Просто не пойму, что такого может произойти с Марицой, что ее забирают в больницу.
- Многое. – Печально ответил Мануэль прокручивая все неприятности у себя в памяти.
- … «Я не стану спрашивать, я не стану спрашивать. Мне не интересно! Бустаманте, только попробуй!!!» А что именно?
- Всего сразу и не вспомнишь. – «Долго же ты боролся с собой! Ха! Я так и знал, что ты к ней и по сей день неравнодушен. Интересно, много ли ты пропустил?» – Ты хоть знаешь что это не первый ее брак?
- Она была и раньше замужем?!
- Да. – «Так, с ним надо быть полегче, а то у меня сейчас будет новый сосед по палате. С чего это он вдруг так реагирует на прошлое Марицы?» – И не один раз! – «Мануэль по легче – это не так!»
- И сколько же у нее было мужей? – Самым безразличным тоном, на который он только был способен в этот момент спросил Пабло присаживаясь на край кровати.
- Пять. – Осторожно сказал Мануэль не уверенно посматривая по сторонам.
- Сколько?!! – Подскочил Пабло с кровати. Мануэль сказал про себя несколько ругательств относительно своего длинного языка и постарался предать себе самый невинный вид. – Пять!!! – Продолжал бушевать Пабло. «Пять мужей. Да она на рекорд идет. А я то… Я…»
- Что ты? – Спросил изумленно Мануэль.
- Мне казалось, что я это подумал.
- Нет, ты это проорал, да еще так, что, скорее всего, сюда с минуты на минуту прибегу медсестры.
- Пять мужей? – Как то жалобно переспросил Пабло.
- Знаешь Пабло, я тоже не в восторге от того, как Марица калечит свою жизнь. У нее что не брак, так моя головная боль. У нее мания находить себе каких то придурков. Первый алкоголик, второй… Про него я ничего не знаю, мы не успели познакомиться их брак продлился всего неделю. Третий больше похож на супермена. Нет, он вовсе не спасал всех от разных ненастий, у него необычная тяга к журналисткам, причем иногда такая сильная, что одной за день не обходилось. Четвертый Диего, наш однокурсник. Не помню как он уговорил ее стать его женой, но и с ним она долго не прожила – до двух лет не дотянула каких то пару месяцев и подала на развод. Причина – невообразимо красивый актер Андрес Магио. Я вздохнул с облегчением когда ее семейная жизнь наладилась, но что то между ними уж произошло и их брак разлетелся на миллионы осколков.
- Марица так его любила, что решила покончить жизнь самоубийством после развода? – С иронией спросил Пабло намекая, что Марица не способна на такую любовь.
- Нет, она его любила или думала, что любила. Но когда он подал на развод, то и глазом не повела. Он сына ее забрал.
- У нее есть ребенок? – Мануэль видел как больно об этом было слышать несчастному парню, но раз он решил рассказать ему все, так незачем скрывать детали.
- Да, мальчик. Хорошенький такой. Ну в общем он выиграл суд и забрал ребенка. Марице разрешили видеться с ним не больше раза в месяц.
- И она этого не пережила.
- Да вроде все было в порядке, только она успокоительного много принимала, наверное, организм не выдержал. – Закончил Мануэль рассказ и посмотрел на друга изучающим взглядом. «Ха! Да ты Пабло как я посмотрю, тяжело влюблен».
- Успокоительного. – Повторил Пабло, но сам находился уж очень далеко. «Значит пять мужей и ребенок… Да Спиритто, ой Андраде или уже и не то не другое? Хорошо живешь. Меня наверное и не вспоминала за эти десять лет. А зачем? Это у меня диагноз – пожизненно, а у тебя все быстро проходит».
- Пабло!!! – Уже орал Мануэль.
- Ты что так кричишь?
- Да тебя по другому не дозовешься! Мобильный пищит. Посмотри, может это Мия.
Пабло так и поступил, но звонила не Мия, а Марина. Так не хотелось с ней говорить именно сейчас.
- Да это я. Нет у меня со здоровьем все хорошо, а почему ты спрашиваешь? Что?!! Прости тут такое произошло, что я про все забыл. Я сегодня может и домой не приеду… Не сердись, у меня друг в аварию попал. Завтра к тебе зайду и все расскажу… Целую.
- Не Мия. – Констатировал Мануэль и так улыбнулся, что у Пабло просто руки зачесались стереть эту ухмылку, но тут мобильный снова зазвонил.
- Мия. – Столь же ехидно улыбнулся Пабло подымая трубку.
- Что она говорит? – Встревожено осведомился Мануэль. Пабло только махнул рукой, мол, не мешай, и продолжил внимательно слушать. – Ну! – Не унимался больной, вслушиваясь в разговор.
- Уже лучше. – Наконец соизволил ответить Пабло выключая телефон. Угрозы для жизни нет, но еще не известно чем все закончиться. Ей сделали промывание желудка. В себя еще не пришла.
- Отвези меня к ней.
- Что?!
- Я сам туда не смогу добраться. – «И у тебя самого не найдется причины, вот я и себе и тебе помогу».
- Ты говоришь так будто тебе не к подруге надо, а к возлюбленной. – Съязвил Пабло намекая на Мию, но Мануэль понял его по своему.
- Ну тебе же не известно почему она с мужем развелась! – «Один – один играем дальше. Ой как мы побелели, ну ладно, сейчас развею твои сомнения».
- Попрошу вас покинуть палату. Пациенту нужен покой. – Закомандовала старшая медсестра, уже выталкивая Пабло за двери.
- Стойте. – Остановил ее успевший прийти в себя парень. - Я и сам пойду.
- Нет, не пойдешь, сначала подбросишь меня к больнице святой Соледат.
После долгой полемики Мануэлю все же разрешили покинуть больницу, а Пабло нехотя согласился отвезти его к Марице. По дороге они молчали и у каждого для этого были свои причины.
«В начале осведомлюсь о состоянии Марицы, а потом поговорю с Мией. Но она же с мужем… Ну и что? Мы же только друзья. Ну во всяком случае Томи так думает. Да и она так думает… Как же хочется побыть с ней наедине, без лишних глаз и ушей. Что то Паблитто подозрительно притих. Наверное о Марице думает. Как бы мне не забыть, что мне должно стать хуже когда буду выходить?»
«Интересно как так получилось, что Марица и Мануэль закрутили роман? Он наверное и виноватым себя чувствует за то, что из-за него у нее ребенка отобрали. Как волнуется. Гад, а я его другом считал! Еще и здоровьем своим прикрывается что бы я ему помог попасть к моей любимой!!! Нет. Я этого не говорил, то есть не думал. У меня есть девушка, завтра я сделаю ей предложение и мы поженимся. А про Марицу мне пора забыть, как про дурной сон. Десять лет жил без ее сумасбродства и еще проживу. Что это он скалится? Наверное о ней вспоминает. Ох и подмывает же меня повторить ту же операцию и со второй его ногой. Так Бустаманте ничего подобного ты делать не станешь! Как бы не хотелось! Даже мысленно!!!»
- Пабло останови возле цветочной лавки. – Неожиданно попросил объект его мысленных издевательств.
- Зачем?
- Нужно цветы купить. Она придет в себя, а вокруг цветы, ей понравиться!
- Хорошо. – Прорычал он приостанавливаясь. Пока Ману указывал ему какие цветы купить Пабло переломал ему в уме руки и ноги в трех местах, причем медленно. И уже практически дошел до шеи, но потом все же передумал – друг как ни как. Когда они наконец добрались до больницы оба были на иголках и Ману чуть не забыл про свой план.
- Пабло! – Тревожным голосом проговорил заговорщик. – У меня что то с ногой.
- Она у тебя сломана! – Огрызнулся тот не обращая внимания на актерские старания друга.
- Нет, она стала болеть еще больше.
- Наверное, действие обезболивающего проходит. – Разумно заметил Пабло открывая ему двери машины.
- Я не могу идти. – Мануэль уже включил все свои актерские способности. «Ну же дружище, давай прояви всю свою дружескую любовь и поддержи меня в беде».
- Сейчас позову санитаров. – Выкрутился Пабло.
«Чурбан бесчувственный!» – Бедняга чуть не лопнул от досады. Но уже возле входа Пабло все же решил передумать и вернулся.
- Ладно, я помогу тебе. У меня хоть времени и мало, но есть важная новость, а для этого нужно что бы все были вместе.
- И что за новость?
- Вот вмести со всеми и узнаешь. Слушай, а ты костыли не пробовал использовать?
- Зачем мне костыли, когда рядом верный друг?
- Ну… – И они продолжали свой разговор пока добирались до места назначения.
Мия сидела в коридоре и едва находила себе место от волнений. Томас говорил по телефону и нервно оглядывался на жену. А когда в коридоре появился Мануэль с Пабло, то чуть вообще его не выронил.
- Пабло! Ману! Радостно пошел на встречу друзьям Томи. Как давно не виделись.
Началось нечто напоминающее встречу выпускников, но их резко остановила Мия.
- Вы что совсем с ума сошли? Я тут места себе от переживаний не нахожу, а вы обнимаетесь!
- Прости Мия, мы просто не виделись столько лет!
- Пабло, твои ухмылки вовсе не к месту! – Мия была непреклонной.
- Ману! Да у тебя нога сломана! Что случилось?
- Машина сбила.
- Да ты что? Кстати, Мия тоже сегодня кого то сбила, но за этой суетой я так ничего и не понял.
- Да я уже в курсе.
- Откуда?
- Она сбила меня.
- Это просто невозможно! Вы мужчины или тарахтушки? – Мия просто была готова вскипеть от негодования. – Я вас сама отсюда выставлю, если сейчас же не успокоитесь.


 
katya_shev@Дата: Суббота, 14.05.2011, 00:10 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
И все молча подчинились ей. Ману конечно со всех сил старался делать вид, что он безумно рад видеть Томаса, но это у него не очень получалось. Ему так хотелось вручить розы Мие, но его поступок вряд ли кто то поймет.
«Томас может и не заметить. Ну да! Он вроде еще не совсем слепой. Хотя Марице они сейчас нужней. Точно, а Мие я потом подарю, когда Томаса не будет рядом. И тогда мы и поговорить сможем».
«Как бы мне поскорей отсюда смыться? А что если меня попросят зайти к ней. Отказать будет некрасиво. Интересно, а она изменилась? Волосы наверное уже фиолетовые с ее то любовью к неординарности это наверное именно то. Что это Ману там засуетился?»
«Боже, зачем он приехал? Я так надеялась, что сегодня он останется ночевать в больнице. Надо было сильнее сбивать, что бы не в состоянии был! Мия, о чем ты помышляешь? Разве так можно? Хотя… Все! Успокойся. Не получается. Ну как он мог так встретиться с Томасом? А ты что ожидала боев без правил посреди больницы? Нет. Ну хотя бы натянутость между ними должна быть. Мия, ты нехороший человек!»
«Как не вовремя Марица отравилась. Сегодня я должен был встретиться с Пилар и выяснить наши с ней отношения раз и на всегда. Похоже она не поверила в то, что случилось с Мари и теперь мне к ней не пробиться никогда. А если я сделаю фотографии, то она мне поверит? Томас – это извращение.»
Вот приблизительно такие мысли были у них в голове, пока они ждали возвращения врачей.
Андрес тоже был извещен о случившемся и сейчас ломал голову над тем, как поступить в сложившейся ситуации. Он любил ребенка, но он и частично не давал ему той любви, которой каждый день его одаривала Марица. Да и еще его вечная работа, которая иногда отнимает у него все время. Приходиться оставлять малыша на нянек. А чем нянька лучше родной матери? Да ничем.
А все его гордость. Ему так хотелось, отомстить ей за нанесенную обиду. Андрес любил Марицу больше всего живого на земле и верил, что она испытывает к нему те же чувства. А потом оказалось, что у нее только одна любовь и на всю жизнь: первая и последняя. А то, что именем этого ненавистного для Андреса человека она назвала их ребенка, стало для него последней каплей. И вот сейчас та которую он любит не смотря ни на что находится в больнице и жизнь ее в опасности.
Не долго раздумывая он решил поехать к ней и пообещать отдать сына, только бы с ней все было хорошо!
Так он и сделал. Сел в свой Мерседес и направился в больницу. У него было несколько знакомых и они помогли ему пройти в палату Марицы так, что бы его никто не заметил. И все получилось.
Она была бледной и все еще без сознания. Вся в трубочках, а специальные машины постоянно издают ритмичный звук, который оповещает, что пока еще все в порядке. Андрес сел на край постели и взял ее маленькую ручку в свою. За что он полюбил ее? Никто не знал ответа на этот вопрос. Только вот судьба, бесстыжая тетка, все решила сама не посоветовавшись ни с кем. Каждый день он только о том и думал, как бы они были счастливы, если бы она его любила. Ирония судьбы – он всеми любимый и обожаемый актер, не может добиться любви собственной жены. Сколько раз он раскаивался из-за столь импульсивного поступка – подать на развод. А она не раздумывая, даже с радостью приняла его. Гордость. Всему виной гордость. Если бы он хотя бы немного уступил, то и сейчас бы они жили вмести и счастливо. «Как хочется, чтобы она была счастлива, но, не смотря ни на что, счастлива именно со мной».
Эгоистично? Может быть. Но ведь не противоестественно.
И за своими раздумьями Андрес совсем не заметил, как в палату кто то зашел.
Мия была выведена из равновесия, после того как увидела причину всех несчастий сестры рядом с ней. У нее руки непроизвольно потянулись для нанесения удара. Но Андрес все же вовремя среагировал.
- Ты что? Совсем из ума выжила? – Взорвался он.
- Я еще и не на такое способна. Уноси отсюда ноги пока можешь. Поверь, я сделаю все возможное, что бы ты больше не смог и глазом ее увидеть.
- Не угрожай мне. Смотри, не то я применю те же санкции по отношению к тебе.
- Сейчас совет. Хочешь остаться цел – катись отсюда пока тебя не видели парни.
- Кто?
- Мануэль…
- Ничего он мне не сделает.
- … Томас…
- Ему и смысла нет.
- Есть, особенно если с ним его лучший друг.
- И кем же является лучшим другом твоего благоверного?
- Пабло Бустаманте.
Такого эффекта она не смола бы добиться даже если переехала его грузовиком. Андрес весь побелел, руки непроизвольно сжались в кулаки, желваки задергались. Мия даже немного испугалась за свою судьбу. Ей показалось, что парень сейчас побьет ее. Когда-то она искренне считала его хорошей партией для Марицы, но он не оправдал ее надежд. Она, конечно, подозревала, что расстались они именно после того, как Андрес узнал в честь кого она назвала их сына и даже оправдывала его, но перестала отстаивать его позиции как только он решил забрать малыша у матери.
Ей доставило определенное удовольствие созерцать реакцию парня (естественно, после того как она поняла, что ей он ничего не сделает). Но тут она услышала шаги приближающихся Пабло и Томаса, которые несут на себе Мануэля и действительно встревожилась. Она даже предположить не может того, что сейчас может произойти. Вот так она все думала и думала пока в комнату не зашли трое вышеупомянутых.
- Ты! – Прорычал Мануэль занимая боевую позицию на спинах друзей.
- Надеюсь уже уходишь!? – Не менее воинственно продолжил мысль друга Томас. Мия «помогла» Андресу выйти пока в палате больной не начались побоище.
Пабло вовсе не хотелось оставаться в больнице, тем более ему не хотелось заходить в палату… Даже имени ее не хотелось вспоминать. А тут еще эти начали выяснять отношение с каким то парнем, сидевшим в этой ненавистной палате.
- Кто это был? – Спросил Пабло совсем забыв, что ничего не хочет о ней знать.
- Андрес. – Процедил Томас. – Бывший муж Мари, редкая скотина.
Говорилось же, не спрашивай, если не хочешь знать ответ. Значит вот он какой – Андрес. Нельзя не признать – красивый. Только что он здесь делает?
- Что он здесь делал? – Спросил вместо него Ману.
- Не знаю, я не успела спросить. Да и какая разница!
Как по молчаливому соглашению они все вместе подошли к постели и посмотрели на нее. Все кроме Пабло. Он не мог. На мгновенье безумно захотелось выгнать всех из помещения и просидеть у ее постели до скончания дней своих. Так хотелось увидеть ее – и этот придурок Томас закрыл своей спиной всю картину – но здравый смысл, с которым в последнее время Паблитто очень дружил, не позволял ему этого сделать. Поэтому промямлив что то невнятное даже для самого себя он окинул комнату и направился к своей машине. «Уехать прочь, и покончить с этим кошмаром раз и навсегда. Хватит мучить свою душу – это просто невыносимо. Марица для тебя умерла, смирись с этим».
И так он думал пока не врезался в кого то.
- Извините я… – Пабло не договорил. На него смотрел не менее шокированный Андрес.
- Пабло Бустаманте я полагаю. – С приличной дозой отвращения в голосе произнес уже пришедший в себя парень.
- Совершенно верно. А вы кто? – Настолько безразлично спросил вышеупомянутый, что можно было с уверенностью сказать – ему это параллельно. Андреса это не просто задело, это его взбесило. Но тем не менее он нашел в себе силы ответить.
- Андрес Масаглио, приятно познакомиться. – Стоит ли упоминать, что на самом деле это вовсе не так? По правде говоря, Андрес уже мысленно представлял себя на одном ринге с Пабло и естественно побеждал единственный и неповторимый Андрес. Приблизительно такое же творилось и в голове Пабло, да только побеждал в его представлениях вовсе не Андрес. – Как она? – Отчего то очень робко прозвучал вопрос.
- Не знаю, я не видел ее. Врачи говорят, что все будет в порядке.
- Это хорошо. Я чувствую себя таким виноватым за это.
- Значит, на это есть причины. – «Он что душу мне собирается выливать? Я ему не водосточная труба и тем более не яма для помоев. Как бы поскорей уйти?»
- Я очень хочу что бы она была счастлива. Я люблю ее по настоящему.
- Извини…
- Я конечно эгоист, но так случилось, что не я ее судьба и со мной она не станет счастливой, поэтому я отступаю. Передай ей от меня эту записку. Только не давай читать Мие и не читай сам. Я очень прошу.
Вот так он и ушел, оставив Пабло с запиской в руках и безумным желанием прочесть ее. «Тебя очень попросили не читать ее. Ну и что? Я ничего не должен этому человеку. Интересно, как это ты собираешься отдать записку сам знаешь кому? Передам через Мию. О да! Она то ее точно не прочитает. Знаю! Просто положу на столик пока она будет спать, ну после того, как Мия уйдет. И не прочитаю. Даже не загляну. Нет, разверну конечно, но только для того, чтобы посмотреть какой у него почерк – звезда ведь. Читать не стану. «Солнышко!..» – а он ведь сказал, что прощается с ней. Отступает и оставляет дорогу открытой для меня. Ну… то есть для другого!».
Пабло быстро свернул записку и вновь направился к палате Марицы. «Постучу, отдам записку и уйду, даже слова не скажу. Ага, и Мия не прочитает ее. Да что такого может быть в этой записке? Не умру если прочитаю, да и слова, что читать ее не стану я не давал».
Пабло еще несколько раз прочитал записку, написанную на фотографии (причем такой красивой Пабло еще не видел) самой Марицы. «Значит причина развода – я. Нужно немедленно поставить в известность Ману. Не то что бы я… Да я просто умру если не предъявлю ему об этом. Может позвать его? Да нет, вроде как то не удобно, ведь он навещает Марицу. Ох и как же любовно он выбирал ей цветы!»

Солнышко! Не смотря ни на что я любил тебя и если уж суждено, то буду любить до конца дней моих. Ты – это самое прекрасное, что случилось в моей распланированной по минутам жизни. Твой мятежный и нестандартный подход ко всему помог мне пересмотреть свои взгляды на мир. Я знаю, как сильно я заставил тебя страдать и от всей души надеюсь, что ты сможешь простить меня. Я не со зла, просто очень сильно люблю и… и еще я эгоист, но ты ведь к этому привыкла? Просить тебя вернуться ко мне бесполезно, но все равно – я всегда рад тебе.
Я знаю, что жить не можешь без Пабло, поэтому с чистой совестью, я надеюсь на то, что мы с тобой сможем поговорить и выяснить все недоразумения. Позвони, как только сможешь.
Andres Magio

Бустаманте младший так увлекся своими мыслями, что даже не заметил как удивленно на него смотрит Мия. Еще бы! Девушка вышла за медсестрой (подальше от ацтека), а тут под кабинетом стоит уехавший двадцать минут назад Пабло с неимоверно довольной миной.
- Пабло? – Неуверенно попробовала Мия вывести друга из астрала – тщетно. И она решила добавить звука – помогло. Бедняга «от радости» аж подпрыгнул.
- Мия? Ты чего-то хотела?
- Да нет. – Растерялась девушка.
- Ну тогда… Да, кстати, я хотел у тебя узнать, почему Марица развелась с Андресом.
- Из-за Пабло.
- Из-за меня?
- Ну и ты тут сыграл определенную роль. – На такой ответ парень сделал выражения лица: ничего не понимаю. – Понимаешь, Мари назвала сына Пабло, а когда Андрес увидел старые фотографии и сопоставил факты, то пришел к единственно понятному для него выводу. Ну и простить того, что сына в честь кого-то! Вот так.
- Аа-а-а-а… – Протянул Пабло, еще не понимая радоваться ему или расстраиваться. – Мия я вернулся для того, что бы поговорить с вами, давай зайдем в палату на минуту. – Что они и сделали и после коротких объяснений, что к чему Бустаманте начал: – Я приехал сюда для того, что бы сообщить вам одну новость. У меня есть девушка, и я собираюсь на ней жениться. Поэтому я вас лично приглашаю на свадьбу. Дату еще не согласовали, но я пришлю вам пригласительные где она будет указана. Я решил пригласить лично именно сейчас, потому что потом может не быть времени.
Все немного растеряно смотрели на него. И вообще картина сама по себе была достаточно странной: Пабло приглашает друзей на его свадьбу у постели больной Марицы. Когда напряжение немного спало Томас торжественно согласился посетить этот праздник. Мия улыбнулась и тоже согласилась присоединиться. Мануэль долго молчал, а потом (вспоминая свое актерские обязанности) широко улыбнулся и радостно принялся поздравлять друга.
«Как радуется! А может сказать, что я пошутил? Плохая мысль. Нет, ну это просто противно – как можно так ликовать? Может не присылать ему приглашения, а то еще чего доброго с Мари притащится. Мия что-то не рада. А что, я кому-то что-то должен? Пабло, ты все делаешь правильно. Я даже Марицу приглашу. Нет, не приглашу, в конце концов, я же не мазохист и издеваться над собой не желаю. Все, пора домой и немедленно, а не то чувствую, придется общаться с очнувшейся Марицой. А за Мануэлем опять не видно ее лица».
Пабло попрощался с присутствующими и покинул больницу предварительно положив записку в цветы, которые Мануэль любовно выбирал почти час. Заехал в знакомый цветочный магазин и, купив прекрасный букет роз для Марины, отправился вымаливать прощения на коленях.
Томас смылся с больницы десятью минутами поздней и, решив что для работы уже поздно, наладился ехать к Пилар.
«На неделю переселю его в другую комнату. Нет даже на две. Оставить меня один на один с мексиканцем. Месяц! Нет, ну это уже перебор. Столько я и сама не выдержу… Но две недели точно!»
«Томи, как же я все таки тебя люблю. Ну ей Богу, золотой человек. Эх, жаль цветов под рукой нет, а у Марицы уже не заберешь. Она такая красивая, когда злиться, а я точно знаю, что она сейчас очень злиться на Томаса. Так, приступаем к контратаке».
И только Мануэль собрался с силами (впервые за десять лет!) Марица медленно открыла глаза и попыталась что-то произнести.
«Три раза «Аллилуйя». Марица как я тебя люблю. На радостях можно даже Томасу сделать поблажку. Три дня. Думаю ему хватит».
«Нет! Нет, нет, нет, нет, нет. Ну только не сейчас. Ну поспи еще немного. Марица! Подруга называется!»
Но девушка уже открыла глаза и как-то не очень внятно протянула нечто напоминающее просьбу подать воды. Разговор между друзьями продлился еще минут десять, после чего их попросила удалиться медсестра.
- Она не плохо выглядит. – Сказал Ману, восседая на кресле-каталке, которое Мия вежливо, но нехотя согласилась везти.
- Мари выглядела ужасно. Ты что не видел как ей плохо? – Возмутилась девушка и без того злая на пассажира все того же кресло-каталки.
- Она замученная, но в остальном все в порядке. – Настаивал Мануэль не желая уступать его очаровательной помощнице.
- Куда ты сейчас? – Вдруг остановилась Мия.
- Домой. В больнице мне делать нечего.
- Как это нечего?
- Меня выписали, под ответственность Пабло.
- А он об этом знает?
- Не совсем, но думаю, как-то переживет. Ты подвезешь меня?
- Что!?
- Ну, если ты не заметила, Пабло уже куда то уехал, а мне самому домой не добраться.
- Ману, мне домой надо. Мати остался дома один.
- Мати?
- Мой сын. – Ведро, нет, целая цистерна холодной воды на голову. И о чем он думал? У нее ведь есть сын которого она любит и из-за которого не уйдет от мужа. Неужели так всегда? Как только появляется толика надежды, как вдруг невесть откуда… Ай да какая теперь разница? Хотя про ее сына он никогда не забывал, но это напоминание с ее уст отшвырнуло его от нее очень далеко.
- Сколько это ему уже?
- Девять лет. – «Как он может так невозмутимо говорить о моем сыне? Наверное, он уже давно разлюбил меня. А чего я ждала? Что он будет сохнуть по мне и ждать даже когда я обращу на него внимание. Странно, что он еще не женат. Хотя, наверное, уже собирается. Ой, кажется что-то спрашивает».
- Мия! Эй, я по моему к тебе обращаюсь.
- Извини, я прослушала.
- Я спрашивал, где он учится.
- Мати? Там же где и мы в свое время. А ты собираешься жениться?
- То есть?
- У тебя есть девушка?
- Что за странные вопросы? Мия, можно подумать, что ты ревнуешь!
- Мы уже возле машины. Мне пора.
- Подвези меня. Я живу недалеко отсюда. – Мия согласилась. Помогла сесть в машину и отметила про себя что, либо он поправился, либо гипс очень тяжелый.
После долгого и неловкого молчания Мануэль, выдержав продолжительную мысленную дуэли с самим собой сказал:
- У меня есть девушка. И я… да что уж скрывать, по-моему я все-таки люблю ее. – «Все мексиканец, это конец, больше нет надежды». – Останови, вот мой дом. «Будь счастлива и прощай».
Больше они ничего друг другу не сказали.
«Я хочу что бы ты была счастлива. И я не жалею, что для этого разговора мне понадобилось 10 лет. Мне жить теперь будет намного спокойней. Я буду счастлив от того, что ты счастлива. Буду любить тебя…»

6. Мия 2.
«Зачем!» – Мия никак не могла остановить слезы, которые так не к стати текли с глаз. И ничто не помогало. Ни напоминания о том, что красные веки ей не к лицу, что ее организм истощен и ей нужна жидкость, которую она сейчас так расточительно выливает, что макияж не водостойкий, что… Одним словом ничего не помогало. А здравый смысл, затерялся где то в поисках спокойствия и не хотел приводить мысли в порядок. Последние же, избавившись впервые за десять лет от все того же неприятного индивидуума (здравого смысла), устроили грандиозную вечеринку в Мииной голове, чем практически свели ее с ума. «Зачем он так смотрел на меня, зачем стремился остаться наедине? Неужели так сложно просто дать мне спокойно жить без него? Я ему не сделала ничего плохого, просто живу себе своей жизнью, вдали от него. Лучше бы мы не виделись. Так хочется поговорить с Фели, точно, сейчас же к ней и поеду. Нет не сейчас, в начале нужно заехать домой и побыть с Мати, потом позвонить в больницу и узнать как там Мари, потом не забыть про встречу с инвесторами в 17.15, а еще вечером приедет с Испании папа с Соней. Соня!!! Я же забыла позвонить Соне. Она меня точно прибьет. Да не сигналь ты, вижу что едешь, придурок! Как он смотрел на меня когда я сидела в коридоре возле палаты Мари. Я сейчас сойду с ума!!!»
Все вышло по графику. Она уже и не помнила когда именно стала такой замечательной бизнес леди, у которой все и всегда расписано по минутам и никогда ничто не выходит из под контроля. Приблизительно через пол часа после случившегося пропавший без вести здравый смысл, наконец, нашелся (аллилуйя) и в размеренной и просчитанной Мииной жизни все пошло своим чередом, правда если не считать приличной головной боли.

7. Мануэль 2.
Мануэлю же было намного хуже. Как только машина синеглазой феи скрылась за поворотом он потихоньку поплелся домой. И нога у него вовсе не болела. А как вы думали? Что он действительно поломал ногу? Максимум что с ним могло случиться от такой травмы которую он получил – это два синяка и легкий испуг. Но мексиканец не мог отступить. И через час долгих уговоров врачи согласились ему помочь, конечно приняв за помощь небольшой взнос на помощь больнице. В деньгах он не нуждался. Все дело в том, что он как человек трудолюбивый сумел пробить себе дорогу в жизнь и сейчас работал фотографом в своем же фотосалоне. Его работы признавались мастерами и его самого не раз приглашали для работы в журналы, от чего он никогда не отказывался. Ману провел не одну фото сессию с Марицой, открывая ее в совершенно новом ракурсе, которого не видели все остальные (еще бы, они же не знали ее столько лет, сколько он). У него были девушки и не мало, но любил он всегда только одну. Все эти десять лет он расхлебывал ту кашу, которую сам же и заварил. Сегодня парень распрощался с последними иллюзиями и решил, что теперь каждый из них будет жить своей жизнью, забыв все то, что было раньше. Ну может слово «забыть» звучит слишком громко, но, во всяком случае, оттеснить на второй план – более реальная затея.
«Значит так, во-первых, никаких Мий, во-вторых, найти постоянную девушку… Стоп, девушка у меня уже есть, точнее она думает, что она моя девушка. Вики… Замечательная, но немного наивная натура. Она добрая, милая и т.д. Все решено, так девушка у меня уже есть. Ну а теперь осталось самое тяжелое – полюбить ее».
Мысли парня еще долго не давали ему прийти в себя, но в остальном он успокоился.

8. Пабло 2.
«Я смогу сделать ей предложение, смогу. Что тут сложного? Просто взять и произнести эти слова».
Но как бы Пабло не уговаривал самого себя все было бесполезно. Марина хлопала ресничками и смотрела на него своими большими зелеными глазами, наивно улыбалась, искривляя в необыкновенно красивую дугу свои пухлые губки, и все ждала чем же закончиться очередная попытка Пабло сделать ей предложение. Марина никогда не была дурой, вот и сегодня она только и могла, что надеяться на чудо – Пабло повзрослеет. Но чуда не происходило. Она мысленно дала ему еще один шанс и сказала, что ей пора домой, решив, что незачем тратить и без того расшатанные нервы любимого. Да, она любила его. Именно поэтому каждый раз давала все новый и новый шанс. Понимала где то в глубине души, что есть причина по которой он никак не может осмелиться сказать эти заветные слова. Ей то и волноваться особо нечего, она его на шесть лет младше и страх остаться одной ее не преследовал. Сегодня же она создала для себя небольшое условие: две недели и я ухожу от него.
Пабло был немного подавлен столь ранним уходом невесты. Иногда ему казалось, что эта рыжая дева прекрасно понимает что у него на душе. Она была такой необычной и особенной, с ней ему всегда было легко и спокойно. Он чувствовал себя главным, в нем просыпался древний инстинкт добытчика. Не то что с Марицой. И зачем он ее сейчас вспомнил? В нем проснулось чувство которое давно спало летаргическим сном. И он, плохо соображая что делает, поехал к ней в больницу. Просто чтобы увидеть. И мысли о том, что она сейчас может быть с Ману, его не особо волновали.
Сев за руль своего Ягуара он поехал к ней… Хотя даже имени ее не хотелось вспоминать.

9. Марица 2.
Девушка никак не могла заснуть. Она немного привстала на кровати и посмотрела на замечательные цветы. Она догадывалась кому принадлежит идея их приобретения. Медленно протянув руку она дотронулась к одному бутону и, заметив в них какую то бумажку нахмурилась. Бумажкой оказалось ее фото на котором было что-то написано. Она медленно пробежала глазами по тексту и озарилась необыкновенно радостной улыбкой. Встав с кровати она полезла в сумку оставленную Мией и принялась наводить марафет. А как иначе? Она собиралась сегодня же, ну и что, что уже половина десятого, поехать к Андресу и забрать Пабло.
Она продумала разговор в деталях. Не важно, что у них такие плохие отношения, они обязательно помирятся и, хотя больше между ними ничего не будет, останутся друзьями и будут вместе воспитывать Пабло. Увидев себя в зеркале она ужаснулась. Круги под глазами, кожа посерела, скулы выдались вперед… Где то через пол часа она исправила все недоразумения, которые мешали ей выглядеть очаровательно. После длительной процедуры она критично посмотрела на себя, но довольной не осталась. Она была все еще слабенькой поэтому двигалась медленно и с трудом. Каждое движение мышцами пресса вызывали у нее не приятное ощущение, но она готова была забыть про все это только бы поскорей оказаться рядом с сыном.
Она тихонько вышла в коридор и, почувствовав что голова закружилась, оперлась о стену. Так она простояла несколько минут…

10. Мия+Ману.
Голова все не переставала болеть и Мия начинала выходить из себя. Соня все причитала, что она не уважает ее материнские чувства и набивала огромную сумку для «Мариситы-солнышка». Мия только отчаянно покивала головой и ушла в комнату к Мати.
- Мам, а где папа? – Спросил малыш и посмотрел на нее умными синими глазками. Она не знала, и за последние четыре часа и не вспомнила о нем. Поэтому виновато потупив взор пожала плечами. Мати понимающе улыбнулся. Он чувствовал себя виноватым в том, что они живут вместе и делают друг друга несчастными. По сути они и поженились только потому, что мама была беременна ним, а про папу Мати знал все. Они совершенно доверяли друг другу и постоянно делились секретами. Он знал про то, что папа до безумия любит какую то Пилар, очень красивую, он видел ее фото. Он даже немного разозлился, когда увидел ее фотографию. Мальчик верил, что его мама эталон красоты, но даже он не мог не признать, что Пили невероятно красива, хотя про себя отметил, что у мамы фигура лучше, а со временем это стало его главной «отмазкой» и он перестал обращать внимание на то, что лицом красивей другая. А совсем недавно папа признался, что он собирается, если получиться, восстановить отношения со школьной любовью. Как только Матиас услышал эту речь, то в начале очень разозлился, а потом решил, что это даже к лучшему, и он будет счастлив, если его родители тоже будут счастливы.
- Ты чего такой невеселый? – Удивилась Мия целуя сына в щеку.
- Мам, а если я тебе скажу, что вам с папой лучше разойтись?
- Что? Мати, мы с папой не будем расходиться.
- А если я скажу, что ваш симбиоз не устраивает меня?
- Что за глупости в твоей голове?
- Не глупости. Я же знаю, что вы не любите друг друга. Некоторое время меня устраивало то, что вы живете вместе, но мне намного хуже оттого, что вы остаетесь вместе только из-за меня.
- Но Мати, я не хочу уходить не к кому другому.
- Хочешь мам, но даже самой себе отказываешься признаться.
- По-моему тебе пора спать. А я сейчас позвоню папе и узнаю, что за грешные мысли он поселил в твою голову.
- Это не папа. Это вы оба. Я видел что такое любящие люди и вы никак не подпадаете под такую категорию. Вы как два лучших друга, которых держит рядом сила привычки и вы не хотите попробовать найти настоящее счастье.
- Прикажешь действовать как Марица? – Мия не хотела этого говорить, но была слишком зла на сына за то, что он так просто выплеснул наружу тот секрет, который она так любовно хранила на протяжении последних лет.
- Зачем ты обижаешь крестную? – Мати был задет. Был задет его идеал. Он очень любил свою крестную и всегда считал ее безупречной. Он не видел ее недостатков превращая их в достоинства. Для него она всегда была права и он всегда был на ее стороне. Конечно это задевало Мию. – Во всяком случае она пробует.
Обиженный парень пошел в свою комнату таким расстроенным, что даже забыл пожелать маме спокойной ночи.
Мия выбежала из дома не зная куда себя деть. Так и не дозвонившись Томасу она решила, что ей необходимо проветриться и не теряя ни секунды она отправилась в кафе.
Ману не спалось. Он постоянно ворочался и в конечном итоге, удостоверившись, что сон не посетит его скромные пенаты решился на поступок, которого избегал долгое время – пошел гулять. Он все размышлял о том, как бы забыть Мию, и как только мысли явили ее образ как тут же он с кем-то столкнулся.
Мия удивленно смотрела на совершенно здорового Мануэля и, делая вывод, что повреждены ее мозги, а не его нога, с силой пнула носком туфля прямо в «больную» ногу симулянта. Перепуганный парень даже не сразу понял, что произошло. А когда же до него дошло он пулей побежал за обиженной девушкой.
- Мия, постой. – Запричитал Ману хватая ее за руку.
- Убери от меня руки, грязная мексиканская обезьяна! Видеть тебя не хочу. Как ты мог. Я не понимаю зачем!
Ману минуту колеблясь смотрел на нее безумно влюбленными глазами, а потом просто поцеловал. Девушка этого не ожидала. Она удивленно посмотрела на него, а потом… Где-то через час они уже на перебой стягивали друг с друга одежду и швыряли ее в самые разные стороны. Холостяцкая квартира Мануэля спокойно переносила весь кавардак, который они устроили, а сами голубки не покидали ложа до самого утра при чем не смыкая глаз.
- Ты ведь не оставишь меня. – Констатировал Мануэль, прижимая к себе свое синеглазое наваждение.
- Нет, никогда. Теперь мы будем вместе.
- А как же Томас и Мати?
- С Томасом все очень просто, у него уже есть кто-то, правда я еще не знаю кто. А Мати сам хочет чтобы мы развелись.
- Не понимаю.
- Его в основном Марица воспитывала. А ты же знаешь ее необыкновенную любовь к правде, честности, правосудию и тому подобное. Он видит, что мы с Томи не любим друг друга, поэтому сегодня сам меня попросил развестись с отцом и найти свое счастье.
- Мне кажется мы с Мати подружимся.


 
katya_shev@Дата: Суббота, 14.05.2011, 00:13 | Сообщение # 3
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
11. Мари и Пабло.
Голова продолжала крутиться и Марица никак не могла отойти от стенки, которая служила ей замечательной опорой. Мимо кто то прошел не обратив на нее и внимания и остановился через несколько шагов.
- Девушка, если мне не изменяет память, то здесь где-то должна быть палата…
Парень еще что то говорил, но ее мысли были заняты другим. «Какой знакомый голос. Где же я его слышала? Так приятно вслушиваться. Кажется, он у меня что-то спрашивает»
Марица подняла голову для того, что бы посмотреть на своего собеседника и чуть не упала.
- Пабло!
- Марица! – Они воскликнули это одновременно. А потом просто долго смотрели друг на друга. Оба очень изменились. Марица очень похорошела и стала такой очаровательной, что нельзя было отвести взгляд. В движение появилась необыкновенная грация, в голосе странная хрипота от которой мурашки по коже бежали. Да и Пабло не остался прежним. Он стал еще выше и теперь и без того миниатюрная Марица едва доставала ему до плеча. Сам он тоже похорошел, хотя когда-то девушка верила, что красивее быть уже некуда.
- Что ты тут… - Но договорить она не успела – ноги подкосились и она медленно поползла в низ по стене.
- Тебе же еще нельзя вставать. О чем ты думала! – Пабло подхватил ее на руки и занес в ее палату. Положив на кровать и укрыв одеялом он присел рядом и строго посмотрел на нее. – Куда это ты собралась?
- Я хочу забрать сына. – Тихо прошептала она изо всех сил стараясь сдержать слезы. – У меня в этой жизни кроме него больше никого нет и я не переживу если у меня его отнимут.
- Но ведь он пообещал отдать тебе его.
- Да, но…А ты откуда знаешь?
- Мия с Мануэлем устроили возле тебя дозор и не пускали его. Бедняге ничего не оставалось, как только передать эту записку через меня. А цветы от Ману.
- Ты приходил ко мне? Нет, не отвечай, а то сейчас придется искать новую отмазку, а честно говорить ты не умеешь.
- Нет, это просто ты не веришь правде, ведь куда проще поверить в то, что не противоречит твоим убеждениям.
- Ты женат? – Резко сменила тему разговора Марица.
- Нет, пока.
- Собираешься?
- Никак не могу решиться сделать ей предложения. Все время язык куда то затягивает.
- Хм. Ну этому я тебя могу научить. Мне делали предложения в самых разнообразных стилях, хочешь проконсультирую?
- Нет, спасибо, как-нибудь сам.
- Ну как знаешь. – Марица замолчала, а потом очень тихо и не решительно спросила: – А зачем ты сейчас пришел.
- Не знаю. – Признался Пабло. – Я просто сел в машину и когда понял где я сам удивился. Зря я сюда приехал, я чужой в твоей судьбе.
- Раньше надо было об этом думать.
- Знаю, просто я как то совсем не думал, когда ехал сюда.
- Я имела ввиду, намного раньше.
- Ты сама меня прогнала, ты же помнишь.
- Что именно?
- Я сейчас постараюсь воспроизвести наш разговор. Пардон, если будет что то не так, я не актер. И так: « Чем я это заслужила Бустаманте? Что я такого сделала, что ты так надо мной издеваешься? Хватит меня мучить Пабло. У меня уже не осталось сил. Если мы останемся вместе – ты станешь причиной моей преждевременной кончины от безумия…» Продолжать? Ах, совсем забыл, кульминацией твоего красноречия стало, эту фразу я помню слово в слово, она мне долго снилась по ночам. Словом на мой вопрос про судьбу наших отношений ты ответила: «Продолжения еще не написали сценаристы. И судя по всему в этом фильме нам не написано оставаться вдвоем не смотря ни на какие преграды». Мне тогда было очень обидно, но знаешь, время не стоит на месте и я научился думать о тебе как о чем то проходящем. Ты не единственная в этом мире, кто может успокоить мою душу Спиритто.
- Магио. – Исправила она совсем тихо.
- А, ты все страдаешь проблемой выбора фамилии?
- Да нет. Хочешь услышать мое полное имя?
- Было бы интересно.
- Ну тогда приготовься, это испытание не из легких. Перла Марица Эвелина Пиа Спиритто Андраде Торес Туньон Паласьос Уркола Магио. – После последней фамилии последовала долгая пауза.
- Это все или ты готовишься к контр удару?
- К какому?
- Я знаю, что ты собираешься добавить к этому длинному списку новую фамилию, не волнуйся, мне уже рассказали.
- Что? Кто?
- Ману. Теперь у тебя в конце будет еще завершение Агирре.
- Что!!! Это он тебе сказал?
- Собственно говоря, да.
- У меня три варианта происходящего, либо он подшутил над тобой, либо ты его не так понял, либо ты неудачно шутишь.
- Поясни.
- Ману до безумия влюблен в Мию, все эти годы он только и делал, что думал о ней, вытягивал из меня информацию о ее личной жизни, просил меня спрашивать у нее про него. Ты, наверное, что-то не так понял. Да – это единственно верный ответ.
- Не может быть, он мне достаточно ясно сказал, что из-за него ты с мужем развелась!
- Что! – Марица не прекращала удивляться. – Андрес подал на развод из-за того, что я нашего сына назвала твоим именем.
Девушка еще что-то говорила, не переставая возмущаться и критиковать интеллектуальные данные Ману и Пабло, но последний уже не слышал ее. «Она назвала своего сына в мою честь. Интересно это что-то значит или просто так стечение обстоятельств? А может, ей просто имя пришлось по сердцу? А может просто спросить? И что она ответит? Как всегда не то, что думает. А если на этот раз то? Теперь уже не разберешь. Но попробовать стоит».
- Ты назвала сына в мою честь?
- Я… Ну…
- Ответь честно, это очень важно.
- Для кого важно? Для тебя? Не смеши меня Бустаманте. Я никогда не была для тебя важна. Никто для тебе не был важнее тебя самого. И сейчас тоже самое. Ты думаешь, что после того, как на десять лет исчез, можешь вернуться и сделать вид, что их не было. Что мы с тобой поругались неделю назад и ты решил – пришло время помириться и вернуть себе любимую игрушку.
- Ты бы себя послушала! – Тихо сказал Пабло, воспользовавшись ее секундной паузой. – Несчастная Марица. Она – эталон честности и правильности. Что ж Спиритто, а я то думал, что не доживу до того времени, когда ты начнешь устраивать истерики и вести себя как обиженная кукла.
- Да!
- Что «да».
- Умеешь задавать вопросы, умей получат ответы. А то, что от прежней Марицы ничего не осталось – извини и прими с чистой совестью – полностью твоя вина. А сейчас прости, я очень устала и хочу отдохнуть. Зачем ты только пришел? – Последнюю фразу она сказала очень тихо, и Пабло ничего не понял. Да и в голове у него творилось нечто странное. С одной стороны – она назвала его в мою честь, а с другой – что бы это могло значить.
- Зачем?
- Что зачем? Отдыхать? Понимаешь, я сегодня чуть не отдала концы, поэтому очень слаба…
- Почему именно моим?
- Нельзя ли перенести этот разговор на другой день?
- Можно, но не нужно.
- А что ты хочешь от меня услышать?
- Правду Спиритто, чистую правду.
- А если я не готова ее сказать?
- Предлагаешь подождать еще десять лет? – Сарказм в его голосе настолько сильно ранил ее, что хотелось плакать, впрочем, так она и поступила.
- Зачем ты меня обижаешь? Ну что я сделала тебе плохого? Я же только любила тебя, а тебе все мало было. Чего ты от меня ждешь?..
Она всё плакала, а Пабло настолько растерялся, что даже не сразу догадался обнять ее. Но, придя в себя, исправил ситуацию. Он обнимал ее, целовал, говорил, что любит, причем повторил это раз пять.
- Это правда? – Сквозь слезы проговорила она настолько нечленораздельно, что он едва понял смысл ее слов.
- Да.
- Я тебя тоже.
- И больше не боишься скончаться от безумия до которого я тебя доведу?
- Уж лучше от него. Во всяком случае будет кого винить. – Улыбаясь шептала она стараясь натолкнуться на его губы.
Долгий поцелуй примирения и сладкая пара уже летала на небесах от счастья.
- Спиритто.
- Что?
- Я тут подумал и решил, что должен сделать тебе предложение, пока меня никто не опередил. У тебя тут, насколько я успел заметить, очень жестокая конкуренция, но может для своей настоящей любви откинешь все нормы приличия и забудешь про очередь?
- Бустаманте, ты хам. Но так уж и быть, я забуду про то, что ты ломишься без очереди.
Их разговор перебила Соня, которая, ругаясь с медсестрами, стремительно прорывалась в палату дочери, не смотря на линию обороны, выстроенную из дежурных медсестер. Марица слегка улыбнулась, а Пабло только устало поцеловал ее и, попрощавшись, поспешил покинуть палату, пока его не застукали.

12. With you.
- Подними голову, да вот так, немного смелее, камера любит тебя! – Вспышки света, свет прожекторов и, наконец, после десяти лет погони ее все-таки догнало счастье. Мия очередной раз улыбнулась фотографу и пошла в гримерку. Там ее уже ждали.
- Привет любимая, - улыбнулся Мануэль, уже ее муж.
- Привет. – Улыбаясь, ответила Мия и поцеловала своего любимого. – Ты что-то хотел? Через пол часа заканчиваются съемки, и я приеду домой.
- Поэтому я здесь, мы не поедем домой, мы сейчас поедем в больницу.
- Что случилось? – Испуганно произнесла Мия. – Что-то с Кандэллой? Мати? Папе плохо?
- Нет, что за глупости? Кандэлла дома с няньками, и с Франко все в порядке. Мати пятнадцать минут назад забрал Томас, они вместе поехали в больницу. Марица родила.
- Но ведь еще рано.
- Да, на полторы недели раньше, но ничего, переживем. Собирайся скорей.
Ради такого Мия немедленно отпросилась, и уже через пол часа они ехали в больницу.
Марица утомленно открыла глаза и первым кого она увидела был Пабло. Он сидел возле нее и устало улыбался.
- Я так рано уснула, что даже не успела узнать, кто у нас родился.
- Мальчик и девочка. Ты еще так слаба, поспи немного.
- Ты их видел?
- Да. Они такие красивые.
- Интересно, какими у них будут глаза…
- Ну это мы узнаем скоро.
- А как мы ее назовем?
- Девочку? Не знаю, может Соня?
- Нет! Только не Соня. Может Мора?
- Ну раз не Соня, значит и не Мора, не честно получиться. Знаю! Мы назовем ее Перлой.
- Думаешь? Имя конечно красивое, но …
- Я уверен. Перла – это наша маленькая жемчужина. Пиру и Перла! Замечательно получиться!
- Ладно, пускай, но только сейчас я хочу поспать, хорошо?
И прикрыв глаза она тут же провалилась в сон. Пабло еще минут пять посидел с ней и отправился смотреть на своих детей, которые в данный момент также мирно спали, как и их уставшая мама.
Не успел он как следует налюбоваться своими милашками, как вдруг подбежал Мати и внимательно посмотрев на Пабло спросил:
- Два мальчика?
- Нет, второй оказалась девочка.
- Класс, а как вы ее назвали?
- Перлой.
- Первое имя крестной, не удивительно.
- В кого ты такой зануда?
- В мужа крестной. – Ответил Мати и пошел в угол, где сидел маленький Пабло, оставив старшего в компании Томаса. Первенцу Марицы недавно исполнилось четыре года, и он с трудом понимал, что происходит. – Чего ты такой грустный Пабло?
- Я думаю. Думаю, что маме теперь некогда будет играть со мной. Она будет очень занята.
- Она действительно будет занята, но про тебя она не забудет. Поверь мне. У меня недавно тоже родилась сестричка, но мама из-за этого не стала любить меня меньше, наоборот, даже просит, что бы я присматривал за Кандэ.
- Ты уже взрослый, а я маленький, за мной надо самим смотреть.
- Ну тогда ты потерпи немного. Первый год им будет конечно побольше внимания, но после ты сам увидишь, что она одинаково сильно будет любить всех.
- Пабло. – Неожиданно сказал его тезка и, подняв на руки, понес к стеклу. – Смотри, это твои братик и сестричка. Они совсем еще маленькие, только недавно родились. Когда они немного подрастут, то ты с Пиру будешь вместе играть в футбол, ездить на рыбалку и отгонять назойливых женихов от Перлы…
Через три дня Марицу и новорожденных выписали. Журналисты повсюду искали новый материал о самой известной модели и она решила не тянуть резину. Вот уже год, как она не снималась и после долгого перерыва вышла к журналистам. Вопросов было много и она с несвойственной ей терпимостью ответила на каждый. Сначала она всех порадовала своим внешним видом, но потом сообщила что уходит из модельного бизнеса.
Пабло был в шоке, когда пересматривал все фотографии жены. Но, в конце концов, она же пообещала завязывать с прошлым и даже устроилась работать в суд (ну не просто так она училась в вузе!). Мия и Ману тоже ни на что не жаловались и наслаждались каждым мгновением проведенным вместе. А Томи и Пилли недавно поженились. Медовый месяц на Багамах – вот настоящий рай.
Когда занимаешься тем, что тебе по душе и когда рядом человек, которого всегда хочется видеть, когда верный друг всегда рядом что бы выслушать и помочь – все хорошо.


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Вариации (by Genisse)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz