Суббота, 22.07.2017, 23:50
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяОтпускаю - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Отпускаю (М/П)
Отпускаю
katya_shev@Дата: Понедельник, 18.04.2011, 00:58 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Глава 1. Воспоминания
Город… Такой родной и такой чужой. Она медленно бредет по его улицам, не замечая ничего вокруг. Где-то далеко за горизонтом догорает закат. Последние лучи солнца ласково касаются крыш, верхушек деревьев, Ее лица. Вдоль улицы начинают зажигаться фонари… И вот, уже протянулась целая цепочка ярких желтых шариков через весь город. Такой родной и чужой…
Раньше, в той, прошлой жизни, Она любила яркий свет фонарей. Ведь они напоминали Ей тысячу солнышек, от которых становится теплее. А теперь… Она идет и не замечает ничего вокруг. Зачем? Ведь сейчас уже все неважно… Неважно, что Она жить не может без солнца… Неважно, что Ей нравятся фонарики… Неважно, что Она обожает все эти улочки и закоулки, по которым раньше любила гулять… Неважно, что она так любит этот город… Такой родной и чужой…
Такой родной, потому что здесь Она встретила свою Любовь. Потому что здесь они вместе гуляли по улочкам и закоулкам, вместе считали зажигающиеся фонарики и вместе провожали последние лучики солнца. Вместе ходили по этим маленьким ресторанчикам и кафе, вместе танцевали на дискотеках, вместе сидели на лавочках, вместе гуляли по паркам и скверам, вместе пели в клубах… Всегда вместе…

You and me.
We used to be together,
Еvery day together.
Always…
(«Don’t speak»)

Город… Такой родной и такой чужой… Такой чужой, потому что теперь Она одна. Они больше не вместе.
Она одна и вокруг вакуум. Все призрачное, иллюзорное… Ей ни до чего нет дела Уже который день Она идет вот так по улицам города, не замечая ничего вокруг. А вокруг ничего и нет… Все пустое, бессмысленное. Реальный мир становится ирреальным… Все теряет краски… меркнет свет… стихают звуки… тоска накатывает как прибой. И уже нет сил с ней справиться. Она тонет в ней… нет возможности вздохнуть… Когда-то Она тонула в Его глазах, а теперь только в тоске… Жизнь… Зачем Ей эта жизнь без него?.. Как тяжело…
Она поднимается в свою маленькую квартирку на 8 этаже. Распахивает настежь окно и садится на подоконник…
Все в этой квартире напоминало Ей о Нем. Фотография на столике… Забытая в шкафу рубашка… Зубная щетка и бритва в ванной комнате… Его любимая кружка… Мишка, которого Он подарил… Люстра, которую они покупали вместе… Оставленная пачка сигарет… И даже этот подоконник, на котором она сидела каждую ночь, напоминал ей о Нем. Раньше они сидели здесь вдвоем, смотрели на звезды, мечтали о будущем, а иногда просто молчали. Ведь все было понятно без слов. Как же приятно просто сидеть рядом. Ощущать исходящее от Него тепло, вдыхать запах Его волос, касаться щекой Его плеча. И просто понимать, что Он с тобой, Он рядом… здесь и сейчас.

Мы в комнате потушим свет,
На подоконник сядем рядом.
Пусть с неба тихий свет планет
Струится белым звездопадом.
Желанье, что ли, загадать?
Лицом уткнуться в звездный ливень.
В душе такая благодать,
Что невозможно быть счастливей.
Наш дом, подобно кораблю,
Плывет в ночи тысячеглазой.
Я слово тихое «Люблю»
Не выговаривал ни разу.
Обнявшись, мы плывем одни,
И никаких нам слов не надо.
А если вдруг нужны они,
То, значит, что-нибудь не ладно.
Так замирают соловьи,
Соприкасая молча губы,
Библейской нежностью любви
Наш век обманывая грубый.
(Мне очень нравится это стихотворение, к сожалению, не знаю кто автор)

А будущее… Это все так далеко. Но они мечтали… Мечтали о том, что Он станет известным юристом, а Она журналисткой… Мечтали о свадьбе. Она обязательно будет в белом платье. А в волосы вплетет свои любимые оранжевые цветочки. Придут все-все их друзья и близкие. Она будет самой красивой невестой. И их свадьба будет самой лучшей. Ведь по-другому и быть не может. Мечтали о детях… Их обязательно должно быть трое: мальчик и две девочки-близняшки. Так хотела Она, а Он с Ней соглашался. Он всегда с Ней соглашался, ведь Он Ее очень сильно любил…
Мечты… будущее… Все разбилось… Разбилось как зеркало… На мелкие-мелкие осколки… осколки, которые уже не собрать… И только иногда в отражении этих осколков мелькнет такое знакомое белое платье и любимые оранжевые цветы в волосах… Но Она гонит эти мысли прочь, а зеркальные осколки своей мечты переворачивает тыльной стороной, покрывает туманом…
Она уже не помнит, когда ела в последний раз. Да и зачем? Все равно ей уже ничто не поможет…
Месяца три назад Она узнала, что больна. Очень больна. Смертельно… Вот чем объяснялось Ее недомогание в течение последних месяцев, Ее обмороки, тошнота, темные круги под глазами… Она думала, что это от перенапряжения (учеба, работа), от постоянного недосыпания (как можно спать, когда Он рядом!). Думала, что скоро все пройдет…
Это Он настоял на том, чтобы Она пошла в больницу на обследование. Он очень беспокоился за Нее и Ее здоровье… Если бы Он только знал…
Но Он никогда не узнает о Ее болезни… Так Она решила сразу, как только услышала приговор врача. Он не узнает о Ее болезни. Она Ему не скажет… Просто уйдет… Зачем Ему знать? Он будет переживать, мучаться, жалеть Ее. Пытаться найти какое-нибудь лекарство. Но ведь Ей ничто уже не поможет… Слишком поздно…
Ему будет больно… Очень больно смотреть на то, как Она умирает… Медленно гаснет… превращается в тень… Он любит Ее и Ему будет больно… Она не хотела связывать Его какими-то обязательствами по отношению к Ней. Не хотела обрекать на безрадостное существование рядом со смертельно больным человеком… Не хотела, чтобы Он видел Ее такой…
И тогда Она решила раз и навсегда оборвать все концы… Сразу… Она знала, когда Он приходит с работы и именно к этому времени Она позвала в их маленькую квартирку Хавьера… И не задумываясь (вдруг струсит, не сможет?!), легла с ним в постель…
Его глаза… Она никогда не забудет Его глаза в тот момент, когда Он увидел, что Его любимая девочка с Другим… В них плескалась уже не любовь, а обида, боль и отчаяние…
Он ушел, ничего не сказав. Лишь через несколько дней прислал Мануэля за своими вещами. Пусть так… Пусть Он возненавидит Ее… Ведь боль от измены гораздо легче, чем боль от понимания, что твой самый любимый на Земле человечек умирает… Она никогда не доставит Ему такую боль… Она слишком Его любит… Именно поэтому ей пришлось солгать.

А за окном сжигает фонари проклятый дождь.
Мой нежный мальчик, ты прости меня за эту ложь.
Ему сквозь слезы прошептала тихое: «Прощай».
Не забывай, не забывай.
(«Знаешь ли ты», Максим.
Изменила слово «дрожь» на «ложь», чтобы подходило к моему фику)

А потом Она училась жить без него. Тяжело… Больно знать, что где-то Он дышит, живет, ходит по улицам, работает, пьет чай, смеется, грустит и все без Нее… В такие минуты память уносит Ее на своих волнах в прошлое, туда, где они были вместе.
Сумасшедшее лето… Океан, пляж, крики чаек… Солнце, брызги, пряный запах цветов… Любовь и лето… Лето и Любовь…
Они любили лежать ночью на пляже и смотреть на звезды. Он всегда пытался отыскать самую яркую звезду, чтобы «подарить» ее Ей… Он даже не догадывался, что самые яркие звезды для Нее – это Его глаза…
Но лето прошло… закончилось в тот миг, когда Она узнала, что больна… И теперь в ее душе осень… Нужно все забыть… Отпустить… научиться жить без него.

Отпускаю, и в небо
Улетает с желтыми листьями
Наше прошлое лето
С телефонными глупыми письмами.
Отпускаю, и слезы
Высыхают на ресницах.
Ну как же синие звезды
Нам с тобой могли присниться?
(«Отпускаю», Максим)

А вчера Ей приснился сон. Они снова были вместе… Вместе… какое замечательное слово. Она снова почувствовала его рядом. Его рука сжимала ее руку… Его волосы щекотали ее щеки… Его губы касались Ее губ… Его слова: «Мари, я люблю тебя! Люблю, всегда любил и буду любить вечно».

Здравствуй, недолго здесь.
Хочешь тебя коснусь.
Если ты просто сон,
Значит, я лишь проснусь.
Мимо пробежала грусть
Вдоль по моей щеке.
Я остаюсь и пусть
Будет даже грусть.
Капли любви, дрожа,
Будут срываться вниз,
Будет лететь с лица
Звучный ночной каприз.
Падать и на земле
В холод разбивать.
Если ты просто сон,
Как же приятно спать.
(«Сон», Максим)

Снова звонит телефон, отвлекая от мыслей… Кто это? Мама, Мия, Франко, Мануэль, Лухан или… Она берет телефон и отключает его. Бесполезные разговоры, жалость… Зачем? Она, конечно, понимает, что они переживают за нее, беспокоятся. Она бы точно так же вела себя на их месте, но все равно отключает телефон… У Нее другое место, другая судьба…
Телефон… Сколько всего с ним связано…
А однажды… Однажды Она даже набралась смелости и позвонила Ему… Зачем позвонила? Просто хотела услышать Его голос… такой родной, такой теплый голос… Голос, под который она засыпала ночами… Голос, который шептал Ей: «Люблю»… Позвонила, и в ответ услышала лишь механическое «Абонент находится вне зоны доступа сети»… Вне зоны доступа… Вот и она скоро будет там… вне зоны доступа. Вне зоны доступа для всех.

Совсем не обязательно
Ждать помощи спасателей,
Два шага по касательной наверх.
Две жизни до сближения
И до изнеможения
Скрыть местоположение от всех.
Незримые за полосой помех.
Вне зоны доступа
Мы не опознаны,
Вне зоны доступа
Мы дышим воздухом,
Вне зоны доступа
Вполне осознанно,
Вне зоны доступа…
Мы.
(«Вне зоны доступа», Город 312)
А недавно Она встретила Его. Она взглянула в Его глаза и поняла, что Он давно простил Ее… Он все еще Любит Ее… Она смотрела в Его глаза… В эти бездонные океаны и так хотелось верить, что все хорошо… Ведь вот Он родной, любимый… Так близко… снова рядом… Что-то говорит Ей, хотя Она не понимает ни слова, лишь смотрит в его глаза, в два бездонных океана, в которых плещется Любовь…

Гипноз
Твоего тела,
Твоего взгляда,
Твоего голоса
Гипноз…
(«Гипноз», Город 312)

И снова все стало неважно… Неважно, что Она изменила Ему… Неважно, что больна и скоро умрет… Неважно, что потом будет очень больно, и, возможно, сердце уже не выдержит новой инъекции боли… Неважно…
Захотелось счастья… Простого человеческого счастья… Хоть немножко, хоть капельку, самую малость… Чтобы оно согревало Ее всю оставшуюся жизнь… Ведь осталось совсем немного…
Она шла за Ним следом, даже не замечая куда они идут… Просто шла рядом… Как приятно чувствовать тепло Его руки. Кажется, что оно передается Ей и ее душа оттаивает… Совсем немножко, но все же…
А потом была ночь любви… наверно, самая лучшая в их жизни… Возможно, потому что последняя…
Его прикосновения… Его губы… Его запах… Его дыхание… Как же Она любила все это… Как же Она Любила Его…

Я помню каждый взмах твоих ресниц,
Я слышу каждый ветер в волосах,
Я знаю сантиметры дыханья.
(«Сантиметры дыханья», Максим)

А утром Она ушла… Было больно… Очень больно… Сердце пропускало удары, еле справляясь с этой болью…
Последний брошенный взгляд на Него спящего… Как Он прекрасен… Ресницы чуть подрагивают… В волосах запутался лучик солнца… На губах улыбка… он счастлив, Он ведь еще не знает, что Ее уже нет рядом, хотя подушка еще хранит Ее тепло…
Последний поцелуй… Нежный, легкий, сродни дыханию… Чтобы не разбудить… Хочется запомнить вкус Его губ навсегда…
А потом снова отключенный телефон, и теперь уже Она вне зоны доступа…
И снова распахнутое окно и Она на подоконнике… По щекам текут слезы… Она снова и снова вспоминает как ночью Он спрашивал: «Мари, ты ведь не уйдешь? Ты теперь будешь со мной всегда?». А Она молчала… Просто касалась губами его губ и молчала… Что Она могла Ему сказать?..

Обещаний нет и быть не может,
Только имя мне твое поможет
Жить несколько светлых дней.
(«Сантиметры дыханья», Максим)

Да. Она будет с Ним всегда… Она будет наблюдать за Ним оттуда… сверху. Будет ловить каждый Его шаг… Каждый взгляд Его прекрасных голубых глаз…
Теперь Его глаза смотрят на Другую. Она совсем Его не осуждает. Нет. Так даже лучше. Она знает, что Он не останется теперь один, рядом будет человек, который поможет Ему пережить Ее смерть… Она знает, что Он все еще Любит Ее, хранит в сердце Ее образ, в голове все мысли только о Ней. Она прочла это по Его глазам, в ту, последнюю, ночь. Но Она смеет надеяться, что когда-нибудь, может быть, Он полюбит ту, Другую. А она сможет сделать Его счастливым.
Она очень надеется на такой исход. Неважно, что Она очень Любит Его, что Ее сердце разрывается от одной только мысли, что Он с Другой… Неважно, что ночами Она плачет в подушку и живет только Им. Но Она научится жить без Него… Тем более, что осталось так мало…

Я так привыкла жить одним тобой, одним тобой,
Встречать рассветы, слышать, как проснешься не со мной.
Мне стало так легко дышать в открытое окно
И повторять ей лишь одно:
«Знаешь ли ты, вдоль ночных дорог
Шла босиком, не жалея ног.
Сердце его теперь в твоих руках,
Не потеряй его и не сломай,
Чтоб не нести вдоль ночных дорог
Пепел любви в руках, сбив ноги в кровь.
Пульс его теперь в твоих глазах,
Не потеряй его и не сломай».
(«Знаешь ли ты», Максим)

Глава 2. Новый день, но все по старому.
Она часами бродила по городу, не обращая внимания на погоду… Деревья уже сбросили свою листву, которая теперь мягким ковром покрывала землю. Часто занимался дождь, но Она его не замечала. Она бродила по таким знакомым улицам, скверам, аллеям… Сидела на любимых ими лавочках… Часто заходила в их любимое кафе «Illusion», заказывала традиционный для Нее чай из розовых лепестков… Но никогда его не пила, а лишь нежно прикасалась руками к горячей кружке, думая о чем-то своем…
Работники кафе не узнавали в этой бледной, изможденной девушке с черными провалами глаз ту Мариссу, которую они привыкли видеть. Она всегда была веселой, так и лучилась энергией и, казалось, что от Нее отлетают маленькие искорки тепла и счастья. Ее улыбка могла свести с ума, а веселый смех был таким заразительным… Ее глаза всегда светились любовью… Любовью к людям, ко всему миру… Но ярче всего они загорались тогда, когда Она смотрела на своего спутника – красивого голубоглазого блондина, с которым всегда приходила в это кафе.
Теперь Она одна… Она приходит практически каждый день, садится за столик и погружается в себя… Ее глаза потухли, в них больше нет света… и искр счастья тоже нет. Но Ей все равно… Она не замечает сочувствующих взглядов официанток, не слышит шепотки за спиной. Ей нет до них дела. Она думает о Нем… Всегда о Нем... Только о Нем… Она сидит за их любимым столиком в их любимом кафе и держит в руках чашку с горячим чаем… И представляет, что это Его руки Она касается, это она согревает Ее теплом… Но это всего лишь кружка… обычная фарфоровая кружка… Как тяжело возвращаться в реальность… В этот такой родной и чужой город…
Где-то там за пеленой воспоминаний Ее семья – мама, Мия, Франко, Ее друзья – Мануэль, Лухан, Маркос. Они очень любят Ее, страдают из-за Нее и хотят хоть как-то скрасить Ее оставшуюся, такую крохотную, частичку жизни. Но зачем все это, когда Его нет рядом?.. Она запретила им говорить с Ней о Нем, а также говорить Ему о Ее болезни… Теперь Он существует только в Ее мыслях.
Пора возвращаться домой. Телефон, наверно, уже разрывается от звонков. А Она как всегда забыла его выключить.
Опять зарядил дождь… Впрочем, он соответствует ее внутреннему состоянию… Плачет Ее душа… Плачет о том, что уже никогда не сбудется… мечты…
Вот и дом… Лифт, как всегда, не работает…

Она промокла вся насквозь –
Забыла зонт свой.
На двери лифта надпись вкось:
«Идет ремонт», ой.
Ее весь день послушно ждал
8 этаж. Лень.
И до отчаянья устал
Промокший плащ…
(«Весна», Город 312)

Традиционный чай из розовых лепестков… Традиционное открытое настежь окно… и Она на подоконнике… Она смотрела на пар, поднимающийся из чашки с чаем, на то, как от пара запотевает окно и думала… Как было бы хорошо, если бы все Ее беды, слезы, грусть, тоска, боль взяли и испарились также, как и пар из кружки с чаем…
Чай из розовых лепестков… Это Он однажды угостил Ее этим чаем. И с тех пор Она на него подсела, как на наркотик. Зависимость… В Ее жизни было только две зависимости – чай из лепестков роз и Он…
Она не заметила, как стекло окна полностью запотело и начала выводить на нем своим тоненьким пальчиком одной Ей понятные узоры…

Согреет руки кипяток,
Дождю назло – газ.
Осядет пар на потолок
И на стекло враз.
Сольются здесь в китайский плед
Все полюса. Пусть.
Она рисует на стекле
Его глаза…
(«Весна», Город 312.
Sorry, изменила слово «свои» на «его», так нужно для моего фика.)

Его глаза… Бездонные океаны, в нежности которых Она так любила тонуть… Яркие звезды, на свет которых Она так любила смотреть… Два маяка, ведущие Ее сквозь бури и невзгоды жизни… Его глаза… Теперь они светят для других и погасли для Нее. Она захотела этого сама…
Его глаза… Как тяжело просыпаться и не видеть их по утрам… Не тонуть в их любви и нежности… Не иметь даже возможности заглянуть в них… Не… не… не… Сейчас Ее жизнь определяется только этим буквосочетанием: НЕльзя, НЕважно, НЕвозможно… не… не… не…
Она часто думала об их отношениях. Как все странно… Почему они вообще встретились?.. Кто бы мог подумать, что они будут вместе. Они такие разные… Он – сын мэра, самый красивый мальчик в колледже, привыкший, что всё и все для него, все покупается и продается. Она – бунтарка, мятежница, дочь известной модели, вынужденная всю жизнь жить в тени своей популярной матери, привыкшая мотаться за ней из города в город и всего добиваться самой. И все-таки они были вместе… Вместе столько лет.
Она вспоминала их первую встречу, первую ссору, первый поцелуй, глупый спор и Любовь, Любовь, Любовь… Вот Он посвящает Ей песню, помогает выбирать музыку для праздника, признается в любви… Они вместе поют на сцене… Их первая ночь… Как недавно это было и как давно…
Теперь они не вместе… Каждый сам… Больно… Так больно… Но Она смеет надеяться, что Ему хорошо, что Он в порядке…

Выпили любовь, не расплескав ни капли,
Две разных половины, сложенных в одну печаль.
Где-то затонул бумажный наш кораблик.
По разным берегам нам выпало рассвет встречать.
Ты там, где свет, а я – где боль,
Где силы нет владеть собой,
Где жизнь струна и ей длина
Обрывок сна.
(«Береги себя», Город 312)

Жизнь – жестокая штука… не все так просто. Когда люди рождаются, взрослеют, они надеются, что все у них будет хорошо: семья, друзья, работа, Любовь… Но жизнь… Эта злодейка жизнь, она снова и снова ударяет их лицом об асфальт, опускает ниже плинтуса, не дает забыть, что они всего лишь песчинки в пустыне мироздания, а вовсе не творцы мира.
Жизнь – это миг между прошлым и будущим… Миг… обрывок сна… Зачем Ей эта жизнь без Него?.. Зачем жить, когда по утрам просыпаешься одна в холодной постели… когда не видишь его синих, как небо, глаз… когда тебе некому приготовить завтрак и некому сказать: «Люблю»? Зачем жить, когда Ты знаешь, что Он где-то там, без тебя… когда Он живет с Другой женщиной… когда знаешь, что Он одновременно Любит и ненавидит тебя… когда знаешь, что Он хочет быть с Тобой, но Ты не можешь Себе позволить такую роскошь? Зачем жить, когда Ты знаешь, что через несколько месяцев, а может даже дней, Ты умрешь и рядом с Тобой в этот момент не будет самого родного, самого любимого человека? Зачем?

В конце тоннеля яркий свет
Слепой звезды.
Подошвы на сухой листве
Оставят следы.
Еще под кожей бьется пульс,
И надо жить.
(«Останусь», Город 312)

Надо жить… Надо ли?
Она сидит у раскрытого окна, закутавшись в старый китайский плед и не замечает ничего вокруг… Она выпала из действительности… Она уже совсем замерзла, но не чувствует этого… Не чувствует боли, царапающейся в горле… Что такое боль в горле по сравнению с болью души?.. Боль накрывает Ее с головой… Сковывает тело… не дает дышать. Боль разрывает ее изнутри… царапается в сердце, которое кровоточит все сильнее и сильнее…
Тоска… Тоска сжимается тугим обручем вокруг головы… Вытесняет разум, сознание… В голове только пустые мысли, образы…
Умереть… Поскорее бы умереть… Уйти от всего этого далеко-далеко… От этого мира, от горя, которое Она причиняет своим любимым людям, от этой жестокой обязаловки под названием «Жизнь»… Поскорее умереть… Она знает, что Ей и так осталось немного… Но хочется скорее… скорее оказаться рядом с ним… Умереть…

Когда я умру, я стану ветром,
И буду жить над твоей крышей.
Когда ты умрешь, ты станешь солнцем,
И все равно меня будешь выше.
Осенним ветром я буду где-то
Летать с тобой ветром по свету,
Ты не поймешь, а я незаметно
Шепну теплом: «Ах, солнце, где ты?»
Когда я умру, я стану ветром,
На землю падать первым снегом,
Смеясь, летать с тобой по свету,
И нет счастливей в мире этом.
(«Ветром стать», Максим)

Светлеет горизонт… Скоро утро… Она опять всю ночь просидела на подоконнике… Легкие разрывает кашель… Неважно… Взгляд, брошенный вниз… Какой заманчивый асфальт там внизу, восьмью этажами ниже… Нет. Не сегодня…

Глава 3. Последствия
Прошел еще один день… Сегодня пришли результаты повторных анализов… Больница… Слезы родных… Объятия… Зачем? Не надо! Она сейчас сама заплачет… Нельзя! Ей нужно быть сильной. Осталось сделать еще одно дело…
И снова квартира… Хочется побыть одной… наконец-то все ушли… На плечах старый плед… В руках листок с результатами анализа… Месяц… максимум два… Таков срок ее жизни… Зачем тянуть? Раскрытое окно… Взгляд вниз…
Опять моросит дождь… Снова дождь…
Она обводит взглядом комнату… Здесь все такое родное. Все ИХ. Проводит рукой по Его рубашке, вдыхает ее запах… Целует Его фотографию… Интересно, а будет Он о Ней вспоминать… Хочется, очень хочется верить… Любовь не проходит бесследно… Ее не смоешь дождем…

И в январе пусть бьется серый дождь к нему в окно.
Пусть обнимает не меня, но помнит все равно.
И пусть случайно мое имя вслух произнесет.
И пусть молчит, что все же помнит.
(«Знаешь ли ты», Максим)

На столе наспех нацарапанные записки:
«Мамочка, Мия, Франко, Мануэль, Лухан, Маркос, простите меня за все. Вы же знаете, я не могла иначе. Я всегда была бунтаркой, мятежницей, никогда не умела жить по правилам. И теперь не смогла… Я вас всех очень люблю. Спасибо за то, что вы были в моей жизни…
P.S. Мамочка, очень люблю тебя. М.»

«Любимый! Не плачь, пожалуйста. Помни, я всегда буду с тобой, в твоем дыхании. Ты – самое дорогое, что было у меня в жизни. И самое лучшее, что могло случиться со мной. Я благодарна судьбе за то, что она позволила нам встретиться раньше, чем…
Прости меня за все. Люблю тебя безумно!
Навсегда Твоя…»
Береги себя!
Прощается с тобой навек
Твой добрый Ангел!
Твой Ангел!
Береги себя!
Растает, как последний снег,
Как сгоревший факел
Твой Ангел!
(«Береги себя», Город 312)

И вот Она уже стоит на подоконнике, сжимая в руках мишку, которого Он подарил Ей еще в колледже… Так хочется, чтобы хоть малюсенькая частичка Его тепла была с Ней в последнюю минуту…

В конце тоннеля яркий свет,
И я иду,
Иду по выжженной траве,
По тонкому льду.
Не плачь, я боли не боюсь.
Ее там нет
Я больше может не вернусь,
А может я с тобой останусь.
(«Останусь», Город 312)

Хлопнула дверца машины… Такие знакомые светлые волосы… Пронизывающие голубые глаза, в которых плещется страх. Черт! Они не выдержали! Они все Ему рассказали! Но ничего уже не изменишь… Она приняла решение…
Она смотрит в небо. Дождь закончился. И небо синее-синее… Как Его глаза…
Громкий стук в дверь… Его голос: «Мари, девочка моя, открой! Не делай глупости! Все будет хорошо! Я Люблю тебя! Мари! Мари! Мари!» Но все уже неважно… Она твердо знает, что поступает правильно… Тихий шепот: «Прости, любимый. Прости, мамочка. Простите все. ЛЮБЛЮ». Громкий треск двери… Она делает шаг вперед и…

…я опускаюсь вниз, и поднимаюсь в небо.
Я не могу понять был ты или не был.
В сотнях ночных дорог
Ты остаешься со мной.
(«Отпускаю», Максим)

Как легко… Она чувствует легкость во всем теле… Впрочем, и тела-то нет. Вон оно лежит, там, внизу. А Она в воздухе, на уровне своего окна. Он стоит у окна, сжимая в руках плед, упавший с Ее плеч, а по щекам катятся слезы. «Мари. Ну зачем, Мари? Почему?» - тихо шепчет Он. «Не плачь, любимый, – отвечает Она мысленно. – Так будет лучше, поверь. Но я здесь, рядом. Я навсегда останусь с тобой…».

Останусь пеплом на губах,
Останусь пламенем в глазах,
В твоих руках дыханьем ветра.
Останусь снегом на щеке,
Останусь светом вдалеке,
Я для тебя останусь светом.
(«Останусь», Город 312)
Вой сирен… Скорая… Милиция… Толпа зевак… Все не то… Не Ее… Не хочется этого видеть… Уйти, спрятаться… переждать какое-то время… Все-таки больно терять… Терять любимых людей… Терять себя…

Больше о своей любви не вспоминаешь,
И раненое сердце спрятано за семь замков.
Закрыв глаз, идешь куда и зачем не знаешь,
Озябшая душа, лишенная земных оков.
(«Береги себя», Город 312)

Она на кладбище… Яркий солнечный день… Именно такие дни Она любит. Она рада, что сегодня такой день…
Она всматривается в такие родные лица…
Мамочка… Совсем без макияжа, что на нее не похоже. По щекам катятся крупные слезы. «Не плачь, мамочка. Я всегда приду к тебе, ты только позови».
Франко… Очень подавленный. Поддерживает маму за локоть. Он стал Ей настоящим отцом, любящим. «Спасибо, Франко, папа, береги мамочку, ты ей очень нужен».
Мия, сестренка… Комкает в руках мокрый платочек… Тоже плачет… Нос – красная картошка, глаза распухли и превратились в щелочки. «Ну же, сестренка, разве можно так выглядеть?! Вспомни, ведь быть Мией – тяжкий труд! Держись! Целую».
Мануэль… Бледное, осунувшееся лицо. Сжатые в кулаки руки. «Мой самый первый друг. Все будет хорошо. Помнишь, как мы с тобой боролись против несправедливости? Продолжай наше дело. Ты сможешь, я знаю. Крепко обнимаю».
Лухан… Сильная, не плачет… Но совсем не замечает, что до крови прокусила губу и теперь тоненькая красная струйка стекает по подбородку. «Подружка моя любимая. Мы с тобой не один пуд соли съели. Не переживай, пожалуйста. Ты еще не знаешь, а я уже знаю, что тебе нельзя волноваться. У тебя скоро будет маленький. Мальчик. Я буду его ангелом-хранителем. Всегда с тобой».
Маркос…Сжатые челюсти… В глазах блестят слезы… Бледные губы… «Дружище, крепись! Ты же сильный! Доверяю тебе Лухан. У нее ведь никого кроме тебя не осталось. Ей очень нужна твоя помощь, поддержка и любовь. Обожаю тебя».
А вот и Она сама. Такая красивая. Какое спокойное, безмятежное (это у самой главной мятежницы-то) лицо, легкая улыбка на губах (с которой Она покинула этот мир)… Кажется, Она просто спит. На Ней красивое подвенечное платье… А в волосах ее любимые оранжевые цветы. Все как они когда-то мечтали… Самая красивая невеста…
Любимый… Пабло… Совсем похудел… Свет голубых глаз потух. Она приближается к Нему… Легонько дотрагивается до Его щеки, стирает набежавшие слезы… Проводит рукой по волосам, в которые вплелись лучи солнца… Касается Его губ… «Люблю» - выдыхает Ему на ухо. И Ему кажется, что Он слышит Ее голос. Или это просто ветер играет в вершинах деревьев?
И вот уже маленький холмик и памятник в виде ангела с Ее лицом – Ее пристанище на долгие годы жизни… Все потихоньку расходятся… и они остаются наедине. Он и Она…
Он опускается на колени и кладет на плиту Ее любимые желтые тюльпаны (где только Он их взял в ноябре?).
- Девочка моя любимая, что же ты сделала? Почему не рассказала мне все? Все могло бы быть иначе… Глупышка… Мучила меня и еще больше мучилась сама. Как же мне не хватает Тебя. Твоей озорной улыбки, твоих теплых глаз цвета меда и чертиков, которые так любили в них танцевать. Не хватает твоего запаха, твоего тепла, твоей нежности, твоей любви… Не хватает твоей руки в моей руке, твоей головы на моем плече, твоего дыхания на моей шее. Мне не с кем поговорить о жизни, не с кем поспорить, не с кем просто помолчать. Некому теперь посвящать мои песни. Мне даже некому заварить чай из лепестков роз. Я очень, очень ЛЮБЛЮ тебя! Слышишь?! Я могу умереть за тебя!
Легкий шелест: «Нет».

Только ты не будь пока солнцем, слышишь?
Я буде петь тебе песни с крыши,
Я буду снова той, кем ты дышишь,
Осталось ветром лишь стать.
Я буду ждать лишь твоей улыбки,
И буду слушать твои пластинки,
С твоих ресниц собирать снежинки,
Осталось ветром лишь стать.
(«Ветром стать», Максим)

А потом Он ушел. Но в ветвях деревьев еще долгое время витали последние слова, сказанные Им: «Я Люблю тебя, Мари. Люблю, всегда Любил и буду Любить вечно».
End


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Отпускаю (М/П)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz