Четверг, 24.08.2017, 11:45
Приветствую Вас Гость RSS
Esprit rebelle
ГлавнаяВ этом все мужчины.. - ФорумРегистрацияВход
[ Список всех тем · Список пользователей · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » В этом все мужчины..
В этом все мужчины..
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:34 | Сообщение # 1

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Автор: Лучинка или просто Лена
Название: В этом все мужчины...
E-mail: luchik@mail.ru
Статус: окончен
Размер: макси…
Бета: нет
Пайринг: повествование ведется от лица Мии, но много про Марису и Пабло)
Жанры: романтика, юмор, приключения…
Рейтинг: T или PG-13
Дисклеймер: Крис Морена и компания *и угораздило же Лену перекатать пару строчек из Донцовой... Да простит она меня*
Саммари: читаем, нет описания сему безумию
От автора: я понимаю, может ничего и не понятно, может не нравится, но оставьте комментарий, научите, выскажите… или чего ещё… Спасибо заранее всем…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:39 | Сообщение # 2

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 1
Вы знаете, у меня никогда не проявлялось склонности попадать во всякие неприятности. Это привычка моей сестры, правда, она не попадает в сложные ситуации, а сама создает их. У меня как раз наоборот это проблемы липли ко мне, причем с каждым днем все сильнее. Будто медом намазана. Как только подумала про это славное вещество, сразу захотелось принять ванну, что ближайшее время было весьма проблематично. Я лишь горестно вздохнула, мечты о ёмкости с горячей водой были напрасными…
Мне как всегда «повезло». Моя помощь срочно понадобилась какой-то дальней родственнице. К слову, их у меня тоже немного, поэтому редко я могу кому-то понадобиться. Но эта родственница оказалось очень дальней, как генетически, так и физически. Какая-то сестра брата мужа племянницы моего двоюродного дедушки, я недели две пыталась понять кем она мне все-таки приходится, но плюнув на все, я помчалась на выручку. Естественно, когда я плевала на все, я забыла сказать куда уезжаю, да и что вообще уезжаю мужу, сестре, отцу и Соне. Не думаю, что они меня хватятся быстро, Мануэль все время пропадает на работе, так что дай Бог, чтобы он заметил мое отсутствие хотя бы после моего отъезда, а не после моего возвращения. Я вижу его очень редко, да и то его присутствие для меня ассоциируется только со сном, так как когда мой благоверный заявляется домой, уже далеко за полночь, и мне как-то лень просыпаться и выяснять отношения. Я уже перестала обижаться, в этом все мужчины…
В первый год после свадьбы я искренне полагала, что жизнь замужней женщины – это совместные походы с супругом в кино, театр, ресторан, зоопарк в конце концов. Потом, сообразив, что Мануэль терпеть не может органную музыку, а при виде филармонии его начинает мутить, отчаянно скучает на любом спектакле, а в кино, пользуясь темнотой, засыпает, я не стала огорчаться. Сначала я наивная овечка пыталась бороться с привычкой мужа пропадать на работе по двадцать три часа в сутки. Ну, согласитесь, супруг, который лишь спит с вами на одной кровати, никак не может считаться образцом семьянина. Мне элементарно хотелось романтики, совместных ужинов, кофе в постель, милых подарочков, походов, ладно, не в кино, так хоть в магазин за продуктами. Ману с самым несчастным видом, выслушав мои претензии, бормотал:
- Да, конечно, ты совершенно права, сейчас же отправимся в кино.
Но стоило мне, подпрыгнув от радости, схватиться за уличную обувь, как раздавалась противная трель мобильного, муж вытаскивал трубку и отрывисто говорил:
- Да? Где? Когда? Выезжаю.
Услыхав в первый раз слово «выезжаю», я чуть не зарыдала от злости, во второй – разбила чайный сервиз, в третий – пошла на сеанс одна, в четвертый поняла: надеяться на что-то иное глупо. Сейчас я пыталась избавиться от навязчивой мысли: а зачем козе баян? Поэтому я и уехала, не дожидаясь Мануэля. Он не заметит, Мариса другое дело. С годами её характер стал ещё хуже, казалось, она только и искала повод поругаться с Пабло. Как он до сих пор выжил, оставалось великой тайной. Он тоже не отставал от невесты, его язвительности не было границ. Мариса ругалась со всеми подряд, особенно с Мануэлем. Я часто задавала себе вопросы и не находила ответов. Подозрение росло с каждым днем и с каждой новой ссорой, дома бывать он не успевал, а вот на выяснения отношений с Марисой, сколько угодно! Пабло же несмотря на свою ревность даже не дергался. Мои мысли прервал настойчивый телефонный звонок, я взяла трубку:
- Да…
- Мия, черт возьми, где тебя носит?
- А, Мариса…
- Нет, Мануэль… Ты что и правда думала, что он тебе позвонит?
- Прекрати, ты не справедлива к нему
- Как и он к тебе!
- Ты о чем?
- Забей! – вот конек сестренки моментально и бесповоротно менять тему, - Где ты? Мы тут с ног сбились, ищем по всему городу!
- Мы?
- Да, я, Пабло и твой муж…
- Я скоро вернусь домой.
- Жду.
- Поцелуй за меня всех, только не откуси голову Ману, мне нужно с ним поговорить.
- Мия, а зачем он тебе нужен?
- Я думала, я люблю его
- Думала?
- Дома поговорим. Пока.
Мне не хотелось разговаривать на эту тему, слишком много произошло, чтобы расставаться с ним так резко, практически из-за ничего. Потому что это ничего стало между нами.
« Тудух-тудух-тудух-тудух…» - стучали колеса. Вагон тихо раскачивался. Я сама не заметила, как глаза сомкнулись. Мерно посапывая, я заснула. Раздался нечеловеческий вопль.

Глава2
Проснулась я от холодящего душу крика, я подскочила, ударившись о подоконник, и уставилась на незваных гостей. Высокая девушка держала за руку девочку лет 5 и истерично визжала:
- Что ты здесь делаешь?
Я весьма удивилась этому вопросу, я только хотела его задать наглой девице, но видно я так перепугалась, что не смогла поставить хамку на место:
- Вообще-то я сплю…спала, - мигом поправилась я. Девушка не удовлетворилась моим ответом:
- Это мое купе…
Моему изумлению не было границ, я сама покупала билет на этот поезд и немного не понимала возмущения нахалки:
- Как видите, мой билет на это место, поэтому поделать вы ничего не сможете… - я надеялась, что на этом все претензии будут исчерпаны, но скандал принял новый оборот.
Девица притащила проводника, что-то упорно ему доказывая. Бедный парень, ни капельки не смутившись, все растолковал ей нормальным языком. Видимо испанский понимала она плохо, потому что потом я ей растолковала немного доходчивее, употребляя при этом весьма не лестные выражения в её адрес. Кажется, она утихомирилась.
Девчушка же оказалась просто чудом, в отличие от своей матери. Она познакомила не только со своей куклой, но и немного рассказала о себе. Для своих лет очень развитый ребенок. Мы выпили чаю с печеньем и весело принялись обсуждать мир музыки. Сирена, запихнув в рот сразу три печенья, пробормотала:
- А я тебя знаю! – я искренне удивилась, пытаясь вспомнить о более раннем знакомстве с девочкой. Моя память категорически отказывалась воспроизводить этот факт, поэтому я спросила:
-Да? Откуда?
-Ты пела в глуппе… Мне так нлавятся ваши песни, они все о любви… у меня есть все ваши диски, но вы ласпались и закончили петь…- девчушка шмыгнула носом, мне стало её жаль, я сама не хотела бросать группу, но на этом настояли все:
- Мы исчерпали свой творческий потенциал…
- Понятно, - она посмотрела на мать, недовольно поджавшую губы, - мне пола спать…Позже поболтаем…
Девушка уложила её спать, правда тоже не без скандала. Отказавшись почитать ребенку сказку и позвать какого-то Макси, она накричала на бедную девочку и та мигом успокоилась. Вскоре я тоже заснула.
Я почувствовала, как кто-то трясет меня за плечо, это оказался проводник. Он виновато улыбнулся:
- Просыпайтесь, мы подъезжаем к Буэнос-Айресу.
- Спасибо
- Разбудите свою соседку?
- Может лучше вы?
Парень вздохнул и повернулся к девушке. В этом все мужчины! Все трусы, когда дело доходит до того, чтобы сделать что-то своими руками! Его лицо стало мрачным, да и кто захочет добровольно скандалить с мало знакомой девушкой, ругаться с родственниками не хочется, а тут. Он осторожно тронул её за плечо:
- Вставайте, мы скоро приедем в Буэнос-Айрес.
Девочка, спавшая рядом с ней, мигом открыла глаза и уставилась на проводника, явно не понимая зачем её разбудили. Он улыбнулся, она перелезла ко мне на руки. Мать её продолжала крепко спать, наконец, парень, на всякий случай перекрестившись, развернул её к себе. Его лицо медленно вытянулось, потом побледнело, затем покраснело и приобрело окончательный оттенок – этакий гибрид радуги лилово желто-зеленый. Судя по резкой смене цветов, я поняла, что произошло что-то ужасное. То, что было в последующие несколько часов, я помню смутно. Из всей беготни и возни я поняла, что мою «милую» соседку убили…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:39 | Сообщение # 3

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 3
Да, когда я услышала, что кто-то проделал маленькую, аккуратненькую дырочку у неё в голове, у меня появилось множество различных эмоций. Первое, я пожалела, что не я её прикончила, второе, я искренне порадовалась за счастливца, который испытал бурю чувств, третье, я понимала, что Сирена осталась одна, так как отца её я не знала, но я с удовольствием бы забрала милое создание домой, познакомила бы со всеми. На этих мыслях я лишь грустно вздохнула, потому что это было невозможно. Но мечтать мне никто не запрещал. Меня запихнули в соседнее купе с девочкой, буркнув что-то невразумительное про отпечатки пальцев. Я лишь позлорадствовала, точно зная, что они ничего не найдут. В конце концов, я оказалась права. Я еле сдержалась, чтобы не высказаться по поводу умственных способностей этих недоумков. В итоге ко мне подошел какой-то напыщенный хмурый дядька. В этом все мужчины, они всегда, подчеркиваю это слово, думают, что самые умные:
-Вы знали убитую?
-Нет, я её первый раз видела.
-Вы с ней разговаривали?
-Нет, она поскандалила с проводником и до конца поездки ни с кем не говорила. А что будет с ребенком?
Мужика это очевидно мало интересовало, он хмыкнул:
- Скорей всего мальчика отдадут в детский дом, - меня поразил его тон, полный брезгливости и равнодушия, поэтому я взбесилась:
- Во-первых, это девочка, а не какая-то безжизненная кукла, во-вторых, прекратите делать такое идиотское лицо. Мне жаль вашу жену, если, конечно нашлась такая дура, которая способна вас терпеть, в-третьих, я забираю девочку к себе и мне плевать, что вы мне скажете! – я в этот момент прекрасно понимала Марису и почувствовала, что мне стало намного лучше, когда я высказала все, что думала. Шокированный парень явно не ожидал этого от меня:
- Если хотите к-к-конечнооо…
От страха он начал заикаться, я довольная произведенным мною эффектом удалилась, гордо подняв голову. С этих пор я решила говорить все и всем прямо в глаза. От этого героического поступка мое настроение немного приподнялось, и подсела к Сирене, которая спокойно играла в куклы. Известие о смерти матери она приняла на удивление нормально, даже не расстроившись. Я все-таки спросила:
- Ну, ты как?
Девочка ответила с ещё несвойственной ей серьёзностью:
- Не знаю, она мне никогда не нлавилась…
- Но она же была твоей матерью…
- Нет, она мне тетя. Жутко плотивная, к тому визжала как свинья.
- Ты не хочешь поехать со мной? Я бы познакомила тебя с сестрой и мужем…
- Ладно я согласна. Они холошие?
- Да.
Поезд приехал в Буэнос-Айрес с опозданием. Я взяла такси и взяла из рук милого проводника сумочку. По дороге девочка серьёзно посмотрела на меня и сказала:
- Можно тебя поплосить… Я хочу, чтобы ты стала моей мамой…
Удивление отразилось не только на моем лице, но и в глазах шофера. По крайней мере, я заметила, как он с подозрением косится на странную парочку. Я немного помолчала:
- Но ты ведь знакома со мной со вчерашнего вечера…
- А я хочу…
- Хорошо.
Оставшуюся дорогу мы молчали. Я расплатилась с таксистом и вошла в дом, открыв дверь своим ключом. Сирена тихо зашла, прижимая к себе куклу. Я направилась в гостиную, крепко сжав ручку девочки. Там я к своему глубокому удивлению увидела похудевшего и бледного Мануэля. Рядом мирно переговариваясь, сидели Мариса и Пабло. Сирена восторженно застыла с открытым ртом. Я решила обратить на себя внимание и тихонько покашляла. Мануэль перевел хмурый взгляд на двери, тут же вскочил, подлетев ко мне, встряхнул за плечи и заорал:
- Где тебя носит?
Я лишь испуганно моргала ресницами. Сирена решила взять дело в свои руки и потянула меня за рукав:
- Мам, а почему дядя такой нелвный?
В комнате воцарилась гробовая тишина. Мариса поперхнулась кофе и сиплым голосом прохрипела:
- Прости, кто? - но потом тут спохватилась, что-то вспомнив, ехидно пропела, - Мануэльчик, а разве у вас с Мией уже есть ребеночек? Что-то я не припоминаю…
Лицо Мануэля приобрело фантастическую гамму цветов. Я даже немного испугалась и открыла уже, было, рот, но Пабло меня перебил:
- Насколько ты уезжала? На 2 недели или на 6 месяцев…
Девочка медленно переводила взгляд с Марисы на Пабло, наконец она остановилась на Мануэле, приобретшем новый ещё неизвестный миру оттенок. Она состроила серьёзное лицо и протянула ладошку парню:
- Пливет, я Силена…
- Приятно познакомится, значит ты дочь Мии? – за Мануэля ответил Пабло, девочка повернулась к нему и вполне серьёзно заявила:
- Да, она заблала меня от дяди, - с каждым её ответом лицо Мануэля приобретало все более и более живописный оттенок, я невольно поразилась её легкому вранью, но решила все-таки все объяснить:
- Это моя дочка, Сирена, она действительно жила у Лукаса довольно долго, прости, - я обратилась к Мануэлю, - что не сказала сразу, я не знала, как ты отреагируешь. А что ты делаешь дома в такое время?
У парня было такое лицо, что Мариса расплылась в издевательской улыбке, Пабло это заметил. Сирена с интересом разглядывала новую семью, наконец, Мануэль собрался с силами и ответил:
- Я взял бумаги на дом… Где ты была? Я волновался… - он как бы пояснил свой вопрос, я подняла бровь, выказывая искреннее удивление:
- А что Мариса тебе ничего не сказала? - я метнула злой взгляд на сестру, та скромно потупила взгляд и пояснила, виновато улыбаясь:
- Тебя все время не было дома, я не могла тебе дозвониться, с кем ты болтаешь, что телефон все занят и занят? - Мануэль рассерженно посмотрел на нее и ответил, еле скрывая раздражение:
- Ты могла позвонить на мобильный, он был свободен!
- Ой, а я и не догадалась…
- Оно и видно! Так где ты была?
Я решила ответить вопросом на вопрос:
- А когда ты возьмешь отпуск?
Мануэль устало вздохнул:
- Милая, давай, обсудим этот вопрос потом…
Неожиданно для себя и для всех окружающих я взвилась, мне надоело это слово «потом», надоело, что я его не видела со дня окончания нашего медового месяца, надоело, что все не как у всех, просто надоело, а может мне просто нравилось слово «надоело». В этом все мужчины… Я заорала, так что у Марисы заложило уши, а чашечка с кофе, которую Пабло держал в руках, раскололась на две симметричные (или не очень) половинки:
- Потом????? Когда потом? Значит, я должна отвечать на твои вопросы, а ты можешь отмахиваться? Мне это надоело, когда ты последний раз дарил мне цветы? Когда ты последний раз со мной разговаривал нормально? Я не вижу тебя днями, неделями, месяцами! Господи, ведь когда-то ты клялся мне в вечной любви, минуты не мог прожить без меня! А сейчас что? Что сейчас??? Работа, работа, работа!!!!! Сколько можно? Я устала! Что сейчас??? НИЧЕГО!!!! Зачем ты делаешь мне больно??? - по моим щекам уже щедрым потоком струились слёзы, я не замечала. Мариса невольно покосилась на Пабло. Сирена хмуро смотрела на Мануэля, тот испуганно вжал голову в плечи, потом со скоростью света куда-то побежал и вернулся с огромным букетом белых роз, он протянул их мне. Я, поморщившись, отмахнулась:
- Убери от меня свой веник! Ты поздно спохватился… Иди, работай, - я встала и протянула руку Сирене, - пойдем, я покажу тебе твою комнату.
Мы ушли. Мариса осуждающе посмотрела на ошалелого Мануэля:
- Довел…
- Жаль что не тебя, - огрызнулся тот.

Глава 4
Я показала Сирене её комнату и направилась в ванну, вместе с вещами. Я вытряхнула из сумочки все её содержимое и уставилась на вещи, явно плохо соображая откуда они взялись. На столике лежали незнакомый мне мобильный телефон, чья-то записная книжка и часики. Я непонимающе пялилась на вещи, видимо что-то от них ожидая. Но вещи оставались безмолвными, тогда я обратилась на своё отражение в зеркале. Там я тоже не удовлетворилась ответом, с потекшей тушью и красными как у кролика глазами на меня смотрело растрепанное существо, через несколько минут до меня все же дошло, что это трогательное личико мое. Я чуть не свалилась на пол, но, помня хорошие манеры, всё же кое-как устояла на ногах. Затем я опять перевела взгляд на столик и вновь впала в ступор. После не очень долгих раздумий я, наконец, пришла к выводу, что вещи не мои. А потом до меня медленно стало доходить, что наверняка они принадлежат той истеричке из поезда. Я села на крышку унитаза и растерянно огляделась вокруг.
Забрав Сирену, я поступила весьма неосмотрительно. Ведь у девочки могут быть родственники, которые будут за неё волноваться. Я взяла записную книжку и покрутила её в руках, если честно я не понимала цель её существования, ведь у хозяйки был мобильный, куда с успехом можно было уместить все нужные номера. Конечно, если девушка не имела в друзьях все население Земли, что вряд ли возможно, в связи с её скверным характером. Я открыла книжонку и, полистав её пришла к неутешительному выводу. Даже у стерв бывает много друзей. Я стала думать… Давай же Колуччи, ты можешь… АЙ!!!! Я растерянно смотрела на шампунь, неизвестно как приземлившийся на мою макушку. Ага! Эврика! Я чувствовала себя тем самым несчастным Архимедом, которому на голову упал не то ананас, не то гранат. Интересно, наверное, вблизи где тот прилег, обедали террористы, они оказались жутко добрыми и решили угостить дяденьку, валявшегося на траве под грушей. А в итоге что? Ему пришла в голову гениальная идея! В этом все мужчины… Чтобы им пришла хоть какая–нибудь мысля, нужно их чем-нибудь ударить, да посильнее! Вот почему жены встречают мужей со скалками! Я невольно возгордилась своими мозгами и сделанными ими выводами. Так вот о чем это я.
Сирена в поезде не могла заснуть и звала какого – то Макси, я искренне надеялась, что это какой-нибудь живой персонаж, а не плюшевый мишка. Я решила поговорить с Сиреной. Только я вскочила с Удобного Насиженного Индивидуального Табурета Абажаемого Задом (на вторую букву «а» придумывайте сами, у меня фантазия с ограничениями), как зазвонил мобильный. Я в столбняке разглядывала свой молчавший телефон и потом посмотрела на надрывающийся аппарат девушки из поезда. Я взяла трубку:
- Да…
- Это ты? Слушай внимательно, завтра в кафе «manana» в 10 вечера, принесешь пакет к четвертому столику. До встречи, крошка!
Трубка противно запищала. Я в полной прострации опустилась на лучшее изобретение человечества и опять посмотрела на телефон. Фраза, которую так мило произнес невидимый собеседник, предназначалась явно не мне. Но какой пакет она должна была принести? Мозги у меня начали усиленно думать, я медленно начала понимать, что меня все больше и больше тянет в это приключение, но что-то мне подсказывало, что Мариса и Мануэль вряд ли будут в восторге от моих увлечений. С работой у меня проблем никаких не было, я была в свободном поиске. И вот сейчас наткнувшись на это милое дельце, я могла написать детективный роман. Я все ещё идиотски улыбаясь, выползла из ванной и столкнулась с Марисой. Она посмотрела на меня, после чего заботливо вопросила:
- Ты не заболела?
Я, погруженная в свои мысли, продолжала улыбаться и пялиться на нее. Она невольно отскочила и столкнулась с вошедшим Пабло. Тому тоже чем-то не угодило моё лицо и он произнес:
- Мия, солнышко, ты не заболела?
Наконец, я смогла перебороть себя и стереть с лица проявление идиотизма последней стадии, я выдавила:
- Нет, просто у меня начинается мигрень, и Мануэль меня расстроил…
Они переглянулись и мне показалось, что они что-то не договаривают, я подозрительно посмотрела на их ничего не выражающие лица:
- Я чего-то не знаю?
Мариса отвела взгляд и уставилась в пол, Пабло отчаянно пытался что-то придумать и после мучительных усилий выдал:
- Мы с Марисой решили пожениться, - я ему не поверила, это была слишком натянутая версия, но зачем открывать все карты сразу, я сделала удивленное лицо, что ж он сам это ляпнул, ему и выкручиваться. Если бы кто знал, сколько бы я отдала, лишь бы услышать, что ему потом скажет Мариса, - свадьба через месяц.
Вот тут только тупой мог не понять, что Мариса слышала об этом в первый раз, но Пабло вдохновенно продолжал:
- Ты первая кто об этом узнала…
Мариса опять недоуменно посмотрела на «жениха», видимо он немного ошибся и первой, кто об этом узнал, была «невеста». Её руки начали медленно сжиматься в кулаки, я выказала искреннее удивление:
- Да??? А вы уже купили платье? Договорились со священником? Заказали церковь? Выбрали цветы? Решили, кого будете приглашать?
С каждым моим вопросом их лица вытягивались, причем в разные стороны. Лицо Марисы расплылось в издевательской улыбке, лицо Пабло выражало недоумение, сказать, что он был шокирован, это не сказать ничего. Мариса обняла Пабло за талию и пропела:
- Ты не поверишь, но Пабло так был счастлив, что взял все вопросы на себя. – казалось даже Марисе стало жаль парня, таким «радостным» было его лицо, поэтому она быстро сказала, - Я должна лишь купить платье и пригласить гостей, а Мануэль любезно согласился ему помочь во всех остальных вопросах…
Я улыбнулась и протянула:
- Я рада… Извините, но мне надо поговорить с Сиреной, пока она не легла спать…
Я оставила недомолодоженов выяснять отношения и резво ускакала в комнату к девочке, надо было кое-что выяснить. Я тихонько постучалась и зашла, девочка сидела на кровати и спокойно играла с куклой. Я присела на краешек стула и спросила:
- Ну как тебе твоя новая комната?
- Ничего пликольно, а это был твой муж?
- Да…Послушай, Сир, а чем занималась твоя тётя?
Девочка отвлеклась от игры и проговорила:
- Я не знаю, она что-то кому-то отвозила и получала деньги…
- А кто такой Педро?
Лицо девочки просветлело:
- Это классный дядя, он мой длуг, - гордо отозвалась та, я улыбнулась:
- Но почему ты жила с тетей? Где твоя мама?
- Я не знаю, где она. Она блосила меня в ланнем детстве…
Я сочувственно кивнула и проговорила:
- Я понимаю, меня тоже бросила мама…Но теперь у тебя есть я! Теперь я твоя мама, и поэтому я должна знать о тебе все!
Девочка улыбнулась и начала рассказывать:
- Я лодилась 2 августа, мне 5 лет. Я ходила в садик. Это моя кукла Калина, я хочу стать балелиной. Я буду танцевать и петь как ты. Вот и все.
- А у тебя не фотографий твоей тети?
- Есть… - она покопалась в рюкзачке и протянула стопку фотографий, - вот смотри тут она, моя мама, Педло и мой папа.
Я решила поделиться с ней своими мыслями:
- Я думаю найти твоих родственников и предупредить их, что с тобой все в порядке… - Сирена наморщила носик и помотала головой:
- Не надо, я не хочу от тебя уезжать…
Я улыбнулась и поцеловала её в лобик, накрыла одеялом и выскользнула за дверь. Я направилась в свою комнату и увидела весьма странную картину…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:40 | Сообщение # 4

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава5
Я направилась в свою комнату и увидела весьма странную картину. Вся кровать была завалена лепестками роз, я написала «завалена», потому что их было до безобразия много, я невольно ужаснулась, то-то в саду нет ни одной целой розы. На полу в беспорядке стояли свечи, в комнате витал стойкий запах жасмина, я присела на краешек кресла, неизвестно откуда вынырнул Мануэль и подошел ко мне, держа два бокала с шампанским. Про себя я вздохнула, в этом все мужчины, когда они понимают, что провинились, а это происходит очень редко, обычно они всегда правы, начинают вилять хвостом! Я посмотрела на него и как можно более равнодушнее произнесла, а это было весьма проблематично, так как вся радость рвалась наружу:
- Что здесь произошло? – я сложила руки на груди.
- Я хотел сделать тебе сюрприз…Тебе нравится?
- Нет! Открой окно, здесь розами уже воняет…
- Но Мия, солнышко…
- Солнце на небе, Мануэль…Хватит, с чего вдруг такая забота?
- Ну, я хотел сделать тебе приятно.
- Хотеть не вредно! – я гордо вздернула нос и направилась к шкафу. Распахнув створки, я достала большую коробку, подаренную мне некогда Соней. Там было все от париков до накладных ногтей. Мануэль невольно заинтересовался моими действиями и присел рядом. Меня прошиб озноб, я еле сдерживалась, чтобы не броситься к нему в объятья, но я сдержалась. Он спросил:
- Ну, хочешь, я возьму отпуск?
Я чуть не заорала «нет», это могло помешать моему расследованию, и почему у него просыпается совесть тогда, когда мне не надо. Спала бы себе и не рыпалась. Я бы ещё и спокойной ночи пожелала. В любое другое время я бы с радостью согласилась, но не сейчас:
- Нет, я не хочу. Не надо, ради меня чем-то жертвовать. Я смогу прожить без тебя, к тому же я буду занята, мне дали роль в спектакле, вот я решила подготовиться, а завтра первая репетиция! – я улыбнулась и потерлась щекой о его рукав, он приобнял меня. Так мы просидели очень долго, он что-то мне шептал, а я и не слушала, думала о своем. Вдруг я поняла, что он уже молчит и вопросительно смотрит на меня, я подняла бровь:
- Что? Прости, я задумалась?
- Я спросил, кто тебе эта Силена.
- Во-первых, она Сирена, во-вторых, она моя дочь, тебя что-то не устраивает?
- Да нет, все хорошо…
Я встала и взяла коробку, Мануэль тихонько выскользнул за дверь. Я начала перебирать косметику и взглянула на себя в зеркало. Мда, работать придется много. Она брюнетка, а я блондинка, у неё карие глаза, а у меня голубые, у нее немного вздернутый нос, а у меня прямой, греческий. Я тоскливо подперла рукой подбородок и начала без всякого интереса рассматривать фотографии. На них была изображена та самая стервочка из поезда и симпатичный парень. Кстати, девушке тоже надо было отдать должное, ну, на «мисс Вселенную» она не тянула, но какая-то искорка в ней была. Я продолжала тупо разглядывать чужие лица. Как тут увидела что-то знакомое, я перевернула фотографию, надеясь найти хоть какое-то объяснение своему шоку, но ещё больше впала в ступор. На обороте детским почерком было написано «папа», а с фотографии на меня смотрел…

Глава 6
На обороте было написано детским почерком «папа», а с фотографии на меня смотрел…Пабло. Мои руки сами собой опустились, я не знала, что сказать. Рано начавшееся расследование, должно было, сейчас закончится. В этом все мужчины, всегда все портят! Причем плохо для Пабло, я опять в шоке посмотрела на фотографию, но лишь ужаснулась. Значит, он все это время обманывал Марису и всех остальных? Значит, Сирена его дочь? Но почему она тогда не бросилась к нему на шею? А он что не узнал родную дочь? Все эти вопросы крутились у меня в голове, так и не находя себе ответа. Я влезла в какое-то запутанное дело и теперь мой длинный нос просто не позволял мне закончить лезть все дальше и дальше.
Я быстро спрятала фотографии, потому что зашел Мануэль. Я улыбнулась и подумала, но ведь Пабло же не мог не знать сестру матери своего ребенка, поэтому просто необходимо попасться ему завтра на глаза. Я коварно улыбнулась и с этими мыслями обняла уже спящего Мануэля.
Рано утром когда я спустилась к завтраку, там уже сидели Мариса, Сирена и Пабло. Я зависла над стулом, сладко потягиваясь:
- А где Мануэль?
Мариса хмыкнула и язвительно улыбнулась:
- Это был глупый вопрос! Где же ещё может быть твой благоверный, как не на работе? Кстати, он сегодня вылил на меня чашку кофе…
Пабло спокойно прокомментировал:
- Да, но потом ему пришлось отмываться от килограмма манной каши, сваренной на вишневом соке!
Мариса презрительно хмыкнула:
- Я знала, что ничего хорошего от него не дождешься. Я лишь хотела накормить ребенка. Правда, Сиреночка, ты ведь так хотела скушать кашку?
Девочка поморщилась, Пабло мирно парировал:
- Да, а вишневый сок это потому что кончилось молоко?
Вот тут Мариса ненадолго замялась и спохватилась:
- А это ты во всем виноват! – бедный Пабло подавился кофе, - Ты меня заговорил, и я перепутала бутылки…
Я усмехнулась, Пабло обиженно засопел, Сирена пробормотала:
- Мам, а ты отвезешь меня в садик?
Я подняла бровь и тут же нашлась:
- Да, конечно. А по дороге мы купим пару вещей…
Мариса улыбнулась, Пабло отвернулся и, взяв масленку, понес в холодильник. Но тут он поскользнулся на той самой вишневой каше и содержимое коробочки приземлилось прямо Марисе на голову, съехав по волосам, оно оставило весьма живописный след на кофточке девушки. Сирена замолчала, моя улыбка сползла с лица, как масло с Марисы. На неё нельзя было смотреть без смеха, Пабло мелко хихикнул и тут же разразился хохотом. Видимо он внял моему совету и уже стремился закончить так бурно начавшуюся жизнь. И причиной такого резкого и скорее всего окончательного конца будет рука Марисы. Она сравнялась цветом со своей модной, ещё недавно чистой кофточкой. Вы наверно знаете любимое развлечение испанцев, ну да я имею ввиду издевательство на бедным парнокопытным животным (а может и непарнокопытным, искренне извиняюсь я не считала сколько копыт у этих пресловутых рогатых или просто плохо учила биологию), это когда один дядя бегает за бедной коровкой и сначала доводит её до белого коления, махая пред её глазами тряпкой, а потом закидывает острыми палками. И вот скажите мне пожалуйста: КУДА СМОТРИТ ГРИНПИС????? Лицо Марисы отпугало бы всех быков в округе, оно было ярко багровым. Поймите это слово во всем его окрасе. Хохот Пабло плавно перетек в нервное хихиканье, я невольно представила себя на его похоронах. Мариса взвизгнула и швырнула в Пабло апельсин. Он увернулся, но его настиг следующий снаряд Марисы, бедный мандарин шлепнулся прямо в лоб парня, тот явно не ожидал такой меткости. А тем временем цитрусовая война продолжалась, и Пабло явно не выигрывал. Теперь уже не молчал, а швырялся невесть откуда взявшимися на полу яблоками. Но эти замечательные и весьма полезные фрукты во многом уступали своим родственникам богатыми витамином С. Мариса не стала долго церемониться и просто опустила всю вазу со снарядами противнику на голову с победными словами:
- Получи фашист гранату!
Но врагу не сдается наш гордый «Варяг»! Пабло, вошедший во вкус ссоры, так просто не собирался причислять себя к числу побежденных, он опровергнул слова Марисы, давая ей понять ошибочность её выражения, он схватил девушку за ногу и та во весь рост растянулась на полу столовой. При этом Пабло добавил:
- Нас гранатой не возьмешь!
Чем закончилась эта сцена мне узнать не удалось, потому что битва уже принимала серьёзный оборот, грозясь стать кровавой. При чем кровь в ней будет явно не Марисы! Я взяла Сирену и ретировалась с поля битвы, посадив девочку в машину, я спросила:
- А как звали твою тетю?
- Илэн…
- А Пабло действительно твой папа?
- Так сказала Илэн.
Я немного успокоилась, она могла соврать, ведь Сирена совсем не похожа на Пабло, поэтому можно надеяться на лучшее. До садика мы доехали в молчании, я пообещала забрать её вечером уехала приводить себя в порядок. Времени было мало, а сделать надо было так много.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:40 | Сообщение # 5

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава7
Вернувшись домой, я постаралась без лишнего шума пробраться в свою комнату. Но как назло послышались шаги Пабло, разговорившего по телефону, я шмыгнула в стенной шкаф. Благо они сделаны так, что надо очень хорошо приглядеться, чтобы его заметить. Пабло прошел мимо на кухню, я поспешила проскользнуть в комнату. Я тихо прикрыла дверь и уселась за стол. Критично осмотрев себя в зеркале, я поставила перед собой фотографию и потянулась за косметикой. Только я закончила накладывать румяна, проклиная Ирэн на все корки за привычку ярко краситься, лично я предпочитаю легкий блеск и немного пудры. Эта же «красотка» вываливала на себя тонну косметики, видимо, в парфюмерных магазинах она была постоянным и обожаемым клиентом. Еще бы не каждая девица вывалит на свою рожу килограммы теней и туши. Мои проклятия прервались настойчивым звонком телефона, я в полном недоумении уставилась на аппарат. Все знакомые и друзья отлавливают нужного им человека по мобильному, дома застать нас практически нереально. Этакая фантастическая сказка, Мариса все время пропадает в своей мастерской, Пабло, который чаще всех бывает дома, телефон нагло игнорирует, даже если тот звонит у него перед глазами. Марису это раздражает до такой степени, что она чуть не разбивает о голову парня средство общения. Мануэль…Это отдельная песня. Я взяла трубку:
- Да…
- Мия Колуччи? - после свадьбы я категорически воспротивилась менять фамилию и даже устроила по этому поводу скандал, да такой что Аустерлицкое сражение покажется вам невинной детской забавой.
- Да…
- Ваш муж изменяет вам с Катрин Мирас, у них уже не первый месяц продолжается бурный роман.
Я аж подавилась, с какой стати я должна верить незнакомому человеку:
- Позвольте поинтересоваться, а кто вы такая?
- Вам имя, фамилию и адрес по прописке сообщить? Считайте, что я доброжелатель…
От такого заявления я закашлялась и хриплым голосом спросила:
- А что вы собственно от меня хотите? И почему я должна вам верить?
-Ты хочешь доказательств? Открой входную дверь и увидишь конверт…Иди, посмотри, я подожду.
Ради такого события я не поленилась и притащила пакет в комнату. Из него выпала толстая пачка фотографий, Мануэль и какая-то девица, вот они улыбаются друг другу, вот катаются вместе на лодке, вот она что-то шепчет ему на ухо, целуются, лежат в постели… У меня в глазах потемнело, руки сами опустились, я, ничего не видя, уставилась на пачку фотографий. Потом перевела взгляд на телефон и дрожащими пальцами взяла трубку:
- И что ты хочешь?
В трубке раздался противный смех, я вздрогнула и только сейчас почувствовала, как по старательно намалеванному лицу бегут крупные слезы. Собеседница, наконец, успокоилась:
- Разведись с ним по-хорошему…Зачем он тебе нужен? Дома не бывает, внимания не уделяет, изменяет! Брось его…
Я кинула трубку и уже не в силах сдерживать рыдания, упала на кровать. Я все плакала и плакала, не обращая внимания ни на что. Вдруг я почувствовала, как чьи-то сильные руки подняли меня и сильно встряхнули, я, всхлипывая, попыталась воспротивиться и начала колотить его в грудь кулаками. Он лишь крепко прижал меня к себе и шептал успокаивающие слова. Я еле разлепила густо накрашенные ресницы и взглянула на своего «психолога», это оказался Пабло, он отодвинул меня от себя и, протянув платок, спросил:
- Ты все узнала, да?
Я уставилась на него во все глаза, значит, он все знал. Слезы опять хлынули из глаз, Пабло успокаивающе пробормотал:
- Ну, успокойся, солнышко…Я позвонил Марисе, она сейчас приедет…
Я зарыдала ещё сильнее, не знаю, почему, но мне стало так обидно. Ведь я его любила, чего ему не хватало. Я начала задыхаться от душивших меня слез, Пабло, тот и вовсе растерялся, он не знал, что делать, когда женщина плачет. Мариса не плакала, это было не в её правилах, она лишь выказывала своё расстройство методом избиения кого-нибудь. Чаще всего этим кем-нибудь становился Пабло. Ну, что поделаешь не везет мальчику…Это же Бустаманте неудачник по жизни! Я оторвалась от невеселых мыслей о проблемах Пабло и стала думать о себе. Ведь мне тоже очень редко улыбалась фортуна, чаще всего я видела её филейную часть, кажется как раз там должен был быть её пресловутый хвост, но я никакого отростка там не находила. Пабло прошептал:
- Ну, не плачь! Бей, ругай меня, но не плачь!
Я готова была выть ещё пуще, безусловно, Пабло сказал это не потому что хотел поиздеваться, а потому что гневная истерика была ему гораздо привычней, пусть уж лучше в него кидаются чем-нибудь, чем беспомощно плачут, в этом все мужчины, они хотят, чтобы нам в плохом состоянии было ещё хуже, эти слова когда-то мне говорил Мануэль…Слезы хлынули бурным потоком, в пример какой-нибудь горной речке Альп. Стоп, а в Альпах есть речки? Данный вопрос озадачил меня, и от раздумий о воде даже перестала плакать. Пабло в испуге посмотрел на новый ещё не запатентованный вид истерики и подумал, что меня сейчас хватит удар. Но я его уже не замечала, мои мысли были полны речками. Он вопросил с неподдельной тревогой:
- Мия, ты хорошо себя чувствуешь? Я …
Моего ответа ему услышать было не дано, дверь с треском распахнулась и влетела Мариса. Пабло мигом забыл, что хотел сказать, а я, если честно признаться, забыла, почему плакала. Вид у Марисы был тот ещё.

Глава8
Я невольно вздрогнула, Пабло попятился, и я его отлично понимала. Вид у Марисы был тот ещё. Кажется, Пабло оторвал её от работы, когда та находилась в самом кульминационном моменте. Сколько твердила ей, когда работаешь, надевай фартук. И вот на нас смотрела что-то неописуемое. Пойдем снизу вверх, Мариса в связи со своим непримиримым характером всегда носила гриндерсы, чем делала этой славной обуви большую рекламу, но сейчас на ногах великой мятежницы красовались…мои розовые тапочки с симпатичными мордашками кроликов. Я возмутилась до такой степени, что потеряла способность говорить, я искала их везде, перерыла весь дом, но мои любимые тапки пропали без вести, и я уже перестала надеяться найти их вновь. И вот то, что когда-то было нежно розовым, теперь украшали пятна масляной краски. Вы кстати, не подумайте, что Мариса какой-то заправский киллер, хотя ей эта работа больше по душе, но наш ураганчик немного утихомирился и виртуозно малевал все более и более нелепые картины, которые почему-то были нарасхват у французов. Мариса очень гордилась своим талантом, хотя и раньше особой скромности у неё не замечалось, это перешло все рамки. Я так и не поняла, это было специально задумано, чтобы мои тапочки были похожи на сапоги какого-нибудь легионера, прошедшего учения в пустыне Сахара, но мой взгляд двинулся дальше. Мама дорогая…
Это были единственные слова, которые только и смог прошептать шокированный Пабло. Короткая оранжевая юбка была порезана самым непозволительным способом, бедный парень упал с кровати, разглядывая колени Марисы, которые были ярко зеленого цвета. Я поперхнулась, потому что на Марисе красовалась рубашка Пабло, точнее то, что от неё осталось. Короче не буду описывать какого это было цвета ( ну как я вам это опишу? Возьмите все любимые цвета Марисы и смешайте их), но девушка недолго думала как поиздеваться над несчастной рубашкой, а просто взяла ножницы и обкорнала ткань чуть ниже второй пуговицы…
Но самое оригинальное сооружение наблюдалось на голове. Я конечно понимаю, что Мариса никогда не заморачивалась над своим внешним видом, но такое… Два суперски коротких рыжих хвостика, начесанные до такой степени, что мне невольно захотелось подстричь Марису налысо. Я лишь глубоко вздохнула, Мариса приземлилась на кровать:
- Миита, солнце, ты все знаешь? Я не хотела тебе говорить, не хотела тебя расстраивать…
Я всхлипнула:
- Ты все знала? Таак это праавдаааааааааа……..
- Не знаю, но по-моему эти фотографии невозможно подделать…
Я тупо мотала головой, но тут заметила, что Пабло смотрит на что-то на моем столе. Я судорожно вскочила и засунула фотографию в сумку. И опять мой взгляд упал на разбросанные снимки, и я вздрогнула:
- Это поэтому ты кидалась на Мануэля?
Мариса молча кивнула и пробормотала:
- Кстати, он звонил и сказал, что уехал в командировку…
Я опять залилась слезами:
- Небось с этой мымрой…Как он мог? Зачем? Ведь я люблю его! По…
Я не договорила, потому что посмотрела на часы: без пяти шесть. Мои волосы на голове встали дыбом, я обратилась к Марисе:
- Ты бы не могла забрать Сирену?
Мариса молча встала и вышла. Я кое-как выпроводив Пабло, принялась за работу заново, стараясь не думать о Мануэле. Честное слово, я его возненавидела. Я загримировалась так, что меня нельзя было отличить от оригинала. Тут зазвонил телефон Ирэн:
- Да…
- Ты помнишь про встречу? Не забудь пакет с камнями. Пока!
Я в непонимании уставилась на телефон. В этом все мужчины, нет, чтобы уточнить! Так, нет, догадывайся сама! Какой пакет? Какие камни? И самый главный вопрос: где я их вам возьму?



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:41 | Сообщение # 6

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 9
Я пребывала в тихом шоке, я намалевалась, меня теперь вряд ли отличишь от оригинала, а про пакет совсем забыла! Что же мне туда положить? Я начала усиленно думать, как тут зазвонил мой телефон, я взяла трубку:
- Да…
- Мия, привет…
Я чуть не швырнула мобильный в стенку, когда услышала его голос. Слезы злости и обиды опять собрались в моих глазах. От моего ответа повеяло всеми холодами Арктики:
- Что тебе надо?
- Странный вопрос, мне тебе уже и позвонить нельзя?
Я чуть не высказала все, что о нем думала. Я лишь скрипнула зубами от ярости:
- Что ты? Кто же тебе это запретит? Ты знаешь, я сама собиралась тебе звонить! Я хотела тебе сказать, что я подаю на развод…
На том конце провода наступила тишина. Я ждала, когда он придет в себя. Наконец, он собрался силами и пробормотал:
- Почему?
Такого наглого вопроса я не ожидала и прямо задохнулась от возмущения:
- Мне так хочется! Это достойное объяснение?
Он глубоко вздохнул, я слышала, как задрожал его голос, в нем звенела обида:
- Значит, ты этого хочешь?
- Да…
- Хорошо, если ты любишь его, я дам тебе развод! Но после командировки, я уезжаю на 5 дней в Англию, могу подписать документы и прислать по факсу…Впрочем, обсудим это немного позже. Я тебе позвоню.
Мне в ухо понеслись частые короткие гудки, я опешила. «Если я люблю его…» В этом все мужчины, они никогда не договаривают своих мыслей! Опять же сама догадайся! Кого, если не секрет? Я не поняла его фразы и обиды. Я взглянула на часы. Мариса с Сиреной поехали в парк развлечений, Пабло заперся в кабинете. У меня осталось каких-то 2 часа до встречи. Голос по телефону напоминал про какие-то камни, я задумалась. Эх, как коверкают наш могучий великий испанский язык, ну что значит камни? Ну, они сами напросились, надо выражаться яснее, я понимаю, что они требовали отнюдь не булыжники с дороги, а драгоценности… Но наша женская логика, кто её поймет, я схватила первый попавшийся пакет и накидала самых простых серых камней. Я немного развеселилась, представив себе лицо моего будущего собеседника. Я пошла на кухню, забыв об осторожности и своем внешнем виде. Доставая из холодильника сок, я услышала возглас удивленного Пабло:
- Девушка, а что вы здесь делаете?
Я обернулась и уставилась на парня, который смотрел на меня кругло-квадратными глазами. Он немного попятился:
- Ирэн, что ты здесь делаешь?
Моя челюсть, просвистев, упала на пол. Я была очень удивлена, поэтому ляпнула:
- Пабло, ты чего? Какая я тебе Ирэн?
- Мия… - не очень уверенно спросил он.
Я улыбнулась и вздохнула с вздохом облегчения:
- Конечно…Я играю в спектакле, вот мне и сказали нарядиться, чтоб на себя была не похожа. Вижу, мне это удалось…А кто такая Ирэн?
- Это моя старая знакомая… - я усмехнулась про себя, у Пабло все девушки делятся на три типа: знакомая, незнакомая и невеста. То есть расшифровываю, знакомая: Я когда-то с ней встречался, ничего особенного; незнакомая: я с ней ещё не встречался, но есть шанс продолжить знакомство; невеста: любая девушка, задержавшаяся в его постели больше 2 дней. Не знаю, к какому типу он относит меня, но эта Ирэн не привередлива с парнями. Хотя существовал ещё один тип, назывался он просто и лаконично Мариса.
Я улыбнулась и, схватив пакет, вылетела за дверь. Усевшись в машину, я судорожно вздохнула. Слишком уж много свалилось на меня, я редко себя жалела. Колледж не считается, с тех пор я очень изменилась. Я не знала, где находится кафе, поэтому быстро покатила по узнанному адресу, вся сгорая от нетерпения. Несмотря на время, в городе было еще совсем светло. Я, наслаждаясь природой и городом в одном флаконе, катали по самым тихим улочкам Буэнос-Айреса. Мне хотелось развеяться. К ресторанчику я поехала без четверти десять, но париться в машине я не собиралась, поэтому тихонько пробралась за четвертый столик. Стало скучно, и я принялась рассматривать свои руки. Ко мне тут же подлетела официантка:
- Что желаете?
- Капуччино и булочку с маком! – мне было плевать на диету и фигуру. Меня просто съедало любопытство от предстоящей встречи.
Заказ был выполнен незамедлительно, девушка явно шла на мировой рекорд, она хотела попасть в книгу рекордов Гинесса. К моему столику подошел симпатичный парень и улыбнулся мне:
- Привет, Ирэн!
- Здравствуй, - я вылупила глаза, когда парень нежно поцеловал меня в щеку.
- Соскучилась?
- Безумно! Просто умирала без тебя! – я вдохновенно врала, даже не испытывая угрызений совести.
- Понятно, принесла! – он улыбнулся мне, глядя, как официантка принесла греческий салат. Я искренне посочувствовала ему, надеясь, что салат здесь намного лучше, чем кофе.
Поболтав с ним ещё минут пять, я унеслась в туалет. Посмотрев на себя в зеркало и в очередной раз ужаснувшись своему виду, я покрутилась около раковины и выскользнула в зал. Мой собеседник сидел, облокотившись на спинку стула. Надо отдать должное кафе, мебель у них потрясающая. Я легонько хлопнула его по плечу, и он свалился лицом в свой салат. Я в ужасе наблюдала за данной сценой. Я попыталась понять причину его внезапного отдыха, как увидела торчащую из его спины перламутровую рукоятку. Мой сосед был мертв…

Глава10
Домой я вернулась в начале двенадцатого. Полиция, поняв, что от меня ничего вразумительного они не узнают, отпустили меня с миром. Перед этим я тщательно умылась в женском туалете, стерев остатки роскоши. Войдя на ватных ногах на кухню, я надеялась, что Мариса и Пабло уже легли. Но не тут-то было. Комната была освещена улыбкой довольной Марисы. Я уселась на стул и уставилась на картину, я ещё находилась в здравом уме и трезвой памяти, когда я уезжала ЭТОГО здесь не висело. Полотно нельзя было сравнить с живописью Пикассо или да Винчи. ЭТО мог нарисовать лишь законченный шизофреник. Насколько я поняла это был букет подсолнухов или гибрида подсолнуха. Я вздрогнула:
- Что это?
Мариса гордо улыбнулась:
- Я подписала контракт, французы хотят купить мои работы.
Пабло тихонько проворчал:
- Это французы хотят! Но что эта радость дальтоника делает у нас на кухне?
Я улыбнулась, Мариса похоже не слышала комментария Пабло:
- А красивые подсолнухи!
Мариса оскорблено посмотрела на меня, Пабло хихикнул и ткнул пальцем в картину:
- Мия, это натюрморт. Это фрукты, лично мне Мариса уже второй час доказывает, что это, - он ткнул пальцем в «подсолнух», - банан.
Мариса улыбнулась и язвительно пропела:
- Это ты дебил такой не понимаешь, что такое возвышенное искусство. Ещё Рубенс сказал…
Пабло её перебил, вот в этом все мужчины они ненавидят, чтобы кто-то был умнее самого умного:
- Просто этот Врубенс…
- Рубенс…
- Ага, этот Друбенс…
- Рубенс, кретин.
- Я знаю, что он кретин. Короче этот Рубенс просто не видел твоей живописи, а то его бы сразу удар хватил! А так он просто переворачивается в гробу. Зачем ты здесь ЭТО вывесила?
- Это будет навевать на вас свежие идеи и аппетит…
-Не знаю, как у всех, а меня начинает мутить, только я посмотрю на… натюрморт!
- Да, что ты понимаешь!!! Скоро мои картины будут висеть в Лувре…
Я невольно содрогнулась, в этот великий музей насколько я помню, туда попадают только знаменитые художники. Марисе пока туда будет рановато. Или все-таки там есть зал современного искусства. Когда произойдет это великое событие, в Лувре будет фурор. Похоже, Пабло тоже так считал:
- Да, когда все французы увидят твои картины, их перекосят и Лувр разорится! Бедные лягушатники разбегутся от творчества начинающего художника!
Пабло не знал, что критиковать работы Марисы дело опасное, приравнивающееся к самоубийству с особой жестокостью. Ведь искусство для Марисы это все равно, что музыка для Пабло. Но мужчины этого не понимают, Мариса надула губы и самым что ни на есть серьёзным видом, заявила:
- Ещё одно высказывание про мои картины, и я уезжаю из этого дома. Ты меня не вернешь! НИКОГДА!
Пабло только открыл рот, чтобы съязвить, но я наступила ему на ногу. Рот с хлопком закрылся, и парень выдал оскал тигра. Я взяла из аптечки снотворное и пошла к себе в комнату. Удобно устроившись на кровати, я стала размышлять над сложившийся ситуацией. Полиция нашла в кармане куртки паспорт на имя некоего Хуана Рола, я видела это имя в записной книжке Ирэн. Я еще очень удивилась, потому что на первой странице был список из 7 человек. Имя убитого там тоже присутствовало. Оно было вторым. Значит, таинственный перечень, и убийство как-то связаны. Но ниточка оборвалась, и я не знала с чего начинать завтрашний день. Я задумалась и принялась крутить в руке часики Ирэн. Тут я заметила что-то странное в циферблате часов. Он как-то неестественно топорщился, я огляделась, но не нашла ничего, чтобы открыть его. Единственное, что сразу пришло в голову, это использовать любимый способ Марисы, но это сразу бы привело к гибели часов. Я немного полюбовалась и со всей дури швырнула их в стенку. На мое удивление крышечка легко открылась, а часы остались целыми. Оттуда выпала бумажка, я осторожно взяла и прочитала: «112358132134, банк Эста, ячейка 84». Я улыбнулась, наконец – то, хоть какая – то зацепка. Я прекрасно знала этот банк, там надо было ввести код, причем все равно кто это сделает. Служащие не следят за нанимателями, так как уверены, что достаточно лишь знать код и номер ячейки. Завтра я туда и направлюсь. Я выпила снотворное и заснула.
Утром я почувствовала, как кто-то потряс меня за плечо. Я вскочила, испуганно озираясь по сторонам. Рядом с моей кроватью стояла Мариса, её лицо было встревожено. Я сладко потянулась:
- Что – то случилось?
- Да, ты случайно не заболела?
Я подозрительно прищурила глаза:
- Ты будишь меня с утра, чтобы спросить, здорова ли я? Ты поругалась с Пабло?
- Нет, я должна была тебя разбудить! Какого числа ты заснула?
Я вытаращила глаза:
- Мариса, я тебе не календарь! Ладно, 17…
- А сегодня, слава Богу, 19!
Я удивленно помотала головой, и тут мой взгляд упал на тумбочку! Там стояло снотворное, я улыбнулась:
- Наверное, вчера я выпила 2 таблетки, я очень устала, поэтому взяла таблетки!
Мариса понимающе кивнула головой, я быстро встала и оделась. Мой аппетит, как только я вошла на кухню, куда-то улетучился, потому что я взглянула на картину. Схватив яблоко, я унеслась, буркнув Марисе, что вернусь поздно. Я села в машину и покатила в банк.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:41 | Сообщение # 7

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава11
До ячейки я добралась лишь через час. Попутно объяснив охраннику, что обладаю черным поясом по карате. Сначала амбал проявил не понимание, я начала уже терять терпение, когда в пятый раз объяснила ему, что такое карате. В этом все мужчины, они понимают только то, что хотят понять, хотя у этого представителя исчезающего рода просто нет того инструмента, которым надо понимать, я о мозгах, конечно же! Видимо, он понимал только слово бокс, поэтому когда я буркнула, что это славное восточное единоборство - драка, которую придумали япошки, чтобы отобрать у американцев всю славу, горилла пришел в бурный восторг и я без проблем проникла к сейфам.
Отыскав нужную ячейку, я с легким замиранием сердца распахнула дверцу и испытала легкое разочарование. Там лежала одна папочка с тесемками. Но, приободрившись, я схватила документы и понеслась на поиски попыприложения. В парке я уселась на скамейку и бережно положила папку на колени. Не успела я протянуть руку к ремешку, как рядом кто-то плюхнулся. Я недовольно посмотрела на соседа. Им оказался парень примерно моих лет, этакий блондин с голубыми глазами, Пабло Бустаманте – 2. Я поджала губы и весьма холодно поинтересовалась:
- Простите, вокруг полно скамеек. Не могли бы вы пересесть?
Парень нагло ухмыльнулся:
- А они все заняты!
Я невольно дернулась и огляделась, вокруг стояло скамеек пять и не было ни души. Я поперхнулась и спросила:
- Простите, вы хорошо себя чувствуете?
- Как никогда хорошо!
Я закатила глаза, отлично только этого мне не хватало для полного счастья, мало того что маньяк, так ещё и чокнутый. Я попыталась отвязаться от ненормального ухажера:
- Простите, мне пора. – я встала и пошла к другой скамейке. Как ни странно, но противный тип двинулся за мной. Я устроилась поудобней и уставилась на преследователя, - а что вы собственно от меня хотите?
- Познакомиться! – заулыбался парень, мне не понравился его оскал, знаете даже людоед иногда приятней обнажается свои 32 зуба. Или сколько их там у этих славных представителей рода человеческого? Мне сейчас лень было рассуждать о содержимом рта у наших сородичей, потому что передо мной сидел один из таких и коварно улыбался, глядя на меня. У меня возникли сомнения по поводу его добрых намерений в отношении моей неприкосновенности. Я мило улыбнулась и пробормотала:
- Познакомился и гуляй по добру по здорову. – я в панике оглядывалась по сторонам в поисках помощи, тут на помощь мне пришел молодой человек. Я налетела на него с криками:
- Милый, дорогой, где же ты пропадал?
Парень сначала вылупился на меня, но потом, заметив другого мужика, в этом все мужчины, они желают сделать гадость другому, просто ради развлечения, просто так. Я про себя вздохнула, он улыбнулся и чмокнул меня в щеку:
-Прости, зайчик, на работе задержали…
Маньяка как ветром сдуло, не то, что ветром ураганом вперемешку с тайфуном. Я отлепилась от незнакомого парня и благодарно улыбнулась:
- Спасибо! Вы просто спасли мне жизнь!
- Ну, что вы не стоит благодарности! Вам небезопасно ходить по улице одной… - я закатила глаза, сейчас начнутся нравоучения по теме и не очень. – Вам колоссально повезло (да уж просто не представляете как), вам нужен профессиональный телохранитель! – я невольно шарахнулась от парня, он продолжил улыбаться, - позвольте представиться, Освальдо Милана, для вас просто Ося, - он галантно поцеловал мне руку. Я усмехнулась:
- Спасибо, Ося, я Мия Колуччи. Но простите мне надо бежать…
Я понеслась из парка и при переходе дороги не заметила приближающейся машины. Я почувствовала удар куда-то в район ног и упала. Последнее что, я помню, прежде чем провалиться в обморок это визг тормозов.

Глава12
Я очнулась в темной комнате. Голова раскалывалась, ноги щемило, будто я лежала под трактором, руки болели нестерпимо, хотелось кричать от боли, но голос тоже куда-то пропал. Я лишь молча оглядывалась. Тут в комнату зашла высокая девушка и улыбнулась:
- Господи, как ты меня напугала! Как ты себя чувствуешь?
Язык неожиданно послушно проворочался:
- Средней паршивости… Где я?
- Ты у меня в квартире, я тебя случайно сбила, ты уж прости… - я тихо застонала, одним «прости» тут вряд ли отделаешься, - кстати, я Мелани… Узнаешь?
Я тихонько покачала головой, это титаническое усилие стоило мне нового резкого приступа боли. Девушка продолжила:
- Ну, я певица… Знаешь, эту песню «Я к нему поднимусь в небо…»
Я улыбнулась и кивнула. Она кивнула головой:
-Да, это я пою! А как тебя зовут?
- Не знаю…
Девушка вылупила глаза и расхохоталась:
- Да, ладно врать-то…- она перестала улыбаться, заметив, что я смотрю на неё совершенно серьезно, - или ты не врешь? О, боже, у тебя амнезия…И что мне с тобой теперь делать?
Я равнодушно пожала плечами, Мелани улыбнулась:
- Ты что-нибудь делать умеешь?
Я опять притянула плечи к голове, она кивнула:
- Будешь мне помогать на первых порах. Там всего пара заданий, а там глядишь все вспомнишь!
Я откинулась на подушки и тихо застонала. Мало того что я не помню, кто я такая, так ещё и мне так паршиво. Видимо, Бог не обделил меня вниманием в тот злосчастный день. И опять же в этом все мужчины, вот почему они считают, что высшее существо это мужчина! Интересно, я замужем? Я глянула на руку, там блестело кольцо. Я вздохнула, мало того, что я в беспамятстве, так ещё и замужем! Ладно, продолжим наши рассуждения дальше…
Поломав голову еще полчаса, я пришла к неутешительным выводам:
1) я блондинка (кстати, я очень расстроилась по этому поводу, потому что подсознание мне подсказывало, что мой цвет волос являлся причиной возможных издевательств над моими умственными способностями);
2) очевидно в моей прошлой жизни мне это нравилось, иначе бы я перекрасилась;
3) как это не печально, я осознала, что издевательства над мозгами моими все же были и скорей всего были ненапрасными, потому что в той жизни я была глупа; (если не понимаете почему, обращаю вас к пунктам 1 и 2);
4) я вся была в синяках ( и могу сказать, что это очень и очень неприятно);
5) я замужем (видимо кто-то наверху решил, что если издеваться, так издеваться по крупному, единственный раз в жизни выпадает такой случай, так и тут нельзя начать нормальную личную жизнь, потому что что-то мне подсказывало, что так просто моя совесть меня не оставит);
6) у меня есть совесть( вот тут вообще никаких комментариев, ведь у некоторых людей это чувство напрочь отсутствует и они не волнуются по этому поводу, правду говорят, совесть придумали злые люди, чтобы она мучила добрых);
7) у меня амнезия и это самое страшное, даже страшней того, что я блондинка;
8) возможно я ненатуральная блондинка, а просто, судя по всем этим пунктам, крашеная зануда!
9)И чувства самокритики я не лишена!
10)И последний пунктик, который привел меня в ещё большее заблуждение! КТО Я???



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:42 | Сообщение # 8

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава13
Когда я проснулась, было уже утро, голова не так болела. Я нашла какой-то халатик, пошлепала на кухню готовить завтрак. Или что-то съедобное! Оглядев содержимое холодильника, я почувствовала, как волосы на моей голове становятся дыбом, т. е. строго вертикально. Я молча рассматривала продукты и пришла к ещё одному неутешительному выводу: в прошлой жизни я не умела готовить! Похоже что при взгляде на плиту или кухню, у меня начинали трястись руки, сводило челюсть и подкашивались ноги! Почему я так решила? Да, потому что именно это я сейчас чувствовала! В комнату прошлепала Мелани, она улыбнулась и пробормотала:
- Только не говори, что ты тоже не умеешь готовить!
Я покачала головой и присела на стул, уставившись в пустую стенку. Мне кажется или здесь что-то должно висеть? Я помотала головой:
- Мел, а разве здесь не было картины? Или постера? Или фотографии?
Певица пожала плечами и принялась делать чай:
- Нет, я здесь редко бываю! У меня концерты, клипы, альбомы! Сюда я прихожу просто поспать!
Я кивнула, пытаясь избавиться от смутного подозрения, что здесь должно что-то висеть. Тем временем Мелани спросила:
- Тебе кофе или чай?
- Кофе вреден для цвета лица. – как-то машинально произнесла я.
Певица вопросительно подняла бровь, я хотела развить лекцию на эту тему, но хлопнула входная дверь, вызвав у меня в голове новую волну невыносимой боли.
На кухню влетел высокий парень и сходу начал орать, даже не поздоровавшись:
- Собирайся, у нас концерт!
Я хмыкнула, Мелани усмехнулась:
- Не беги впереди теплохода… Познакомься, это моя подруга…Марина!
Парень оценивающим взглядом прошелся по моей фигуре. Я улыбнулась:
- Приятно познакомиться! А вы…
Парень мигом реабилитировался, нежно поцеловав мою руку, он промурлыкал:
- Взаим! Я Федерико, для тебя просто Федя!
Мелани хихикнула и проворчала, потянув на себя парня:
- Эй, поосторожней я буду ревновать! – он поморщился и чмокнул её в нос. В этом все мужчины, они считают, что они никогда не подают повода для ревности, и вообще они ангелы… Чё мы на них наезжаем?! Я невольно поежилась, мне показался знакомым этот его жест. Я вздохнула, я хочу узнать, кто я!
Мелани начала торопливо бегать по комнате и собирать вещи. Я лишь растерянно забилась в угол и наблюдала за её приготовлениями. Федерико в этот момент с кем-то громко разговаривал по телефону, точнее просто орал на кого-то. Девушка подлетела ко мне и кинула одежду:
- Собирайся, поедешь со мной!
Я вздохнула и хотела было возразить, но её уже не было. Она уже скандалила с Федей на кухне. Я влезла к коротенькие брючки и натянула топик. В концертный зал мы приехали довольно быстро. Я в шоке наблюдала, как мимо меня носятся в панике звезды. Наконец, Мелани пошла петь. Я стояла за кулисами и мысленно оценивала стихи. Ритм немного хромает, но это ведь поправимо? Стоп, а откуда я это знаю. Я отвернулась от сцены. Передо мной стояла высокая девица и улыбалась огромными губами. Я подозрительно посмотрела на неё:
- Простите, мы знакомы?
Она простодушно улыбнулась:
- Та, ты шо? Ты меня не узнаешь? Это ж я!
Я помотала головой, девушка заулыбалась ещё шире:
-Ну, ты даешь! Мы с тобой вместе в школе парились на Украине! Это ж я! Ната, кончай придуриваться!
Я удивленно воззрилась на неё и, наконец, обрела голос:
- Как вы меня назвали?

Глава14
Я в шоке рассматривала девушку. Она хлопнула меня по плечу:
- Та, ладно тебе! Это ж я Карин!
Я помотала головой и улыбнулась:
- Ах, Карин! Мы с тобой учились вместе в школе! В … - я замялась, пытаясь вспомнить название столицы Украины, - В этом …Киеве! – хвала небесам, географию я знаю на пять. Наверно…
- Вспомнила, ну та как у тебя дела?
- Да, нормально, вроде…
- Слушай, у меня сейчас концерт, давай как-нибудь встретимся, обсудим прошлое. - Я радостно закивала, старательно изображая китайского болванчика. – Вот телефон, позвони завтра. Чао!
Девица, покачивая бедрами, удалилась. Я принялась обдумывать произошедший разговор. Ко мне подлетела Мелани и заорала:
- Пошли! Нам на Днюху надо ехать!
Я непонимающе посмотрела на нее:
- Куда? Я что-то не понимаю!
- Да, на день рождения, пропустить никак нельзя, потому что заклюют потом до пенсии!
Я хмыкнула:
- Ну, поехали! А ты что прямо в этом собираешься туда пилить?
- Нет, обалдела что ли? Совсем кокос задушил? Нет, сейчас, по быстрому переодеваемся и тогда режем!
- Что режем?
- На вечеринку идем! Ой, совсем, ты Марька не модная! Ну, я надеюсь, хоть макияж сварганишь?
- Постараюсь…
Мы направились домой. Мелани полезла в шкаф, размером с Большой театр. Ну, это я конечно приукрасила. Гардеробная была немного меньше, ну со стандартный магазин одежды. Зато шмоток там действительно было как грязи. Я сначала аж подавилась от удивления, но потом быстро освоилась. Привычным жестом выхватив пару кофточек, я схватила манекен, непонятно для чего там стоявший и одела его. Потом я напялила на себя платье и влезла в джинсы, закатав одну штанину почти по колено, я влезла в босоножки с длинной шнуровкой. Зашедшая Мелани взвизгнула от восторга, на по крайней мере мне так показалось. Она заорала, подлетев ко мне:
- Все увольняю своего стилиста и нанимаю тебя. Федя! Беги сюда!
В гардеробной появился зевающий продюсер. Увидев меня, он покружил меня за руку:
- Давай, я тебя раскручу! Конфетку сдэлаю! – сказал он с кавказким акцентом. Я вздохнула и покачала головой, кивнув на манекен:
- Я подобрала тебе костюм, одевайся, я тебя накрашу.
Я вышла из гардеробной, поправляя волосы. Я оглядела себя в зеркало и поморщилась. Я уже решала как себя подстричь, как влетела Мелани и покрутилась передо мной. Я удовлетворенно кивнула. На макияж у нас ушло пол часа. Федя, крутившийся неподалеку, пытался придумать что подарить имениннику. При этом он ходил из угла в угол и размахивал руками:
- Ну, что же?
Я пробормотала, накладывая тени на Мелани:
- Давай, немного подумаем… Он наверняка человек богатый, значит надо что-то изысканное. Например, бутылку коллекционного вина.
Федя отрицательно помотал головой:
- Подумает, что считаем его алкоголиком! А тогда прощай эстрада!
- Ладно, - не сдалась я, - а кто ему предлагает ему выпивать всю бутылку и сразу? Не спеши отвечать, - я махнула на уже открывавшего рот продюсера расческой, -это был риторический вопрос! Поехали дальше, можно что-нибудь оригинальное, например, звезду! В его созвездии! И изысканно, и оригинально!
Федя опять привел свою голову в движение:
- Нет, во-первых, Хрюн – человек придирчивый, может подумать, что это подделка! Во-вторых, подумает, что денег пожалели! А там гуд бай карьера!
Я поморщилась, в этом все мужчины: она умеют только лезть со своими дурацкими советами:
- Тебе не продюсером надо было стать, а критиком.
- Почему? – обиделся тот.
- Потому что больше ты ни на что не способен. Хорошо, отмели оригинальность. Давай, подарим какую-нибудь бесполезную, но милую вещицу?
- Какую? – я вздохнула, ах, если бы моя проблема состояла только в вопросе выбора подарка на день рождения, самая главная загадка моей жизни: КТО Я???
- Ну, например игрушку!
- Марина, ему перевалило за полтинник!
Я невозмутимо пожала плечами:
- Ну, что это так трогательно. Вспомни, игрушки дарят детям, чтобы принести им радость, чтобы показать, что их любят. Так вот в преклонном возрасте тоже наступает такой период, когда необходимо знать, что ты ещё нужен, не потому что тебе что-то надо, а просто так. Не потому что ты рискуешь стать не популярным, а просто так. Это самое замечательное, что есть в людях, любовь! – при этом я так воинственно размахивала расческой. – каждое живое существо хочет знать, что он любим!
Наступила тишина, Федя потрясенно сел в кресло, Мелани просто застыла с открытым ртом. Я замолчала, не понимая, почему так резко вспыхнула. Наконец, певица переборола себя и закрыла рот. Федя пробормотал:
- Тебе бы песни и писать!
- Я их и писала, наверно… - неуверенно добавила я. Мелани вскочила и обняла меня, крича на ухо:
- Я хочу, чтобы Федер тебя раскрутил! Ты будешь певицей! Я уже представляю, как тебя объявляют: а сейчас выступает великая певица МАРИ! – я вздрогнула, это имя показалось мне таким знакомым и родным.
Я не смогла возразить, как в моих руках оказалась бумага и ручка, а улыбающиеся Федя и Мел произнесли:
- Мы едем на днюху, а ты работай!
Через 4 часа они вернулись, довольные как никогда. Я написала 4 песни и теперь отдыхала, прочитав тексты, Федя был в восторге. Это я, заметьте, говорю с присутствующей во мне скромностью. Он тут же понесся в студию подбирать музыку. Бесполезно ему было говорить, что там вряд ли кто-то есть в 3 часа ночи, это лишь распаливало его. Я, вздохнув, поплелась спать. Говорить сейчас что-либо было лень. Мелани же приспичило поболтать и обсудить мою будущую карьеру. Когда она сказала, что я поеду на World Music Awards и получу первый приз, я не выдержала и заорала, что, если она сейчас не заткнется, я выкинусь из окна и тем самым закончу своё блестящее музыкальное творчество, которое так и не началось. В итоге заснула я в 7 утра.
Но недолго длился праздник на моей улице, в 9:00 залетел довольный Федя и приказал одеваться. Я смотрела на него довольно долго и выдала:
- Ты выглядишь как огурчик! А я хочу спать! Как тебе это удалось?
- Ты знаешь, дорогая, я уже привык, мы профессиональные продюсеры делаем шоу и всем это нравится!
- Если честно, то он выпил за ночь 16 стаканов кофе. Как бы выглядела ты после такого количества этого пресловутого напитка в таком количестве? – сказала вошедшая Мелани, я хмыкнула и пошла умываться.
Через 2 часа мы уже записывали песню. Звукооператор – очень милый мальчик, успел признаться мне в любви, сказать, что он холост, записать мою песню, сказать, что свободен, сделать предложение, сказать, что неженат. Я лишь улыбалась и пела, думая о своем муже. Видимо, мы очень любили друг друга, потому что обручальное кольцо уже приросло к моему пальцу. Интересно, какой он? Я даже не знаю, кто мне нравился или нравится! Я вздохнула и позвонила Карин. Мы договорились встретиться в кафе.
На встречу я прибежала заранее. Я уселась за столик и сделала заказ. Мне это что-то смутно напомнило. Но я решила не заморачиваться над этим вопросом, по крайней мере сейчас. К столику подлетела улыбающаяся Карин. Она плюхнулась на стул и подозвала официантку. Наконец, когда все формальности были решены, она спросила:
- Ну, как ты после школы? На кого училась?
Я решила сказать правду:
- Понимаешь, Карин. Дело в том, что я потеряла память… - она подавилась заказанным кофе, я рассказала все, что помнила. – вот, я тебя прошу, если ты обо мне что-то знаешь, расскажи! Пожалуйста…
Она помолчала и, вздохнув, сказала:
- Ладно, слушай!
Моя история (или не моя) оказалась, действительно паршивой. В одну киевскую школу поступили две девочки: Наталия Перез и Каролина Редия. Как они попали на Украину, была сложная и запутанная история. В Аргентине тогда был кризис и все старались выехать из страны, с ними приехало еще несколько семей. В том числе и семья будущего парня Лины. Они были полными противоположностями. Первая – заводная, веселая, остроумная, милая, красивая, талантливая. Она была душой компании, у Наталии были тысячи поклонников, но девушка никого не выделяла. Эта девушка-идеал была далека как звезда на небе. Вторая же Каролина не выделялась абсолютно ни чем. За ней никто не бегал, но Наталии неожиданно понравилась невзрачный гадкий утенок. Так они попали за одну парту. Так длилось примерно 10 лет.
Их дружба росла день изо дня. Ната и Лина стали не разлей вода. Пока внезапно не разразилась гроза. Это произошло в один прекрасный день. Лина влюбилась, сначала Ната была искренне рада за подругу, давала советы и помогала как могла. Он отвечал взаимностью, и счастливая пара просто не знала себя без любви. Но никогда ничего не длится вечно, все отношения когда-нибудь заканчиваются. И вот в безоблачном небе начали собираться грозовые тучи.
Парень стал каким-то странным, он практически не обращал внимания на Лину, и она уже отчаялась что-либо сделать. Она попросила Нати помочь ей, зная, что подруга никогда не отказывает. Но всегда приветливая подруга внезапно воспротивилась:
- Он не тот, кто тебе нужен! Вы с ним разные личности! Он тебя не любит, ты просто очередной трофей в его коллекцию самого популярного парня школы, - это в принципе была чистейшая правда. Парень был ходячей легендой, и ему ещё при жизни девчонки открыли музей. Одна Нати была непреклонна, она смотрела на него свысока, как и на других. Разговор с ним иногда превращался в словесную дуэль, её это забавляло. Лина не удивлялась, потому что подруга со всеми так общалась. Критика была в крови у Перез, к этому привыкли все.
Но подруга с каждым днем становилась все серее и мрачнее, она уже не смеялась так весело и с каждым днем все больше замыкалась в себе. Часто она ругалась с парнем, он тоже очень изменился. Это заметили все, в первую очередь Лина. Однажды она услышала, как Нати плачет в туалете и ругается с парнем . На следующий день Лина приперла к стенке незадачливую парочку. Они сначала отпирались, как могли. Но в итоге Нати не выдержала и рассказала все, парень лишь мрачно поддакивал. Ситуация оказалась проста как валенок...



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:42 | Сообщение # 9

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава15
Ситуация оказалась проста как валенок… Была вечеринка, он был пьян и ничего не соображал. Она тоже перебрала немного лишнего. И вот они уже проснулись в одной постели, сначала Нати подумала, что у неё галлюцинации. Но у двух разных людей не могут возникать одинаковые видения. А через несколько дней оказалось, что девушка беременна. Об аборте никто даже думать не хотел. Девушка от этого отказалась, поэтому бедный парень даже не заикался про это. Сказать все Лине приравнивалось к самоубийству, он любил её искренне и не хотел портить отношения, но…
Когда Лина узнала о ребенке, она была в шоке. Она, не раздумывая, бросила парня. А вот подругу пожалела, та пыталась её образумить, объяснить, что это было ошибкой, что он её любит, но она оставалась тверда как камень. Вскоре Нати уехала, и Лина больше ничего о ней не знала
- Вот так, - закончила свой рассказ Карин.
- Ой, прости, пожалуйста, что я сделала тебе больно. Я не хотела. Если это, конечно, была я.
- Та ладно я его не любила, - соврала Карин, старательно отводя глаза. Я хмыкнула и спросила:
- А как его зовут? Ну, того, кого ты не любила? И где он сейчас?
- Ой, да откуда мне знать! Ладно, его зовут Макси Ареги, он сейчас в Буэнос-Айресе. Все больше я о нем ничего не знаю, говорят, он женился. Ну, ладно мне пора. Пока! – она чмокнула меня в щеку и убежала.
Я в прострации села обратно на стул, вот, оказывается какая ты была… Значит, уводим других парней. Моя совесть начала меня просто съедать, громко чавкая. Я поежилась, не хотела бы я оказаться на месте Карин, т. е. Лины. Я побрела домой. Как только я зашла в квартиру, ко мне подлетел Федер и заорал:
- У нас напряженный график. Сегодня твою песню пустили в жесткую ротацию, завтра мы едем снимать клип. Вечером выступление в клубе. Понравишься, считай, что ты уже звезда, Луна Аргентинской попсы, - при слове «Луна» я вздрогнула, мне показалось знакомым это слово или имя. – А если нет…Хотя зачем тебе это знать? Наш вариант первый! – все это он мне сказал по дороге от входной двери до кухни, нет, не подумайте, что квартира Мелани как белый дом, просто, если говорить это с его скоростью…
На кухне я в шоке уставилась на стену, теперь её украшало что-то неподдающееся описанию. Лучше стена оставалась голой. Я немного повернула голову, чтобы понять задумку автора, но лишь с размаху плюхнулась на стул, вывернув себе шею. Мелани улыбнулась:
- Тебе тоже понравилось?
- А что это?
- Какой-то новый художник…Тебе не кажется, что это слегка вызывающе?
- Нормально.
Картина что-то мне напомнила, но не могу сказать точно что. По-моему это было похоже на подсолнухи…
Я глубоко вздохнула и посмотрела на Федю, который широко улыбался:
- Ты можешь мне помочь?
- Все, что хочешь!
- Найди одного человека, ну у тебя же есть связи!
- Ладно, имя…
- Макси Ареги.
- Завтра ты будешь знать о нем все, а также его местоположение.
- Спасибо, - я зевнула и пошла спать, через пару часов меня разбудил все ещё улыбающийся Федер, в этом все мужчины, они думают, что женщины во всем им обязаны, а пробормотала спросонья:
- Сотри с лица это уродство! Ты похож на орангутанга, которому отвалили ящик бананов.
- Да, ладно, - он обиженно засопел, глядя, как Мел катается по полу от смеха. Я хмыкнула и пошла одеваться.
В клуб мы приехали заранее, я спряталась в темный угол, повторяя про себя слова. Федя с кем-то разговаривал, Мелани уже пела на сцене и заводила публику. Какие-то девчонки разговаривали в сторонке, весело смеясь. Приглядевшись, я увидела, что это группа «Кролики». Я улыбнулась, они такие знаменитые, и я знаю их песни наизусть. Я вздохнула, песни я знаю, а себя нет?

Глава16
Я услышала со сцены практически истерический крик ведущего:
- А сейчас я хочу познакомить вас с одной девушкой, она милая и красивая. Её песни дерут душу, поддержите её, пожалуйста. Итак, встречаем МАРИ!
Я вышла на сцену и стала перед микрофоном. Странно, мне совсем было не страшно. Я оглядела все эти лица, такие разные, но с одной мыслью: «Ну, покажи на что, ты способна». Я запела:
Es inutil ya lo se
No soy solo lo que ves
No me atrevo a decir nada
Me confunde tu mirada
Soy asi y asi muero
Si no grito que te quero
Cuantos cielos te daria
Se que es una fantasia
Amor mio
Si puidieras, si pudieras descubrir
Que te llevo aqui en mis suenos
Que me mundo es para ti
Amor mio
Si puidieras, si pudieras comprender
Para mi eres diferente
Yo una mas entre la gente
Quera ser que algun dia
Si estas cerca todavia
Me desnude el sulfrimente
Puedas ver lo que yo siento
Soy asi y asi muero
Si no grito que te quero
Cuantos cielos te daria
Se que es una fantasia
Amor mio
Si puidieras, si pudieras descubrir
Que te llevo aqui en mis suenos
Que me mundo es para ti
Amor mio
Si puidieras, si pudieras comprender
Para mi eres diferente
Yo una mas entre la gente
Amor mio
Para ti
Te abri mi corason
Tal vez esta cancion (от автора: я не хотела заниматься плагиатом, но очень мне эта песенка понравилась)
Я перестала петь и подняла глаза на зал, все разбились на парочки и танцевали в такт медленной музыки. Они смотрели на меня, не понимая, почему я замолчала. Через секунду я уже оглохла от аплодисментов. Я поспешила скрыться за кулисами. На меня налетели Мелани и Федер, они улыбались и поздравляли
меня с успешным дебютом. А что-то внутри мне подсказывало, что это не так. Мне казалось, что я уже где-то слышала эти радостные крики, видела эти улыбки и ожидание чего светлого на их лицах, все казалось мне знакомым. Домой мы вернулись поздно, я сразу упала в кровать, так как у меня подкосились ноги.
Ранним утром меня разбудил Федер, я пробормотала:
- Если я ещё раз увижу твою рожу с утра, я тебя так разукрашу, что мать родная не узнает!
Но Федер даже не думал обижаться:
- Вставай, нам через 2 часа на съемки. Кстати, пляши тебе письмо.
Я аж сразу проснулась и вскочила на кровати:
- От кого?
-Ты просила узнать все о Макси, держи, - он протянул мне конверт, - ты у меня в долгу!
Я промолчала и уже разорвала конверт, на колени выпало несколько листков бумаги. Я судорожно посмотрела на последнюю строчку: улица Акхоса, дом 12. Я хотела помчаться туда прямо сейчас, может, я действительно Нати, но съемки клипа откладывали поездку на несколько часов. Снимали мы в просторном павильоне, я играла девушку, занятую на работе, которой не хватает времени на личную жизнь. Она снимается для обложек модных журналов, поет, но у нее нет любви, о которой она рассказывает в клипе.
Мы сняли все очень быстро, я получала огромное удовольствие от работы с ребятами, они такие заводные и веселые, что даже невольно забыла о своих проблемах. Но только прозвучала фраза «стоп», я опять окунулась в реальный мир. Я с радостью помчалась к Макси, сегодня я узнаю, кто я на самом деле. Надеюсь…
Я приехала к большому особняку и постучала в дверь. Открыла служанка, она улыбнулась и пробормотала:
- Простите, вам кто-то нужен?
- Да, я хочу поговорить с Макси Ареги!
- Проходите, я сейчас доложу о вас.
Я зашла в просторную гостиную и присела на диван, спустила высокий блондин с карими глазами. Его вид говорил о том, что передо мной деловой человек, но в глазах ещё была та практически умершая искорка в память о былых временах. Увидев меня, он кивнул и пожал мне руку:
- Вы что-то хотели?
Я решила поехать сразу с места в карьер, а оттуда уже и в глухой дремучий лес:
- Я хотела поговорить о Наталии Перез!
Он поднял бровь и сел на диван, совершенно спокойно спросив:
- Что именно ты хочешь?
- Все…
И он рассказал все: о ночи, о любви к Лине, о ребенке, в общем, ничего нового я не узнала. Осталось только два вопроса:
- Я похожа на Нати?
Он пожал плечами:
- Ну, фигура, прическа. Издалека я бы вас спутал, а так очень отдаленно…
- И последний вопрос, только честно! Ты любишь Лину?
Он внимательно меня разглядывал, в его темных глазах была просто вселенская боль, он тихо ответил:
- А разве это имеет какое-то значение, она теперь знаменитость, куда нам до шишек на березе?
- Я хочу вам помочь, вам надо встретиться, поговорить, вспомнить. Я уверена, что вашу любовь можно вернуть.
- Мне послали ангела! Хорошо, вот мой телефон, позвони и скажи, когда свидание.
Я кивнула и, попрощавшись, понеслась домой. По пути я забрела в какую-то художественную галерею и остановилась, с интересом разглядывая картины. Особенно мне понравилось буйство красок в центре зала, которое носило очень подходящее название «Тоска». К слову, сказать, что основными преобладающими цветами были красный, ядовито желтый и голубенький. Восторг сумасшедшего. Я лишь улыбнулась, ко мне подскочила девушка:
- Вы хотите приобрести эту картину?
Я уже открыла рот, чтобы сказать нет. Но мой язык внезапно зажил собственной жизнью, и проигнорировав выпад хозяйки остановить его, произнес:
- Ой, мне так нравится современное искусство, вы не знаете, кто автор этого шедевра?
Девица просияла, она поверила моему вранью про это … не знаю, как правильнее выразиться, но что-то потянуло меня к этой картине. Я улыбнулась в ответ и продавщица сказала:
- Это наш начинающий автор. Очень талантливая девушка! Её картины – это выражение её внутреннего мира, восприятие жестокой действительности… - с каждым её новым лирическим отступлением я бросала на картину все более и более заинтересованные взгляды. Боже, да этот «художник» просто оптимист! Судя по её картинам, её выражение восприятия действительности просто Рай на Земле! Я хмыкнула, а когда услышала цену, глаза у меня сами собой полезли на лоб. Но я купила эту картину, она мне показалась чем-то далеко знакомым, от нее веяло теплом и лаской.
Придя домой, я повесила её в своей комнате. Послышался стук в дверь, и тут же вошел Федя. Я хмыкнула:
- Зачем стучаться, если тут же вламываешься?
Мой вопрос был проигнорирован, Федер просто светился от счастья. Я покачала головой:
- Что случилось?
- Все в восторге от твоей песни. Все радио только и крутят её, клип появится где-то на следующей недели! Ты станешь популярной, как и Мелани! Это же просто супер. Ты поедешь на…
Я вздохнула. В этом все мужчины… Они могут слышать только то, что хотят. Федер молол ещё что – то, про награды, признание, любовь миллионов. Я сама не заметила , как заснула. Вскоре монотонный гул прекратился, и парень вышел из моей комнаты.
Утром я встала и посмотрела на часы, уже девять, а здесь ещё тихо. Я прокралась на кухню и увидела Мелани, спокойно попивающую чай. Надо ж мои проповеди не остались незамеченными, девушка заботится о цвете лица, я осторожно поинтересовалась:
- А где все?
Мелани посмотрела на меня и виновато улыбнулась:
- Ты уж прости, но я не хотела тебя будить. А Федер поехал на переговоры с фирмой, он хочет, чтобы ты стала её лицом.
Я скептически хмыкнула:
- Представляю себе, покупайте кетчупы от Мари!
Мелани хихикнула:
- Нет, компания звукозаписи. А владелец - такой симпатичный парень, и говорят холостой. – я поморщилась, - ну, ты песню там писала, он её услышал и прямо уперся. «Хочу, мол, чтобы она была лицом компании!» А меня Федя что-то совсем забросил. И цветы не дарит, и вообще мы с ним редко видимся…
- Прости за некорректный вопрос, а он сделал тебе предложение?
Она грустно покачала головой и тихо прошептала:
- Нет, он говорит, что это может плохо сказаться на моем имидже, поклонников станет меньше. А мне наплевать, понимаешь, просто все равно, что обо мне подумают. Я ведь люблю его. И он это знает, но не хочет портить себе репутацию. Он меня не любит.
Я улыбнулась:
- Это неправда, он просто боится перемен. Понимаешь? А так он жить без тебя не может. Это написано в его глазах, и я это знаю. Он тебя любит. У меня было также…
- Ты же ничего не помнишь…
- А мне кажется, я думаю, что у меня тоже проблемы на личном фронте. Я хочу, чтобы у тебя было все хорошо. Хочешь, я с ним поговорю?
- Нет, не надо…
Но кто меня остановит? Мои глаза загорелись синим пламенем, по крайней мере, Мелани отскочила от меня с круглыми глазами. Я коварно улыбнулась и ушла из кухни. Прошло примерно полтора часа, мы начали собираться на очередной концерт. Залетел Федя и заорал:
- Конфетка, ты сейчас растаешь!
Я подозрительно покосилась на продюсера, вдруг чего сморозит, а Мелани лишь грустно вздохнула. Я пробормотала, прищурив глаза:
- А зубки не боишься попортить? Баста, пошли! Поговорить надо!
Он лишь вопросительно посмотрел на Мелани и поплелся за мной. Я закрыла дверь и, прижав его к стенке, начала из лужи в море:
- Ты любишь Мелани?
- Конечно, что за вопрос?
- А почему не делаешь предложение?
Он пожал плечами и пробормотал:
- Ну, это может плохо сказаться на её карьере…
В общем, стоит ли говорить, что на концерт мы опоздали. Но Федя был переубежден и доволен своим решением. В итоге Федя отделался небольшим шоком, парой синяков, вставленными мозгами и невестой, Мелани – обручальным колечком, к слову сказать, оно лежало в кармане Феди неизвестно сколько, но слой пыли был порядочный. А я была счастлива за них. А ведь нужен небольшой толчок. Сидя в лимузине, я попыталась отвернуться, но не тут-то было, парочка усадила меня посередине и пела дифирамбы. Мелани проорала:
- Вспомнила, где я тебя видела! Ты пела в группе! Я ещё от вас тащилась, сейчас как же она называется…сейчас… там было что-то про путь… А, вспомнила Elite way!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:43 | Сообщение # 10

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 17
Я смотрела на неё во все глаза (а их у меня всего два, слава Богу):
- Что? Что ты сказала?
Вместо Мелани ответил Федя:
- А ну да, ты же была солисткой. Вот почему ты мне приглянулась! От группы все тащились, а ты была на вершине успеха. Но группа распалась, и все закончилось! Точно ты же Лия…
Я судорожно сглотнула ком, стоявший в горле:
- А другие участники группы? Где они?
Федя и Мелани переглянулись и с сомнением пожали плечами:
- Ну, понимаешь, мы не уверены, что ты это Лия, потому что… - они замялись, я с мольбой проговорила:
- Ребята, это для меня очень важно! Как я буду продолжать карьеру, если даже не знаю, кто я? Расскажите мне, пожалуйста… Федя… Мел…
- Ладно…
История оказалась просто сногсшибательной, по крайней мере, для меня. Рассказывал в основном Федя, потому что он учился с участниками группы в колледже. Это было давно, но все же…
Когда-то давно в самом центре Буэнос-Айреса был построен престижный колледж. В нем учились все: от сына президента до дочки какого-нибудь арабского шейха. Федя поступил тогда на третий курс. Это был не обычный класс, это было сборище монстров от мала до велика. Учителя у них долго не задерживались, и вот уже в восьмой раз за месяц менялся преподаватель по истории. Дети были, что ни на есть цветы жизни, белый свет в конце туннеля. Ну, и Феде не долго думая, присоединился к веселой компании. Они вынашивали грандиозные планы, которые могли бы потягаться с самим гением Наполеона (от автора: вы уж извините, но я недавно прочитала «Войну и мир». Вот теперь пытаюсь избавиться от последствий). Сколько раз они сбегали на дискотеку, прячась от директора и надзирателя? Сколько раз они закрывали друг друга в хранилище карт, чтобы предоставить парочкам лишний шанс? Сколько раз они опускали директора ниже плинтуса? Да, так что бедняжка бегал к школьному психологу! Это ещё ничего! Над надзирателем они мило шутили, причем забава со снятием штанов перед очередной комиссией, была самой невинной…
Но шутки шутками, а любить никто не запрещал… В классе начали образовываться пары, но это были ещё дети, а любили уже по серьезному… Группка ребят отдельного круга, от которых исходило все веселье и беззаботность, основали группу. В нее входили Лия, Лупе, Лукас и Хуан… О каждом по немного…
Хуан Отеро – сын министра обороны Аргентины. О милом, ангелоподобном мальчике из богатой семьи грезила вся Южная Америка. Но с отцом у него были большие проблемы, а мать бросила его в раннем детстве. Парень взялся за выпивку, но поступив в самый престижный колледж страны, он встретил девушку, которая быстро поставила его на место… при помощи гитары. Так он начал писать музыку…
Девушка, которая вставила мозги залетевшему птенцу, была Лупе. Гваделупе Альварес – дочь самой красивой женщины планеты какого-то года, сама была девочкой не промах. Она ненавидела все, что было связано с ущемлением прав людей, отстаивала свое мнение, чуть ли не боевыми методами. А когда наткнулась на Хуана, это же просто кладезь снобизма, эгоизма и «суперменомании». Они долго ругались, но когда дело доходило до издевательства над директором или надзирателем, две шипевшие змеи превращались в одну команду. А какие планы, какие травмы. Кстати не только у персонала колледжа… В группе Лупе была чем-то вроде батарейки, никогда не гаснущий свет в глазах заражал энергией других участников… незаменимый человечек…
Лукас Валер попал в их компанию случайно. Тихий задумчивый, но в душе ещё хуже чем Лупе и Хуан вместе взятые. В этом все мужчины… В тихом омуте черти водятся. Он в основном был исполнителем кровожадных планов, поэтому был нередким гостем у директора. Девушки так и вились вокруг него, но он любил одну… Как его угораздило влюбиться в практически противоположного человека неизвестно. Но когда сходились две грозы, начиналась буря, и этот ураган крушил все на своем пути: от хрупких отношений до скелетов в кабинете биологии. Он её ненавидел, сильно и люто, мстил ей ни за что. Но открылся лишь двум настоящим друзьям: Феде и Лупе. Хуан тоже был в курсе дела, но немного с другой стороны…
Другая сторона эта мешала жить не только Лукасу, но и доброй половине колледжа. Лия Ферер была (т. е. есть) неуправляемым человеком. Ты думаешь, что она здесь, а она уже в другой половине города помогает всем и вся. А увидев Лукаса, её как будто подменили, она стала закрываться в своей комнате, подруги как ни пытались, но никак не могли вытащить её оттуда. Потом пришла идея создать группу, тут не было границ ревности Лукаса и Лупе, потому что основными творческими источниками были Лия и Хуан.
Создав группу, они попросили помочь Феде. Он стал их менеджером. И тут началось концерты, гастроли, возмущенные родители и проблемы с личной жизнью. Точнее они были у Лукаса и Лии. На удивление Хуан и Лупе успокоились и жили если не душа в душу, так тарелка в голову парня. Но вместе же…
Очень скоро группа распалась, и их разбросало по миру. Феде не знал, где они, и как не пытался, не мог узнать…
Федер закончил рассказ и посмотрел на меня. Я задумчиво потерла подбородок:
- Найди мне их… Как хочешь, найди. Я буду год работать бесплатно!
Он с сомнением покосился на Мелани, та кивнула. Он улыбнулся и пробормотал:
- А ты правда будешь работать бесплатно?
Глава18
Я прожила у Мелани уже почти две недели, но так и ничего не знаю о себе. Федя ищет участников группы, которые могут что-то знать обо мне. Мелани снимается в новом сериале. А я кручусь, как белка в колесе…
Я заглянула в склерозник, ага, сегодня встреча с Макси и Карин. Главное, чтобы они сами захотели помириться, а там уж как получится. К встрече я подготовилась с особым вниманием, моя сумочка, раздулась до размеров слона. Ну, большого экземпляра маленьких размеров… Я взяла с собой даже поварешку, ну на всякий случай… Только мой мозг не мог придумать логичного объяснения этого поступка. Не хватало только группы захвата…
Когда я пришла на встречу, за столиком уже сидел Макси, как всегда любивший точность во всех делах. Лицо его не изображало особой радости от предстоявшего свидания. Я подлетела к нему и только открыла рот, чтобы поприветствовать, как к нам подбежала Карин:
- О, привет! Как дела? Я видела твой клип! Отпад! Ты молодец… А голос… Я в шоке.
Секунду я молчала, зато Макси ехидно пропел:
- Милая, скажи этой шокированной леди, что надо хотя бы здороваться… Это соответствует элементарным правилам этики…
Я не успела ничего ответить, так как глаза Карин уже сузились до щелочек, и она прошипела:
- О каких приличиях мы говорим, неандерталец? Ты меня ещё чем-то смеешь попрекать?
Я лишь молча выскользнула из-за столика, оставив парочку выяснять отношения. Они без меня справятся, я посмотрела на часы. У меня ещё много времени в запасе, так что я могу пока съездить на студию и узнать указания от Федера. В одном я была уверена, они снова будут вместе… Ну, по крайней мере, мне так казалось. А в этой жизни интуиция меня ещё не подводила.
Я приехала на репетицию, Федя с вялой улыбкой встретил меня, я подозрительно уставилась на него:
- Что случилось? У тебя такой вид, будто поклонники решили подарить тебе парочку килограмм тухлых помидоров!
- Нет, у меня хорошие новости, в отличие от тебя…
Я удивленно посмотрела на него:
- Я что-то не так сделала?
- Да, а точнее не сделала! Дорогая, ты не подскажешь мне, кто сегодня должен был встретиться с директором звукозаписывающей компании? А то я старенький, бедненький что-то запамятовал?
Я в ужасе наблюдала за злобным лицом Феди, я, действительно, забыла про деловое свидание. О, Боже… Лицо продюсера внезапно смягчилось:
- Ладно, успокойся! Он сегодня был жутко добрый, и мне удалось уговорить его на встречу. Завтра в 10! Чтобы была у него! Поняла?
Я кивнула, он добродушно улыбнулся, в этом все мужчины, сначала напугают до потери пульса, а потом расслабься, я все уладил. Самовлюбленные кретины. Федя обнял меня за талию и потянул к парку:
- Я нашел Лупе, Лукаса и Хуана. – я в восторге аж остановилась, он продолжил: - Лия пропала, и я приложил все силы, но увы и ах… Так что остается надежда на то, что это ты!
Я опять остановилась, не веря своим ушам, Федя улыбнулся и отдал мне бумажку с адресом. Я вопросительно посмотрела на него, он кивнул. Я унеслась. Не знаю, как мне удалось развить скорость света, но на месте я была уже через десять минут. Я нервно поправила джинсы и топ и постучала в дверь. Она тут же распахнулась. На пороге стоял высокий блондин с голубыми глазами, я невольно отступила, парень посмотрел на меня, подняв бровь. Я пробормотала:
- Извините, мне нужен … Лукас… Лукас Валер…
- Здравствуйте, это я… Вы проходите, вы что-то хотели?
Я молчала и оглядывалась вокруг, пытаясь найти хоть что-то знакомое в обстановке комнате, но память наотрез отказывалась воспроизводить прошлое… У меня в голове был длинный коридор, по бокам которого стояло множество шкафчиков с надписями. Но посередине прохода была красная дверь с расплывчатыми очертаниями… Я посмотрела на Лукаса:
- Извините, вы меня, наверное, не знаете… Я бы хотела с вами поговорить…
- Конечно, присаживайтесь. О чем?
Я сжала кулаки за спиной и вдохновенно начала:
- Понимаете, я журналист из журнала «Люкс», мне поручили узнать, чем занимается каждый из членов группы Elite Way. Я решила сначала расспросить вас. – мой внутренний голос ехидно улыбался и шипел:
- Дура, ты, дура. Думаешь, он телевизор никогда не смотрит? – я лишь содрогалась и молилась: «Лишь бы не послал, лишь бы не послал…»
Но на его лице не выразилось ни капли удивления, он улыбнулся и спросил:
- Давайте на «ты». – я кивнула, - что-то давно я вас не видел!
- Чем вы занимались после того, как… распалась группа?
Он вздохнул и начал рассказывать:
- Я прекрасно помню тот день, когда группы больше не стало. Я даже не знаю, почему это произошло. Мы были молоды, талантливы, простите за нескромность, нам хотелось большего, чем просто петь. Хотя в песнях каждый выражался по-разному… Лупе на сцене была более мирной, чем в жизни. Ей хотелось постоянно меняться, она не могла долго сидеть на одном месте, она очень любила ездить с гастролями, хорошо осваивалась на новых местах, узнавала много нового…
Жизнь Хуана характеризовалась двумя вещами: музыкой и Лупе. Без неё он не мог взять в руки гитару, его музой была любовь к этой необычной взрывной девчонке. Когда они с ней ругались, остальные не знали, куда спрятаться… Сейчас все изменилось, но ненамного… - я невольно почувствовала, что мне нравится этот молодой человек, его манера говорить, что мне нравится все в нем. – Вскоре, они поженились. На свадьбе присутствовали все, кто когда- либо видел их или разговаривал с ними. После колледжа мы решили гастролировать, представлять новый альбом и искать вдохновение. Я написал для группы за всю карьеру от силу 4 песни, но ребятам было все равно. Я жил как в тумане после учебы. Я сам не знаю, как попал в их безбашную компанию. Крышу у них сносило легко, я был самый спокойный из группы, но и у меня иногда случались приступы. Лия… Лия была девушка, мягко сказать, сумасшедшая. Вот у кого-кого, а скромности у нее было не занимать, ей было плевать на мнение окружающих, у неё был свой стиль и свои песни. Как она их писала… Я и сам удивляюсь… Мы с ней редко общались нормально, чаще всего нас можно было найти громящих какую-нибудь комнату. Эти частые вспышки в этих редких отношениях. Единственное, на что мы были настроены мирно – это группа. Девушка с характером как-то объяснила мне, почему ведет себя так. Но это её дело… Мы так не смогли тогда быть вместе…
После распада группы мы все занялись своими делами, я начал профессионально заниматься фотографией, Лупе и Хуан основали компанию, только одна Лия была против расставания, даже со мной, всегда такая сильная и неприступная, она со слезами просила этого не делать, но решение было уже принято. Она чуть ли не угрожала самоубийством, но потом ушла, не попрощавшись ни с кем, ни с отцом, ни с подругами, ни с Лупе. Она как будто умерла вместе с группой…
Я искал её, хотел поговорить, но все-таки женился. И теперь я абсолютно счастлив. – он улыбнулся, я пробормотала:
- А разве вы… ты не любил Лию? – он хмыкнул:
- Конечно, я её любил, разве я стал бы жениться на ней без любви… Лия, дорогая… Иди сюда…
В гостиную зашла девушка, у меня открылся рот. Мы были очень похожи. Я словно бы смотрелась в зеркало. Длинные волосы, улыбка на губах, блеск в глазах, фигура и голос:
-Да, милый… О, Боже…
Это мы сказали хором, так как были очень-очень-очень (и ещё миллион раз очень) удивлены… Передо мной стояла…я.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:43 | Сообщение # 11

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава19
Мы замолчали. Мы повернули голову вправо, тронули себя за нос и дотронулись друг до друга:
- Прекрати, делать то же, что и я! …Не повторяй за мной…
Я замолчала, девушка посмотрела на Лукаса. Он пожал плечами, Лия пробормотала:
- Ты кто?
- Не знаю… А ты кто?
- Я Лия… Как это ты не знаешь, кто ты?
Я вздохнула и рассказала всю историю. Лукас и Лия сочувственно похлопали меня по плечу. Я пробормотала:
- Я думала, что я это ты, т. е. Лия… Федя не смог тебя найти…
Лия бросила злобный взгляд на Лукаса:
- А ты говорил: «Меняй фамилию, дорогая… Бла-бла-бла…» Поэтому Федер не смог меня найти… Идиот! – зашипела она на мужа, - ты не заметил, что мы немного похожи… Ну, да ты же ничего не замечаешь. – как я говорила, в этом все мужчины! Не буду я продолжать дальше, нет, не потому что фантазия кончилась, а просто жалко мне их стало. Лукас опустил глаза, но тут же нашелся:
- Ну, дорогая… Я не смотрю на женщин, ты же знаешь, мне нужна только ты! Поэтому я и не заметил!
Она не обратила на его оправдания никакого внимания, лишь повернулась ко мне и внимательно посмотрела в глаза:
- Я знаю, ты моя сестра! Надо позвонить маме и спросить про тебя…
- У тебя есть мама?
- Детка, у всех она есть…
- Мне кажется, что я не знала свою маму… У меня был только папа… Наверно, - не слишком уверенно сказала я.
- Да, ты не знаешь. Нас двое, это мама сказала папе, что я умерла… А потом она и сама исчезла из вашей жизни…
Я покачала головой и пробормотала:
- Ты знаешь все это очень неожиданно… Я оставлю тебе свой адрес… Завтра поговорим… Ладно? Пока…
Я попятилась к двери и нажала на ручку. В голове звучал мерный шум, в глазах пелена тумана, который с каждой секундой все густел и густел. Я не знала о чем думать, оказывается, моя мать меня бросила в раннем детстве и жила с моей сестрой? Но почему же я? Я не знала, кто я. А когда, наконец, история начинает проясняться, мне не хочется это знать… Мне было нестерпимо больно, внутри где-то слева, что-то очень сильно свербело. Я хотела вернуться к своей тихой жизни начинающей певицы… Но…
Я вышла на дорогу, забыв посмотреть налево, пошлепала прямо. Тут я во что-то врезалась…

Глава20
Я открыла глаза и тут же их закрыла. В лицо ударил слишком яркий свет. Я застонала, тело покалывало, будто я решила изобразить йога и полежать на иголках. Я приоткрыла один глаз, раздался оглушительный крик Марисы:
- О, ГОСПОДИ! ОНА ОЧНУЛАСЬ! КОЛУЧЧИ, ГДЕ ТЕБЯ ЧЕРТИ НОСИЛИ?
Я поморщилась, голова болела, у меня возник вопрос: что мы вчера пили? Я прошептала:
- Что ты так орешь? Я ещё не оглохла… Хотя вру… Уже, не слышу ничего правым ухом, и всё благодаря тебе!
Мариса сжала меня в объятиях, тихо зашел какой-то дядечка. Я с любопытством посмотрела на него, он, тепло улыбаясь, взял меня за руку:
- Здравствуйте! Очнулись, вот и отлично! Мы знаем, как нас зовут!
- Поздравляю! Рада за вас! Так как?
- Что как?
- Как вас зовут?
- Ах, шутница! – я хмыкнула, в этом все мужчины! – Я Алехандро Легре, ну а ваше имя?
- Мия…
- Фамилия?
- Колуччи…
- Имя сестры?
- Мариса…
- Фамилия? – вы понимаете, что отвечать на вопросы такого рода невозможно спокойно, да ещё и какому-то малознакомому дядечке, который относится к тебе, как к годовалому ребенку… Даже тот бы не выдержал и дал любознательному собеседнику лопаткой по голове! Но я лишь спокойно пробормотала:
- Вам какую?
- Всю…
- Мариса Пиа Спиритто Андреде Колуччи Рей… - я искренне веселилась, глядя как вытягивается лицо врача, потом повернулась к притихшей Марисе, - он что журналист? Какой шустрый? А я что решила поменять комнату, какая-то неудобная кровать…
Сестренка не успела ничего сказать, так как дверь распахнулась, и влетели Федер и Мелани с криками:
- Боже мой, где ты была? Мы волновались…
Я в шоке смотрела на них, потом на Марису и отключилась. Не знаю, сколько я провалялась в беспамятстве, но очнулась я уже дома в своей кровати. Я открыла глаза, огляделась и поморщилась:
- Здесь воняет… Розами…
Сидевшая рядом Мариса подскочила и схватила меня за руку:
- Как ты себя чувствуешь?
- Нормально, только левый бок болит немного… А что случилось?
Мариса с сомнением посмотрела на меня, я улыбнулась, но тут же скривилась от боли. Она вздохнула и пробормотала:
- Ладно, пока парней нет расскажу. Тогда когда ты не вернулась вечером, я не стала беспокоиться, думала, может, ты поехала к Соне и Франко. Ты была такая расстроенная, когда узнала… что…что…
- Что Мануэль мне изменил? Говори, не стесняйся… Кстати где он? Хотя дай, угадаю, на работе…
- Нет…
- В командировке…
- Нет…
Я горько усмехнулась:
-Что у любовницы?
- Нет, Мия, он все это время был с тобой, пока ты лежала без сознания, он не знал, куда себя деть…
- А как же если женушка умрет, он получит наследство…
- Мия, хватит… Он правда очень беспокоился, тебя ведь не было 2 недели… Мы видели твой клип, Пабло даже был на твоем выступлении, но он не успел подойти к тебе… Мануэль не появлялся на работе уже 13 дней, как узнал, что тебя нет. Отменил командировку и примчался сюда… Мы места себе не находили, а когда пришел какой-то Освальдо, мы и вовсе перепугались…
- Здесь был Ося… Он милый, правда?
- Не знаю, Мия… Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?
- Да… Я хочу поспать…
Мариса кивнула и выскользнула из комнаты, я закрыла глаза, через 3 минуты в комнату прокрался Мануэль. Он побледнел и похудел, но в глазах его светился обычный теплый огонек, он улыбнулся. Я почувствовала, как у меня по щеке катится что-то горячее. Я вздрогнула, когда он прикоснулся ко мне и вытер слезы. Я открыла глаза и долго смотрела на него, пытаясь понять, что же я не так сделала. Но там лишь отражались ласка и нежность. Он взял меня за руку, я не смогла её выдернуть. Мне хотелось что-то сказать, но он начал первым:
- Тогда я тебе соврал, - мое сердце больно сжалось, - я не поехал в командировку… - слезы уже щедрым потоком струились, и я не могла себе отказать в удовольствии и громко шмыгнула носом, - Не плачь, выслушай меня, пожалуйста… А потом, если ты захочешь я уйду… Ладно… Тогда мне позвонили и сказали, что ты мне изменяешь… Я сначала не поверил, но они прислали весьма качественные фотографии, - я открыла рот, но он приложил палец к моим губам, - Я позвонил тебе, ты была очень холодна… Я окончательно убедился, что это правда… Я попросил Пабло сообщить, когда тебя не будет дома, он сказал сразу после твоего ухода, я приехал домой, хотел собрать вещи, и копаясь в шкафу нашел это… - он вытащил небольшую коробочку, я её прекрасно помнила, я собирала её ещё в колледже и продолжала до сих пор, там было все что было дорого нам обоим, он достал пачку фотографий и протянул мне. Я смотрела и не верила своим глазам, это были наши снимки, но какой-то идиот вырезал лица и вставил другие. Я подняла глаза и спросила:
- То есть ты мне не изменял? – он покачал головой, я вскочила, настолько быстро, насколько мне позволяло мое состояние и крепко его обняла. Я опять плакала, на этот раз от счастья…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:44 | Сообщение # 12

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава21
Когда я, наконец, успокоилась, Мануэльчик практически в приказном порядке приказал мне никуда не вставать. Я улыбнулась и поцеловала своего мужа. Он скорчил рожицу, я пробормотала:
- А где Сирена?
- Она в садике, милая… Спи…
Только за ним закрылась дверь, я вскочила с кровати и оделась. Оглядев себя в зеркале, я пришла к выводу, что мне вредно часто попадать в аварии. Я закинула сумку через плечо, закрыла дверь и выбралась через садовую лестницу на своем балконе. К слову сказать, я немного прихрамывала, но это не доставляло мне никакого неудобства. У меня появилась гениальная мысль, и мне надо было её проверить. Я заехала в садик за Сиреной, она бросилась мне на шею и повисла, как боксер на груше. Я тоже была рада её видеть, я повезла её к Карин и Макси. Оставив ее в машине, я позвонила в дверь. Она распахнулась незамедлительно, на пороге стояла хозяйка этого дома, то есть Карин. Я впихнула её в гостиную, она ошалело на меня смотрела. Я улыбнулась и подмигнула ей, она обняла меня так, что я чуть не задохнулась. Спустился Макси, поняв, что я не выдержу крепких объятий, я стала за диван. Я начала:
- Принесите, мне фотографию Нати! Быстро!
Карин притащила целую стопку, я рассматривала снимки и все больше убеждалась в правильности своей теории. С фотографий мне улыбалась Ирэн – девушка с поезда. Значит, Сирена- дочь Макси и Ирэн. Я загадочно улыбнулась:
- Вы хотели бы иметь детей?
- Ну… - покраснела Карин, - наверно…
- Макси, а ты знаешь, что у тебя есть дочь?
Ой, лучше бы я этого не говорила, по крайней мере, при Карин. Бедный Макси сжался до микроскопических размеров и с отчаянием посмотрел на меня. Я только открыла рот, чтобы все объяснить, но Карин меня опередила:
- Ах, так…
Я зажмурилась, в голову Макси полетела нотная тетрадь. Он лишь молча увернулся, я попыталась подойти к ней. Но не тут-то было! Карин разошлась не на шутку, да какая там шутка, там и приколом не пахнет! Макси забрался под диван, девушка сжала кулаки, её глаза грозно засверкали, я облегченно вздохнула:
- Макси, тебе ещё повезло… Вот моя сестра! Она на своего парня наезжает чуть ли не бульдозером, не знаю, где она его берет…Но ссорятся они меньше… Просто Мари не хочет садиться в тюрьму, а Пабло – отправляться к праотцам!
Я поняла, что опять сказала что-то не то. Карин злилась, причем громко:
- Ты…как ты мог?
- Но милая, я же не вчера это сделал… Солнышко…
- Какое я тебе солнце? Хочешь умереть от теплового удара?
Я влезла на журнальный столик и заорала:
- СТОП!!!! Заткнитесь оба! Вы не правильно поняли! Ты садись сюда, а ты сюда! – развев враждующие стороны по разным углам комнаты, как мост, я рассказала всю историю, начиная от своего путешествия и до сегодняшнего дня. Карин недоверчиво на меня посмотрела и буркнула, обращаясь скорее к своим туфлям, чем к Макси:
- Прости…
Я бы на его месте возмутилась, но тот лишь радостно улыбался. Гроза миновала! Теперь мне, по присущей природной скромности, на небесах, ну и на земле можно было поставить памятник. Одной семьей стало больше, но у меня возникла пара вопросов:
1) Кто убил Ирэн и Хуана Рола?
2) Как мне теперь отсюда выпутываться?
3) Куда делась папка из банка, которая была у меня в день первой аварии?
4) Как я вернусь домой?

Глава 22
Передвигаясь как хромая кошка, я добралась до лестницы в саду. Наверху я услышала громкие крики, я быстро поднялась в свою комнату и поняла что это были за вопли. В дверь ломилась моя дружелюбная семья, судя по возмущенным возгласам они хотели со мной пообщаться, и скорей всего на весьма занимательную тему. Сложноподчиненные и сложносочиненные предложения, а точнее это были одни вопросы, причем большинство нецензурные выражения:
- Мия, открой дверь!
- Мия, тебе плохо? Немедленно ответь!!!
- Мия, не будь я Мариса Пиа Спиритто…
Её прервали на полу фразе, наступило гнетущая тишина. Я лихорадочно крутилась вокруг кровати, пытаясь своими двумя руками снять кроссовки, джинсы, футболку и куртку. Короче недолго думая, я забралась в постель и попыталась восстановить дыхание. Я расслабилась, придумывая очередную отговорку, когда поняла одну вещь. Моя комната она конечно по сравнению с Белым домом просто крохотная, но мои руки никак не могли дотянуться до дверного замка, чтобы повернуть ключ. А если я встану, то лечь со скоростью ракеты я вряд ли успею…
Глубоко вздохнув пару раз, я пошла к двери, робко протянув руку к ключику. Я мысленно составила завещание и повернув замок, открыла дверь. Я не знаю, как мне добраться до кровати в рекордные сроки, но могу сказать точно, что лежать в постели под пуховым одеялом в джинсах и куртке не очень-то холодно. По крайней мере, когда в комнату ввалилась все обитатели дома, включая Мелани, Федю и Осю, я уже непонимающе смотрела на них. Мануэль просто пылал праведным гневом, да оказывается голос у него сильный:
- ГДЕ ТЕБЯ ЧЕРТИ НОСЯТ????
Я попыталась изобразить возмущение, но так как при виде красного и злого мужа у меня вырывалось хихиканье, я пробормотала:
- Ты чего? Что-то случилось? Пожар? Наводнение? Цунами? – я нервно сглотнула, потому что что-то мне подсказывало, что эти стихийные бедствия все вместе взятые были все равно как легкий бриз на море, по сравнению с тем, что мне сейчас будет. А именно представьте себе живописную картину, кстати, если останусь жива, обязательно надо подкинуть идею Марисе, Мануэль злой как черт и даже хуже сверлил меня взглядом:
- Почему ты не отзывалась на наши вопросы?
- Почему ты вообще закрылась? – возмущался Пабло, и только Мариса подозрительно молчала. Если бы я проследила за её взглядом, то обязательно поняла бы эту причину. Но, увы и ах! Я судорожно задергалась под одеялом, память наотрез отказывалась воспроизводить тот факт, красилась ли я перед уходом? Но глаза Марисы почему-то смотрели не на мое лицо, я вздохнула, изображая из себя невинность:
- А что такое? Я вообще не понимаю, почему вы так всполошились! Может я спала, а вы меня разбудили… Как вам не стыдно, а мне снился такой сон… Я дефилирую по подиуму, показывая новую коллекцию от Гуччи… А тут вы… - я запнулась, находя подходящее сравнение, Но Мариса меня опередила:
- А тут как назло мы! Да, Мия, ты спала… А ещё не подскажешь ли ты почему…
- Да, почему…
- Пабло, не мешай. Я ещё не договорила. А что у тебя с ногами?
- В смысле? – все окружающие посмотрели на неё, тут мне действительно, стало нехорошо, потому что Мануэль подошел к кровати и дернул за посторонний предмет. Из-под одеяла вывалилась моя нога, я судорожно хихикнула, благодаря Бога за то, что успела подкатить джинсы:
- Так, а что здесь удивительного? Не ну подумайте, вы врываетесь в мою комнату, а вдруг я неодета!
- А что мы тут не видели,- выпалил Пабло, Мариса грозно сжала кулаки:
- Не поняла!
- А … эээ… Как бы вы! что вы тут не видели?
- Повнятней, Бустаманте… Я не поняла намека, что ты тут не видел?
Пабло лихорадочно оглядывался, в поисках поддержки, но видимо Федя и Мел уже познакомились с Марисой и не хотели навязывать свое мнение, а Соня с Франко подумали, что дети разберутся без них, а пока можно искать ритуальное агентство для Паблитто. В этом все мужчины, а точнее Пабло. Сначала ляпнет, потом думает. Если вообще думает. Иногда мужчины очень даже полезны, например, для того, чтобы отвлекать внимание окружающих на себя, когда мне надо. Но все же я неудачница! Но Пабло явно везет меньше, чем мне. А Мариса тем временем все наступала:
- Я чего-то не знаю, дорогой?
- Что ты, милая? Ты знаешь все, ты как энциклопедия!
- Значит, молись, Бустаманте! Это последние твоей жалкой жизни… Сейчас я разберусь с Мией, а через 20 минут, я поговорю с тобой. Время пошло!
Мариса отвернулась от Пабло, я сжалась. Бустаманте счел лучшим испариться из комнаты. Сестренка обратилась ко мне:
- Итак, Колуччи, ты сама признаешь или мнет придумать подходящую отговорку!
Я самоуверенно потрясла головой:
- Мариса, как ты можешь мне верить?
- Ах, не верить! – Мариса оттолкнула Мануэля, внимательно изучавшего мои кроссовки и сорвала одеяло. Мой благоверный от увиденного аж подавился, я закрыла:
- Я объясню…
- Интересно, как? Даже я не могу нормального оправдания…
- Я… м-м-м… Мне стало холодно…
- А ещё для того, чтобы согреться ты принимала грязевые ванны…
- Прямо в куртке и джинсах… - голос Мануэля был до ужаса ласковым. Я всхлипнула:
- Вы же не убьете больную девушку…
- На голову больную, - добавил Мануэль и повернулся к гостям, - Спасибо, дальше мы разберемся сами!
Кажется, даже Мариса вздрогнула от его недоброго блеска глаз. Я в отчаянии замахала головой, пытаясь оттянуть смертный час. Но все очевидно не желая связываться с Мануэлем, быстренько испарились из моей комнаты. Мариса помахала мне рукой, я сглотнула. Мануэль повернулся ко мне лицом.Глава23
Мариса помахала мне рукой, я сглотнула. Мануэль повернулся ко мне лицом. Я пролепетала:
- Я все объясню…
- Уж, потрудись…
- Я решила померить свои джинсы, вдруг я потолстела и не влезла бы в них! – я с надеждой покосилась на мужа, судя по задрожавшим пальцам, он мне не поверил.
- Я тебе не верю, будь добра… - в его голосе послышалась угроза:
- Я… ходила гулять! Мне стало плохо, я вышла на балкон и увидела лестницу… Ну и решила, что маленькое приключение мне не повредит!
- Тебе мало приключений на твою… -он во время сдержался, я робко улыбнулась:
- Мануэльчик, ты ведь бы меня не отпустил! Я знаю, точно!
Он испепелил меня взглядом, я вздрогнула и потянулась к его руке:
- А ещё я нашла родителей Сирены…
- ЧТО???
Да, сегодня явно не мой день. Я вспомнила свое вранье по поводу девочки. Я улыбнулась, чувствуя, как он крепко сжал мою руку:
- Не волнуйся, понимаешь…
- Нет… - его глаза метали молнии, и я чувствовала, что ещё чуть-чуть и он сорвется, а мне не очень хотелось, чтобы Мануэль на меня кричал. Я погладила его руку:
- В поезде убили мать Сирены, а совершенно случайно, когда потеряла память, столкнулась с подругой матери девочки и нынешней девушкой отца Сирены.
Он покачал головой:
- Мия, ты не исправима… Зачем ты встала? А если бы с тобой что-то случилось?
- Ману, мне не 5 лет, а целых… Короче, я уже взрослая… Вот только не отчитывай меня. Не надо мне указывать, я вполне могу за себя постоять!
Я не хотела его обижать, но и не хотела жить по его правилам. В его теплых и таких родных глазах что-то сломалось, как будто маленький зверек вжался в стенку, боясь, что его ударят. Он вырвал руку и встал:
- Знаешь, Колуччи! Я думал, ты изменилась! А ты осталась такой же эгоисткой… К тому же ты глупая, тебе не дано понять, что кому-то не наплевать на тебя. У тебя нет мозгов…
Я почувствовала как в душу возвращается давно забытая, оставленная где-то в колледже искорка раздражения и язвительности. Я конечно понимаю, что он обижен, но мои умственные способности Мануэль во время самых страшных ссор пытался не затрагивать, потому что это могло привести к ужасным последствиям. Но я не могла терпеть:
- Я не дура, слышишь! У меня в отличие от некоторых есть средство мышления!
В его глаза закралась обида от непонимания и недоверия. Он так не любил, когда я ему не верила. Ну, его уже было не остановить:
- Знаешь, человек, кричащий что он не идиот, всегда имеет на этот счет некоторые сомнения! Колуччи, ты дура…
Я вскочила кровати и ткнула в него пальцем:
- Это у тебя нет мозгов! Ты меня постоянно попрекаешь, мне это надоело… Хватит, мне указывать.
В глазах уже плескался океан раздражения, и волны обиды все накатывали и накатывали. А краев все не было видно. Он возмутился:
- Когда есть мозги, это хорошо, а когда их нет, то об этом не задумываешься! Успокойся, тебе нельзя волноваться, вдруг что-то случится!
Я мотнула головой и попыталась закрыть тему, да и ссору:
- Мануэль, подожди…
- Нет, Мия, хватит… Мне надоело, ты лицемерная, вранье распирает тебя и скоро вылезет из ушей. Знаешь, я дам тебе развод, если хочешь… Только сделай, одолжение, ну так по старой дружбе, посиди пару дней дома, а потом можешь опять носиться неизвестно где! Можешь не волноваться, я от тебя отстану!
-ВОН!!!! ВОН ИЗ МОЕЙ КОМНАТЫ!!!!
Он пожал плечами и тихо закрыл дверь. Я в изнеможении упала на кровать. Мне было жутко плохо, я не хотела его обижать.
Внутри было как-то тоскливо, и неприятная холодная тень уже расползалась где-то в области груди. Что-то подсказывало, что эта ссора будет иметь тяжелые последствия. Надежда на перемирие исчезла, последний раз вспыхнув спасительным огоньком.
Эта нелепые фразы и недоговоренности ведут к непредвиденным последствиям. Ссора с самым любимым и незаменимым человечком на Земле… Да, что там на Земле, во всей Вселенной!
Все счастливые минуты и секундочки наедине с любимым откладываются в памяти как самое дорогое и незабываемое. Потом эта ниточка воспоминаний аккуратно и бережно сматывается в клубочек, из которого вяжется наша жизнь.
С появлением новой любви в нашем сердце рождается маленькое существо, а вместе с ним и звездочка на небосводе. И с каждым несмелым шажком к новым отношениям, ангел в нашей душе поддерживает нас и радостно кивает головой при новом, неизведанном чувстве! А звездочка горит все ярче и ярче… И влюбленные видят этот свет, и их сердца бьются все громче и громче. И хочется кричать о своих чувствах на весь мир, ты просто счастлива, когда единственный рядом.
Ангелочек все плетет и плетет паутинку жизни, не дыша прикасаясь к ниточке воспоминаний. А вместе с тем в книге жизни кто-то пишет страничку нашей судьбы. А когда ты ссоришься с этим дорогим человечком, тебе невыносимо больно, что хочется умереть. Все мы люди немного эгоисты, мы думаем в этот момент только о себе. А если задуматься, каково существу в нашей душе? Если нам плохо, то ангел уже задыхается от нехватки той теплоты и любви. И вот это небесное творение больше не в силах возрождать ту надежду и оно последний раз, трепыхнув крылышками, умирает. А вместе с тем с неба падает звездочка, звездочка вашей любви. А кто-то это видит и загадывает желания. Возможно тоже о любви…
Вот так умирает любовь. Я не знаю, кто я такая, чтобы говорить это. Я слишком молода, чтобы судить о таких чувствах. Я не любила, и вряд ли это случится в ближайшее время. Ведь главное верить. И я верю, нет, конечно, каждый из нас кого-то любит родителей или друзей. У каждого человека есть друзья, и их предательство равноценно смерти любви. Но меня не предавали и надеюсь, что со мной этого не случится. Мне жаль, если такое было у вас. Вам больно и было и будет. А летопись жизни продолжается, не смотря ни на что.
Вот так немного подумав, я даже не знаю, какой конец будет у той пары… Я не знаю от чьего лица писала все это, кому-то не понравится, а кому-то может… Кто-то поймет. Кто-то простит. Кто-то полюбит. Пока Мия и Мануэль решают свои семейные проблемы, а я думаю о благополучии конца этого веселого рассказа. Я забыла об одной другой, не менее важной паре. Пусть это будет мой подарок моей лучшей подруге, ну и вам естественно. Итак, начнем…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:45 | Сообщение # 13

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Неделя из жизни Марисы Пиа Спиритто Андреде Колуччи Рей и Пабло Бустаманте.
Понедельник. Утро.
Так где этот Паблитто? Вчера я просто не успела разобраться с ним. Он успел сделать ноги, пока я разбиралась с Мией. А потом Соня и Франко, очевидно бывшие с ним в сговоре, забетонировали мне зубы. Но я то все помню.
Я с коварной решительностью спустилась вниз и даже немного расстроилась, там никого не было. Я нахмурилась, неужели ему удалось проскользнуть мимо меня? Ну и ладно, не очень-то и хотелось.
Пока никого нет, я решила позавтракать спокойно. Мия так и не спустилась, вчера и судя по крикам из её комнаты, они поругались с Мануэлем. Ну, ничего они ребята отходчивые. А Супермен наверняка умотал на работу, строить секретарш.
Я пошла на кухню и открыла холодильник. Самые главные вещи в жизни девушки – это хорошая компания, лучший парень и хороший завтрак. Так по жизни мне обломалось и с первым, и со вторым, тоя решила полностью насладиться третьим.
Даю эксклюзивный рецепт, его вы не найдете нигде, потому что это новый хит от Спиритто. Значит так, берете поджаренные тосты, поджаренные не в смысле горелые, лист салата и… мыло. Да-да, вы не ослышались, именно это моющее средство.
Да, с моей стороны это выглядит немного странно, нет, это не новая диета Колуччи. Просто, кажется, что в течение этих двух недель, кто-то с помощью постоянной тошноты, легкого головокружения и желания убить окружающих хочет сказать, что через несколько месяцев в нашем доме появится пополнение. Надо бы сказать об этом Пабло, но так как его нет…
Я перешла в гостиную и устроилась на диване. Включив телевизор, я с наслаждением откусила хорошую половину бутерброда. Мои старательные пережевывания прервал звонок телефона. Я с надеждой огляделась и с вздохом поплелась в коридор к ближайшему телефону. Это оказалась Мелани. Мне потребовалось примерно 43 минуты 48 секунд, чтобы заговорить ей зубы. Она упорно требовала Мию, но я не могла ничего с этим поделать, так как сеньора Колуччи отказывалась поражать свет своим появлением. Поэтому и я так быстро распрощалась с четой Феди, да потом эстафету по выдалбливанию Мии из дома перехватил великий продюсер. Но никто ещё не смог обвести вокруг пальца Марису Пиа Спиритто и далее прилагается.
Когда я вернулась в гостиную, я увидела… О, Боже вы не поверите, сам Пабло Суперменович Бустаманте соизволил посетить наш грешный дом. Я набрала побольше язвительности в легкие пропела:
- Господи, кого я вижу… Держите меня я сейчас упаду!
Самодовольная физиономия медленно и картинно выплыла из-за газеты. На удивление, он оскалился:
- Здравствуй, между прочим…
- Да пошел ты на всякий случай… - я была не расположена на приветливость.
Он поморщился и пробормотал:
- Милая, давай не будем ссориться. Ты не можешь себе представить у меня на работе хаос, секретарша уволилась, факс сломался. Одни нервы и скандалы. И вообще быть мной тяжкий труд! – он процитировал Мию. Я критически оглядела его с ног до головы:
-Перевожу твои слова на нормальный человеческий язык: «Дорогая, как же ты меня достала со своими скандалами! Сколько можно, ты не поверишь, ни одна девушка не посмотрела на меня вчера и не дала свой номер, милая. Ты издеваешься, а я не смотря на свой молодой суперменский вид, между старею. Скоро морщины появятся! Как можно на работе секретарша уволилась, ушла так сказать в непредвиденный декрет, хотя у неё даже мужа нет. И вообще быть Пабло Бустаманте тяжкий труд!»
- О, Боже, Мариса с тобой невозможно разговаривать. Ты просто не понимаешь меня…
- Да, куда мне. Ладно расслабься, на фиг ты мне нужен, а то и правда морщины появятся, а там глядишь и лысеть начнешь. Я не могу постигнуть такого высокого разума как Папенькиносынокский Супермен, мне до него, как…
- Спасибо, Мари,- он скрылся за журналом. Я презрительно хмыкнула и уселась на диван. Не глядя на стол, я пошарила рукой по тарелке и ничего не нашла. Я взглянула на блюдце и замерла. Мой бутерброд бесследно исчез. Лишь парочка сиротливых крошек говорила о том, что он когда-то существовал. Я начала усиленно думать, так как Мия сидит в своей комнате, а Мануэль ушел рано утром, то напрашивается три вывода:
1) На самом деле мне это приснилось, и никакого бутерброда не было;
2) Я внезапно провалилась в сон и съела его без остатка, даже не почувствовав вкуса;
3) И последний. Более или менее абсурдный мой милый бутербродик теперь покоился на дне желудка Бустаманте.
Я, все больше и больше осознавая, трагичность всей ситуации, завизжала, как резанная:
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
Бедный парень, мирно читавший газету, подскочил и уставился на меня как на умалишенную:
- Ты что? Что-то случилось?
- Ты… что съел мой бутерброд?
- А что нельзя было? Ничего кстати, только вкус у него немного странный… Не могу понять, что это бри или пармезан…
- Это мыло…
- Что? Прости?
- Поздравляю, Паблитто, ты только что обожрался Палмолива и теперь у тебя внутри полная ароматерапия… Только ты мог потащить себе в рот неизвестно что…
Секундное молчание и:
- А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!
- Успокойся, оно совершенно безвредно… по крайней мере, для меня… Не знаю, как оно действует на твой высший организм, но…
- Ты хотела меня отравить?
Во мне поднялась буря негодования, я прошипела, едва сдерживая злость:
- Ах, прости. Тебе фрукты не понравились, в следующий раз я положу туда Дав, ну который на треть состоит из крема и полью Хербал Эссенсес, для вкуса. И поставлю табличку: « Ешьте, не проходите мимо. А Марисе нужна только духовная пища, она насладится вашими мучениями при общении с фарфоровым другом!» - я круто развернулась на каблуках и пошла в комнату!

Понедельник. День
Я нервно прохаживалась по своей комнате, не зная, чем себя занять. Пабло, как ни старался, не смог прорвать героическую оборону Спиристопаля.
Я не могла придумать, чем себя занять. Я села на кровать и хмуро обвела взглядом комнату. Читать не хотелось, да и рисовать тоже. Я решила немножко подумать о Пабло, а получилось, вот что…
Я тут пораскинула мозгами, и до меня дошло. Я наконец, разгадала формулу невезения Паблитто и мне если честно стало немного его жаль. Смотрите, наши имена Мия, Мануэль, Мариса начинаются на букву «М», великая буква… А имя Пабло это соответственно буква «П», на неё же начинается слово «попа», синоним к слову извините за некорректность «жопа». Отсюда следует логичный вывод: Суперменчик все делает через заднее место. Я немного приободрилась и улыбнулась, злиться больше не хотелось.
Я опять огляделась, мой взгляд упал на телевизор. Пощелкав парой кнопок, я поняла, что меня совершенно не привлекает то, как изменяются брачные обряды муравьев, если их поместить в состояние невесомости. Я зевнула и увидела какой-то диск… М-м-м-м-м, это уже интересно, я включила и приготовилась с головой окунуться в мир приключений.
О, БОЖЕ!!!! КАКОЙ УЖАС!!! УЖ ЛУЧШЕ БЫ Я ПОСМОТРЕЛА ДЕШЕВУЮ МЫЛЬНУЮ ОПЕРУ!!!! Но это… У меня нет слов, окунуться мне удалось не только с головой, но и со всеми остальными частями тела. Я ещё раз глянула на коробку и содрогнулась.
Сюжет оказался прост, как валенки от Гуччи. О, Боже, я говорю как Колуччи! Я говорю стихами… Вот до чего доводит бездарное искусство. Фильм назывался «Могила дедушки карлика». Две сестры приезжают на каникулы к своему дедушке. Как вы поняли он карлик. Нет, это просто какое-то издевательство над людьми с дефектом роста, ну не вышел размером и что? Дальше хуже…
Недолго думая, примерно час, девушки осознали, что он колдун и пригласил он их не для весьма благородных целей. Короче дедуле захотелось французской кухни…
Девчонки прищучили незадачливого гурмана лопаткой для пирога. Но его так просто не возьмешь! В этом все мужчины, ему сказали «отвали», а он не понимает.
Каждое существо, пробегающее по могилке старого Гарри Поттера, превращалось в монстра. И вот представьте себе моё вытянувшееся лицо, когда я увидела, что они сделали из бедного маленького кенгуренка! А вот теперь давайте, покумекаем… Действие ужастика происходит где-то на севере Европы, возникает логичный вопрос: ОТКУДА ТАМ ВЗЯЛСЯ КЕНГУРУ РАЗМЕРОМ СО БРОНТОЗАВРА???? А когда это травоядное откусило голову одной из сестер и прорычало: «Ну-ка лезь ко мне в сумку!» Я пришла в полный экстаз. Видимо, девушка состояла из неизвестной доселе приправы, причем несчастному животному она понравилась. Наверно, у сценариста, режиссера, да и у всей съемочной группы были проблемы не только с географией, но и с биологией. Я выпала в осадок, когда вторая сестра, беспощадно сузив глаза, пробормотала: « Я отомщу за твою смерть, пусть все кенгуру умрут! Я сама откушу им головы!» Сказала она это так серьезно, что я впрямь вознамерилась звонить в общество защиты попрыгунчиков, забыв, что это фильм.
Я с облегчением вздохнула и упала на кровать. Мне стало как-то не по себе, а вдруг я так ругаюсь с Пабло, а придет какая-то наглая кенгурукша и съест его. Я горько вздохнула и решила, во что бы то ни стало помириться с ним. Я приготовлю ему ужин… Прощальный ужин…

Понедельник. Вечер.
Я тихо спустилась вниз и пробралась к холодильнику. Открыв дверцу, я поняла, что рисую я и то лучше, чем готовлю… Но пробовать никто не запрещал.
Я с самым, что ни на есть серьезным видом углубилась в изучение поваренной книги. А знаете интересно, когда понимаешь, что разобраться в этом может лишь истинный гений. Я молча достала мясо и уронила его. Я не очень-то расстроилась по этому поводу, потому что ему ничего не сделалось, оно было твердым как камень. Единственный человек, который хоть чуть-чуть понимает, что нужно делать на кухне, это Пабло. Но так как это сюрприз для него, то отсюда следовал очень простой вывод, говорить ему ничего не надо.
Я с сомнением посмотрела на замороженный кусок и поняла… Мой хищный взгляд упал на микроволновку, я коварно улыбнулась и засунула мясо в печь.
Через пару секунд я поняла, что мне этого делать не следовало. Печка как-то протяжно и печально всхлипнула и взорвалась. Я взвизгнула и спряталась за стол.
Когда дым перестал валить и включился датчик задымления, я почувствовала, что я мокрая, как та несчастная курица в бывшей микроволновой печи. Я выглянула из укрытия и оглядела этот хаос, да Мариинская впадина является щелочкой по сравнению с этим. Я чихнула и начала убираться. Проклиная все на свете, а если быть точной Пабло Бустаманте, я замесила это как его… ну…такое вязкое и липкое… о, вспомнила, тесто! Я вся белая, наконец, поняла, что когда на кухне раздается звонок, не надо кидаться к телефону, это мои… э-э-э-э-э… как это назвать, пригоревшие пирожки… Я поморщилась и двумя пальцами разложила на тарелочке. Ну, первый блин, комом. Я хотела быстренько убраться на кухне, но это растянулось до вечера.
Когда Пабло зашел на кухню, я глубоко вздохнула и кинулась ему на шею. Он удивленно обнял меня и чмокнул в щеку:
- А чем тут воняет? Мия купила новые духи?
Я немного обиделась, но тут же простила ему это:
- Нет, дорогой, ты никогда в жизни не догадаешься… Я приготовила тебе ужин…
Лицо Бустаманте как-то странно вытянулось и приняло неизвестную окраску. Он сглотнул и пробормотал:
- А-а… Понятно… Ну, давай, тащи…
Я принесла свое творение и во все глаза наблюдала, как Пабло ест. При этом я рассказывала все свои приключения на кухне. Когда он дожевал первый пирожок, я с надеждой спросила:
- Ну, как… Знаешь, мне кажется готовить у меня получается лучше, чем рисовать…
- Вкусно… Только, не могу понять оно раньше мяукало или гавкало…
Я поджала губы:
- Оно задавало тупые вопросы! Я так старалась, а ты… Ты бесчувственный чурбан… Я чуть не подорвала кухню… Все я ухожу…
- Мариса, я не это имел в виду… Смотри, - он сбегал в коридор и протянул мне розового слоника, - Это тебе! Нравится?
Я взорвалась:
- Ты хочешь сказать, что я похожа на этого слона… Ты намекаешь, что я такая же толстая, жирная и неповоротливая! Ты Бустаманте… Ты…
- Нет, я не это…
- Я поняла, ты перепутал игрушки. Это ты собирался подарить своей новой подружке, а для меня ты приготовил… - мой взгляд обшарил развалины кухни, ища подходящий пример. Я схватила кактус и ткнула его в Пабло, - этот огурец доморощенный… Все я ухожу!!!
Раздался хлопок двери. Пабло непонимающе смотрел на слоника и на дверной проем. Он ничего не понимал…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:45 | Сообщение # 14

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Вторник.
Я открыла глаза и поморщилась, не знаю, как мне удалось заснуть. Солнце не радовало, впрочем, как и новый день. Я оглядела комнату и наткнулась на розового слоника Пабло. А что он милый… И чего я так на него накричала? Ну, забыл немного, ну перепутал… Он-то не виноват, надо перед ним извиниться… Хотя с другой стороны ему не понравился мой подарок. Нет, не буду, обойдется! Я не потерплю, чтобы со мной так обращались. Я, конечно, не шеф-повар и до Пабло мне как Мие до Эйнштейна, но все же…
Значит так одну проблему, мы решили. Я довольно улыбнулась, жизнь опять прекрасна. Вниз я спустилась мелкими перебежками, прячась за теми цветами, которые Мия заботливо понараставляла по дому. Я в первый раз в жизни была рада, что разрешила Мие обустроить дом. Я добралась до кухни, никого не встретив по дороге. Я даже расстроилась, таких героических усилий даже Пабло не стоил. Моими шпионскими методами невозможно было пренебречь. На кухне я поймала так редко встречающегося здесь Мануэля. Он осунулся и похудел, при малейшем признаке проявления прогресса в общественном свете прятался в дебрях Интернета. Я лично не понимаю, что он там мог найти. Но если он прятался, то Мия вообще отрубила все связи с людьми и не показывалась на глаза. Как я понимаю по затравленному взгляду Мануэля, они поругались, причем крупно. И как я поняла, то причиной было моё упрямство тогда в комнате. Я лично была не против Мииных похождений, но только когда была уверена, что она здорова, и ей ничего не грозит. А так как она ввязалась в темное дело, мне что-то подсказывало, что вокруг неё не будут бегать розовые купидончики с голубенькими цветочками, а не киллеры с автоматами. Поэтому надо было что-то придумать…
Мануэль, увидев меня, вздрогнул и встал. Я строго посмотрела на него, он сел обратно. В его потухших глазах читался вопрос:
-Что тебе нужно? – немое выражение сменилось удивлением и даже немного раздражением. Я вскинула брови и пробормотала:
- Что случилось? Вы так серьезно поругались? – он пожал плечами и уже встал. Я усадила его опять и приобняла, - Ну, расскажи…
И он рассказал все от начала до конца. И те чувства, которые он испытывал, были примерно такими же, какие вертелись в душе у Мииты. Я шмыгнула носом и пробормотала:
- Ну, не надо… Это было как-то импульсивно, вы помиритесь… Это ничего…
- А что, если она и правда, подпишет документы на развод?
- Она этого не сделает, она любит тебя. Ты ей очень дорог… Она не дура.
- Я уже ничего не знаю, я не знаю… Она очень изменилась, мы отдалились друг от друга.
- Ну, да ты ведь живешь на работе… Она и нашла себе занятие…
- Какое? Это что-то новенькое… Ах, дай, догадаюсь, лазить по улицам в таком состоянии – это её хобби?
- Ну, ты ведь про неё совсем забыл!
- Мариса, но я не ожидал, что дойдет до такого… Я просто в шоке и не знаю, что делать…
- Помириться с ней… Вот и все… Закрой рот, - я предупредила действия Мануэля, - Агирре, хоть раз наплюй на свою гордость, иначе ты потеряешь её… Навсегда… Подумай, ладно?
Мануэль посмотрел на меня глазами, полными надежды и безграничной благодарности. Я кивнула ему и ободряюще улыбнулась. Он еле заметно усмехнулся и чмокнул меня в щеку. Он пробормотал:
- Спасибо тебе, Мари…са… Придумай что-нибудь, из-за этой дурацкой работы я совсем её не видел, я очень хочу, чтобы мы помирились.
- Я подумаю и скажу тебе… Понимаешь, ты беспокоишься за неё, и я это знаю, но ты уще... (ой, простите!) ...ешь её интересы.
- Ну, ты же можешь… Подумай!
Я усмехнулась и потрепала его по волосам. Он ушел на работу. Но, кажется, его настроение немного приподнялось. Я в задумчивости пожевала кусочек мыла, это прибавило мне немного уверенности в себе, и я воодушевленно вскочила со стула. Я решила сделать зарядку, надеясь, что мои усилия будут как-то вознаграждены. Я встала в позу, которую многие называют березкой, но по тому, как затрещала моя спина, эта была не береза, а дрова, причем старые. Мои упражнения прервал звонок в дверь, я, проклиная все на свете, понеслась открывать.
Я распахнула дверь и замерла. На пороге стоял Ося. С двумя букетами цветов. Я улыбнулась и спросила:
- Куда ты смотришь? – и тут же осеклась, вспомнив, что ночью я сплю в коротенькой футболке, а утром не обременяю себя такой вещью, как смена гардероба. Парень немного покраснел:
- Боже, ты меня убиваешь? – он прошел мимо меня, оглядываясь по сторонам, - А где Мия?
- А … она плохо себя чувствует…
- Что – то серьезное?
- Нет, не беспокойся… - я оглянулась и не увидев никого препятствующего на горизонте, улыбнулась, - а ты пришел только к ней?
- Нет, - он быстро опомнился и протянул мне букет розовых лилий. Откуда он узнал, что это мои любимые цветы? Видимо, мои мысли отразились у меня на лице, он усмехнулся, - А, цветы… Нравятся? Я просто угадал, не обращай внимания… Ты не знала мое второе имя: Старик Освальдо Хотабович… Правда, у него была борода, но ведь это тебя не расстраивает…
«Ну, как тебе сказать… Меня это совсем не огорчило, наоборот, значит, ты можешь выполнить все мои желания?» - я кокетливо улыбнулась, но вслух сказала:
- Да, наверно… Ты не очень старый… Ты подожди, я сейчас переоденусь, и ты сможешь говорить нормально.
Когда я спустилась вниз, то Оси уже не было. Я в растерянности огляделась, но никого не нашла. Букеты уже стояли в вазах с водой. Я подозрительно прищурилась и пошла искать пропажу.
Где я его нашла? Ни за что не догадаетесь. Я, конечно, понимаю человек со странностями. Вы думаете, он искал туалет? Ага, на карнизе второго этажа. Я чуть не выпала из окна, когда увидела его там. Я нервно хихикнула:
- Э-э-э-э-э-э-э… Осик, слушай, скажи, что скалолаз со стажем. И тебе очень понравилась архитектура нашего дома! Ты… это… как его… рестав… реставрося…
Он как-то странно посмотрел на меня и улыбнулся:
- Мариса… Ты ведь не дашь мне прыгнуть?
- Ося, мать продам. Только осторожно, не двигайся, не дыши… Ну, то есть дыши… Только через раз… Нет, лучше через два… Иди медленно ко мне, никаких резких движений… Нет, все-таки не дыши…
- Чем мне твоя мать поможет?
- О-о-о-о-о… Ты себе не представляешь, она тебя не только оттуда снимет, но и потом саморучно тебя закопает, а я ей лопатку подержу…
Кажется, его это не испугало. Я решила уточнить:
- Ося, моя мать – Соня Рей!
Он, услышав знакомое имя, чуть не свалился с карниза. По крайней мере, я в который раз сказала Мийке «спасибо» за дизайн. Карниз был широким, там с успехом могла расположиться два борца сумо. Да, что там два, вся Япония. Я в который раз убедилась, что красота – это страшная сила, особенно, если это красота моей мамочки. Она же спасет и Осю. Лицо бедного парня меня поразило, такого я никогда не видела, надо попросить мне его попозировать, думаю, он мне не откажет. Он прокричал:
- Знаешь, как снять меня отсюда? Сходи со мной в ресторан…
Я опешила и с сомнением покосилась на него. Тот кивнул:
- Я в своем уме…
- А-а-а-а-а-а… А я думала, у Бустаманте одолжил…
Я вздрогнула, из соседнего окна высунулась Мия. Вид у неё был не очень добрый, да и вообще жизнерадостный. Эти слова принадлежали именно ей. Я усмехнулась:
- Мий, а ты чего такая… м-м-м-м… ну, в общем, такая?
Она не обратила на меня никакого внимания, лишь буравя взглядом Осю, прошипела:
- Совсем сбрендил? Ну–ка, отползи оттуда! А то если я сейчас выйду…
Она даже договорить не успела, а он уже был рядом со мной. Её голова быстро спряталась и больше не появилась. Ну, спасибо, Мия, теперь дело со мной. Если честно, то для Оси было бы лучше со второго этажа, чем встретиться со мной. Я коварно улыбнулась и подмигнула парню. Тот заколебался и тут же рухнул передо мной на колени:
- Ну, сходи со мной в ресторан… Ну, что тебе стоит?
«Мне ничего, а вот Паблитто – кучу вытрепанных нервов! А судя по тому, что их у него через чур много, ему это не повредит…»
Я хмыкнула и похлопала его по плечу:
- Ладно, пошли…
И направились мы в японский ресторан, да в последнее время я полюбила рыбу. Первым делом, что мне попалось на глаза это кучка каких-то иностранцев. Кажется, это были представители такой славной страны, как Япония. Тут к ним широко улыбаясь, подкатил мой ненаглядный и уселся рядом с пухленьким очкариком. Я поджала губы и возвела глаза к небу: «Боже, ну, почему он не мог выбрать другой ресторан? За что? Хотя вечер обещает быть веселым!» Ко мне подошел Ося и пробормотал в самое ухо:
- Ну, чего встала? Давай, иди, занозу тебе в пятку!
Я непонимающе посмотрела на него и пожала плечами. Но меня уже понесло, любовь к грамматике и великому могучему испанскому языку была вбита мне в голову с самого рождения (ну это была официальная версия, более глубокое обогащение произошло тогда, когда я увидела наглую ухмыляющуюся рожу суперменчика):
- Подожди, Ося, причем тут моя пятка и заноза? И как это может подействовать на скорость моего передвижения?
Бедняга, он ещё не понял с кем связался. Каким-то несчастным показался мне его взгляд, и он, пропихивая меня к столику, пробормотал:
- Да, мать… твоя безусловно женщина… Пизань Эйфелева… Не надо… - он вовремя остановил новый поток правил по лексике, - Боже, просто наслаждайся вечером…
Он протянул мне меню, я сосредоточенно углубилась в чтение, ушами чувствуя возмущенный взгляд Пабло, за которым я сидела. Я хмыкнула:
- Что-то мне хочется чего-то необычного… Давай вот это… М-м-м-м… «Мозги осьминога под соусом ля-бурду с кальмарами и сунгари»…
Взгляд Оси сфокусировался, наконец, на мне. Он поднял бровь и прошептал:
- Желание женщины – закон... И ты знаешь, мне что-то не хочется заводить друзей в клеточку из-за его невыполнения… Ты уверена?
Я молча кивнула и отодвинула стул. Однако мягкий друг споткнулся о какое-то препятствие. Я обернулась и тут же посмотрела на Осю. Он был таким смешным, что я невольно хихикнула. Легкий толчок в спину, вывел меня из себя, я повернулась и увидела… Лучше б я вообще не имела глаз. Такого злого и одновременно обиженного Пабло, я не смогла бы вспомнить за всю нашу жизнь. Мне стало его так жалко, но он тут же отвернулся и что-то проговорил переводчику. Я хмыкнула и, задрав нос выше потолка, обратила свое внимание на Осюсюндра, что-то с пеной у рта доказывающего официантке. Тут я поняла, почему он так возмущается. Передо мной стояла тарелка с чем-то невообразимым. Я пробормотала:
- Это что?
Японка, мило улыбаясь, произнесла, учтиво поклонившись:
- Это ваше «Суньгарьи» с соусом ля-бурду…
- Ну, предположим бурду я вижу, а где рыба?
Она удалилась, кивнув головой. Я покрутила в руках вилку и ткнула её в блюдо и тут же взвизгнула:
- Ай… ОНО ЖИВОЕ!!!! А-а-а-а-а-а…
Официантка подлетела и попыталась меня успокоить:
- Все хорошо… Вас что-то не устраивает?
Я ткнула дрожащим пальцем в тарелку и прошептала:
- Оно двигается…
- Ну, девушка, это естественно… Это наше фирменное блюдо…
- Но это же мозги! Как они могут быть живыми?
- ОЙ, ну простите… Мы сейчас принесем вам мертвые… Вас это устроит…
Я в истерике уставилась на неё, Ося, мелко хихикнув, сполз со стула. Я пробормотала:
- Мне пожалуйста… Стакан воды и простой салат из кальмаров… - потом немного подумав, добавила, - Желательно, мертвых… Нет, не надо мумифицированных… О, я не сомневаюсь, что это очень вкусно, но мне пожалуйста, что-нибудь спокойное и не рыпающееся!
Девушка испарилась. Я в изнеможении посмотрела на хихикающего Оську. Тот наслаждался бесплатным представлением и не испытывал никаких угрызений совести. Я поджала губы:
- Мне надо с тобой поговорить… Очень серьезно…
- Ну, давай, - мигом стал деловым тон Освальдино.
Я рассказала ему историю ссоры Мии и Мануэля, стараясь в подробностях описать ему все острые углы. Он кивнул, я закончила рассказ:
- Вот, теперь ты все знаешь… Я не хочу, чтобы они расставались… Помоги… Нужно что-то придумать, что-то такое, чтобы она могла, не угрожая своей жизни, заниматься своим расследованием, а Мануэль не волновался…
Ося ослепительно улыбнулся и протянул мне руку:
- Вы обратились прямо по адресу… Вы разговариваете с профессиональным телохранителем, я могу быть с Мией все 24 часа в сутки…
Я непонимающе уставилась на парня, повисло напряженное молчание, он закатил глаза, вот облом, все его актерские старания улетели в трубу:
- Ну, давай, рожай ежика… Быстрее, Мариса, ты чего затормозила?
Я по-прежнему не говорила ни слова, я не понимала, к чему тот клонит. Он хлопнул себя по лбу и возвел глаза к небу:
- Да, численность населения ежиков скоро приблизится к нулю, и все из-за таких быстро соображающих как ты!
Я попыталась, как можно более деликатно, сказать ему суровую правду:
- ОСЯ, ТЫ ЧТО ДУРАК???
Да, получилось лучше, чем тонко. Он обиженно насупился и засопел, как этот самый колючий комочек, про демографический кризис которого мы только что говорили.
- Понимаешь, это вряд ли понравится Мануэлю, её мужу… Такой здоровый бугай, как ты, носится за его женушкой по всему городу!
- Ну, а ты найди мне девушку… Ну, такую как ты…
Только крепкая многолетняя выдержка помогла мне не свалиться со стула, зато сзади раздался грохот, Бустаманте решил подработать уборщиком в японском ресторане. Я отвернулась и пробормотала:
- У меня есть одна подруга… Её зовут Лола…
Следующие пол часа я расписывала чудовищный характер Ареги младшей в более-менее теплых красках. И у меня это получилось с переменным успехом, но получилось же! Я была очень довольна собой и торжественно поклялась на меню японского ресторана, что обязательно дам её телефон. Мы с Осей заключили очень выгодную сделку. Пабло, сидевший на полу, прошипел мне в спину:
- Дура… Ты что здесь делаешь? Да ещё и с ним...
Переводчик непонимающе наклонился к полу и спросил:
- Сеньор Бустаманте, это тоже относится к договору? Переводить?
Тот раздраженно мотнул головой и встал. Плюхнувшись на стул, он ещё раз посмотрел на мою заднюю часть. Я лишь пожала плечами. Он возмутился и проворчал:
- Ты хочешь сказать, что у тебя свидание с этим… кретином?
Очки переводчика медленно поползли наверх, к тому месту, где у людей обычно должны находится волосы. Но там была лишь полянка, старательно вытоптанная мыслями… Его лысина блестела, как светящийся шар темной ночью. Пабло поднял палец, я лишь немного ссутулилась. От такой наглости Суперменчик аж подавился:
- И вообще я с тобой разговариваю?
Я сгорбилась. Нет, все-таки у меня выразительная спина. За сколько минут я так могла довести бедного парня до белого каления? Он начал коптиться, переводчик уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но мы хором его перебили, кто на испанском, кто на японском, а Ося почему-то на арабском:
- НЕ НАДО ЭТО ПЕРЕВОДИТЬ!!!
Я гордо встала и, взяв Осю под руку, удалилась из ресторана. Пабло остался там с живыми мозгами, недоумевающими японцами, несчастным переводчиком и сломанным стулом.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:46 | Сообщение # 15

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Среда. Первая половина дня.
Вчера был незабываемый вечер. Сегодня будет незабываемый скандал. Но почему-то уже 11, а ко мне никто не ломится. Я начала волноваться. Чтобы Бустаманте и упустил случай поругаться??? Не верю...
Я тихо выбралась из своей спальни и спустилась вниз. Там был только Мануэль. Он пил кофе и что-то читал в газете. Вот я не понимаю, когда пытаешься наскоро поесть и что-то прочитать, в голове все перепутывается. Не знаю, как мужики умудряются сосредоточиться на полезной информации, когда самое важное как раз поступает в их желудок!
Он оторвался от своего занятия и посмотрел на меня:
- А привет, Мариса… Как спала? Тебе Ося звонил…
- Нормально… Я что-то не могу понять, а где Бустаманте?
Он похлопал меня по плечу:
- Мариса, будь с ним помягче… Он чем-то отравился и очень плохо себя чувствует… Ты же знаешь, как он нервничает, когда пропускает работу из-за болезни?
Я закатила глаза и картинно приложила руку ко лбу:
- Бедный несчастный Пабло… А Мариса такая жестокая и злая, скоро его в могилу сведет… Что же у нашего Суперменчика? Пойду, посмотрю… Вдруг мозги расплавились, боюсь мне не обойтись без вантуса… Ну, я поскакала… Я позвоню, и мы поговорим насчет Мии…
Я убежала. На втором этаже подходя к опасной зоне, я затаила дыхание. Но там стояла мертвая тишина. Я ничуть не удивилась. Помню, был такой случай…
«Как-то раз я заболела, и естественно трудами Мии и Пабло была прикована к кровати. У меня была температура. Через несколько часов, Бустаманте понял, что заразился. Я лишь позлорадствовала, потому что изображение заботливой наседки все-таки не его амплуа.
И вот он лежит рядом со мной и стонет, мол «Умираю, прощай Мариса, завещание лежит на верхней полочке моего письменного стола. Я люблю тебя… Жаль, что мы так и не успели пожениться…» А температура у него была всего 37.2, но бред был форменный. Я лишь лежала рядом и улыбалась. Страдающий Пабло это заметил:
- Как тебе не стыдно! Я тут на предсмертном одре, а ты смеешься… Вот у меня температура за 39 перевалила! И ты по сравнению со мной просто олимпийский чемпион…
Я возмутилась и уперла руки в бока:
- Давай, померяем!
Мы пожали друг другу руки, вставили градусники под мышки и принялись ждать, изредка бросая раздраженные взгляды. Прошло пять минут. Мы одновременно вытянули градусники, я с полной уверенностью протянула ему свой. Но вместо оханий по поводу моей близкой смерти услышала наглый возглас:
- ХА!!! У тебя 38.3… А ты говорила так серьезно…
Я молча вырвала у него термометр и чуть не подавилась: «42.9» . Я уставилась на совершенно живого Пабло и пошарила под одеялом. Ага, вот в чем дело! Значит, умираешь, да? Я треснула по наглой и самодовольной роже той самой грелкой, на которой лежал больной:
- Да, в морге и те с температурой лучше лежат! Тебя можно записать в книгу рекордов Гиннеса! Живой мертвец, горячий аргентинский парень…»
Я невольно улыбнулась и зашла в комнату. На кровати, действительно, лежал очень бледный парень. Я невольно посочувствовала ему и подкралась ближе. Он открыл глаза и прошептал:
- Что пришла поиздеваться?
В любом другом случае я бы взорвалась, но он так правдоподобно болел, что мне стало его жаль:
- Нет, Мануэль, сказал, что тебе плохо… Я вызову врача…
Он молча кивнул. Я быстро набрала номер Лухан. Она же у нас теперь врач! Через несколько минут в комнате крутилась симпатичная девушка, я поджала губы:
- А где Лухан?
- А сеньора Агилар не смогла, у нее срочная операция… Но вы не волнуйтесь, сейчас я осмотрю вашего мужа…
Я кивнула и скрепя зубами, наблюдала, как небесное создание легонько щупает моего Пабло. Ладно, он не мой… Но все же. Она выпрямилась и легонько хлопнула его по животу:
- Не волнуйтесь, сейчас мы сделаем вам укольчик, и все пройдет…
Не смотря на то, что этот трусливый заяц боится всего колюще-режущего, он мило улыбнулся девушке. Я закипела, вот бабник, даже умирая, он не пропустит очередную юбку. Смотрите, а куда же пропала предсмертная бледнота? Ах, ты петух доморощенный, павлин желтушечный, бабуин вертлявый, зубр самодовольный, ну подожди, сейчас получишь!
Девушка тем временем мило улыбнулась и позвала какую-то Люси. Пабло перевернулся на живот, не переставая по идиотски улыбаться. В комнату зашла высокая мужеподобная девица. Как это? Ну, шкаф видели, вот она очень похожа на него, наверное, близкая родственница. Девушка отступила ко мне и шепотом спросила:
- Простите, это наша практикантка, вы не возражаете, если она сделает укол вашему мужу?
Я замотала головой и в восторге захлопала в ладоши. Затем я посмотрела на врача:
- Девушка, можно сразу десять. Здесь,- я кивнула на заднюю часть Пабло, - есть на чем попрактиковаться…
Мы пожали друг другу руки. Люси в это время набирала в шприц лекарство, рот у Пабло не закрывался не на минуту. Я невольно удивилась его опыту, ну знаете не каждый сможет флиртовать с голой … задней частью! Люси взяла шприц и уже занесла его над Пабло, как тот не вовремя повернулся и чуть не свалился от страха с кровати:
- А-а-а-а-а-а! Вы что делаете?
Он попытался вырваться, но не тут-то было у Люсечки была железная хватка, как у бульдога. Как он ни старался, а злосчастный шприц все-таки вырвался из рук медсестры и угодил прямо в…пятку. Он взвыл:
- У меня пятка не болит! Ладно, вру, теперь она у меня трещит!
Через полчаса, когда Люси, наконец, попала туда, куда было нужно. Я уже умерла от смеха, потому что Пабло пытался следовать закону жизни: «Хочешь жить, умей уворачиваться от назойливых врачей!» Но Люси все-таки смогла это сделать, я восторженно захлопала в ладоши, когда она после шестой попытки угодила прямо цель! Конечно, Пабло мигом замолчал, но тишина длилась недолго:
- О—о-о-о-о-о!
Этот вопль был похож на вой раненого зверя. Бустаманте лишь молча вцепился в подушку и в трансе уставился в окно. Я его оставила с болью в пятке, лопатке, плече, руке и драгоценной попе. Я никогда это не забуду. Но у меня ещё были некоторые дела. Поэтому я тихо вышла из комнаты Пабло, закрыв дверь. Но вдруг что-то заставило меня остановиться, я услышала, как тот набрал номер телефона:
- Алло… Мануэль, ты себе не представляешь! В первый раз в жизни я отбивался от атаки девушек… Нет, я не заболел, а чтобы делал ты, если бы за тобой носился крокодил и периодически хватал тебя за пятку? Нет, укол мне делали не в ногу, немного повыше, но в итоге у меня раскалывается все тело. Да у этой медсестры косоглазие с близорукостью -10! А Марисе смешно, а мне обидно до слез! Не надо плакать? Да меня тут чуть не убили!!! Я сам готов повеситься, и эта наглая курица будет рада!
Я вздохнула, что Бустаманте раз ты хочешь покончить жизнь самоубийством, тебе никто этого запрещать не будет! Я, наоборот, подброшу тебе кусок мыла, когда ты захочешь повеситься на собственных носках. Удачи! я, развернувшись на каблуках, пошлепала вниз. В голове созрел план мести…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:47 | Сообщение # 16

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Среда. Вторая половина дня.

Я медленно прохаживалась внизу. Как назло в голове было пусто. Не понимаю, почему, когда надо, идей нет. Я вздохнула и возвела глаза к небу, искренне надеясь, что подвесной аналог небес подаст мне хорошую идею. Но нет… Я очень мило обломалась, злясь на весь свет, я пошла наверх, громко топая, тем самым пытаясь оповестить Бустаманте о приближающейся проблеме.
Я тихонько зашла в комнату, даже не удосужившись постучаться. Моё лицо приняло ангельское выражение. Я сочувственно улыбнулась и пробормотала:
- Ну, как ты? Как твоя по… пятка?
Я невинно захлопала ресницами. Лицо Пабло выражало предсмертные муки. Я невольно удивилась про себя, как возможно при таких мозгах, быть таким хорошим актером. Но он так не думал:
- Слушай, хватит дурака валять…
- А я тебя ещё и не валяла, милый…
Он хмыкнул и закатил глаза. От всего его вида веяло обидой, я улыбнулась. Он пробормотал:
- Ты пришла издеваться? Тебе не надоело? Давай, ты возьмешь отпуск ну на то время, пока я болею? Хорошо?
Мне стало его жалко. Да, представьте себе. Мне и жалко Бустаманте, хотя раньше я считала, что его нужно пороть безостановочно. Я опустила глаза и присела на краешек кровати:
- Ну, извини… Я не хотела тебя обижать… - внутри меня начиналась нешуточная борьба. Две Марисы сошлись на поле боя: одна хорошая, другая вредная. И у второй возникали позывы дать хорошей так, чтобы она откусила себе язык и не несла всякую чушь. Она закатывала глаза и говорила: «Боже, докатилась, Спиритто… Или как тебя там… Что ты делаешь? Ты извиняешься перед Пабло Бустаманте? Что тебе в голову ударило? Хотя нет, не говори, это был бессмысленный вопрос, там пусто, как и Колуччи! Дай, подскажу, следующий шаг – ты падаешь на колени и вылизываешь ему ботинки!»
Я вздохнула и пересилила себя, хотя это было очень сложно. Но как мне нравится наблюдать за вытянувшейся мордашкой Пабло:
- Чем я могу тебе помочь?
- Ну, ты могла бы по…
- И не мечтай, Бустаманте, у тебя только одно на уме! Почему ты всегда думаешь только о том, что у девушек под юбкой…
Он вздохнул и взял мою руку:
- Мариса, тебе не кажется, что ты всегда что-то себе придумываешь? Ну, зачем мне другие девушки, если есть ты… - Вторая Спиритто просто угорала от его слов: « Да, а сейчас не забудь сказать, что ты жить без неё не можешь…»
- Я жить без тебя не могу…
- Любишь её до умопомрачения… Сходишь с ума…
- Схожу с ума без тебя…
- С какого ума, Бустаманте? У тебя нет мозгов…
- Дай, угадаю. Ты сейчас скажешь, что я идиот и мне не с чего сходить…
От такого наплыва информации я аж подавилась. В моей голове сидит законченный циник, являющийся внуком Нострадамуса. А в голове Пабло… Ну, там никто не сидит… Я улыбнулась:
- Ладно, Пабло, ты меня совсем в краску вогнал… Я просто предложила тебе свою помощь.
- Ты можешь заменить меня на работе, у меня важная встреча… - Мой внутренний голос: «Ага, с секретаршей, которой так скучно без чьей-то теплой постели. Почему бы не оказать ей услугу? Нельзя издеваться над бедной девушкой…»
- У меня сегодня кастинг…
- Ой, извиняюсь над бедными девушками. Бустаманте, ты не успеешь за один день. Их там будет очень много. Боюсь тебе это не под силу, – я еле скрывала улыбку, как хорошо, что он этого не слышит. А мой внутренний голос останавливать было бесполезно, а я могла вдоволь повеселиться.
- Что я должна делать?
- С твоим врожденным чувством вкуса и талантом… Ты просто должна выбрать мне новую секретаршу и посмотреть все кандидатуры, которые могли бы стать лицом компании, - я вздохнула, внутренний голос прокомментировал:
- О, Бустаманте, ты загнул. Я, конечно, понимаю, когда тебе что-то надо, ты подло льстишь, но не так же… Перевожу твои слова на твой же счет: «С моим врожденным идиотизмом и отсутствием мозгов, я выберу себе длинноногую блондинку, которая даже не знает, что два плюс два будет три…» - я хмыкнула и поправила:
- Четыре… - в моей голове повисла тягостная тишина, затем тот ехидный голосок добавил:
- О, каком понимании мы говорим, ты даже дослушать меня не можешь, я недоговорила и хотела сказать: «Три плюс один»… А ты меня так обижаешь!
- Выкрутилась!
Я чмокнула Пабло в щеку и ушла. До компании я доехала очень быстро. Поднявшись на 17 этаж, я зашла в кабинет Пабло и огляделась. Здесь было так… чисто, если учесть природную неряшливость Бустаманте, то тут было стерильно. Я очень удивилась и пошла рассматривать его стол. Там стояли рамки с фотографиями, на одной была Мора с его братьями и никакого намека на Серхио, на другой – я, собственной персоной. Я немного обиделась, мог бы найти снимок получше. Мой внутренний голос же так не думал:
- Знаешь, почему здесь только две фотографии? – я пожала плечами, - Просто снимки тех девиц, которые у него когда-либо были, заняли бы целых 4 фотоальбома, и на этом столе никаким образом не уместились бы
Я присела на стул и посмотрела на распорядок дня. Значит, в четыре будет кастинг секретарш, а в пять – прослушивание каких-то групп и просто солистов. Кажется, Пабло говорил что-то про лицо компании. Чего он хочет? Блондинку, брюнетку или шатенку? Его или её? Откуда я знаю? Ну, что ж будем полагаться на свой вкус!
Я пошла в конференц-зал и уселась в кресло. Зашла Сильвия, помощница Пабло. Её я знала и доверяла ей, как себе. У неё замечательный муж и трое детей, два мальчика и годовалая девочка. Симпатичная, как куколка. Маленькая и милая. Просто ангел. Вид у Сил был не очень бодрый:
- Ой, Мариса! Как я рада тебя видеть! А где Пабло? Ай, не отвечай, не мужское это дело – выбирать лицо компании! Ну, ладно у тебя все получится. Вот, держи кофе, работы предстоит много… Сначала секретарши… Между нами девушками, ты ведь не хочешь предоставлять Пабло лишний повод для измен?
Моя Мариса получила много информации для обсуждения. Такой шанс. Но я её перебила и просто прочитала её мысли:
- А ему не надо повода. Он как кобель по запаху находит новую швабру… Охотник хренов… Ну, что начнем…
Сильвия плюхнулась в кресло. Я ободряюще улыбнулась и позвала первую участницу. Через пол часа я поняла, что гененная инженерия шагнула далеко вперед. Клонирование очень развито в модельном бизнесе. За эти тридцать минут до меня дошло, что все модели для меня на одно лицо. Только цвет волос и цвет кожи меняется, как мультик. Я устало закрыла глаза и проговорила осипшим голосом:
- Спасибо, мы вам позвоним… Следующий!
Я, не открывая глаз, стала задавать вопросы:
- Итак, давайте ваше резюме… Кем вы работали раньше?
- Я была моделью, но перед этим закончила экономический факультет университета в Мендосе…
- С каких это пор моделям нужно высшее образование, чтобы показывать последние коллекции от Гуччи?
- Если вы собираетесь издеваться надо мной, то я терпеть этого не собираюсь, поэтому мне лучше уйти…
В голосе девушке заскользили жутко знакомые нотки приближающейся истерики. Да, и вообще мне показалось, или я слышала этот голос? Я открыла глаза и чуть не свалилась со стула:
- МИЯ????
Девушка покачала головой и глубоко вздохнула. Откинув назад светлые пряди, она ехидно спросила:
- Как вам удалось стать президентом звукозаписывающей компании, если вы даже читать не умеете? Я ЛИЯ!!!! Там ясно написано, черным по-испански…
Мой рот открывался и закрывался. Я не могла поверить своим глазам! Неужели у моей сестры появился злобный двойник? Не может быть? Я не верю в это!!!! Сильвия за моей спиной робко пробормотала:
- А я и не знала, что твоя сестра закончила экономический факультет.
- А она его и не заканчивала… Это не моя сестра…
- Мариса, она нам подходит… По всем аспектам! Ты её берешь?
Я не знала, что мне делать. Передо мной стоит «моя сестра» и говорит, что она не моя сестра. К тому же она хочет пополнить коллекцию баб Бустаманте, я вздохнула и проговорила:
- Я приму тебя на работу! Только с одним условием, ты людей обламывать любишь? Знаю, любишь это у вас в крови! Поэтому слушай сюда, твоя основная задача – это не давать Бустаманте бегать за каждой юбкой и не спать с ним!!!
Девушка серьезно посмотрела на меня. Она присела на стул и проговорила:
- А кто такой Бустаманте?
- Это такой урод с блондинистыми жиденькими волосенками с огромным шнобелем, как у мамонта. К тому же бегает за каждой юбкой!
- У меня есть муж, не беспокойтесь ваш мне не нужен… А откуда вы знаете Мию?
- Это моя сестра…
- Вы ошиблись, это моя сестра. Нас разлучили в детстве, но поверь, мы с ней очень похожи… Ну, что до завтра?
Я слабо кивнула и улыбнулась спине девушки. Похожи, чересчур!!! Это слабо сказано. Я проводила её взглядом. Если не считать имени, вылитая Мия. Я посмотрела на Сильвию, та в шоке уставилась на меня. Я пожала плечами и, вздохнув, спросила:
- Ну, что у нас там дальше?
- Лицо компании… - прошелестела Сил. Я её отлично понимала, у меня тоже было не очень хорошее предчувствие.
Наконец, начался второй кастинг. Я смотрела на вошедшего во все глаза, так что даже забыла, сколько их у меня было. Представьте себе: огромный слоноподобный шкаф с чем-то невообразимым сверху. При ближайшем рассмотрении, я поняла, что это голова. Такая маленькая и … м-м-м ярко… зеленая… Первой моей здравой мыслью было: «А-а-а-а! На Землю напали марсиане! Они хотят забрать Бустаманте, да, пожалуйста, я вам ещё и доплачу!» Потом это невообразимое существо стало посередине зала, открыло рот и запищало:
- Я хочу спеть песню…
«Пой, кто тебе мешает?» Я быстро одернула себя, не хватало ещё это вслух ляпнуть. Вдруг этот нежный цветок жизни задавит меня своим весом. Я кивнула. Оно (я честно не пониманию, какого пола было это существо) отрыло рот и пропищало:
- Энд ааааааиииииаййййй-иааааай вил олвиз лав ююююююююююю…
За эти несколько секунд я судорожно пыталась сообразить, что делать. Я вскочила и, чтобы побыстрее заткнуть создание, со всей дури заорала:
- БРАВО!!!! Я В ВОСТОРГЕ!!!! Мы вам позвоним…
Сзади раздался тихий комментарий Сильвии:
- Ага, после дождичка в четверг!
Оно ушло, я устало плюхнулась на стул и вздохнула:
- Это была моя любимая песня…
Дальше, хуже. В нашей стране пропадает столько талантов. О, да я убедилась в этом на собственных ушах. Ну, подумайте только, за эти четыре бесполезно проведенные часа я узнала, что любимые песни рокеров это про елочку, да-да, которая родилась в лесу с извращенцами волком и морозом, что классики обожают группу KISS и в свободное время импровизируют с их творчеством, другие же артисты нашей эстрады поют песни группы Металлика и аккомпанируют себе с помощью кастрюлей и расчесок. Я встала и повернулась к своей помощнице. Та мило спала под последнее выступление, ещё бы кто же не заснет под последнюю песню Арии. Я хмыкнула и легонько потрясла её за плечо:
- Сил, вставай! Давай, поехали домой…
- Мариса… Что случилось? Что группа «Зайцы вкрутую» пришла?
- Нет, кастинг закончился. Я еду домой. Тебя подбросить?
- Мари, можешь мне помочь?
- Конечно, в чем вопрос, что такое?
- Посиди, пожалуйста, с Марго.
- Конечно, хорошо…
Домой я вернулась поздно, на руках я держала маленькую Риту, сзади стояла огромная сумка. Не понимаю, зачем такой крошечной девочке так много шмоток. Сильвия хочет сделать из неё вторую Мию Колуччи? Или какая она там по счету? Я зашла в гостиную и замерла от удивления. На диване сидели Мия, рядом Пабло, закутавшийся в плед и громко хлюпающий носом. Напротив них, примостился Мануэль, упорно делающий вид, что читает газету. Но каждые тридцать секунд его рот открывался, и он пытался что-то сказать:
- Любимая, я…
Мия в этот момент цеплялась Пабло в руку и громко говорила:
- Так, вот представляешь… - рот Мануэля мигом захлопывался, Мия замолкала, так и не договорив, что должен был представить Пабло. Наступала тишина и:
- Дорогая…
- Я не золото… люблю, Паблитто… Оно так вульгарно…
- Зайчик…
- В лесу они водятся… эти кошмарные тенденции в мире моды…
- Солнышко…
- В небе, для тебя за облаком… Сегодня ужасная погода, скажи… Пабло
- Рыбка моя…
- Не твоя давно… Пабло тебе не кажется, что пора сменить стиль компании?
- Малыш…
- Я уже давно взрослая, скажи Паблитто? Я хочу кардинально поменять свою жизнь…
- Единственная…
- С конца твоей тридцать шестой любовницы без мозгов… Бустаманте тебе кажется, звонили с работы… Что-то про секретаршу…
- Теплая…
- Смотри, не обожгись… Пабло, в очередной раз… не ляпни чего-нибудь Марисе…
- Милая…
- ОТВАЛИ!!!!
И опять наступила тишина. Я робко зашла в комнату и пробормотала:
- Ребят, а чего это вы тут делаете? – Мия подняла на меня густо накрашенные глаза и улыбнулась так, что меня передернуло:
- А мы тут с Пабло общаемся. Давно с ним не разговаривала!
Пабло молча вылупился на Мию, потом перевел умоляющий взгляд на меня. Наконец, он прошептал:
- Родная, а что у тебя на руках?
Я опустила глаза на Риту, которая крутилась в моих объятьях. Это голубоглазое существо извивалось и пыталось сползти на пол:
- Это Рита, Сильвия оставила её у нас на вечер. У неё какие-то проблемы. Да, что тут сложного… Мы справимся… На работе все хорошо, секретарша у тебя класс, что сказать… Красавица, умница, замужем… - Пабло вздохнул, я улыбнулась и потрепала его по щеке, - Зовут Лия Ферер Валер…
Мия вздрогнула и посмотрела на меня. Я чуть заметно кивнула, сестренка вздохнула и воодушевлено улыбнулась:
- Что ты мучаешь бедного ребенка? Отпусти, пусть познакомиться с интересными игрушками…
Рита с радостью слетела с моих рук и пошлепала к Мануэлю. С кряхтеньем забравшись к нему на колени, она внимательно рассмотрела его. Потом, наконец, поняв, в чем примочка новой игрушки со всей дури дернула его за нос. Мануэль взвыл. Мия хихикнула и сняла с него девочку. Монстренок увидела Пабло. Ручки девочки потянулись к доброму дяде, который инстинктивно вжался в диван. Кажется, он не очень любил детей, он их просто боялся. Рита устроилась на животе Паблитто и провела по его волосам ладошкой. Мы с Ми усмехнулись:
- Кажется, из неё растет стилист! Я сбегаю за расческой и тенями!
- Нет, - заорал Пабло, - по-моему, пора её покормить… Давайте, распределим обязанности!
Мийка захлопала в ладошки, как ребенок. Мануэль попытался её обнять, но она, извернувшись, схватила Марго и понеслась на кухню со словами:
- Я её покормлю…
Я выразительно посмотрела на Мануэля, опустившего глаза. Он вздохнул и поплелся за женой. Я пошла за ним на цыпочках. На кухне разрасталась нешуточная драма «Остаться в живых». Мия, обляпанная кашей, пыталась покормить вечно крутившуюся девочку:
- Ну, давай Рита, за папу…
Девочка отрицательно замотала головой и подняла руки вверх. Мия вздохнула и проворчала:
- Если ты съешь, хотя бы ложечку, то… - она остановилась, придумывая оригинальное сравнение, - то добрый дядя, которого ты дернула за носик, подойдет ближе, и ты сможешь оторвать его длинный хобот!
Видимо предложение заинтересовало малышку, она внимательно посмотрела на обещаемый приз и прищурилась. Мия улыбнулась и засунула в рот девочке целую ложку. Прогресс! Глядишь такими темпами в следующем году, они съедят эту тарелку! Мануэль встал сзади и положил руки ей на плечи. Дальше каким-то невообразимым образом, видимо женская солидарность, Рита схватила тарелку и со всей дури швырнула в лоб Мануэлю. И как ни странно попала! Мия вскочила и вручила весело хохотавшую девочку мне. Потом я услышала громкий грохот, возмущения Пабло и хлопок двери: Мия ушла в свою комнату.
Ману поплелся в ванную, а я начала придумывать, что дальше делать с девочкой. Следующие два часа я поняла, что быть ребенком – это тяжкий непосильный труд, требующий уйму времени и воображения. Когда ребенок плачет, можно выдвинуть несколько вариантов ответа на вопрос «почему»:
1) Её надо покормить (так как все варианты выдвигал Бустаманте, я их комментировала; её Мия покормила, до конца жизни кушать не будет);
2) она наделала в штанишки (быстрый обмен веществ характерен только для тебя, Бустаманте);
3) она хочет спать; (с такой нянькой как ты, Бустаманте, уснешь и не проснешься);
4) ей просто скучно, а почему бы не поиздеваться над бедным дядей; (у неё не хватит времени, слишком обширный фронт работ.)
Я устроилась на диване и посадила притихшую девочку к себе на колени. Пабло сел напротив. Малышка пристально разглядывала Бустаманте, тот не вольно дернулся и прошептал:
- Мари, а чего она на меня так смотрит?
Я внимательно посмотрела на девочку, та радостно заулыбалась. Я вздохнула и проговорила:
- Она хочет, чтобы ты поменял ей подгузник!!!
Пабло вздрогнул и уставился на меня как на умалишенную, я вздохнула:
- Бустаманте, что естественно, то не безобразно. Или ты думаешь, что родился сразу таким взрослым, что ты!!! Окстись! Твоей матери здорово пришлось помучиться с дефективным ребенком, а твои добрые братишки не могли смотреть на её мучения и не долго думая, решили кинуть тебя со стульчика… Но не удалось, ползучий гад!
Пабло был так напуган, что даже не обратил внимания на мои слова, он лишь спросил дрожащим голосом:
- А как это делать?
- Господи, дай мне сил! Пабло, а чтобы ты делал, если бы у тебя были свои дети. Ты бы тоже их боялся???
Тут я поняла, что этого говорить не следовало. Лицо Пабло как-то посерело и вытянулось в ширину. Он закрыл глаза и пробормотал:
- А что такое возможно?
Сказать честно, я потеряла дар речи. Я не знала что сказать. Точнее знала, не знала как. Он не хочет детей, или я что-то неправильно поняла? Я улыбнулась и пробормотала:
- Успокойся, тебе это не грозит… В ближайшие 7 месяцев тебе это не грозит… Пойду, искупаю Риту…
Я понеслась наверх. Вернувшись в гостиную через 30 минут, я застала Пабло в том же положении и в том же лице. Вручив ему Марго, я пробормотала:
- Милый, ребенок хочет покататься на слоне!!!
- Путь катается! Только где она его возьмет?
- Садись, деточка, слоник разрешил!
Пабло как-то странно посмотрел на меня, но все же встал на четвереньки и изобразил примерное средство передвижения. Вот так сидя на диване и наблюдая, как весело смеется Рита, я поняла: Пабло просто мечтает о детях. Что ж скоро мечта воплотится в жизнь! Так девочка и заснула, Паблитто тихо перенес её в кровать и чмокнул меня в щеку со словами:
- Спасибо тебе! Пойдем спать!
И мы абсолютно счастливые пошли баиньки.



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:48 | Сообщение # 17

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Четверг
Утро началось как-то необычно. Слишком тихо, что ли. Как затишье перед бурей. Я сладко потянулась и решила отложить мрачные мысли о приближающейся грозе на потом. Тем более мне уже приснился кошмар с Соней, в главной роли. Не помню, что там было, но меня почему-то не покидает ощущение того, что моя мамочка окончательно чокнулась и незамедлительно хочет выдать меня замуж. Я мотнула головой и посмотрела на подушку, где должна была покоиться голова Пабло. Но там никого не было. Только маленькая красная розочка с запиской. Я, улыбнувшись, прижалась к цветку. Мой внутренний голос просто злорадствовал: «О, Господи, тебе нельзя общаться с Мией. Кажется, отсутствие мозгов – штука заразная. Хотя о чем я говорю, зараза к заразе не липнет!» Я усмехнулась и взяла записку Пабло:
«Доброе утро, милая! Надеюсь, оно у тебя доброе. Я понимаю это банально – дарить тебе цветы, но все равно. Не мог же я притащить маленького зеленого крокодильчика. До встречи вечером!»
- Сопли с сахаром! Он что о себе возомнил! Какая гадость! Зелененького??? Как будто бывают красненькие! Идиот! Нет, ну честное слово, тебе не кажется, что он перепутал тебя с Мией? – я вздохнула и встала.
Пока я спускалась вниз, я размышляла о наших отношениях с Пабло. Как бы это не смешно звучало, но они у нас все-таки были. Надо бы ему сказать о ребенке, представляю его вытянувшуюся рожицу. Я немного развеселилась и пошлепала, было, на кухню. Но настойчивый звонок в дверь вернул меня обратно на землю. Я открыла дверь и попыталась её закрыть. Но не тут-то было, разве кто-нибудь в трезвом уме может остановить Соню, воспылавшую жаждой общения. Я простонала:
- Нет, ну не с утра же… Соня, что тебе надо?
- А что я не могу уже навестить своих девочек, скажи Франко…
- О, нет, ты ещё и этот мавзолей притащила!
- Спасибо, Мариса, я тоже рад тебя видеть!
Я хмыкнула и пропустила их в дом. Соня с присущей ей живостью за те тридцать секунд, что мы разговаривали, успела побывать везде. Брезгливо сморщив носик, она пробормотала:
- А где все? Почему так тихо? Где Миита? Я так давно у вас не была! Как у вас дела? Нет, не отвечай, знаю, у вас что-то случилось. Ты ещё не завтракала… Нет, вот и отлично, я тоже. Мы устроим семейный завтрак, зови Мию, Ману, Пабло… В общем зови всех! Я так рада тебя видеть, Мариссита! А почему ты ещё не завтракала? Ты плохо себя чувствуешь??? Что правда??? Кошмар, я звоню врачу… Деточка, тебе немедленно нужно лечь в постель! – мы с Франко молча переглянулись, так может делать только Соня. Задавать вопросы, и тут же на них отвечать. Причем слушать кого-либо, кроме себя, для неё невозможно.
Я потянула их наверх, пытаясь придумать отговорку. Как же объяснить, почему Мия уже третий день не показывается у Сони и не звонит Франко. Тоже мне заботливые родители. Я огляделась и увидела кабинет Ману. Про себя моля бога, чтобы там никого не было, я потащила туда неожиданно нагрянувших родственников. Стоп… Именно, так начинался мой кошмарный сон! Я с облегчением зашла и никого не увидела. Слава Богу, Агирре просто сходил с ума, когда его отвлекали от работы. Лучше бы он побольше общался с Мией. Я, конечно, понимаю, моя сестренка иногда бывает несносной. Но это дела не меняет. Он совсем перестал обращать на неё внимание, к тому же они ещё и поругались… Нет слов, на его месте я бы просто на коленях молила о прощении. Хотя Колуччи просто поморщилась бы и послала его ко всем чертям. Ну, или в секондхенд. Для неё это одно и то же. Я улыбнулась и повернулась к предкам:
- А почему без предупреждения?
- Я хотела сделать вам сюрприз! А ты не рада! Неужели я такая страшная, что ты меня видеть уже не хочешь??? Кошмар, милый, мне пора делать операцию…
- Не думаю, что чьи-то мозги тебе помогут… Мать, нет ну честное слово, что-то случилось?
- Я подумала поговорить с тобой о свадьбе…
- Какой свадьбе? Кто-то женится???
- Ну, да. Ты же выходишь замуж за Пабло…
Я закатила глаза и простонала про себя: «О, Боже! Ведь я сейчас проснусь, и мой кошмар исчезнет!» Тут я кинула взгляд на дверь. Ручка медленно опустилась. Затем в моих мыслях промелькнуло лицо Мануэля, увидевшего нас здесь. Я схватила Соню и Франко и засунула их на балкон. И, действительно, в кабинет спокойно зашел Агирре. Не обращая ни на кого внимания, он плюхнулся в кресло и включил компьютер. Работа, трудоголик блин. Я вовремя посмотрела на Соню, видимо сработал инстинкт самосохранения, она уже открыла рот, чтобы вопросить, что мы здесь делаем. Я лихорадочно соображала, что умного я могла выдумать за это мгновение. Я, конечно, гений, но даже мой мозг не может работать так быстро. Ну, да как мило заметил внутренний голос, как и моя скромность. Я прошипела:
- Тихо, Соня… Я хочу сделать Ману сюрприз!
Я с мольбой смотрела на неё. Её глаза сначала затуманились и тут же засияли радостью. Она довольно закивала. Тут её взгляд упал на цветы в горшках. Спасибо Мие, ведь её заботливыми руками здесь были расставлены милые растения, добровольно обратившие на себя внимание Сони. Она запричитала:
- Ой, какая прелесть! Мия, умница, эта гортензия просто замечательная! Ах, какие милые цветочки… - можно я не буду распространяться о речи Сони. Сказать к слову, это была не гортензия, а герань. Но мамочка все равно продолжала восхищаться. Не буду впадать в подробности, короче она в восторге! Франко лишь молчал, глядя на то, как его жена превращается в 3 ребенка. В моей голове начался бурный процесс: как придумать план за полчаса? Почему за пол? Потому что было примерно через 30 минут, мы окончательно окоченеем, хотя лучше умереть от холода, чем встретиться с Ману в его же кабинете. Но не тут-то было.
В кабинет тихо прокралась Мия, видимо, она надеялась, что Ману на работу. Она резко обернулась и застыла. Мануэль встал и робко улыбнулся. Мия глубоко вздохнула и пробормотала:
- О, как хорошо, что ты здесь! Я принесла… бумаги на развод…
Мне стало холодно, потом жарко, потом опять холодно. Потому что Соня и Франко, внимательно наблюдавшие эту сцену, испеляли меня взглядом. Я зажмурилась, но почему-то крика не последовало, лишь рассерженный шепот:
- Ты что хочешь сказать, что они разводятся??? Каким образом????
Я не ответила, потому что вспомнила, что забыла рассказать Ману о плане с Осей. Но как пробраться маленькой хрупкой девочке через две рассержено шипящие змеи. Они решали, кому говорить первым. Про себя я хмыкнула, чего тут решать, дала бы сразу по башке и все тут.
- Нет, Куччи… Я первая… Я все-таки женщина…
- Нет, я должен разобраться…
- Ты наступил на бедную гортензию! Как тебе не стыдно!
- Сейчас не о растениях надо говорить, а о детях…
Я молча протискивалась мимо них. Кажется, разрасталась битва титанов. Я мысленно представила ринг и себя в виде комментатора: « Итак, в красном углу в красных трусах знаменитая Соня Рей! А в синем углу Франко Колуччи! Кто кого! Девочки, не так быстро, почему вы думаете, что Франко проиграет! Да, согласна у моей мамочки хороший хук слева, справа и снизу. Причем более болезненный именно последний!» Но мечты мечтами, а Мануэлю нельзя делать глупости. Я проскользнула рядом с враждующими сторонами и встала рядом с окном. Как хорошо, что рот Агирре моментально захлопнулся, он нахмурился и посмотрел на меня. Я лихорадочно замахала руками, показывая, что ему сейчас будет, если он что-то не то ляпнет. Когда мои руки потянулась к его импровизированной шее, он еле заметно кивнул и повернулся к Мие. Та опустила глаза. Он пробормотал:
- Мия, прошу тебя… Давай, поговорим…
- О чем? О том, что ты считаешь меня лицемерной вруньей… Знаешь, ты прав…
Я закатила глаза, чего-то не хватало в этой сцене. Ах, да слез и прощения. Или чего-то другого. Купидончика с крылышками и нимбом… Тут бурный монолог Мии прервала распахнувшаяся дверь. Ввалился Пабло (интересно, почему он не на работе?):
- Ману, мне нужна твоя помощь… Ой, Мия… А что ты тут делаешь?
О, БОЖЕ ЭТОГО ЕЩЁ НЕ ХВАТАЛО!!! Сейчас Пабло Бустаманте собственной персоной сыграет нам ангела!!! Тоже мне посланник Бога на земле, вестник весны и любви. Я, конечно, говорила, что здесь чего-то не хватает, но его же. Мия поморщилась:
- Да, нет. Мы тут разговаривали… О разводе…
Пабло нахмурился и примирительно сложил руки. О, тоже мне миротворец хренов! Он пробормотал:
- Ну, Мия… Мануэль тебя любит. А ты что? Ну, понимаю, поругались… Но Мия будь благоразумна, зачем расставаться? Это же глупо. Ты не видишь, что он жить без тебя не сможет???
Мия взвилась. Её лицо покраснело, затем побледнело, потом она проорала:
- Ты хочешь сказать, что я слепая??? Да, на себя посмотри! Ты на себя посмотри! Да, ты не замечаешь, что творится у тебя под носом.
Я не выдержала, сейчас Колуччи ляпнет что-то непоправимое, а мне потом отдуваться. Я вывалилась с балкона, на меня свалились все ещё ругающиеся Соня и Франко. Я злобно прошипела:
- ЧЕГО ЖЕ????Этого мне ещё не хватало, чтобы Мия что-то не то сказала. Мне было плевать, как мы потом будем объяснять, что мы тут делаем. Но Мия была так удивлена, что её ротик моментально захлопнулся. Я хмыкнула и выползла из-под очумевших Сони и Франко:
- ЧЕГО ЖЕ???
Мия прочитала в моих глазах, что сейчас кому-то не поздоровится. И что-то ей подсказывало, что сегодня вечно виноватый Паблитто окажется в стороне. Она невозмутимо пробормотала:
- Мариса, ты что не сказала Пабло о…
- О чем? – ну, Колуччи, как же ты будешь выкручиваться?
- О … м-м-м-м… о вечере…
Теперь я вылупила на неё глаза. Каком вечере? Так понятно Колуччи окончательно чокнулась. Мия же виртуозно продолжала:
- Ну, тот вечер… Ужин романтический! Ой, простите, это же был сюрприз…
Кажется, даже Соня поняла, что Мия врет. Но так как Бустаманте это хуже, чем моя мамочка, это намного не понятливее. Тут помощь пришла оттуда, откуда её меньше всего ждали. Мануэль хлопнул себя по лбу:
- Точно! Я совсем забыл… Спасибо, что напомнила, дорогая…
- Я тебе не дорогая… - и пошло, поехало… - ну, все я пойду собирать вещи! Пока, ребята…
- Стоп! – Мануэль вскочил, кажется, его терпение начало подходить к концу, - Куда это ты уезжаешь?
Так этого никто не ожидал. Даже я! Куда это Колуччи собралась? Этого ещё не хватало. Мия подлетела к Соне:
- Я уезжаю к папочке… Я устала оттого, что ты считаешь меня ребенком!
- Мия, это глупо!
- Ага, я же говорила. Ты думаешь, что малыш, карапуз, не способный самостоятельно передвигаться… Ты думаешь, что я без тебя не справлюсь!
- Откуда ты знаешь, что я думаю??? Ты не умеешь читать мои мысли!!! Если ты надеешься, что я сейчас кинусь на колени и буду вымаливать прощение, то ты глубоко заблуждаешься!
- Значит, все кончено?
- Да!
Дальше нервы Мии не выдержали, она развернулась и выбежала из комнаты, а потом и из дома. Я испепелила взглядом тяжело дышавшего Мануэля. Он плюхнулся в кресло и теперь обратил свое внимание на нас:
- А что вы делали на балконе?
Соня посмотрела на меня. Я пожала плечами. Мамочка решила, что я разрешила ей действовать. Я об этом пожалела. Соня начала врать:
- Мариссита, рассказала мне о тех милых цветочках на твоем балконе… О гортензии, мне так нравится этот запах, ну я и решила понюхать!
- Соня, это герань…
- Что герань?
- У меня на балконе растет герань… Я точно знаю… Хорошо, дело не в этом, а что там делали Франко и Мариса?
- А я смотрел, как Соня нюхает цветы… А Мариса нам их показывала…
Но, казалось, Мануэль уже был не здесь, где-то далеко. Я тихо замахала руками, выпроваживая родичей за дверь. Я замерла, кого не хватало в этой комнате. Не было Пабло. Так куда этот трус уже смотался? Я села рядом с Ману:
- Ну, она вернется, она не наделает глупостей. Ты же знаешь?
- В том-то и дело, что знаю… Она же и правда как ребенок, маленький и непослушный…
- Ты что-нибудь придумала…
- Да, слушай…
Пока Мариса рассказывала Мануэлю о своем плане. Пабло бежал за Мией. Никогда бы не мог подумать, что Колуччи так быстро носится на 20 сантиметровых каблуках. Когда я её догнал, мы уже были на другом конце города. Да, все 6 кварталов. Я за ней бежал и благодарил бога, что не ношу шпильки. Представляю, как у неё болят ноги. Наконец, мы плюхнулись на скамейку, я протянул ей бутылку воды:
- Мия, успокойся, давай поговорим…
- Я не хочу… Все уже решено…
- Он не сможет без тебя…
- За то я смогу без него…
- Врешь…
- Вру…
Вот так мы и сидели. Надеюсь, Мариса не очень рассердится, если я приду сегодня поздно. Зато не один, с Мией, которая согласилась поговорить с Мануэлем. Спокойно и тихо, без лишних слов. Домой мы вернулись за 12, я уложил Мию в кровать и пошел к Марисе. Она сидела перед столом и смотрела куда-то вдаль. Я присел рядом:
- Привет, я привел Мию домой, она уже заснула… Ты как нормально? Что это там был за ужин? И почему я об этом ничего не знаю?
- Ты же слышал, это сюрприз. Завтра мы нормально проведем время.
- Нормально в твоем стиле?
- Может быть, кто знает…
Я чмокнул её в макушку. Впервые за столько лет совместной жизни, я понял, что в наших отношениях пора что-то менять. И даже знаю что…

Пятница. Утро *хи, перечитала, сама смеялась)*
Странно просыпаться не от поцелуя любимой жены, а от хорошего тыка в левый глаз. Я подскочил на кровати и попытался осмыслить, где же я нахожусь. Судя по комнате, которую я смог увидеть правым глазом, я у Мии. Как приятно, в смысле мне. Я глянул на свою ненаглядную, вчера мы немного повздорили, ну почему она не может понять, что я лишь забочусь о её благе. Она мирно спала, уткнувшись в подушку. Я улыбнулся, все-таки моей жене надо было идти не в певицы, а в боксеры. Главное, ей этого не говорить… Она же у меня такая нежная и добрая. О, Боже, она просыпается. Господи, Аллах Всемогущий, Будда Всерукий, Брахма Китайский, Папа Римско-Ватиканский, ну что мне подсказывает, что сейчас мне будет очень плохо, причем боюсь эпицентром этого скверного состояния будет то ласковое и хрупкое создание, цветок жизни, блин, на моей могиле, которое я именую своей женой????
Она проснулась, потянулась и посмотрела на меня. Я нервно сглотнул. Так процесс пошел. Мия глянула на меня, потом на себя, затем под одеяло, дальше наверх и опять на меня. Я съежился, она зашипела:
- Что ты здесь делаешь? У тебя, что, своей комнаты нет? Или скажешь, там тараканов травят? Так вот самого большого вредителя забыли пригласить и послали в мою комнату!!! Какого черта? Нет, я тебе сейчас такую дезинфекцию устрою, мало не покажется! Или какую ещё ты отговорку придумаешь? Давай, Агирре, что ещё? Ах, дай, угадаю, Мариса с Пабло устроили очередное побоище, которое пришлось на твою комнату! А других помещений в этом маленьком двухэтажном особняке нет, осталась моя спальня!!!!
Мой рот просто не смог захлопнуться. Мия ему помогла, все-таки у неё хороший хук левой. Моя нижняя челюсть не то, что бы захлопнулась, она припечаталась к верхней, и, похоже, в ближайшие сто лет, не собиралась отклеиваться. Тоже мне миссис Тайсон, сколько можно? Я пожал плечами, но не тут-то было (необходимо запомнить, когда девушка злится, то, пожалуй, лучше засунуть её в холодную ванну оставить в покое до полного остывания). Я уже было, хотел промычать ей ответ. Но дверь нашей комнаты распахнулась, и все объяснения куда-то улетучились. На пороге стоял запыхавшийся Пабло, он что успел сходить на пробежку? Глаза бедного парня увеличились раз в десять, волосы почему-то стояли дыбом. А рот то открывался, то закрывался, ловя воздух.
Он посмотрел на нас и тут юркнул за кровать. Мия удивленно посмотрела на меня. Потом перегнувшись через спинку, она легонько ткнула Пабло пальчиком. И все-таки моя жена – это верх тактичности и красоты, чего и следовало ожидать, Бустаманте шуганулся от неё и приложил палец к губам. Мия хмыкнула и вернулась на кровать, то есть к нашему разговору. Только она открыла рот, в спальню залетело что-то мокрое, злое и настроенное не очень дружелюбно. При ближайшем рассмотрении этим оказалась Мариса. Она вся кипела от возмущения. Ещё чуть-чуть и начнет дышать пламенем. Еле сдерживая гнев, она проорала:
- Где Бустаманте?
Мия улыбнулась и нервно хихикнула:
- А-а-а, Мари, а чего это ты такая м-м-м-м… добрая? Что случилось?
А случилось действительно кое-что серьезное, правда, даже не знаю для кого. Пабло разбудил Марису. Ну и что, спросите вы. Да, в принципе ничего особенного. Только что бы сделали вы после холодного душа в 6 часов утра? Нет, это была не пожарная тревога, просто кое-кому приспичило поговорить. При этом насколько я понял из невнятной речи Мари, он прокомментировал это так:
- Контрастный душ с утра – это полезно. Можешь спросить у Мии, - а когда Мариса, наконец-то, разлепила глаза, он возмутился, - Жаль загсы не работают так рано, не продумали что-то. Надо ведь, чтобы невеста была свежа и прекрасна прямо, так сказать, в непринужденной обстановке, и вообще пора тебе Спиритто фамилию менять…
Я бы мог, конечно, рассказать все это, как это сделала Мариса. Так легко и весело, но боюсь, меня не пропустит цензура. Мия совершенно серьезно пробормотала:
- Ну, не надо так нервничать… Ты же так долго ждала этого… Это ещё ничего, ты вспомни, как этот олух делал мне предложение…
Я нахмурился, ну что делать не получилось, но ведь сделал же! Тогда был ясный погожий денек, ничего не предвещало катастрофы, тем более такой масштабной. Я хотел сделать это как-то необычно, чтобы Мия запомнила это на всю жизнь. И у меня получилось. Тогда я пригласил её на Центральную улицу Буэнос-Айреса. Там был самый высокий небоскреб во всей Аргентине. Почему был? Да, потому что после разборки Мийки, от него остались, ну в лучшем случае два кирпичика. Так вот тогда я взгромоздился на верхушку и прыгнул с парашютом. В том-то вся и фишка, на парашюте было написано предложение. А как я его долго искал, тем более как настояла Мариса (они с Пабло мне помогали) парашют должен был быть от Гуччи, а то Колуччи не поймет. А как мы долго писали на нем огромными буквами предложение! А как мы скрывались от Мии, бегая с ним по всему дому. Да, парашют раскрылся, но слишком поздно, когда я был на расстоянии 5 метров от земли, да Мия согласилась выйти за меня. И свадьба состоялась через 7 месяцев после того. Ну, как только меня выписали из больницы… Нет, там я лежал всего три месяца. Остальные четыре я провел там же, но уже после восхищения Мии по поводу моего оригинального предложения.
Мариса на секунду задумалась, но кулаки все равно были сжаты так крепко, что даже зубы заскрипели. Мия всерьез забеспокоилась:
- Анальгин? Валерьянку? Снотворное?
- Топор…
Я хмыкнул:
- Бензопилой эффективнее…
За кроватью раздался кашель. Мариса побелела, Пабло решил биться до последнего. Типа, где наша не пропадала, он пробормотал:
- Милая…
- …
- Солнышко…
- …
- Красавица…
- …
- Дорогая…
- …
- Ласковая…
- …
Словарный запас Пабло подходил к концу, а Мариса, по-моему, только начала. Я решил подсказать, за что тут же получил от Мии по голове. Пабло прошептал:
- Так ты выйдешь за меня замуж?
Ответом ему была баночка с кремом Мии, красноречиво доказывающая, что война только началась. Колуччи вскочила на кровати, попутно совершенно случайно заехав мне пяткой в живот. Ещё бы такие потери: баночка супер хорошего крема против морщин. Кошмар! Мия подняла руки:
- Так брейк ребята! Я понимаю отношения и все такое, но можно их выяснять без моей косметики? Мариса, я понимаю, тебе обидно, но скажи, пожалуйста, если ты его сейчас убьешь, кто тебе будет передачи в тюрьму таскать? Не смотри на меня, так! Я не собираюсь, так что ноги в руки и отвечай…
Мариса тяжело дышала. Наконец, буря немного поулеглась, и она прошипела:
- Не дождешься, Бустаманте, фамилию я менять не собираюсь!
Лицо Пабло вытянулось, ещё бы! Он обиженно засопел и треснул кулаком по кровати:
- Ах, так Андреде…
- Но на счет свадьбы подумаю!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:49 | Сообщение # 18

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Пятница. День.
Боже, где же ещё спрятаться от Пабло? Нет, это невозможно. Ехал бы, что ли, на работу, надоел уже. А там его сюрпризик поджидает! Я поморщилась, глядя, как мой новоявленный жених смотрит на меня с обожанием. Я вздохнула и начала прикидывать, где же ещё я могу спрятаться. После неудачных вариантов таких, как кухня, ванная, кладовка, холодильник, духовка, шкаф, садовый шланг, балкон с несчастной поломанной геранью, кактус в коридоре, подставка для зонтов, унитаз, сумочка Мии, (к слову сказать, там не хватает только мамы с папой) я решила остановиться на комнате последней. Мило улыбнувшись Пабло, я потопала наверх. Там я в нерешительности остановилась.
У двери на корточках сидел Мануэль. Я, конечно, с моей сообразительностью могла придумать массу вариантов насчет того, что он там мог делать. Но этого не потребовалось так, как я и так поняла. Он смотрел в замочную скважину своим здоровым правым глазом. Я хихикнула и состроила суровую рожицу:
- Встань человек! Поднимись с колен! Оторвись от замочной скважины! А то сейчас Мия вы… - дверь распахнулась, и её удар попался прямо на правый глаз Мануэлю, поэтому наш циклоп стал вообще незрячим, Мия остановилась в нерешительности. На её лицо промелькнула тень беспокойства, но лишь на секунду, я продолжила, - …шла… И дала тебе… Аааууучччч, Ману тебе не больно?
Агирре рассерженно посмотрел на меня заплывшим глазом, Мийка хмыкнула и пропела:
- Раз фингальчик, два фингальчик, получился ты фонарчик!!! Пошли, я помогу тебе, так уж и быть… - она незаметно мне подмигнула, я, вздохнув, поплелась за ними. Всегда знала, что в Мие умер Гиппократ. Или кто там…
Мы пришлепали на кухню. Мануэль обреченно уселся на табурет, затем его мутный взгляд упал на мой натюрморт, он хмыкнул:
- Вот теперь я вижу, что это банан!
Я поджала губы и посмотрела на отчаянно махавшую руками Мию. Та показала мне пакетик со льдом и демонстративно кинула его в раковину. Та ответила возмущенным скрипом. Мануэль повернулся к жене. Та невинно захлопала глазками и пригвоздила ему к синяку кусок мяса. Мануэль простонал:
- Ай-ай-ай-ай-ай! А поосторожней?
Мия подняла бровь и, улыбнувшись, прошипела:
- Дорогой, а если я сейчас спрошу, как ты оказался рядом с моей комнатой?
Я поняла намек и достала из холодильника ещё один кусок мяса. Мия в этот момент старательно крутилась перед Мануэлем, старательно долбя ему в глаз замороженным продуктом. Я хихикнула, Ми выпрямилась и пропела:
- Слушай, Мари, я так рада! Ты себе не представляешь! Я уже позвонила Милко! Он сейчас приедет! Это модельер и классный стилист! Он поможет тебе выбрать платье и обустроить свадьбу! Замечательный человек!
От неожиданности я брякнула о голову Мануэля кусок говядины. Голова отдалась возмущенным скрипом, и парень свалился со стула. Мия подскочила к нему и заботливо погладила по пострадавшей голове:
- Ми… Мексиканец, ты с ума сошел! Пол грязный, немедленно вставай!
Мануэль проворчал что-то невнятное и поплелся в свой кабинет. Я вздохнула, так раз Мануэль ушел, значит, издеваться Ми будет надо мной. Какой такой Милко??? И что это за имя? Судя по всему вышесказанному, это мой кошмар, ужас, летящий на крыльях моды. Господи, как же я ненавижу этих кутюрье. А Ми от них тащится! Тут в гостиной раздались какие-то странные звуки: похрюкивание, постукивание, повизгивание и грохот. Мы с сестреной переглянулись и помчались туда.
Мия резко затормозила в дверях, я уткнулась её носом в спину и попыталась выглянуть оттуда, но не тут-то было. Колуччи развернулась и сделала страшные глаза:
- Там Милко приехал!
Она выскочила за дверь. А я осталась стоять в ступоре, как это так. Получается, это самое Милко есть самая настоящая розовая свинка с молоточком в руках. Я осторожно выглянула и увидела Пабло, Мануэля, незнакомого парня и Лию. Я помотала головой и выползла. Лия с Мией стояли и пялились друг на друга. Мануэль и Пабло смотрели на это «зеркало» с большими круглыми глазами. Мия выпрямилась и прошипела:
- Какого черта ты тут забыла?
Девушка хмыкнула и присела на краешек дивана. Мило улыбнувшись Мануэлю, она нагло глянула на Ми:
- Я приехала сюда со своим шефом. Ну, с Пабло! А этот темненький-то ничего!
Мия уперла руки в бока:
- По-моему, у тебя дома горячо любящий муж ждет? Лукас, да? А этот тоже знаю, что ничего… Муж он мой… Кстати, скоро освободится!
Мануэль поперхнулся, Лия встала и похлопала её по плечу:
- Да, ладно сестрен… Ты чего? Обиделась что ли? Я же пошутила! Тоже мне собственница нашлась…
- Ты да, я нет… Лий, ты чего-то хотела?
- Да. Пабло, меня, когда увидел, схватил за руку и потащил сюда. А я уже вспоминала про наказ Ма… моего мужа…
Мия нахмурилась, я ослепительно улыбнулась и, подскочив сзади, крепко их обняла. Сестрички удивленно посмотрели на меня. Как хорошо, что тут нет Сони и Франко! А то пришлось бы объяснять ещё и им, почему Мия раздвоилась.
Только я закончила об этом думать, как дверь распахнулась, и влетели наши дорогие родичи. Что-то они к нам зачастили! Мия вздрогнула и юркнула за спинку кресла. Я осторожно заглянула туда: Мия показала на Лию, затем на себя. Я непонимающе помотала головой. Мия прошипела одними губами:
- Дура, Андреде - Бустаманте, Лия- это я! Поняла?
Я возмущенно открыла рот, но Лия, очевидно лучше понявшая, чего хочет Ми, треснула меня по коленке. Я нервно развернулась и уставилась на маму:
- Соня, ты же вчера здесь была? Что-нибудь случилось?
Соня гордо прошествовала мимо меня. И тут я подумала, что моя голова раскололась на тысячи осколков. Моя маман увидела Милко. Я и не думала, что у мужиков бывают такие сильные голосовые связки. Ему бы не стилем, а оперой заниматься. Они сжали друг друга в объятиях, я невольно поморщилась, эти двое сейчас удушатся, а куда нам потом трупы девать? Я еле-еле протиснулась между ними. И началось:
- Ой, а ты видел последнюю коллекцию от Гуччи?
- Да, никогда не думал, что они могут произвести такой…
- Отстой! – наступила тишина. Мы все уставились на Лию, то есть Мию. Короче я запуталась. Соня подскочила к Ми (Ли):
- Деточка, ты не заболела? Ты же сама мне говорила, что ты просто в восторге!
- Да… Говорила… - раздался шорох, кажется, кто-то кого-то пнул. То есть Мия Лию. – Я имела ввиду то, что ни один наряд не подойдет тебе! Все такие закрытые и строгие…
Я молила Бога, чтобы Соня ничего не заподозрила. мне повезло, а вот Ману не очень. Соня обратила свое родительское внимание на него:
- ОЙ, а что это у тебя с глазками Мануэльчик? Вы что с Ми помирились?
Лия посмотрела на меня, я кивнула. Девушка подлетела к Мануэлю и плюхнулась к нему на колени. Затем мило улыбнулась и пробормотала:
- А с чего вы взяли, что мы помирились? Может, это мы так… Поддерживаем семейную жизнь… Правда, дорогой?
Мануэль кивнул. Соня прищурилась:
- Солнышко, ещё вчера, ты, прости меня за вульгарность, визжала, что больше никогда не будешь жить с этим ацтеком! И требовала развода! А сейчас смотришь на него влюбленными глазами! Мия, ты не заболела?
Я почувствовала, как кто-то дернул меня за ногу. Я удивленно огляделась, руки у Пабло не такие длинные, Мануэль обнимает Лию. Я обернулась и поняла, это же Мия. Я пришла в такой бешеный восторг, прямо как сумасшедшая. Мия зашипела:
- Пусть она его поцелует!
Я выпучила глаза и, нервно хихикнув, кивнула Лие. Та вздохнула и поцеловала Мануэля. Тот удивленно глянул на меня и тоже отдался поцелую. Франко счастливо улыбнулся Соне и обнял её:
- Ну, все дорогая! Вот видишь, а ты волновалась! Ах, да мы тут… Хотели вас попросить… Тут решили отдохнуть…
Я судорожно сжала кулаки и, помотав головой, уселась в кресло. Мягкий друг возмущенно подпрыгнул и тихо зашипел:
- Ты садишься на диету! А то толстая невеста это не красиво!
Франко продолжил:
- И хотели попросить вас с Мией приглядеть за Дианой!
- НЕТ!!!!! – взвыло два голоса. Соня удивленно уставилась на меня. Так как Лия и Мануэль сосредоточенно целовались, а Пабло был в астрале, я хмыкнула:
- Нет, только не это чудовище… Куда делась Лухан? Почему она не может приглядывать за собственной дочерью?
- Она с Маркосом улетели в Уганду, лечить больных деток. А мы с Кучи уже купили билеты и уезжаем… Я так рада, что вы помирились…
Соня восторженно захлопала в ладоши. В гостиную вошла девочка лет семи с ангельским личиком. Она состроила глазки Пабло и уселась на диванчик. Соня и Франко быстренько смотались, пока детки не оклемались. Мия выползла из-под кресла и уставилась на целующуюся парочку. Лицо её медленно вытянулось, она всхлипнула, через секунду я уже слышала, как хлопнула входная дверь. Мануэль оторвался от Лии и посмотрел на меня. Я укоризненно покачала головой и, нахмурившись, пнула до сих пор молчавшего Пабло. Тот подскочил и уставился на меня, я невинно захлопала глазками:
- Сегодня, ужин не забудь!
Я потянула Лию, Диану и Милко в свою комнату, оставив Мануэля и Пабло вдвоем.

Пятница. Вечер.

Мануэль робко посмотрел на меня. И правильно, мои руки дрожали, а значит, кому-то сейчас могло достаться. Я сжал кулаки и прошипел:
- Иди отсюда! Иди, а то хуже будет…
Мануэль испарился. Я в задумчивости сел на диван, куда Мия могла пойти. Я, конечно, рад бы был на это забить, но потом на меня забьет Мариса. Причем чем-нибудь тяжелом. Например, бейсбольной битой. А удар у моей невесты, не дай Бог, вам встретиться с ней в темном переулке.
Я вышел на улицу и растеряно огляделся. Где же Ми может быть? Может магазины? О, Боже, как девушки здесь разбираются. Чем отличатся Гуччи от Версачи, я хоть убей, не понимаю. Но в этих магазинах девушку, высокую блондинку с серо-голубыми глазами, которую зовут Мия, они знают, но сегодня не видели. Я вздохнул и присел на скамейку в небольшом скверике. Если бы я был истеричной особой, быстро воспламеняющейся и медленно остывающей, то куда бы я пошел. Бар?! Колуччи не признает алкоголя, я в этом уверен. А может она натворит кучу глупостей, чего я тогда здесь расселся?
Я был жутко удивлен, когда увидел в роли своей секретарши Мию, то есть Лию… Я сразу понял в чем их отличие, Мия помешана на шмотках, а Лия похожа на Марису, только в сорок раз хуже. Как это не печально, Мия не хотела волновать Соню и Франко, и пришлось Лие изображать Мию… Это даже звучит смешно, в итоге Ми ещё больше обиделась на Ману. Да, но он тоже хорош, как будто ему одной Ми мало. А у него все работа и работа. Мне искренне жаль Ми, я не понимаю, как она может это так долго терпеть.
Я огляделся по сторонам, главное, чтобы она не натворила глупостей, с остальным мы разберемся. Невольно, не знаю как, ноги меня сюда принесли, я оказался на территории колледжа, сразу нахлынули воспоминания. Сюда бы Мариску и от этого славного заведения не осталось бы и следа. Но думаю, она была бы рада посетить родные места! Ох, помню, как на пятом курсе мы перелазили через забор. Я довольно улыбнулся, тогда нам надо было сбежать на концерт, Мариса как назло прогневила Соню, я с отцом вообще не общался, и вот мы как два придурка, мимо охранника, которого мы возложили на Гидо и Лауру, лезем через двухметровую абсолютно гладкую стену. Так как Мари лезла первой, я проклинал её за то, что она одела джинсы. Дальше лучше, Мариса периодически сползала мне на нос. Как мы добрались до клуба неважно, потому что потом мы возвращались таким же способом. И Лауры с Гидо уже не было под рукой, влюбленная парочка сидела под огромным деревом и, кажется, целеустремленно не обращала на нас внимание. В итоге нам с Марисой пришлось прибегнуть к более изощренным способам. С утра когда мы пришли на урок Хильды, все жутко удивлялись, почему мы такие злые и невыспавшиеся. Рокко сразу выдвинул несколько версий, за что тут же получил подзатыльник от Вико.
А вот здесь я помню, как мы с Марисой ругались. Я ей что-то говорил, а она тащила огромный рюкзак. Причем, обращаясь с ним нежнее, чем со мной! Меня это взбесило, я взорвался. За что и получил рюкзаком в живот. Ну и что спросите вы! Не кирпичи же там! Ага, щас как раз-таки кирпичи, для нового проекта по истории. Я начал смеяться, но не тут-то было, они с Лухан решили опираться на древние источники, не стал я им говорить, что тогда этого красного куска камня ещё не было. А меня же мало того, что заставили дотащить эти камни до комнаты, так меня ещё и запрягли тащить проект, Хильда когда его увидела, даже очки сняла. Нет, не сняла, они с неё слетели. Мариса с гордостью оглядывала свое творение. А я нечаянно чихнул, ну перестарались они со средневековой пылью, и уронил проект. Не буду описывать, как потом мне досталось, скажу только то, что Мари потом со мной два дня не разговаривала.
А вот тут мы с Марисой устроили вечеринку, в честь того, что Дуноф куда-то смылся. А так как смылся он надолго, так устроили ещё и маскарад. Танцевали, веселились до упаду, Ми за что-то дулась на своего благоверного, а Мариска уже полезла на стол, так похоже самый трезвый здесь я. А вот какой-то чувачок начал танцевать стриптиз. Причем я долго думал, кто же это мог быть. Рокко нет, он получит собственной камерой по голове от Вико. Маркос, нет, фигура похожа, но не такая. Наколки: «Люби меня, я твой ласковый и нежный зверь!» у него нет! Фран, да нет, вон они с Мануэлем что-то обсуждают в уголке, а Мия странно на них косится. Так не хватало, чтобы Колуччи присоединилась к этому зверю. О, Боже в ход пошли штаны, трусы с сердечками. Томас с Пилар испуганно переглядывались, маска с лица танцора начала сползать. О, Боже!!! Я немедленно ринулся к столу и стащил оттуда парня. Интересно, что скажет Дуноф, когда проснется с чудовищной головной болью, укрытый простыней на столе в собственном кабинете. Я ухмыльнулся и взвалил директора на плечо. Тот уже мило посапывал, держа во рту большой палец. Такой милашка, когда спит. Зато потом весь курс смог уходить без разрешения целый месяц. И мы бессовестно пользовались этим.
А потом Мари пришла в голову самая бредовая из её идей. Помирить Ми и Мануэля. К слову сказать, Мия не разговаривала с мексиканцем с самой вечеринки. Меня начинало её поведение настораживать. А вот для Мариски нет ничего невозможного. Ха, но Мия не дура, как это может показаться на первый взгляд, она уехала домой сразу после вечеринки. Мануэль ничего не понимал, Мариса тем более. К тому же она начинала беситься, потому что её сестричка вдруг поумнела и обрезала все пути к отступлению. Насколько, я помню, остановили мы её в аэропорту, она собралась на Мадагаскар. Мариса её долго ругала ещё после этого. Но вроде бы они помирились и все выяснили, причем упорно скрывая причину от нас. Странно… Ни я, ни Мариса не понимали, что же произошло. Но это вскоре забылось.
О, вагончик. Как мы с Марисой танцевали здесь вальс. Никогда не забуду этих моментов. А тогда она уехала в Италию, а я поступил, как идиот. Но как же было потом приятно снова её увидеть! Правда, тогда у меня были большие проблемы… Она объявила мне войну, а если это война с Марисой, то мне светила крышка… Причем большая…Но все обошлось…
В вагончике сидела Мия. Никогда не видел её в таком состоянии, просто сидеть и смотреть в одну точку может не каждый. Я тихо присел рядом, она даже не обратила на это внимание. Лишь просто положила голову мне на плечо и заплакала, как же я ненавижу женские слезы. А Мии начиналась истерика.
Кое-как я уговорил её пойти домой, принять душ, посмотреть какой-нибудь успокаивающий фильм и поспать. Наконец, когда мы пришли домой, я отвел её в спальню и уложил в кровать. Сбегав в комнату к Марисе, я увидел какой-то диск «Могила дедушки карлика». Сунув его Мии, я пошел вниз. Надо бы приготовиться к ужину.
***
А тем временем Мариса:
Я затащила в свою комнату Милко, Лию и Диану. Девчонка нетерпеливо крутилась вокруг незнакомого дяди. И кажется ему это не очень понравилось. Он пробормотал:
- СлУшайте, зАберите от мЕня это чУдовище!
Я улыбнулась и усадила Диану, рядом с Лией. Хлопнула её по розовой щечке и пробормотала:
- Солнышко, если ты сейчас полтора часика посидишь спокойно, то я разрешу тебе поиграть с этим дядей подольше…
Девочка коварно улыбнулась и покорно уселась на стол. Лия хмыкнула и подперла стенку. Я повернулась к Милко. Он придирчиво оглядел меня с ног до головы и пробормотал:
- Ну, нИчего! Я сделаю из тЕбя крАсавицу! Ты рЫба мОя, встАвай сЮда!
Я поморщилась:
- Слышь ты, селедка моя. Я тебе не вобла. Меня зовут Мариса! Понял?
- Это кОшмар! Никто не пОнимает настоящего генИя…
За эти часы я полюбила Милко за то, что он когда работает молчит. Лишь изредка ворчит себе что-то под нос. Я крутилась во все стороны горизонта, Лия сморщила носик:
- А по-моему, белое – это слишком традиционно! Может добавить ещё один цвет! Зеленый, например?
Милко посмотрел на неё, как на сумасшедшую и закатил:
- ДевОчка, кто тут мОдельер? Я правильно! Вот и не суй свой нос кУда тЕбя не просят!
Я хмыкнула, и мы начали спорить. Итого, четверо против одного! Решено, платье будет белым с зеленой отделкой. Фата с салатовым отливом. Диана мило пнула Милко, тот взорвался:
- ЛаднО, ладнО! Мне плЕвать, где сЕйчас ваши мОзги… Потому что я знаю, у вас из нет!
Я вздохнула и принялась крутиться перед его носом. Через полчаса все закончилось, Милко с Лией уехали, горячо споря о предстоящей коллекции. Диана осталась со мной. Я готова была рыдать от усталости и решила уложить её спать, чтобы потом полностью уделить внимание Пабло. Отвела её в комнату и села рядом:
- Сейчас ты закроешь глазки! И будешь спать! О’к?
Девочка отрицательно помотала головой:
- Неа, хочу сказку!
Я вздохнула и начала рассказывать:
- Жила-была одна очень вредная девочка, она очень не любила спать, но однажды пришла… - я задумалась и продолжила, - ведьма Соня и превратила её в медведя. Здесь сказке конец, а кто слушал молодец! Закрывай глаза и спи!
- Нет, это неинтересная сказка! Хочу ещё!
- Жила-была в одном королевстве одна принцесса, красивая и тупая, как пробка. Никого она не хотела видеть, хотела красивого и богатого жениха, но все принцы, как назло были уродами. Но тут её похитил мексиканский петух. она вышла за него замуж. И у них родились розовые цыплята.
Девчонка поморщилась и в её карих глазах заблестели слезы:
- Ладно, ладно, слушай. Где-то далеко в одной стране жила была девочка. Прикольная такая, от неё все вешаться готовы были. Но внезапно девочка заболела, куча докторов осматривали её и лишь разводили руками. Один философ лишь буркнул:
- Влюбилась она… А вы лекарство ищете… Отпустите её, пусть погуляет…
И пошла девочка гулять. Не было её долго, она искала его и нашла. Красивого принца на белом осле. Да осле был просто потрясающий, они много ссорились, не понимала друг друга, расставались, но в конце остались вместе…
Девочка заснула, я укрыла её одеялом потеплее и пошлепала вниз.
***
Критично осмотрев содержимое холодильника, я решил приготовить что-нибудь быстрое и не занимающее много времени. То есть позвонить в ресторан и заказать еду. Лень, было готовить. За окном начинался дождь, небо затянуло тучами. Я пошел накрывать на стол в гостиной, свечи, цветы, бутылка хорошего вина. Я довольно улыбнулся и уселся на диван в ожидании Марисы. Моя ненаглядная спустилась, вид у неё был не очень бодрый, она присела на краешек дивана и вымученно улыбнулась мне:
- Диана, легла спать! Это не ребенок, это исчадие ада! Милко, ещё хуже… Ой-ой, я не мОгу рАботать в такой обстановке! Это же кОшмар! Я так устала, ты Мию нашел?
-Да, она смотрит...
Договорить я не смог, со второго этажа донесся такой крик, что Мариса подскочила и испуганно посмотрела на меня. Эпицентр ультразвука слетел вниз и ткнул мне в грудь пальчиком с французским маникюром:
- Я поняла, ты хочешь свести меня в могилу!!! Ну, нет…
Дальше в меня полетела коробка с диском, и хлопнула входная дверь. Начался дождь. Мариса укоризненно посмотрела на меня:
- Ну, и что ты дал ей за фильм?
Я показал коробку, не думал, что название ужастика может вызвать бешеный приступ смеха. Ну, хотя это же Мариса! Я удивленно наблюдал, как она в истерическом смехе ставит диск в проигрыватель. Следующие два часа мы провели в спокойной обстановке, изредка хватаясь друг за друга. Мариса не выдержала и взвизгнула:
- Ой, мама…
- Что узнала, да?
И тут же мне в голову полетел пульт, но видно она не очень-то и обиделась. Я чмокнул её в нос и протянул маленькую коробочку. Она с удивлением посмотрела на меня. Я кивнул, она её приоткрыла и улыбнулась. В шоколадных глазах заиграло счастье. Я чмокнул её в висок:
- Прости за такой резкий подъем, сегодня с утра. Я хотел сделать это как-то оригинально.
Она натянула на пальчик колечко и подошла к окну. На улице стеной лил дождь, она прижалась ко мне и хмыкнула:
- Смотри, вон двое сумасшедших танцуют под дождем…
Наступила тишина. Я пригляделся и с сомнением протянул:
- Мариса, а это не…
- Мия и Мануэль…
Мариса повисла у меня на шее:
- Они помирились!!!!!!!!!!!!!!
Я улыбнулся и покрепче обнял свою девочку. Боже, как же я счастлив… Спасибо тебе, Мариса!



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:49 | Сообщение # 19

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Суббота. Воскресенье.
Так что вчера было? А! Мы с Ми помирились. Как же это прекрасно, вот оно мое золото лежит рядом и сопит. Лишь бы она не заболела, а то дождь был не очень теплым.
Ну, вот она чихнула. Потом посмотрела на меня и улыбнулась. Как же я её люблю. Сегодня выходной, а значит мы можем вдоволь побыть вместе.
Мариса с Пабло уже сидели внизу, когда мы спустились. Мия отчаянно чихала, Мариса аж подавилась бутербродом и обеспокоено посмотрела на неё:
- Сестрен, ты чего? Заболела что ли?
- Нет… Апчииии… Кажется, у меня аллергия… Правда, не знаю на что… Может на тебя, дорогой?
Я обиженно засопел, но она чмокнула меня в щеку, и обида куда-то испарилась. Мариса с Пабло переглянулись. Я уже открыл было рот, чтобы что-то сказать, но дверь распахнулась и влетела Диана. Да, видок у неё был ещё тот. Мия чихнула. Мариса хихикнула:
- Аллергия говоришь…
- Отравилась? – Мия подняла бровь, Марискин смех тут же пропал. Она серьезно посмотрела на сестру. Честно говоря, я ничего не понимал.
Мия оглушительно чихнула и пошла искать причину своей болезни. Диана с удивлением посмотрела на нас. Я пожал плечами… Мариса схватила под мышку девочку и побежала за Ми. Мы с Пабло спокойно позавтракали.
Ну, вот Мия нашла причину своего чихания. Это оказался гараж. Я лишь удивлялся, как она это учуяла. В том-то и дело, что аллергия у неё на цвет… На желтый цвет. И вот мне пришлось лезть под самый потолок с краской, Пабло внизу держал стремянку. Мия с Марисой о чем-то шушукались. Потом Мариса подошла к Пабло:
- Привет, милый! Что делаешь?
- Лестницу держу, а то некоторые сейчас свалятся!
Ответом ему был характерный пинок. От Ми. Моя жена, сразу видно. Я продолжал водить кисточкой по стене. Мариса уставилась на свои ногти и пробормотала:
- Дорогой, я тут давно хотела тебе сказать! Понимаешь, я беременна!
О, Боже!!!!! Пабло отпустил стремянку, а я в отместку - ведро с краской. Оно упало прямо ему на голову… Гол, так сказать! Мия молча согнулась от беззвучного смеха. Мариса смотрела на Пабло, на розового Пабло. А я не сказал, какого цвета была краска… Мия сама выбирала! Пабло от радости обхватил Марису, в итоге и Мариса стала немного неестественного цвета. ну, вот ещё одна счастливая пара. Хорошо…

Вот и закончилась неделя Мари и Пабло. Вернулась прежняя Мия… Что ж продолжим…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
auroraДата: Пятница, 19.12.2008, 15:50 | Сообщение # 20

ReBeLdE*BaRbY
Группа: v.I.p.
Сообщений: 3144
Репутация: 35
Статус: Offline
Глава 24
Ну, наконец-то, я уж думала, что они никогда не уберутся из дома. Мариса с Пабло пошли ко врачу. Мануэль на работу. Ну, и ладно. Первый раз в жизни я была рада тому, что мой благоверный занят. Сейчас у меня осталось мало времени на то, чтобы найти убийцу…
У меня такое ощущение, что за мной следят. Постоянно. Куда не повернусь, вижу странного человека. Мне это не нравится… Ой, кажется, в дверь звонят, кого ещё принесло:
- Ося!!! Как я рада тебя видеть! Ты что-то хотел?
- Да, помнишь нашу первую встречу… Ты вот забыла на скамейке…
Он протянул мне папку. В памяти начали всплывать яркие кусочки пленки. Точно, вот я сижу, ко мне подходит какой-то молодой человек, потом Ося… И все темнота… Дальше, уже Мел…
Я взяла папку и отправила Осю смотреть футбол. Еле выпроводив его из кабинета, я растерянно посмотрела на предмет. Кажется, это называется дискетой??? А куда её вставлять… Я выглянула из кабинета. Парень был поглощен игрой и не воспринимал какие-либо позывы с моей стороны. Я вздохнула, в этом все мужчины… Футбол, важнее всего… Первое правило…
Ладно, в кабинете Мануэля стоит компьютер. пора же когда-то начинать учиться? Вот, как раз и есть на чем. Эта дискета могла оказаться ключом к разгадке. К двум убийствам. Я нажала на кнопочку на большом ящике… Плевать, мне как он называется. Ну, почему у меня такое ощущение, что за мной следят. Я закрыла и приготовилась к серьезной работе. Экран на столе оставался черным, я запаниковала и схватила телефон:
- Привет, Ману! Как дела? Чем занимаешься? Я тут хотела спросить? Почему экранчик на твоем столе черный, эту штуку я вроде бы включила…
- Мия, этот «экранчик» как ты изволила выразиться, называется монитором! Там есть кнопочка, крайняя слева, проняла? И что ты делаешь в моем кабинете???
- Спасибо огромное, дорогой, пока!
Я бросила трубку и нажала на вторую кнопочку. Экран, ой, пардон, монитор зажегся приятным голубым цветом. Я нажала на большую кнопку на клавиатуре! Ой, я знаю, как это называется? И дернуло же меня прогуливать уроки информатики в универе! Этот идиот потребовал какой-то пароль. Я подумала… И в сомнении посмотрела на клавиши. Что ж попробуем. МИЯ!!! Да!!! С первого раза! Ура, Мануэль идиот, мог бы поставить пароль посложнее… Хотя мне это только льстит. Так, а куда совать этот квадратик? Ага, вот кнопочка… ой, выехала подставка для кофе! Это так мило! Но сюда это не влазит, точнее, но не закрывается. А вот там дырка. УРА!!!!! Оно вставилось. Теперь надо найти, где же этот документ. Я открыла папку и нашла нужный файл. Время никуда не спешило, а до меня все медленнее и медленнее доходил смысл написанного… Хуан Рола, где я слышала это имя? Стоп, это не тот парень, которого прикончили тогда в кафе… Точно, но тогда получается, что…
Я понеслась к выходу, Ося преградил мне дорогу:
- Куда собралась, красавица?
- Э-э-э-э, Осюсюндр, давай потом поговорим!
- Неа, не могу… Я же твой телохранитель!
- Кто??? Не поняла?
- Ну, твой муж и сестра попросили приглядеть за тобой! Чем я и занимаюсь?
- Ты приглядываешься к телевизору… - я быстро соображала, там, куда я сейчас пойду, мне Ося не нужен, - ААААААА!!!!! Смотри, гол, ура!!!!!
Парень обернулся к экрану, а выскочила за дверь. Ну, подождите, Мариса и Мануэль я до вас доберусь! Обещаю! Им не поздоровится, я встала на краю дороги, тут на меня что-то налетело. Этим оказался Ося с возмущенным криком:
- Дурочка! А если бы на тебя напали? Мне же потом Мариса голову открутит и чучело сделает! Куда едем, шеф? ОЙ, ссори, шефиня!
- В сумасшедший дом!
-Куда? – вылупился парень, я закатила глаза, он подогнал свою машину. Полчаса мы проехали в полной тишине, потом Ося начал читать мне лекцию:
- Значит, мы сейчас приедем, я выхожу первый, потом ты… Если я скажу, что все спокойно выйдешь и не спеша, за мной пойдешь в больницу! Поняла?
- Господи, я скорее умру от твоей болтовни, а не от нападения. Помолчи! Понял?
Я надулась и отвернулась к окну. Мысли разбегались, ну почему мне всегда мешают. ну, подождите, я до вас доберусь… Не посмотрю, что кто-то беременный, а кто-то на голову больной. Все получите. Будете летать, как фанера над Парижем. Наконец, мы остановились перед белым зданием, я выскочила из машины и прошипела Осе:
- Сиди здесь! Уйдешь, убью! – и преспокойно направилась ко входу. Теперь главное, найти одного человека!

Глава25
Черт, как же я зла! Ох, Мариса погоди. Была твоя идея, сомнений нет! Головы поотвинчиваю. Я грохнула дверью. Девушка, сидящая за регистрационной стойкой, недовольно поморщилась. Я медленно сосчитала до десяти и подошла к ней:
- Здравствуйте, я ищу Элизабет Рола…
- Простите, а вы ей кто?
- Я приехала к ней поговорить…
Девушка как-то странно на меня покосилась, но все же протянула бумагу с номером кабинета врача. Я благодарно улыбнулась и пошла прямо по коридору, спиной ощущая холодный взгляд девицы. Странно, чем я ей не понравилась? Поднявшись на седьмой этаж и найдя нужную мне комнату, я робко постучалась. В ответ тишина. Я прищурилась и огляделась. Я подняла руку и тут же замерла, дверь распахнулась, испуганные глаза панически оглядывали мое лицо, я улыбнулась. В руки мне девушка засунула помятую книгу, я удивленно раскрыла рот, та лихорадочно закачала головой и захлопнула передо мной дверь.
Немного шокированная я пошла вниз по лестнице, тут со второго этажа вылетел растрепанный парень, что-то в его виде меня насторожило, мне даже показалось, что я его где-то видела. Как-то резко он дернулся ко мне, а потом побежал вниз, сломя голову. Особенно мне запомнились его глаза, они были разноцветными. Я окликнула его, тот понесся ещё быстрее. Куда мне за ним, на 10сантиметровых каблуках от Гуччи. Даже ради расследования я не могу ими пожертвовать. Удивление так и не сходило с моего лица.
Я медленно вышла на улицу, Ося нетерпеливо расхаживал вокруг машины. Я недовольно остановилась рядом. Ну, знаете ли, когда за вас беспокоятся это приятно, но когда за вами везде ходят… Это начинает меня раздражать… Была б моя воля, то от Оси бы мало что осталось, если бы осталось вообще. Гневу моему не было предела, я несколько раз глубоко вдохнув, спросила:
- Ты не видел тут парня, такого странного…
- Очень точное объяснение, если смотреть с точки зрения твоего мужа, то все мужики, крутящиеся вокруг тебя странные, а если так то…
- Слушай, со своим мужем я разберусь сама… Это мое вдовье дело! Ну, он такой высокий, взъерошенный, глаза у него разноцветные!
- Ах, этот… - Ося небрежно махнул рукой… В этом все мужчины, когда речь идет не о них… А когда речь идет не о них? Тогда им не интересно… Ося вздохнул и выпалил, - его схватили, бросили в три машины и увезли!
- Расчленив прямо на месте? Как это бросили сразу в три? – мрачно поинтересовалась я, ведь из Оси свидетель, как из меня балерина! Проехали…
- Нет, бросили в одну! Но их было три и вообще ты придираешься к словам…
Я лишь красноречиво посмотрела на него и тут же плюхнулась в машину. Задумчиво повертев книжку в руках, я нерешительно открыла её и тут же захлопнула. Первая же строчка повергла меня в шок, я огляделась, Ося как ни в чем не бывало вел машину. Я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться. Дневник убийцы. У меня в руках был дневник убийцы. Того самого, который прикончил Ирэн, то есть Наталию Перез и Хуана Рола… Внезапно Ося резко нажал на тормоз, я удивленно посмотрела на него, он спокойно кивнул головой:
- Сиди в машине и не высовывайся! Вдруг это отвлекающий маневр!
Но кто его слушал? Я уже стояла рядом с передним правым колесом и пыталась разглядеть причину столь неожиданной остановки. Но там я ничего не увидела, Ося сел рядом. Тут я почувствовала что-то странное, что-то опасное. я обернулась, прямо на нас несся огромный грузовик. я нервно сглотнула и что было сил толкнула Осю с обочины. Через секунду раздался оглушительный скрежет, мы с парнем мило позанимались физкультурой в грязи. Ося недовольно посмотрел на меня:
- Я же тебе говорил, сиди в машине.
- И поцелуйся с грузовиком? Чтобы тогда сказал тебе бы мой муж… Ну, определенно, что-то хорошее… На твоих похоронах!
Он хмыкнул и дал мне руку. Я, гордо наплевав на его помощь, встала сама. И тут я себя оглядела, скажите мне пожалуйста, ну кто кроме меня додумался на расследование надеть юбку, да ещё и от Гуччи? Я одна такая! Так вот это не юбка, а лохмотья, каблуки сломались, на кофточке модные дырки, и судя по тому как мне дует по спине, там ткани вообще нет. Я вздохнула, представив, что у меня творится на голове. Я еле сдерживая гнев, уставилась на Осю:
- И что нам делать? Не шкандыбать же пешком? Я каблуки запорола!!! А все ты? Как ты вообще права получил, если не слышишь, что на тебя несется машина размером со слона. Нам до дома восемь километров… Пошли!
Ося покорно поплелся за мной. О, Боже, за эти нестерпимые два часа, я поняла, что мне пора сдавать на права, разводиться с мужем и завести попугая… Немого попугая… Рот у Оси не закрывался не на секунду. Ой, я никогда так не радовалась предстоящей перспективе – посидеть дома… Я благодарила Бога, что когда вышла из машины прихватила с собой дневник, а то что бы я делала?
Ну, вот сегодня явно не мой день. Дома собралась вся семья, что ж значит, скандал будет громкий. Я устало и злобно взглянула на потерявшую дар речи Соню, на вжавшегося в кресло Мануэля и Марису, которая как всегда не преминула пустить комментарий по поводу моего внешнего вида:
- Ми… А что у тебя за вид? Ты пообщалась с фанатами?
Я закатила глаза и, стараясь не повышать голоса, начала загибать пальцы:
- Во-первых, я с тобой не разговариваю… А тебя вообще видеть не хочу, - буркнула я Осе, гневно зыркнув на Мануэля, - Во-вторых, я спасала своего телохранителя, представляешь, какой он молодец, и не смотри на меня так! Я говорю правду, в-третьих, какого черта вы лезете в мою личную жизнь… Ты к этому не относишься – я треснула Мануэля по плечу и посмотрела на Марису, - А тебе повезло, что ты беременна, я бы тебя придушила собственными руками! Ах, да, привет папочка, здравствуй, Соня…
Я громко хлопнула дверью в ванную. Мне надо подумать и успокоиться. Заодно прочитать дневник, кстати где он?

Глава26
О, Боже, знаешь, как это называется? Старческий маразм! Ладно просто маразм! Он у тебя в руках. Я с облегчением выдохнула и уселась на любимого друга. Дрожащими руками я открыла книжечку, пытаясь отогнать мысли, что я лезу в чужую личную жизнь… А разве не так? Будь он хоть президентом, я не имела права… Вот именно, что не имела.
Засунув свою совесть, так не кстати проснувшуюся сейчас, я поудобней устроилась и начала читать. Извините, за отступление не в тему, спорим совесть придумали мужики… Естественно от них и ждать ничего хорошего не надо. Придумать-то придумали, а вот пользоваться забыли…
Я углубилась в чтение:
«Я убийца, смешно звучит, но они это заслужили… Они не имели права так поступать… Слишком умные, а я немного остудил их пыл. Тогда в поезде, я наткнулся на неё совершенно случайно… Девчонка была с ней, она дурила меня пять лет… Она говорила, что это моя дочь… Ведь я любил её… За что? Она дорого за это поплатилась, она заплатила за ложь своей жизнью… А, малышка, она тоже, но я не успел… Что ж… А та наглая девица со взлохмаченными волосами… Она мне помешала… Но ничего придет и её время…»
Раздался стук в дверь. Я вздрогнула и подняла глаза:
- Что?
- Мия… Ну, прости, Соня и Франко хотят с тобой поговорить… Мариса сидит вся на иголках, зачем тебе её волновать?
- Мануэль… - я вздохнула, - Отвали, а? По-хорошему, а то сейчас дело опять дойдет до развода, я же знаю… Я этого не хочу, понимаешь? Зачем ты мне мешаешь? Зачем ты лезешь не в свое дело? Это мои проблемы, и я в состоянии с ними справиться…
- Но Ми… Ося, он тебе поможет! И вообще может, ты откроешь дверь? Не будем же, мы так разговаривать?
- Он мне поможет… Отправиться на тот свет! Да, потому что… Я тебя просто покалечу, тебе самому не смешно, как человек, которому от силы в душе лет пять, может меня защитить?
- Хватит, это глупо! Ты просто…
- Кто?
- Неважно…
Я взорвалась, ну не в прямом смысле слова, просто у меня в голове что-то щелкнуло, я прошипела:
- У тебя всегда существовали рамки, и сейчас ты за них не вышел! Я только сейчас поняла, что ты трус… Ты никогда не договариваешь! И мне это надоело, все отвали от двери…
Я замолчала, за дверью он тоже стоял и молчал. Я прикусила губу, он всегда очень болезненно относился к своему достоинству… А тут я как проклятие… Только бы не обиделся, нет, ушел, хлопнул дверью… Черт! Ладно… Я подумаю об этом завтра… О, Боже ну, почему????
Так вернемся к дневнику, как он меня назвал… Девица со взлохмаченными волосами? Ну, дай, я до тебя только доберусь, у тебя вообще волос не будет! Я обещаю… Кулаки сжимались и разжимались, минуты текли неумолимо быстро, а Сирене грозила опасность, возможно, смертельная…
Я вскочила, нет, нельзя этого допустить. Пора действовать! Я посмотрела на часы, половина второго, самое время… Все спят, я никому не нужна, ох, Манушечка, как же я виновата… Так личное потом, сначала Сирена…
Я выглянула из комнаты и оценила обстановку. Значит, света нет, только из-под двери кабинета благоверного пробивается лучик, опять работает! Ох, черт… Я обеспокоено попрыгала на месте. Так теперь тихо и без шума…
ЧЕРТ!!! Никогда не любила эту вазу династии Минь, или Кинь, а черт её знает… Вот я и кинула… Подпихнув осколки ногой, я немедленно смоталась с места преступления, левой пяткой ощущая, как Мануэль встал из-за стола. О, Боже, за эти десять секунд я подумала о нем, раза наверное четыре…
Я выскочила на улице, попутно захватив с собой лак для волос, суперстойкой укладки… А вдруг придется защищаться? А этот чудо лак, сделает с глазами маньяка отбивную и это всего лишь одним нажатием пальчика. Освежитель, блин… Я в нерешительности остановилась перед гаражом, я совсем забыла… Ну, почему, почему я такая неудачница!!! За что? Я совсем забыла, что моя машина в ремонте. Так и что делать? Я плюхнулась на гравий… Так возьму машину Пабло, попрощаюсь в головой, возьму машину Марисы – с жизнью… А машину Мануэльчика, я водить не умею… Что ж учиться никогда не поздно!
Я неслышно открыла дверь и сняла с крючка запасные ключики. Главное, выехать беззвучно! А то лишусь не только жизни, но и мужа… Эх, жизнь, моя жестянка! Я несмело дотронулась до руля и повернула ключ зажигания. Прощай Мия, прощай этот жестокий несправедливый мир, прощай…
Дальше события развивались очень быстро, помню возмущенный скрип столба, звон разбитого стекла и удивленное лицо Мануэльчика. Ну, почему???
Зато доехала до дома Карин и Макси. Но вокруг этого чуда архитектурного искусства стояла куча машин с мигалками. Я наивно понадеялась, что это детский праздник, ну такой масштабный, ну и что, что три часа ночи? А вдруг…
Я буквально вылетела из машины и позвонила в дверь. Её открыл хмурый Макси, за ним маячила заплаканная Кари. Увидев меня, она бросилась мне на шею с новым приступом рыданий:
- М-м-м-м…Ия… Си…р-р-р…ен…у по-по-по…хит…илиииииииииии…

Глава27
Сказать, что я была в шоке, это не сказать ничего. Бог мой, что же теперь будет? Бедная Сирена? А Макси с Карин? Этот сумасшедший может сделать все, что угодно! Пусть только попробует, ему не поздоровится, я не пожалею своих ногтей, я не пожалею ничего ради этой малышки…
Я улыбнулась Макси и похлопала его по плечу:
- Я найду её, не беспокойся… Я кажется, знаю, что ему нужно…
Я быстро села в машину и немного отдышалась, как легко было уверить его в этом, а себя, вдруг… Нет, только попробует… Я полистала дневник… Никаких зацепок, ничего… Вообще, неужели Сирена… Так, хватит…
А вот это что… Тот свет, это же название суперпопулярного клуба, я там была вместе с Мари. Моей взбаламошенной сестренке приспичило посмотреть, как там тусуются… А меня захватила за компанию, и немного позже я поняла для чего…
Ведь кому-то же надо было тащить её до дома? Правильно, несла её я на своих хрупких плечах. Так та ещё сквозь сон возмущалась, что мои костлявые плечи колят ей щеки. Убийца здесь часто упоминает про тот свет… Может… А была не была, я покатила в клуб…
Да, три часа ночи не лучшее время для посещения подобных заведений. Здесь теперь не то яблоку негде упасть, там и иголка не пробьется. Я вздохнула и пошлепала ко входу. Мне навстречу вывалились пьяные парни. Я искренне молилась, чтобы они меня не заметили… Но куда там… Вон, у одного уже и слюни текут, только вытирай. Я вздохнула и хотела пройти мимо, но не тут-то было. Один из них навалился на меня всем своим весом, я чуть не задохнулась. Он попытался заплетающимся языком что-то сказать:
- Ой, детка… Пойдем прогуляемся…
Если сказать честно, то перевести его слова на нормальный человеческий язык, оказалось делом не простым. Я вывернулась и, улыбнувшись, побежала в клуб. Внутри было темно, сыро и жутко воняло краской. Они её что тут пьют что ли? Я огляделась, будь я преступницей, где бы я спрятала девочку… Не здесь! Так мои вкусовые пристрастия не учитываются, там, куда мало кто ходит… В подвале… Будем надеяться, что мне повезет…
Хех, мне не повезло. Нет, до подвала, я добралась лишь через пол часа. А как отделаться от парня, который выше тебя на три головы, и практически во весь твой рост больше в ширину? Вот именно…Я стояла перед дверью, не решаясь войти. Тут она распахнулась, я еле успела спрятаться за коробки. Вышел тот парень, которого я видела в клинике. Тот самый с разноцветными глазами. Так это он… Стоп, подождите-ка… Я вспомнила, это же тот маньяк, который подсел ко мне в парке. Тогда со мной была папка, Ося потом мне её вернул, я точно помню, что тогда там была только какая-то бумага. А в другой папке, которую мне отдал Ося была дискета… Значит, он подменил документы, он написал сценарий, в котором я послушно играла дурочку. Значит, он подстроил, чтобы я сюда приехала… Но зачем? Чтобы убить, он мог это сделать и тогда… Не понимаю…
Я осторожно огляделась, нет сомнений, девочка там. Немного подождав, я нырнула в комнату. Темное помещение освещала лишь тусклая лампа в угла, на полу валялся матрас, на нем лежала девочка. Я бросилась к ней. Жива? Да… Дышит… Я взяла её на руки, надо уходить, пока этот тип не вернулся. Я пошла к двери и открыла её… УПС!!! Передо мной стоял он…
В этом все мужчины, вечно они не вовремя… Я попала…

Глава 28
Передо мной стоял он… Да, именно он… Мануэль. Я радостно улыбнулась и сунула ему в руки девочку:
- Поехали отсюда, я тебе потом все объясню…
Он хмыкнул, мы направились к выходу. И тут я резко остановилась, перед Мануэльчиком стоял этот разноцветный тип и держал пистолет. О, Боже, ну почему именно я… Я нервно хихикнула и пробормотала:
- Э-э-э-э, Хуан… Правильно? Простите, а вы бы не могли опустить эту штучку…
Он зыркнул на меня, я аж поежилась. Понимаю, глупо было, попытка не пытка. Парень медленно наступал на нас, отталкивая в комнату. Я лихорадочно придумывала, что же делать. Мы сели на грязный матрас и переглянулись. По глазам Мануэля, я поняла, что если мы вернемся, то мне не поздоровится… А по моим глазам, он понял, что мы вряд ли вернемся. Я вздохнула и попыталась скрыть дрожь в голосе:
- Ч-ч-что тебе нужно?
Он повернулся к нам и закурил. Я закашлялась, в тесной комнатке завоняло дымом. Он гадко улыбнулся, поигрывая пистолетом на пальце:
- А тебе что нужно? Очередной труп? Сейчас организую… С кого начать?
Я нервно сглотнула и покачала головой:
- Не надо… Зачем тебе это? Зачем? Чтобы жить? Так не живут… Чего ты добиваешься? Мстишь? Не надо, а вдруг ты ошибаешься, представляешь, как больно будет тем, кто тебя любит?
Я сама того не понимая, нажимала на больные кнопочки, доводя нашего «друга» до истерики. Медленно его лицо вытягивалось, в глазах стояли злые слезы, кулаки сжались, он отшвырнул пистолет в сторону и схватил меня за волосы, Мануэль вскочил, за что тут же получил пинок под коленку:
- Молчи! Да, что ты знаешь? Я любил её!!! А она не замечала, она думала только о себе… Она любила только себя… А Макси идиот! Запал на неё, тогда на вечеринке, вот и бесился с жиру, когда она залетела… А девчонка, да она в принципе и не нужна, а вот ты… Какого черта ты засунула свой длинный нос не в свои дела?
Ох, если бы я знала, зачем туда совалась, то обязательно бы тебе ответила, но я упорно молчала, глотая слезы обиды и страха. Он продолжал кричать, в этом все мужчины, ну как им ещё сказать, что мы не глухие?
- Ты мне мешала, медленно разрушая все мои планы, ты постоянно вмешивалась, я не знал, как ещё тебя остановить… Что ж придется тебя убить… Но сначала…
Он повернулся к Мануэлю с Сиреной, отпустив мои волосы, подошел ближе. Мой муженек передал мне в руки Сирену и встал. Потом мгновение и они уже дрались на полу. А я, закрыв глаза, прижала к себе спящую девочку и забилась в самый темный угол. Через несколько минут ко мне кто-то подошел… Я нервно сглотнула и приоткрыла слезящийся глаз. Передо мной стоял…

Глава 29
Я взбесилась! Что ж передо мной все стоят, эх, ладно… Я вскочила:
- Мануэль, что с твоим глазом? Он тебя ударил, о, Боже, я его сейчас убью, Мануэльчик, сделай одолжение: ПРИГНИСЬ!
И очень вовремя, потому что Хуан треснул по воздуху стулом. Мануэль в этот момент кинул ему на ноги утюг, где он его взял я не знаю, но утюг был тяжелым…
Бедный Хуан свалился на пол и взвыл от боли. Я злорадно улыбалась, будет знать, как трогать моего Мануэльчика. А синяк, я ему и то меньше набила… Жаль… Я потянулась к телефону и вызвала полицию. Разбираться в этом деле мне сейчас не хотелось, мне и так все было понятно. Любящие люди способны на все, это я знаю по своему опыту… Мануэль все дорогу до дома молчал, я робко посмотрела на него:
- Заедем к Карин и Макси…
Он даже не обратил на меня, но у дома притормозил. Я отвела взгляд, но сидеть в машине осталась:
- Мануэль… Ты сердишься?
- Нет, что ты… Я просто рад, что ты в очередной раз заставила меня волноваться! Что в очередной раз чуть на лишилась жизни… Риск в твоей крови? Знаешь, ты меня доведешь! Какого черта, ты поперлась среди ночи в ночной клуб? Я говорю это, не потому что ревную, а потому что беспокоюсь! Неужели, ты не понимаешь… Зачем?
Я опустила глаза и нервно постучала по бардачку:
- Прости… Я больше не буду…
Он горько усмехнулся:
- Тебе самой не смешно… Как пятилетняя девочка, простите, я так больше не буду… Мия, ты взрослая женщина тебе 25 лет!
- Двадцать четыре…
- Уже двадцать пять, сегодня твой день Рождения…
Я подняла глаза и, улыбнувшись, чмокнула его в щеку:
- Я тебя люблю… Просто обожаю…
- Я тоже… Давай дома поговорим… Иди к Карин…
Я выпорхнула из машины на крыльях. Девочка мирно спала, чем этот урод накачал её? Хоть бы инструкцию прочитал, хотя нет… В этом все мужчины, они не умеют понимать элементарных правил… Но мой Манушечка, он исключение…
Вернулись мы домой поздно, а потом очень долго разговаривали, очень долго…
Утром, а точнее днем, я пошлепала вниз, сияя как новогодняя елка. В гостиной смотрела Мариса и разговаривала по телефону:
- Пабло… Понимаешь, я не знаю, как тебе сказать, понимаешь… Лучше, если ты узнаешь это от меня… Я не знаю, как ты это воспримешь, но попроси пожалуйста, Лию принести тебе валерьянку… Лучше сядь или вообще ляжь… Только без секретарши, муж у неё есть… Понимаешь… Господи, как же тебе это сказать, - я невольно присела рядом с ней, мысленно представляя, как Пабло дергается и уже сидит в машине, - Э-э-э… У нас в холодильнике кто-то живет…
Э-э-э… Чего? В смысле… Мариса помотала головой и продолжила:
- Почему? Ну, а кто там все время свет включает?
Мариса на всякий случай положила трубку и хитро посмотрела на меня:
- Как думаешь, он сейчас на работе или едет домой, чтобы меня убить…
- С днем Рождения, солнце!
Мы обнялись. Такого праздника у меня ещё никогда не было. Я хмыкнула:
- А где мой муженек?
Мариса прищурилась:
- Что ты сделала ночью? Он бедненький с утра, как ошпаренный вылетел из вашей комнаты… А у меня Пабло летает только по понедельникам, вторникам, средам, четвергам и пятницам…
Я нахмурилась:
- А суббота и воскресенье?
- Ну, знаешь ли я тоже отдохнуть хочу… А Мануэльчик улетел и не обещал вернуться, сказал за подарком…
Я улыбнулась:
- А хочешь и мы им подарки подарим…
- Только не ужин…
-Да, нет… Это неинтересно… Например, давай…
На секунду мне показалось, что глаза Марисы недобро сверкнули, но она тут же спохватилась:
- Ой, совсем забыла, Мануэль, просил тебя приехать в парк…
- Зачем? – сестренка пожала плечами и, чмокнув меня в щеку, побежала на кухню. Эх, Мануэль, Мануэль, за что мне это… Я предусмотрительно села в автобус, не буду я больше ездить на машине родственников.
Доехав до нашего любимого парка, я подошла к нашей скамейке. Да, тут все наше… Но никого не нашла. Ладно опять задерживается на работе… Я посидела минут пять, потом ещё десять. Ко мне подошел мальчик:
- Простите. Вы Мия Агирре?
- Уже нет… Я просто Мия Колуччи… А что?
- Вот вам просили передать…
- Кто мертвый высокий брюнет?
- Э-э-э, тетенька он живой был…
- Ничего, встретишь его ещё раз, передай, что домой может не возвращаться… Все беги…
Ой, цветы, как это мило, но я ему не прощу, что он не пришел. Все-таки вспомнил какие мои любимые… Мой лапусик, научился наконец за 7 лет совместной жизни… Ура! Мне могут давать премию, как самой удачной дрессировщице обезьян…
Ой, записочка… «Солнце, с днем Рождения тебя… Целую тебя крепко-крепко, едь на улицу Св. Гонсалеса. Люблю.» КУДА???? Это же на другом конце города, а я сегодня безмашинно-лошадная… Он что издевается?
Вот так прошел мой день Рождения, где меня только не было. И напрашивается логичный ответ на Луне… Вот сейчас действительно, мне было обидно, он заставил меня облазить весь Буэнос-Айрес вдоль и поперек. Домой я вернулась расстроенная и злая, в руках были мягкие игрушки, в зубах букеты, с потекшей тушью… Никогда ещё не плакала в свой ДР… Только когда исполнялось 15 лет, тогда мы были вместе… Тогда были все, все были такими веселыми, а мы с Мариской тогда ссорились из-за каждого слова, танцевали вальс с любимыми, веселились… Почему? Почему? Почему все не может быть так и сейчас? Почему мы выросли? Почему в дома темно, как у негра в попе? Я туда не заглядывала, просто выражение такое… Швырнув все подарки, я вошла в гостиную… Дальше все было, как в самых лучших фильмах, зажегся свет и вот они все… Все стоят и улыбаются, первым делом в Мануэля полетел букет, а дальше я бросилась обнимать друзей. Луна, Пилар, Вико, Фели, Лаура, Белен, Лола, Лухан, Гидо, Томас, Рокко, Лало, Диего, Нико, Ося, Карин, Макси с Сиреной, Мелани с Федей… Все-все… Я улыбалась и впервые была им благодарна… За самый лучший праздник в моей жизни…

Ну, вот и все… Он и кончился, закончились ваши мучения. Я рада, что вы прошли со мной этот путь с самого начала, спасибо, что поддерживали. Я хотела только сделать одну вещь, хочу извиниться перед мужчинами. Я на самом деле не думаю, что они такие плохие, просто все особи, которые мне встречались именно такие… Спасибо всем… Люблю…



У любви есть зубы, и она кусается. Любовь наносит раны,
которые не заживают никогда, и никакими словами невозможно
заставить эти раны затянуться.В этом противоречии и есть
истина - когда заживают раны от любви, сама любовь уже мертва.

Стивен Кинг

 
Форум » Разделы для v.I.p. .::. 50 messages on forum » Fan-fiction .::. Фан-фики » В этом все мужчины..
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz