Понедельник, 18.12.2017, 15:42
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяАргентинские танцы - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Аргентинские танцы (By Стася)
Аргентинские танцы
MarizzEllaДата: Пятница, 28.05.2010, 23:04 | Сообщение # 1
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
- Как меня достала эта Спиритто! «Пабло признался мне в любви!» – передразнил блондин рыжую. – Нет, чтобы сказала: «Я вчера призналась Пабло в любви, а Паблито…» Нет, ненавижу, когда она меня «Паблито» называет: из ее уст это звучит как «полное дерьмо». Лучше так: «А Пабло благосклонно согласился быть моим парнем». Все только для своей выгоды делает! Нет, ну не зараза, а? – последний вопрос был адресован его лучшим друзьям.
- Угу, – в один голос промычали Томми и Гидо, хотя даже не слышали вопроса. Они уже давно перестали слушать ежедневные лекции Бустаманте на тему «Как я ненавижу Марицу Пиа Спиритто».
- А вчера она знаете что устроила? – начал Пабло, но парням было так и не суждено в тридцать восьмой раз пропустить мимо ушей, что же натворила Марица, так как в комнату вошел Мануэль.
- Вы разве не собираетесь на урок к Лулу? – вопрос мексиканца, видимо, вывел Эскуру и Лассена из сонного состояния.
- С этим уродом и его ненормальной и не такое забудешь! – недовольно пробурчал Томас.
- И не говори! – поддержал Гидо. – Втрескался в Спиритто по самые уши!
- Пабло, твоя ненаглядная тоже там будет! – наивно произнес Мануэль и закрыл за собой дверь.
- И ничего я в нее не втрескался! – немного запоздало ответил Пабло обиженным голосом.

- Ну наконец-то! Сколько вас можно ждать! – недовольно сказала Марица, когда в зал вошел Мануэль, а за ним и троица закадычных друзей.
- Я вообще не понимаю, зачем вы пришли! Вы же танцевать не умеете! – возмущалась Мия.
- Мы отлично танцуем! Даже Лулу так считает! – мексиканец не остался в долгу.
- Может быть, для шоу кривоногих уродцев – и хорошо! – не собиралась сдаваться блондинка.
- Мия, постарайся понять, хоть с твоими мозгами это и трудно, что мальчики нам необходимы! – влезла в спор Марица.
- Хватит ссориться! – вмешалась Лулу. – Раз Мансилья так хочет, значит, в танцевальной группе будут и мальчики, и девочки. И, кстати, у меня есть для вас хорошая новость. Мы будем участвовать в танцевальном конкурсе, проводимом среди лучших колледжей Аргентины!
- Ура! – закричал весь 3 курс.
- А когда он будет?
- И где? – с разных сторон посыпались вопросы.
- Через 3 месяца в Тукумане.
- Так скоро?! У нас же ничего не готово! – запричитала Мия.
- Поэтому мы должны усиленно работать, каждый день и даже в ваше свободное время. Вы же хотите выступить достойно?
- Нет, не хотим. Мы хотим победить! – заявила Марица.
- Для начала я разделю вас на пары. – продолжала учительница. – Мия будет танцевать с Гидо…
- Ура! – не сдержался Лассен.
- Ну, по крайней мере, не с ацтеком, – вздохнула Колуччи.
- Фернанда – с Диего, – продолжила Лулу, – Луна – с Нико, Пилар – с Томасом, Вико – с Мануэлем, Лухан – с Маркосом, Белен – с Себастьяном и, наконец, Марица – с Пабло.
- А почему это я должна танцевать с Пабло? – поинтересовалась Марица.
- Потому что вы подходите по росту и к тому же очень хорошо смотритесь вместе, – ответила Лулу.
- Да неужели? Я хорошо смотрюсь с этой ненормальной? – спросил блондин.
- Пабло, как ты можешь так говорить о своей девушке? – недоумевал Ману.
- Эээ… понимаешь, это комплимент такой. Ненормальная – значит, необычная, не такая, как все.
- Ну, а раз вы встречаетесь, то сможете найти общий язык, – продолжила отвечать на вопрос Марицы Лулу.
- Непременно… – одновременно ответила «сладкая парочка».

- Мелисса, ты такая красивая! – клеился Пабло к какой-то блондинке. – Ты знаешь, я уже давно в тебя влюблен.
- Правда? А как же твоя девушка?
- Какая девушка?
- Марица.
- А, так она не моя девушка.
- Как это?
- Я тебе сейчас все объясню. Просто мы…
- Паблито, любимый! – заметив, что ее «жених» собирается рассказать их маленький секрет какой-то девице, Марица решила ему помешать, и для этого повисла у него на шее.
- Чего тебе? – огрызнулся парень.
- Хочу поцеловать своего зайчика! – и Марица старательно начала целовать лицо Пабло. Блондинка, поняв, что она здесь лишняя, поспешила удалиться.
- Тьфу! – отплевалась Спиритто. – Ужас как противно! И на что только не пойдешь ради спасения группы?
- Почему ты вечно лезешь, куда не просят? – горячился блондин. – Ты можешь оставить меня в покое? Меня от тебя тошнит!
- Паблито, на твоем месте я не стала бы доверять всяким девицам, – девушка вовсе не собиралась удовлетворять его просьбу.
- Это не твое дело! Кому хочу, тому и доверяю!
- Ну и дурак! Вот скажешь ты ей сейчас, что мы притворяемся перед твоим отцом, чтобы он не узнал про группу, а завтра бросишь ее, и что? Не боишься, что в отместку она побежит к твоему папочке и все ему расскажет?
- Это скорее ты меня выдашь! – конечно, Пабло понимал разумность ее слов, но чтобы он в этом признался…
- Нет, Паблито, мне это самой не выгодно. Я буду молчать. И ты тоже. Достаточно того, что, кроме нас, об этом знают четверо: Лухан, Луна, Томас и Гидо. Девчонкам можешь говорить все, что захочешь, но только не правду.
- Дело в том, дорогая, что все девчонки боятся, что ты повыдираешь им все волосы за то, что я изменяю тебе с ними.
- Они правда меня боятся? – самодовольно улыбнулась бестия. – Ну, говори им, что я только кажусь такой страшной, а на самом деле я белая и пушистая.
- Спасибо за совет, невестушка, – наигранно-мило сказал Пабло. – Все, пока, Спиритто.
- Э, нет, подожди! Я тебя искала!
- Зачем? Испортить мне жизнь?
- Нет, хотя идея неплохая. Нам нужно порепетировать танец. Если помнишь, у нас с тобой не получается один момент.
- Что, прямо сейчас?
- Да, Паблито, пойдем в зал.

Момент, который никак не получался у Марицы и Пабло, был такой: Пабло должен наклонить Марицу, потом резко прижать ее к себе и провести ладонью по ее руке сверху вниз. Самый чувственный момент танца. А не получался он у них только потому, что в этот момент у них обоих просыпались чувства, которые они пытались подавить, ругаясь друг с другом.
Ребята вошли в зал, и Марица включила песню, под которую они должны танцевать – «I was born to make you happy» Бритни Спирс. Более-менее спокойно прорепетировав начало танца, они дошли до того самого момента. Пабло наклонил Марицу, потом резко прижал ее к себе, и…
- Ай, Пабло, поосторожней! Разве можно так резко дергать?
- А как я еще должен тебя прижимать?
- Понежнее! Хотя, о чем это я? Тебе же даже такое слово не знакомо!
- Какая может быть нежность, когда речь идет о тебе?
- Я, кажется, поняла, почему у нас не получается, – неожиданно сказала Марица.
- Почему?
- Потому что мы постоянно ругаемся.
- И что? Из-за этого нам теперь не ругаться?
- Ну, давай хотя бы попробуем. Давай просто помолчим.
- Давай.
Они начали все заново. И когда Пабло наклонил Марицу… они упали на маты.
- По-моему, так еще хуже, – сказал Пабло, и они оба засмеялись.
Столь милую сцену нарушил зашедший в зал Мануэль:
- Воркуете, голубки? Вы пойдете на историю, или вас прикрыть?
- Нет, мы идем, – резко поднявшись, ответила Марица.
- Точно? По-моему, вы хотите побыть наедине. Вы такими влюбленными глазами переглядывались…
- Ну уж нет! Мы и так слишком долго были наедине! – отрезал Пабло.
- Меня уже даже тошнить начинает от его общества! – добавила Марица.

Ребята еле успели сесть по местам, как в класс вошла Хильда.
- Марица, ты где была? – шепнула подруге Лухан.
- Репетировала танец с этим придурком Бустаманте. А что?
- Ты оставила в комнате свой телефон, а тебе звонил Факундо.
- И что он хотел? – оживилась девушка.
- Он приглашал тебя на свидание в субботу. Ты согласишься?
- Спиритто! – закричала учительница, увидев разговаривающих девчонок. – Может, поделитесь, о чем Вы так увлеченно разговаривали с Линарес?
- Эээ… мы говорили… о первой мировой войне!
- Неужели? Ну, выходите к доске и расскажите поподробней, что именно вы обсуждали.
Пришлось подчиняться. Марица медленно поднялась, потом так же медленно прошла к доске, по дороге вспоминая все, что она знала о первой мировой.
- Мы слушаем Вас, Спиритто, – подбодрила ученицу Хильда.
- Ну… мы с Лухан обсуждали… Франца Фердинанда! – ну, хоть что-то вспомнила, и то хорошо. – Да! Вот он ведь ничего такого не сделал, а прославился тем, что из-за него началась первая мировая война. Бедненький…
- Неужели Спиритто знакома жалость? – просто не смог смолчать Пабло.
- Бустаманте, Вы хотите что-то добавить? – поинтересовалась учительница.
- Конечно! – ответила за него Марица. – На самом деле, мы с Пабло вместе подготовили сообщение о первой мировой войне, и сейчас он нам все расскажет, правда, милый?
- Выходите же, Бустаманте, – подталкивала учительница парня, который сидел за партой и злобно смотрел на Марицу.
- Ну, попадись мне в темном переулке, «милая», – пробурчал себе под нос блондин, выходя к доске.
- Давай, Паблито, рассказывай, – злорадно улыбнулась рыжая.
- Мы все во внимании, – поддержала ее Хильда.
- Первая мировая война… – начал Пабло, – так называется, потому что в ней участвовал весь мир…
- Молодец! – одобрительно похлопала его по плечу Марица, еле сдерживая смех.
- И это все, что вы подготовили? – удивилась Хильда.
- Да, – обреченно ответил парень.
- Просто вместо истории они занялись совсем другими делами, – прокомментировал Гидо, и весь класс рассмеялся.
- Ну что ж, тогда придется вам сделать по реферату о первой мировой войне, иначе я поставлю вам двойки, – огласила приговор Хильда.

Прозвенел звонок. Ученики повскакивали со своих мест, чтобы быстрей смыться с надоевшей истории.
- Спиритто, не думай, что этот реферат пройдет тебе даром! – пригрозил младший Бустаманте, проходя мимо своей «невесты».
- Скажи спасибо, что нам не надо писать его вместе! – крикнула ему вслед девушка. – Лухан, где мой мобильник? В комнате? – обратилась она уже к подруге.
- Нет, я его с собой взяла.
- Давай его сюда!
- Кому ты собралась звонить?
Марица только заговорщически улыбнулась и набрала номер:
- Факундо? Это Марица… Да, Лухан мне передала про свидание… Конечно, я согласна! До встречи в субботу!

Пабло спускался по лестнице, когда Факундо вошел в колледж.
- О, дружище, какими судьбами? – поприветствовал его блондин. – Зачем ты ко мне пришел?
- Пабло, а я не к тебе, я к Марице, – ответил Факу.
- Что? А она тебе зачем? – лицо парня тут же из радушного превратилось в разгневанное.
- У нас свидание, Паблито, – ответила Марица, незаметно для парня подошедшая сзади.
- Никуда ты не пойдешь! – бесился парень.
- Почему это? Кажется, я тебе не запрещаю встречаться с девушками.
- Ты… тебе… нам надо репетировать, вот! Если помнишь, у нас все еще плохо получается танец!
- Паблито, репетиция может и подождать!
- Нет, не может! Потом у нас еще и репетиция группы!
- Ты меня достал! Все, пока, Пабло!
- Я тебя никуда не пущу! Мы будем репетировать прямо сейчас!
- Размечтался! – Марица хотела уйти, но Пабло не собирался ее просто так отпускать! Он поднял ее, перекинул через плечо и понес в сторону спортзала, совершенно не обращая внимания на крики девушки. А Факундо так и остался стоять в холле с открытым ртом, не понимая, что только что произошло.
Наконец, добравшись до зала, Паблито опустил свою ношу на пол.
- Придурок! Почему ты не отпустил меня с Факундо? – кричала рассерженная Марица.
- Захотелось! – нагло ответил парень.
- С чего это? Может, ты ревнуешь?
- Нет! Нет, я не ревную! – запротестовал Пабло, при этом почему-то пряча глаза. – Это месть за реферат! Помнишь, я тебе обещал не оставить это просто так.
- А по-моему, ты ревнуешь, – улыбнулась рыжая бестия: у нее появился план. Она прижала парня к себе и поцеловала в губы. В этот момент она рукой нащупала ручку от двери и открыла ее. Пабло даже не успел опомниться, а она уже выбежала вон.
- Вот идиотка! – только и смог он сказать.

Неумолимо приближался день танцевального конкурса. На подготовку остался только месяц. Лулу строго-настрого запретила Каталине продавать ребятам все, что прибавляло лишние килограммы. Но разве какой-то запрет помешает Марице Пиа Спиритто, которой захотелось мороженого?
- Ката, дай мне это ванильное мороженое.
- Извини, Марица, я не могу. Лулу запретила мне продавать сладкое третьекурсникам.
- Ката, ну как ты могла подумать, что это для меня? Это для Мансильи. Он очень занят – проверяет наши контрольные в учительской – и не может сам купить себе мороженое, вот и попросил меня.
- Ты уверена, что это просьба Мансильи? – с сомнением спросила Каталина.
- Конечно! Но если ты не веришь, придется мне сказать ему, что ты не хочешь продавать мороженое. Придется ему самому покупать мороженое. Так не хочется его отрывать от важных дел…
- Ну ладно. Вот, держи, – протянула вазочку с мороженым доверчивая буфетчица.
- Спасибо, Ката, ты чудо! – прокричала рыжая и побежала искать спокойное местечко, где бы она могла незаметно съесть десерт.
Таким спокойным местечком Марица посчитала комнату отдыха. Но там она застала двух Бустаманте – отца и сына – которые разговаривали, сидя за столом. Марицу мороженым не корми – дай поиздеваться над Суперменчиком, и она прямиком направилась к ним.
- Паблито, я принесла тебе твое любимое мороженое! – сладко пропела девушка, протягивая вазочку ошалевшему Пабло. Он машинально протянул руку и взял мороженое в руку. – Ой, свекор, а я Вас и не заметила! Здравствуйте! – обратилась она к мэру.
- Здравствуй, Марица. Как дела?
- Лучше не бывает, папа! Можно, я буду Вас называть папой? Ведь мы с Пабло все равно рано или поздно поженимся, – после этих слов блондин чуть не подавился мороженым, которое уже начал есть, несмотря на то, что прекрасно понимал, что оно предназначалось для него.
- Ну, называй, если хочешь, – ответил Серхио, который находился в не меньшем шоке, чем его сын. Он ведь понимал, что парни готовы заставить девушек поверить и не в такое, чтобы затащить их в постель.
- Вот и отлично, – улыбнулась девушка, отобрав у Пабло свое мороженое. – А Вы просто так пришли, папа, сына навестить, или что-то важное сказать хотите?
- Не твое дело! – прорычал Пабло, но, увидев удивленное лицо отца, сменил тон на ласковый. – То есть, я хотел сказать, что у нас с отцом мужской разговор, милая.
- На самом деле, я пришел к вам обоим. У меня есть для вас подарок: два билета в Мар-дель-Плату на предстоящие выходные. Проведете пару деньков вместе, на берегу океана…
- Нет, нет, нет, нет! Никуда я с ним не поеду! – запротестовала Марица. – Меня мама не отпустит! – нашла она убедительную причину своего отказа.
- Не волнуйся, я уже говорил об этом с Соней, и она дала свое согласие. Она считает, что отдых на море поможет тебе справиться с твоей болезнью – кажется, приступами паники?
- Да, и, похоже, один из таких приступов у меня начнется прямо сейчас, – тихо проговорила девушка. – Но я плавать не умею! – продолжила она искать отговорки.
- Я тебя научу, – загадочно улыбнулся Пабло.
- Продолжишь начатое в лагере?
- Да.
- Но ведь нам еще надо репетир… – но она так и не договорила, так как Пабло пихнул ее в бок. Марица поняла, что он и про танцы не сказал своему отцу. – Нам нужно репетировать поцелуи, а то у Пабло плохо получается. Практики, наверно, маловато…
- Вот в Мар-дель-Плате и порепетируете. Я сам вас отвезу на машине, так что чтобы в 6 утра в субботу вы уже были готовы, – приказал Серхио и ушел.
Пабло тоже хотел последовать его примеру, но Марица его удержала:
- Подожди, надо поговорить.
- Марица, отстань от меня! Мне и так предстоит терпеть тебя целые выходные!
- Почему ты не сказал отцу про танцы?
- Не твое дело!
- Нет, мое! Если ты не будешь мне обо всем рассказывать, я могу случайно тебя выдать отцу, как сейчас.
- Ну вот, теперь ты знаешь, что я скрываю от него, что танцую. Надеюсь, не разболтаешь.
- Но что ты ему скажешь о поездке в Тукуман?
- Скажу, что мы едем всем курсом развлекаться, а Дуноффу наврали про конкурс.
- И, думаешь, он поверит?
- Томас и Гидо подтвердят. Если и ты тоже, то поверит.
- Можешь не волноваться, подтвержу. Есть что-нибудь еще, о чем ты ему врешь?
- Это все. Ну… если только, что мы с тобой спим.
- Это я уже поняла. Твой отец успел мне прочитать лекцию о предохранении. Но я все же не понимаю, почему ты ему не сказал про танцы?
- Мой отец считает, что танцы – не мужское занятие, что ими занимаются только голубые.
- Скажи ему правду: что вы решили танцевать только потому, что вам нравится Лулу.
- Для отца это не довод. К тому же, я танцую не только из-за Лулу. Мне нравится танцевать не меньше, чем петь.
- Странный у тебя какой-то отец. Он разве не знает, что девушкам нравятся сладкоголосые мальчики, к тому же неплохо танцующие?
- И тебе тоже?
- Эээ… хочешь мороженое? – быстро сменила тему разговора рыжая.
- Хочу, – ответил Пабло, и Марица начала поочередно кормить с ложечку то его, то себя. – Кстати, как тебе удалось его достать?
- Если Марица Пиа Спиритто чего-то хочет, она всегда это получает!
- Это точно. Хотел бы я быть, как ты. Набраться смелости и сказать отцу, что хочу петь и танцевать.
- Но ты уже поешь и танцуешь, несмотря на его запрет, значит, ты смелый.
- Ты действительно так считаешь?
- Да, Пабло…
- А как у вас дела с Факундо? – решил уйти от неловкого разговора блондин.
- Хорошо. Отлично! Мы чудесно проводим вместе время.
- Рад за вас…

Прекрасным субботним утром Гидо и Томасу хотелось только одного: выспаться. Но сегодня, видимо, был не их день. Проснулись они от звука упавшего на пол тяжелого тела.
- Пабло, ты что, с кровати свалился? – участливо спросил сонный Гидо.
- Нет, это мой чемодан.
- А куда это ты собираешься? – удивился Томми.
- В Мар-дель-Плату со своей девушкой.
- Девушкой? А кто она? Почему ты нам раньше о ней не говорил? Мы ее знаем? – парни сразу же оживились.
- Конечно, знаете! У меня, вроде бы, пока что только одна девушка – Марица.
- Так у вас с ней, что, все серьезно? – спросил Гидо.
- Не говори ерунды! Мой отец решил преподнести нам сюрприз, и теперь я целых два дня должен терпеть эту ненормальную!
- Пабло, ты еще не готов? – в комнату вошел Серхио. – Сколько можно собираться? Даже твоя девушка уже ждет внизу.
- Иду, – только и ответил парень.

Серхио снял для ребят поистине шикарный номер, состоящей из двух комнат: спальни и еще одной комнаты, совмещающей в себе функции гостиной и кухни. В спальне была огромная двухместная кровать. А в другой комнате – все, что могло пригодиться во время отдыха.
После того, как они втроем основательно осмотрели номер, Серхио, к облегчению подростков, ушел. Конечно, наедине им тоже не хотелось оставаться, но, по крайней мере, можно было не обниматься.
- Кровать моя, так что ты спишь на этом диванчике! – распорядилась Марица.
- Мечтать не вредно, Спиритто, на кровати буду спать я!
- Сначала попробуй отними ее у меня! – и девушка кинулась в сторону спальни. Но Пабло успел нагнать ее и повалил на пол. Завязалась нешуточная борьба.
- Я забыл сказать вам, что… – неожиданно вернулся Серхио. Интересная картина явилась его взору: его сын сидит верхом на своей девушке. – Я смотрю, вы тут время зря не тратите, – хитро улыбнулся он.
- Это не то, что Вы подумали! – закричала рыжая, вылезая из-под блондина, но потом быстро опомнилась и поправилась. – То есть то… Только маме не говорите!
- Почему же?
- Понимаете, Соня на все так нервно реагирует… Даже не знаю, что с ней будет, если она узнает, что ее дочь уже… как бы это сказать… в общем, уже не девочка. Она так старомодна! Считает, что я Пабло ничего не позволю до свадьбы.
- Папа, а зачем ты вернулся? – прервал пламенную речь своей девушки Пабло.
- Это уже не имеет значения, – и он ушел.
Блондин повернулся к Марице, чтобы продолжить бой за кровать, но, как оказалось, девушки уже не было: она забаррикадировалась в спальне. Выругавшись, парень уселся на диван и включил телевизор.
Через полчаса девушка решила выйти из своего убежища. Проходя к холодильнику за соком, она мельком взглянула на экран телевизора:
- О, «Отчаянный»!
- Мой любимый фильм! – сказали они в один голос.
Да, не хватало еще, чтобы у них вкусы были одинаковые. Исправить ситуацию первым решился Пабло:
- На самом деле, фильм так себе. Мне он нравится только из-за Сальмы Хайек.
- Да, мне он тоже нравится только из-за Антонио Бандераса, – и тут рыжую понесло. – Мне вообще нравятся кареглазые брюнеты. Если у парня карие глаза, я просто не могу устоять. В карих глазах всегда столько страсти, не то, что в холодных голубых…
- У Факундо голубые глаза, – напомнил Пабло.
- Ну, он – приятное исключение.
- И у Хоакина тоже.
Ну вот, Марисита, ты и попалась. Осталось только признаться ему, что его голубые глаза заставляли ее забывать обо всем на свете, даже о том, как сильно она его ненавидит.
- Ну… Хако мне никогда и не нравился. Я просто знала, что Мия к нему неравнодушна, вот и хотела ее позлить. Я же не предполагала, что он окажется такой сволочью, и будет встречаться с нами обеими.
- Значит, сегодня я могу спать спокойно: на мою честь ты покушаться не будешь, – усмехнулся блондин.

Ночью Пабло никак не мог заснуть: диван был слишком маленьким для него, да к тому же он замерз. Проворочавшись, он все же решился встать и зайти в спальню:
- Марица, ты спишь?
- Что тебе, Бустаманте?
- Я замерз!
- Ничем не могу помочь: у меня только одно одеяло.
- Я же заболею и умру! – давил на жалость парень.
- Я буду только этому рада!
Разозлившись, Пабло вышел, хлопнув дверью так, что, наверно, все обитатели теля проснулись. Только после этого Марица поняла смысл своих слов. Она взяла свое одеяло и отправилась к парню, который уже лежал, уткнувшись носом в спинку дивана.
- Пабло… Ну Пабло… – жалобным голосом протянула она. – Ты что, обиделся? Ну прости, пожалуйста, я так вовсе не думаю. Просто сказала первое, что пришло в голову.
- Ты всегда так поступаешь: сначала скажешь или сделаешь, и только потом подумаешь.
- Я знаю. Прости… Вот, держи, – она укрыла его одеялом и уже собралась уходить.
- А как же ты? – Пабло повернулся и посмотрел на нее.
- У меня в комнате кондиционер, так что я могу укрыться простыней… А на что это ты смотришь?
В окно светила полная луна, освещая комнату почти как днем, и Пабло не мог не заметить, что на ней была тонкая прозрачная ночная рубашка.
- Эээ… нет, ни на что… Просто, не знал, что ты спишь в ночнушке.
- А я и не сплю. Соня конфисковала у меня пижаму и со словами «Ты едешь отдыхать со своим парнем, а не бабушкой» вручила мне эту рубашку.
- Надо не забыть поблагодарить ее за такое зрелище…
- Спокойной ночи, Паблито! – она резко развернулась и ушла, а блондинчик расплылся в улыбке.

Утром Марица предусмотрительно накинула на себя халатик и вышла из спальни.
- Доброе утро, любимая, – дружелюбно проговорил уже успевший проснуться Пабло.
- «Любимая»? Неужели я удостоилась такой чести, чтобы сам Пабло Бустаманте назвал меня «любимой»?
- Откуда мне знать, может, отец понаставил здесь жучков, чтобы следить за нами.
- Пабло, хочешь бесплатный совет? Ври меньше, а то у тебя паранойя развивается.
- Кто бы говорил! Между прочим, это была твоя идея – притвориться, что мы встречаемся.
- Я старалась для благого дела!
- Я и не сомневаюсь… Кофе будешь?
- Буду. А с чего это ты сегодня такой любезный?
- Переодевайся, мы идем на пляж.
- Зачем? – девушка подозрительно посмотрела на него.
- Марица, в твоем возрасте уже надо знать, что обычно делают на пляже.
- Нет, я не хочу!
- Мне самому одеть тебе купальник?
- Я сама, – недовольно пробурчала рыжая.

Сообщение отредактировал MarizzElla - Пятница, 28.05.2010, 23:11
 
MarizzEllaДата: Пятница, 28.05.2010, 23:06 | Сообщение # 2
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
Марица только улеглась на лежак, чтобы позагорать, как к ней подошел Пабло:
- Пошли купаться!
- Нет, я в воду не полезу!
- Ты что, боишься?
- Просто один раз я чуть не утонула по вине кое-кого, и у меня остались неприятные впечатления.
- Сейчас этот «кое-кто» научит тебя плавать, как и обещал.
- Спасибо, я пока пожить хочу.
- Марица, хватит чушь пороть! Пошли!
- Никуда я не пойду!
- Еще как пойдешь, трусиха!
Девушка хотела что-то возразить, но Пабло взял ее на руки и понес к воде, совершенно не обращая внимания на крики своей «невесты». Зайдя в воду по пояс, он отпустил ее, но вот сама Марица теперь вцепилась в него мертвой хваткой.
- Да отпусти ты меня! – кричал парень, пытаясь разомкнуть ее руки, обвивавшие его шею.
- Ни за что! Тонуть будем вместе!
- Идиотка! Если ты сейчас же меня не отпустишь, я тебя точно утоплю! – Марицу напугал его серьезный тон, и она подчинилась.
После этого начался урок, в течение которого Пабло то бешено орал на нее, когда она не слушалась его, то ласково подбадривал ее. Наконец, у Марицы стало более-менее получаться, и она даже смогла проплыть около метра без помощи Пабло. Радости девушки не было предела. Да и блондин, похоже, был рад не меньше…

- Не могу поверить: я умею плавать! – делилась впечатлениями Марица, когда они уже вернулись в номер. – Представляешь реакцию всех, когда они об этом узнают? Я плыла сама! Это так здорово! Как обрадуется мама, когда я ей сообщу, что в следующий раз обязательно поеду с ней на море, как она и мечтала!
Пабло заворожено на нее смотрел. Сейчас она была безумно счастлива, и такой счастливой сделал ее он сам. Он просто не мог скрыть довольной улыбки. Какой же красивой она сейчас была!
Для торжественности момента сейчас не хватало только музыки, и блондин включил радио. К удивлению обоих, в этот самый момент передавали песню Бритни Спирс «I was born to make you happy» – ту самую, под которую они должны танцевать на конкурсе.
- Может, порепетируем тот момент, что у нас не получался? – предложил Пабло.
- Давай.
Он подошел к ней, обнял ее, наклонил, потом снова прижал к себе, после чего провел ладонью по ее руке. На этот раз у них получилось! От радости Марица повисла у него на шее.
- Похоже, сегодня твой счастливый день, – улыбаясь, проговорил блондин.
- Знаешь, Пабло, эта песня не про нас, – сказала Марица только для того, чтобы отогнать мысли, навеянные его словами.
- Может быть… – шепнул он ей почти на самое ухо. Дальше его губы легонько проскользили по ее шее, но тут, как всегда, без стука, в номер вошел Серхио.
- Вы еще не готовы? Собирайтесь, мы едем домой!

Они вернулись в Буэнос-Айрес с ощущением, словно в раю побывали. Но сколько бы они ни копались в себе, никак не могли понять причину этого. На всякий случай, они решили скрывать ото всех, и, в первую очередь, друг от друга, истинные впечатления от поездки.
А в колледже Марицу уже ждал Факундо, которому никто не мог сказать, где она была все выходные. Когда ребята вошли в колледж, первым его, сидящим на ступеньках, заметил Пабло. Блондин и сам бы не смог объяснить, почему это сделал, но он развернул к себе Марицу и страстно поцеловал ее в губы. Конечно, это не мог не заметить Факундо.
- Что здесь происходит? – подлетел к ним разгневанный парень.
- Факу! Я тебе сейчас все объясню, – начал Пабло. – Дело в том, что Марица – моя девушка. И мы только что вернулись из Мар-дель-Платы, где провели незабываемый уик-энд вдвоем!
- Это правда? – обратился Факундо к Марице.
- Да, но… – начала девушка, но Бустаманте ее перебил.
- Понимаешь, Факундо, все это время она морочила тебе голову. На самом деле, она любит только меня, а с тобой она только развлекалась…
- Нет! – закричала Марица, но Пабло снова не дал ей договорить.
- Конечно, я все знал, но молчал, потому что ты мой друг. Но для тебя же будет лучше, если этот фарс закончится.
- Да, ты прав, – зло ответил парень. – Я больше не хочу видеть эту мерзкую обманщицу! Будьте счастливы! – кинул он им напоследок и ушел.
- Факу, подожди! – Марица хотела побежать за ним, но Пабло ее удержал. – Зачем ты это сделал? – еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, кричала на блондина девушка.
- Не одной же тебе мне жизнь портить! Ты только не волнуйся, найдешь себе другого… Или боишься, что на тебя больше никто не позарится?
- Я ненавижу тебя, Бустаманте, слышишь? Ненавижу! – гневно прокричала она и убежала к себе.
- Зато ты больше никогда не увидишься с Факундо, – проговорил Пабло, когда она уже скрылась из виду.

Весь оставшийся до конкурса месяц Марица и Пабло, хоть и продолжали старательно притворяться парочкой, но постоянно ссорились и устраивали друг другу пакости. В конце концов они уже даже забыли причину своей ссоры. Но во время репетиции танца у них как будто просыпалось чувство ответственности. Они танцевали лучше всех. Во время танца они чувствовали друг друга, понимали друг друга без слов. Они словно были единым целым. Да, Лулу не ошиблась, поставив их в пару.
И вот так, незаметно, наступил тот день, когда им предстояло поехать в Тукуман. Танцевальная группа, состоящая из почти всего 3 курса, выстроилась у автобуса.
- Поскольку я – ваш сопровождающий, – начал Блас, – я сам определю, кто с кем будет сидеть в автобусе. Так… Колуччи – с Пасс, Спиритто – с Бустаманте…
- Минуточку! – перебила его Марица. Почему я – с Бустаманте?
- Сеньорита Спиритто, я принял во внимание, что сеньор Бустаманте – Ваш парень. И, зная Ваш характер, решил предотвратить задержку отправления автобуса, которая могла бы произойти из-за Вашей истерики по поводу того, что Вы хотите сидеть именно с ним. Мне бы хотелось, чтобы автобус выехал до того, как наступит ночь.
- Эредия, я и не подозревала, что Вы такой заботливый, – проговорила Марица и вошла в салон автобуса. Пабло уже сидел на месте. – Пусти меня к окошку! – потребовала рыжая.
- Опоздала, Спиритто! Может, ты еще подольше поспоришь с Бласом? Глядишь, кто-нибудь другой займет твое место…
- Пабло, ты обязан уступить мне место! Я девушка!
- Правда? А я и не заметил…
- Причем ТВОЯ девушка!
- Не напоминай… И давай прекратим этот бессмысленный спор, я все равно не уступлю тебе место.
- Блас! – закричала Марица. – Можно мне сесть на другое место?
- Спиритто, Вы поссорились с Бустаманте? Он предпочел Вам другую?
- Да никогда! Он меня обожает больше жизни!
- Тогда сидите там, где я Вам сказал!
Марице ничего не оставалось делать, и она плюхнулась в кресло.
- Как тебе не повезло! – усмехнулся блондин.
- На твоем месте, сегодня ночью я бы не засыпала, а то ведь можешь и не проснуться!

Устав от препирательств с Пабло, Марица к полночи, наконец, уснула. От тряски ее голова оказалась на плече у Пабло. Парень, конечно, не имел ничего против того, чтобы она спала в такой позе, но очень скоро его плечо начало затекать. Он осторожно, чтобы не разбудить рыжего чертенка, уложил ее голову себе на колени, и только после этого смог спокойно уснуть.
Марица довольно быстро проснулась из-за неудобной позы. Конечно, ее немного удивило то, что она оказалась на коленях у Пабло. Но, подумав немного, она решила здесь же и остаться, и только улеглась поудобней. Взглянув на Суперменчика, она улыбнулась тому, как он спит с открытым ртом, и так, с улыбкой, и уснула.
Пабло проснулся только под утро. Марица еще спала, улыбаясь во сне. Не удержавшись, Пабло нежно провел рукой по ее щеке. И в этот момент у него зазвонил телефон, заставивший его опомниться и разбудивший Марицу.
- Алло… Папа? Чего тебе? – зашептал Пабло. – Зачем тебе Марица? Она спит!
Но Марица вырвала телефон из его рук:
- Доброе утро, свекор!.. Да, я с Пабло… В Тукумане ли мы? – девушка посмотрела на блондина, и он закивал головой. – Да, мы уже приехали. Мы спали; знаете, так устали… Да, до свидания.
- Чего он хотел? – спросил Пабло.
- Не знаю. По-моему, он проверял, со мной ли ты или нет.
- Почему? Он все еще не верит, что мы встречаемся?
- Нет, в том-то и дело, что верит. Тут дело в чем-то другом…
- В чем?
- Не знаю. Твоего отца не поймешь!
- Оказывается, с тобой лучше дружить, чем ссориться, – с улыбкой сказал Пабло.
- Ничего, Паблито, ты сильный, ты выдержишь войну со мной! – ответила Марица, вставая с его колен.
- Через пять минут мы подъедем к отелю! – сообщил Блас.
- Ну наконец-то я смогу принять душ! – послышалось из уст Мии.
- Давно пора, Колуччи, а то от тебя уже попахивает! – не смогла не сострить Марисита, чем рассмешила только проснувшихся ребят. Даже Пабло улыбнулся, правда, незаметно для своей «невесты»…

В отеле расселением снова занимался Блас, только на этот раз он не позволил мальчикам жить в одном номере с девочками. Поэтому Марицу поселили с Лухан, а Луну – с Пилар, поскольку она единственная была не против с ней жить. Томас и Гидо как-то незаметно стали лучшими друзьями, и Пабло, оставшемуся не у дел, пришлось жить с Мануэлем.
- У вас есть полчаса, чтобы привести себя в порядок, а потом все спускаются в столовую на завтрак! – приказал Блас.
- Хоть бы дал отдохнуть, – жаловалась Лухан. – Я почти всю ночь не спала!
- А я неплохо выспалась, – поделилась Марица.
- Еще бы – на коленях у любимого! – сострила Лухи.
- Фу, Лухан, ты сама не чувствуешь, как это отвратительно звучит? Слова «Пабло» и «любимый» несовместимы! Его можно только ненавидеть!
- А ты ведь с ним еще и целуешься!
- И не напоминай! У меня при одной мысли об этом рвотные позывы появляются. Целовать его – все равно, что целовать червяка!
- Давай сменим тему, – с отвращением проговорила Лухан. – Ты первая в душ пойдешь, или я?
- Иди ты, – ответила Марица, присев на кровать, и погрузилась в свои мысли…

- Пабло, так что у вас с Марицей? – допрашивал друга Гидо, пока они спускались к завтраку.
- Ничего! Я старательно исполняю роль ее парня, вот и все.
- А почему же тогда в автобусе она у тебя на коленях спала?
- Ну… я, как джентльмен, разрешил ей спать в той позе, в какой ей удобно… Я не понимаю, как можно быть такой неблагодарной? Я столько ей сделал: научил плавать, избавил от Факундо…
- Может, хватит говорить о Марице? – не выдержал Томми. – Вы только посмотрите, сколько здесь классных девчонок!
- Паблито, а эта блондиночка, видимо, запала на тебя, – сообщил Гидо, указывая на девушку, прошедшую мимо них, которая лучезарно улыбнулась Пабло.
- Да она настоящая красотка! Парни, она будет моей! – у блондина моментально вылетели все мысли из головы о своей «законной» девушке.

А та самая блондинка, не теряя времени, направилась на разведку. В качестве «находки для шпиона» она избрала парня, который, как она уже выяснила, жил в одной комнате с объектом ее охоты:
- Привет, я Лусия.
- А я Мануэль. Приятно познакомиться.
- Мне тоже. Ты ведь знаешь того парня? – она указала на своего красавчика.
- Пабло? Конечно, он мой друг.
- Тогда ты, наверное, знаешь, кто ему нравится?
- Эээ… Подожди секундочку… Марица! – окликнул он неподалеку шатавшуюся девушку. – Тут Лусия интересуется, кто нравится Пабло.
- А я откуда знаю! – ответила рыжая.
- Как это – ты не знаешь? – удивился Ману. – Ты же его девушка!
- Это я так шучу! – с улыбкой кота, пойманного на сметане, проговорила Марица. – Конечно, Паблито без ума от меня!
- Меня обсуждаете? – к этой милой компании присоединился блондин.
- Не совсем. Твою девушку, – разочарованно ответила Лусия.
- У меня нет девушки! – сказал Пабло.
- Видишь, мы с ним идеальная пара! – влезла Марица. – Даже шутим одинаково.
Не на шутку разозлившись, Пабло схватил ее за руку и отвел в сторону:
- Послушай, ты! Ты можешь хоть пять минут помолчать? Какого черта тебе понадобилось говорить ей, что мы встречаемся?
- Прости, Суперменчик, но я не могла допустить, чтобы Мануэль узнал о нас правду, – явно издеваясь, но при этом смотря на него совершенно невинными глазами, ответила Марица. – А ты собирался приударить за ней?
- Да! Ревнуешь?
- Нет, нисколько. Но тебе придется поискать себе новую подружку.
- Зачем же? Я еще смогу закадрить эту блондиночку. А ты можешь подавиться своей ревностью – все равно тебе никогда не сравнится с ней в красоте! – и, довольный собой, парень ушел.
- Идиот! – прошептала Марица. – Ну ничего, Паблито, скоро ты перестанешь быть таким самоуверенным…

Нацепив свою самую соблазнительную улыбку, Пабло отправился покорять красотку.
- Привет, я Пабло.
- Я уже знаю. Я Лусия. А как поживает твоя девушка?
- Ты о Марице? Нет, она не моя девушка. Мы просто притворяемся перед моим отцом.
- Зачем?
- Зачем? Эээ… Моему отцу не нравится, что я танцую, и я сказал ему, что еду в Тукуман отдохнуть со своей подружкой – Марицей, – Пабло на всякий случай решил промолчать про группу.
- А почему именно с Марицей?
- Ну… она нравится моему отцу… И потом, ей тоже нужен этот псевдороман, чтобы отвязаться от назойливой матери.
- И, значит, у вас с ней ничего нет?
- Абсолютно ничего! И давай больше не будем говорить о ней… Ты веришь в любовь с первого взгляда?..
Заметив эту сладкую парочку, Марица решила приступить к осуществлению плана мести:
- Пабло, милый…
- Можешь не стараться, я ей все рассказал, – оборвал ее парень.
- Ну и хорошо. Значит, мне не нужно притворяться – не люблю я этого.
- Марица, ты, кажется, куда-то шла? – пытался выпроводить ее блондин.
- Паблито, не будь такой злюкой! Лучше принеси нам сок… Ты же ведь не хочешь показаться своей новой знакомой не галантным?
Умеет она добиваться того, чего хочет! Пришлось Пабло идти за соком, чтобы не ударить в грязь лицом перед красоткой.
Оставшись наедине, Марисита начала разговор:
- Пабло считает тебя очень красивой. Он мне сам это сказал. И он хочет поближе с тобой познакомиться.
- Правда? – обрадовалась Лусия.
- Конечно. Он говорит, что ты очень хорошо одеваешься. Даже наша первая красавица – Мия Колуччи – не может сравниться с тобой в выборе одежды.
- И вы все это с ним обсуждали?
- Естественно, мы же с ним лучшие друзья. Я бы даже сказала, лучшие подруги.
- Подруги? – ошарашено спросила девушка.
- Ну да. Мы с ним обсуждаем все на свете: шмотки, косметику, парней… Знаешь, это хорошо, что Пабло тебе все рассказал до того, как ты в него влюбилась. Я знаю, как это больно: ты думешь, что нашла идеального парня, а он оказывается голубым.
- Пабло голубой?! – девушка явно была в шоке.
- Почему это тебя так удивляет? Он же ведь тебе все рассказал.
- Нет! Он сказал, что вы притворяетесь перед его отцом, потому что он против, чтобы Пабло танцевал!
- Ну да, все правильно. Пабло потому и любит танцевать, что голубой, – Марица даже улыбнулась, вспомнив их давнишний разговор: все так удачно складывается! – Но я понимаю, почему он тебе не сказал правду. Он не хочет, чтобы об этом кто-то знал. Даже его друзья не в курсе. Я-то сама об этом случайно узнала, когда пыталась его соблазнить. Но, как видишь, у меня ничего не получилось: Пабло не нравятся девушки!
- Вот ваш сок! – с натянутой улыбкой проговорил вернувшийся блондинчик.

 
MarizzEllaДата: Пятница, 28.05.2010, 23:09 | Сообщение # 3
ThE fIrSt
Группа: v.I.p.
Сообщений: 1644
Репутация: 38
Статус: Offline
- Спасибо, Паблито, ты очень милый! – наигранно протянула Марица, забирая у него стакан с соком. – Ну ладно, пожалуй, я оставлю вас наедине.
- Наконец-то она ушла! – сказал Пабло, как только она скрылась из виду. – О чем вы говорили?
- О тебе.
- Да? И много она обо мне гадостей наговорила?
- Наоборот, она очень хорошо о тебе отзывалась.
- Неужели?
- Она сказала, что вы – лучшие друзья…
- Да уж – не разлей вода! – усмехнулся парень.
- …и что она единственная знает твой секрет.
- Какой?
- Пабло, не нужно скрывать свою истинную сущность. Я понимаю, это сложно – сознаться во всем, ты боишься, что тебя не примут, но нельзя же всю жизнь прятаться!
- Ты о чем? – не понимал Пабло.
- Если ты голубой, то признайся в этом. Со временем тебя поймут…
- ЧТО?! Я не голубой!!!
- Пабло, не надо этого стесняться…
- Это тебе Марица сказала?
- Да.
- Идиотка ненормальная! Я убью ее, задушу собственными руками! Ну все, Спиритто, ты мне ответишь за это!

Марица вернулась к себе в номер, удовлетворенно потирая руки.
- Чего это ты такая радостная? – спросила ее Лухан.
- Теперь Паблито получит свое! – просияла девушка.
- Что ты ему сделала? Рассказывай!
Но не успела Марица и рта раскрыть, как в номер влетел разъяренный Бустаманте:
- Лухан, выйди!
- Нет, Лухан, не уходи! – рыжей совсем не хотелось расставаться с ним наедине.
- Выйди, я сказал! – скомандовал блондин, у которого, казалось, пар из носа валил.
- Я буду у Луны, – проговорила Линарес и выбежала за дверь.
- Паблито, тебя не учили стучаться? Может, мы тут переодевались! – Марица совсем не хотела показывать ему, что испугалась.
- Значит, я голубой, да? Сейчас я покажу тебе, какой из меня голубой! – парень начал надвигаться на девушку явно с недобрыми намерениями.
- Э-э-эй! Что ты собираешься делать? Учти, я обвиню тебя в попытке изнасилования!
- Спиритто, кому ты нужна? – с этими словами он повалил ее на кровать, уселся на нее сверху и, удерживая ее руки, начал целовать. Хоть бы самому себе не врал!
Марица, хоть и старалась для приличия отбиваться, но все же ответила на поцелуй. Через несколько минут, когда попытки с ее стороны сопротивляться были давно заброшены, а Пабло смог наконец-то оторваться от ее губ, она спросила:
- Что ты от меня хочешь?
- Ну, во-первых, ты скажешь Лусие, что мы на самом деле встречаемся, и ты выдумала эту историю из ревности.
- А если я откажусь?
- Я откручу тебе шею, – спокойно ответил он.
- Но тогда мне придется сказать ей, чтобы она держалась от моего парня подальше, иначе я ей все волосы повыдираю. Чтобы правдоподобней было!
- Валяй, она меня больше не интересует.
- Нашел новую девушку?
- Может быть… – загадочно ответил блондин.
- А что во-вторых?
- Во-вторых… хм, эту ночь я проведу здесь, в твоей постели. Пусть все, включая наших друзей, думают, что мы переспали.
- Пабло, ты давно к психиатру ходил? Зачем тебе это надо?
- Чтобы ты почувствовала то же самое, что и я сегодня. К тому же, какая тебе разница, все и так думают, что мы спим.
- Ладно, но только сегодня! Второй раз я этого кошмара не вынесу!
- Договорились: я тоже!

В номер Лухан вернулась около двух часов ночи, думая, что к этому времени Марица и Пабло уже закончили свою разборку. Каково же было ее удивление, когда она увидела свою подругу спящей в объятьях ее злейшего врага, и при этом они оба улыбались во сне…

- Марица, я не могу поверить, что ты переспала с Бустаманте! – причитала за завтраком Лухан.
- Да, но я не хочу говорить об этом!
- Так это правда? – поразилась Луна. – Я думала, это ваша очередная ложь…
- Пожалуйста, Луна, не надо, мне и так тошно! – умоляла Марисита.
- Ребята, ребята! – в столовую влетел Гидо. – Приехала еще одна танцевальная группа! Они из 9 колледжа Буэнос-Айреса!
- Это же моя бывшая школа… – чуть не выронив чашку, тихо проговорила Марица, после чего медленно встала и вышла из столовой.
- Почему она так странно отреагировала? – Пабло с беспокойством смотрел ей вслед.
- Не знаю, может, там учится ее бывший парень, которого она до сих пор не может забыть, – предположил Томас.
- Похоже, Паблито, у тебя есть серьезный конкурент! – поддержал Гидо.
- Я должен выяснить, что с ней! – и Пабло кинулся вслед за Марицей.

Марица сидела на диванчике в коридоре, опустив голову. Пабло присел рядом с ней:
- Марица, что случилось?
- Нет, ничего, все в порядке.
- Ты мне не грубишь – значит, случилось что-то серьезное. Почему ты так отреагировала на приезд этой школы? Там учится твой бывший парень?
- Нет, у меня не было парней.
- Тогда в чем дело? – Пабло взял ее за руку и почувствовал, как она дрожит.
- Ни в чем…
- Сиди тут, я принесу тебе зеленого чая, чтобы ты успокоилась, – Пабло снова побежал в столовую, а Марица только грустно посмотрела ему вслед.
- Кого я вижу: Марица Пиа Спиритто собственной персоной! – к ней подошла эффектная брюнетка.
- Привет, Адела! – девушка собрала все силы, чтобы не выдать своего состояния.
- Неужели ты тоже танцуешь? Ну, если у вас в школе никого получше не нашлось, тогда нам первое место гарантировано!
- Это мы еще посмотрим, кто победит!
- Марица, такой неудачнице, как ты, ничего не светит! Кстати, а как на личном фронте? Сколько парней тебе уже отказало?
- Представь себе, я встречаюсь с самым красивым парнем в колледже!
- Наверно, это тяжело, когда вокруг тебя одни уроды… Хотя, наверно, этот бедняжка еще к тому же слепой и глухой, раз запал на тебя.
- Марица, вот твой чай! – вернулся Пабло.
- Спасибо, любимый! – Марица обняла его за шею и поцеловала в щеку. Пабло сразу все понял.
- Для тебя – все, что угодно, дорогая!
- Сколько ты ему заплатила, чтобы он притворился твоим парнем? – наконец, подняв с пола челюсть, спросила Адела.
- Это я готов отдать все свои деньги, лишь бы она никогда меня не бросала! – ответил за нее блондин. – Кстати, я Пабло Бустаманте.
- Адела Альварес. Ты сын мэра?
- Да, а что?
- Нет, ничего… Ты что, поспорил на нее?
- Нет, с чего ты взяла?
- Да так… Простите, я пойду, мне надо еще переодеться…
- Пабло… спасибо… – проговорила Марица после ухода Аделы.
- Это из-за нее ты так расстроилась?
- Да…
- Похоже, у вас были отвратительные отношения. Такие же, как у нас с тобой.
- Хуже. Гораздо хуже. Ты бы никогда не смог сделать мне столько гадостей, сколько она. Из-за нее у меня не было друзей…
- …и парней?
- Да… Хотя, нет. Она права – я уродина…
- Марица, посмотри на меня, – Пабло поднял ее за подбородок. – У тебя обворожительная улыбка. А твои глаза – самые прекрасные глаза на свете.
- Ты говоришь так, только чтобы успокоить меня. Ты и сам постоянно даешь мне понять, что я уродина.
- Нет, Марица, я просто хотел позлить тебя!
- Ты считаешь меня красивой?
- Ты и есть красивая! – его слова заставили ее улыбнуться. – Слушай… прости за вчерашнее… я просто очень разозлился…
- Да ладно, я тоже перегнула палку…
- Если хочешь, можешь сказать подругам, что между нами ничего не было. Я тоже расскажу правду Томасу и Гидо.
- Пабло, можно тебя кое о чем попросить?
- Конечно, что угодно!
- Адела наверняка захочет отбить тебя у меня. Ты можешь… отшить ее?
- Ты могла бы меня даже не просить об этом! Конечно, я ей не поддамся!
- Спасибо… – девушка с благодарностью посмотрела на него.

- Угадай, кого я только что встретила? – спрашивала Адела свою лучшую подругу – Марту.
- Кого?
- Марицу Пиа Спиритто! Эту уродину!
- Что она здесь делает?
- Представь себе – танцует! Но это еще не все! У нее парень – настоящий красавчик! И, между прочим, сын Серхио Бустаманте!
- Мэра Буэнос-Айреса? Ей повезло!
- Марта, ты чего? Я готова поспорить, что здесь что-то не так! Ну не может такой красавчик влюбится в эту уродину!
- А почему бы и нет? Она не такая уж и страшненькая, к тому же…
- Марта!!! Не говори глупостей! Не верю я в эту сказочку про красавца и чудовище! Подожди, я еще узнаю, в чем тут дело…

Для начала Адела решила просто расспросить Пабло, полностью полагаясь на свое обаяние. Заметив его одного в баре, она направилась прямиком к нему:
- Пабло, привет!
- Привет.
- Ты занят?
- Я жду Марицу.
- Пабло, скажи честно, пока ее нет. Почему ты с ней встречаешься?
- Как – почему? Я ее люблю!
- И за что же ее можно любить?
- Ты шутишь? Да она самая лучшая девушка на свете! Она самая необыкновенная – никто не может сравниться с ней!
- Пабло, она тебя приворотила, что ли? Да она просто выскочка, которая любит всеми командовать!
- Нет, это не так. Она лидер, она всегда борется с несправедливостью, она может зажечь любого своими идеями, и каждый будет готов пойти за ней!
- Она только подставляет всех своими безумными идеями, а сама выходит сухой из воды!
- Она научила меня бороться за то, что я люблю! И она всегда приходит мне на выручку!
- Пабло, поверь мне, она не стоит того, чтобы ты ее так защищал.
- Стоит. Я никого и никогда так не любил, как ее!

Увидев Пабло и Аделу вместе, Марица хотела к ним подойти, но, заметив, с какими влюбленными глазами он ей о чем-то рассказывает, она передумала. Спускаясь по лестнице, она села на ступеньку и просто заплакала. Снова Адела перебежала ей дорогу. Снова Адела оказалась лучше ее, и Пабло не смог перед ней устоять. И как она могла подумать, что на этот раз все выйдет иначе?
- Марица, можешь не беспокоиться насчет Аделы! – радостно сообщил Пабло, присаживаясь рядом с ней. – А почему ты плачешь?
- Хорошо повеселился с Аделой? – сквозь слезы язвила девушка.
- Ты о чем? Я сказал ей, что ты – моя единственная любовь.
- Что-то не похоже было…
- Марица… – Пабло прижал ее к себе. – Поверь мне, я тебя не предам. Я буду самым верным парнем, безумно влюбленным в свою девочку. И никто даже не усомнится в моих чувствах к тебе! Ну? Ты больше не будешь плакать?
- Пабло, почему ты скрывал от меня, что ты такой хороший? – улыбнулась Марица.
- Не знаю, может, это ты меня таким сделала?

- Парни, я влюбился! – заявил Пабло, влетая в номер Гидо и Томми.
- В кого? – поинтересовался Гидо. – В ту брюнеточку, с которой я тебя видел в баре?
- Нет, в Марицу!
- Тоже мне – новость! Сообщил бы что-нибудь свежее…

- Он такой добрый, такой нежный, такой ласковый… – рассказывала Марица подругам, закатив глаза к потолку.
- Я так и знала, что это все плохо кончится… – поделилась Лухан.
- Ты его не знаешь! Он самый замечательный парень на свете!
- Марица, я так рада, что ты влюбилась! – кинулась обнимать подругу Луна.

- Неужели это так заметно, что я ее люблю? – удивлялся Пабло.
- Конечно! Ты целыми днями только о ней и говоришь! – ответил Томми.
- Правда? – задумчиво спросил блондин.
- А теперь рассказывай, каково это – спать с любимой девушкой? – поинтересовался Гидо.
- Эээ… вообще-то, мы с ней не спали…

- Зачем Пабло понадобилось, чтобы ты сказала нам, что вы переспали? – недоумевала Лухан.
- Ну, знаешь… я мстила ему, он мстил мне… Но теперь это все в прошлом!

Тогда как все обычные влюбленные ищут возможности остаться наедине, эта ненормальная парочка старалась как можно чаще быть на людях, чтобы была отговорка всем их объятиям, поцелуям, ласковым словам и нежным прикосновениям. Они не решались признаться друг другу в любви, боясь, что их чувство не взаимно, и это только даст повод другому издеваться над ним. Но на то любовь и слепа, чтобы увидеть, как им обоим нравится быть вместе.
Проходя по коридору с Марицей, Пабло краем глаза заметил Аделу и, прижав свою девушку к стене, начал страстно целовать.
- Эй, голубки, вы можете хоть на пять минут оторваться друг от друга? – окликнул их Мануэль. Они даже и не заметили, что Адела уже давно скрылась из виду. – Сейчас будет генеральная репетиция, хватит целоваться!

- Адела, куда ты меня тащишь? – спрашивала свою подругу Марта.
- У «Элит Вэй» сейчас репетиция. Я должна посмотреть, как танцует эта идиотка!
Репетиция проходила в конференц-зале отеля – там же, где должен был состояться и сам конкурс. Адела и Марта заглянули в зал.
- Марица танцует лучше всех! – с явным восхищением заметила Марта.
- Не смей так говорить!
- Но почему? Ведь это правда!
- Нет! Никогда! Она…
- А вы что здесь делаете? – за спором они не заметили, что из зала вышла брюнетка.
- Мы… просто хотели посмотреть, как танцует Марица, – оправдывалась Адела. – Мы ее подруги, мы раньше учились в одной школе.
- Да, я слышала об этом.
- Скажи, а этот красавчик – Пабло, кажется. Он на самом деле ее парень?
- Конечно, – ответила Пилар, а это была именно она. И повезло же им наткнуться на первую сплетницу «Элит Вэй»! – Поначалу они, правда, вечно ссорились, но потом неожиданно для всех начали встречаться. Я тоже сначала сомневалась в истинности их романа, но теперь я на сто процентов уверенна, что они без ума друг от друга! Они даже здесь умудрились переспать, несмотря на то, что наш воспитатель следит за каждым нашим шагом и не позволяет таких вольностей.
С каждым ее словом Адела становилась все мрачнее и мрачнее. Пилар уже ушла, а она все еще никак не могла вымолвить ни слова.
- Похоже, ты ошибалась на счет Марицы, – сказала Марта. – Она отлично танцует, и она на самом деле встречается с этим красавчиком…
- Нет! Нет, Марта, нет! – закричала Адела. – Эта уродина никогда не будет лучше меня! И она не будет танцевать!
- Почему ты так уверена?
- Смотри…
Как раз в это время к выходу направлялись Марица и Пабло. Марица шла впереди, и как только она поравнялась с дверью, Адела сделала ей подножку. Увидев летящую Спиритто, блондин тут же кинулся к ней:
- Марица, ты в порядке? Встать можешь?
- Ой, простите, я случайно, – с невинными глазками запричитала Адела.
- Пабло… милый. Отнеси меня в комнату, пожалуйста…

Дотащив легкую, словно перышко, девушку до номера, Пабло уложил ее на кровать.
- Она сделала это специально! Пабло, она мне нарочно подножку подставила! – кричала Марица.
- Да, да, я знаю, – пытался ее успокоить парень. – Нужно позвать врача. Нога сильно болит?
- Да нет, Пабло, какой ты глупый! С ногой все в порядке. Я просто разыграла этот маленький спектакль перед Аделой – пусть пока порадуется, а я придумаю, как ей отомстить!
- Можешь не думать, я уже знаю… Кстати, что-то я в последнее время слишком часто ношу тебя на руках.
- Ну правильно, так и должно быть – я же твоя девушка! – и они оба засмеялись.
- Ты точно в порядке? Тебе ничего не нужно? – Пабло не хотелось уходить от нее.
- Нет… хотя… – Марица начала отчаянно искать причину, чтобы он остался, так как и ей не хотелось, чтобы он уходил. – Пабло, спой мне песню.
- Песню? – удивился парень.
- Ну да. Мне… нравится, как ты поешь.
- Правда? – она кивнула головой. – Какую песню тебе спеть?
- «Dos segundos».
- П-почему именно ее?
- Не знаю, она мне нравится. Хотела бы я, чтобы кто-нибудь посвятил мне такую песню…
Пабло улыбнулся незаметно для девушки. Ведь эту песню он посвятил именно ей, но он никогда бы не признался ей в этом, даже под дулом пистолета.
Он спел ей «Dos segundos», потом они вместе пели другие песни, затем болтали, и так до тех пор, пока под вечер Лухан не вернулась в номер, и Пабло пришлось уйти.

Утром Пабло выловил Марту:
- Ты должна подтвердить перед организаторским комитетом, что Адела подставила Марице подножку! Ведь мы оба это видели!
- Нет! Ни за что! – испуганно закричала девушка.
- Неужели ты настолько ее ненавидишь?
- Нет, Марица мне всегда нравилась, но я не могу.
- Почему? Если Марица не сможет танцевать, будет честно, чтобы Аделу дисквалифицировали.
- Она меня убьет!
- Почему вы так ее боитесь? Даже Марица – а она ведь никого не боится!
- Это, скорее, Адела боится Марицы, боится быть хуже ее. Адела всегда хотела быть во всем первой, а Марица ей в этом мешала – ведь она лучше Аделы. И она вечно травила Марицу, на каждом шагу устраивала ей подлости. Она всю школу настроила против Марицы. Я не раз видела, как она плакала из-за нее.
- Бедная моя девочка… – прошептал Пабло, представив, как ей было плохо и из-за его гадостей.
- Ты ее очень любишь? – спросила Марта.
- Да, и я на все пойду ради нее.
- Хорошо, я подтвержу. Только об этом никто не должен узнать, ладно?
- Не волнуйся, я не проболтаюсь.
- Если честно, если Аделу дисквалифицируют, нам же будет лучше – танцует она ужасно!

Вот и подошло время конкурса.
Во время танца учеников «Элит Вэй» Лулу ужасно нервничала. Самих ребят неимоверно трясло. И даже Блас переживал. Но танец прошел блестяще – никто не ошибся ни в одном движении. Они смотрелись куда как предпочтительней остальных конкурентов, но впереди оставался последний соперник – 9 колледж Буэнос-Айреса.
- Марица, у меня есть для тебя сюрприз. Смотри… – Пабло указал на сцену.
- Адела не танцует? Твоя работа?
- Да, – самодовольно улыбнулся парень. – Ее дисквалифицировали за то, что она подставила тебе подножку.
- Зачем ты это сделал? Пабло, я хотела доказать, что танцую лучше ее, а для этого она должна была танцевать!
- Марица, – блондин взял ее лицо в ладони, – все и так знают, что ты танцуешь лучше ее, в том числе и она сама. Но зато теперь она будет знать, что не может безнаказанно делать гадости. К тому же, без нее у них получается куда как лучше – возможно, они даже выиграют…
- Ты сделал это для меня? – девушка с благодарностью смотрела в его глаза.
- Да…
- Пабло… Но почему? Почему ты мне помогаешь?
- Ты мне помогала не меньше. Отец никогда не позволил бы мне играть в группе, а ты с легкостью все устроила.
- Но я ведь и для себя старалась. Да еще наш вымышленный роман помог мне избавиться от Сони…
- Я так и знала! – они и не заметили, что их подслушивает Адела. – Марица, Марица, Марица! Я знала, что этот красавчик не может тебя любить!
- Почему же? Я ее люблю! – заявил парень.
- Пабло, не надо меня защищать…
- Марица, разве тебя нельзя любить?
- Нет…
- Спиритто, ты умнеешь на глазах! Уже признаешь очевидное! – ехидничала Адела.
- Да, в отличие от тебя! – не выдержала Марица и убежала.
- Марица, Марица, подожди! – Пабло догнал ее. – Объясни мне, почему ты так реагируешь?
- Потому что она права, Пабло! Ты же меня не любишь! Ты ненавидишь меня!
- Это не так, Марица…
- Нет, Пабло, не надо меня утешать. Знаешь, мне уже надоело притворяться.
- Ты хочешь… – начал блондин.
- Не волнуйся, Пабло, я буду по-прежнему говорить всем, что мы встречаемся, – прервала его девушка, – но нам лучше общаться как можно реже.
- Но почему?
- Потому что я так хочу! Потому что я от тебя устала! – Марица повернулась и ушла.
- Дурак! – прошептал Пабло после ее ухода. – И с чего я решил, что она может меня полюбить?

- Глория, ты слышишь? – говорил радостный Дунофф.
- Нет, я ни звука не слышу, – недоуменно ответила секретарша.
- Вот именно – ни звука! Тишина! Потому что нет этого ужасного 3 курса! И этот рай будет продолжаться еще целые сут…
Но не успел директор договорить, как из коридора послышался визг Колуччи, а за ним и крик Спиритто. Обе девушки, на ходу ругаясь, тут же влетели в приемную, а за ними и все их одноклассники. Бедный Дунофф одной рукой схватился за шкаф, а другой за сердце.
- Что… что вы здесь делаете? – еле проговорил он. – Вы же должны быть на конкурсе!
- Папочка, – из этой толпы выбралась Пилар, – мы просто все очень соскучились по тебе, и решили приехать на день пораньше!
- Я тоже… рад вас видеть, – натянуто ответил директор. – Но как же конкурс?
- Папочка, ты только не волнуйся… Я понимаю, это тяжело, но…
- Мы выиграли!!! – закричала Марица.
- Правда? – обрадовался мужчина.
- Конечно, папа. Представляешь, как это прославит твою школу? Все богатые родители будут мечтать отдать своих детей сюда… – рисовала приятные картины Пилар, уводя отца в его кабинет.

Прошло две недели, в течение которых Пабло и Марица лишь изредка перекидывались парой слов да грустно поглядывали вслед друг другу.
В одну из суббот Марица, Луна и Лухан направлялись в клуб – у Erreway был концерт – когда заметили мэра, который направлялся в комнату сына.
- Черт, он может сорвать концерт! – шепнула Сарица подругам. – Я пойду все улажу!
Не успел Серхио войти в комнату, как вслед за ним вбежала Спиритто:
- Пабло, нам пора идти смотреть на твой сюрприз для меня… Ой, свекор, я Вас не заметила.
- Здравствуй, Марица, у вас свидание?
- Да.
- Ну, я не задержу твоего парня надолго, но нам надо поговорить наедине.
В нерешительности девушка перевела взгляд на Пабло.
- Можешь идти, Марица, я тебя потом догоню, – сказал он. – Не волнуйся, я приду.
Марица чувствовала что-то неладное. Она хотела как-нибудь дать ему понять, что он всегда может рассчитывать на ее поддержку. Поэтому она просто подошла и поцеловала его в щеку. Пабло с благодарностью посмотрел на нее.
Когда Марица вышла, Серхио начал разговор:
- Тебе не кажется, что ты слишком долго встречаешься с этой девчонкой?
- А в чем дело? Ты же радовался тому, что мы вместе.
- Да, но это было раньше. Пабло, девчонок нужно бросать, как только получишь от них все, что нужно, а вы встречаетесь уже 4 месяца.
- Я не собираюсь ее бросать, папа.
- Почему?
- Потому что я ее люблю. Тебе знакомо это слово, или тебе объяснить его значение?
- А я гордился тобой. Я думал, что тебе удалось укротить эту взбалмошную девчонку, но теперь я вижу, что ты у нее под каблуком.
- Нет, папа, ты ошибаешься. Марица предоставляет мне полную свободу и не подавляет меня, в отличие от тебя. Я сам не хочу ее бросать!
- Потому что ты слабак!
- Нет! Только рядом с ней я могу быть сильным!
- Это означает, что ты ее не бросишь?
- Нет. Ты только за этим приходил?
- Не совсем. Я хотел забрать тебя домой, познакомить кое с кем.
- Извини, у меня свидание, – кинул Пабло и вышел за дверь.

В клубе Марица ходила из угла в угол, а Мануэль пытался ее успокоить:
- Да не волнуйся ты так, Пабло придет. Он же тебе обещал.
- Нет, я уверена, что Серхио снова хочет испортить ему жизнь. Наверняка он пришел не для того, чтобы узнать, как поживает его сын! Ему что-то нужно от Пабло! А вдруг он не сможет ему противостоять?
- Да успокойся ты, вон и сам Пабло!
Марица сразу кинулась к нему:
- Что хотел твой отец?
- Давай поговорим об этом после концерта?
- Хорошо, – ответила девушка, но во время всего выступления она с беспокойством посматривала на Пабло.

- Мануэль, ты проводишь Мию до колледжа? Мы с Марицей прогуляемся, – спросил Пабло после концерта.
- Конечно, – и он увел недовольную Колуччи.
Марица и Пабло вышли на улицу. Рыженькая больше не могла терпеть:
- Ну, рассказывай!
- Марица, посмотри, какая звезда на небе! – парень указал на небо.
- Пабло, какие звезды? Что, я звезд не видела, что ли?
- В большом городе из-за освещения почти не бывает видно звезд…
- Пабло, что сказал твой отец?
- …а это очень яркая звезда. Такая же яркая, как и ты.
- Рискну предположить, что твой отец сказал не это, – после недолгого замешательства сказала девушка.
- Тебе не кажется, что мы уже слишком долго притворяемся, что встречаемся?
- Ты хочешь меня бросить? То есть, сказать отцу, что бросил меня? Об этом тебя просил отец?
- Да, отец меня просил, но я не согласился.
- Почему?
- Я пообещал тебе как-то, что никогда тебя не предам, помнишь?
- Тогда чем тебя не устраивает наш обман?
- Когда я говорю всем, что люблю тебя, я обманываю не их, а себя.
- Что ты этим хочешь сказать?
- Я на самом деле люблю тебя, Марица.
- Что?
- Я понимаю, ты меня ненавидишь, но я ничего не могу с собой поделать…
- Нет, нет, подожди, Пабло. Это не так. Я тоже люблю тебя.
- Правда?
- Правда.
- И ты согласна стать моей девушкой?
- Я уже твоя девушка!
- Нет-нет, по-настоящему!
- Конечно, согласна!
Они улыбнулись друг другу и наконец-то слились в поцелуе, который говорил о их любви друг к другу не кому-то, а только им одним.
Оторвавшись от столь сладких губ, Пабло произнес:
- Я могу пригласить на танец лучшую танцовщицу Аргентины и свою любимую девушку?
- Но здесь же нет музыки!
- А я тебе напою песню, которая предназначается только тебе одной…

КОНЕЦ

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » Аргентинские танцы (By Стася)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz