Четверг, 24.08.2017, 11:35
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяА в Париже сейчас лето - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » А в Париже сейчас лето (М/П)
А в Париже сейчас лето
katya_shev@Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 21:23 | Сообщение # 1
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
Условия:
черная шелковая рубашка
кто-то исполняет чужую мечту и совсем этому не рад
никто не отвечает на смс
ночной сеанс в кинотеатре, много еды и колы, всего три человека на зал
холодный ветер
мост, с которого никто не бросается, хотя все хотят
игра в «есть контакт»
туфли на шпильке
слишком умные разговоры для понимания героя/героини
фразы «а твои глаза, оказывается, меняют цвет»
«вернись, я всё прощу, кроме долга в сотню»
хэппи-энд благодаря подарку.

«Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово».
(Н.А. Некрасов)

«А в Париже сейчас лето…»

Когда Пабло проснулся, дождь продолжал барабанить по стеклу. Он лениво приоткрыл глаза - в комнате, несмотря на раздвинутые шторы, было сумрачно. «Интересно, - вяло подумал он, - сколько этот дождь уже идет? Со среды точно, а сегодня суббота.» - Вылезать из постели не хотелось, хотя часы показывали половину двенадцатого. Впрочем, вряд ли ему дадут снова заснуть. На весь дом раздавались крики отца: тот явно с кем-то ругался. Во всяком случае, еще сквозь полудрему до Пабло доносился резкий голос отца: «Мне наплевать, что говорит метеобюро, я хочу, чтобы на дорогах не было пробок и луж» - и что-то в этом духе. Пабло вздохнул, - «надо было оставаться на выходные в колледже: тихо, спокойно, ни
кто не орет», - он выполз из постели, напялив первое, что попалось, и, даже не утруждая себя поисками обуви, спустился вниз.
Серхио в черной шелковой рубашке и светлых полуспортивных брюках мерил крупными шагами гостиную, и говорил по телефону. Он кивнул сыну, что можно было принять за утреннее приветствие, и продолжил самозабвенно на кого-то орать. Пабло же разглядывал наряд отца с некоторым удивлением: он уже отвык видеть Серхио в чем-то кроме делового костюма.
На кухне была Мора, она сидела за столом и листала очередной журнал. «Обычное субботнее утро в семье Бустаманте, - подумал Пабло, усаживаясь за стол. Кухарка поставила перед ним завтрак, а он потянулся за пультом телевизора.
-Мне все равно, что говорят коммунальщики, - раздавалось из гостиной, - я желаю, чтобы канализация работала нормально, и город не превращался в болото. Что? Говорите громче? Слушайте, Мартинес, даю вам день сроку, чтобы к завтрашнему утру в городе не было ни одной лужи. Мне все равно, сколько еще продлится этот дождь. Мне тут не нужна вторая Венеция, я что должен жителям лодки надувные раздавать?! - Пабло нажал кнопку пульта.
- И снова в эфире девятый канал, - радостно сообщил ему молодой ведущий в зеленом галстуке, - Буэнос-Айрес уже четыре дня находится во власти сильнейшего циклона. По наблюдениям синоптиков за это время выпала месячная норма осадков, такого дождливого июля не было уже десять лет. В мэрии нам сообщили, что все службы города работают в повышенном режиме, и ситуация находится под контролем, сколько еще продлится дождь неизвестно, однако мы сделаем все, чтобы наши зрители не скучали!
-Да выключи ты его! - раздраженно сказал Серхио, входя в кухню. - Только этого наглеца, с его кривляньями мне здесь не хватало. Когда его только выгонят? - Пабло пожал плечами и переключил на музыкальный канал. - Это какое-то безумие, когда только кончится проклятый дождь!
-А в Париже сейчас лето, - вдруг сказала Мора, закрывая журнал. Мэр с удивлением взглянул на жену.
-Да ты права, в Париже сейчас лето, - и, поглядев на исполосованное струями дождя окно, произнес какую-то длинную и замысловатую фразу. Мора пожала плечами и ответила что-то не менее длинное и еще более непонятное. На это Бустаманте-старший разразился монологом из которого Пабло понял только слово «Пари» то есть Париж, понятное, впрочем, на всех языках. Мора ответила короткой фразой и тоже посмотрела в окно.
-Простите, что вмешиваюсь в вашу высокоинтеллектуальную беседу, - не выдержал парень, - но вы сами учили меня, что неприлично говорить на иностранных языках, если среди вас есть человек, который этот язык не понимает.
-Прости, глупыш, - неожиданно тепло сказал мэр, и взлохматил Пабло волосы - я все время забываю, что из всех языков ты худо-бедно владеешь лишь испанским, ах да!.. и еще той частью языка Шекспира, на которой в приличном обществе не говорят, - в ответ Пабло лишь криво улыбнулся. В это время вошла служанка и протянула ему мобильный.
-А, Гидо. Что? Нет. Ты рехнулся, на улицу выглядывал? Не пойду я никуда шататься, у меня акваланга нет. Вечером? Посмотрим. Кого? Ну если только русалок, но учти, говорят они очень холодные…Ага! А я почем знаю, я же не прогноз погоды, правда? - он оторвался от телефона. - Пап, мой друг спрашивает, когда это закончится и можно будет выйти на улицу без ласт.
-Передай своему другу, что лично для его удобства я вызову самолеты, чтобы они разогнали тучи.
-Ну что, Гидо, слышал? Все, пока! - Серхио открыл было рот, но тут его телефон снова призывно запел, и он, откинув крышку, удалился в гостиную, откуда тут же донеслись крики.
-И так с самого утра, - вздохнула Мора. Пабло не ответил, он раздумывал, читать ли вообще смс, которое, судя по всему, еще два часа назад ему прислала Марисса. Решить он не успел, так как телефон возвестил, что Пиа Спиритто желает услышать его голос.
-Алло, - он вышел из-за стола, и направился к себе.
-Послушай, Бустаманте, что за наглость, я тебе два часа назад смс скинула, - бушевала Марисса на том конце, - мог бы хоть из вежливости ответить.
-Не ори, я не видел.
-Не видел? Попроси папочку, чтобы он тебе очки купил. Издеваетесь вы все надо мной что ли! Мия не ответила, пришлось звонить, Мануэль… а ну у него сотового нет, - спохватилась она и тут же снова ринулась в атаку. – Тебе пишу, ты тоже не отвечаешь!
-Может, перестанешь изображать припадочную и скажешь, что надо? - он захлопнул дверь комнаты.
-Я всего лишь хотела довести до твоего сведения, что репетиция будет в два часа.
-Какая репетиция, Спирито, ты в окно смотрела?!
-А ты боишься утонуть?
-Хорошо в два, в вагончике.
-Спасательный жилет не забудь, - она кинула трубку. «Черт, почему последнее слово всегда должно быть за ней» - подумал Пабло, глядя на экран: 1 минута 48 секунд, ровно столько понадобилось Мариссе, чтобы испортить ему настроение.
Следующие два часа ушли на объяснение, почему весь субботний день он хочет потратить на всякие глупости с дружками, а не на общение с любимым семейством, зачем вообще тащиться к Томасу в такой ливень, и если он еще раз скажет, что доберется сам без машины и шофера, то до понедельника будет сидеть дома.
Когда автомобиль, наконец, затормозил у дома Эскурры, Пабло вздохнул с облегчением. Надев капюшон, он открыл дверцу.
-Пабло, вы как назад соберетесь, позвоните мне.
-Я вызову такси.
-Сеньор Бустаманте велел, чтобы я забрал вас.
-Хорошо, Хосе, я непременно тебе позвоню. - Он торопливо побежал к дверям дома. Когда черный автомобиль, разбрызгивая лужи, исчез из поля зрения, Пабло вынул телефон и вызвал такси.
До вагончика он добрался только в три, успев получить штук пять сообщений от Мариссы, которые он не стал читать принципиально, так же два ее телефонных звонка, и один от Мии, хорошо, хоть у Мануэля нет сотового.
-Неужели его величество Пабло Бустаманте все-таки пожаловал, - раздался насмешливый голос, стоило ему войти.
-И правда, Пабло, почему так долго? - капризно протянула Мия.
-Да, даже наша Барби успела накраситься, нарядится и опоздала всего на десять минут, - присоединился Мануэль.
-Ну простите, - раздраженно ответил Пабло, - отец разыгрывает из себя заботливого папашу, и велел мне ехать с шофером, не мог же я сказать, чтобы он вез меня сюда. Пришлось сначала ехать к Томасу, а потом ждать такси.
-И все это ради любви к искусству.
-Заткнись, Спиритто. И вообще, что вы делаете? - тройка сидела на пуфиках в кружок.
-Играем в «есть контакт» - объяснил Мануэль.
-А ты думал, что мы будем трепетно ожидать тебя? - Пабло сжал зубы и сделал вид, что не обращает внимания на ее колкости.
-И кто водит?
-Я.
-Хорошо, что это вспомнила, - заметил Мануэль, - Мия, напряги мозги, я тебе в третий раз говорю » есть контакт».
-И что это?
-Жидкость для снятия лака.
-Не угадал.
-Хорошо, - сказала Марисса, вставая, - Мия, мы сдаемся, во что ты перевоплотилась?
-Ну это же так легко, - протянула та, - крем для ногтей, с маслами и витаминами для ногтевых пластин, а так же смягчающий кутикулу и…
-Хватит, - Марисса демонстративно заткнула уши. - Мия, неужели в твоем мозгу помещаются лишь вещи и понятия связанные с косметикой и тряпками?
-Зато в твоем нет ничего, что отдаленно бы напоминало такие понятия как уход за собой и элегантность! - не осталась в долгу Мия.
-После этого обмена любезностями предлагаю перейти к репетиции, - предложил Мануэль. Пабло ничего не сказал, но в знак согласия расчехлил гитару.
Правда, репетиция не клеилась. То ли погода была слишком давящей, то ли было очень темно и плохо видно партитуры, но, немного попев и попререкавшись, четверка бросила это неблагодарное занятие.
-Что будем делать? - спросил Мануэль. - Расходиться? - ему совсем не хотелось тащиться в пустую школу. Мия пожала плечами: Франко снова был с Мерседес, и девочка чувствовала обиду и раздражение, а дом бы лишний раз напомнил бы ей, что любимый папочка и в этот выходной предпочел ей другую. Марисса задумчиво крутила кольцо на большом пальце: можно, конечно пойти в театр к Соне, но чего она там не видела. Пабло закрыл чехол - вот уж кому точно домой идти не хотелось: когда Серхио вспоминает о том, что он идеальный и любящий папаша то от его нежностей хочется сбежать еще быстрее, чем когда он рвет и мечет.

Наступило неловкое молчание.
-Ну что, - хлопнув в ладоши, сказала Марисса, - предлагаю продолжить нашу игру. Садись, супермен, только не рядом со мной, а то я сегодня хорошо позавтракала. Будешь водить, только имей ввиду, спиртное и средства предохранения загадывать запрещено, так же как шмотки и косметику, Мия, ты поняла?
И несколько часов подряд они, словно маленькие дети, самозабвенно играли в «есть контакт»
-Послушайте, кажется, дождь перестал, - вдруг сказала Мия, прислушавшись, и действительно, больше не было слышно барабанной дроби капель по крыше вагончика.
-Ура! - воскликнула Марисса.
-Кажется, папаша все-таки вызвал самолеты, - заметил Пабло, вытягивая ноги.
-В смысле?
-Да так, не важно.
-Не знаю как вы, а я ужасно проголодался, - сказал Мануэль, вставая
-Предлагаю пойти в Макдональдс, - сказала Марисса. Предложение было поддержано тремя голосами против одного. Но, в конце концов, у Мии не осталось выбора, уж лучше Макдональдс, чем идти домой.
Они потушили свечи, застегнули куртки и вышли на улицу. Пахло сыростью и мокрым асфальтом, под ногами хлюпали лужи, холодный пронизывающий ветер гнал по небу тучи, но уже то, что гадкий дождь, наконец, закончился, внушало оптимизм.
До закусочной добежали быстро, зал был почти пуст - мало кто решился выйти на улицу. Люди предпочитали сидеть в теплых квартирах, укрывшись пледами и смотреть телевизор. Набрав целые подносы, Марисса, Пабло и Мануэль уселись за угловой столик, а Мия еще довольно долго стояла у кассы. Потребовав у кассирши таблицу калорийности, она высчитывала, сколько может съесть, чтобы не испортить фигуру. В конце концов, заказав салат, чай без сахара и самую маленькую картошку, и доведя девушку за кассой до состояния тихого помешательства, она присоединилась к ребятам.
-Мия, дорогуша, тебе надо больше есть, в еде содержится глюкоза, а сахар полезен для мозгов, - не удержалась Марисса, глядя на поднос Коллучи.
-Ты же только что говорила, что у меня нет мозгов, так что и сахар мне не нужен, - отпарировала Мия. Марисса явно не ожидала такого отпора.
-Браво, Мия, кажется, впервые Спиритто нечем крыть, - насмешливо воскликнул Пабло. За что и получил пинок ногой под столом.
-Заткнись Бустаманте, тебе не поможет даже целая сахарная плантация. - На этом перебранка закончилась. То ли дождь так действовал, то ли его отсутствие, но четверка прибывала в благодушном настроении. Время от времени раздавались беззлобные комментарии, и со стороны могло показаться, что за столиком сидят лучшие друзья. Потом Мануэль и Пабло пошли заказывать по второму разу, так как никто не мог решить сыт он или нет, и даже Мия под общие аплодисменты съела гамбургер.
-Ни фига себе, десятый час, - вдруг сказал Мануэль, взглянув на часы.
-Что будем делать? - лениво спросила Марисса.
-Предлагаю завалиться в клуб, - предложил, вытирая руки, Пабло.
-Чтобы ты опять напился? Нет супермен, я давно уже не состою в обществе добровольной помощи запойным алкоголикам.
-Я не одета для дискотеки, не могу же я появиться там с этой прической и почти не накрашенная, - поддержала Мариссу Мия.
-Ну почему же, Мия, - не сдержался Мануэль, - зато представь, ты появишься там в таком жутком виде, все люди разбегутся и к нашим услугам будет пустой танцпол и совершенно бесплатный бар.
-Боюсь ацтек, что даже в этом случае тебя не пустят дальше фейс-контроля. В нашей стране запрещено приводить на дискотеки животных, кроме того, у тебя ведь нет справки, что тебя привили от часотки.
-Итак, подводя итоги наших прений, могу сказать, что дискотека отпадает, - сказал Пабло. - Еще предложения имеются?
-Предлагаю просто погулять, - сказал Мануэль, - раз уж дождь вдруг закончился. А то он опять зарядит еще на неделю. - Поскольку ничего более интересного придумано не было, то ребята, попросив официантку собрать им в пакет оставшуюся еду, «ага, мы же собираемся бродить по лесам и горам целый месяц» - не сдержалась Спиритто, и, купив еще пару стаканов колы, покинула закусочную.
По небу рваными клочьями бежали тучи. Время от времени в просветах было видно небо и даже кусочек луны, мутными желтыми кругами отражались в лужах огни фонарей. Они брели по на удивление пустым для субботнего вечера улицам: редко попадались прохожие, время от времени шелестели шины автомобилей и молочно-белый свет фар отражался от мокрого асфальта. Шли почему-то молча, не разбирая дороги, сворачивая в узкие переулки и пересекая широкие улицы. Изредка раздавались ничего не значащие слова, и снова тишина, только шум шагов, хлюпанье воды под ногами. Но тишина была отнюдь не гнетущей, напротив, слова казались какими-то лишними, резкими, ненужными. Им казалось, будто во всем мире остались только они вчетвером, и не хотелось нарушать то хрупкое, почти хрустальное равновесие, которое установилось между ними. Каждый из них боялся нарушить это молчание, разрушить неловким словом это умиротворение, когда каждый вроде бы сам по себе, но в тоже время часть чего-то единого.
-Подождите, не спешите так, - раздался голос Мии, и все тут же вернулись в реальность. - Мне тяжело идти, я не успеваю.
-Ну еще бы, - съязвила Марисса, даже с некоторым облегчением, «что-то ты замечталась Спиритто», - ты бы еще в босоножки вырядилась. - И действительно на ногах Мии красовались изящные светло-коричневые туфли на шпильках, вернее даже не туфли, а полусапожки.
-Я же не предполагала, что мы будем прыгать по лужам, иначе бы я, как и ты, надела галоши, - и Мия с некоторой завистью покосилась на ботинки Мариссы, у которых каблук отсутствовал как факт.
-В этом и разница между нами Колуччи, ты сначала одеваешь, а потом думаешь, а я…просто думаю.
- Да хватит вам, - вдруг сказал Мануэль. Мия и Марисса воззрились на него с удивлением. - Посмотрите, какой чудесный вечер, дождь кончился, только ветер холодный, но зато как тихо. - на мосту они были совершенно одни.
-Да ты романтик Мануэль, - начала было Марисса, но почему-то фразы не закончила, просто стояла и смотрела на черную гладь реки, на желтоватую рябь от фонарей.
-А в Париже сейчас лето, - не с того ни с сего задумчиво произнесла Мия. Облокотившись о перила, она смотрела вниз.
-Что? - вздрогнув, переспросил Пабло.
-Я говорю, что в Париже сейчас лето, - повторила она.
-Да я понял.
-Интересно, - задумчиво продолжила Мия, - а если прыгнуть вниз, обязательно утонешь?
-Нет, Коллучи, ты всплывешь - дерево не тонет.
-Очень смешно.
-Конечно, утонешь, - сказал Мануэль, тоже поворачиваясь к реке, - между прочим, удар о воду с высоты двадцати метров по силе своей равен удару о бетонную плиту при падении с такой же высоты.
-Ты уверен? - спросил Пабло.
-В чем?
-Что двадцать метров.
-Нет, - пожал плечами Мануэль. - Но точно знаю, что с какой-то высоты этому бетону равен.
-Тут не будет двадцати метров, - сказала Марисса, перегибаясь через перила, - самое больше десять.
-Может проверишь?
-Только с тобой, супермен.
-Интересно, как это - тонуть? - задумчиво протянула Мия, не отрывая взгляда от черной водной глади внизу.
-Наверное, страшно, - сказал Мануэль. - Если бы я хотел покончить с собой, никогда бы не стал топиться. Захлебываться, чувствовать, что от давления вот-вот барабанные перепонки лопнут…
-А что выбрал бы ты? - равнодушно спросил Пабло, тоже опершись о перила. Мануэль пожал плечами.
-Может, застрелился бы, а может снотворное.
-Рехнулись вы что ли?! - возмутилась Марисса, - как будто тем других нет, с чего это на тот свет захотелось? Погода что ли действует?
-Да не ори, это мы так рассуждаем, - немного неуверенно произнес Агирре и покосился на Мию.
-Хороши рассуждения, хотя…- Марисса снова перегнулась через перилла, - захлебываешься говоришь? Интересно, а через сколько наступает смерть под водой?
-Не знаю? Человек без воздуха пять минут живет.
-Точно пять?
-Конечно, супермен, раз Мануэль говорит. Он в отличие от тебя на уроках в крестики-нолики не играет.
-Вообще-то я однажды чуть не утонул, - задумчиво произнес Пабло, кажется, не обратив внимания на слова Мариссы.
-Страшно было? - спросила Мия, на секунду оторвавшись от созерцания реки.
-Да, - пожал плечами Бустаманте, - это, правда, очень давно было, я еще тогда не умел хорошо плавать, волной накрыло, я стал захлебываться, а они накатывают одна за другой, и от берега тянут… - он замолчал, и передернул плечом. Снова наступило молчание, раздался шорох шин, две белые полосы фар выхватили из темноты фигуры четырех подростков склонившихся на перилами, потом опять темнота, тусклый отблеск фонарей.
-Представляю, - вдруг с преувеличенным энтузиазмом заговорила Марисса, - массовое самоубийство! Четыре подростка покончили жизнь самоубийством бросившись с моста в реку! Что заставило их таких молодых и полных сил покинуть наш прекрасный мир? Скорбящие родственники, плачущие друзья! Ах, они были так молоды!
-Прекрати, - теперь дернулся Мануэль. - Что ты плетешь?
-А что вы нюни развели, или и впрямь топиться решили? Двадцать метров… как о бетон… - передразнила она Мануэля. - С чего бы вдруг? Адреналина не хватает?! Давай, Коллучи, прыгай первой! Только имей ввиду утопленники синеют, распухают и от них воняет гнилью!
-Фу, замолчи! - вскрикнула Мия. - Прекрати немедленно!
-И не подумаю. Это же надо быть такими тупоголовыми!
-А что сама не такая, пополам через перила перегнулась!
-Да заткнитесь вы! - прикрикнул Пабло, извлекая из кармана орущий телефон. - Алло.
-Пабло, ты где? - раздался из трубки голос Серхио.
-С Томасом, а что?
-Не смей врать, наглец! Томас звонил десять минут назад, чтобы позвать тебя шляться. Отвечай немедленно.
-Никогда не понимала, зачем спрашивать по мобильному «где ты?» - закатила глаза Марисса. - Боже, и этого человека выбрали мэром.
-Э… Видишь ли…
-Что ты мямлишь?! Язык отнялся, или не знаешь что соврать - мэр так орал, что оставшейся тройке было слышно его, как будто они сами держали трубку.
-Ну я… - на лице Пабло появилось растерянное и беспомощное выражение, он оглянулся, словно ища помощи. Марисса со словами «И за что мне этот крест» привычным движением вырвала у Пабло трубку.
-Алло, сеньор Бустаманте, что вы так орете?
-Что? Кто это? Марисса, это ты? - Серхио сбавил тон.
-Нет, английская королева.
-Не хами, - уже спокойно сказал Серхио.
-А вы не орите. Вы нам помешали в самый ответственный момент, да еще кричите, как будто вам слон ногу отдавил, испугали сыночка, и он вообще теперь ничего не сможет. А у него итак весьма бурные желания не соответствуют более чем скромным возможностям
-Что ты плетешь, дура, - прошипел Пабло заливаясь краской, чего к счастью, в темноте видно не было, - дай сюда телефон! Дай, кому говорю!
-Да, пожалуйста, только не кипятись, тебе вредно, - она протянула Пабло трубку.
-Алло, отец, ты меня слышишь?
-Не кричи, прекрасно слышу. Надеюсь, только, Паблито, ты осторожен.
-В смысле?
-В том самом. Ладно, я тебе мешать не буду, собственно звоню напомнить про завтрашний прием.
-Какой прием?
-О Господи, такой. Я тебе вчера два раза говорил, и сегодня напоминал. Ты забыл про благотворительный прием завтра?
-Ну а я-то тут при чем?
-В приглашении черным по белому написано: «с семьей», ты пока еще член семьи, или нет?
-Папа, ну зачем я там вам нужен? Я буду только мешать.
-Пререкания окончены. Я тебе не говорю бежать домой, развлекайся и будь осторожен. Но имей ввиду, в 12 нас ждут в «Сером страусе», так что с утра ты должен быть во вменяемом состоянии. Все. Целую, - в ухе издевательски запищали гудки отбоя. Пабло смотрел на телефон и испытывал неимоверное желании разбить аппарат о мостовую.
-Ну что, опять проблемы? - Марисса сбавила тон. - Что ему было нужно?
-Черт, придется завтра тащиться в этот дурацкий «Серый страус» и изображать счастливое семейство.
-Что за «Страус»?
-Дорогая, нельзя быть такой отсталой, - насмешливо произнесла Мия. - «Серый Страус» это самый популярный закрытый клуб. Членство в нем стоит неимоверных денег, да и то нужно не один год дожидаться. Ты хочешь сказать, что завтра идешь туда? - повернулась она к Пабло
-Да.
-Невероятно, - глаза Коллучи широко раскрылись. - Говорят, там поле для гольфа самое большое в стране.
-Ну, судя по погоде, теперь это самое большое в стране болото, - высказал мнение Мануэль.
-Много ты понимаешь. Ах, Пабло, какой же ты счастливый, побываешь в «Сером Страусе». Папочка подал прошение о членстве еще два года назад, ждать ответа еще столько же, как минимум! А ты пойдешь туда завтра! Там собираются лучшие люди города, да что там города, страны! Как я тебе завидую. Я просто мечтаю там оказаться!
-Может, поменяемся местами? - вяло предложил Бустаманте.
-А что, это идея, - не удержалась Марисса. - Тем более, что разницы все равно никто не заметит.
-Какая же ты грубиянка, дорогая.
-Это лучше, чем быть восторженной идиоткой! Ах, «Серый страус», ах поле для гольфа! - передразнила Марисса, Мия открыла рот, чтобы дать достойный ответ, но тут заиграл телефон в ее сумочке.
-Да, - она отошла в сторону. - Нет. А ты уже вернулся, Мерседес отпустила тебя так рано? Я гуляю. Какая разница, тебе разве не все равно? Хорошо. Да, я поняла. Я же сказала хорошо, - она нажала кнопку и вернулась к ребятам. - Это папа звонил, сказал, чтобы я шла домой, - выражение ее лица было таким грустным, что даже Марисса не стала язвить. Мия выглядела расстроенной и немного подавленной.
-Проблемы? - спросил Пабло. Мия покачала головой.
-Эта Мерседес…Что он в ней нашел? Мало того, что у нее ужасный вкус, так она еще ведьма, самая настоящая. Она настраивает его против меня, я знаю, он никогда не был так строг со мной, а теперь все время придирается, - она опустила голову.
-Черт, иногда я думаю, почему я не сирота, - ответа на эту реплику Пабло не последовало, да он и не ждал его.
-Ладно, я пойду. - Мия убрала телефон.
-Одна?
-А что?
-Ничего. Я, пожалуй, тебя провожу.
-Я не нуждаюсь в телохранителях, Мануэль.
-Мия, хватит, мне все равно нужно возвращаться. А Мариссе и Пабло надо поддерживать имидж влюбленных.
-Ну если только поэтому, - Мия кивнула. - Пошли. Пока ребята.
-Чао, барби.
-Пока, Мия, до понедельника, если хочешь, я захвачу тебе салфеток из «Серого страуса».
-Спасибо, Пабло, ты сама доброта. Пошли, ацтек. - Марисса и Пабло молча смотрели вслед удаляющейся паре. Мия и Мануэль шли рядом, касаясь, друг друга рукавами.
-Ну что Паблито, теперь мы остались вдвоем, - Марисса по-хозяйски взяла его под руку.
-Агирре, вернись, - с притворным ужасом крикнул Пабло, - я все прощу, кроме долга в сотню!
-Очень смешно, супермен. Я теперь должна буду тратить на тебя свое свободное время. И все ради того, чтобы прикрыть тебя от папочки. Боже, Пабло, ну нельзя быть такой тряпкой.
-Твоего мнения не спрашивали! - раздраженно воскликнул парень, - я тебя не просил вмешиваться.
-Ну, конечно, стоял, глазами хлопал, слово сказать не мог. Гляди-ка, Мануэль возвращается. Неужели придушил Коллучи и теперь ему нужно алиби?
-Что вернулся? Только имей ввиду, долг все равно не прощу.
-Ты сама щедрость, Пабло. Я собственно вам отдать хотел, раз уж у вас свидание, - и Мануэль сунул в руки Пабло пакет из Макдоналдса.
-Да нам-то он зачем?
-Ну и мне он без надобности, ну все пока, - и Агирре исчез в темноте.
-Ну что, Паблито, теперь мы точно можем отправляться в кругосветное путешествие, даже едой обзавелись. Что будем делать, раз уж у нас свидание? - Пабло пожал плечами. - О, гляди, - Марисса весьма некультурно ткнула пальцем вперед. - Кино.
-Вижу, пальцем не показывай.
-Слушай, Бустаманте, завтра будешь аристократа изображать, а сейчас расслабься. И хватит плечами дергать, как будто не мылся три дня, пошли. - Они спустились с моста и остановились перед кинотеатром. Это было одноэтажное здание с колоннами и портиком над входом, совсем не похожее на современные кинотеатры с Dolbi sorraund и прочими достижениями цивилизации.
-Ну и кино, - сказал Пабло, - послушай, тут на афише написано, что фильм немой.
-Зато тебе не придется напрягать мозги, чтобы понять, о чем говорят герои. Пошли, - и Марисса потащила его в фойе. На начало сеанса они, конечно, опоздали, но поскольку аншлага похоже не наблюдалось, билетер выдал им два билета в предпоследний ряд.
В маленьком темном зале их было всего трое - они и еще кто-то в первом ряду. Сначала Пабло и Марисса молча смотрели на экран, потом Пабло зашелестел пакетом и вынул стакан с колой.
-Хочешь? - Марисса покачала головой.
Он некоторое время смотрел на ее профиль. В темном зале, освещенном лишь синеватым лучом, струящимся из проекторской, ее кожа казалась какой-то голубоватой, словно бы прозрачной. Ему казалось, что он видит тонкие прожилки вен. Она была такой близкой и одновременно такой далекой. Какая-то неведомая сила влекла его к Мариссе, он не мог понять, что так привлекает его в ней. Что в ней особенного: невысокий рост, эти безумного цвета волосы, отвратительный характер, язык, с которого в любой момент может сорваться жалящая насмешка. Она не трепетала перед ним, не смотрела заворожено, ловя каждое слово, скорее наоборот, она использовала любой случай, чтобы показать ему, как он жалок и ничтожен. Но, странно, он чувствовал, что именно она понимает его, как никто другой. И хотя она с явным удовольствием смешивала его с грязью, осыпала градом колких издевательств, но именно она всегда приходила ему на помощь, без просьб, словно чувствовала когда она ему нужнее всего. Почему-то только с ней он мог до конца расслабиться и стать самим собой, не изображать супермена, а быть просто Пабло, даже не Бустаманте, а просто Пабло. Нет, не всегда, но иногда наступали вот такие минуты, когда они ничего не делили, не ругались и тогда ее карие глаза приобретали какой-то золотой отсвет, голос ее становился мягким и ему казалось, что они понимают друг друга без слов.
-Хочешь? - он протянул ей пакетик с картошкой. - У нас даже соус есть. Тебе какой сырный или деликатесный? Ага, погоди, тут еще кетчуп есть.
-Не хочу, - сказала она, - картошка холодная и противная, - голос ее звучал сейчас как-то отстраненно, словно она думала о чем-то своем.
-Ну тогда давай поделим этот Биг-Мак, он, конечно, тоже холодный. - Марисса пожала плечами. И Пабло зашелестел бумагой, разворачивая бутерброд. - У нас тут этой еды хватит человек на десять. Держи.
-Осторожней, Бустаманте, что ты там роняешь, брюки мне испачкаешь!
-Фиг знает, что это, кажется, лист салата. Бери.
-Ага, спасибо. Фу! Когда это горячее, не так чувствуется, что сделано из резины. Кажется, я начинаю понимать Коллучи. Дай колы, а то меня сейчас стошнит, - и не дожидаясь, когда он достанет другой стакан взяла его и с шумом стала пить из трубочки.


 
katya_shev@Дата: Воскресенье, 10.04.2011, 21:23 | Сообщение # 2
We love you!
Группа: v.I.p.
Сообщений: 516
Репутация: 6
Статус: Offline
-Молодые люди, нельзя ли потише! Вы все-таки в кино, - раздался возмущенный голос с первого ряда.
-Только не говорите, что вам не слышно слов, - отпарировала Марисса, и недовольный зритель вынужден был умолкнуть.
-Да, за словом ты в карман не полезешь.
-Учись, Бустаманте!
-Послушай, ты можешь называть меня как-нибудь кроме Бустаманте, супермен, мэрский отпрыск?
-Ты еще забыл про папенькиного сынка. Ну хорошо, как же ты хочешь, чтобы я тебя звала?
-Ну, хотя бы Пабло. - он протянул руку за стаканом и дотронулся до ее пальцев. Несколько секунд они смотрели друг на друга, потом она резко выдернула руку и с преувеличенно независимым видом уставилась на экран. Он откинулся на спинку кресла. Почему все так странно, почему она снова выпускает иголки, неужели она не понимает… а!...что она, если он сам ничего не понимает. Некоторое время сидели молча, пялясь в экран. Потом он не выдержал.
-Послушай, Марисса, почему у нас все так?
-Как так? - они не поворачивались друг к другу, сидели не шевелясь.
-Ну так, не как у людей.
-А как у людей? - она почти на девяносто градусов развернулась к нему. - Ты знаешь, как бывает у людей? Я вот не знаю. Но ты можешь меня просветить. - Он молчал, «и правда, что значит как у людей»? - Что в твоем представлении как у людей? У каких людей? Как у родителей, друзей, знакомых? Это ты имел ввиду? Папа, мама, дом, собака? Или как в тупых мелодрамах - ужин при свечах, пошлые букеты роз и признание в вечной любви, стоя на одном колене?
-Нет, - растерянно ответил он, - я имел ввиду… не знаю…черт, ты права.
-Пабло, я знаю, я произвожу впечатление безумной, многим кажется, что у меня не все дома. Ты тоже так думаешь, супермен, не отрицай, но, поверь, я сама иногда себя не понимаю, - голос ее начал подрагивать, в нем появилась хрипотца, - вот ты, например,
-Что я?
-Ты вроде бы абсолютная пустышка, тупой папенькин сынок, ничего из себя не представляющий, пьяница и эгоист. Иногда мне хочется придушить тебя, а иногда ты совсем другой, добрый, верный, ну, черт, Бустаманте я не умею говорить красиво, я знаю только, что иногда мне хочется прибить тебя, а иногда я чувствую, что никто не может понять меня так как ты…- она сжала губы, словно испугавшись, что была слишком добра и сказала лишнее. - Но в принципе ты полный придурок.
-Я чувствую тоже самое, - Пабло явно не обратил внимание на ее последние слова. Он склонился над ней, и она чувствовала на коже его дыхание, пальцы его коснулись ее щеки, она вдруг почувствовала, что проваливается куда-то, падает в темноту его глаз.
-Пабло, - прошептала она, - убери руки, я…мне…
-Ты знаешь, - тихо произнес он, - а твои глаза оказывается меняют цвет!
-Скажешь тоже.
-Да, обычно они карие, а теперь какие-то золотистые, что ли. Никак не могу понять, подними голову, - он взял ее за подбородок, но вместо того, чтобы рассматривать цвет глаз, прикоснулся к ее губам.
Кажется, они целовались очень долго, а может всего секунду, ее пальцы запутались в его волосах, его руки гладили ее спину, им уже не хватало воздуха, но в тоже время они чувствовали необыкновенную легкость, как будто летели.
-И что теперь? - спросила она, - ты снова будешь придумывать сотни отговорок, что не хотел этого, что тот тип в первом ряду шпион твоего отца, и ты сделал это, чтобы ввести его в заблуждение?
Нет, не буду, - улыбаясь, сказал Пабло. - Я хотел этого черт знает сколько времени. Ну признай же, Спиритто, ты тоже этого хотела, признай, что тебе понравилось.
-Пожалуй, я все-таки съем картошку, - с независимым видом произнесла Марисса. Он протянул ей пакетик. - Ну что как не родной, бери. - Они сидели, прижавшись друг к другу в темноте пустого кинозала, и ели из одного пакета отвратительно сухую, пережаренную в масле холодную картошку-фри.
Когда они вышли на улицу, начал вновь накрывать дождик.
-Марисса?
-Что?
-Ты так мне и не ответила.
-На что?
-Мы теперь?..
-Ты хочешь жениться на мне, Бустаманте?
-Я серьезно.
-Я не знаю Пабло, - сказала она, засовывая руки в карман, - давай не будем загадывать, нам хорошо вместе. Одно я тебе точно могу пообещать, у нас ничего не будет как у людей.
-Кто бы сомневался. Но так даже интересней. - Он положил ей руку на плечо, и она не скинула ее, а наоборот доверчиво прижалась к нему. Пабло вдруг захотелось прижать ее к себе так, чтобы она была близко-близко и он бы мог слышать как бьется ее сердце, и еще ему хотелось, чтобы этот вечер никогда не кончался.
-Дождь все сильней, как мы доберемся домой?
-Я вызову такси, - он вынул телефон и нажал кнопку. Экран вспыхнул. Нокиа что-то пропела и отключилась. –
-Черт!
-Что еще?
-Батарейка села.
-И после этого, ты обижаешься на то, что я называю тебя суперменом. Погоди, - она достала свой телефон, нажала несколько кнопок и тоже не сдержала восклицания.
-Что случилось?
-Деньги кончились, совсем забыла на счет положить, последние извела на смс-ки тебе, - в ее голосе зазвучали знакомые нотки раздражения.
-Ну и ладно, - преувеличенно бодрым голосом произнес Пабло. - Найдем телефон-автомат и вызовем такси по нему.
-Где здесь ты найдешь телефон-автомат? Лично я не вижу ни одного. Кинотеатр уже закрыт, а топать несколько кварталов под дождем у меня нет желания, - она раздражалась все больше и больше. - Пабло, ну почему, ты никогда ничего не можешь сделать толком?! Ты что, зарядить его не мог?!
-Не мог, - огрызнулся он, - хотел, но ты меня своим звонком сбила.
-Ну, конечно, я виновата, как обычно.
-Не надо делать из меня козла отпущения, что тебе мешало кинуть деньги на счет?
-Если бы я тебе не названивала, то денег бы вполне хватило.
-Ладно, не кипятись, у меня есть идея, - примирительно сказал Пабло.
-И какая же? - с сомнением спросила Марисса.
-Переставим мою симку в твой телефон и вызовем такси.
-Знаешь, Паблито, а ты еще не потерян для общества. - Они быстро открыли телефоны и извлекли сим-карты, но дальше начались проблемы.
-Черт, черт!
-Что еще?
-Марисса, никак не могу вставить эту проклятую симку, отойди от фонаря и так ничего не видно.
-Дай я попробую.
-Я сам. Ты мне свет загораживаешь.
-Пабло, ну кто так делает, она не так вставляется.
-Марисса, не учи меня!
-А что делать, если ты такой безрукий! Дай мне.
-Отойди!
-Я говорю, дай сюда. И вообще - это мой телефон.
-Спиритто, уйди!
-Пабло!.. Идиот!
-Психованная, что ты наделала!
-Сам ненормальный! Где она?!
-Где-где, в лужу упала. Хочешь поискать?
-Криворукий, она теперь пропала?
-Да неужели? Спасибо, что просветила!
-Кретин! Как мы теперь выберемся отсюда?!
-Пешком пойдем, - со злым раздражением произнес он. - Если бы ты не лезла своими ручонками, я бы давно ее вставил, и мы бы уже вызвали такси.
-Значит, это я виновата?!
-Я что ли?
-А кто? Проклятый дождь, еще сильнее пошел, - и, правда, дождь лил почти стеной. - Имей ввиду, если я из-за тебя подхвачу воспаление легких, тебе не жить!
-При чем тут я? Что за дурацкая привычка во всех бедах обвинять меня?!
-А кто виноват? Или может я по доброй воле вешала лапшу на уши твоему папаше про нашу с тобой неземную любовь? Я тут ради тебя тусуюсь!
-Я тебя не просил, - отрезал Пабло, - ты сама вечно у меня телефон выхватываешь и плетешь невесть что!
-Ну, конечно, просто мне надоедает слушать, как ты мямлишь в трубку. Сколько раз говорила, не умеешь врать, не берись!
-Да уж по части вранья за тобой не угнаться! Между прочим, если бы не твое вранье, нам бы не пришлось тащиться в этот дурацкий кинотеатр, и мы бы не стояли тут как два придурка!
-Значит, это я виновата? - задохнулась от возмущения Марисса.
-Я, что ли?
-Ах ты!... - И размахнувшись, она толкнула Пабло двумя руками в грудь. Парень не удержался. Сделал шаг назад, еще один, дальше тротуар кончился, и он практически навзничь упал в лужу, подняв фонтан брызг.
- Психичка! Больная, чокнутая! - он даже подняться не сразу смог, грязная вода стекала по джинсам, в ботинках противно хлюпало, - что ты наделала?!
-Ой, Паблито, - приложив руки к щекам, заохала Марисса, - как же так получилось, стоял-стоял и вдруг упал! Надеюсь, ты не ушибся и не сильно промок?
-Да как сказать, - неуловимо быстрым движением, так что она даже сориентироваться не успела, он потянул ее за руку, мгновение и Марисса оказалась рядом с ним в луже, мокрая и по уши в грязи.
-И что теперь? - вдруг совершенно спокойно спросила она. - Доволен?
-Ты даже не представляешь как. - сказал он, выбираясь на тротуар, - никогда не чувствовал себя лучше.
-Я рада за тебя, - так же спокойно сказал она. Пабло смотрел на нее с недоумением.
-Марисса, ты что, обиделась?
-Нет, Пабло, я не обиделась, - она тоже вышла на тротуар, оттолкнув предложенную им руку. - Вернее я чертовски зла, но на себя. Я вдруг на секунду поверила тебе. Поверила, что ты другой, что я ошибалась в тебе. Но оказалось нет, забудь все, что я тебе сказала в кинотеатре.
Они стояли друг против друга, мокрые, грязные, злые и не могли понять как так случилось, что они снова друг другу враги. Еще несколько минут назад было хрупкое равновесие, еще несколько минут назад они понимали друг друга, и вот глупая ссора, дурацкая симкарта и они снова готовы вцепиться друг другу в горло.
Пабло закусил губу, зачем он затеял этот спор? Он же знает ее, она вспыхивает как деревянная головешка от любой искры. Ведь все так хорошо было, зачем он стал говорить, что она все портит, это не так и дело не в том, что она выгораживает его перед отцом, это самое малое, самое незначительное, что она делает. С ее появлением его жизнь расцвела новыми, доселе невиданными красками. Он и не знал, что жизнь может быть такой яркой, пестрой, такой живой. Он не может без нее, он не может снова вернуться в прежний свой мир, который с ее появлением стал для него тесен. Она вошла в его жизнь так недавно, ворвалась как струя воздуха в душную комнату, он может жить без нее, но его жизнь будет совсем другой, и он не хочет жизни без нее.
-Марисса, послушай, - он дернул ее за руку, - ну прости меня, это было глупо, признаю, не сердись.
-Я не сержусь, - так же отстраненно ответила она. Спиритто была так же холодна, как и ее рука.
-Марисса!
-Ну что? Я же тебе сказал, я не сержусь. Ты спросил, почему у нас все не как у людей, вот тебе и ответ. Я не сержусь на тебя, Пабло, но погляди: мы стоим тут мокрые, грязные, злые и понимаем, что это уже не смешно. Это ненормально, это не отношения. У нас с тобой никогда не будет как у людей, у нас с тобой слишком много недостатков по отдельности, а уж вместе мы - она развела руками, - мы несовместимы.
-Марисса, послушай, - он беспомощно оглянулся и вдруг заговорил горячо и торопливо, - ты только стой здесь, и никуда не уходи, хорошо?
-Куда я, по-твоему, могу уйти?
-Кто тебя знает. Обещай, что будешь здесь стоять, - настойчиво повторил он.
-Ну хорошо, хорошо обещаю, - обречено произнесла она. Пабло сорвался с места и исчез. Вернулся он минут через десять, держа в руках какой-то длинный сверток.
-Возьми.
-Что это?
-Открой. - Она раскрыла пакет.
-Зонт?
-Ты жаловалась, что промокла, а там, на углу, круглосуточный супермаркет, вон видишь, окна горят. Меня правда сначала не хотели пускать, решили, что я бродяга, но чего не сделает кредитная карточка, - он улыбался, но глаза его напряженно наблюдали за ней.
-Ты хоть додумался попросить у них телефон, чтобы вызвать такси?
-Черт, забыл, - она смотрела на него. Он был такой мокрый, такой грязный, но глаза его смотрели на нее так робко и нежно. Она сжимала в руке его подарок и думала, что никто кроме него не додумался бы подарить ей зонт, и сердце ее приятно покалывало.
-Ладно, Паблито, - сказала она, раскрывая зонт, - видно ты мой крест, иди сюда, только не смей прижиматься, испачкаешь.
Стеной лил дождь, расплывались в лужах желтые огни фонарей. По пустой улице под большим зонтом брели, тесно прижавшись друг к другу, два грязных подростка…


 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » А в Париже сейчас лето (М/П)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz