Понедельник, 18.12.2017, 15:46
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяКарамельная принцесса - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Карамельная принцесса (by Флор)
Карамельная принцесса
katya_shev@Дата: Суббота, 23.04.2011, 21:15 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
НАЗВАНИЕ: Карамельная принцесса
АВТОР: Флор
Размер: Миди думаю =)
БЕТА: Дашка (Дашуся) - советчик по поводу: это плохо, а вот это очень даже ничего. Короче - главный критик:) Маринка (Марисен'ок ) - главный исправляльщик ошибок:) Все притензии к ним =)
EMAIL: mari31@inbox.ru
ЖАНРЫ: Angst
ПЕРСОНАЖИ/ПАРЫ: Мия - главный герой. Ну и Мариса встречается
РЕЙТИНГ: R /M/ - наверно
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: Не для слабонервных. Это грустная история. Все почему-то жаловались на то, что плакали, я так и не поняла почему. Просто решила написать это в предупреждениях.
ДИСКЛЕЙМЕР: Я не на что не претендую.
СОДЕРЖАНИЕ: Превращение принцессы Колучи во взрослого человека.
СТАТУС: окончено.
ОТ АВТОРА:
1) Я очень старалась. Это грустная история. Посвящено всем тем, кто не успел повзрослеть
Большое спасибо Дашке - главномому тормошильщику Флоренсий=)

Жизнь как карамель - тянется и липкая, только сладкая не у всех. А ведь и, правда, похожа на тянучку. Тянется, тянется, медленно, а потом раз и нет её, обрывается. Её жизнь тоже тянется. Её жизнь - розовая клубничная карамель с ванильным ароматом, сладкая и нежная. Она не обременяет себя заботами и проблемами. Возможно ей это не надо. Она карамельная принцесса розового царства. Она ей родилась и жила ей, но всё может измениться. Розовый сменит темно-серый, карамель - чёрная смола, а розовое царство станет тёмным королевством.
- Какой сегодня прекрасный день.
- Мия, сестрёнка, замолкни, я спать хочу. Я всё понимаю, Мануэль и папа возвращаются из США, но имей совесть.
- Мариса, прости меня, прости, - Мия накинулась на Марису с поцелуями и объятьями.
- Прощу, если отстанешь от меня.
- Какая ты жестокая, - Мия недовольно надула свои розовые губки.
- Я жестокая? Я и так позволила себя обнимать целую минуту! - Мариса выставила перед лицом Мии указательный палец.
- Мариса, что с тобой?
- Пабло.
- А что с ним? Он же тоже в США.
- Я скучаю.
- Я тоже скучаю по Ману и по папочке. Интересно, что он мне привезёт в подарок?
- Мия, ты не исправима, - Мариса пожала плечами и бросила в Мию её же розового зайца.
- Мариса, ты тоже.
- Да.
- Я смотрю, ты больше не хочешь спать. Пошли вниз.
- Ладно, только я сначала в душ, а потом вниз.
Мариса вышла, так и не подняв с пола розового зайца, который одиноко валялся на полу, в углу комнаты, перевернутый вниз головой, в самой грязи, среди горы бумажек и старых тетрадей.
Мия подошла к столу и вынула оттуда тёмно-синюю коробку. Коробка явно не вписывалась в ярко-розовую комнату. В ней лежали всякие мелочи: блокнот, розовые ручки, перья, карты, новогодняя мишура, неполный флакон духов "Touch of pink", коробка из-под пудры, фотографии группы, их с Мануэлем, а ещё их семейная фотка вместе с Пабло, а вот их курс. Помимо фотографий там лежали линзы, карие, они принадлежали Марисе, у неё было плохо со зрением. Карие линзы, для неё это был странный выбор, могла бы взять бесцветные, всё равно - карий цвет её глаз. Это был минутный бзик Марисы. С самого дна коробки Мия извлекла толстую серую тетрадь. Открыла где-то в середине и подушила страницы "Touch of pink", запахло цветами. В комнате сразу стало тепло и грустно одновременно. Мия вздохнула, взяла в руки ручку с розовым пушком на наконечнике и принялась писать свои мемуары.
Дневник Мии Колучи, счастливый день:
"Сегодня мне радостно и очень хорошо. Сегодня приедет мой любимый и мой папа. Мариса думает, что я жду их из-за подарков. Глупенькая моя сестрёнка, но я всё равно люблю ее, и она меня тоже любит, я точно знаю. Она такая потерянная стала в последнее время. Скучает по Пабло, он ведь даже не звонит ей. Мануэль говорил с ним. Он нашёл себе там какую-то крашенную швабру, развлекается. Мариса ничего не знает. Ману просил ей не говорить. Мне жалко её. Она переживает, хотя это и не заметно. Мануэль сегодня приедет и всё мне расскажет. Вообще-то он написал мне письмо, как настоящий романтик. Я боюсь его читать. У меня плохое предчувствие. Внутри ощущение, что я съела свинцовую гирю и заела железными опилками. И как-то холодно, как будто я объелась мороженого и не могу согреться. Странно всё это".
- Чёрт! - громко выругалась Мия, - Ручка кончилась.
- О, моя сестрёнка ругается! Какая новость. Надо записать этот день в свой ежедневник.
- Мариса перестань, пойдём вниз, там нас ждёт Соня. Через 2 часа самолёт, я хочу их встретить.
- Ты ждёшь его? - грустно спросила Мариса.
- Да.
- Скучаешь?
- Очень.
- Я тоже.
- Пабло?
- Угу.
- Мари забудь его.
- Почему?
- Не могу сказать. Просто забудь. Поверь так лучше.
- Не понимаю.
- И не надо.
- За что ты так?
- Так надо.
Мия ушла на кухню. Мариса опустилась в кресло и задумалась.
Тем временем Мия стояла, нервно кусая губу.

Зачем, зачем я это делаю. Я же обещала Ману. Я должна прочитать письмо, там наверняка что-то есть про Пабло. Мариса должна всё знать. Я так больше не могу, но сначала я.
Где же оно? А, ну, да! В коробке.
Мия высыпала содержимое всей коробки на пол. Перья разлетелись. Духи разбились, теперь в комнате горько пахнет духами, горько и больно от бессилия, а ведь это всего лишь запах.
- Чёрт! - Мия снова выругалась.
Вдруг стало тяжело дышать:
- Чёрт, это из-за духов!
Стало очень смешно, просто до слёз.
"Мариса права, этот день надо записать", - Мия растянулась в сладкой улыбке.
- Вот оно!
"Здравствуй Мия, любимая.
Мия, любимая, я не умею писать письма, но ты любишь романтику, это для тебя. Я очень скучаю по тебе и надеюсь поскорее вернуться в Буэнос-Айрес. В США конечно тепло и уютно, но тут нет тебя. Помнишь, ты говорила мне, чтобы я не засматривался на других девушек? Я почти сдержал слово. Не злись. Почти потому что, когда я проходил мимо бутиков с одеждой, я засматривался на манекены. Всё время представлял тебя в новомодных шмотках. Случайно скупил половину магазинов для тебя. Очень скучаю. Наверно письмо должно быть длинным, но я не могу писать. Помнишь, я обещал рассказать тебе о Пабло? Я выполняю своё обещание, хотя тебе и не понравится, то, что я напишу тебе. Но это чистая правда. Пабло разбился, вроде как пьяный был за рулём и не справился с управлением. Я не верю, это всё его шлюшка, не знаю, что она сделала, но это точно она, я чувствую. Тебе надо рассказать всё Марисе, только осторожно. Прошу не плачь, ты ей нужна. Жди я скоро приеду, и станет получше. Люблю. Целую. Обнимаю. Мануэль".
- Так вот почему он так замялся, когда я спросила про Пабло. Бедная Мариса, я не знаю, как она это воспримет.
Мия начала судорожно собирать все, что высыпала в коробку. Руки тряслись и не слушались хозяйку. Слёзы застилали глаза, стало плохо видно, словно через очки с толстыми линзами при стопроцентном зрении. Рука наткнулась на осколок стекла. Выступила капелька крови, потом ещё и ещё, но волновало не это. Слёзы всё-таки выступили, несколько жалких слезинок, смешанных с тушью.
- Мия! Мия ты плачешь? Это же просто ранка. Пойдем, я обработаю. Шрама не останется, операция тебе не понадобится. Пойдём, что ты смотришь на меня?
- Мариса! - Мия уткнулась головой в живот сестры. Слёзы появились
откуда-то и уже не прекращались. Казалось, что она будет рыдать всё время.
- Фу, Мия. Как же воняет твоими духами. А я поняла, ты плачешь из-за безвозвратно потерянных духов. Пошли я перебинтую палец. Ну, пойдём, я не буду бинтовать, просто приклею пластырь. Я помню, что ты считаешь бинты уродством.
Пришлось идти. А как не хочется. Боюсь рассказать правду. Руки дрожат. Она может догадаться. Всё равно узнает. Но как сказать. Чёрт, я опять реву. Представляю, что будет с Марисой. Хотя нет, не представляю. Она сильная, я нет. Я бы не пережила. Мариса права, я настоящая барби. Но как я не хочу быть ей. Блин, мне кажется или пахнет корицей. Это Мариса. Когда она начала душиться?! Какой горький запах. Мариса такие не любит. Или уже любит. Она так изменилась, хотя, кажется она всё такая же. Какая она прекрасная актриса. Я ей завидую. Она такая сильная. Боже я повторяюсь. И опять плачу. Зачем? Я должна стать сильной. Чтобы поддержать Марису. Хотя бы ради неё.
- Ми, что случилось? Это ведь не из-за духов и не из-за пореза.
- Нет.
- Но, что тогда?
Как сказать, как сказать.
- Я плачу потому, что ты бросила в меня зайца, помнишь, утром? Теперь он валяется в грязи.
- Ми, придумай что-нибудь поубедительней. Или лучше скажи правду. Что-то с Ману?
- Нет.
- А что тогда?
- Пабло.
- А что с ним он в США. И, кажется, совсем не скучает по мне.
- Мариса, - я зарыдала, ещё сильнее, наверно от мысли, что станет с Марисой, со мной, с группой.
- Мия, ну не плачь, что переживать из-за него. Наверно у него всё отлично, если он так быстро забыл обо мне.
Я протянула ей конверт. Она поморщилась. Ещё бы! От него несёт "Touch of pink", он весь пропитался горьким запахом роз. Мариса взяла конверт. Он слегка промок, толи от моих слёз, толи от всё тех же "Touch of pink".
- Что это?
- Прочти.
Она читает письмо. Я смотрю на неё и борюсь с желанием разреветься на её глазах ещё раз.
- Как давно ты узнала?
- Сейчас.
- Ты ведь поэтому плакала? Не отвечай. Я и так знаю.
- Мариса………
Ну вот, я всё-таки разрыдалась. Странно рыдаю я, а не она.
- Как давно ты знаешь про шлюху?
- С самого начала. Мануэль просил тебе не говорить. А я чуть не проболталась. Прости.
- Не за что.
- Мари…..Мариса……
Она не плачет, хотя я знаю, что ей хуже, чем мне.
- Не плачь. Пойдём пора идти встречать Мануэля.
- Угу.
Странно как изменилась погода. Небо затянуло серо-фиолетовыми тучами. Больше нет солнца. Всё соответствует душе Марисы. А выглядит, будто ей всё равно. Дождя нет, только сильный ветер. Он срывает засохшие листья с деревьев. И они осыпаются, кружат над нами и падают на асфальт. Теперь о них уже никто не вспомнит. Листья похожи на людей. Они умирают так же как мы. Даже страшно подумать, что когда-то и нас забудут. А это ведь так. Ничто не вечно, ни мы, ни память о нас. Тучи окончательно заполнили небо, но дождя нет. Чего он ждёт? Наверно, должно случится что-то ещё. Поэтому небо ждёт, перед тем, чтобы плакать. Хотя, судя по количеству туч, оно будет рыдать, и биться в бешеных конвульсиях.
Грустно. Быстрей бы увидеть Мануэля. И папу. Они помогут. Интересно, как там Мариса? Пойду, загляну к ней.
- Мариса, Мари, что ты делаешь?
- Курю.
- Это вредно.
- Не учи меня.
- Я понимаю, но…
- Колучи отстань.
- Но…
- Отстань.
Мариса, крикнула на меня. Но сигарету затушила. Хотя и докурить успела.
- Пошли Колучи.
Она зовёт меня так, когда ей плохо. Уж лучше пусть зовёт меня "Колучи", чем курит.
- Мари?
- У?
- Больно?
- Очень.
Мы спустились вниз и сели в машину. Весь путь провели в тишине. Обе молчали. Я потому что не хочу разрушать тишину, Мариса, потому….Не знаю, почему молчала Мариса, но она явно была не со мной и не в этой машине.
Мы вышли из машины. В зале ожидания нас должна ждать мама, я так теперь зову Соню. М-а-м-а. Теперь на неё вся надежда, надеюсь, она облегчит душу Марисы. Хотя я и сама сомневаюсь.
- Соня, что с тобой? Мама, почему ты грустная? Что-то случилось?
- Да.
- Что?
- Я скажу попозже. После того, как вы мне объясните, почему на Марисе лица нет.
Мариса даже не дёрнулась. Даже не пошевелилась. Кажется, она ушла в себя. Не подаёт признаков жизни и отказывается слушать нас.
- Пабло.
- Что натворил этот ублюдок?
- Умер.
- Что? Марисита моя маленькая.
Марисы с нами нет. В подтверждение этому она не пошевелилась, когда её обняла Соня. Никакой реакции.
- Соня, что хотела сообщить нам ты?
Я обратила внимание на то, что руки Сони затряслись, а глаза заполнились слезами, которые она едва сдерживала.
- Франко и Мануэль.
При упоминании их имён, голос мамы задрожал. А слёзы всё-таки нашли выход из глаз.
- Что? Самолёт задерживается?
Я знала, что нет. Но мне так хотелось верить во что-то хорошее. Что всё в порядке.
- Нет.
Надежды тоже не осталось. Я увидела, что Соня зарыдала. Но всё же мне хватило смелости спросить.
- А что тогда?
Я предчувствую недоброе. Но из-за всех сил стараюсь улыбаться, хотя это с каждой секундой становится всё сложнее.
Странно, но мне показалось, ветер стал сильнее. Приближается что-то нехорошее. Как же мне страшно. Нет, не из-за ветра, из-за ожидания. Это самое страшное.
- Мия, детка лучше сядь.
Я видела, что Соня волнуется. Её голос дрожит. Руки едва не трясутся. Сама она сидит, едва сдерживая слёзы. Я начинаю трястись, от ожидания плохого. Мы садимся в кресла. Всё что, находится у меня внутри, переворачивается. Вот уже и у меня начинают трястись руки. Слёзы наворачиваются на глаза. Проклятое ожидание.
Мне снова кажется, что ветер усилился. А может так и есть. Уже начинается дождь. Я слышу, как мелкие капельки ударяются об асфальт не улице. Это музыка дождя. Сейчас он играет что-то грустное.
- Мия, солнышко самолёт разбился. Мануэля и папы больше нет. Они не выжили.
Теперь я понимаю музыку дождя, он играет похоронный марш. Соня сидит, обливаясь горькими слезами. Пахнет корицей. Так вот, что это за запах от Марисы. Это не духи. Так пахнут слёзы и отчаяние. Я так не хочу верить во всё происходящее.
- Я не верю Соня, не верю. Пожалуйста, скажи мне, что ты пошутила. Прошу тебя.
Не помню, сколько раз я просила Соню, сказать, что это шутка. Я вообще плохо помню все, что было дальше.
Помню погоду. Небо обливалось слезами вместе со мной. Помню слова Сони, что ветер усилился. Я помню лицо Марисы. Она бледная, мне даже показалось, что она тоже оставит меня. Но, потом, я увидела, как по её щеке скатилась слезинка. Она не бросила меня. Свою тупоголовую сестру. Глупую куклу барби. Когда мы вышли из аэропорта, я увидела, что ветер стал сильнее. Он стал гнуть вековые деревья, словно травинки. Одна большая ветка упала прямо перед нами. Удивительно, но никто из нас даже не дёрнулся. Страха тоже не было. Только пустота. Чёрная пустота с серо-фиолетовыми пятнами. Мариса сказала мне, что всё наладится, просила не плакать. Только в этот момент, после её слов, я поняла, что моё лицо мокрое вовсе не от дождя. Это мои слёзы. Оказалось, что мы идём под зонтом. И что моя блузка промокла от потока слёз. Мариса свернула зонт, увидев сверкающие вспышки отовсюду. Начиналась гроза. Один за другим раскат грома ревел над нами, сотрясая землю. Наверно, небу тоже больно. Оно не спасло хороших людей. Оно их потеряло. Погода зверствует. Через мгновенье я почувствовала, как о моё лицо ударяются тяжёлые капли дождя. Стало невыносимо больно. Захотелось кричать. И я кричала. Кричала так, что через десять минут у меня закружилась голова, ещё через пять минут к головокружению добавилась боль в горле. Но не то, ни другое, не заглушало боль в моём сердце. Мне даже показалось, что что-то треснуло и рассыпалось, словно осколки хрусталя на мокром асфальте. Наверно это и было моим сердцем. Мануэль говорил мне, что моё сердечко хрупкое, как хрустальная ваза. А я смеялась. Теперь я понимаю, что он был прав. Дальше я помню темноту, затем много света, снова темноту, машину, и уже другую темноту, которая надолго приняла меня в свои объятия. Не знаю, сколько прошло времени с тех пор. Но я пришла в себя уже ночью. Я проснулась от тихих всхлипываний, доносящихся с соседней кровати. За окном всё ещё свирепствовала буря. Дождь со всей силы барабанил стёклам, мне даже казалось, что они вот-вот вылетят из рам. Снова пахнет корицей. И так противно на душе. Вязко и сыро и не только на улице.
- Мариса?
- У
- Ты плачешь.
- Нет.
- А, я не спрашиваю.
- Я знаю.
- Куришь?
- Да.
- Дай.
- Нет. Ты же угробишь здоровье.
- Я хочу.
- Держи.
Мариса протянула мне сигарету. Секунда, и я уже курю эту злосчастную папиросу. Мне не нравится, я только кашляю.
- Мариса, тебе нравится курить?
- Нет.
- Зачем тогда?
- Больно.
- Давай не будем.
- Только ради них.
- Да.
- Клянись
- Клянусь.
- И я клянусь.
- Я люблю тебя Мари, обещай, что не бросишь меня.
- Обещаю.
- Спасибо.
- Ложись спать.
- Угу.
Я заснула. Всю ночь мне снилось небо. Небо и дождь. Наверно от боли. Странно, я больше не плачу, хотя мне так же больно. Теперь я понимаю, почему Мариса никогда не плачет. Просто слёзы кончились. Осталась только дыра в душе. Я проснулась, когда мне приснилась гроза. Такая же, как тот день. Я лежала, не открывая глаза, минут двадцать. В голову лезли разные мысли - о Ману, о Папе, о Марисе, о Соне. Но больше всего я думала про грозу, которая мне снилась. Во сне сквозь грозу я слышала, как кто-то плачет, громкие хлопки дверей и чувствовала запах корицы. А может, это был не сон? За окном ливень. В комнате никого и пахнет корицей.
Я вскочила с кровати, но свалилась. Просто ноги запутались в одеяле. Теперь я лежу, освобождённой ногой упираюсь в зайца, того самого, которого в меня запустила Мариса вчера утром. А может всё это не правда? Только сон?
Ай, - я наткнулась рукой на кусок стекла. Это стекляшка принадлежит проклятой банке духов "Touch of pink". Никогда ими не воспользуюсь. Я только сейчас поняла, что они мне не нравятся. Не нравятся розовые стены и потолок в моей комнате, моя одежда, мой стиль, моя жизнь. Я отшвырнула зайца, теперь он валяется под столом, в темноте, среди грязи и хлама. Хотя, что изменилось со вчерашнего утра для этого зайца? Да практически ничего. Грязь, пыль, хлам, бумажки, только теперь ещё темно.
Я спустилась с лестницы в гостиную. Мариса сидит ко мне спиной. Сильно пахнет корицей. А ещё пахнет отчаянием.
- Мариса, ты, что так рано встала?
- Ничего.
Что-то случилось. Я чувствую. Мариса не умеет скрывать от меня ничего. Голос у неё дрожит. И этот запах…Неужели что-то с…
- Мариса, умоляю, скажи мне, что случилось!
- Мама.
Мариса называет Соню мамой очень редко. Что-то определённо случилось.
- Маму увезли в больницу. Это сердце. Я была с ней. Тебя не разбудила. У тебя был жар. Это от нервов. Врач не разрешил тебе говорить пока не проснёшься.
Боже, так это был не сон. У меня был жар. Я болею.
- Ты спала два дня. А мама лежала в больнице. Ей стало плохо в тот вечер.
Мариса начала захлёбываться слезами. Она едва дышала, что уж говорить о её речи.
- А сегодня ночью она умерла. У - м - е - р - л - а.
Последнее слово Мариса произнесла по буквам, после чего залилась слезами. Она глубоко вздохнула, готовясь сказать мне ещё что-то.
- Завтра утром, в 10:00, Лукас приедет из Испании. В 11:00, уже будет у нас. Он поможет нам. А потом мы решим, где будем жить. Здесь, в Аргентине или там, в Испании.
Кажется, я только сейчас поняла, что Сони больше нет, и папы, и Мануэля, и Пабло. Мы ведь теперь совсем одни.
- Мия, иди сюда.
Я подошла и, наконец, смогла рассмотреть Марису. В руках не начатая бутылка коньяка, пачка сигарет и зажигалка. В ногах лежал практически не начатый блок сигарет. Она не курила и не пила. Сдержала слово. Она подвинулась, и я смогла рассмотреть её ноги. Правая нога была перебинтована, через бинт проступала кровь. Наверно поранилась. Всё лицо имело серо-зелёный оттенок. Под глазами синяки - верный знак того, что Мариса не спала. Бедная, ещё и я хлопот добавила.
- Ми, сестрёнка садись со мной.
"Сестрёнка" - она меня так никогда не называет, видно совсем раскисла. Как и я. Господи, дай нам сил.
- Мия, если я когда-нибудь уйду из твоей жизни, обещай не плакать.
Она меня напугала своими словами.
- Мариса, а зачем тебе уходить? Ты обещала не бросать меня.
- Просто обещай. Обещай, что не будешь плакать. Поклянись мне. У меня такое странное чувство, последние два дня.
Я взяла бутылку с коньяком и сделала глоток.
- Обещаю. Нет, не обещаю, клянусь.
Я сделала ещё глоток.
- Колучи, зачем ты пьёшь?
- Замёрзла.
- Ми, это сердце.
- Больше не буду.
Я поставила бутылку. Мне кажется, я слышу тишину, она мне что-то говорит. Пытается предупредить. Дождь всё ещё плачет, он играет другую мелодию. Она утешает нас с Марисой.
- Спасибо Ми.
Мы сидели на диване, обнявшись, до самой ночи. Дождь лил не прекращая. Снова музыка. Снова грусть. Снова тишина. Я включила телевизор. Мариса толкнула меня в бок.
- Возьми это Ми.
- Что это.
- Мой кулон, я его никогда не снимала. Он меня спасал. Я хочу подарить его тебе. В память обо мне.
Её голос звучит так спокойно.
- Но, зачем?
- Не знаю, у меня плохие предчувствия.
- Что может быть хуже?
- Не знаю.
- Спасибо.
Мариса поцеловала меня в щёку. Помню, как я сказала ей что, когда хочешь выразить благодарность, нужно поцеловать в щёку. Она тогда так морщилась. Но за что ей меня благодарить меня? И словно в ответ на мой вопрос Мариса заговорила со мной.
- Ми, спасибо за всё. Ты моя сестра. Самая настоящая. Я люблю тебя. Не злись на меня. Я часто делала глупости.
Мариса вздохнула и в подтверждение своих слов ещё раз поцеловала меня, теперь в лоб.
- Спасибо Ми, за всё. Запомни, я люблю тебя. Будь счастлива.
К чему она всё это говорит. Мне страшно.
Мариса поднялась наверх. Наверно легла спать. А я сижу на диване. Смотрю какой-то документальный фильм. Интересно о чём он? Смотрю фильм, а думаю о другом. Надо завтра достать зайца из-под стола и помыть его.

Не помню, как я заснула, но проснулась в шесть утра. В доме уже не пахло корицей, но почему-то появился аромат ванили и цветов. Наверно "Touch of pink". Всё ещё лил дождь. Мне показалось, что он сталь лить сильнее. В предвкушении очередной бури. Дождь снова играет печальную мелодию. Она кажется мне такой знакомой, но я не могу понять что это. Начинается гроза. Опять. Наверно, ещё не закончилась предыдущая. Темно и сыро. Я вспоминаю про моё обещание помыть зайца. Поднимаюсь по лестнице. Гроза усилилась, начались яркие вспышки - сверкали молнии. За окном послышался треск и гром - ветер вывернул дерево с корнем. Тучи перестали быть серо-фиолетовыми, теперь они совсем чёрные. Через одну тучку пробивается лучик солнца, но ветер помогает грозовому облаку скрыть этот нерешительный лучик. Я открыла комнату и громко крикнула Марисе, чтобы поднималась с кровати. Странно, Мариса даже не запулила в меня подушкой. Я подбежала к кровати и начала судорожно трясти её за плечи. Я ждала, что сейчас она засмеётся и скажет: "Что Колучи испугалась? Шутка. Извини", но этого не происходило. Теперь действительно пришёл черёд страху, точнее ужасу, который за десять секунд захватил меня. Я что-то кричала. Но когда я окончательно поняла, что её нет, я успокоилась и села на пол. Помню, как набрала номер телефона скорой помощи. Помню много людей в белом. Помню, как мне пытались всучить успокоительное. Я послала их, так же как и Мариса. Они ушли, а я и осталась на полу. Дождь всё ещё лил. Но в моей душе нет дождя, только снег. Я не поняла дождь. Он снова играл похоронный марш. Или мне это просто, кажется?! В кармане я нашла кулон, который вчера мне отдала Мариса. Она чувствовала свою смерть. Господи, за что ты забрал Марису? Она была ангелом, хоть и не всегда. Кулон подозрительно щёлкнул и оттуда выпала бумажка. Я развернула её. На одной стороне было написано, что я должна что-то достать из шкатулки Марисы. А на другой просто - "ЛЮБЛЮ…". Я улыбнулась. Я больше не плачу. Я обещала Марисе не плакать больше. Руки замёрзли. Я спрятала записку обратно в кулон. Кулон я повесила себе на шею. Больше я его никогда не сниму. Это самое дорогое, что оставила мне сестра. Я подошла к столу и вытащила её шкатулку. В шкатулке лежали письма. В основном от Пабло. На самом дне лежало кольцо - то самое кольцо… И записка мне: "Сохрани это. И подпись: "Люблю. Мариса".
Я снова улыбнулась. Теперь всё будет хорошо. Мариса отпустила меня. Я уеду, уеду далеко. Но сначала обещания. Я достала зайца из-под стола. Пошла в ванную и стала мыть его влажной губкой. Теперь он лежит на кровати Марисы. Мой взгляд упал на коробку. Ту самую тёмно-синюю коробку. Я снова вытряхнула всё её содержимое на пол. Я обратила внимание на маленькую чёрную коробочку с линзами. Воспоминания о Мануэле, Пабло, Марисе, о нашей группе заполнили мою голову. Я подошла к зеркалу и вставила линзы. Теперь во мне живёт частичка Марисы Пиа Спирито. Теперь, я буду сильной, как она. Мариса…Тяжёлый вздох.
Через час приехал Лукас.
Через два дня были похороны.
Ещё через день я поняла, что больше нет Мии Колучи - безмозглой барби. Родилась новая. Мия Колучи Пиа Спирито Андраде, возможно даже Агире. Никогда не забуду Маму, папу, сестрёнку, любимого, брата и друга. Они всегда со мной. В память о Марисе я ношу кулон и карие линзы, о Пабло - храню кольцо, которое он подарил Мари, о Ману - моё обручальное кольцо всегда со мной, о папе - его записная книжка, о Соне, нет о маме - фотоальбом. Память всегда со мной. Теперь я уже взрослый человек, но никогда не забываю…
И действительно, каждый год, целую неделю подряд, изо дня в день, на кладбище, в фамильном склепе семьи Колучи появляется пять корзин с белыми лилиями и ромашками. Каждый день, с утра до самой ночи, там можно встретить Мию Колучи. Теперь, вы её не узнаете. Разве что, кто-то скажет вам, что эта девушка и есть Мия Колучи, хотя вы вряд ли поверите. Карие глаза, разноцветные шмотки, красные волосы - это её память о сестре. Нет, она не всегда такая, только на эту неделю. Лишь одно остаётся неизменным - карие линзы. Мия сдержала своё обещание, она больше никогда не плачет, только от счастья. И тот самый розовый кролик до сих пор сидит на её кровати, хотя она уже не маленькая карамельная принцесса. Остались только воспоминания…


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Карамельная принцесса (by Флор)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz